Тау
Ника Михайлова



Пролог
До свиданья!!!
Здесь порвано начало свинцовым одеялом,
До свиданья!!!
Устали мои плечи, гуд-бай, аривидерчи!
«Мёртвые дельфины»

Где-то и когда-то… да, знаю, туманная формулировка, но так и есть. «Когда-то», потому что местное время как вода в закрытом сосуде, меняется, но не утекает, так что один момент может вместить целую вечность или вечность не больше секунды. А «где-то»… Место это находится везде и, в то же время, нигде: подобно блохе в шерсти огромного уличного пса оно прыгает по пространственно-временным нитям одной из игрушек создателя. Место это не что иное, как кабинет величайшей, без преувеличения, писательницы всех времен и народов (ведь пишет она для всех и каждого). Кабинет с виду самый обыкновенный: небольшая комнатка с большим окном и обоями в цветочек, диванчик, шкаф, книжные полки, на стене старинные часы с которых давно свинтили часовую стрелку (в ней нет нужды), письменный стол у окна, компьютер, рядом с мышкой полчашки остывшего кофе, а на кипе бумаг рядом с принтером спит огромный персидский котяра: любимый и единственный питомец писательницы. Он белый, за исключением рыжего пятна на макушке и черного кончика хвоста. Выражение лица, то есть морды говорит за своего хозяина и говорит не очень лестно: если у тебя плохое настроение, делай как я, испорть настроение кому-нибудь другому.
За компьютером сидит писательница. Ей, на вид лет сорок с «хвостиком», причём «хвостик» не короче чем у кометы Галлея. У нее светло-рыжие, длинною «до плеч», волосы и ясно голубые глаза. Одета она по принципу «я у себя дома и главное что мне в этом уютно» (в вязаную кофту и мешковатую юбку времён моей прабабушки). В настоящий момент, писательница горячо спорит со своей посетительницей.
- Нет, даже не проси! Ну, зачем тебе это? – упрямиться хозяйка кабинета.
- Надо! В противном случае все будет хуже, чем во время чумы: миру придет пушистый северный зверь на букву П., после, у меня больше не будет работы, и остаток вечности я буду куковать на бирже труда. А ты лишишься материала для своего «бессмертного произведения». И тогда уже ничего сделать не сможешь. Всего лишь одна жизнь! Я никогда тебя ни о чем не просила, а сколько раз исправляла твои ошибки?
- Это может нарушить равновесие, да и как она сможет что-то изменить? Что вообще происходит?
- Доннэрэна, знаешь?
- Да, но я не влияю на судьбы демонов, и полу демонов тоже.
- Так вот этот недобитый энтузиаст, знаешь, что удумал? Хотя откуда ты можешь знать… ему, видите ли, и преисподняя не мила, он решил, что надо всех на поверхность, а то, де, люди зажрались там, на верху, а здесь все работают как проклятые.
- Все равно не понимаю, какая между ними связь…
- Да что ж тут непонятного!? Люди это остановить не смогут, а у неё огромный потенциал, и сила, ей самой не известная сила. Если её правильно направить, то и полпреисподней разгромить можно!
-Ладно, сказала она, открывая нужный файл, что писать?
Собеседница, с довольным видом, указала на то, что нужно изменить, а потом рявкнула на кота, который уже успел проснуться: « брысь, скотина!». Скотина (кстати его зовут Фатум) лениво слез со стола на стопку книг с причудливыми названиями типа: «Созвездие жадных псов», «13 несчастий Геракла», «Рыбка по имени Зайка», «Предпоследний герой», «Хроника гнусных времён» и т.п., спрыгнул на пол, потянулся и с укоризной посмотрел на ту, которая посмела ему указывать. Фатум, как и любой кот, считает себя слишком умным и независимым, чтоб кого-то слушать. А посмела на него рявкнуть женщина, которая не смогла бы похвастаться даже такой роскошной, белой шерстью. Да, не смогла бы потому что, во-первых, была брюнеткой, во-вторых, носила очень короткую стрижку и, в-третьих, вообще не уважала светлые тона, считая, что они полнят её и без того пышную фигуру. Работает она чем-то вроде курьера или экспедитора, работа это грязная и тяжёлая, потому нужна темная и удобная одежда, но вопреки расхожему мнению она никогда не надевает чёрный балахон и не таскает за собой косу (лишний груз). А также она не видит смысла в капюшоне, ведь не смотря на то, что всегда очень хотела походить на свой прототип, быть высокой и худощавой (а не наоборот), против природы не попрёшь, а мордашка у неё всё же симпатичная. Она всегда завидовала сестре, писательнице, ведь той не приходиться мотаться по мирам и таскать тяжести. И еще сестра завела себе домашнее животное, кот конечно наглая, жирная, ленивая сволочь, но он лишний повод для зависти. Нет, у курьерши тоже когда-то был питомец: белый, красивый мустанг. Хозяйка не могла нарадоваться, но в один прекрасный день она отправилась в горы за душами двух старцев. А у горцев есть одна интересная особенность: при виде хорошей лошади оживают даже самые дряхлые (можно сказать «дохлые»). Мало того, они ещё и пытаются заполучить эту лошадь. Причем, любой ценой… Впрочем, они не торговались а просто её украли, пока хозяйка восторгалась окрестностями. Курьерша, пораженная таким нахальством, ушла оттуда, за горцами больше не вернулась (так и появились йети) и возненавидела этот маленький, но гордый народец вместе с его обычаям и национальными особенностями. Так что число долгожителей на Кавказе резко увеличилось вовсе не от чистого горного воздуха и здоровой пищи …
Но вот Фатум снова вернулся в кабинет. Он заметил, что хозяйка осталась одна и закончила печатать. Теперь она перечитывала написанное. Кот подошел, потёрся об её ногу и жалобно мяукнул, давая понять, что проголодался. Писательница его погладила и пошла за молоком. Фатум, как и все наглые коты, живущие в домах, где есть компьютеры, был большой любитель гулять по клавиатуре. Первым делом он взглянул на объект недавнего спора. Это была девушка, кареглазая брюнетка лет восемнадцати смотревшая вдаль с растерянной улыбкой, но как только в поле её зрения попал кот она с диким воплем: « кисяяя!!!» попыталась схватить и облобызать «кисю», напрочь забыв о своём двухмерном состоянии, за что и поплатилась, шмякнувшись лбом об обратную сторону экрана. Фатум от неожиданности отскочил, свалился со стола, приземлившись на свой большой пушистый зад. Тут нужно отдать котяре должное, он не только наглый, но и умный: вскарабкавшись обратно, он торопливо нажал на отмену «живой фотографии» и начал оценивать работу своей хозяйки. Оказалось, что биография объекта СМ-5789 какая-то пресная и очень похожа на остальные 5788 биографий из категории СМ, и он занялся своим любимым делом: «променадом по клавишам», попутно радуясь тому, как меняется картина произведения. Когда писательница вернулась, Фатум сидел на полу с видом «а я ничего, я паинька», на том самом месте, где она его оставила. Писательница, не глядя, сохранила напечатанное, нажала на «запуск файла» и понеслось:
« …Ночь, улица, фонарь…»

1.С чего всё начиналось

Ночь… улица… фонарь…аптека…

Cтоп! Блок тут не при чём, да и аптеки там вроде не было. Я шла по улице, шла не оглядываясь, а зачем? Мне было всё равно, а в голове лишь одна мысль: «Почему? Почему так происходит? И почему именно со мной?». И с этой мыслью дошла бы домой, для успокоения души наелась бы шоколада, возможно даже разрыдалась бы в подушку, а утром позвонила бы подруге, она долго успокаивала бы и сказала то, что я и без неё знала, потом я бы просто забыла, ну или схоронила под пылью воспоминаний этот неприятный вечер. Так уже было, но на этот раз я не дошла домой, потому что меня окликнул чей-то явно пьяный голос:
-Девушка!!!!!!!!! ...девушка! куда ты так спешишь?
Я обернулась, оказывается за мной давненько шли 4 сильно выпивших отморозка. Тут, сразу же улетучилось всё моё безразличие и мысль: «Почему?» сменилась другой: «Я попала!!! ... и зачем я только попёрлась по этой короткой дороге? да ещё и сама… такая гордая и глупая… Что делать? Бежать!» Решила свернуть во дворы, но долго упражняться в беге не пришлось: Тупик! Беда никогда не ходит одна! В руках у одного из них сверкнул нож.… Да, тут простой потерей чести и совести не отделаешься, а больше отделываться нечем …
-Ребята, денег нету!
-Вот и дура!!!!!!!!!!!!! завопил тот с ножом и надвинулся на меня.
Что-то большее, чем жуткий страх пробежало по телу, и я вскрикнула, закрыв глаза. Сейчас последует удар, и не будет больше ни шоколада, ни мокрых подушек, ни подруг с их бессмысленными утешениями.
Но, прождав несколько секунд, вместо глухого удара ножом где-то в область живота или шеи, я услышала звук, напоминающий стук быстрых пальцев по клавиатуре, причем где-то над ухом, приоткрыла глаза и что я вижу?: парни стоят уже чуть подальше и корчатся как будто от боли или громкого звука, пытаясь закрыть уши. Это казалось странным, услышав звон бьющегося стекла, я уже перестала, что-либо соображать. Но вот опять голос за спиной, но на раз женский и трезвый:
-Уроды! Нельзя на девушку с ножом! Ну что … я думаю можно наплевать на этикет?
-Я с тобой… -Я тоже за! Ответили три других женских голоса.
Обернулась и увидела 4ёх девушек одетых в готичном стиле.
-Организуем небольшой Хэлоуин?
-Да!…… согласились остальные.
Та девушка, которая подала идею про, хэлоуин улыбнулась и двинулась к парням, а парни в испуге попятились назад, внешне это выглядело глупо. Но тут из-за угла появилась тёмная мужская фигура, и девушки переглянулись:
-Видимо Хелоуин откладывается…
-А с ней что делать? спросила одна из них, показывая на меня, забившуюся в угол героиню сегодняшнего вечера.
Все четверо повернулись ко мне.
-Пойдёт с нами! Сказала одна, подталкивая меня к непонятно откуда взявшейся пожарной лестнице.
-Лезь! Рявкнула самая высокая из них.
И я полезла, не зная, зачем. Таким образом, мы выбрались на крышу пятиэтажки, когда все уже стояли на крыше, та высокая посмотрела на лестницу, и лестница просто растворилась. Снизу послышался мужской голос:
-Что, решили добавить свежей крови? Тогда я за собой тоже оставлю это право!
И раздался душераздирающий крик.
-Нет, ну вы такое видели? Вот гад!!! Возмутилась одна, взглянув вниз.
-Таки укусил…
-Бедный парень, хотя… так ему и надо. Пить надо меньше!
-Стойте, стойте! Он что-то сказал про свежую кровь или мне послышалось?
Все взгляды снова устремились на меня. А я ничего не сделала, мирно сижу на рулоне рубероида и с интересом наблюдаю за происходящим.
-Девушка, а вы собственно кто?
Глупая пауза…
-Я… э –э- э… ,начинаю мямлить со своего рубероидного трона.
-Не видишь, у девушки аут. Себя вспомни, когда обратилась.
-Так ты думаешь...?
-Тебе предъявить все аргументы?
-Давай!
-1:Она нас не испугалась;2:Она не слышала скрипа, значит, отличает иллюзию от реальности; 3:взобралась на крышу и даже не запыхалась; а главное 4: она до сих пор жива!
- Но это ещё ничего не значит.
-В нюхе Волка я не сомневаюсь.
-Всё равно не вериться, зеркало...дайте зеркало.
Зеркало нашлось быстро, она взяла его, подошла и повернула так чтобы видеть моё лицо:
-Таки да! Ты оказалась права! Кстати ей идёт белый.
Остальные тоже подошли и с интересом смотрели через зеркало:
-И голубой цвет глаз тоже.
-Вы что с ума сошли? У меня глаза карие! Завопила я, ещё не придя в себя .
- На! сама смотри, сказала одна, протягивая обычное, маленькое зеркальце.
Я посмотрела и, о, ужас: волосы седые, нет, не просто седые, а белоснежные, глаза голубые без зрачка и радужки, напоминающие отшлифованную бирюзу. А ещё два огромных клыка украшали мою и без того хищную улыбочку.
-Что за ерунда? Что со мной?
-Поздравляем! Ты стала одной из нас.
Чего? Я наверное сплю, это пожалуй первая трезвая мысль посетившая мою голову за этот вечер.
-Ты стала сиреной!
-Кем? это что ещё за хрень.
-Сиреной! Теперь ты бессмертна, ну почти. Теперь тебе не страшны ни голод, ни жажда, ни болезни. Умереть ты сможешь, только если тебе вырежут сердце или снесут голову. Зато тебя может мучить другого рода голод, негативные эмоции вот твоя пища отныне. Страх, боль, раздражение, злость, разочарование окружающих тебя людей не будут задевать, а наоборот давать силу, сказала с заговорщическим видом девушка, которая сообщила только что непонятную новость.
-Чушь, я ухожу отсюда! сказала я, решительно поднимаясь с рубероида.
Но тут поняла, что уйти не могу, потому что лестницы нет, да и не знаю куда идти, не помню, кто я и где я, единственное, что вспомнила это как шла очень злая по дороге, а потом страх и чувство потерянности. Всё как будто в один миг перестало существовать, никаких фактов из прошлого, только эмоции. Но эти эмоции не относились ко мне самой, а существовали как бы отдельно. В бессилии села
обратно и оглядела своих спутниц. Самая высокая и худая из них, как казалось, имела самый недовольный вид, у неё были длинные, тёмные волосы, которые умудрялись, в то же время, торчать во все стороны, она стояла поодаль и с отсутствующим видом осматривала свои ногти. Вторая, ростом пониже, шатенка, наоборот производила впечатление добродушия и пушистости, и за всем происходящим наблюдала с большим интересом. Третья, среднего роста, с короткими тёмными волосами, смотрела на всё с потерянным видом, будто не зная, что говорить или делать. Но от неё ничего не требовалось, так как все тяготы общения взяла на себя четвёртая, тоже среднего роста, с вьющимися, тёмными волосами средней длинны и живым взглядом, она казалась самой заинтересованной из всей этой странной компании.
-Не переживай насчёт того что ничего не помнишь, это пройдёт, если ты сама захочешь, сказала последняя.
-Я не хочу здесь оставаться! Завопила я снова.
И снова послышался звук бьющегося стекла.
-Что ты с ней возишься? Пускай идёт куда хочет, если это её решение, сказала высокая со злой ухмылкой.
-Да ты посмотри на неё, что она может решить, особенно сейчас, возразила шатенка.
Теперь я чувствовала, что шатенка на моей стороне, потому что жалеет, высокая не хочет перемен, а та кучерявая имеет на меня планы. Я это не просто угадывала, а знала точно, как будто это слышала, видела или могла бы потрогать. Тут мне стало интересно, а что думает эта черненькая? и повернулась к ней, а та злобно фыркнула:
-Не смей ковыряться в моих мозгах!
- Люди, произнесла кучерявая усмиряющим тоном, давайте заткнёмся и подумаем. Мы уже 3 года не играем.
-Мы вообще ничего не делаем, только ссоримся, подхватила шатенка.
-НЕ перебивай! Так вот, я уже хочу вернуться на сцену, моя бедная гитара хиреет под толстым слоем пыли. Но одна я играть не собираюсь.
-Поддерживаю, отозвалась шатенка.
-Меня, если честно уже достал этот стриптиз каждый вечер, тошниловка какая-то. Гарри из кожи вон лезет, лишь бы народ не расползался. Мне кажется, что пора бы их встряхнуть, так что я, пожалуй, тоже присоединюсь, заявила та высокая.
Все посмотрели на черненькую.
-А что вы на меня уставились?
-Так ты с нами? Спросила кучерявая.
-Но нам не хватает солистки, ответила та, как будто не понимая в чём дело.
-Послушай, заговорила высокая, мы всё это время молчали, потому что нельзя было взять в группу человека, а у всех остальных просто голоса нет. Это наш шанс, сказала она, указывая на меня, я всё ещё сидела на рубероиде, никуда не сдвинувшись.
-Ирис была незаменима, фыркнула та и отвернулась.
-Эй! А мне кто-то объяснит что происходит? Спросила я, как новообращённая сирена, а то, как- то неприятно быть сторонним наблюдателем, когда решается твоя судьба.
-Информацию насчёт того, кто ты, переварила? спросила шатенка.
- Не совсем…
-Тогда слушай дальше. У нас была своя группа, пока не погибла солистка, а другую, как понимаешь, мы не могли найти. Теперь предлагаем тебе это место.
-Но у меня кажется ни слуха, ни голоса.
И с чего я это взяла.
-Ты глубоко ошибаешься. Слышала звон стекла? Это твой голос, а остальное приложиться: у всех сирен феноменальная способность к обучению.
- А что играли?
-Готику.
-Ух, ты!!! Я согласна! в этот момент я была уверенна, что приняла правильное решение, пожалуй, первое в её жизни правильное решение которое было принято без долгих, бессмысленных раздумий и сомнений.
-Ну и отлично! К стати меня зовут Лилу.
-Роза! отозвалась кучерявая.
-Я Ванда, а это, сказала высокая показывая на черненькую, всеобщий тормоз по имени Марго.
-Я не тормоз.…Ну ладно, ты принята в группу, но на одном условии.
-Марго, ты же знаешь, что месть её не вернёт! возмутилась снова Лилу.
-Каждая из нас, обращаясь, должна была пройти испытание, чтобы жизнь не казалась слишком розовой.
-Но испытания нам посылало провидение, вступила Роза.
-Вот моё условие, она должна отомстить за Ирис! Зуб за зуб, око за око!
-Видимо, выбор у меня не велик, не знаю, как, но я сделаю, решительно заявила я.
И снова почувствовала, что что-то не так, не так как всегда было. Ну, да и чёрт с ним! И всё не то, и я не я, и мысли не те, и слов таких я в жизни кажись, не говорила, но они всё же мои и мне это дико нравиться!
-Ты даже не знаешь, во что лезешь, сказала Лилу.
-А кстати, как твоё имя?
-Я не помню.
-Нет, не человеческое имя, его не сохранил никто из нас. Просто подумай, как бы ты хотела, чтоб тебя звали.
-Тау.
-Чего? Удивились все в один голос.
-А что это значит?
-Не знаю, пока. Но зато оригинально.
-И бессмысленно! ухмыльнулась Марго.
-Хорош тявкать, Марго. Лучше выкладывай свои условия, пока тебя ещё слушают, поставила её на место Ванда.
Марго на неё как-то озлобленно посмотрела, но всё-таки заговорила дальше спокойным тоном:
-Твоя предшественница, Ирис, не то чтобы погибла, а была убита тем самым Волком, которого ты уже видела, сказала она, указывая в сторону подворотни, откуда они взобрались на здание.
-А за что? Спросила я.
-Кто знает, что у этих вампиров на уме… они вроде были вместе и даже любили друг друга, насколько возможна любовь между вампиром и сиреной, а потом он просто размозжил ей череп.
-Нет, не всё так просто, сказала Роза. Свидетелей нет, доказательств тоже.
Все молча переглянулись, и только я смотрела под ноги и думала, что дорого будет стоить правильное решение, но и назад повернуть нельзя. На время повисла пауза, которую разрядила Лилу.
-Что-то мы засиделись, вам не кажется, или вас всех на романтику поперло, и вы здесь рассвет встречать надумали?
-Да и правда идти пора, произнесла задумчиво Роза, глядя на небо.
Потом она как будто проснулась.
-Пойдём, посмотришь, как мы живём, как и тебе придётся жить, с нечистью познакомишься. Будет весело.
Мы спустились с пятиэтажки через чердак. Выйдя на улицу, не произнесли ни слова, так и шагали по ночному городу молча, и каждая думала о чём-то своём, кто о шести миллиардах, а кто о пяти рублях. Ванда: «А может перемены и не так плохо, да и девчонка вроде умная». Роза: « Наконец-то Пентаграмма оживет, и Подвал снова вздрогнет от наших голосов». Лилу: «Всё-таки как хорошо, что мы решили сегодня выйти прошвырнуться, и попали на эту Тау. А Марго скоро к ней привыкнет. Перебесится, потом сама откажется от своей глупой затеи. Не правильно было бы переворотить Подвал из-за её амбиций, да и Волк со своей стаей сильнее нас всех. Он явно не будет смирно сидеть, пока ему осиновый кол будут в грудь вбивать ». Марго: «Она одна со мной согласилась, значит, будет дело». И только я не знала о чем даже думать. В голове творилось что-то непонятное, не было прошлого не с чем было сравнить, да и ситуация в которую я попала слишком необычна. Никак не получалось осознать: как может быть вечной жизнь, это не укладывалось в моей голове как и то что может быть бесконечной вселенная.

2.Над городом ночь хоронит своих мертвецов,
И души их прячутся за стенами век
Фальшивые блики на лицах гламурных шутов
Роятся посмертными мухами в смраде бензиновых рек.


Так мы прошли пол города, добравшись в ту его часть, которую даже аборигены этой местности всегда считали не благополучной. Это была индустриальная зона. Только кое-где, среди старых и новых заводов, попадались кучки перепуганных жилых домов, обветшалых и как будто вообще необитаемых. Этот район был вполне достоин того чтоб стать съемочной площадкой голливудского фильма в стиле ганкста. По чёрному кварталу, где почти на каждом углу стоят наркоторговцы, и подростки продают оружие, разъезжает новенькая полицейская машина с новоназначенным, обязательно белым, полисменом, который под конец фильма наведёт таки здесь порядок. Но это, увы, не Голливуд и даже не Америка, здесь участковый никогда не вылезал из своей квартиры после 10ти вечера. Любая машина оставленная здесь на ночь без вооруженного присмотра рисковала, в лучшем случае остаться без колёс.
Нормальному человеку здесь было трудно жить, а вот нечисть, в этой полосе негативной энергии чувствовала себя превосходно.
Мы добрались до 2х этажного здания, расположенного за одной старой полуразвалившейся, полу разварованой фабрикой. Старое общежитие или барак для рабочих, где 2 этажа находились над землей, а один был полуподвальный, окна заколочены, а единственная дверь открывалась на тёмную лестницу, ведущую в подвал. На стенах более-менее живописное граффити на разнообразные темы, от городского трэша до сатанизма, перемешивалось с матерными словами и другими следами присутствия жизни (т.е лужицами видимо не все здесь любят граффити). По внешнему виду, по степени развалености, это здание не выделялось из окружающих, оно казалось таким же заброшенным, но, тем не менее, сюда сходилась вся городская нечисть. Это место они называли Подвалом, потому что именно в подвале располагалось что-то вроде ночного клуба, об этом свидетельствовали барная стойка, сцена и даже столы, правда, все разные, как
будто сворованные из разных заведений. Первое что меня радушно встретило сразу же, как я открыла заветную (как мне тогда казалось) дверь в мир теней, был характерно-подвальный запах: ядерная помесь плесени, сырости, гнили и тухлого мяса.
Второе впечатление: напряжённая и даже где-то суетливая атмосфера. Вскоре, спустившись ниже по железной лестнице, которая ещё и как-то извращённо озвучивала каждый мой шаг, я заметила, что происходит что-то необычное для этого места: в одном конце зала рядом со сценой собралась орущая толпа, хотя для того чтоб носить гордое наименование толпы народу было маловато, но, тем не менее, они умудрились стать, так что мне ничего не было видно. Но по подбадривающим крикам типа: «Давай! Давай!», «Мочи на х.…!!!» и «Не будь тряпкой, вставай!» а еще по тому, как какой-то предприимчивый мужичок с физиономией похожей на кирпич, как по цвету, так и по форме, размахивал деньгами и собирал ставки, я поняла, что это драка, а вернее демонстрация силы. Меня как будто потянуло туда, посмотреть поближе, но на счастье меня остановила рука Ванды, вовремя ухватившая мой воротник. В это время над головой кирпича-букмекера пролетело нечто и с жутким грохотом приземлилось на один из разнокалиберных столов,
хрупкое изделие столярного искусства не выдержало столь мощного удара и развалилось. Из-за барной стойки послышался чей-то хриплый крик: «Только не мебель!». Это был бармен, коренастый, низенький, видимо сильно потрепанный жизнью мужичок. При виде сего безобразия он схватил какую-то пародию на полотенце и с воплем «Брейк, мать вашу!!!» ринулся к центру событий, где на руинах стола лежало поверженное нечто, оказавшееся в итоге блондинистой девушкой на которой из предметов туалета сохранились лишь красные бикини с белым пушком (фу, какая пошлость!) и босоножки. Уже потом я узнала, что это была стриптизерша. Из толпы вынырнула рыжеволосая барышня с явным намерением добить блондинку, но тут подскочил бармен и шлёпнул рыжей по лицу полотенцем. Я наивно надеялась увидеть, как она это делает, т.е. отправляет в полёт своих противников. Но к моему величайшему удивлению и негодованию, рыжеволосая в ответ на удар полотенцем, причем что оно было явно грязное и мокрое, просто расхохоталась. В этот самый момент вместе со словами «чё встала!» я почувствовала мощный толчок в спину, думаю, не стоит говорить от кого.
- Пойдём, оценишь нашу пещеру.
Мы направились к обшарпанной двери находящейся за лестницей, и я еще раз обернулась, чтоб оглядеть это странное место и его странных обитателей. Кирпич уже играл роль рефери и отщитывал над блондинкой, которая ещё пыталась подняться ,10… 9… 8… бармен обречённо смотрел на разбитый в щепки стол, рыжая злобно ухмылялась. Тут кто-то поднял блондинку и взвалил на плечо как что-то неживое. Здесь я заметила лишь двух существ (хоть внешне они и напоминали людей, но человеческого здесь было мало) которых явно не интересовал весь этот беспредел. За столом в уголке сидела девушка, мертвецки бледная, волосы у неё были длинной до пола и очень светлые, почти бесцветные, одета во что-то немыслимое и непонятное, толи платье толи балахон цвета грязи. Она рассеянно смотрела своими огромными, грустными и такими же бесцветными глазищами в граненый стакан с зелёной жидкостью, стоящий перед ней на столе. Она ни о чем не думала, да я и сомневаюсь, чтоб она умела думать, настолько прозрачной и бесформенной она была что все протекало сквозь неё не оставляя следа, выражение безразличной тоски, кажется, застыло на веки на её худом лице. Второй пофигист был её полным антиподом. Огромный, чернокожий, бритоголовый, мужик сидел за барной стойкой, попивая что-то толи из большой кружки толи из банки. Он был зол и в то же время безнадежен, как охотник по прихоти судьбы обязанный жить в волчьей стае.
От моих наблюдений меня отвлёк новый толчок, на сей раз, я врезалась в дверной косяк, он мне напомнил о том, что я куда-то шла. Вместе со своими спутницами я прошла по довольно длинному и абсолютно темному коридору, по дороге зацепившись за какой-то провод и наступив на что-то хрустящее, в последствии оказавшееся тараканьей оргией, на что Лилу сказала, что эти животные наглеют с каждым днем все больше. Фу! Бред какой-то! Тараканы вроде гермафродиты. Наконец мы поднялись на второй этаж, и зашли в первую же дверь.
- Ну, вот, это и есть наша пещера, сказала Роза с гордостью.
Хотя я искренне не поняла чем тут можно гордиться. Довольно большая комната с заколоченными окнами, заложенная стопками книг, оклеенная постерами и афишами разных времён и народов производила скучное, унылое впечатление полной разрухи и запустения, несмотря на то, что здесь пусть редко, но жили. Из мебели здесь было 5 кроватей, покосившаяся полка, и такой же пьяный шкаф. Но зато книг было огромное количество, и они были повсюду: на подоконниках, на полке, на шкафу, на полу и даже вместо отвалившихся ножек кроватей. Комната сама по себе была необычна, поскольку состояла из 2 комнат поменьше связанных большой дырой в стене, освещена она была слабо. Всего одна лампочка на 40ватт, висевшая при входе, зря пыталась облагородить пространство, поскольку углы и почти вся вторая комната оставались во мраке. Мне это даже понравилось. Роза повела меня во вторую комнату. А!!! здесь всё-таки есть что-то типа напольной лампы, порадовалась я. Но оказалось, что светит она не активней, меньше видно безобразие.
-Вот, пожалуй, здесь будет твоё место, сказала она, хлопая по матрасу нижнего яруса железной кровати больше похожей на нары.
Из матраса поднялось весёленькое облачко густой пыли. Тут подошла Марго и посмотрела на Розу с таким видом, что мне сразу стало ясно: вторая кровать принадлежит ей и со мной она не хочет иметь ничего общего. Запахло жаренным! Лучше мне смыться добровольно, пока меня не отправили погулять. Я тихо, тихо
попятилась к двери, на полпути мне на ухо шепнула Лилу: «Спустись в бар, поболтай с Гарри, барменом, не бойся, бить не будут, народ у нас мирный».
Выйдя в тёмный коридор и закрыв за собой дверь, я почувствовала где-то, совсем рядом чью-то острую боль, такой силы, что меня передернуло, я подумала: « Хорошо, что мне не пришлось такое испытать». Я как сумасшедшая рванула к двери, где по моему предположению должна была находиться лестница в подвал, но я добежала до конца коридора, упёршись в стену с ещё одним заколоченным окном. Я хотела убежать подальше от источника боли чтоб не чувствовать всю эту жуть, но оказалось что я не отдалилась а наоборот приблизилась, меня тянуло сюда. Слева от меня была дверь, сама удивляюсь, как я её увидела, из-за двери послышался приглушенный стон. Я решилась посмотреть и приоткрыла дверь. Ещё одна тёмная комната, на полу, в узкой полосе света от восходящего солнца, проникающего в комнату сквозь щель оконных досок, лежал парень в изодранной одежде и его шею пережимал массивный ошейник. Он поднял голову и посмотрел мне прямо в глаза. С начала он находился в другом мире, в глазах отражался только болезненный хаос, творящийся в его голове, но по мере того как он возвращался его лицо начала искажать ненависть и злость. Он ещё полежал так, будто собирая силы, а потом с воплем: «Это все из-за тебя!» бросился в мою сторону. Среагировав довольно быстро, я отпрыгнула, закрыв дверь и даже не успев сообразить, что эта хлипкая дверь меня не спасёт, я услышала, как за ней звякнула цепь, и что-то тяжелое рухнуло на пол, кто-то тихо и грустно завыл. Ага! парня посадили на цепь, вот почему ошейник. Но вот странно, мне его лицо кажется знакомым, интересно откуда. И с такими мыслями я таки прошла по тёмному коридору и спустилась по лестнице, чувствуя какой-то странный прилив сил. Перед самым моим носом открылась подвальная дверь, чуть не ударив меня по тому же носу. Прямо заколдованная какая-то дверь! На пороге стоял высокий, худой, мертвецки бледный, патлатый парень в длинном пальто. Он сильно изумился, увидев меня, а потом спросил:
-Ты этого видела?
Неужели у меня было настолько испуганное лицо.
-Кажется да, ответила я тихо.
-Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, а твой носик не заслужил, чтоб стать закусью этого лузера. Не ходи туда больше, он тебя запомнил. К стати как он?
-Воет, ответила я, поспешив выбраться.
Парень поднялся по лестнице, а я направилась к бару. Да, уж! Не так я себе представляла место тусовки нечисти. Я надеялась увидеть что-то типа старинного, готического замка с дорогой обстановкой, освещаемой свечами и таинственно полыхающими факелами. В огромном каминном зале, с гобеленами и мягкими диванами, сидят бессмертные существа и с томным, уставшим от жизни видом разговаривают о великом и вечном. А вокруг них обязательно бегают слуги: зомбированые людишки. У камина в большом кожаном кресле, с бокалом вина которое в последствии окажется кровью, сидит красавец вампир… но тут меня разбудила бессвязная фраза, сказанная прямо в ухо: «Ты эта, подвинься, не стой на дороге, садись, скажи чего-нибудь! О!» За тем передо мной вырос тот самый потрёпанный бармен, с перекинутой через плечо тряпкой и какой-то большой бутылью в руках. Я послушно села на край стула у барной стойки.
-Ну, как тебе заведение? Спросил он с кривой, беззубой улыбкой.
Категорически отказывается мой мозг понимать этот странный народ, чему тут радоваться. Вместо готического замка - затхлый подвал, вместо красавца – парень на цепи, обвиняющий меня неизвестно в чем, а вместо бессмертных философов – кучка безбашенных неформалов. Совсем не радостно! Но все-таки ответила, что ничего, нормально, жить можно.
- А у вас такое часто бывает? спросила я, кивая в сторону, где ещё недавно стоял стол.
-Нет, это только Лиса беситься, и то редко.
-Лиса, которая рыжая?
Мне стало интересно.
-Она самая. Ни с кем Волка делить не хочет, да и ей он не принадлежит, он никому не принадлежит.
Мне стало ясно, что с барменом давно никто не разговаривает, и информации у него за это время накопилось много и надо её на кого-нибудь выплеснуть. Ну, что-же, спешить мне некуда, надеюсь, информация будет полезной.
-А Волк это кто?
-Он только что вышел. Такой высокий с длинными волосами.
Ага! Ещё интересней. Так вот на кого меня натравить пытаются, но он совсем не тянет на убийцу, скорее наоборот. Что в нем нашла моя предшественница? И вообще он на швабру с глазками похож, нет, явно не убийца. А вот Лиса неуравновешенная личность и могла бы… чего стоит одно зрелище «полёт блондинки».
- А летающая блондинка это кто?
-Метра.
Стоп я пропустила что-то важное или разговор не идёт? Больше на допрос похоже.
-Так, у меня отшибло память, я прошагала больше пол города, понаблюдала довольно зрелищную драку, споткнулась и наступила на тараканью оргию, нюхнула вековой пыли, и, наконец, меня пытались сожрать за какие-то прошлые грехи которые, я даже не помню. Я почти ничего не понимаю, а тут от меня ещё скрывают что-то.
Подумала, что такое откровение, да ещё и сказанное на пятой скорости, развяжет ему язык, но не думала что настолько.
-Хороший день, и только один! сказал он с явным негодованием. Послушай девочка, я живу на этом свете больше 300 лет, бывали деньки и повеселее. Особенно один, когда я заглянул в глаза моей совести и понял, кем я был и за что обречён на такую жизнь.
- Это на какую же?
-А такую: я ничего не чувствую, ни боли, ни голода, ни холода, ни вкуса, ни запаха и даже сдохнуть не могу. Если порвать моё тело на куски и разбросать по разным частям света оно рано или поздно сползётся в одну точку и срастется, но не факт что срастётся правильно, рука может оказаться на заднице и голова под мышкой.
-Ой, за что же тебя так?
-За глупость. Длинная история.
-А мне спешить некуда.
Он взглянул на меня оценивающе и, пожалуй, понял, что нашёл достойного слушателя.
-Ну ладно. Видишь эту, сказал он, указывая на бесцветную сидящую в углу, приходит, берёт стакан огненной воды и смотрит на него пока пойло не испариться, и уходит. А потом приходит снова. Так вот это и есть моя совесть, ходит за мной всю мою посмертную жизнь и сводит меня с ума. Хотя она мне и помогла не сойти с ума.
-Это как? Удивилась я такому противоречию.
-Вернувшись в мир живых, я, как и ты, ничего не помнил о своей жизни. Не знаю, сколько лет шатался по лесам и полям, даже не ел и всё удивлялся, почему никак не сдохну. А эта, совесть блин! ходила за мной по всюду как тень. Когда я её о чём-то спрашивал она сначала, наклонив голову на бок как безмозглая курица, увидевшая что-то диковинное, долго смотрела на меня, а потом начинала истерически смеяться. Издевалась. А я с ума сходил, пытался от неё убежать, но она оказывалась рядом. Как-то раз меня это окончательно достало, и я бросился на неё, хотел задушить. Не смог, хотел ухватить за шею, но как будто хлопал в ладоши, но зато, оказавшись довольно близко, просмотрел в её бесцветных глазищах всю свою поганую жизнь. Каким я был гадом, самому противно.
-И чего же ты такого натворил?
Он помедлил, но решил рассказать.
- Был я гадом беспринципным, вором и наёмником. Хоть я по натуре и одиночка, но затесался в группу одних «хороших» парней, кочевых грабителей, которые обчищали богатые дома, отправив на тот свет хозяев, слуг и вообще всех, кто попадался на пути.
Как-то в одном доме напал я на одну служанку, девчонку лет 16-17, и изнасиловал её. Меня по началу отговаривали, мол, мы не за этим пришли, а мне захотелось. Дело своё то я сделал, но девчонка отомстить решила: вцепилась мне зубами в пах, да ещё и так сильно, что умудрилась кое-что оторвать, а если не оторвать, то сильно пожевать. А я в это время, вопя от жуткой боли, достал нож и пырнул её в шею.
Когда мои коллеги, романтики с большой дороги, нашли меня истекающим кровью и катающимся по полу от дикой боли они долго надо мной измывались. Я им этого не простил, и на одной хмельной пирушке решил ил травануть, но просчитал дозу. Так что умирали они долго, слишком долго. Когда начались симптомы, все сразу смекнули, кто подмешал яд. Сначала меня привязали, а потом кто мог, уже из последних сил, подползали и выбивали мне по зубу.
-Да, весело ничего не скажешь. А вот девчонка достойна уважения.
-Ага! Она была начинающей, но должна была стать очень сильной колдуньей. А её сила была привязана к её девственности. Получается, я лишил её силы, и теперь она ходит за мной и требует искупления грехов.
-Значит, ты говоришь, что сидящая в углу это призрак ведьмы?
-Вроде того.
- Так она уже отомстила, чего же она ещё от тебя хочет?
- А черт её знает. Главное она меня не трогает и я её не трогаю. А исправить то все равно ничего не могу. Пускай приходит, если никого нет, хоть один клиент сидит, а то ведь противно когда бар пуст.
На самом деле противно другое, но об этом я лучше промолчу из дипломатических соображении. Странно, откуда во мне столько дипломатии.
-А что бывает, что бар пустует?
-Иногда. Правда есть здесь один, скажем так работник, Русс. Ты его, наверное, видела, он ставки собирал. И кто ему только деньги свои доверяет.
-А что?
-Деньги это его самая большая слабость. Всё что может, сгребает под себя. Требует каждый месяц зарплату, некоторые проценты, иногда слишком большие, со ставок. И на что только он их тратит?
- А за что зарплату?
-Помогает мне некоторые тяжести перетаскивать, а в ведении хозяйства и экономии денег он лучший, пока он не появился я еле сводил концы с концами.
- Так откуда же взялся этот экономный деньголюб?
-Питомец одного титулованного вампира, мало того, что богатого, да еще и большого гуманиста. Из за того, что всех своих слуг он в порыве праведного гнева или просто с голода покусывал, а повелевать «братьями вампирами» он не хотел, пригласил к себе мага- алхимика который создал ему из трупов новых слуг, а вампирский состав отпустил на все четыре стороны. Эти ребята, оказавшись на свободе, начали охотиться за всем что можно и нельзя. Люди узнали, кто их создатель пришли и подожгли замок знакомого нам гуманиста. Не знаю чего они, глупый и нелогичный народец, хотели этим добиться, но результат: граф исчез, стайка хищников разбрелась, но не из-за пожара, а просто, потому что поумнели и решили поделить сферы влияния, поскольку еда имеет обыкновение заканчиваться, а замок сгорел, вместе с ним и большая часть его обитателей. Выбрались только четверо: Русс - мой работничек, у графа он был управляющим, Зэн и Занги – падальщики, граф пил кровь, а они доедали тела его жертв, и, наконец, сам алхимик. После пожара они разбежались кто куда, а теперь их можно встретить здесь, кроме алхимика конечно ведь он был человеком.
-И про многих ты так все знаешь?
-Почти про всех, только жаль тебя разочаровывать не у всех такая богатая биография.
- А про Лису, что интересного расскажешь?
-История типа «Красавица и чудовище», правда, никак не пойму кто из них чудовище. Жила была рыжая, жизнерадостная и неугомонная девчонка, но как-то раз угораздило её влюбиться в серого Волка. А Волк, поскольку рядом не валялось никакой бабушки, решил зажевать красную шапочку. Хотя в этом Лиса сама виновата, ну влюбилась и влюбилась, и засунь свою любовь в дальний ящик и не доставай пока сама не сдохнет. Он её всячески избегал, гнал, говорил что беден, что бомж, что она ему не нужна, так же как и он ей. Даже когда он ей решил рассказать правду о том, что он вампир и может её убить ненароком, что не всегда можно контролировать инстинкты. Она, дура, вместо того чтобы испугаться и убежать, или посчитать его сумасшедшим, ну какой нормальный человек, для того чтобы отделаться от назойливой поклонницы станет молоть такую бредятину, разрезала себе запястье со словами «без тебя мне все равно жизни нет», решила подарить ему все свое тело. Он держался, сколько мог, но после этого сдался. Убить не убил, а вот вампиршей она стала, но, не смотря на это, не стала ему ближе. Он надеялся её подчинить, как и остальных, но не вышло, по-видимому, у женского рода, иммунитет на такое, вы же мрази живучие.
Это он сказал таким тоном и с такой ехидной улыбкой, что мне захотелось его чем-то треснуть по голове. Хотя чего можно ожидать от того, кого лишили мужского достоинства путём откусывания.
-Ну да, ну да,… а каких остальных?
-В том конце, видишь, сидит тройка?
В это время он указал на трех особей мужского пола, игравших в «камень-ножницы-бумага». То есть двое играли, а третий наблюдал. Причем вид у них был явно как у Даунов-подростков, один игрок треснул со всей дури второго, проигравшего, по лбу, из-за чего тот покачнулся, а наблюдающий залился громким истерическим смехом. Оба игрока на это среагировали синхронно наградив наблюдающего, каждый со своей стороны, кулаком в ухо.
-Это Бомж, Пёс и Мухолов, члены Волчьей стаи. Разучились думать.
-Сильно деградировали. Что же случилось?
-Волк их приручил, ему так выгоднее. Они его слушают безоговорочно и на его место «вожака», не претендуют.
-Хм?...
-Да, ты верно сказала, что они деградировали, а чего же ты хочешь после 2-3х месячного голодания и сидения на цепи, в тёмной комнате.
-На цепи говоришь…
Час от часу не легче, но за то теперь я знаю, с кем я недавно так содержательно пообщалась.
- И много их таких?
- В стае около 20 и еще Хантэр, тоже клиент с биографией. Он приблудный. Раньше был охотником за вампирами, но он повторил мою ошибку. Ему тоже кусачая досталась, правда не ведьма, а вампирша. Он продолжает ненавидеть вампиров, хоть и один из них, никогда не расстается со своим оружием. Одно радует, что он никого пока не убил.
- Это, что такая традиционная месть, в смысле откусывание достоинства?
-Не знаю, за что она его там укусила, но результат на лицо. Он недавно сидел здесь, но как кончилась драка, он куда-то делся.
-А оружие? Он что, осиновый кол в трусах припрятал?
-Умная девочка! А кстати, как тебя зовут?
-Тау.
-Ты сирена?
- Вроде, да.
-Петь будешь?
-Как получиться.
- Должно получиться, иначе я разорюсь.
Эгоистично, но, правда. Вообще мне кажется, что в этом мире незачем врать. Врут обычно со страха, а чего бояться тому, кто бессмертен? Но мои размышления прервал голос Гарри.
- Ну что, оклемалась? Спросил он, не отрываясь от протирания огромного пивного стакана. Я даже не сразу поняла что эти слова относились не ко мне.
-Хотя бы помог, гад. Надо было развалить стол, что бы ты засуетился.
Я повернула голову в ту сторону, откуда пришел этот возмущённый возглас, и увидела нечто! За два стула от меня, у стойки сидела девушка, шатенка, не сказать, что она была красивая или на оборот, она была просто никакая. Волосы, собранные в конский хвост, не короткие и не длинные, серое платье одетое поверх джинсов лёгкая, черная осенняя куртка и чёрная сумка, которую она швырнула на стол, создавали впечатление полной обыкновенности, если бы не огромные черные очки, закрывавшие пол лица.
- Не надо было лезть, ответил Гарри спокойно, доставая другой бокал.
-Мерзавец, сказала она, повышая тон и коэфицент гнева, ты же знаешь, что моя магия на вампиров не действует.
-Да знаю, твоя магия может только стул придвинуть или стакан воды вскипятить, сказал он с противной ухмылкой.
Девушка фыркнула, спрыгнула со стула, собираясь уходить.
-Стоять! Рявкнул он наконец подняв на неё глаза, а потом продолжил абсолютно спокойным тоном.
-Это новенькая, сирена. Видимо, Пентаграмма скоро возродиться. Тау! произнёс он указывая на меня. А потом добавил:
-А это Метра.
Нееееееееее! Не верю! У меня со зрением проблем никогда не было. Я же видела пышногрудую блондинку, летящую через зал, а это совсем не то… не та… да ещё и после такого падения выживают редко, не то чтобы ещё ходить и возмущаться. Она заметив моё удивление и отвалившуюся до пола, наверное, челюсть подошла по ближе, и, поднимая на лоб очки, ласково так, сказала:
- Оставляешь ты меня без работы.
Её лицо расплывалось в улыбке, такой же неинтересной и обыкновенной, как и она сама, а под глазом светилось большое красное пятно намеревающееся стать синяком. Ну, да, возможно, но все равно как-то не вериться, что это она.
- Я живучая!
Она это сказала таким тоном будто и сама этому не очень-то рада. Потом мгновенно стёрла улыбку с лица, опустила очки, взяла сумку и, развернувшись, удалилась. Ну и ну! Совсем другой человек, хотя внутренне что-то мне подсказывало, что это она, но остатки моего рассудка, как Станиславский возмущённо вопили: «Не верю!». Но интереснее мне показалось не то, что она кардинально изменила свою внешность за такое короткое время, а то, как она себя вела. Про таких обычно говорят : «девушка с характером». Хотя это скорее не характер, а врожденная скандальность, и беспредельная смелость. Не смотря на то, что хоть она и живучая, но всё же не бессмертная, по крайней есть в ней что-то живое отличающее её от всех остальных кто был в клубе, я бы на её месте сюда не сунулась. Хотя стойте, я же здесь но, в отличии от неё.… Фу! Что за…? К обычной затхлости подвала добавился ещё и запах дохлятины, которого раньше вроде не было. Не успела я обернуться, как услышала где-то рядом, голос похожий на скрип гробовых досок, мне почему-то перехотелось оборачиваться. Обладатель голоса, шипя и посвистывая, обратился к Гарри:
- Я чую, кого-то убили…
-Да никого не убили, всё нормально.
Засуетился Гарри, ему явно не доставляло удовольствия это общение. Я всё же решила обернуться, и сильно пожалела об этом.
Я не брезглива, но представшая картина заставит, кого угодно вспомнить, что он ел на завтрак, и даже продемонстрировать его широкой публике. Обладатель голоса, предположительно особь мужского пола, выглядел, мягко говоря, отвратительно. Он напомнил мне собаку, попавшую под машину на оживленной скоростной трассе, разве что не хватало вываливающихся внутренностей. Хотя кто знает, что скрывают его засаленные лохмотья. Он поставил на стойку свою, неестественным образом вывернутую руку, с корявыми пальцами и длиннющими, грязными ногтями. То, что можно было бы назвать головой, выглядело не лучше. Волосы непонятного цвета, от нескольких слоёв грязи, отсутствие больше половины зубов, явные следы разложения, и глаза, мутные и жёлтые делали его похожим на… ходячий труп. Точно, зомби из американской страшилки! Разве что из всяких отверстий не выползали сытые и счастливые черви, а разговаривал и ходил он чуть ровнее своего американского собрата, а ещё не кидался на всё живое с нечленораздельным рёвом. За его спиной стояла женщина, по крайней мере, мне так показалось. Пока зомбак расспрашивал Гарри про какие-то трупы, я наблюдала за его спутницей, отлично дополнявшей тошнотворную картину.
Она долго и обстоятельно ковырялась пальцем в ухе, после чего извлекла оттуда жирную, белую личинку, с интересом осмотрела её со всех сторон и… Фу! Гадость!!!.. съела её. Зомбак это заметил и со словами «чего не поделилась?!» отвесил ей мощный, насколько позволяла его конституция, подзатыльник. От этого у неё… О ужас! Вывалился правый глаз и покатился по полу…
Да, я сегодня завтракала, обедала и возможно даже ужинала, теперь всё это сговорилось и решило выйти наружу, так же как и вошло, причем решило единогласно, и даже не дожидаясь моего разрешения. Гарри, который наблюдал за моей реакцией, смекнул, в чем дело и сразу же указал мне на дверь слева от бара. Я ринулась туда, в помещение представлявшее собой что-то среднее между туалетом и помойкой. Но мне некогда восторгаться антуражем, я залетела в первую же кабинку… Нет, по этим останкам былой трапезы точно не определишь что я ела. А жаль, я ведь не помню, а хочется о себе побольше узнать. И вот стою я над унитазом, отплёвываясь, размышляю как должно быть плохо девушкам, страдающим булимией… как слышу что кто-то вошёл. Аккуратно выглядываю: вошла та, которая вызвала у меня такую реакцию. Она остановилась у раковины, положила рядом свой глаз, предварительно вытерев его от пыли, и начала что-то усердно искать в своей непомерно большой и бесформенной сумке. Потом она достала оттуда черно-жёлтый тюбик, очень похожий на строительный клей-момент который, если верить рекламе, может приклеить человека за ноги к потолку. Да, я не ошиблась. Она выдавила немного содержимого тюбика на глаз, а потом вставила свой орган зрения в пустую глазницу, посмотрелась в пыльное заплёванное зеркало и видимо осталась недовольной. Ещё порылась в сумке и извлекла контейнер с какой-то бежевой пылью, наверное, силикатный кирпич мелкого помола, и припудрилась этой дрянью. Теперь она даже попыталась улыбнуться своему отражению, но вместо зубов показались прогнившие пни. Она мгновенно спрятала улыбку, а лицо исказила такая немыслимая мука, а на лбу как будто начала появляться надпись: « я ведь когда-то была так красива». Мне даже стало её жаль. Но на самом деле надписи не было, это была её мысль. Интересно, это я начала читать мысли или… Она сгребла пожитки в сумку и вышла. Грустно… За что же её так?
Я еще постояла неподвижно, обдумывая свой вопрос и пришла к выводу что это не моё дело. Когда я вышла из уборной, дохлая парочка уже удалилась, но запах остался, и видимо надолго. Гарри меня потом просветил, что это были те самые падальщики, Зэн и Занги.
Не успела я допить свою минералку из-под крана, как на пороге появилась Метра с чем-то шевелящимся, завязанным в большой полиэтиленовый узел. Она спустила узел с лестницы, отцепила от своего воротника, повисшую там, и предварительно отделенную от туловища руку Зэна, и брезгливо швырнула на общую кучу. Она спустилась по лестнице, и попутно меняя облик, направилась к бару. Когда она склонилась к Гарри, ее лицо было точной копией лица его совести, ещё сидевшей у двери. Метра очень разозлилась:
-Ещё раз такое сделаешь, оторву твою голову и пошлю бандеролью в Гондурас! Рявкнула она, смотря прямо в глаза Гарри.
Его при этом передернуло, и не знаю от чего сильнее, от лица совести или от перспективы лишиться головы. А эта Метра поразительное существо! Она… Но пока я восторгалась метаморф вышла из подвала. И меня снова потянули за собой эмоций, а ещё я хотела узнать, как она это делает. Я побежала за ней, перепрыгнув через кучу полусгнившей плоти. Догнала её на улице:
-Метра, подожди!
-Да что вы за мной все ходите?! - причем сказала она это как-то устало.
- Я просто спросить хочу, как ты это делаешь? - Спросила я указывая на лицо.
-Родилась я такой, в каждом поколений рождаются метаморфы. А теперь всё, отстань от меня! Я домой хочу! Достало меня всё!
Если начинала она говорить со злобой, то сейчас у неё на глазах блестели слёзы. Она скандалистка с сильным характером, но всему есть свой предел, даже беспределу. Она подобие ёжика, да ещё и живущего по философии «лучшая защита это нападение». Её брутальность и есть те самые иголки, защитный механизм, а в этом мире ей есть от кого защищаться. Но кто её защитит от самой себя? Кто защитит от взрыва мозга, когда живёшь в постоянном напряжении? Ведь, наверное, страшно, когда тебя запросто могут убить и съесть.
Я стояла как вкопанная и размышляла… Метра уже давно убежала домой, а через некоторое время я опомнилась. И чего это меня на психоанализ потянуло?






Стих о любви "Мечтала любить"

Читать далее
Симпатичные картинки художницы Надежды Соколовой


Читать далее
Работы Gannmgelly

Читать далее

Автор поста
shamana {user-xf-profit}
Создан 1-01-2010, 22:58


0


11

Оцените пост

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Opium_666
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 2 января 2010 10:52

    Оригинально, очень понравилось! Продолжай в том же духе!


  2.       Эрейсс
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 2 января 2010 17:29

    жду продолжения. 


  3.       Kuroneko
    Путник
    #3 Ответить
    Написано 3 января 2010 00:10

    интересно.. и самое главное не бонально жду проду


  4.       shamana
    Путник
    #4 Ответить
    Написано 3 января 2010 00:15

    огромное спасибо за коменты,и отдельное я НЕбанально winked именно не банальным я и пыталась это сделать 


  5.       Moon Bard
    Путник
    #5 Ответить
    Написано 3 января 2010 13:32

    понравилось. Жду продолжения. ))


  6.       Kiele
    Путник
    #6 Ответить
    Написано 29 января 2010 16:03

    Ошибки писать? Диалоги написаны странно, так как непонятно где твои слова, а где слова героев. Кое-где лишние абзацы, заглавные буквы или недостаток оных.
    В принципе мило, только не совсем(читай - совсем) поняла смысл пролога. Хотелось бы побольше узнать об Тау до её превращения и чёткого мира. Я так и не поняла она в нашем или в новом? А вот описательства лучше сократить, каюсь, я их пропускала. Сама всем этим страдаю, но сейчас я - крЕтик) От слова кретин... Пошла читать дальше. Пока поставлю тебе пять, ошибки я не учитываю.


  7.       shamana
    Путник
    #7 Ответить
    Написано 29 января 2010 20:49

    Предпочитаю исправлять ошибки а не оправдываться...но немного придётся
    нащёт пролога: не догадалась кто такие писательница и курьерша?
    мир наш,человеческий, а вернее его изнанка, невидная людям.дальше,надеюсь станет яснее. Пожалуй описательства в начале избежать сложно, но некоторые наверно можно укоротить. Если не сложно укажи которые и я пошла исправлять...


  8.       Kiele
    Путник
    #8 Ответить
    Написано 30 января 2010 13:15

    Так-с... Укорить можно первый абзац, он не несёт особой смысловой нагрузки(я сильно на это надеюсь) После диалога абзац, там можно сократить перечень книг на которые слез котик, описание кота(можно ограничится туманными объяснениями его происхождения). Потом прошу мне объяснить, что за комп такой на котором живые изображения)
    Цитата: shamana
    не догадалась кто такие писательница и курьерша?

    не-а... объясни, а? мой мозг утонул в советской истории))
    Так, далее... А далее можно не сокращать) Мне понравилось) *кто-то пишет абзацы больше моих... уря!*


  9.       shamana
    Путник
    #9 Ответить
    Написано 30 января 2010 20:52

    хи хи хи! совецкая история тут непричем winked писательница-судьба
    курьерша-смерть! по моей теории для этого мира,(это я опишу дальше) есть Бог-создатель,всевышний и смерть с судьбой- типа-богини ответственные за этот мир...


  10.       Kiele
    Путник
    #10 Ответить
    Написано 31 января 2010 00:02

    У кого ни при чём, а кому её сдавать в понедельник)
    Ыгы... Ясно...
    В четвертую главу загляни, там я уже высказалась


  11.       elenya lia
    Путник
    #11 Ответить
    Написано 22 марта 2010 07:30

    так-с, вот я и сюда добралась))
    мне нравится, пойду читать дальше))



Добавление комментария


Наверх