Смерть Прекрасна.
Опубликовано в разделе: Творчество » Проза
Прекраса сидела под деревом и наблюдала за тем, как муравьи ползают по стволу большой старой вишни в саду. Муравьи деловито сновали туда-сюда, собирая липкую и пахучую вишнёвую смолу для каких-то своих муравьиных надобностей. Лёгкий ветерок подул с востока, и снегопад белоснежных вишнёвых лепестков посыпался на Прекрасу, которая уже начала засыпать.
- Прекраса! Солнышко, иди сюда, - ласковый голос мамы доносился откуда-то издалека, побуждая покинуть насиженное местечко и пойти к дому. Девочка подобрала платьице и поспешила на зов, топая босыми ногами по нагретой солнцем земле.
Мама Прекрасы ждала ёё на крыльце, тоже босая, одетая в простое, но чистое крестьянское платье, в одной руке она держала лопату, а в другой саженец деревца.
- Сегодня ты посадишь своё деревце, доченька, свою собственную вишню, она будет расти, и плодоносить для тебя, цвести весной и радовать тебя своими ягодами в пору их созревания, - мать мягко улыбнулась девочке и подала ей саженец.
Прекраса сомкнула пальчики на тоненьком стволе, чувствуя его тепло и шероховатость, и пошла в сад, выбирать место для своего деревца. Мама взяла ведро с водой и пошла за дочкой.
Девочка долго выбирала место для своего деревца, ходила по разным укромным уголкам их сада и, наконец, решила посадить свою вишенку в центре небольшой поляны, недалеко от ворот.
- Давай посадим ёё здесь, мама.
Мать улыбнулась дочке и принялась выкапывать ямку для саженца в указанном месте…
********
Прекраса открыла глаза, но лежала неподвижно. Этот сон снился ей часто в последнее время. Так много лет прошло с тех пор, мать умерла, старая вишня, под которой в детстве Прекраса так любила сидеть раскололась на две половинки от удара молнии, но ещё цвела и плодоносила, а то самое маленькое деревце, которое они с мамой садили, превратилось в стройную крепкую вишню. Да и самой Прекрасе уже далеко не пять лет.
Ещё немного полежав, девушка встала со своего спального места. Сон встревожил её, вызвал чувство тоски и неясной тревоги. Мертвые просто так не снятся. Уже начинало светать, но солнца видно не было. Только зигзаги молний распарывали тёмное небо на горизонте.
Девушка полюбовалась своей спутницей Туманной, саблезубая тигрица ещё спала, положив голову на лапы, но ёё чуткие уши время от времени шевелились во сне. Тёмно-серая, в чёрную полоску шкура изредка подрагивала во сне.
Прекраса вздохнула и отошла подальше от их небольшой стоянки, туда, где в расщелине между камнями тёк прозрачный говорливый ручей. Девушка склонилась над водой и зачерпнула пригоршню воды, чтобы напиться. Вода оказалась такой холодной, что от неё заныли зубы. Небо снова распорола молния, где-то вдали громыхнул гром, Прекраса поспешила набрать воды в свою флягу, и вернутся к их лагерю.
Туманна к тому времени уже проснулась и вылизывала свою шерсть, тщательно соблюдая свой обычный утренний ритуал. Увидев вернувшуюся с водой спутницу, тигрица дружелюбно заурчала и мысленно сказала:
- Доброе утро, подруга.
- Привет, Туманна, - Прекраса зевнула, - давай, скорее, завтракай и будем отправляться. Сегодня скверный день, как раз подходящий для смерти многих людей.
Тигрица ничего не ответила, просто отошла в сторонку и принялась за половину туши оленя, чтобы утолить голод. О словах своей подруги она не задумывалась, в них не было ничего необычного, так начинался каждый день уже очень много лет. Прекраса была Проводником, забирала души людей в момент их смерти и провожала их в Запределье. Там их ждал Суд и дальнейшее распределение, но ни Туманна, ни Прекраса к нему уже отношения не имели. Люди называли Прекрасу смертью и очень боялись ёё, однако сама Прекраса была вовсе не такой, как ёё считали. Наоборот, если человек умирал долго и в мучениях, она иногда забирала его душу чуть раньше положенного, не давая ему, провалится в пучину страданий и отчаяния. Сама Туманна тоже была Проводником, однако немного другого рода, она возила на себе саму Прекрасу, в одночасье, совершая Переход через многие лиги, позволяя ей вовремя приходить к умирающим. А ещё Туманна, забирала с собой души тех животных, которые при следующем своём воплощении будут людьми.
Закончив свою трапезу, тигрица подошла к своей спутнице. Прекраса ласково погладила ёё густую и блестящую шерсть и накинула ей на спину специальное лёгкое седло, каким обычно пользуются гонцы. С ним верховое животное могло развивать максимальную скорость бега, а всадник почти стоял в стременах, оказывая минимальное давление на спину лошади.
Кроме Прекрасы на саблезубых тиграх не ездил больше никто, их боялись за вспыльчивый нрав и агрессивное отношение к людям. Однако в древних летописях сохранились сведения о народе, живущем на далёком западе, они издавна приручали таких тигров, используя их как верховых животных, спутников на охоте и охранников. Этот народ даже вступал в битву на таких тиграх, потому что в бою они дрались бок о бок с людьми.
Вспышка молнии резко осветила их лагерь, когда Прекраса закончила закреплять седло. Необходимые вещи были уже собраны и упакованы, можно было отправляться. Девушка села в седло, похлопала Туманну по шее и мысленно сказала:
- Давай, подруга, вези меня туда, где мы нужны.
Тигрица начала спускаться с небольшого холма, на котором был их лагерь. Молнии всё чаще рассекали небо, тучи стали совсем чёрными. Вокруг была бескрайняя, поросшая вереском пустошь. Далеко впереди, за тысячи лиг от этой равнины неистово билось о скалистые берега Безымянное море.
Тигрица, выбравшись на равнину, стала бежать, набирая скорость, направляясь туда, где молнии ударяли в землю всё чаще и чаще. Прекраса крепко держалась за специальный выступ на седле, потому что узды для Туманны не было.
Саблезубые тигры не терпели ни уздечек, ни какого-либо их подобия.
Туманна теперь бежала так быстро, что у девушки слезились глаза и ветер свистел в ушах, но так нужно было для того, чтобы осуществить Переход.
Молнии врезались в землю уже совсем близко, освещая путь ослепительными вспышками света, так, словно танцевали свой какой-то особенный, волшебный танец.
Тигрица подскочила в воздухе, совершая гигантский прыжок, две молнии крест на крест ударили в то место, где она только что была, пространство расступилось на миг, и Туманна со своей всадницей, растаяли в воздухе.
Молнии прекратили свой странный танец, и тёмные тучи наконец-то смогли расплакаться на равнину холодным проливным дождём.

********
Холодные капли барабанили по крыше, стучали в окна, слёзы дождя сопровождаемые далёкими раскатами грома и вспышками молний. Аракел умирал. Худой и бледный, он распростёрся на своей постели, умирая от того же изнуряющего недуга, который совсем недавно унёс жизни его жены и двоих старших детей.
Маленькая Злата держалась своими детскими ручками за край отцовской постели и с тревогой в огромных для детского личика голубых глазах смотрела на отца. Далекие звуки грома пугали ёё, но страх потерять отца так же как маму и братьев заставлял девочку не прятаться под кровать. Злате казалось, что как только она перестанет смотреть на отца, тот закроет свои глаза и больше никогда их не откроет. Так же, как это случилось с мамой, Молчаном и Никитой. А еще она боялась, что ей придется копать могилу и для отца, так же, как она делала это для мамы и братьев, раскапывая маленькой лопаткой мокрую землю в саду. Это было очень тяжело для восьмилетнего ребёнка, но ёё отец уже не мог встать с постели, чтобы похоронить жену и сыновей.
С новым раскатом грома перед постелью отца появилась странная фигура в чёрном, с капюшоном на голове, их домашний кот Пепелок зашипел на неё и, спрыгнув с припечка, метнулся под лавку. Приглушённым голосом она сказала:
- Твоё время пришло, Аракел, попрощайся с дочерью.
Злата с удивлением увидела, как отец приподнялся на локтях и жестом поманил ёё к себе. Девочка с опаской приблизилась, сторонясь чёрной фигуры.
- Будь хорошей девочкой, дочка, и да хранят тебя боги.
Это было все, что он ей сказал, сжав ёё ладошку своей сухой и очень горячей рукой. Человек в капюшоне наклонился к отцу, и девочка испуганно спросила:
- Вы Смерть, да? Мама рассказывала сказку про вас. Вы пришли забрать папу?
Прекраса вздрогнула под своим капюшоном, услышав такой вопрос. Такое случалось и раньше, иногда дети и животные могли видеть ёё у постели умирающих.
- Его время пришло, девочка, а вот твоё придёт ещё не скоро. На твою долю выпадет множество испытаний, но если будешь иметь терпение и веру, то все их преодолеешь.
Аракел ещё дышал и не отпускал руки дочери. Прекраса повернулась к нему, но снова услышала звонкий детский голос:
- А, правда, что под капюшоном у вас пустой череп с синим огнём в глазницах?
- Неправда, - Прекраса откинула капюшон, и при тусклом свете свечи стало видно её нежное красивое лицо и длинные тёмные волосы, уложенные в сложную причёску на затылке.
Злата восхищённо и удивлённо вздохнула, но тут сквозняк погасил тоненькую свечу, и в комнате стало темно. Послышался голос Смерти:
- Готовься к Переходу, усопший, да смилостивятся боги над твоею душой.
Сильный порыв ветра распахнул окно, и от вспышек молний в доме стало чуточку светлее. Злата увидела, что тёмной фигуры уже нет, и что папа уже не дышит. Девочка сжала его холодеющую руку и тихонько заплакала. Оплакивала своих родителей, своё одиночество и безотчётный страх. Кот Пепелок вылез из - под лавки и, посмотрев на девочку равнодушными зелёными глазами, принялся вылизывать лапку.
А непогода за окном всё выла как стая волков, плакала дождём, грохотала раскатами грома, и снова плакала, плакала, плакала, словно она тоже оплакивала всех тех людей, ушедших из жизни в тот мрачный день, и в ту ужасную ночь…

********
Аракелу казалось, что он уже целую вечность идёт за сумрачной фигурой. Сперва они плыли на черной ладье, пересекая бурное море с тёмными водами, потом долго шли пешком по искристо-белой пустыне и, наконец, сейчас они идут по каменистой бесплодной почве, цвета крепкого вина, которое Аракел любил пить при жизни. Мужчина не понимал, как он здесь оказался, не помнил своего имени, не знал, почему идёт за этой фигурой, и почему они постоянно находятся в абсолютной тишине. Время казалось, остановилось здесь, и от этого было как-то муторно и тоскливо. И вот, впереди показались высокие ворота, мрачный спутник Аракела ускорил шаг. Когда они подошли к воротам, человек в чёрном постучал в них и сказал:
- Ещё один усопший для Запределья, да будет Суд над ним справедлив и решение правильно.
- Усопший? Я наверно сплю, да? – Аракел рассмеялся, не понимая, что происходит.
Из ворот вышел высокий рыжеволосый мужчина и, взяв Аракела за руку, властно повёл его за ворота.
Прекраса осталась стоять за воротами. Через некоторое время тот мужчина вышел снова. И обратился к ней:
- Тебе пора возвращаться, Проводник. На этот раз тебе придётся пойти за своим отцом. Его час настал.
- Хорошо, Хранитель, - Прекраса склонила голову.
Хранитель ворот простёр над ней руку в благословляющем жесте, и она оказалась в своём саду.
Ранняя осень разукрасила маленький фруктовый сад всеми красками золота и багрянца, старые, разросшиеся деревья почти полностью скрывали домик в глубине сада. Домик тоже покосился и изрядно обветшал. Прекраса задержалась на пороге и накинула капюшон, она боялась, что отец всё-таки узнает её, услышав голос.
Берислав всю жизнь был охотником и большую часть времени проводил в лесах, вместе со своим конём и верным соколом. Изредка наведывался он домой, оставлял жене шкуры и прочую добычу, пополнял запасы и снова возвращался туда, где ему было милее всего. Наверно потому не было у маленькой Прекрасы ни братика, ни сестрички. Дочку свою он любил сильно, учил ёё ездить верхом, стрелять из лука, ставить силки на разных животных. Всю свою жизнь он старался найти себя, понять, зачем и почему он живёт на этом свете, и вот настал его черёд уходить…
Прекраса вошла в комнату и увидела, что ёё отец лежит на полу, держась рукой за сердце. Ей мучительно захотелось склониться над ним, помочь подняться, заварить ему его любимый чай из шиповника, просто взять за руку. Но как Проводник она не имела права это сделать, все, что она могла это лишь немного ускорить его уход. Собрав силу воли в кулак, она произнесла положенную фразу:
- Готовься к Переходу, усопший, да смилостивятся боги над твоею душой.
Он приподнял голову и посмотрел на неё в упор, потом заговорил, слегка задыхаясь:
- Старуха-смерть нынче пожаловала ко мне, уйди прочь карга, я ещё поживу, - от него несло винным перегаром.
Прекраса вздрогнула, но ничего не сказала, просто исторгла измученную душу из старого, больного тела.
За этим последовал Переход, то самое длинное путешествие через море, пустыню и каменистые равнины. Отец просто апатично тащился за ней, не оборачиваясь назад, не задавая вопросов, не оглядываясь по сторонам. Так же как и все остальные, он не осознавал того, что умер. Перед воротами она остановилась и постучала, потом сказала:
- Ещё один усопший для Запределья, да будет Суд над ним справедлив и решение правильно.
Берислав оторопело уставился на неё, но Прекраса знала, что он не может заглянуть под капюшон её балахона. Из ворот вышел Хранитель и, взяв Берислава за руку, спокойно повёл его за ворота. Прекраса осталась стоять за воротами, как и положено. Без приглашения туда никто не входил. Она ожидала следующего задания и отгоняла мысли о том, что же будет ожидать отца на Суде.
Через некоторое время Хранитель вышел и сказал:
- Пойдём со мной, Прекраса, ты увидишь Суд над своим отцом.
Девушка кивнула и, поежившись, прошла за Хранителем в арку ворот. Там оказался длинный, теплый и просторный коридор. Потолок уходил ввысь на необозримую высоту, стены были кремового цвета и повсюду валялись горки разноцветных подушек разного размера и цвета, ноги же ступали по мягкому ковру цвета древесной коры.
- Одень вот это, - сказал Хранитель и дал ей кремовый балахон, - черный цвет здесь не носят.
Прекраса просто стянула черный верхний балахон, под которым оказалось синее платье простого покроя и, отдав его своему спутнику, надела кремовый наряд. Хранитель забрал его и бросил на груду подушек, мимо которой они проходили.
По этому странному коридору они шли долго и мимо них всё время деловито сновали разного рода существа, от фурий войны до легендарной птицы Сирин, которую Прекраса совсем не ожидала тут встретить. Девушке хотелось расспросить об увиденном, но она воздержалась от вопросов, зная строгий нрав Хранителя. По мере своего продвижения они миновали сотни дверей в разные комнаты, однако коридор всё время вёл прямо, и Прекрасе оставалось только гадать, куда же ведут эти двери и что там в этих комнатах. Судьба отца занимала её мысли, поэтому она не особо разглядывалась по сторонам, иначе заметила бы разные таблички на дверях и странные взгляды, которыми её провожали те, кто проходил мимо них по коридору. Наконец они дошли до конца коридора, и Хранитель остановился перед высокой узкой дверью из серебристого металла. Он строго посмотрел на Прекрасу и сказал:
- Накинь капюшон и стой тихо, чтоб ни звука от тебя, смотри и слушай, поняла?
- Да, Хранитель, - Прекраса накинула кремовый капюшон и тщательно спрятала под него свои блестящие тёмно-каштановые волосы.
- Хорошо, заходим, - он кивнул и, отворив дверь, пригласил ёё войти за ним.
Помещение, в которое они попали, казалось сотканным из серебристого света, и поначалу было трудно открыть глаза. Но со временем Прекраса адаптировалась и во все глаза начала рассматривать помещение, в котором они оказались, стараясь не думать о предстоящем решении Суда.
Потолок тут был раскрашен чудесными рисунками изображающим звезды на ночном небе, стены были такие же серебристые, как и свет здесь, который лился из ниоткуда. Вся немногочисленная мебель, что была в этой комнате, была хрустальной и ослепительно сияла. Посреди комнаты стоял высокий, украшенный лунными символами хрустальный трон, на котором восседал Велес, Владыка мёртвых, вершитель Последнего суда. Ох, и грозен же был величественный Хозяин Нави, властитель непознанного, черный бог. Посмертный судья и прижизненный испытатель, могучий волшебник и повелитель магии, оборотень. Рядом с ним на троне из серебра сидела жена его, великая Азова, она тоже вершительница Последнего суда и советница своего супруга.
Напротив их трона стояли хрустальные весы и стопки с огромными книгами, в которых были записаны все прижизненные деяния тех, кто представал пред Судом.
В помещение две фурии ввели душу Берислава и встали у дверей, он был всё так же апатичен и остался стоять там, где его поставили.
- Усопший, назови себя, - обратился к нему Велес.
- Я Берислав, сын Берена.
Нахмурила брови прекрасная богиня, не понравилась ей апатичность и непочтительность Берислава.
- Расскажи нам, как ты прожил свою жизнь, какие деяния совершил, чем гордился, чем грешил, - милозвучно повелела она.
Берислав начал рассказывать, долго-долго он говорил, плакал, каялся, Прекраса замерла как изваяние и ловила каждое слово отца. Когда рассказ его завершился, Велес повелел:
- Слуги мои верные, несите записи свои точные, да камни чёрные и белые.
На зов явилось трое волхвов, один принялся книги листать, два других камешки чёрные и белые согласно количеству поступков добрых и злых считать и на весы выкладывать. Азова сидела недвижно, только голубые глаза её глядели задумчиво на Берислава. Набралось камешков чёрных гораздо больше чем белых. Сдвинул брови седые суровый бог и так молвил:
- Дорога тебе, Берислав в царство Нави.
Прекраса едва не вскрикнула, но отец ёё уже пропал из вида. Хранитель сжал ёё руку, и они снова оказались за воротами.
Прекраса ждала новых указаний от Хранителя, стараясь не думать о душе отца, но тот молчал, словно собираясь с мыслями, заговорил немного позже:
- У меня к тебе просьба, Проводник.
Прекраса приподняла бровь, удивлённая. Впервые за сорок лет службы у Хранителя была просьба к ней.
- Мы хотим, чтобы наша подопечная некоторое время провела с тобой, чтобы научилась быть Проводником. Она станет смертью в другом мире.
- И долго это будет? – девушка поморщилась, ей не хотелось возиться с новичком сейчас, но отказываться не представлялось возможным.
- Пока не научится, - Хранитель испытующе посмотрел на неё, но ничего больше не добавил.
- Ладно, я согласна, - Прекраса поправила свой чёрный балахон с капюшоном, который непостижимым образом снова окутал её плечи.
Хранитель открыл ворота и поманил кого-то стоящего за ними. Из них вышла слегка взъерошенная девушка с высоким хвостом, собранным из густых тёмно-рыжих волос. За спиной у неё были два больших белых крыла. Она уставилась на Прекрасу во все глаза и слегка побледнела.
Хранитель повернулся к Прекрасе и сказал:
- Знакомься, это Купава, твоя подопечная.
- Купава, это Проводник Прекраса, твоя наставница, - Прекраса кивнула девушке и, оглядев ёё своими удивительными глазами цвета морской волны, слегка улыбнулась краешком губ.
- Здравствуйте, - рыжеволосая девушка почтительно поклонилась и добавила, - я и не думала, что посланник смерти может улыбаться.
- Мира душе твоей, Купава, на том и на этом свете, - Прекраса приветствовала ёё старинным приветствием, но, никак не отвечая на замечание про улыбку.
- Ну, что ж, надеюсь, вы поладите. Буду наблюдать за твоими успехами, Купава, или неудачами, - мужчина сдвинул брови, - до следующего утра вы свободны.
Хранитель простёр руку в благословляющем жесте, и они оказались на пляже, судя по всему на берегу Безымянного моря.
********

Море пенилось и шумело, сине-зелёные волны с белыми гребнями пены приливали к берегу и откатывались от него, о чём-то шелковисто шептали, и в этом шёпоте слышалась тайна. Солнце недавно зашло, и краешек воды ещё был тёмно-бордовым. В воздухе носились солёные брызги, слышно было протяжные крики охотящихся чаек и буревестников. Купава молчала, исподтишка разглядывая свою наставницу. Туманна ждала их на небольшом возвышении, подальше от берега, там, где начинался сочный луг и вдалеке виднелся лес. Там уже горел костёр, недалеко от костра лежала наполовину обглоданная туша дикого быка и горка веток разного размера. Прекраса сделала приглашающий жест рукой в сторону тигрицы, приглашая спутницу подойти вместе с ней к животному, и мысленно сказала:
- Не беспокойся, Туманна, это союзник.
- Хорошо, подруга. Я уже заждалась тут вас и даже успела поохотиться, - тигрица хищно оскалилась и спросила, - Она слышит мысленную речь?
- Думаю, что нет, или, по крайней мере, нас с тобой точно не должна слышать.
Туманна ответила довольным урчанием и послала Прекрасе волну радости по поводу встречи. Прекраса улыбнулась и ответила тем же.
Видно было, что Купава опасается подходить к тигрице слишком близко, поэтому Прекраса сказала ей:
- Туманна не тронет тебя, можешь не бояться ёё.
- Так сильно видно, что я боюсь её, да? – Купава немного напряженно улыбнулась, - мне раньше не приходилось иметь дела с тиграми, тем более с саблезубыми.
- Это не вежливо с ёё стороны! Я, между прочим, никогда людей не ела! – мысленно тут же возмутилась тигрица.
- Туманна говорит, что никогда не ела людей, и что ты можешь ёё не боятся. Твой страх обижает ёё, - Прекраса передала рыжеволосой девушке слова тигрицы, - ты можешь пока присесть возле огня, а я приготовлю что-нибудь. Надеюсь, ты ешь человеческую пищу?
- Я ем всё, что дадут! – Купава заметно расслабилась и присев на большой, ещё не остывший от солнечного тепла камень, взглянула на Туманну, которая свернулась клубочком как большая кошка и лапой толкала камушек по песку, играя с ним.
- Отлично, - Прекраса выудила небольшой котелок из седельной сумки, которая стояла на земле, там же взяла сушеные овощи и некоторые травы, немного грибов и соль.
- Туманна, есть ли рядом какой-нибудь ручеёк или пруд, в котором можно было бы набрать воды? – мысленно спросила она тигрицу, а вслух спросила у Купавы, - почему тебя решили сделать Проводником?
- Да, недалеко отсюда есть небольшой водоём с чистой водой, я могу провести тебя туда, - ответила Туманна, не прекращая своей возни с плоским камнем.
- Наверно потому что я ни на что другое не гожусь, - кареглазая девушка пожала плечами и поудобнее сложила крылья за спиной, - меня отдавали в ученики к разным наставникам, но я везде терпела неудачи, теряла ключи от Врат, рвала струны на арфе, ставила кляксы от чернил, когда переписывала священные тексты.
- Путь Проводника труден и опасен, - Прекраса взяла котелок в руки, - и предполагает большую ответственность. Ни одной душе нельзя дать заблудиться, ибо душа, не попавшая на Суд, остаётся страдать на земле.
- И ей никак нельзя помочь? – Купава поправила прядь волос, выбившихся из причёски.
- Очень редко когда, - Прекраса вздохнула, - зачастую такая душа превращается в бродячий огонь и ведёт других людей к верной смерти, или становится не упокоенной нежитью. Если хочешь, то после ужина я расскажу тебе историю о бродячем огне, - она мысленно добавила Туманне: - Пойдём, я наберу воды.
Тигрица встала и послушно позволила подруге есть на свою спину без седла. Прекраса сказала Купаве:
- Мы наберём воды и вернёмся.
- Хорошо, - девушка кивнула и, вытащив гребень из кармана своего белого одеяния, принялась расчёсывать волосы и приводить причёску в порядок.
Туманна мягким ровным шагом направилась к тому месту, где заметила воду раньше. Сумерки постепенно сгущались, в траве начинали стрекотать цикады.
Купава ждала свою спутницу и дивилась тому, насколько просто, оказалось, говорить с воплощением смерти. Ведь Прекрасу она представляла себе совсем не такой. Все, наверно услышав слово «смерть» представляют костлявую старуху с косой в руке, а не симпатичную строгую молодую женщину с длинными тёмными волосами и мудрым печальным взглядом. Девушке было неловко признаваться в своих неудачах у других учителей, но Прекраса не стала высмеивать ёё или расспрашивать подробности, просто сказала, что быть Проводником это большая ответственность. Впервые девушку заинтересовало то, что она могла выучить под началом наставника, и такое открытие приятно её удивило.
Занятая своими мыслями и изредка подкидывая ветки в костёр, Купава расчесалась и привела в порядок свою причёску, снова завязав высокий хвост.
- Так ты выглядишь значительно лучше, тебе идёт аккуратность, - Прекраса выступила из сумерек, держа в руках котелок с водой, тёмный силуэт Туманны виднелся за ней. Тигрица снова улеглась недалеко от огня, но играть уже не стала, просто вывернулась животом наверх и симпатично поджала передние лапы.
- Спасибо, - Купава немного смутилась, но была рада комплименту, и мысленно пообещала себе отныне всегда держать свою одежду и внешность в порядке, - я и не заметила, как ты подошла.
- Неудивительно, - Прекраса поставила котелок на огонь, и принялась небольшим ножиком крошить туда овощи и грибы, - у Туманны очень мягкая поступь, она передвигается почти бесшумно, неся на себе всадника.
- Ты обещала рассказать мне историю про души тех, кто заблудился на последнем пути, - сейчас Купава напоминала маленькую девочку, которая теребит старого волхва за рукав, требуя, чтобы ей рассказали сказку.
- Погоди, сейчас добавлю травы в суп и начну рассказывать. Мне не нужна еда, а вот тебя нужно кормить, - Прекраса снова улыбнулась ей. Купава кивнула и снова подкинула пару веток в огонь. Ей было интересно, кто же распалил костёр и собрал дрова для него, кто расседлал Туманну, но она не решалась спросить.
- Это всё сама Туманна сделала, - Прекраса ответила на не заданный вслух вопрос, ёё это забавляло.
- Туманна? – Купава изумлённо захлопала ресницами, потом, смутившись, спросила, - а как ты поняла, о чём я хочу спросить?
- Я всегда слышу невысказанные вопросы, - Прекраса закончила с травами и присев на свой сложенный плащ приготовилась рассказывать.
Купава смутилась немного и внимательно посмотрела на Прекрасу, ожидая начала истории. Прекраса не заставила себя просить дважды и начала рассказ, изредка помешивая ложкой на длинной ручке суп в котелке.
- В давние времена, гораздо более давние, чем те, в которых мы живём сейчас, жил-был славный богатырь Вернигора и невеста его, прекрасная Чеслава. Хотели они пожениться, но был призван богатырь на войну с врагами, посягающими на город его родной, обещала Чеслава ждать Вернигору, с тем, и уехал он на войну.
Верно ждала его невеста, но шли годы, а Вернигора не возвращался. Как пять лет минуло, принесли ей путники вести, что погиб её жених в сражениях. Затосковало сердце девичье, погрустнели ясные очи. Однако старушка одна, что недавно в город приехала, сказала, что видела Вернигору на дороге пока ехала сюда. Возрадовалась Чеслава, предчувствуя встречу с женихом, забыла, что люди говорили ей о том, что погиб он. Как вошёл он в её дом со словами ласки и приветствия, не почувствовала она опасности, охотно говорила она с ним, слушала его рассказы о подвигах на поле боя. Странным и долгим взглядом глядел он на неё, словно поверх головы девушки и пустыми казались его серые глаза. Но счастливая Чеслава казалось, не замечала этого, умильно глядела на него, улыбалась, радовалась, что он наконец-то вернулся. За разговорами не заметила девушка, как на землю опустились сумерки. Вернигора заторопился уходить, стал уговаривать и её ехать с ним. Когда она захотела попрощаться с родителями, просить их благословения, он сказал, что они попрощаются с ними после, а сейчас нужно идти. Послушалась его Чеслава, взяла свой веночек, и вышла из дому в темноту, держа Вернигору за холодную руку. Так и пропали они из городка, только веночек Чеславы нашли родители у ворот кладбища тихого…Убил её жених-мертвец…и сам сгинул в мрачном царстве Нави…
Купава как-то по-птичьи склонила голову на бок.
Прекраса погрустнела, - давай ешь, суп уже готов.
Когда закончила ужинать, Купава осмелилась спросить:
- А как ты стала воплощением смерти, навией?
- Это длинная история, но если хочешь, могу рассказать, мне скрывать нечего, - Прекраса устроилась поудобнее, закуталась в свой длинный чёрный плащ и подбросила парочку веток в огонь.
- Я с удовольствием послушаю, - Купава испытала чувство благодарности к Прекрасе, сама не зная почему.
- Когда мне было около восьми лет, моя мачеха очень сильно поссорилась с отцом. Она кричала, плакала, проклинала его и меня, и наш дом и всё на свете. Тогда отец просто собрал пожитки, оседлал коня и уехал. Он поступал так всегда, когда дома что-то не ладилось. Мачехе захотелось отыграться на мне, тем более что она знала - отец обязательно вернётся. А когда увидит, что она со мной сделала, умрёт от горя. Это случилось вечером в тот же день. Она грубо схватила меня за руку, я была в одной тонкой белой сорочке, и босую, по холодной вечерней росе силком поволокла на озеро. Я упиралась и плакала, но мачеха была значительно сильнее меня и, вцепившись в мою руку мёртвой хваткой, тащила меня за собой. Злые слёзы текли по её лицу, когда она топила меня в озере, однако каменным было её сердце, не пожалела она невинного дитяти. Я уже и барахтаться перестала, а она всё держала моё несчастное тело, раз, за разом погружая его в воду. Когда она убедилась что сделала то, что задумала, спокойно ушла домой. А я опустилась на дно и стала русалкой. Водный мир принял меня, словно родную. Русалки и мавки опекали меня, играли со мной, учили плести венки и водить хороводы в лунном свете. Хотя и мертво было тело моё русалочье, однако росло оно под водой и развивалось, как и положено соответственно возрасту. Тот особенный день, когда я снова стала живой, я помню до малейших подробностей. Утром я играла с мавками, а ближе к полудню вынырнула из глади хрустальной озёрной, чтобы погреться на солнышке и сплести себе венок из кувшинок. Пока я сидела в зарослях тростника, к озеру приехал юноша. Он быстро расседлал коня и, скинув одежду, вошёл в воду. Я подплыла к нему сзади, и дотронулась до его руки. Он обернулся. Когда мы встретились взглядами, мир, казалось, на мгновение сузился до небольшого кружочка, в котором было лицо юноши. В ушах стоял серебристый звон, и даже голова слегка закружилась. Кажется, он не понял что я неживая. Он приобнял меня за плечи и поцеловал…и в этом поцелуе, как будто огненная искра вспыхнула между нами, и я впервые за долгое время ощутила, как забилось моё сердце. Он оживил меня этим поцелуем, а сам… Он стал холодным и опустился в воду, чтобы стать таким, какою до этого была я. Как я могла жить и радоваться солнцу после этого? Я обняла его и последовала за ним, добровольно опустившись с ним на дно. Но боги разлучили нас. Не знаю, что произошло с ним, но я оказалась у Хранителя Врат, где меня встретили и дали возможность учиться у бывшего Проводника, чтобы однажды самой выполнять его работу.
- Печально, - Купава была и очарована и опечалена одновременно, - но спасибо за оказанное мне доверие, - торопливо добавила она, пытаясь скрыть смешанные чувства, ей до боли захотелось обнять и утешить Прекрасу, но как же утешить того, кто не плачет?
- Ночь скоро будет на исходе, тебе нужно хоть немного поспать, - просто предложила Прекраса, стараясь повернуться так, чтобы её лица не было видно в отблесках угасающего костра. Нет, она не плакала, просто было в её глазах нечто такое, чего Купаве лучше бы сейчас не видеть.
В молчании улеглись они, а когда совсем густая тьма окутала землю, то Купава уже спала, а Прекраса лежала рядом с тёплым боком Туманны и до боли в глазах всматривалась в темноту, ощущая горечь, тоску и невероятное одиночество…
********
Ингвар проснулся в своём доме и резко сел на постели. Ему снова приснился тот самый сон, в котором он разговаривал с длинноволосой русалкой, а потом занимался с ней любовью. После пробуждения ему всегда было очень холодно, но он был абсолютно счастлив, в груди было ощущение полёта. В этом сне он был совсем не похож на себя нынешнего, но знал что это именно он. Лица русалки он не помнил, только глаза – сине-зелёные, с густыми длинными ресницами, с золотыми искорками в глубине.
Его жена Эмер недовольно нахмурилась, когда увидела, что Ингвар снова что-то напевает, занимаясь домашними делами. Так было всегда, когда ему снилась русалка.
Ингвар был одним из лучших охотников своей деревни, и никогда не возвращался с охоты с пустыми руками. Его охотничий лук был настолько крепок, что кроме Ингвара больше никто в деревне не мог его натянуть. Обычно он сам делал стрелы для него, оперением которых служили перья белохвостого орлана – редкой и красивой северной птицы. Также на охоте ему помогала Исгерд, большая белая волчица, которая была совершенно незаметна в заснеженном лесу.
Этот день мало, чем отличался от вчерашнего, он так же выслушал упрёки жены, погладил по голове маленького сына и, взяв свой лук, копьё и волчицу, отправился на охоту.
Зимний лес встретил его тишиной, мягким хрустом наста под сапогами и ослепительным блеском снега на солнце. Исгерд вела себя спокойно, видимо не чуя никаких зверей в непосредственной близости, хотя не далеко от этой тропы были видны заячьи петли. Ингвар начал обходить места, где вчера установил силки и ловушки. В одной оказался молодой соболь, в трёх других белки, в двух зайцы, три силка были пусты, а в последней ловушке поскуливал небольшой песец. Охотник опустошил свои ловушки и капканы и, привязав добычу на пояс, медленным и уверенным шагом направился дальше.
Что-то было не так в лесу сегодня, не слышно было привычного шума птиц, не юркали там и сям мелкие зверьки, даже Исгерд была удивительно спокойна. Странная тоска стиснула холодным кулаком сердце аскеманна, чуяло сердце что, что-то недоброе должно случиться.
Шёл он так, понурив голову, пока не подошёл к лесному озеру. Приблизительно около середины озера на корке льда образовалась трещина, в которую провалился крупный самец лося. Животное паниковало, из последних сил цепляясь передними ногами за кромку льда, но выбраться не могло. Лось стремительно терял силы, барахтаясь в ледяной воде.
Исгерд зарычала, готовая наброситься на лёгкую добычу. Ингвар строго сказал ей:
- Сидеть, Исгерд.
Волчица неохотно повиновалась, продолжая поедать лося взглядом.
Ингвар осторожно, проверяя копьём лёд на прочность, пошёл по направлению к животному. Видно было, что лось уже почти совсем выбился из сил. Мужчина осторожно подбирался к нему, издалека заговорил ласковым, успокаивающим голосом:
- Спокойно, мальчик, спокойно, я помогу тебе, только доверяй мне.
Подойдя поближе, он осмотрел лёд, за кромку которого лось ещё умудрялся цепляться. Лёд был крепким, и мог выдержать Ингвара. Охотник остановился и достал из заплечного мешка моток прочной верёвки и начал её разматывать. Когда отмотал достаточно длинный кусок, завязал аккуратную петлю и со второй попытки смог накинуть её на шею лося. Ингвар осмотрел лёд ещё раз, чтобы определить, где именно он толще всего, так как не было смысла тащить лося к берегу, как правило, там лёд становится тоньше. Взрослый самец лося весит гораздо больше, чем боевой конь и только крепкий лёд может его выдержать.
Ингвар начал тянуть за верёвку, помогая лосю выбраться из воды. По правде, говоря, это было очень трудно, слишком уж он был тяжёлым. Однако лось и сам пытался вылезти, удвоив активность, когда понял, что человек помогает ему. Через некоторое время общими усилиями человека и лося животное было спасено и вытянуто на прочный лёд. Лось был мокрым и плохо держался на дрожащих ногах. Ингвар больше ничем не мог помочь ему, поэтому просто медленно и осторожно подвёл его к берегу, затем снял верёвку с шеи животного.
Теперь судьба лося зависит от него самого, и, судя по всему, он оправится, главное чтобы не простудился. Перед тем как убежать в лес, лось оглянулся на человека, который его спас и слегка наклонил голову. Ингвар слегка улыбнулся и помахал убегающему лосю рукой на прощание.
- Исгерд, за мной.
Белая волчица поднялась с того, места, где сидела и последовала за своим хозяином вглубь заснеженного леса, неслышно ступая по снегу своими мягкими лапами.
Как только Ингвар ушёл в лес, Эмер взяла одну из его рубашек и направилась с ней к дому местной колдуньи. Старая Скёгуль жила на краю леса, в значительном отдалении от деревни. Она занималась тем, что собирала разные травы и древесную кору для изготовления лекарств, гадала на рунах, делала привороты и занималась прочими тёмными делами, остающимися загадкой для простых людей. Скёгуль пользовалась дурной славой, и редко кто осмеливался постучать в двери её хижины. Домик колдуньи обветшал, крыша покосилась, но люди до сих пор обращались к ней только при крайней необходимости.
Эмер постучала два раза, пауза, потом ещё два раза. Из – за двери послышался глухой голос старухи:
- Входи, Эмер.
Эмер встрепенулась, удивившись, откуда она знает кто за дверью. Но она пришла по делу, а не вытаптывать снег под порогом колдуньи, поэтому, взяв себя в руки Эмер, открыла дверь и шагнула внутрь.
- Доброе утро, Скёгуль, - светловолосая женщина поклонилась и чуть прищурила глаза, трудно было после яркого солнечного утра разглядеть что-то в дымном полумраке хижины.
- Снова он видит сны, да? – колдунья сидела на низком табурете, очищая от земли какие-то корешки, и даже не посмотрела на посетительницу, - садись, - она указала на второй табурет.
- Да, и сегодня тоже, - Эмер опустила голову, на плечо упала её длинная светлая коса, - наверно я плохая жена, раз ему постоянно снится другая.
- И твоя вина в этом тоже есть, Эмер, - старуха ненадолго оставила своё занятие и продолжила говорить, глядя на посетительницу, - ты сама отталкиваешь его от себя, постоянно упрекаешь, кричишь. Лицо твоё всегда искажает гримаса злобы и недовольства, а ведь вспомни, когда-то ты была одной из самых красивых дев в нашем селении, - Скёгуль пододвинула к Эмер чашу с водой, - посмотри на себя сейчас, что осталось от твоей красоты?
Эмер заглянула в чашу и, увидев своё отражение, заплакала, закрыв лицо руками. Колдунья даже не пыталась её утешить, просто продолжила заниматься своим делом. Когда плечи женщины перестали трястись от рыданий, Скёгуль насмешливо сказала:
- Ну что, закончила свою истерику?
- Я держу себя в руках, Скёгуль, - Эмер подняла опухшее от слёз лицо, - но мне нужна твоя помощь.
- Сперва погадаем на рунах, посмотрим, что скажут нам боги, - старуха отложила свои корешки, вытерла руки о фартук, достала из-за пояса чёрный мешочек и расстелила на стол отрез тёмной ткани.
- Хорошо, - Эмер умолкла, наблюдая за действиями колдуньи.
Скёгуль потрясла мешочек с рунами, подула по очереди на обе ладони, и осторожно засунула левую руку внутрь него, доставая первую руну и выкладывая её на стол, ей оказалась руна Кано. Второй была перевёрнутая руна Турисаз, а третьей – руна Райдо. Колдунья поцокала языком, изучая руны и долго, очень долго молчала. Эмер, затаив дыхание, наблюдала за гаданием, не смея даже пошевелиться. После долгого молчания колдунья заговорила.
- Ингвар скоро покинет тебя, и удержать его ты уже не сможешь. Дорога его уходит очень далеко, гораздо дальше, чем пределы моего видения, и конец этого пути скрыт в тумане. Он раскроет себя миру, дабы воплотить некий замысел. Там, в тумане, на далёком юге Ингвар будет искать свою судьбу. После того как он уйдет, ваши пути больше никогда не пересекутся, - Скёгуль подняла голову от рун и невидящим взглядом посмотрела куда-то вдаль, - твоя смерть ходит совсем близко, Эмер, остерегайся принимать поспешные решения.
- О, горе мне! – вскричала Эмер, заламывая руки и заливаясь слезами, не видя перед собой ничего, она опрокинула свой табурет и выбежала из дома колдуньи.
- Ну что за люди? – возмущённо буркнула Скёгуль, пряча руны обратно в мешочек, - и зачем она принесла мне его рубашку? Ещё бы подштанники его принесла, - старуха усмехнулась каким-то своим мыслям.
Скёгуль кинула рубашку Ингвара в камин и продолжила заниматься своими странными кореньями.
********
Прекраса ласточкой вынырнула из пучины морской и слегка фыркнула. Давненько она не плавала, русалочье прошлое иногда требовало побыть в воде, хотя бы немного. Настроение было прекрасное, совсем не хотелось забирать сегодня усопших. Волны принимали навию как родную, ласково покачивая её тело. Купава парила сверху, следя, чтобы солёные брызги не намочили перья её крыльев.
На воде покачивалась рыбацкая лодка, в которой сидел мужчина лет сорока и мальчик лет двенадцати. Мальчик ловил рыбу, а мужчина нырял за жемчугом глубоко на дно. Прекраса подплыла к лодке и ухватилась обеими руками за борт. В воде она выглядела как русалка: распущенные длинные волосы облепили спину и плечи, кожа стала мертвенно-бледной, длинный белый саван облеплял мокрое голое тело. Мальчик не видел её, продолжая следить за поплавком.
Парящая над ними Купава тоже была невидимой и с интересом наблюдала за действиями наставницы, пытаясь угадать, кто же должен умереть, мальчик или мужчина? Ответ не заставил себя долго ждать. Прекраса достала неизвестно откуда маленькие песочные часы с почти полностью высыпавшимся в нижнюю часть песком и поставила их на бортик лодки.
Мужчина что-то подозрительно долго находился под водой. Последние песчинки одна за другой пересыпались в нижнюю часть часов. Как только последняя песчинка упала вслед за предыдущими, Прекраса нырнула на глубину, туда, где сквозь прозрачную воду было видно обмякшее тело утонувшего мужчины. На миг навия обернулась и посмотрела на Купаву: глаза Прекрасы горели зелёным огнём, она выглядела как оживший мертвец. Подплыв к телу мужчины Проводник, исторгла душу из тела, и, вцепившись в нее своими неизвестно откуда взявшимися острыми когтями, потащила на дно. Душа его испытывала шок, боль, страх и отчаяние, даже не осознавала того, что отделена от тела. Купава откровенно ужаснулась увиденному, неужели иногда забирают души, терзая их болью, муками и страхом? Девушка поднялась повыше в воздухе и пропала во вспышке света.
Маленькие песочные часики с полностью пересыпавшимся в них песком так и стояли на бортике лодки. Рыба не клевала и мальчик скучающим взглядом начал осматривать лодку. Увидев часы, он удивился и протянул руку, чтобы взять их, но нечаянно столкнул в воду, а когда наклонился в попытке не дать им утонуть, увидел далеко внизу тело ныряльщика за жемчугом…
Прекраса специально приняла облик русалки для этого усопшего. Задача Проводника состоит в том, чтобы исторгать души и провожать их так, как они этого заслуживают. Если умерший был человеком честным, и заранее было известно, что добрых дел у него больше, то Прекраса приходила за ним в белых одеждах и вела его на Суд по дорожке, сотканной из лунного света, а если злых дел было больше на совести умершего, то Прекраса принимала облик нечисти и всю дорогу терзала его болью и страхом. Но чаще всего попадались те, у которых доброго и злого было примерно поровну, их она вела через море, белую пустыню и каменистую равнину, как и своего отца.
Сперва она тащила душу ныряльщика вниз, на дно моря, потом дно расступилось, и они углубились в толщу земли. Там Прекрасе пришлось преобразиться, ведь с русалочьим хвостом навия далеко уйти не могла, поэтому она приняла облик гарпии, огромной серой хищной птицы с женским лицом. В своём новом облике Проводник схватила душу в острые крючковатые когти и, продолжая терзать его, полетела над полом обширной пещеры, в которой они оказались. Картины ужасных мук проносились под ними, но Прекраса была уже к этому привычна, а вот душа мужчины трепыхалась как зверь, пойманный в капкан. Он бы исходил криком, если бы мог кричать, но в мире мёртвых нет звуков, нет запахов, нет перемен, только приглушённые краски, гнетущая тишина и чувство ужасной безысходности для грешной души. Внезапно гарпия сделала рывок, ослепительно вспыхнул белый свет, и она разжала когти. Так свершился Переход…
После Перехода ловец жемчуга стоял на красной пыльной равнине, без малейших признаков растительности или живности, а Прекраса в истинном образе навии, тащила его за собой на коротком поводке, который крепился к тяжёлому ошейнику, закреплённому на шее души мужчины. Истинный облик навии был просто ужасен: измождённое лицо, на котором ни кровинки, горящие глаза, распущенный тёмные волосы растрепанны, видны клыки, и когти украшают тонкие бледные пальцы. Проводник вела его, постоянно посылая ему, чувство боли, била своей энергией по его полупрозрачной оболочке, резко дёргала поводок, насылала ему ужасные кратковременные видения.
Ловец жемчуга был совершенно измучен, когда они, наконец, оказались у ворот.
Проводник постучала, снова вышел рыжеволосый мужчина, окинул взглядом навию, потом ловца жемчуга, Прекраса сказала:
- Ещё один усопший для Запределья, да будет Суд над ним справедлив и решение правильно.
Хранитель кивнул и, схватив поводок, втянул душу умершего за ворота. Через некоторое время он вышел.
- Хорошо справилась, Прекраса, - Хранитель Врат редко позволял себе её хвалить.
- Спасибо, - она опустила голову, и уже выглядела как обычно.
- Купава сбежала, когда увидела, как ты забираешь душу этого усопшего, - рыжеволосый мужчина нахмурился, - она ни с чем не может справиться, думаю, нам придётся вернуть её в воплощённый мир.
- Может, ещё остались наставники, готовые принять её? – Прекрасе не хотелось, чтобы Купаву делали простой смертной.
- Нет, больше никого не осталось, - Хранитель вздохнул, - мы отдавали её на обучение ко всем возможным наставникам.
- Давайте дадим ей ещё один шанс, научится быть Проводником?
- К сожалению уже всё решено, - взгляд его голубых глаз был непроницаем, - и я никак не могу изменить решение.
- Тогда прошу прощения за излишнюю настойчивость, - навия склонила темноволосую голову.
- Но ты можешь поговорить с тем, кто решение принимал, - Хранитель подмигнул ей, чего-чего, а уж этого Прекраса от него точно не ожидала.
Хранитель перенёс её в чудесный сад, где царило позднее лето. Ветви деревьев гнулись от обилия спелых плодов на них, густые травы под ногами источали приятный аромат, прекрасные белые цветы радовали глаза. Чуть поодаль начиналась узкая извилистая тропинка, которая вела вглубь этого восхитительного сада. Навия пошла по тропинке.
Под сенью ветвей двух высоких берёз, на деревянном стуле с высокой резной спинкой сидела сама Макошь. Величественна и прекрасна была мать урожаев, Великая Пряха, управительница человеческой судьбы. Одежды её были небесно-голубыми, прекрасно подходящими к длинным пшеничного цвета волосам. Две кошки сидели у ног Макоши, одна рыжая с белыми пятнами, а другая серая. Доля и Недоля сидели чуть поодаль богини и тоже пряли, не покладая рук. Взглянула богиня на Прекрасу своими глазам цвета летнего неба и улыбнулась.
Прекраса преклонила колени перед богиней и обратилась к ней вежливо и искренне:
- Здравия тебе и благодати, Великая, я преклоняю колени пред тобою, - Прекраса встала на колена, - смиренно прошу тебя, выслушать мою просьбу.
- Встань, моя Прекраса, - голос богини был глубоким и звучал доброжелательно, - я выслушаю тебя, хотя и догадываюсь, о чём ты собираешься попросить.
- Спасибо, - девушка поднялась с колен и выпрямилась, - я хочу попросить за Купаву, позволь ей попробовать ещё раз, не лишай её шанса.
- Она не оправдала себя, - Макошь слегка нахмурила золотистые брови, - мы ведь разрешили ей попробовать себя у всех наставников, но она везде терпела неудачи, почему мы должны давать ей шанс?
- Каждый заслуживает снисхождения, ведь именно так окружающие могут проявить свою любовь и заботу к нему, быть милосердными, - Прекраса смотрела Макоши прямо в глаза, утопая в их синеве, - именно этому учишь нас ты сама, о Великая!
- Я не ожидала, что ты так хорошо знакома с тем, что именно я несу смертным, - богиня перестала хмуриться, - и я вижу, что ты просишь искренне, проявляя великую любовь к своему ближнему, ведь Купава даже и не думает, что ты можешь так просить за неё.
- Она хорошая девушка, просто иногда бывает трудно найти себя, - Проводник на миг задумалась, потом добавила, - так часто бывает с молодыми людьми.
- Ты удивительная наставница, Прекраса, - Макошь взглянула на неё как-то по новому, - ты не только не сердишься на свою непутёвую ученицу, но и просишь дать ей ещё один шанс, хотя тебе в принципе должно быть всё равно, ведь ты не виновата. Проявляя такие качества, ты радуешь меня, ведь это значит, что в сердцах людей и тех, кто служит богам, ещё живут любовь и сострадание. Я даю ей шанс, потому, что за неё просила ты, но если она все-таки не справится, то станет смертной.
- Благодарю тебя, о Великая, за твою удивительную доброту и божественную мудрость, - Прекраса низко поклонилась, - я хочу поднести тебе скромный дар, в знак моей бесконечной благодарности, - девушка достала из кармана длинную серебряную цепочку с кулоном в виде сидящей кошки, вырезанной из лунного камня, - прими это, пожалуйста, - и положила украшение к ногам богини.
- Я рада, что ты так прекрасно воспитана, и знаешь, что за всё в этом мире нужно платить, - богиня улыбнулась, и украшение вдруг оказалось у неё на ладони, - мне нравится твой дар, и мне будет приятно носить его, - Макошь надела цепочку на шею, - да будут дни твои долгими, а труды лёгкими.
Богиня простёрла руку в благословляющем жесте и Прекраса оказалась в этом же саду, на берегу тихого озера. По саду летали удоды, золотистые щурки, сизоворонки и другие яркие птицы, которые радовали слух своим милым щебетанием.
- Отдохни немного, моя Прекраса, поспи, - прозвучал в голове голос Макоши.
Прекраса ощутила прилив благодарности к богине, и ещё раз мысленно ее поблагодарив, улеглась на мягкую густую траву и тут же заснула.
… Прекраса сидела под деревом и наблюдала за тем, как муравьи ползают по стволу большой старой вишни в саду. Муравьи деловито сновали туда-сюда, собирая липкую и пахучую вишнёвую смолу для каких-то своих муравьиных надобностей. Негромко щебетали птицы, согретые тёплым ласковым солнцем. Лёгкий ветерок подул с востока, и снегопад белоснежных вишнёвых лепестков посыпался на Прекрасу, которая грелась на солнце.
- Прекраса! Солнышко, иди сюда, - звонкий голос мамы донёсся издалека, побуждая покинуть насиженное местечко и пойти к дому. Девочка поспешила на зов, топая босыми ногами по нагретой солнцем земле.
Мама Прекрасы ждала ёё на крыльце, тоже босая, одетая в немного выгоревшее голубое крестьянское платье, в одной руке она держала лопату, а в другой саженец деревца.
- Сегодня ты посадишь своё деревце, доченька, свою вишню, которая будет расти, и плодоносить для тебя, цвести весной и радовать тебя своими ягодами в пору их созревания, - мать подала ей саженец.
- Хорошо, мамочка, - пискнула Прекраса.
Мама улыбалась, стоя в тени высокой берёзы, но только одними глазами, глазами Макоши…
********
Купава, опустив голову, стояла перед Хранителем, выслушивая очередной выговор. Они находились в одной из комнат, двери которых видела Прекраса, идя с Хранителем по коридору.
Светислав уже много сотен лет служил Хранителем Запределья, и заботы об учениках входили в круг его обязанностей. Однако не было ещё такого случая, как с Купавой, и ему было неприятно, что Прекраса пошла просить за эту безответственную лентяйку. Если бы он мог убивать взглядом, то вместо рыжеволосой девицы перед ним уже давно была бы горстка пепла.
- Ты снова злоупотребила нашим доверием и не справилась, - в голосе Светислава отчётливо слышался гнев.
- Я не хочу у неё учится, - Купава подняла заплаканное и слегка опухшее лицо и шмыгнула носом, - она плохо обращается душами! Она монстр! – её голос сорвался на крик.
- Да что ты вообще о ней знаешь, девчонка? – рыжеволосый великан уже не на шутку рассердился, совершенно теряя облик невозмутимого Хранителя - что ты знаешь об обязанностях Проводника? Ничего ты не знаешь! Ты даже не удосужилась её ни о чём спросить, а вот как осуждать, так ты первая!
- Но я же видела! – Купава всхлипнула, - она специально терзала его когтями и заставляла испытывать страх и муки!
- Негодная, - Светислав влепил ей звонкую пощёчину и кажется, это немного его остудило, - если бы ты спросила её, то могла бы узнать, что способ, каким Проводник забирает усопшего, зависит от деяний при жизни. Если умерший был злым, то его забирают так, как ты видела, но если он был добрым или злого и доброго у него было поровну, то забирают его совсем не так, - Хранитель повысил голос, его лицо покраснело от гнева, - да и как ты смеешь её судить?
- Я не знала, - Купава заплакала ещё пуще и закрыла лицо руками.
- Прекраса пошла, просить, чтобы тебе дали ещё один шанс, а не превращали в смертную и оставляли на земле, - он окинул её презрительным взглядом, - но, по-моему, ты не стоишь её усилий.
- Она пошла, просить за меня? – девушка удивлённо посмотрела на Хранителя своими ореховыми глазами.
- В отличие от тебя, она обладает добрым сердцем и сострадание для неё не пустой звук, - Светислав уже порядком устал от истерики этой рыжей девицы.
- Как же мне теперь ей в глаза посмотреть? – Купава снова всхлипнула, её плечи поникли.
- А это уже не мои проблемы, - Хранитель был преисполнен презрения к этой девушке, - я терпел все твои выходки, прощал неудачи, просил за тебя у наставников, но мне уже надоело с тобой возиться, - он грозно нахмурил брови, - если на этот раз ты подведёшь её, то отвечать будешь лично передо мной, а ты знаешь, что я могу сделать, когда я в гневе, - с этими словами он крепко схватил её за руку, и её пронзило несильной молнией, поток силы хлынул от его пальцев и ударил Купаву в грудь, толкая перед собой, и таким образом она оказалась за воротами.
Девушка ещё не успела прийти в себя, как ворота захлопнулись. Хранитель вышвырнул её как не прошеную гостью, не причинив вреда физического, но заставил серьёзно задуматься над своим поведением. Она сложила крылья за спиной, уселась на камушек недалеко от ворот и принялась думать…
Прекраса проснулась и открыла глаза. Снова снился тот самый сон, от него слегка кружилась голова, но подробностей она вспомнить не могла. Только ощущение чего-то давно ушедшего стиснуло сердце на миг, а потом отпустило.
Она села и осмотрелась, вдыхая пьянящий аромат цветущих трав, наслаждаясь щебетанием птиц. Рядом с ней росла яблоня, ветви которой гнулись под тяжестью спелых плодов. Прекрасе захотелось отведать яблочка, но тут она вспомнила, какие яблоки растут в садах Макоши. Это же молодильные яблочки! Навия мысленно улыбнулась, и встала с травы, на которой спала. В голову пришла мысль, что просто невежливо и не хорошо брать что-то в чужом саду без спросу, пускай даже это будет глоток воды.
- Ты можешь попить из озера, - пискнула яркая пташка, пролетая мимо.
Прекраса улыбнулась и мысленно поблагодарила всё живое, что было в этом саду и, сложив ладони лодочкой, зачерпнула прохладной свежей воды. Утолив жажду, девушка достала из кармана гребешок, расчесала волосы и уложила их в сложную высокую причёску. Потом, повинуясь порыву, подошла к той яблоне, с которой хотела сорвать яблоко и нежно погладила кору дерева, мысленно прося прощения. Легкий порыв ветра подхватил ее, и она оказалась перед воротами. Хранитель вышел к ней и заговорил первым:
- Я уже знаю, что тебе удалось добиться того, о чём ты просила.
- Великая была снисходительна ко мне, - Прекраса склонила голову.
- Тебе пора возвращаться к своим делам, - Светислав сделал знак рукой, и к ним подошла Купава, - твоя подопечная будет с тобой.
- Хорошо, - Прекраса кивнула, - пойдём, Купава.
- На этот раз вам к самоубийце, - с этими словами Хранитель в мгновение ока перенёс их куда-то на далёкий север.
После перемещения они оказались в сугробе снега, Туманна, как всегда, ждала их неподалёку и радостным урчанием приветствовала Прекрасу.
Они оказались в лесу, на окраине северной деревни.
Тело Эмер покачивалось под потолком, она повесилась на собственном поясе. Её сын Гуннар играл с ребятами на улице и видел, как их соседка Гудфинна вошла в дом. Дети всполошились, услышав, как истошно она закричала. Гуннар рванул к дому, но на пороге соседка преградила ему путь, не давая увидеть тела Эмер.
- Иди в мой дом и оставайся там до заката, Хнипин накормит тебя и поиграет с тобой! Живо! – соседка явно хотела удалить мальчика от его дома.
- Хорошо, тётя Гудфинна, - он не посмел возразить.
Гуннар развернулся спиной к своему дому и побрёл в дом соседки. К дому Ингвара и Эмер начали сходиться люди, женщины вошли, чтобы помочь Гудфинне снять покойную и обрядить для похорон, мужчины пошли сооружать погребальный костёр.
Прекраса была в чёрной ритуальной одежде, когда исторгла душу Эмер, Купава наблюдала с интересом, но вопросов не задавала. Они видели женщин, в молчании обряжавших тело, видели, как сын умершей пошёл в дом соседки. Душа Эмер подрагивала и колыхалась, испытывая желание вернуться к телу, но Прекраса не давала ей этого сделать, уверенно ведя за собой.
Эмер перестала ощущать течение времени, и ей казалось, что она уже целую вечность идёт куда-то с двумя фигурами, белой и чёрной. Сперва они плыли на черной ладье, в которой гребцами были призрачные скелеты, пересекая штормящее море с тёмными водами, потом бесконечно долго шли пешком по белоснежной пустыне, в которой небо и песок были одинакового цвета, теперь они идут по каменистой долине, у которой кажется, нет ни конца, ни края. Эмер не помнила, как и почему здесь оказалась, помнила только жгучую обиду и исступлённую любовь к Ингвару, такую сильную и неистовую, что она граничила с ненавистью. Эмоции, обрывки мыслей, смутные воспоминания, горькое чувство вины и злобы клокотали в Эмер. И вот, впереди показались высокие ворота, мрачный спутник Эмер ускорил шаг, фигура в белом шла следом за душой усопшей. Когда они подошли к воротам, человек в чёрном постучал в них и сказал:
- Ещё один усопший для Запределья, да будет Суд над ним справедлив и решение правильно.
Из ворот вышел высокий рыжеволосый мужчина и, взяв Эмер за руку, повёл за собой. Прекраса и Купава остались стоять за воротами. Минуту погодя Хранитель вышел. Окинул неприязненным взглядом Купаву, потом повернулся к Прекрасе, и сказал:
- На сегодня вы обе свободны, постарайтесь использовать данное вам время с максимальной пользой для обучения Купавы.
- Даю слово Проводника, - Прекраса поклонилась, и они с рыжеволосой девушкой растворились в воздухе.
Хранитель ещё некоторое время постоял в проёме открытых врат, вглядываясь куда-то в бесконечность, потом расправил крылья и вошёл в арку врат, захлопнув их за собой.
Луна заливала своим холодным призрачным светом деревню Сьёльннир. Во всех домах были погашены огни, люди отдыхали от мирских забот и дневных трудов. Крупный белый волк вышел из леса под яркий лунный свет и направился к дому Ингвара и Эмер. В доме всё было тихо, хищник остановился рядом с ним, прислушался, понюхал порог дома, потом слегка припорошенную снегом землю во дворе, и направился к дому Гудфинны. Возле соседского дома он долго крутился, нюхал порог, слегка поскуливал и скрёб в дверь лапой. Действия не привели ни к какому результату, и животное решило побродить по деревне, принюхаться и прислушаться. В итоге он остановился у пепелища от погребального костра Эмер и замер, словно ледяное изваяние. Волк долго не двигался, просто стоял, склонив косматую голову с жёлтыми глазами, словно прощаясь с той, чей пепел уже начал развеивать северный ветер.
Наконец он стряхнул оцепенение, негромко рыкнул и белой молнией помчался к дому Скёгуль, словно отлично знал дорогу туда. Дом колдуньи стоял особняком от прочих домов деревни Сьёльннир. И как ни странно, в столь поздний час в окнах мерцал слабый огонёк. Волк поскрёбся лапой в дверь, и колдунья сразу её отворила, пропуская его внутрь.
- Сегодня лунная ночь, я ожидала твоего прихода Ингвар, - Скёгуль погладила белую шерсть волка, склонившего голову, как будто приветствовавшего её. Потом зачерпнула ладонью какую-то густую мазь из небольшого горшочка и помазала ею голову волка. Белый волк зарычал, оскалился и упал на спину, старуха отвернулась, чтобы не видеть смены облика, не поворачивалась до тех пор, пока не услышала голос Ингвара.
- И тебе доброй ночи, колдунья, почему я учуял запах моей жены на погребальном костре?
- Она повесилась…- Скёгуль кашлянула, - не выдержала того, что твоё сердце принадлежит не ей, а деве из твоих снов.
- Откуда она узнала? – Ингвар был ошарашен тем, что его жена знала о снах.
- Ты часто разговаривал во сне, - старуха кашлянула снова и, взяв чашку со стола, сделала глоток и только потом продолжила, - смеялся, называл Эмер чужим, иностранным именем, и всегда напевал по утрам, если ночью тебе во сне приходила та, другая, - Скёгуль посмотрела в его серые глаза и прямо спросила: - Ты встретил другую в военном походе? Или однажды на охоте добрёл до соседней деревни?
- Какое имя я называл? – Ингвар выглядел не на шутку встревоженным.
- Я не помню, Эмер только один раз произносила его вслух.
- Так это Эмер из-за снов наложила на себя руки? – охотник схватился руками за голову, - А как же Гуннар, неужели он видел её мёртвой?
- Нет, соседка на время забрала его к себе, сейчас он в её доме, - старуха встала со стула, на который присела и жестом велела Ингвару сесть на него, сама же поставила маленький горшочек с мазью на полку и, вытерев руки своим фартуком, спросила, - хочешь, погадаю тебе?
Ингвар молчал, ощущая, как нарастает ком в горле. Не то, чтобы он так сильно любил жену, просто неожиданность произошедшего и причина, по которой всё случилось болезненно ударили по нему. Он не знал, что разговаривает во сне, не замечал своего пения по утрам и вообще не задумывался над тем, как живётся Эмер с ним. Ему казалось, что она счастлива с ним, гордится тем, что он лучший охотник, радуется их сыну. Ингвар женился на ней не по любви, но Эмер любила его, и счастливого блеска её голубых глаз ему было достаточно. Красавица жена родила ему сына, вела домашнее хозяйство, была верна ему и никогда не обманывала. Но сердцу ведь не прикажешь. Ингвар уважал её, ценил советы, доверял свои мысли и чувства, но никогда её не любил, и вот, поди ж ты, она покончила с собой…
- Не спрашивай себя, почему она это сделала, - скрипучий голос колдуньи вывел его из задумчивости, она присела напротив него, - я погадала ей сегодня утром и она сама выбрала для себя такую участь. И даже не столько из-за того, что ты видишь во сне другую, сколько из-за того, что стало с ней самой, во что она сама себя превратила. Эмер была врагом сама себе.
- Неужели она так себя ненавидела? – Ингвар был искренне поражён услышанным.
- Она вечно ворчала, донимала тебя упрёками, ненавидела себя за то, что недостаточно красива, для того, чтоб заслужить твою любовь, за три года жизни с тобой она сама загубила свою красоту вечным гневом и недовольством и сама себя за это возненавидела, - старуха хорошо знала Эмер и её мысли.
- А я ничего не замечал, - Ингвару было одиноко и тоскливо, - о чём же я думал? Как же я не заметил её страданий, живя рядом с ней?
- Эмер умела скрывать свои чувства, а в ненависти к самой себе разобралась только сегодня, может, было и ещё что-то, но я не сумела этого увидеть, - Скёгуль положила ему руку на плечо, - не печалься, держи себя в руках.
- Спасибо за поддержку, - мужчина вздохнул, - погадай мне, колдунья. Что ждёт меня впереди?
- Ладно, - старуха кивнула и принялась за гадание.
Скёгуль потрясла мешочек с рунами, подула по очереди на обе ладони, и осторожно засунула левую руку внутрь него, доставая первую руну и выкладывая её на стол, это была перевёрнутая руна Уруз. Второй была руна Ансуз, а третьей – руна Наутиз. Колдунья умолкла, изучая руны, и долго не заговаривала. Ингвар молча наблюдал за гаданием, всё ещё пытаясь справится со своими чувствами. За окном начал падать мелкий снег, луна скрылась за облаками.
- Странная у тебя судьба, необычная, - Скёгуль смотрела на руны на столе, голос её звучал приглушённо, - твой путь уводит тебя далеко от этих земель. Ты оборотень и тебе нужно снять с себя это проклятие, и найти ту, которую видишь во снах. Только рядом с ней ты обретёшь покой и сможешь вспомнить, кто и за что тебя проклял быть оборотнем.
- Я оборотень из-за проклятия? – охотник вздрогнул, как от удара хлыстом.
- Да, - колдунья кивнула, - и ты можешь освободиться от этого. Найди её, девушку из снов, а когда встретишь ее, сможешь вспомнить, кто наложил проклятие. Эта встреча изменит твою жизнь, - Скёгуль посмотрела в окно на падающий снег, - великое деяние и выбор ждут тебя впереди, но конец твоего пути скрыт от меня, и больше я тебе ничего сказать не могу, - колдунья умолкла, слышно было только треск горящих поленьев в очаге.
- Как же я могу оставить моего сына? Ему только три года, как же ему расти без отца? – Ингвар не забывал о сыне, ведь ребёнок это большая ответственность, его нельзя оставлять сиротой.
- Твоего сына я заберу к себе и воспитаю как колдуна, он всегда будет сыт и одет, я передам ему свои знания и буду заботиться как о своём собственном, - старуха посмотрела на охотника своими серебристыми выцветшими глазами, - у него есть задатки, и я проживу достаточно долго, чтобы вырастить и воспитать его.
- Хорошо, я доверяю тебе, колдунья, - мужественное лицо Ингвара стало чуточку печальным, - расскажи Гуннару, когда он вырастет, что его отец любит его, и что мне пришлось покинуть его не просто так. Пообещай мне.
Скёгуль склонила голову и кивнула в знак согласия.
- Не кивай, колдунья, обещания даются в полный голос, - в его голосе зазвенел металл.
- Обещаю, - старуха сказала это, глядя ему в глаза.
- Благодарю тебя, мудрая, за твою заботу, за то, что ты единственная знала, что я оборотень и не выдала меня, за то, что поговорила со мной про Эмер и за то, что приоткрыла мне мой путь в будущее, - он говорил искренне и открыто, - и теперь я спокоен за будущее своего сына, доверяя его воспитание тебе.
- Твой путь лежит далеко на юг, но лучше тебе начать его утром, а не сейчас, но советую тебе больше путешествовать в сумерках, в волчьем обличье, - Скёгуль выглядела усталой, огонь в очаге начал затухать.
- Спасибо тебе за всё, - Ингвар поклонился ей и встал с табурета. Действие мази заканчивалось, колдунья отвернулась, и на месте мужчины уже был волк.
- Удачи тебе в сумерках и при свете дня тоже, - пробормотала колдунья и открыла дверь, чтобы выпустить оборотня.
Волк выбежал из дома, оглянулся на колдунью, стоящую на пороге и побежал в лес. Начиналась метель, Скёгуль притворила двери и подошла к столу, собирая руны обратно в мешочек. Она устала, ей хотелось спать, но нельзя было оставлять своё дело незаконченным. Старуха вздохнула и уселась за маленький ткацкий станок.
Ночь уже была на исходе, а Прекраса всё никак не могла уснуть. В голове у неё теснились обрывки мыслей. Вспоминался тот юноша, который отдал ей свою жизнь, сделав русалку живым человеком. Она ведь не забыла, память живёт в ней до сих пор. Сердце сжалось в груди. Наверняка сейчас его душа живёт уже в другом теле.…И в своей новой жизни он может быть женщиной, или ребёнком или одним из тех стариков, которых она уже забрала. Она вздохнула и перевернулась на другой бок, но мысли не давали уснуть. Вспоминает ли он её сейчас? Или судьба велела ему забыть её?
Прекраса встала со своего спального места и пошла прочь от их лагеря, идя по долине, на которую опустились предрассветные сумерки. Ветер ласкал её тело, развевал волосы.
Навия упала на колени, молясь о том, кто дорог её сердцу, слезы текли по лицу. Воздух перед ней заколыхался и перед нею предстал тот юноша, высокий, синеглазый, с мертвенно бледной кожей и невидящими глазами.
«Ну что ж Прекраса, вот мы и встретились с тобой снова. Между нами существует связь, которая проходит через время и пространство, которая неодолимо тянет нас друг к другу, в этой жизни, предыдущей и следующей.… Это как танец…Великое Колесо смерти и возрождения…»
Словно со стороны Прекраса услышала свой голос в предрассветной тишине, которую не нарушал даже лёгкий ветерок:
- Увидимся ли мы с тобой снова в этой жизни?
«Моя душа обрела тело, и я уже ищу тебя, родная»
В следующий миг образ юноши начал таять и перед нею предстал совсем другой мужчина, тот, которого в этой жизни Прекраса видела только в своих снах. Сейчас она стояла рядом с ним на высокой скале посреди моря и держала в руках обнажённый меч, странные татуировки обвивали её запястья, и она узнала этого человека, знание пришло сквозь завесу времени и пространства. Она почти вспомнила его истинное имя, но образ мужчины начал блекнуть пока не растаял совсем, только утренние птицы щебетали в предрассветном тумане, заволакивающем поднимающееся на востоке солнце.
Прекраса ощутила испепеляющее чувство бесконечной тоски и снова взмолилась Макоши: «Сжалься, Великая, увижу ли я его снова или мы вновь не заметим друг друга в слепоте своей, пройдём мимо и не оглянёмся, точно чужие?»
Ветер снова налетел на неё в нежном порыве и принёс с собой слова:
Любовь отдаёт только себя и ничего не берёт взамен,
Любовь ничем не владеет и ею нельзя обладать,
Любовь это преодоление одиночества, разделённости и страха,
Любовь объединяет тело и душу,
Если ты воистину любишь одного человека,
Ты любишь всех людей, весь мир, саму жизнь…
Любовь – это, то из чего всё рождается, всё состоит,
Всё движется, куда всё возвращается…
Если твоя любовь такова – вы встретитесь…

Ингвар проснулся в холодном поту посреди заснеженного утреннего леса. Его душа вернулась в тело, но он прекрасно запомнил, где она была и с кем говорила.
- Прекраса… Какое чудесное имя у моей русалки… Я иду к тебе, моя родная…
******
Комнату заполнял шорох песка, который пересыпался из тысяч песочных часов, рядами стоящих на стеклянных полках и потрескивание горящих поленьев в камине. Тяжёлые бархатные чёрные шторы почти полностью закрывали окно, возле которого стояло кресло - качалка. За окном была глубокая ночь. В дверь поскреблись, и Прекраса не оборачиваясь, сказала:
- Входи.
- Мяу! – Кот-Баюн вошёл в комнату и сразу же запрыгнул на подоконник, так, чтобы оказаться между окном и Прекрасой. Когда он наконец-то там устроился, то сказал человеческим голосом: - Я рад тебя видеть. Ты уже давно не бывала дома.
- У меня теперь ученица, Баюн. Да и дел было много, - навия протянула руку и ласково погладила пушистую рыжую спинку кота. Кот тут же довольно выгнулся и заурчал, - я соскучилась по тебе. Мне тебя не хватало.
- Мы скучали по тебе, - кошачьи зелёные глаза пристально смотрели на Прекрасу, - и я и Иллуян.
- Я сссам за сссебя сссказать могу! – возмущённое шипение из камина заставило Прекрасу обернуться. Дракон-огняник, уменьшившись до размеров небольшой красно-золотистой ящерицы, лежал прямо в пламени камина, торжествуя от единения с родной стихией. Язычки пламени плясали на его чешуе, доставляя дракону неимоверное удовольствие.
- Как ты ухитрился сюда забраться, проказник? – навия искренне обрадовалась дракону.
- И не меччччтай, рассззуззнать мои ссекреты…- прошипел Иллуян, но видно было, что он рад Прекрасе.
- Мне вас так не хватало! – Прекраса села в кресло напротив окна и Баюн тут же запрыгнул ей на колени, - как вы тут поживали без меня? Как хранили мой сад?
- Плохо хранили, - небрежно мурлыкнул кот, удобнее устраиваясь на коленях у навии.
- Не сслушшай его, - тут же отозвался Иллуян, - это он ссейчасс так пыжитьссся, а когда тебя не было, он обходил твой сад по десять раз на день.
- Уж кто бы говорил, - тут же возмутился кот, - а сам ты сколько раз ходил проведывать сад Прекрасы?
- Не ссорьтесь, - навия погладила Баюна, - я вижу, что вы оба старались.
- Пока тебя не было, тут случилось кое-что…- Баюн посерьёзнел, но договорить не решился. Его шутливое настроение куда-то пропало в мгновение ока.
- Что? – тут же встрепенулась Прекраса.
- Твои песочные часы…они пропали.
- Ты забыл добавить, поссле чего они пропали, - Иллуян перевернулся в камине и поднял сноп искр.
- Мы не знаем, как это произошло, - виновато опустил голову Баюн, - ведь здесь, в месте ТВОЕЙ силы, на острове Буяне не властно зло, но всё-таки оно проникло сюда.
- Вы, наконец, расскажете мне, что произошло? – Прекраса сейчас была похожа на птицу, которая вот-вот взлетит.
- Кто-то побывал здесь, Прекраса, - Баюн спрыгнул с её колен на подоконник и сел спиной к ней, - пропали твои песочные часы и Книга Предречённой Смерти.
- В сссаду вянет твоя вишня, - Иллуян снова завертелся в уже угасающем огне, - и мы не в силах ей помочь…
Прекраса молчала и не двигалась, и только смертельная бледность, покрывшая её лицо, выдавала чувства Проводника.
- Мы были здесь, когда это началось, - Баюн продолжил рассказывать, - от порыва ветра распахнулось окно, и Иллуян сразу же уснул. Я насторожился и прыгнул на подоконник, но какая-то неведомая сила подхватила меня и закружила, подняла над островом, высоко-высоко, лишив меня возможности противодействовать. Через некоторое время этот злой ветер стих, и я опустился на землю. Добравшись сюда, я сразу увидел, что из ниши пропала Книга, а когда очнулся Иллуян, мы заметили пропажу твоих часов…
- На ссследуйщщий же день начало увядать твоё дерево, - добавил дракон-огневик.
- Я осмотрел всё, и увидел, как нарушены защитные чары, которыми ты окутала остров, - Баюн выглядел виноватым.
- Спасибо вам, мои друзья, - неожиданно сказала Прекраса, - вы самые верные и самые замечательные, и я очень вас люблю!
Баюн развернулся к ней и удивлённо уставился на навию своими зелёными глазами.
- Мы же не уберегли твою Книгу и твои часы, - удивлённо сказал кот.
- Вы не обязаны были их стеречь и лишать свои души покоя, - Проводник говорила тихим и спокойным голосом, - и всё, что случилось, должно было случиться, ибо так завязано Макошью. Такова моя судьба.
- Жить после смерти, а потом умереть, будучи смертью? – Баюн явно негодовал, - ты заслужила большего, Прекраса.
- Что-то нужно ссделать, нельззя это всё осссставить просссто так! – Иллуян поддерживал Баюна.
- Я и не собиралась опускать руки, - Прекраса встала с кресла и подошла к стеллажам с песочными часами, на маленькой серебряной подставке отсутствовали одни часы. Её часы. И ниша, где лежала Книга Предречённой Смерти тоже пустовала. Кому это всё могло понадобиться? И главное: зачем?
- Мы поможем тебе, ты можешь на нас рассчитывать! – в кошачьих глазах Баюна видна была невероятная тревога и что-то ещё, такое, что нельзя сразу разгадать.
Иллуян молчал. Огонь в камине почти догорел, и если бы кто-то из присутствовавших в комнате, сейчас бы посмотрел в окно, то увидел бы, как за ними из темноты наблюдают два горящих глаза…


  • 80

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Prekrasa | 10 марта 2010 | Просмотров: 1932 | Комментариев: 4




#1 Пишет: Пользователь offline Хайвэн (11 марта 2010 00:25)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
105 комментариев
1 публикация


Очень интересная и красиво написанная история, приятно было читать. Автор - молодец


--------------------
Регистрация: 17.09.2009 | | |
   


#2 Пишет: Пользователь offline Akella-TAN (11 марта 2010 11:05)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
851 комментарий
11 публикаций


Интересно... Мне кажется, или этот рассказ как-то связан с книгой Елены Самойловой Путешественница? hmmm book


--------------------
Регистрация: 22.11.2009 | | |
   


#3 Пишет: Пользователь offline Сестра Судьбы (11 марта 2010 21:59)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
1685 комментариев
33 публикации


Интересная история


--------------------
Регистрация: 12.02.2010 | | |
   


#4 Пишет: Пользователь offline vozdushnaia (12 марта 2010 15:18)
Группа:
Продвинутый мечтатель
Статус: Пользователь offline
2699 комментариев
561 публикация


замечательно! образы, язык, имена!!! очень жду продолжение))


--------------------
Регистрация: 15.08.2009 | | |
   


Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


{last_post_on_forum}
» DreamWorlds: Перезагрузка
» Почему они так похожи?
» Vulpes Purpura
» Фантастические картины М. Mariarty
» Я хочу открыть вам тайну...
» Герда замёрзла...
» Навстречу солнцу
» Просто будь собой.
» А как это было?
» Лиэнистая флудилка
» Сад воронов. Часть 2. Глава 8
» Сад воронов. Часть 2. Глава 9
» Сад воронов. Часть 2. Глава 10
» Сад воронов. Часть 2. Глава 11
» Подбери Аватарку
Наверх