Ледяное пламя. Глава 19, 20
Ну вот... история подошла к концу. Кому-то, возможно, она покажется слишком "детской", кому-то - до глупости банальной... Но это - моя история. Моя наивная сказка. Ведь, особенно под Новый год - так хочется хотя бы на миг поверить в волшебство... С Новым годом, друзья! И пусть Белый Тигр окажется удачным - с такими то-о-оненькими черными полосочками! wink И спасибо вам - за то, что остались со мной и моими героями до самого конца.
Глава XIX. По дороге домой.
Ð’ обратный путь наши герои отправилиÑÑŒ на закате, когда Ñолнце уже ÑкрылоÑÑŒ за горизонтом, и на то имелиÑÑŒ веÑкие причины. Хоть проклÑтие и было ÑнÑто, но вÑе же привыкать к Ñвету Ñтоило поÑтепенно, оÑобенно еÑли до Ñтого вÑÑŽ жизнь провел во мраке. С каждым разом Ильвиллин оÑтавалаÑÑŒ в воздухе вÑе дольше, Ð²Ñ‹Ð»ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ð°Ð½ÑŒÑˆÐµ и ÑадÑÑÑŒ попозже, так что к заливу Дулмангур, который они увидели на раÑÑвете, Эван уже не так мучилÑÑ Ð¾Ñ‚ Ñолнечного ÑиÑниÑ, и вмеÑте Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð¾Ð¹ любовалÑÑ Ð²Ð¾ÑходÑщим Ñолнцем и множеÑтвом золотиÑÑ‚Ñ‹Ñ… бликов, что, точно раÑшалившиеÑÑ ÐºÐ¾Ñ‚Ñта, играли в Ñвои беÑконечные игры на беÑкрайних Ñоленых волнах.
- Да, - прошептал, держа ладонь над глазами, - Ради одного подобного зрелища Ñтоило ÑнÑÑ‚ÑŒ любые проклÑтиÑ!
- Ð Ñколько таких зрелищ еще ждет Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´Ð¸! – улыбнулаÑÑŒ Ильвиллин, - ВеÑÑŒ мир, вÑÑ ÐµÐ³Ð¾ необъÑÑ‚Ð½Ð°Ñ ÐºÑ€Ð°Ñота – теперь она принадлежит вÑем, и тебе, и твоему народу!
- Ðо мне до Ñих пор не веритÑÑ, что Ñто правда, - вздохнул Ñльф, Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ¾Ð¹ по глазам, - ПроÑто не веритÑÑ… КажетÑÑ, что вÑе Ñто – лишь Ñон, лишь греза, мечта… а вечером Ñ Ð¿Ñ€Ð¾ÑнуÑÑŒ и пойму, что…
- Значит, тебе дейÑтвительно Ñтоит проÑнутьÑÑ! – заÑмеÑлаÑÑŒ Ильвиллин, - Рну держиÑÑŒ крепче, Ñльф! – и, взмахнув крыльÑми, она броÑилаÑÑŒ в небо, а там, выкрутив петлю, броÑилаÑÑŒ вниз, будто орел на охоте, прÑмо на золоченую дорожку, проложенную Ñолнечными лучами, и Эван, чьи руки против воли изо вÑех Ñил вцепилиÑÑŒ в ее шипы, но глаза Ñверкали от воÑторга, громко заÑмеÑлÑÑ, когда прÑмо ему в лицо приветÑтвенно дохнул Ñоленый ветер. Едва коÑнувшиÑÑŒ воды, дракониха взмыла вверх, но тут же, Ñловно передумав, заÑтыла на мгновение в воздухе, поÑле чего резко перекувырнулаÑÑŒ, и Ñльф, не уÑпев даже иÑпугатьÑÑ, полетел в море, но подруга не дала ему иÑкупатьÑÑ Ð¸ ловко поймала зубами за шиворот, переÑадила к Ñебе на Ñпину и, лукаво улыбнувшиÑÑŒ, ÑпроÑила:
- Ðу что? Ð’Ñе еще думаешь, что Ñто проÑто Ñон?
- Ðу, еÑли Ñто Ñон, - и тут Эван, не выдержав, раÑхохоталÑÑ, - То Ñ Ð³Ð¾Ñ‚Ð¾Ð² проÑпать до конца Ñвоих дней!
- Вот и Ñлавно, - она добродушно оÑкалилаÑÑŒ, а потом еще долго парила над Дулмангуром, ÑиÑÑ, точно утреннÑÑ Ð·Ð²ÐµÐ·Ð´Ð°. Ðемного передохнув Ñреди прибрежных Ñкал, под шум прибоÑ, наши герои отправилиÑÑŒ дальше на Ñевер. Ðа Ñтот раз Ильвиллин не очень Ñпешила, позволÑÑ Ñебе то и дело отдыхать на воздушных потоках, да и Эван не так чаÑто поглÑдывал на воÑток, проÑто наÑлаждаÑÑÑŒ видом ночного морÑ. Привал они уÑтроили на одном из оÑтровов, ÑоÑедних Ñ Ñ‚ÐµÐ¼, что поÑлужил им прибежищем по пути на юг, и Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ Ñвно не пахло волшебÑтвом, но в леÑу водилиÑÑŒ какие-то небольшие безрогие олени, на которых дракониха поохотилаÑÑŒ Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ²ÐµÐ»Ð¸ÐºÐ¸Ð¼ удовольÑтвием и набила живот до отказа. Еще одна ночь – и они миновали Внутреннее море, на Ñтот раз без оÑобых приключений. Ильвиллин предложила взÑÑ‚ÑŒ ÐºÑƒÑ€Ñ Ð¿Ñ€Ñмо на Ñевер, через пуÑтыню Ðлмурдан – поÑле Мор-Дельгура ли им боÑÑ‚ÑŒÑÑ ÐºÑƒÑ‡Ð¸ пеÑка! – но Эван наÑтоÑл на том, чтобы навеÑтить жителей Солнечного леÑа, на что дракониха, подумав, ÑоглаÑилаÑÑŒ. Правда, попаÑÑ‚ÑŒ в гоÑти к золотым Ñльфам без их на то Ñ€Ð°Ð·Ñ€ÐµÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð¾ÑÑŒ не Ñлишком-то безопаÑно, но, к ÑчаÑтью, те их узнали, и Ильвиллин было позволено приземлитьÑÑ. Ð’Ñтретили их веÑьма радушно, как Ñтарых друзей, и на закате в их чеÑÑ‚ÑŒ был уÑтроен роÑкошный праздник, на котором наши Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ Ñмогли от души повеÑелитьÑÑ Ð¸ вÑем раÑÑказать о Ñвоем долгом путешеÑтвии, заново Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¶Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¸ знакомÑтво Ñ Ðннумаргом, и вÑтречу Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкими змеÑми, и Ñтычку Ñ Ð¿Ð¸Ñ€Ð°Ñ‚Ð°Ð¼Ð¸, и Ñхватку Ñ Ð°Ð¾Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð¼, вновь видели волшебную пещеру, Ñтранных трехногих зверей, Ñаламандр и лавовое озеро, Ñлышали загадку ÑфинкÑа, рокочущий Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñтарого дракона, заманчивые Ð¾Ð±ÐµÑ‰Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð»ÐµÐ´Ñного криÑталла и ÑроÑтный рев проÑнувшегоÑÑ ÐÑ€-Берука. Ð’ оÑновном раÑÑказывал Эван, негромко, но не монотонно, и при Ñтом не ÑоздавалоÑÑŒ ни малейших Ñомнений в том, что то, что он говорит, от Ñлова до Ñлова – чиÑÑ‚ÐµÐ¹ÑˆÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð´Ð°. Ильвиллин Ñлушала его, не отрываÑÑÑŒ от крайне вкуÑного пирога Ñ Ñблоками, и лишь изредка поправлÑла друга, когда, по ее мнению, он в чем-то допуÑкал неточноÑти или забывал детали, а Ñльф Ñ Ð½ÐµÐ¸Ð·Ð¼ÐµÐ½Ð½Ð¾Ð¹ благодарноÑтью принимал ее помощь, так что раÑÑказ получилÑÑ Ð´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð¾ долгим, но золотые Ñльфы вÑе же доÑлушали его до Ñамого конца. ОÑобенно трудно ему было раÑÑказывать о том, что поведал ему Хранитель ÐÑ€-Берука и как ледÑной криÑталл пыталÑÑ Ð²Ð·ÑÑ‚ÑŒ над ним влаÑÑ‚ÑŒ, однако Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐµÐ³Ð¾ почти не дрожал, хотÑ, конечно, ему было неприÑтно и больно вновь вÑпоминать позорное прошлое Ñвоего народа. Другие Ñльфы отнеÑлиÑÑŒ к Ñтому Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸ÐµÐ¼, и на их лицах отражалоÑÑŒ даже нечто вроде одобрениÑ, когда Эван, без тени Ñамозащиты, признавал, что в прошлом его раÑа отнюдь не была украшением ÑльфийÑкого народа, но времена менÑÑŽÑ‚ÑÑ, и теперь, возможно, у белых Ñльфов поÑвилÑÑ ÐµÑ‰Ðµ один шанÑ…
- Очень на Ñто надеемÑÑ, - кивнул Эмиранг, что внимательно Ñлушал его, - Белые Ñльфы уже доÑтаточно выÑтрадали за дела отцов, и доÑтойны лучшей Ñудьбы, чем жизнь изгнанников. И мы будем рады узнать, что наши Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð²Ñ‹Ñ…Ð¾Ð´ÑÑ‚ из мрака, в котором пребывали пÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑч лет – а ведь даже Ð´Ð»Ñ Ñльфов Ñто ÑовÑем не малый Ñрок.
- Благодарю ваÑ, - поклонилÑÑ Ð­Ð²Ð°Ð½, и Ильвиллин, одобрительно заурчав, выудила Ð´Ð»Ñ ÑÐµÐ±Ñ ÐµÑ‰Ðµ один пирог Ñ Ñблоками, Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ раÑправилаÑÑŒ в два Ñчета – только его и видели. Эльфы пели и плÑÑали почти вÑÑŽ ночь, тенÑми Ð¼ÐµÐ»ÑŒÐºÐ°Ñ Ñреди древеÑных Ñтволов и броÑÐ°Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ðµ тени в рыжеватом пламени коÑтров. Что до Ильвиллин, то ее Ñо вÑех Ñторон обÑтупила ребÑтнÑ, что, Ñовершенно не боÑÑÑŒ огромной драконихи, гладили ее по шее, взбиралиÑÑŒ на Ñпину и чеÑали за ухом, а она Ñовершенно Ñпокойно Ñто ÑноÑила, Ñмиренно полагаÑ, что детÑм, Ñ Ð¸Ñ… Ñовершенно невозможным обаÑнием, позволено очень и очень многое. Вот только она забыла предупредить их, что боитÑÑ Ñ‰ÐµÐºÐ¾Ñ‚ÐºÐ¸, и когда одна Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° карабкалаÑÑŒ по ее задней лапе, дракониха не выдержала и дико фыркнула, оÑыпав землю перед Ñобой целым облаком мелких ÑеребриÑÑ‚Ñ‹Ñ… криÑталлов. Дети вначале иÑпугалиÑÑŒ, но потом понÑли, что Ñто веÑело и краÑиво, так что Ильвиллин, им в угоду, то одного, то другого обÑыпала ледÑной крошкой, а взроÑлые ÑмеÑлиÑÑŒ, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° них, и какаÑ-то ÑŽÐ½Ð°Ñ Ñльфийка Ñплела из леÑных цветов пеÑтрый венок, который повеÑила на золотые рога драконихи, а та Ñперва вÑе мотала головой, пытаÑÑÑŒ разглÑдеть, что же у нее так на голове, пока не понÑла, что к чему, и благодарно ткнулаÑÑŒ ей в руку, в ответ на что Ñльфийка улыбнулаÑÑŒ и, вÑкочив на ноги, броÑилаÑÑŒ танцевать, Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ð½Ð° легкокрылую бабочку, порхающую над цветущей землÑничной полÑнкой. Эван Ñперва не хотел приÑоединÑÑ‚ÑŒÑÑ, но в конце концов Ñльфы вÑе же вытащили его из-под деревьев, где он Ñвно по привычке прÑталÑÑ, и закружили в хороводе, а иÑкры их веÑÐµÐ»ÑŒÑ Ð·Ð°Ð¿Ð»ÑÑали в ÑеребрÑных глазах белого Ñльфа, и он заÑмеÑлÑÑ, зараженный их ÑчаÑтливой беззаботно-Ñтью и иÑкренней, неподдельной радоÑтью жизни…
- Я бы оÑталÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ навечно, - негромко пробормотал Эван, ÑÑ‚Ð¾Ñ Ð½Ð° краю деревÑнного наÑтила в доме гоÑпожи ÐалинÑар, и, облокотившиÑÑŒ на перила, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ильвиллин, что разлеглаÑÑŒ внизу, точно Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ð´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð°Ñ ÐºÐ¾ÑˆÐºÐ°, Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ¶ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñтайкой ребÑтишек, которые, неизвеÑтно где раздобыв целую кучу драгоценных украшений, Ñо вÑем вкуÑом обрÑжали дракониху в золото и Ñеребро. Та не возражала, и валÑлаÑÑŒ, прижав передние лапы к груди, на которых Ñверкало Ñ Ð´ÑŽÐ¶Ð¸Ð½Ñƒ колец и браÑлетов вÑех размеров и цветов, заÑтавлÑÑ Ñльфа невольно улыбатьÑÑ â€“ да будь она хоть от лап до хвоÑта ими обÑыпана, разве хоть что-нибудь на Ñвете ÑравнитÑÑ Ñ ÐµÐµ белоÑнежной чешуей, что в мерцании звезд переливалаÑÑŒ, точно Ñ†ÐµÐ»Ð°Ñ Ñ€Ð¾ÑÑыпь бриллиантов?
- Так оÑтавайÑÑ, - раздалÑÑ Ð·Ð° его Ñпиной негромкий голоÑ, но он даже не обернулÑÑ, знаÑ, что Ñто гоÑпожа ÐалинÑар. СереброволоÑÐ°Ñ Ñльфийка, едва заметно улыбнувшиÑÑŒ, подошла к нему и Ñлегка, но очень по-материнÑки обнÑла его за плечи. И он, и она знали, что ее Ñлова были беÑÑмыÑленны, ведь Ñердце белого Ñльфа звало его дальше на Ñевер, в родную Ðттарайю, где оÑталÑÑ, ÑкрываÑÑÑŒ во мраке незнаниÑ, его народ. И, вздохнув, ÐалинÑар негромко ÑпроÑила:
- Скажи мне, что ты видишь?
- Что? – он резко обернулÑÑ, отчего его волоÑÑ‹ взвилиÑÑŒ, точно на ветру.
- Скажи мне, что Ñ‚Ñ‹ видишь, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ð½Ð°Ñ Ð¸ на наш город? – повторила та, не Ð¿Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð°Ñ‡Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹ и задумчиво глÑÐ´Ñ ÐºÑƒÐ´Ð°-то вдаль, - И что ощущаешь?
- Я… вижу надежду, - понÑв, что она имеет в виду, Эван немного раÑÑлабилÑÑ, - И… хочу донеÑти ее до тех, кто оÑталÑÑ Ð² холодной мгле, чтобы и над ними наконец-то взошло Ñолнце. КельÑтааль – таким бы Ñ Ñ…Ð¾Ñ‚ÐµÐ» видеть и Ñвой родной город. И Ñ Ñделаю вÑе, что в моих Ñилах, чтобы так и ÑлучилоÑÑŒ.
- Так и будет, - ÐалинÑар улыбнулаÑÑŒ, - Ðет такой ночи, что длилаÑÑŒ бы вечно, что не Ñгорела бы в пламени раÑÑвета. И Ñкоро Ñ‚Ñ‹ увидишь, как Ñто Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð²Ð¾Ñпылает над крышами Ðттарайи!
- Я жажду увидеть Ñто так Ñильно, что даже ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ удерживаю ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‚ того, чтобы не вÑкочить на Ñпину Ильвиллин и не помчатьÑÑ Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ на Ñевер, - прошептал тот. Ðочь подходила к концу, и Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ð¾ привычке Эван до Ñих пор нервничал, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ñветлеющее небо, ничто не могло ÑравнитьÑÑ Ñ Ñ‚Ð¾Ð¹ радоÑтью и Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ глубоким, иÑкренним воÑхищением, которое он иÑпытывал, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° воÑходÑщее Ñолнце. Тонкие, как нити, лучи его, пробиваÑÑÑŒ Ñквозь полог лиÑтвы, заплÑÑали на деревÑнном наÑтиле, и Ñльф, вытÑнув руку, улыбнулÑÑ, глÑдÑ, как пÑтнышки Ñвета играют на его бледной коже – правда, уже не воÑково-белой, как раньше, а проÑто бледной, отливающей цветом Ñлоновой коÑти. И, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ñто, Эван иÑпытывал нечто большее, чем проÑто радоÑÑ‚ÑŒ – Ñто было глубочайшее удовлетворение, порожденное оÑознанием того, что, хоть он и провел почти вÑÑŽ Ñвою жизнь во мраке, Ñолнце о нем не забыло, и принимает его так же, как и прочих Ñвоих детей. Словно никогда и не было Ñтого проклÑтиÑ… Ñловно вÑе прошлое оказалоÑÑŒ лишь дурным Ñном, развеÑнным первыми лучами раÑÑвета. Ðу… или почти Ñном, Ñ Ð³Ñ€ÑƒÑтной улыбкой поправлÑл он ÑебÑ, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° небольшое краÑноватое пÑтно, поÑвившееÑÑ Ð½Ð° его запÑÑтье – Ñлед, оÑтавшийÑÑ Ð½Ð° его теле поÑле вчерашнего праздника. Ð’Ñе же, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, к Ñолнцу Ñледовало привыкать поÑтепенно, но в целом Эван был доволен Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ тем, что его лучи уже не заÑтавлÑÑŽÑ‚ его проливать ручьи Ñлез. И ÑейчаÑ, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° золотиÑтые лучики, он улыбалÑÑ Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то Ñтранной нежноÑтью, Ñамому ему до конца не понÑтной… Ильвиллин же, Ñквозь полуприщуренные веки Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° Ñвоим другом, только уÑмехнулаÑÑŒ, отчего губы ее приподнÑлиÑÑŒ и обнажили Ñ€Ñды великолепных, зазубренных по внутренней Ñтороне зубов, переливающихÑÑ, точно жемчужное ожерелье какой-нибудь краÑавицы. Да уж… за такую его улыбку она готова была бы не только на Мор-Дельгур, но и в Ñаму легендарную Бездну ÑпуÑтитьÑÑ! Да что там, ÑпуÑтитьÑÑ… вÑем демонам бока намÑÑ‚ÑŒ, и то не побоÑлаÑÑŒ бы! Как ни Ñтранно, иÑÐ¿Ñ‹Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ðµ удовлетворение от Ñиих кровожадных мыÑлей, Ильвиллин улеглаÑÑŒ поудобнее, уже в полуÑне ÑÐ»ÑƒÑˆÐ°Ñ Ð´ÐµÑ‚Ñкое щебетание, и медленно погрузилаÑÑŒ в Ñладкую дрему. Правда, утром вÑтавать вÑе-таки пришлоÑÑŒ, а там недалече было и до того мига, как Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ð»Ð¸ покинуть гоÑтеприимный город и отправитьÑÑ Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ на Ñевер. Ðо проÑто так их не отпуÑтили, и, поÑле того, как на нее наÑело Ñ Ð´ÑŽÐ¶Ð¸Ð½Ñƒ детей, дракониха-таки ÑоглаÑилаÑÑŒ покатать их на Ñвоей Ñпине. Эвану, по чеÑти Ñказать, Ð¸Ð´ÐµÑ Ð½Ðµ очень понравилаÑÑŒ – езда на драконе, по его личному опыту, требовала некоторой Ñноровки, однако Ильвиллин уверила его, что ничего плохого не ÑлучитÑÑ, поÑле чего, раÑпахнув крыльÑ, птицей рванулаÑÑŒ к небеÑам. Ðе обошлоÑÑŒ, конечно, без визгов и криков, но в целом полет на драконе вызвал у первой тройки храбрецов такой дикий воÑторг, что чиÑло желающих резко возроÑло, и драконихе пришлоÑÑŒ раз деÑÑÑ‚ÑŒ подниматьÑÑ Ð² небо, чтобы никого не обидеть. Даже кое-кто из взроÑлых не уÑтоÑл перед иÑкушением, а в конце концов Ñам король Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÐµÑ€ÑŒÑŽ забралиÑÑŒ к ней на хребет. Ради них Ильвиллин продержалаÑÑŒ в небеÑах немного подольше, а когда она вÑе же приземлилаÑÑŒ, то принцеÑÑа невольно воÑкликнула:
- ПроÑто не веритÑÑ, что раньше Ñ Ñлышала о драконах только то, что они злы, хитры и думают только о Ñамих Ñебе! ГлÑÐ´Ñ Ð½Ð° тебÑ, Ильвиллин, Ñто кажетÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто лишенной вÑÑкого ÑмыÑла клеветой!
- Ты моего отца попроÑту не видела, принцеÑÑа, - уÑмехнулаÑÑŒ та, - Ðу, или, по крайней мере, брата. Рвообще-то думаю, что Ñ‚Ñ‹ права. Драконы не бывают злы Ñами по Ñебе, от рождениÑ, как не бывают таковыми люди, Ñльфы и прочие разумные народы, - она Ñлегка наклонила голову, глÑÐ´Ñ ÐµÐ¹ в лицо одним большим круглым глазом, в котором отражалиÑÑŒ Ñолнечные лучи, - Мы лишь те, кого Ñоздает из Ð½Ð°Ñ Ñтот мир, и наша Ñудьба никоим образом не предрешена. Лишь Ñам дракон выбирает, Ñ ÐºÐµÐ¼ ему ÑражатьÑÑ, а кого – защищать, - и, Ñогнув в локте переднюю лапу, она помогла Ñльфам ÑпуÑтитьÑÑ Ð½Ð° землю, поÑле чего Эван, уже привыкший к езде на Ñвоей крылатой подруге, одним махом взобралÑÑ Ðº ней на Ñпину, приложив Ñтолько же уÑилий, Ñколько опытный вÑадник тратит на то, чтобы ÑеÑÑ‚ÑŒ на лошадь, поÑле чего Ильвиллин поднÑлаÑÑŒ во веÑÑŒ роÑÑ‚, оглÑдела ÑобравшихÑÑ… коротко, мощно взревела и, выпуÑтив Ñзык ÑеребриÑтого ледÑного пламени, начала подниматьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ облака. Эльфы махали ей вÑлед, и знакомые лица – ÐалинÑар, ЛифаÑлÑ, Инглара, Галанна – еще долго ÑтоÑли перед их глазами, пока Ильвиллин, вытÑнувшиÑÑŒ Ñтрелой, летела на Ñеверо-воÑток. Домой. Больше они никаких долгих оÑтановок не делали, но кто Ñказал, что из-за Ñтого у них не должно было быть приключений? Ð’ чаÑтноÑти, Ð¿Ñ€Ð¾Ð»ÐµÑ‚Ð°Ñ Ð½Ð°Ð´ окреÑтноÑÑ‚Ñми Ларкана, Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ ÑƒÐ»Ð¸Ñ†ÐµÐ·Ñ€ÐµÐ»Ð¸ внизу Ñтычку охранников какого-то каравана Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¾Ñ‡ÐºÐ¾Ð¹ Ñвно оголодавших в тундре йети. УчитываÑ, что людей было чуть ли не в два раза больше, чем мохнатых тварей, Ильвиллин заÑвила, что плевать она на них хотела (шрама на шее она им так и не проÑтила!), но Эван вÑе же наÑтоÑл, чтобы им помочь, и дракониха, Ð´Ð»Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ñдка поломавшиÑÑŒ, ÑоглаÑилаÑÑŒ. Конечно, йети, веÑом Ñо взроÑлую лошадь – Ñто вам не пушинка, но жизнь заÑтавит – и не так еще раÑкорÑчитьÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑÑ, так что, ближайшего зверÑ, завизжавшего не хуже пороÑенка, дракониха попроÑту подцепила задними лапами и, поднÑв на выÑоту, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ ÐµÐ¹ Ñамой показалаÑÑŒ попроÑту Ñмехотворной, ÑброÑила неудобную ношу вниз, так что та, пролетев немалое раÑÑтоÑние, Ñ Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¸Ñтным хруÑтом вмазалаÑÑŒ в землю… и, вÑкочив на лапы, что еÑÑ‚ÑŒ мочи припуÑтила наутек! Ð, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° нее, резко передумала ÑражатьÑÑ Ñ Ð»ÑŽÐ´ÑŒÐ¼Ð¸ и Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ñ‚Ð²Ð°Ñ€ÑŒ, так что вÑкоре оба йети, едва не наÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð°Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³ на друга, неÑлиÑÑŒ по тундре, Ñ€Ð°Ð·Ð±Ñ€Ñ‹Ð·Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð±Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ð½ÑƒÑŽ жижу. Вот только люди внизу что-то оÑобой радоÑти не обнаружили, и хоть Ñтрелы вверх не полетели, но вÑе же они более чем наÑтороженно Ñледили за крылатым ÑилуÑтом драконихи. Презрительно фыркнув – наивные, думают, что у нее уйма времени, и она без оÑобых Ñожалений потратит его на такую мелочь! – Ильвиллин, негромко и наÑмешливо взревев – она готова была поклÑÑÑ‚ÑŒÑÑ, что кто-то там, внизу, упал в обморок! – полетела к горам, оÑтавив людей и их проблемы далеко позади. Хватит уже… в мире еÑÑ‚ÑŒ доÑтаточно других раÑ, чтобы научить людей уму-разуму, и пока что ледÑные драконы не ÑобираютÑÑ Ðº ним приÑоединÑÑ‚ÑŒÑÑ! Ðу, может быть, только ÑовÑем чуть-чуть… во вÑÑком Ñлучае, от визита к Орвен Лунд ни она, ни Эван не могли удержатьÑÑ. Ðа Ñтот раз призраки даже не поÑвилиÑÑŒ на глаза, Ñловно признав за Ñвоих, а Ñама ÑÐ»ÐµÐ¿Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ€Ð¾Ñ‡Ð¸Ñ†Ð° вÑтретила гоÑтей еще у входа в ущелье, и невольный вопроÑ: «Как вы узнали?..» показалÑÑ Ð½Ð°Ñтолько неумеÑтным, что вÑкоре уже ÑмеÑлиÑÑŒ вÑе трое.
- Итак, Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ Ð¼Ð¾Ð¸, - Ñказала предÑказательница, едва гоÑти, наевшиÑÑŒ и обогревшиÑÑŒ у камина, раÑположилиÑÑŒ, как когда-то давно, напротив ее креÑла – он в таком же креÑле, а она – над ним, точно недремлющий Ñтраж, - вы нашли то, что иÑкали, - она не Ñпрашивала, она уже знала ответы на так и не поÑтавленные вопроÑÑ‹, - ПризнатьÑÑ, Ñ Ð¸ не ÑомневалаÑÑŒ, что вы добьетеÑÑŒ уÑпеха!
- Разве в том, что знаешь заранее, можно ÑомневатьÑÑ? – улыбнулÑÑ Ð­Ð²Ð°Ð½.
- Ð¡Ð¾Ð¼Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾ÑтаютÑÑ Ð²Ñегда, - покачала головой та, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° него неподвижными Ñерыми глазами, - Даже когда веришь вÑем Ñердцем и душой. Ðо ÑÐ¾Ð¼Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð°ÑŽÑ‚ иÑпытывать Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° прочноÑÑ‚ÑŒ, точно демоны-иÑкуÑители, заÑтавлÑÑ Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÑ€ÑÑ‚ÑŒ веру в Ñамих ÑебÑ, - И приÑтно бывает знать, что их попытки оказалиÑÑŒ напраÑными, - Ð»ÐµÐ³ÐºÐ°Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ° тронула ее губы, - Им не удалоÑÑŒ обмануть Ñудьбу. И Ñолнце вÑе-таки взойдет над городом вечных Ñнегов.
- Оно вÑходило и раньше, - пожал плечами Ñльф, - Только тогда оно было невольным убийцей… а теперь Ñтанет веÑтником Ñвободы.
- И не раз еще белые Ñльфы будут ÑобиратьÑÑ Ð½Ð° РаÑÑветном моÑту, чтобы увидеть, как дневное Ñветило поÑвлÑетÑÑ Ð¸Ð·-за гор, и Ðттарайа, Звезда Севера, переливаетÑÑ, точно Ñ†ÐµÐ»Ð°Ñ Ñ€Ð¾ÑÑыпь Ñамоцветных камней, Ð±Ñ€Ð¾ÑˆÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° оÑтрове поÑреди замерзшего озера… - Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐžÑ€Ð²ÐµÐ½ Лунд Ñтал торжеÑтвенным, и она даже улыбалаÑÑŒ, Ñловно наÑву Ð²Ð¸Ð´Ñ Ñ‚Ð¾, о чем говорила, - И пуÑÑ‚ÑŒ на Башне Северного СиÑÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾-прежнему не будет Ñверкать ледÑной криÑталл… пуÑÑ‚ÑŒ. Души его Ñоздателей наконец-то обрели покой, и дело, за которое они боролиÑÑŒ, завершилоÑÑŒ – ÑпуÑÑ‚Ñ Ð¿ÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑч лет, - и тут пророчица вздохнула, подперев щеку рукой, - ПÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑч лет без Ñолнца… боги, как вы только Ñмогли выдержать подобное?
- Ðаверное, потому, что вÑегда верили: однажды мы его вернем, - Эван Ñвно тоже ушел филоÑофÑтвовать, - Солнце… его невозможно отнÑÑ‚ÑŒ навÑегда. Оно принадлежит вÑем нам, без иÑключениÑ.
- И ваши Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð¸ÑÑŒ не напраÑны, - Ñнова Ñта мÑгкаÑ, вÑе пони-Ð¼Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ°, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð½ÐµÐ²Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð¾ напоминала материнÑкую. Дальше Орвен Лунд попроÑила раÑÑказать их о Ñвоем путешеÑтвии, и добрую половину ночи они раÑпиÑывали ей вÑе Ñвои приключениÑ, Ð½Ð°Ñ‡Ð¸Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾ Ñамого момента, как отправилиÑÑŒ к Кобулу за Ñтоль Ñлавно поÑлужившей им картой. Та Ñлушала внимательно, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÑƒÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ðµ о том, что Ñтарый хрыч едва не обокрал Эвана и заÑтавило ее недобро Ñдвинуть брови и мрачно пообещать, что в Ñледующий раз, когда Ñудьба занеÑет ее в Ларкан, она-таки навеÑтит дорогого друга и такого ему «напророчит», что Ñтот заÑаленный книжный крот надолго забудет Ñвои дурные наклонноÑти! Впрочем, больше она их не перебивала, и еще где-то поÑле полуночи они-таки умудрилиÑÑŒ поведать ей вÑе – ну, или почти вÑе, потому что даже у драконьей памÑти и ÑльфийÑкого краÑÐ½Ð¾Ñ€ÐµÑ‡Ð¸Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ Ñвои пределы! Так что на Ñледующий день, когда отоÑпавшиеÑÑ Ð¸ уже не такие голодные Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð´Ð°Ð»Ð¸ Ущелье Вечного Шепота – Орвен Лунд проÑтилаÑÑŒ Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ крайне неохотно, Ñвно подозреваÑ, что вÑтретитьÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÐµÐµ им не придетÑÑ. И Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð˜Ð»ÑŒÐ²Ð¸Ð»Ð»Ð¸Ð½ пообещала, что поÑтараетÑÑ ÐºÐ°Ðº-нибудь вырватьÑÑ Ðº ней… в душе она чувÑтвовала, что опÑÑ‚ÑŒ прошла мимо поворотного ÐºÐ°Ð¼Ð½Ñ Ñудьбы, вернутьÑÑ Ðº которому уже не получитÑÑ, и оÑтаетÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ шагать дальше. Ðо, прежде чем уйти, дракониха наклонилаÑÑŒ к Ñлепой женщине и прошептала, так, чтобы дыхание каÑалоÑÑŒ ее шеи:
- Разбитое Целое.
- Что? – она протÑнула руку, и ее ладонь опуÑтилаÑÑŒ на лоб драконихи, а та, улыбнувшиÑÑŒ, добавила:
- Ðить не прерветÑÑ, Орвен Лунд. Ðикогда, - и, легко выÑвободившиÑÑŒ из-под ее руки, она быÑтро лизнула ей пальцы и, не Ð¼ÐµÐ´Ð»Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµ ни мгновениÑ, ÑорвалаÑÑŒ в полет. Благо, уже недалеко оÑталоÑь… Ðо, как водитÑÑ, в поÑледних лужах живут Ñамые интереÑные головаÑтики, и потому Ильвиллин и Эван не оÑобо удивилиÑÑŒ, когда через пару дней, у Ñамых порогов СиÑÐ½Ð¸Ñ Ð“Ð¾Ñ€, они заметили внизу нечто, что заÑтавило дракониху Ñперва удивленно приÑмотретьÑÑ, а там и вовÑе приземлитьÑÑ Ð½Ð° ближайшем хребте, Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ñтвом глÑÐ´Ñ Ð½Ð° то, что разворачивалоÑÑŒ внизу, в долине. Эван тоже Ñ Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑом перегнулÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· ее плечо, и его глазам открылоÑÑŒ редкоÑтное зрелище – какой-то молодой дракон, едва ли поÑтарше Ильвиллин, оказалÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ð¶Ð°Ñ‚ Ñпиной к отвеÑной Ñкале, и Ñо вÑех Ñторон его окружил целый отрÑд гольгангов, многие из которых уже разматывали виÑÑщие на их поÑÑах длинные, откованные из прочной Ñтали цепи – может быть, и не Ñлишком прочные по отдельноÑти, но вÑе вмеÑте ÑпоÑобные удержать на меÑте даже дракона! Ильвиллин Ñразу вÑпомнила, как однажды точно так же попалаÑÑŒ в такую вот ловушку, и только Ñвоевременное поÑвление отца, в то Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÐµÑ‰Ðµ вылезавшего из Ñвоей пещеры, ÑпаÑло ее от плена и учаÑÑ‚Ð¸Ñ Ð² том Ñамом Коридоре Смерти, из которого они, помнитÑÑ, умудрилиÑÑŒ выбратьÑÑ…
- Вот дурак, - в Ñердцах выругалаÑÑŒ она, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° ошалевшего от Ñтраха дракона и против воли чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ Ñ‡Ñ‚Ð¾ угодно, но только не удовлетворение.
- Ты его знаешь? – повернулÑÑ Ðº ней Эван.
- Еще бы! Видел бы Ñту Ñамую рогатую рожу чуть ли не Ñ Ñамого Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ â€“ еще бы не так запомнил! – и, раздраженно хлопнув по земле хвоÑтом, она уже поÑпокойнее добавила, - Это мой брат, Эван. Ðаральмар.
- Мы ему поможем? – Ñльф вытÑнул из колчана длинную Ñтрелу.
- Ру Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ выбор? – дракониха помотала головой, - Иначе отец точно мне вÑе Ð¿ÐµÑ€ÑŒÑ Ð¿Ð¾Ð²Ñ‹Ð´ÐµÑ€Ð³Ð¸Ð²Ð°ÐµÑ‚! – и, полуÑложив крыльÑ, она броÑилаÑÑŒ Ñ ÑƒÑтупа, мгновенно набрав ÑкороÑÑ‚ÑŒ и почти отвеÑно Ñпикировав в долину. Эван едва уÑпел вцепитьÑÑ ÐµÐ¹ в загривок, как она уже резко раÑпахнула крыльÑ, и ее рев, точно удар грома, прокатилÑÑ Ð¿Ð¾ вÑему ущелью, заÑтавив вÑех, кто оÑталÑÑ Ð½Ð° земле, на мгновение замереть… Этого Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð²Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ðµ хватило. Удар пламени Ñложно было отвратить, а уж избежать – тем паче! Уже в воздухе начав заÑтывать льдом, магичеÑкий огонь хлынул на землю, и кое-кому из гольгангов не повезло – они оказалиÑÑŒ прÑмо под ним, так что в одно мгновение превратилиÑÑŒ в ледÑные Ñкульптуры. Тем временем Эван, заметив карлика, что отÑкочил в Ñторону и уже поднÑл Ð´Ð»Ñ Ð±Ñ€Ð¾Ñка короткое толÑтое копье, чтобы метнуть его в дракониху, кинул Ñтрелу на тетиву и, в одно мгновение оттÑнув ее до уха, выÑтрелил. Сила удара была такова, что гольганга отшвырнуло прочь, точно пÑа, получившего хозÑйÑкий пинок… да вот только Ð¿ÐµÑ Ð¾Ð±Ñ‹Ñ‡Ð½Ð¾ отделываетÑÑ ÑинÑком да униженным Ñамолюбием, а вот карлик уже больше не поднÑлÑÑ Ð½Ð° ноги. Одобрительно взревев, Ильвиллин еще раз иÑторгла из ÑÐµÐ±Ñ Ñтрую иÑкрÑщегоÑÑ ÑеребриÑтого огнÑ, что волной прокатилаÑÑŒ по земле, и те гольганги, что еще не уÑпели удрать воÑвоÑÑи, оказалиÑÑŒ намертво приморожены к Ñкалам. Удовлетворенно фыркнув и иÑторгнув из ÑÐµÐ±Ñ ÐµÑ‰Ðµ один Ñноп иÑкр, дракониха повернулаÑÑŒ к Ñвоему непутевому братцу, что Ñмотрел на нее во вÑе глаза, разве что рот не раÑкрыв от удивлениÑ.
- Ðу, привет, Ðаральмар, - уÑмехнулаÑÑŒ та, блеÑнув зубами, - Знаю, что Ñто звучит Ñтранно, но Ñ… рада Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ!
- И… И… Ильвиллин? – Ñ Ð´Ð¾Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð´ÑƒÑ€Ð°Ñ†ÐºÐ¸Ð¼ выражением лица ÑпроÑил тот.
- Ркто ж еще полез бы Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑпаÑать? – дракониха презрительно наморщила ноÑ, - И что за Ð½ÐµÐ»ÐµÐ³ÐºÐ°Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚Ð°Ñ‰Ð¸Ð»Ð° Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ðº южным границам? Сам ведь знаешь, как Ñто опаÑно, оÑобенно еÑли не умеешь летать!
- Ðу, тебÑ-то Ñто не оÑтанавливало! – тут же Ð¿Ñ€Ð¸Ð´Ñ Ð² ÑебÑ, Ñ€Ñвкнул он, а Ильвиллин, подумав, улыбнулаÑÑŒ.
- Это верно. Ðо Ñ Ð¸ не Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð±ÐµÑˆÐµÐ½Ð°Ñ, как Ñ‚Ñ‹, верно? – и, ткнув его когтем куда-то под ребра, добавила, - И Ñ Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ñ€Ð°Ð·ÑƒÐ¼Ð¸ÐµÐ¼ у менÑ, Ñлава небеÑам, вÑегда было вÑе в порÑдке – иначе бы Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ðµ разговаривала! – и, издав короткий, отрывиÑтый Ñмешок, она чуть напрÑглаÑÑŒ, ÑпрашиваÑ, - Как дома-то дела? Ð’Ñе нормально?
- Ðормально! – кажетÑÑ, Ðаральмар быÑтро пришел в ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‚ вÑтречи Ñ ÑеÑтрой и ÑпаÑÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚ гольгангов, потому что прозвучало Ñто ÑаркаÑтичеÑки, - Да еÑли кто и думал, что поÑле твоего ухода Ñтанет Ñпокойнее, то он Ñвно по-крупному прогадал! Отец теперь ни Ñ ÐºÐµÐ¼ вообще не разговаривает, как к нему ни придешь – он только и делает, что лежит да в Ñтену перед Ñобой пÑлитÑÑ!
- Рчто, раньше не так было? – попыталаÑÑŒ пошутить Ильвиллин.
- Ðе Ñмешно! – тут же Ñ€Ñвкнул тот, вздыбив гребень, - Это тебе хорошо раÑÑуждать, Ñ‚Ñ‹ целую луну гольганги знают где прошлÑлаÑÑŒ, а каково тем, кто видит Ñто каждый день? Он предводитель нашего клана, его отец, его защитник! И при Ñтом делает вид, будто ему на вÑех Ð½Ð°Ñ Ð½Ð°Ð¿Ð»ÐµÐ²Ð°Ñ‚ÑŒ, и, даже еÑли на Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñреди ночи наброÑитÑÑ Ð¾Ñ€Ð´Ð° чудовищ – он даже ухом не поведет!
- СлучиÑÑŒ такое – отец коÑтьми лег бы, чтобы Ð²Ð°Ñ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‚Ð¸Ñ‚ÑŒ! – зарычала дракониха, тут же вÑпомнив вид мертвого Галомара из ее Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð° дне ÐÑ€-Берука, - Он бы дралÑÑ Ð´Ð¾ поÑледней капли крови, и погиб бы, но не пропуÑтил врага дальше Ñвоего трупа! Так что хватит молоть чушь, Ðаральмар! И давай уже убиратьÑÑ Ð¾Ñ‚Ñюда, - добавила она поÑпокойнее, - пока Ñюда Ñ Ð¿Ð¾Ð´ÐºÑ€ÐµÐ¿Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñми не вернулиÑÑŒ Ñти крыÑÑ‹ и не оÑвежевали наÑ, как Ñвежезабитых зайчат.
- Думаю, Ñтого как раз ждать недолго оÑталоÑÑŒ, - заметив Эван, ткнув кон-цом ÐльÑингира в дальний Ñклон долины – по нему как раз карабкалиÑÑŒ наверх уцелевшие в битве Ñо льдом гольганги, и продвигалиÑÑŒ они Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾Ð¹ Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ñ… коротышек ÑкороÑтью!
- Ð Ñ‚Ñ‹ кто еще такой? – только тут заметил Ñльфа Ðаральмар, - Ильвиллин, Ñ‚Ñ‹ что, ÑовÑем чокнулаÑÑŒ, раз ноÑишь на Ñпине… Ñто?
- Ðе «Ñто», придурок, а Ñвоего друга! – разозлившиÑÑŒ, та от души Ñъездила ему лапой по уху – тот взвыл, отÑÐºÐ°ÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð² Ñторону, и Ñто его ÑпаÑло, иначе Ñледующий удар точно попал бы ему по ноÑу, - Еще раз так назовешь – будешь Ñвои зубы, ровно как и болтливый Ñзык, из Ñугробов выковыривать!
- Да ладно тебе, Ильвиллин, - Эван только улыбнулÑÑ, - Готов поÑпорить на что угодно, раньше он никогда не видел подобных мне. Ртеперь вÑпомни, что Ñ‚Ñ‹ Ñама подумала, когда впервые Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð°.
- Я тебÑ, кажетÑÑ, бледнокожим червÑком назвала, - дракониха тут же раÑ-плылаÑÑŒ в улыбке, вÑпомнив, как поперлаÑÑŒ за ним в логово карликов, - Из-за которого Ñ Ð²Ð»ÑпалаÑÑŒ в крупные неприÑтноÑти. Ðо больше-то Ñ Ñ‚Ð°Ðº Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ называю, верно? Рпотому и… вÑÑким… - она оглÑнулаÑÑŒ на брата, - не позволю.
- Значит, Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñ ÑƒÐ»Ð°Ð¶ÐµÐ½, - кивнул Эван, поÑле чего тоже поÑмотрел на Ðа-ральмара, - Ð¢ÐµÐ±Ñ Ð·Ð¾Ð²ÑƒÑ‚ Ðаральмар, верно? Ðу что ж, а Ñ Ð­Ð²Ð°Ð½Ð³Ð¾Ñ€ Селендиан из Ðттарайи. Можешь звать Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто Эван.
- Очень… приÑтно! – Ðаральмар вÑе еще потирал Ñильно болевшее ухо, и потому Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñƒ него получилÑÑ Ð½Ð° редкоÑÑ‚ÑŒ обиженный.
- Значит, знакомÑтво ÑоÑтоÑлоÑÑŒ, - кивнула Ильвиллин, - и теперь точно пора отÑюда Ñваливать. КÑтати, Ðаральмар, Ñ‚Ñ‹, пока Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ было, летать, Ñлучайно, не выучилÑÑ?
- Я что, похож на идиота? – огрызнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, - Умей Ñ Ð»ÐµÑ‚Ð°Ñ‚ÑŒ – попал бы в такое глупое положение, из которого ты… вы Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ‰Ð¸Ð»Ð¸?
- Тогда Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÐµÑ‡Ñƒ Ñверху, буду наблюдать за окреÑтноÑÑ‚Ñми, а Эван оÑтанетÑÑ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹, и, в Ñлучае чего, поможет отбитьÑÑ, еÑли Ñ Ð½Ðµ уÑпею, - она повернула голову к Ñльфу, - Ты ÑоглаÑен?
- Что ж, Ñ, в принципе, не против, - он едва заметно улыбнулÑÑ ÐµÐ¹ – одними глазами – и, мÑгко Ñпрыгнув Ñ ÐµÐµ плеч на землю, подошел к Ðаральмару. Молодой дракон поÑмотрел на него, как на Ñдовитую змею, от которой неизвеÑтно, чего можно ждать, но перечить Ñвно не решилÑÑ Ð¸ подÑтавил лапу, чтобы Ñльф Ñмог взобратьÑÑ Ð½Ð° него верхом. РоÑтом он был чуть выше ÑеÑтры, на добрые пол-ладони, но Эван без труда уÑтроилÑÑ Ñƒ него на загривке, про ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‚Ð¼ÐµÑ‚Ð¸Ð², что, еÑли не брать в раÑчет цвет и форму рогов да мощную шею – Ðаральмар был проÑто копией Ильвиллин. ПоÑледнÑÑ, кÑтати, поймала его взглÑд, и, веÑело ему подмигнув, раÑкрыла ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¸ броÑилаÑÑŒ в небо, Ð·Ð°Ð³Ñ€ÐµÐ±Ð°Ñ Ð¸Ð¼Ð¸ морозный воздух. Ðаральмар же киÑло оглÑнулÑÑ Ð½Ð° Ñвоего вÑадника.
- Ðе ÑвалишьÑÑ? Рто Ñта, - он кивнул наверх, - мне за Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñƒ оторвет!
- ПоÑтараюÑÑŒ, - губы Ñльфа тронула улыбка.
- Тогда потопали, - и молодой дракон, Ñ Ð¼Ð°Ñ…Ñƒ перепрыгнув через небольшую каменную оÑыпь, тут же набрав ÑкороÑÑ‚ÑŒ и рыÑцой затруÑив к выходу из долины. Ðадо Ñказать, ехать на его довольно-таки Ñкользкой, покрытой гладкой чешуей Ñпине, да еще и при такой отвратительно Ñ‚Ñ€ÑÑкой рыÑи было крайне неприÑтно, но Эван держалÑÑ Ð¼Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ñ†Ð¾Ð¼, ухватившиÑÑŒ одной рукой за торчащий из шеи дракона шип и крепко Ñжав коленÑми его бока. Ильвиллин реÑла прÑмо над ними, Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸ казавшаÑÑÑ Ð½Ðµ больше орла, и под ее внимательным взглÑдом Ñльф чувÑтвовал ÑÐµÐ±Ñ ÐµÑли не в полной, то Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ в отноÑительной безопаÑноÑти. Ð’ отноÑительной – потому что Ðаральмар Ñвно не Ñлишком о нем беÑпокоилÑÑ, и бежал, как мог, Ñлегка переваливаÑÑÑŒ Ñ Ð±Ð¾ÐºÑƒ на бок и уÑиленно Ñ€Ð°Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ…Ð²Ð¾Ñтом. ГлÑÐ´Ñ Ð½Ð° ÑеÑтру, что Ñвободно парила Ñреди облаков, он, наверное, мог только завиÑтливо вздыхать… Что до Эвана, то он довольно Ñкоро оÑвоилÑÑ Ñ Ñтим новым типом езды, и даже Ñмог более или менее удобно уÑтроитьÑÑ Ð½Ð° Ñпине дракона, уперевшиÑÑŒ ногой в оÑнование одного из его крыльев и Ñлегка откинувшиÑÑŒ назад. Уже Ñкоро должен был начатьÑÑ Ñ€Ð°ÑÑвет, и Ñльф заранее отыÑкал на небе золотиÑтую полоÑку, готовÑÑÑŒ вÑтретить воÑходÑщее Ñолнце. Солнце… ÐÑ…, Ñолнце! ÐадоеÑÑ‚ ли ему когда-нибудь, хоть когда-нибудь вот так же Ñмотреть, как оно медленно поднимаетÑÑ Ð½Ð°Ð´ Ñклонами Северных гор? Эван был уверен – никогда. Сколько бы веков ни прошло – он вÑе так же будет Ñмотреть на него – глазами оÑлепшего, которому внезапно вернули зрение. По щеке Эвана невольно ÑкатилаÑÑŒ Ñлеза. Дорогую же цену пришлоÑÑŒ заплатить его народу за то, чтобы вновь вернутьÑÑ Ð² Ñвет днÑ. И Ñколько еще им придетÑÑ Ð¿Ð»Ð°ÐºÐ°Ñ‚ÑŒ, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° долгожданное Ñветило, прежде чем оно переÑтанет жалить им глаза?.. Белый Ñльф Ñтер каплю, что текла по его щеке, и чуть Ñлышно вздохнул.
- Ты чего? – обернулÑÑ Ðаральмар.
- Да так… ничего. Далеко еще?
- Почти пришли, - буркнул тот, поÑле чего, напружинив лапы, перепрыгнул через невыÑокий Ñнежный наноÑ, поÑле чего уже неÑпешнее зашагал дальше. Горы вокруг вÑе ÑближалиÑÑŒ, ÑтановÑÑÑŒ больше ущельем, чем долиной, и Ильвиллин пришлоÑÑŒ поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¿Ð¾Ð²Ñ‹ÑˆÐµ, чтобы не задевать лапами за Ñкалы. Ðадо Ñказать, Ñ Ð½Ð°Ñтуплением утра погода резко начала ухудшатьÑÑ, и кое-где по земле уже пробегали белые вÑадники гор – редкие порывы начинающейÑÑ Ð¿Ð¾Ð·ÐµÐ¼ÐºÐ¸. Да и Ðаральмару, оÑтавшемуÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·Ñƒ, пришлоÑÑŒ карабкатьÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· камни – а Ñто Ñвно не прибавило ему хорошего наÑтроениÑ.
- ÐœÐµÐ½Ñ Ñ‚Ð¾Ñ‡Ð½Ð¾ прибьют дома, - негромко ворчал он, даже не заботÑÑÑŒ о том, Ñлышит ли его Эван или нет, - Тонкий лед, ну надо же было так..! – и, Ñ‚Ñ€Ñхнув головой, он зашагал дальше, а Эван, Ñлегка улыбнувшиÑÑŒ, вновь поднÑл лицо к небу… Ильвиллин видно не было – она Ñловно утонула в низко навиÑших облаках, так что Ñльф мог лишь надеÑÑ‚ÑŒÑÑ, что она вÑе еще там, а еще предÑтавлÑÑ‚ÑŒ, что ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ñ…Ð½Ð°Ñ‚Ð°Ñ Ð±ÐµÐ»Ð°Ñ Ñнежинка, что медленно падала Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ñ€Ð°ÑÑветного неба – Ñто его подруга, Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð¶Ðµ Ð»ÐµÐ³ÐºÐ°Ñ Ð¸ наÑмехающаÑÑÑ Ð½Ð°Ð´ вÑеми законами выÑоты… Он протÑнул руку, а одна из них мÑгко опуÑтилаÑÑŒ ему в ладонь, тут же превратившиÑÑŒ в капельку дождÑ, и он ÑклонилÑÑ Ð½Ð°Ð´ ней – крошечным бриллиантиком на его теплой коже, внимательно вглÑдываÑÑÑŒ в ее прозрачную глубину. БеÑÑтраÑÑ‚Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð´Ð° тут же вернула ему его же ÑеребриÑтый взглÑд, такой же, каким он был вÑегда… пожалуй, единÑтвенное во вÑей его внешноÑти, что не под Ñилу было изменить даже Ñолнечным лучам. Эльф задумчиво покачал головой – видно, чему-то в жизни вообще не приÑтало менÑÑ‚ÑŒÑÑ… - и уже хотел ÑÑ‚Ñ€Ñхнуть капельку, как его глаз уловил некое движение на ее поверхноÑти… и он тут же что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы толкнул ногой Ðаральмара, отчего дракон, не ожидавший ничего подобного, Ñ Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð¼ шарахнулÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ.
- Ты чего, ÑовÑем?! – Ñ€Ñвкнул он, Ñвно намереваÑÑÑŒ тут же и раÑправитьÑÑ Ñ Ð´ÐµÑ€Ð·ÐºÐ¸Ð¼ двуногим, но – не уÑпел, ибо именно в Ñтот момент на камни ÑƒÑ‰ÐµÐ»ÑŒÑ Ð¿Ñ€Ñмо Ñ Ð½ÐµÐ±ÐµÑ Ñ€ÑƒÑ…Ð½ÑƒÐ» огромный, как Ñкала, ледÑной дракон, и, не толкни Эван Ðаральмара – тот Ñвно оказалÑÑ Ð±Ñ‹ прижат к земле его маÑÑивным телом. Теперь же юный дракон что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы рванулÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ, но, как нарочно, ÑпоткнулÑÑ â€“ и кубарем полетел на землю, Ñ€Ð°Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð»Ð°Ð¿Ð°Ð¼Ð¸. Ðе уÑпей Ñльф ÑоÑкочить Ñ ÐµÐ³Ð¾ хребта и отпрыгнуть в Ñторону – удар шипаÑтого хвоÑта точно переломал бы ему пару ребер, а так он даже ÑинÑков избежал.
- Ðаральмар! – в Ñледующий же миг загрохотало по вÑему ущелью, и тот веÑÑŒ ÑжалÑÑ Ð² комок, точно напаÑкудивший котенок, которого заÑтал на меÑте преÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ…Ð¾Ð·Ñин, - Мать твою, где Ñ‚Ñ‹ шлÑлÑÑ?!
- Я… Ñ… - попыталÑÑ Ñ‡Ñ‚Ð¾-то проблеÑÑ‚ÑŒ тот, и Ñтарый дракон без ÑÐ¾Ð¶Ð°Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ñ€ÐµÑ€Ð²Ð°Ð» его еще одним раÑкатом Ñвоего рева:
- Что «Ñ», что «Ñ», недоумок Ñ‚Ñ‹ неÑчаÑтный?! – и, Ñвно не Ñпеша уÑпокаи-ватьÑÑ, он что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы врезал ему по уху – Ðаральмар тоненько взвизгнул, будто Ñобачонка, но и не подумал увертыватьÑÑ, знаÑ, что в таком Ñлучае дальше вÑе будет во много раз хуже. И еще неизвеÑтно, отделалÑÑ Ð±Ñ‹ он только ÑинÑками или же дело дошло бы до Ñерьезных травм, но тут взглÑд Ñтарого дракона упал на Эвана, что едва удерживалÑÑ Ð¾Ñ‚ того, чтобы Ñамым поÑтыдным образом не удрать куда подальше, и тут же Ñловно приморозил его к земле Ñвоими холодно-неподвижными золотыми глазами. И без того узкие зрачки которых тут же Ñтали похожи на угольно-черные щелки, перечеркнувшие иÑкрÑщуюÑÑ Ñ€Ð°Ð´ÑƒÐ¶ÐºÑƒ, а широкие ноздри раздулиÑÑŒ.
- Ð Ñто еще… кто? – не без Ð¿Ñ€ÐµÐ·Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ ÑпроÑил он, вздернув верхнюю губу. Эван в ответ не Ñмог даже пошевелитьÑÑ, но внешне оÑтавалÑÑ Ñовершенно Ñпокоен, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñердце его и забилоÑÑŒ, как у пойманной птицы, когда Ñтарый Ñщер подошел поближе и наклонил Ñвою громадную голову, обтÑнутую Ñухой кожей Ñ Ð¶ÐµÐ»Ñ‚Ð¾Ð²Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¼Ð¸ и уже ÑовÑем не блеÑÑ‚Ñщими чешуйками. И в который раз про ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ð½ подивилÑÑ Ð³Ð»ÑƒÐ¿Ð¾Ñти тех, кому взбрело в голову называть драконов «неразумными животными, одаренными лишь врожденными магичеÑкими ÑпоÑобноÑÑ‚Ñми»! Правда, Ð´ÑƒÑ€Ð½Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð° обычно доводила Ñтих «мудрецов» до беды… или, в худшем Ñлучае, до драконьей паÑти, но Эван не ÑобиралÑÑ Ð¿Ð¾Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€ÑÑ‚ÑŒ их ошибок. Ð¡ÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, Ñтот дракон был невыÑокого Ð¼Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ ÐºÐ°Ðº об Ñльфах, так и вообще о каких бы то ни было раÑах, помимо Ñвоей ÑобÑтвенной, и потому Эван, ÑтараÑÑÑŒ не делать резких движений, почтительно поклонилÑÑ Ñтарику. Тот едва заметно фыркнул, обдав нашего Ð³ÐµÑ€Ð¾Ñ Ð½Ðµ Ñлишком-то Ñвежим дыханием – кажетÑÑ, у владыки Северных гор на ÑтароÑти лет Ñгнила Ð´Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¸Ð½Ð° зубов. Вот только Ñльфа Ñто почему-то мало ободрило – такой гигант проглотит и не жуÑ…
- Белый Ñльф! – прорычал Ñтарый дракон Ñ Ñвной угрозой в голоÑе, - Так далеко на юге, да в придачу еще и Ñовершенно не боÑщийÑÑ Ñ€Ð°ÑÑвета! – он оÑкалил зубы, доказав, что они у него вÑе в наличие, при Ñтом – в очень даже боеÑпоÑобном ÑоÑтоÑнии, - Что Ñ‚Ñ‹ здеÑÑŒ делаешь?
- Прошу прощениÑ, гоÑподин дракон, - Эван, ÑтараÑÑÑŒ не терÑÑ‚ÑŒ ÑамообладаниÑ, Ñдержанно кивнул, - но в ваших землÑÑ… Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»ÑÑ Ñлучайно, и никоим образом не хотел оÑкорбить Ð²Ð°Ñ Ñвоим незваным визитом…
- Ðезваным визитом?! – прогрохотал тот, так щелкнув челюÑÑ‚Ñми, что Ñльфа едва удар не хватил, - Да Ñ‚Ñ‹ вообще не должен был здеÑÑŒ поÑвлÑÑ‚ÑŒÑÑ! Я, во Ð¸Ð¼Ñ Ð²Ñех демонов ада, отправилÑÑ Ð½Ð° войну и потерÑл там Ñвоих пÑтерых Ñобратьев – лишь чтобы загнать ваÑ, Ñнежных крыÑ, на Ñамые окраины мира живых, а теперь Ñ Ð²Ð¸Ð¶Ñƒ, что вы вÑе так же Ñпокойно разгуливаете под Ñолнцем, а Ñ, Ñтарый дурак, погубил Ñвоих Ñородичей зазрÑ! – и, взревев, он броÑилÑÑ Ð½Ð° Эвана. Тот, более проворный, уÑпел отшатнутьÑÑ, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð² узком ущелье было мало меÑто Ð´Ð»Ñ Ð¼Ð°Ð½ÐµÐ²Ñ€Ð¾Ð², а туша Ñтарого дракона перегородила его практичеÑки от ÐºÑ€Ð°Ñ Ð´Ð¾ краÑ. Он едва уÑпел избежать огромных зубов, Ñвно могущих без оÑобого труда перекуÑить его, точно тонкую троÑтинку, но тут дракон двинул лапой, и Ñльфу оÑталоÑÑŒ только броÑитьÑÑ Ð½Ð° землю и откатитьÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ. РазъÑренный Ñщер Ñвно вознамерилÑÑ Ð²Ð¾ что бы то ни Ñтало размазать его по Ñкалам, и пока что Эван не был так уж уверен, что ему Ñто не удаÑÑ‚ÑÑ. Ðо вот чего он ÑовÑем не мог ожидать – так Ñто того, что за него вÑтупитÑÑ… Ðаральмар! Ðеожиданно заревев, молодой дракон броÑилÑÑ Ð½Ð° Ñтарого, ÑграбаÑтав его когтÑми за шкуру и попытавшиÑÑŒ оттащить в Ñторону, подальше от замеревшего на земле Эвана, но тот попроÑту ÑÑ‚Ñ€Ñхнул его Ñ ÑебÑ, точно блоху, и он полетел кубарем, едва не размозжив Ñебе голову о выÑтупавший из-под земли камень, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð»Ð¾Ð¶Ð¸Ð»Ð¾ его порÑдочно, и он, обмÑкнув, вытÑнулÑÑ Ð½Ð° земле.
- С тобой, щенок, Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ð¶Ðµ разберуÑÑŒ! – Ñ€Ñвкнул Ñтарик, броÑив на него полный Ð¿Ñ€ÐµÐ·Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñд, но когда он, вздыбив гребень, повернулÑÑ Ðº Эвану, то в морду ему полетел… нет, не Ñтрела, а полыхающий клубок ÑеребриÑтого огнÑ, что, едва коÑнувшиÑÑŒ Ñухой кожи, разорвалÑÑ, точно ÑнарÑд, и дракон заревел от боли, невольно отмахнувшиÑÑŒ лапой… на Ñтот раз он вÑе же дотÑнулÑÑ. И Эвана, Ñловно Ñ‚Ñ€Ñпичную куклу, отброÑило в Ñторону. Ткань его туники, вышитой Ñолнечными Ñльфами, жалобно затрещала, когда ее, точно когти, рванули каменные выÑтупы Ñкал, на одном из которых оÑталаÑÑŒ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð°Ñ Ð°Ð»Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ñа еще теплой крови, а Эвана так Ñильно ударило об валуны, что на мгновение в его голове помутилоÑь… а когда он пришел в ÑебÑ, то обнаружил, что над ним, Ñтрашный, как Ñама безжалоÑÑ‚Ð½Ð°Ñ ÑÐµÐ²ÐµÑ€Ð½Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ‡ÑŒ, ÑклонилÑÑ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ñ‹Ð¹ Ñщер…
- Я не позволю, чтобы они погибли напраÑно, - глухо, ÑроÑтно прорычал он, его огромные глаза Ñверкали ÑвирепоÑтью – и болью, - Я не дам хоть кому-то, хоть чему-то оÑкорбить их памÑÑ‚ÑŒ! – и, широко раÑкрыв паÑÑ‚ÑŒ, он, точно охотÑщаÑÑÑ Ð·Ð¼ÐµÑ, дернулÑÑ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´â€¦ Эван уÑпел только зажмуритьÑÑ, не Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ, как пилообразные зубы раÑÑекут его плоть… на мгновение перед его глазами полыхнуло ÑроÑтный Ñвет Ñолнца…
- Рвот Ñто Ñ‚Ñ‹ зрÑ!
Ðеожиданный вопль разорвал тишину ущельÑ, как удар бича, и в тот же миг прÑмо на голову Ñтарому дракону ÑвалилаÑÑŒ Ильвиллин, Ñвно не нежно пригладив ее Ñвоими когтÑми. Тот взвыл в голоÑ, а ÑŽÐ½Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð°, изо вÑех Ñил впечатав его нижней челюÑтью в Ñнег, Ñпрыгнула Ñ ÐµÐ³Ð¾ головы и подÑкочила к Эвану, загородив Ñльфа Ñобой и тут же ткнувшиÑÑŒ ему ноÑом в плечо.
- Как Ñ‚Ñ‹? Ты… О, Эван! – и она легко, лишь Ñамым кончиком Ñзыка, дотронулаÑÑŒ до длинной рваной борозды на его плече, - ПроÑти менÑ… Я Ñпешила, как могла, но там, наверху, такой ветер!..
- Ðичего, - он погладил ее по щеке, - Я в порÑдке, чеÑтно. Ðо вÑе равно – ÑпаÑибо, что подоÑпела вовремÑ, Ильвиллин.
- Ильвиллин, - Ñхом повторил Ñтарый дракон, и только тут она Ñловно вÑпомнила о нем – повернулаÑÑŒ и вздыбила гребень, точно кошка.
- Как Ñ‚Ñ‹ мог?! – не в Ñилах Ñдерживать Ñвой гнев, прорычала она, при Ñтом выглÑдев так, Ñловно вот-вот готовилаÑÑŒ на него броÑитьÑÑ, - Во Ð¸Ð¼Ñ Ð²Ñех дьÑволов Бездны, отец, как Ñ‚Ñ‹ мог?!
Глава XX. Лед и пламÑ.
Отец… Это короткое обращение, видимо, Ñовершенно доконало Ñтарого дракона, потому что он глухо заÑтонал, Ñловно раненный, и Ñ‚Ñжело оÑел наземь.
- Ты вернулаÑь… - прошептал он едва Ñлышно, - Ты вернулаÑь… Ильвиллин.
- Да, вернулаÑÑŒ, - кивнула та, - Ðо, признатьÑÑ Ñ‡ÐµÑтно, уже ÑомневаюÑÑŒ, Ñтоило ли! Как Ñ‚Ñ‹ мог, отец? Это же мой друг, мой лучший друг, а ты… И Ðаральмар! Как Ñ‚Ñ‹ мог так поÑтупить Ñ ÑобÑтвенным Ñыном?!
- Ðаральмар… - Галомар оглÑнулÑÑ Ð½Ð° молодого дракона, что так и не поднÑлÑÑ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸, лежа на Ñнегу, и лишь Ñ‚Ñжело вздымающиеÑÑ Ð±Ð¾ÐºÐ° подтверждали, что он вÑе еще жив. Помутневшие золотые глаза его медленно моргнули, Ñловно не ÑƒÐ·Ð½Ð°Ð²Ð°Ñ Ñына… а потом его ÑˆÐµÑ Ð¼ÐµÐ´Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾ ÑогнулаÑÑŒ, так что он ткнулÑÑ Ð½Ð¾Ñом в Ñнег, и Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ð³Ð¾Ñ€ÑÑ‡Ð°Ñ Ñлеза медленно Ñползла по его щеке, затерÑвшиÑÑŒ на земле. Его плечи затрÑÑлиÑÑŒ, и неожиданно он показалÑÑ Ð¸Ð¼ очень, очень Ñтарым.
- Ðаральмар, - прошептал он, - что же Ñ..? Что же Ñ Ð½Ð°Ð´ÐµÐ»Ð°Ð»â€¦
- Совершенно ÑвихнулÑÑ, вот что Ñ‚Ñ‹ наделал, - Ñо ÑвойÑтвенной ей иÑкрен-ноÑтью буркнула дракониха, показав клыки и пригнув к затылку уши, - Стоило Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¾Ñтавить вÑего лишь на меÑÑц – и вот что из Ñтого вышло: Ñ‚Ñ‹ чуть не убил Ñвоего Ñына, Ñвоего единÑтвенного Ñына! Ðу, Ñ‚Ñ‹ либо окончательно ÑпÑтил, либо раÑтерÑл вÑÑŽ Ñвою былую мудроÑÑ‚ÑŒ, и оба варианта Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑовÑем не уÑтраивают!
- Ильвиллин, - Галомар медленно поднÑл голову, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° нее глазами, в которых – она могла поклÑÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð² Ñтом! – блеÑнули Ñлезы, - Ильвиллин…
- Ðу что «Ильвиллин»?! Что «Ильвиллин»! – и дракониха, не выдержав, подÑкочила к нему и Ñо вÑего размаху влепила ему звонкую пощечину, - Приди, наконец, в ÑебÑ, Ñ‚Ñ‹, Ñтарый мешок Ñ ÐºÐ¾ÑÑ‚Ñми! – поÑле чего она Ñ Ñилой толкнула его в плечо, чтобы он поднÑлÑÑ, - Черт… Эван, помоги Ðаральмару! Мне одной его даже Ñ Ð¼ÐµÑта не Ñдвинуть!
- Хорошо, - и Ñльф, перепрыгнув через громадный хвоÑÑ‚ Галомара, подбежал к молодому дракону. Тот был в веÑьма Ñтранном ÑоÑтоÑнии – Ñмотрел прÑмо в небо, но Ñвно на нем ничего не видел, так что только поÑле пÑтой или шеÑтой попытки Эвану удалоÑÑŒ привлечь его внимание, а там он кое-как уговорил его вÑтать – по большей чаÑти, правда, едва ли не пинками.
- Ðу, помогай! – Ñ€Ñвкнула Ильвиллин, как только брат оказалÑÑ Ñ€Ñдом. Тот молча подчинилÑÑ, и вдвоем они кое-как Ñумели приподнÑÑ‚ÑŒ Галомара – тот веÑил в два раза больше, чем они оба, вмеÑте взÑтые. Старик Ñвно ничего не Ñоображал, и им пришлоÑÑŒ тащить его вÑÑŽ дорогу, до СиÑÐ½Ð¸Ñ Ð“Ð¾Ñ€, пока тот немного не пришел в ÑебÑ.
- Ильвиллин, Ðаральмар! – глухо, но влаÑтно Ñказал он, - ОтпуÑтите менÑ. Я еще в ÑоÑтоÑнии передвигатьÑÑ Ñам.
Те молча подчинилиÑÑŒ, и Ñтарый дракон Ñлегка покачнулÑÑ, но не упал, поÑле чего его золотые глаза приÑтально поÑмотрели на дочь.
- Ты идешь Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸, - безапеллÑционно заÑвил он.
- Тогда Эван – тоже, - в точноÑти Ñкопировала его тон Ð¼Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð°, и кончик ее крыла коÑнулÑÑ Ð¿Ð»ÐµÑ‡Ð° Ñльфа. Галомар брезгливо Ñморщил губу, и Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¾Ð½ уже не пыталÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸ вÑех разорвать Эвана на куÑки, в его приÑутÑтвии тот вÑе равно ощущал ÑÐµÐ±Ñ Ð¼Ñ‹ÑˆÑŒÑŽ, забравшейÑÑ Ð² логово Ñытой, но крайне раздражительной змеи.
- Хорошо, - наконец выплюнул он, - Он… тоже может идти, - и, передер-нувшиÑÑŒ вÑей шкурой, он направилÑÑ ÐºÐ¾ входу в логово.
- Я мог бы и здеÑÑŒ подождать, - негромко заметил Эван, - Ðезачем ÑÑоритьÑÑ Ð¸Ð·-за Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ Ð¾Ñ‚Ñ†Ð¾Ð¼, Ильвиллин.
- Ркто тебе Ñказал, что Ñ Ñ Ð½Ð¸Ð¼ ÑÑорюÑÑŒ? – дракониха чуть заметно уÑмехнулаÑÑŒ, - Ðашей ÑÑоры Ñ‚Ñ‹ еще не видел… Это мы так, мило общаемÑÑ, - и, подмигнув ему, она Ñогнула переднюю лапу, а Ñльф, тут же понÑв намек, Ñ Ð½ÐµÐ²ÐµÑ€Ð¾Ñтным облегчением вÑкарабкалÑÑ ÐµÐ¹ на плечи, поÑле чего, по-прежнему улыбаÑÑÑŒ, она направилаÑÑŒ вÑлед за Галомаром, вмеÑте Ñ Ð¿Ð¾-прежнему понурым братом. И надо было видеть морду ÑтоÑвшего на Ñтраже Тельвана, одного из молодых членов клана, когда он узрел перед Ñвоим ноÑом вÑех троих!
- Иль… Ильвиллин? – как-то Ñдавленно ÑпроÑил тот.
- Вот заладили! – дракониха фыркнула, - Ильвиллин да Ильвиллин! Я уже почти целый век, как Ильвиллин, пора бы уж запомнить! – и, Ñо Ñмешком отодвинув его в Ñторону, она проÑледовала вÑлед за отцом. Тот ждал ее, Ñловно бдительный охранник, боÑщийÑÑ, что она в Ñамый поÑледний момент уÑкользнет и улетит в неизвеÑтном направлении. Увидев Эвана на ее загривке, он тут же ÑкривилÑÑ, Ñловно ему на Ñзык попало нечто горькое, и направилÑÑ Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ по коридору, а вот Ильвиллин, Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ поÑмотрев ему вÑлед, чуть изогнула шею и взглÑнула на Ñвоего друга ÑмеющимиÑÑ Ð³Ð»Ð°Ð·Ð°Ð¼Ð¸.
- Знаешь, не думала, что Ñкажу Ñто, - заметила она, чуть заметно уÑмехаÑÑÑŒ, - но Ñ Ñ€Ð°Ð´Ð°, что вернулаÑÑŒ домой! Как тебе, нравитÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ?
- ЗдеÑь… волшебно! – выдохнул Эван, в воÑхищении оглÑдываÑÑÑŒ по Ñторонам, - Ðикогда не видел ничего подобного! Ð’Ñ‹ что, вÑе Ñто… Ñами?
- И не только мы, но и боги помнÑÑ‚ Ñколько поколений наших предков, - дракониха чуть улыбнулаÑÑŒ, глÑдÑ, Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¸Ð¼ воÑторгом любуетÑÑ ÐµÐµ домом Ñльф, навернÑка повидавший на Ñвоем веку вÑÑких краÑивых меÑÑ‚ – и одним из Ñамых прекраÑных он бы навернÑка назвал великолепные пещеры ледÑных драконов. ВеÑÑ‚ÑŒ о возвращении их троих уже навернÑка облетела половину логова, потому что из боковых пещер то и дело показывалиÑÑŒ прочие члены клана, что поÑтепенно образовывали наÑтоÑщий живой коридор, по которому, Ñ Ñамым невозмутимым видом, шла наша героинÑ. И Эван не мог не отметить, что, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° крайнее удивление, лица ÑобравшихÑÑ Ð¾Ñ‚Ñ€Ð°Ð·Ð¸Ð»Ð¸ замешательÑтво… и даже Ñтрах!
- Чего они боÑÑ‚ÑÑ? – негромко ÑпроÑил он у Ñвоей подруги, - ТебÑ?
- Ðет, что Ñ‚Ñ‹, - она негромко уÑмехнулаÑÑŒ, - ИÑкорка Ð¾Ð³Ð½Ñ Ñама по Ñебе не очень Ñтрашна, но вот еÑли она угодит на кучу Ñухого мха…
- Галомар! – неожиданно раздалÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ð½Ð·Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¹ вопль, и из-за угла, раÑтолкав ÑобравшихÑÑ, выÑочила… мама! Увидев мужа, Ñына и дочь, она тут же оÑтановилаÑÑŒ, как будто громом пораженнаÑ, и на мгновение наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° ее той, другой мамой, что предÑтала перед ней в кошмарах ÐÑ€-Берука… но потом, вглÑдевшиÑÑŒ в родные, милые черты, она понÑла, что тот Ñон был вÑего лишь Ñном, не имеющим никакого Ð¾Ñ‚Ð½Ð¾ÑˆÐµÐ½Ð¸Ñ Ðº реальноÑти – и потому, тепло улыбнувшиÑÑŒ, Ñказала:
- ЗдравÑтвуй, мама.
- Ильвиллин! – не то прокричала, не то проÑтонала та и броÑилаÑÑŒ к дочери. Эван едва не Ñлетел Ñ ÐµÐµ загривка, когда ÑÑ‚Ð°Ñ€Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð° Ñо вÑего размаху врезалаÑÑŒ в нее, обнÑв ее и лапами, и крыльÑми, поÑле чего дала волю рыданиÑм. УлыбнувшиÑÑŒ и не Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ Ð¼ÐµÑˆÐ°Ñ‚ÑŒ Ñтоль пылкой вÑтрече, Эван перекинул ногу через хребет драконихи и мÑгко ÑкатилÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·. Другие драконы тут же обратили на него заинтереÑованные взглÑды, а там и Ñам Галомар Ñ‚Ñжело уÑтавилÑÑ Ð½Ð° него из-под шипаÑÑ‚Ñ‹Ñ… бровей. Ðа Ñтот раз Ñльф Ñпокойно выдержал его взглÑд, поÑле чего низко поклонилÑÑ Ñтарому Ñщеру, выказав ему Ñтолько же почтениÑ, которым обычно удоÑтаивал только королеву Ðттарайи, и негромко, но Ñо ÑвойÑтвенной ему ÑÑноÑтью голоÑа, промолвил:
- Я так и не уÑпел выразить тебе Ñвою благодарноÑÑ‚ÑŒ, гоÑподин Галомар – тебе и твоему клану, от вÑего народа вечных Ñнегов… и лично от менÑ.
- БлагодарноÑÑ‚ÑŒ? – дракон недоверчиво прищурилÑÑ, - Мы раздавили ваÑ, как жуков, в ЛедÑной войне, белый Ñльф. Это Ñ Ð¸ мои Ñоплеменники помогли Ñоюзным войÑкам выкраÑÑ‚ÑŒ из вашего города ледÑной криÑталл, и мы были ÑовÑем не против того, чтобы вообще Ñтереть ваш род Ñ Ð»Ð¸Ñ†Ð° земли! Так за что же, во Ð¸Ð¼Ñ Ð²Ñех ледников, Ñ‚Ñ‹ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ð¸ÑˆÑŒ?
- Я прекраÑно знаю, что именно ледÑные драконы, в конце концов, решили иÑход долгих Ñражений и обрекли мой народ на пÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑч лет тьмы, - Ñпокойно Ñказал Эван, - Мы помним Ñвое прошлое, Ñтарейший. Теперь – помним. Ðо живем мы наÑтоÑщим, и Ñудим о других народах по их теперешним делам, а не по тому, что ÑлучилоÑÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑчи лет назад. Ð¢Ð²Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ, гоÑподин Галомар, не раз ÑпаÑала мне жизнь во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð½Ð°ÑˆÐµÐ³Ð¾ путешеÑтвиÑ, и во многом именно Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ñ ÐµÐ¹ мы вÑе же Ñумели разрушить древнее проклÑтие, лежавшее на плечах моего народа. И мы не забудем ее помощи, во вÑе века нашей будущей жизни! – он Ñнова поклонилÑÑ, добавив, - Рпотому мы благодарны и вÑему вашему клану, ибо, как Ñказала Ñама Ильвиллин, дракон ÑтановитÑÑ Ñ‚ÐµÐ¼, кого делают из него окружающие, и, думаетÑÑ Ð¼Ð½Ðµ, именно Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ñ Ñ‚Ð²Ð¾ÐµÐ¼Ñƒ воÑпитанию, Ñтарейшина, она получила такую невероÑтную ÑтойкоÑÑ‚ÑŒ, веру и отвагу!
Галомар ничего не ответил, но челюÑти у него ÑжалиÑÑŒ – под желтовато-белой чешуйчатой кожей Ñвно проÑтупили тугие клубки напрÑгшихÑÑ Ð¼Ñ‹ÑˆÑ†, поÑле чего он медленно, очень медленно поÑмотрел на Ñвою дочь, и та Ñпокойно ответила на его взглÑд. ВзглÑд отца ненадолго оÑтановилÑÑ Ð½Ð° ее отливающих теплым золотом рогах…
- Вижу, тебе еÑÑ‚ÑŒ, о чем нам вÑем раÑÑказать, - наконец промолвил Ñтарый дракон, и едва ÑƒÐ»Ð¾Ð²Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ‚ÐºÐ° в его хриплом рычащем голоÑе выдала его иÑтинное ÑоÑтоÑние – что-то, напоминающее волнение, а еще нечто такое, чего от него никогда и ждать не Ñмели.
- О многом, - Ильвиллин Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ похлопала рыдающую мать по Ñпине и мÑгко отÑтранилаÑÑŒ, вÑем телом повернувшиÑÑŒ к Ñвоему отцу, - О леÑах, морÑÑ… и пуÑтынÑÑ…, об Ñльфах, великанах и ÑфинкÑах. О Ñаламандрах и аораках. О людÑÑ… и о зимних духах. О вулканах. Обо вÑем и обо вÑех, что мы видели и кого повÑтречали. И оно того Ñтоило, поверь мне! ПоиÑки, ÑражениÑ, пиры, праздники! Я видела веÑÑŒ мир, отец, Ñ ÑƒÑ‡Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ у него, и ничуть не жалею, что не раз риÑковала жизнью во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð½Ð°ÑˆÐµÐ³Ð¾ путешеÑтвиÑ! Хоть мы и живем долго, но вÑе же Ñта жизнь дана нам лишь единожды, а потому глупо и неблагодарно терÑÑ‚ÑŒ ее проÑто так! Мир гораздо больше и интереÑнее, чем кажетÑÑ Ð½Ð°Ð¼, ÑпрÑтавшимÑÑ Ñреди вечных льдов, и полно в нем зла и коварÑтва, но еÑÑ‚ÑŒ же в нем и краÑота, и добро, и любовь! Так что, еÑли Ñ‚Ñ‹ хочешь узнать, добавило ли мне времÑ, которое Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð²ÐµÐ»Ð° вне дома, ума-разума, которому Ñ‚Ñ‹ так упорно желал Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð°ÑƒÑ‡Ð¸Ñ‚ÑŒ, то Ñ Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‡Ñƒ тебе Ñовершенно четко – нет! Я вÑе Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð¶Ðµ Ð½ÐµÑƒÐ³Ð¾Ð¼Ð¾Ð½Ð½Ð°Ñ Ð±ÑƒÐ½Ñ‚Ð°Ñ€ÐºÐ°, и, клÑнуÑÑŒ Северными горами, менÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð½Ð¸ за что не намерена!
Слова ее звонким Ñхом отразилиÑÑŒ во вÑех коридорах, и на некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð² СиÑнии Гор воцарилаÑÑŒ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ñ‚Ð¸ÑˆÐ¸Ð½Ð°â€¦ Лишь только отдаленный плеÑк фонтана нарушал ее, пока драконы в Ñтрахе ожидали, что Ñкажет их предводитель. Ðе понаÑлышке знали они, наÑколько вÑпыльчив и ÑроÑтен Ñтарый Галомар, и как безжалоÑтно он карает Ñвоих Ñоплеменников, пуÑÑ‚ÑŒ даже и ÑвÑзанных Ñ Ð½Ð¸Ð¼ узами крови, за такую вопиющую наглоÑÑ‚ÑŒ, какой ÑлавилаÑÑŒ его Ð¼Ð»Ð°Ð´ÑˆÐ°Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ. Многие, в том чиÑле и Ильвиллин, видели, как дрогнули, загибаÑÑÑŒ назад, его уши, а подÑлеповатые глаза прищурилиÑÑŒ, и уж подумали, что молодой драконихе конец, но тут Галомар удивил их вÑех, а больше вÑего, наверное, нашу героиню – он улыбнулÑÑ, раздвинув губы и обнажив громадные клыки, поÑле чего… раÑхохоталÑÑ! Смех его напоминал приглушенный камнепад, и от него Ð·ÐµÐ¼Ð»Ñ Ð¿Ð¾Ð´ ногами ощутимо затрÑÑлаÑÑŒ, а по коридорам загулÑло многоголоÑое Ñхо. СмеÑлÑÑ Ð¾Ð½ долго, Ñловно никогда раньше Ñтого не делал, пока Ñухой кашель не прервал его, но и тогда он не угомонилÑÑ, а подошел к дочери и Ñлегка ткнул ее кривым когтем в грудь, прорычав:
- Ðу, вот Ñто ответ наÑтоÑщего дракона! Ðе в меру нахальный, не Ñпорю, но целиком и полноÑтью в духе моей дочери! – поÑле чего, издав какой-то непонÑтный кудахчущий звук, он оглÑнулÑÑ Ð½Ð° Ðаральмара, который тут же вздыбил чешую, готовÑÑÑŒ к взбучке, но отец Ñвно не ÑобиралÑÑ ÐµÐ³Ð¾ мутузить, потому что добавил, - Вот уж наградили Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° Ñклоне лет Северные горы! Сразу две Ñорвиголовы на одну мою, Ñтарую и Ñедую! – и, оглÑнувшиÑÑŒ на дочь вÑе еще ÑмеющимиÑÑ Ð³Ð»Ð°Ð·Ð°Ð¼Ð¸, он ÑпроÑил, - Ðо что Ñ‚Ñ‹ теперь ÑобираешьÑÑ Ð´ÐµÐ»Ð°Ñ‚ÑŒ, а? ÐаÑколько Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ñл, Ñ‚Ñ‹ здеÑÑŒ надолго оÑтаватьÑÑ Ð½Ðµ намерена!
- Ты угадал, - она улыбнулаÑÑŒ, - У Ð½Ð°Ñ Ñ Ð­Ð²Ð°Ð½Ð¾Ð¼ еще оÑталиÑÑŒ кое-какие незаконченные дела на Ñевере, и Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð½Ð° помочь ему их уладить, а потом… - она Ñлегка задумалаÑÑŒ, но ненамного, и, Ñ‚Ñ€Ñхнув головой, Ñказала, - Впрочем, потом будет потом, и Ñ Ð½Ðµ хочу загадывать на будущее, которого еще нет. Я не знаю, что ÑлучитÑÑ Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ – Ñ Ð´Ð°Ð¶Ðµ предÑтавить Ñебе не могу, что ÑлучитÑÑ Ð² Ñледующий миг! И потому буду жить наÑтоÑщим.
- Ðу и правильно, - негромко хохотнул Галомар, - Что ж… тогда удачи вам. Обоим. И передавайте от Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð²ÐµÑ‚ льдам озера Винальмир!
- ОбÑзательно, - кивнула Ильвиллин, - И, рано или поздно, Ñ Ð²ÐµÑ€Ð½ÑƒÑÑŒ к вам, обещаю, - и, дождавшиÑÑŒ, пока Эван заберетÑÑ Ðº ней на Ñпину, она крикнула, - До вÑтречи! – и, подпрыгнув, Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ Ð¼Ð¾Ñ‰Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ взмахами крыльев она подброÑила ÑÐµÐ±Ñ Ð´Ð¾ Ñамого потолка и вылетела через одно из многочиÑленных окон, ÑÐ¾Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð¶Ð´Ð°ÐµÐ¼Ð°Ñ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñдами вÑего Ñвоего клана. Солнце уже поднÑлоÑÑŒ над Ñклонами гор, отчего Ñнег полыхал белым пламенем, и Ñтот Ñвет отражалÑÑ Ð½Ð° белоÑнежной чешуе ледÑной драконихи, Ð¾Ð±Ð»Ð°Ñ‡Ð°Ñ ÐµÐµ в Ñверкающие доÑпехи…
- Потом будет потом, Эван! – Ильвиллин Ñлегка повернула голову и поÑмотрела на Ñвоего вÑадника, - И не раньше!
- Рдо Ñтого перед нами вÑе дороги открыты! – улыбнулÑÑ Ñльф, позволÑÑ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¼Ñƒ ветру безнаказанно трепать его пушиÑтый плащ, - И веÑÑŒ мир – как на ладони, только дотÑниÑÑŒ рукой!
- Или, по крайней мере, крыльÑми! – заÑмеÑлаÑÑŒ дракониха и, издав звонкий ликующий клич, помчалаÑÑŒ дальше, обгонÑÑ Ð´Ð°Ð¶Ðµ Ñолнечный Ñвет и крутÑÑÑŒ в воздушных потоках, так что Ñльфу оÑтавалоÑÑŒ только крепче держатьÑÑ Ð·Ð° ее шею, чтобы не Ñлететь на землю при очередной фигуре выÑшего пилотажа. Ильвиллин Ñвно чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð² воздухе, как дома, и ее иÑкуÑÑтву управлÑÑ‚ÑŒÑÑ Ñ Ð²ÐµÑ‚Ñ€Ð°Ð¼Ð¸ можно было только позавидовать – она ведь даже не задумывалаÑÑŒ, как Ñто у нее получаетÑÑ, она проÑто летела – и вÑе! РЭван лишь ÑмеÑлÑÑ, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что под ним проÑтиралиÑÑŒ дикие ущельÑ, и запорошенные Ñнегом валуны хоть и выглÑдели пушиÑтыми и безобидными, Ñ Ð»ÐµÐ³ÐºÐ¾Ñтью бы проткнули мÑгкое живое тело, точно дюжина наточенных ножей! Ðо вот Ñльфа Ñто почему-то ÑовÑем не волновало, и двое друзей, не Ð²ÐµÐ´Ð°Ñ ÑƒÑталоÑти, летели вÑе дальше на Ñевер, петлÑÑ Ñреди ущелий и раÑÐ¿ÑƒÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ€ÐµÐ´ÐºÐ¸Ðµ Ñтада мохнатых горных баранов… ОÑтавшийÑÑ Ð¿ÑƒÑ‚ÑŒ до окраин Северных гор занÑл не так уж много времени – пеший, Эван добиралÑÑ Ð´Ð¾ СиÑÐ½Ð¸Ñ Ð“Ð¾Ñ€ два меÑÑца, а вот на Ñпине Ильвиллин преодолел Ñто же раÑÑтоÑние вÑего лишь за половину луны, хотÑ, признатьÑÑ, Ñердце его дрогнуло, когда он заметил далеко внизу знакомый перевал и извивающееÑÑ, точно хвоÑÑ‚ змеи, ущелье… ПолÑÑ€Ð½Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ‡ÑŒ, влаÑÑ‚Ð²Ð¾Ð²Ð°Ð²ÑˆÐ°Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ поÑледние шеÑÑ‚ÑŒ меÑÑцев, поÑтепенно кончалаÑÑŒ, а на воÑтоке Ñтремительно Ñветлело небо, Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð²ÐµÑ‰Ð°Ñ Ð½Ð°Ñтупающий раÑÑвет – и веÑну, когда они наконец увидели вдалеке конец ущельÑ, и Эван так вцепилÑÑ Ð² гребень на шее подруги, что она, в Ñамом прÑмом ÑмыÑле Ñлова, физичеÑки ощутила его дрожь. Ðо ничего не Ñказала – только негромко, ободрÑюще заурчала, деÑкать, Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹, Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² обиду не дам – и, взмахнув крыльÑми, миновала поÑледний поворот, точно птица, вылетев навÑтречу громадному замершему озеру, поÑреди которого… Ðеровный вздох воÑÑ…Ð¸Ñ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð²Ñ‹Ñ€Ð²Ð°Ð»ÑÑ Ð¸Ð· ее паÑти. Ðттарайа… так вот Ñ‚Ñ‹ какаÑ, Звезда Севера! Она оказалаÑÑŒ даже краше, чем отражение в чаше, которое еще в КельÑтаале ей показывал Эван. Похоже, даже обширной памÑти и богатому воображению ее друга было не под Ñилу охватить вÑÑŽ краÑоту его родного города… Ð‘Ð»ÐµÐ´Ð½ÐµÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð»ÑƒÐ½Ð° Ñрко оÑвещала ледÑной город, Ð¿Ñ€Ð¾Ð½Ð¸Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ прозрачные Ñтены Ñвоими ÑеребриÑтыми лучами, и Ðттарайа мÑгко ÑветилаÑÑŒ, переливаÑÑÑŒ, точно хруÑÑ‚Ð°Ð»ÑŒÐ½Ð°Ñ ÑтатуÑтка, пока дракониха, не в Ñилах оторватьÑÑ, кружила выÑоко над ней, любуÑÑÑŒ Ñтим Ñлегантнейшим произведением архитектурного и композиционного иÑкуÑÑтва. И невольно Ñравнивала его Ñ ÐšÐµÐ»ÑŒÑтаалем, другим ÑльфийÑким городом, в котором ей довелоÑÑŒ побывать. Ð Ð°Ð·Ð»Ð¸Ñ‡Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто били по глазам… Оба города были краÑивы, на диво краÑивы, но КельÑтааль был чаÑтью приютившего его леÑа, живой и неотъемлемой, пронизанной Ñолнечным Ñветом и биением жизни, а Ðттарайа, ему в противоположноÑÑ‚ÑŒ, Ñловно броÑала вызов обÑтупившим ее Ñкалам и льдам, ÑтремÑÑÑŒ во что бы то ни Ñтало отделитьÑÑ Ð¾Ñ‚ их мертвого, Ñурового царÑтва и доказать, что даже здеÑÑŒ, на краю мира живых, еÑÑ‚ÑŒ меÑто краÑоте! И потому – она казалаÑÑŒ Ильвиллин даже прекраÑнее Ñтолицы золотых Ñльфов, оÑобенно ÑейчаÑ, когда призрачный Ñвет угаÑающей луны заÑтавлÑл ее таинÑтвенно, загадочно мерцать. Жемчуг? ХруÑталь? Ðлмаз? Пожалуй, не было в мире такого камнÑ, что мог бы ÑравнитьÑÑ Ñ Ñтой замерзшей водой, Ñ Ð¾Ð±Ñ‹ÐºÐ½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ льдом, которому упорÑтво Ñльфов придали наÑтолько королевÑкий вид.
- Она даже краÑивее, чем Ñ‚Ñ‹ раÑÑказывал, Эван! – крикнула дракониха, Ð·Ð°ÐºÐ»Ð°Ð´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½Ð¾Ð¹ вираж, - Ðикогда бы не подумала, что чьи-либо руки могут Ñоздать такую краÑоту! Ð’Ñ‹ точно не пользовалиÑÑŒ магией?
- ПользовалиÑÑŒ, когда нужно было заÑтавить лед не таÑÑ‚ÑŒ, - как-то немного натÑнуто улыбнулÑÑ Ñльф, - К тому же, врÑд ли нам Ñтоило ожидать оÑады, поÑле того, как ЛедÑÐ½Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð¹Ð½Ð° завершилаÑÑŒ, так что при Ñоздании города мы руководÑтвовалиÑÑŒ больше вопроÑами краÑоты, чем, как люди, практичноÑти. Ðттарайа – не крепоÑÑ‚ÑŒ, Ильвиллин, и за поÑледние пÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑч лет мы, как могли, ÑтремилиÑÑŒ придать ей Ñамый великолепный вид. Конечно, на Ñто ушло немало времени, но вот чего, чего, а времени, - он поÑмотрел на город, - у Ð½Ð°Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ доÑтаточно.
- Его у Ð²Ð°Ñ Ð¸ теперь будет хоть Ñколько, только вот ÑпоÑобов его тратить, - Ильвиллин уÑмехнулаÑÑŒ, - найдетÑÑ Ð¿Ð¾Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµ! – и, вывернув еще один круг, она, приглÑдевшиÑÑŒ, заметила, - Ух Ñ‚Ñ‹, Ñмотри-ка! Ртам, похоже, твои друзьÑ!
- Где? – Ñльф, оторвавшиÑÑŒ от ÑÐ¾Ð·ÐµÑ€Ñ†Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð°, поÑмотрел вниз – и тут же увидел Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ñ‚Ð¾Ñ€Ð° деÑÑтка быÑтро Ñкачущих теней, что неÑлиÑÑŒ по берегу озера, точно огромные Ñнежинки – Ñльфов Ñ ÐºÐ¾Ð¿ÑŒÑми наперевеÑ, верхом на огромных кошках, чьи шкуры Ñверкали, точно Ñвежевыпавший Ñнег, пока они неÑли Ñвоих вÑадников к воÑточному моÑту в город, оÑтавив позади громадную, как заÑыпанный Ñнегом холм, тушу Ñтранного вида Ð·Ð²ÐµÑ€Ñ Ñ Ð¶ÐµÑткой желтоватой шерÑтью.
- Охотники! – заметил Эван, - И, кажетÑÑ, им не уÑпеть дотащить добычу до города… Черт! – в голоÑе его поÑлышалаÑÑŒ Ð·Ð°Ñ‚Ð°ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð±Ñ€ÐµÑ‡ÐµÐ½Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ, и Ильвиллин Ñто жутко не понравилоÑÑŒ. Взревев, дракониха заметила:
- Ðу, Ñто мы еще поÑмотрим! – и, полуÑложив крыльÑ, она понеÑлаÑÑŒ вниз, да так, что ветер в ушах заÑвиÑтел. Заметив пикирующего дракона, Ñльфы на земле закричали, но она даже ухом не повела в их Ñторону, пока, выÑтавив вперед передние лапы, не приземлилаÑÑŒ на медвежью тушу. Та была умело выпотрошена, и на ней виднелиÑÑŒ ÐºÑ€ÑŽÑ‡ÑŒÑ â€“ кажетÑÑ, Ñльфы тащили ее вÑе вмеÑте, так как, даже разрезав ее на куÑки, они врÑд ли бы Ñумели неÑти их по отдельноÑти. Ðу, а Ильвиллин только Ñто и надо было. Даже не ÑÐºÐ»Ð°Ð´Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ, она, как клешнÑми, подцепила громадного Ð·Ð²ÐµÑ€Ñ Ð¿Ð¾Ð´ ребра и, захлопав крыльÑми, поднÑлаÑÑŒ в воздух, Ñ‚Ñжело таща его за Ñобой. Можно было только предÑтавить, какое отчаÑние отразилоÑÑŒ на лицах охотников, когда они увидели, что громадный Ñщер без оÑобого труда уволакивает прочь Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ð¼ трудом добытую пищу, но вот чего они Ñвно не ожидали, так Ñто того, что дракон, и не Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ñ ÑƒÐ±Ð¸Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ от города, понеÑет тушу вÑлед за ними и Ñ Ð¾Ð³Ð»ÑƒÑˆÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¼ грохотом приземлитÑÑ… прÑмо перед ними, от ÐºÑ€Ð°Ñ Ð´Ð¾ ÐºÑ€Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ³Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð¸Ð² РаÑÑветный моÑÑ‚! Ð’Ñадники тут же ощетинилиÑÑŒ копьÑми, Ñвно Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ñ Ð½ÐµÐ¼Ð¸Ð½ÑƒÐµÐ¼Ð¾Ð¹ атаки, и их барÑÑ‹ зарычали, вздыбив шерÑÑ‚ÑŒ, но тут Эван, приподнÑвшиÑÑŒ на Ñпине подруги, закричал:
- БратьÑ, братьÑ! ЛиÑард! Эльдевилль! Это Ñ, Эвангор! Я вернулÑÑ!
- Эван? – один из охотников, молодой Ñльф Ñ Ð·Ð°Ð²Ñзанными в узел волоÑами недоверчиво прищурилÑÑ, но тут в их Ñ€Ñдах Ñтало заметно движение, одна Ñльфийка недовольно вÑкрикнула – и, оттолкнув ее барÑа, навÑтречу прибывшим побежал другой хищник, но – без вÑадника.
- ИрриÑ! – радоÑтно воÑкликнул Эван и, Ñпрыгнув Ñо Ñпины драконихи, раÑкинул руки… как раз вовремÑ. Огромный кот буквально ÑмÑл его, вдавив в лед, и в мгновение ока Ñльф оказалÑÑ Ð¿Ð¾Ð³Ñ€ÐµÐ±ÐµÐ½ под целой кучей шерÑти и муÑкулов. Ð‘Ð°Ñ€Ñ ÑƒÑ€Ñ‡Ð°Ð» и уÑиленно махал хвоÑтом, точно Ñобака, Ð²Ñ‹Ð»Ð¸Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñвоему другу лицо, и прошло еще немало времени, прежде чем Эван Ñумел выбратьÑÑ Ð¸Ð·-под него. Тем временем оÑтальные Ñльфы оÑторожно приблизилиÑÑŒ к ним, Ñ Ð¾Ð¿Ð°Ñкой глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ильвиллин, но Эван, поднÑв руки, заверил их:
- Ðе волнуйтеÑÑŒ, Ильвиллин – друг. И такой друг, о котором можно только мечтать! – он Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ положил руку на чешуйчатую шею драконихи, поÑле чего его взглÑд обратилÑÑ Ð½Ð° воÑток. Там небо было уже цвета бледного Ñапфира, и Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¼ мгновением золотиÑтое Ñвечение ÑтановилоÑÑŒ вÑе Ñрче. ОÑтальные Ñльфы беÑпокойно заозиралиÑÑŒ, не знаÑ, как им быть, но Эван лишь улыбнулÑÑ Ð¸, набрав в грудь побольше воздуха, крикнул:
- Ðе бойтеÑÑŒ, Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð¸ ÑеÑтры! Ðаша ночь кончилаÑÑŒ. Я выполнил Ñвою клÑтву – и наконец-то над Ðттарайей вновь заÑиÑет Ñолнце! – поÑле чего он вытÑнул руку в Ñторону дальних, покрытых Ñнегами Ñклонов – и в тот же миг, прорвав поÑледние оковы тьмы, из-за гор ÑиÑющими Ñтрелами ринулиÑÑŒ ввыÑÑŒ первые лучи Ñолнца. ОÑтальные Ñльфы закричали, Ð¿Ñ€Ð¸ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñвои чувÑтвительные глаза плащами, но Эван только улыбалÑÑ Ð² ответ. ПоÑтепенно крики боли Ñтихли, и белые Ñльфы, не в Ñилах поверить проиÑходÑщему, медленно отнимали от лиц мокрые от пота и Ñлез руки, в полном изумлении глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ñвою кожу, что Ñверкала в лучах раÑÑвета. Даже их барÑÑ‹ недовольно рычали, Ð¼Ð¾Ñ‚Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð°Ð¼Ð¸ и Ñ…Ð»Ð¾Ð¿Ð°Ñ Ð»Ð°Ð¿Ð°Ð¼Ð¸ по морде, Ñловно отгонÑÑ Ð¼ÑƒÑ…, а Эван и Ильвиллин молча ÑтоÑли, глÑдÑ, как, прогонÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ Ñвирепую Ñеверную зиму, в небеÑа поднимаетÑÑ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ñ‹Ð¹ диÑк, полыхающий, точно раÑкаленный добела. Эльфы в немом воÑхищении Ñмотрели, как над Северными горами раÑтекаетÑÑ Ð¶Ð¸Ð²Ð¾Ðµ золото нового днÑ, и Ильвиллин, улыбнувшиÑÑŒ, наклонилаÑÑŒ к уху Ñвоего друга, негромко заметив:
- Да уж, друг мой… вы Ñто заÑлужили. У каждой тучи еÑÑ‚ÑŒ Ñвой конец, ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ‡ÑŒ ÑменÑетÑÑ Ñ€Ð°ÑÑветом. Ð’Ñ‹ заÑлужили его – Ñвой воÑход Ñолнца.
- Ильвиллин, - Эван уткнулÑÑ Ð»Ð¸Ñ†Ð¾Ð¼ в ее плечо, и, еÑли только ее не обманывали глаза – он плакал навзрыд, - Ильвиллин… Ты понимаешь? Ð’Ñе Ñто – он обвел рукой Ñвоих Ñородичей, что, плача и улыбаÑÑÑŒ одновременно, Ñмотрели на поднимающееÑÑ Ñолнце, - вÑе Ñто… о большем Ñ Ð½Ðµ Ñмел и мечтать. И ради того, чтобы наконец-то позволить вÑем нам увидеть Ñолнце – Ñ Ð³Ð¾Ñ‚Ð¾Ð² был даже умереть. И Ñ Ð¿Ð¾Ð³Ð¸Ð± бы, Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚Ð¸ уверен в Ñтом… еÑли бы не Ñ‚Ñ‹. Ильвиллин… Ñ Ñам, вÑе мои Ñородичи, веÑÑŒ род белых Ñльфов – навÑегда в долгу перед тобой.
- Ты забыл? – она Ñлегка улыбнулаÑÑŒ и, отÑтранившиÑÑŒ, мÑгко вытерла катÑщиеÑÑ Ð¿Ð¾ его щекам Ñлезы, - Я не требую платы за дружбу. Ты Ñам, Эван, дал мне куда больше, чем Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ð»Ð° предÑтавить, когда, наплевав на доводы разума, полезла за тобой в логово гольгангов. Ты подарил мне Ñамого ÑÐµÐ±Ñ â€“ моего лучшего друга! – не Ñ‚Ñ€ÐµÐ±ÑƒÑ Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÐ³Ð¾ взамен, так что хватит молоть чушь… лучше забирайÑÑ Ð½Ð° менÑ, - и она подÑтавила ему переднюю лапу, чтобы он привычно вÑкарабкалÑÑ Ð½Ð° ее широкую, надежную Ñпину, поÑле чего, издав оглушительный ликующий вопль, она прÑмо Ñ Ð¼Ð¾Ñта броÑилаÑÑŒ в полет, метнув по гладкому льду Ñтремительную тень. Эван ÑмеÑлÑÑ, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð° ее Ñпине, и дракониха, Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¼ мгновением Ð½Ð°Ð±Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ñоту, кружила над Ðттарайей, раÑÑÐµÐºÐ°Ñ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑми морозный воздух, а город под ней Ñверкал вÑеми краÑками радуги, точно Ñ†ÐµÐ»Ð°Ñ Ñ€Ð¾ÑÑыпь Ñамоцветов, пока выÑоко в небеÑах вÑе Ñрче разгоралÑÑ Ð¾Ñлепительный раÑÑвет…




Автор поста
Аннаэйра
Создан 27-12-2009, 21:54


226


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Ледяное пламя. Глава 14. Секреты Дулмангура
Проза

Ледяное пламя. Глава 5. По принципу жизни
Проза

Ледяное пламя. Глава 13. На плече у великана
Проза

Ледяное пламя. Глава 16. Огненный Хребет
Проза

Ледяное пламя. Глава 2. Через Коридор Смерти
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх