Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Ледяное пламя. Глава 16. Огненный Хребет

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Глава XVI. Огненный Хребет.
- Не самый гостеприимный пейзаж, - негромко заметил Эван, и Ильвиллин мрачновато кивнула. Они, конечно, и не надеялись, что Мор-Дельгур произведет на них хорошее впечатление, но все же вид гряды пламенеющих горных пиков, над которыми густой и едкой пеленой висел зловещий черно-серый дым заставил выходцев из царства льда и снега непритворно содрогнуться. Пепел, кипящая лава и раскаленный докрасна камень – вот из чего состоял этот странно и страшно величественный хребет, цепь мощнейших вулканов, опоясывающая южный край земли и оскаленной драконьей пастью грозящая неведомым краям, расположенным дальше к полудню, за пределами известного мира. И после сверкающих нестерпимой белизной ледников и заснеженных склонов далеких Северных гор Мор-Дельгур действительно мог показаться адской бездной, огненной геенной, созданной на погибель всему живому…
- И как здесь можно хоть что-нибудь найти? – прошептала Ильвиллин, - В этом пламенном царстве? Да мы здесь можем целую жизнь этот кристалл искать!
- Боюсь, столько времени у нас нет, - с легкой улыбкой покачал головой Эван и, сунув руку за пазуху, вытащил свой амулет-звезду, - Так что, думаю, настало время использовать вот это. Он нам поможет.
- Да? И каким же образом?
- Увидишь, - эльф явно не спешил раскрывать все свои тайны, - Полетели?
- Бр-р! – дракониху так и передернуло, но все же она, собрав волю в кулак, расправила крылья и оторвалась от земли и полетела вперед, про себя сомневаясь, можно ли вообще надеяться что-то разыскать посреди такого пекла. Во мраке ночи облако дыма жутковато светилось приглушенно-алым светом, а на черных склонах гор змеились ярко-рубиновые трещины, наполненные раскаленной лавой и то и дело плюющиеся огненными искрами, так что Ильвиллин старалась не лететь над самой землей, однако и наверх забираться не спешила – от дыма, изрыгаемого вулканами, жгло глаза и щипало ноздри, опаляя горло и легкие сухим и едким воздухом, а на одежде и перьях толстым слоем накапливалась жирная черная сажа. Стоит ли и говорить, что летела Ильвиллин кое-как, сберегая силы, а Эван, что непрестанно кашлял, сидя у нее на спине, едва убедившись, что они оказались на территории Огненного Хребта, тут же что-то негромко прошептал над своим талисманом, то ли заклинание, то ли просьбу, и в тот же миг от всех лучей восьмилучевой звезды к середине заструились ручейки серебристого света, пока вправленный в металл алмаз не вспыхнул и не выбросил в воздух небольшой шарик белого света, послушно повисший над ладонью эльфа.
- Веди, - прошептал Эван, и шарик, вспыхнув чуть поярче, полетел куда-то в сторону, а Ильвиллин, не дожидаясь объяснений, устремилась следом, причем сияющий проводник явно почувствовал скорость ее полета, так что драконихе не пришлось ни торопиться, ни дожидаться его, а просто спокойно следовать за ним по пятам. Правда, путь оказался не из близких, и на рассвете, когда усталая Ильвиллин остановилась, чтобы поспать на склоне определенно потухшего вулкана, шарик смирно повис над землей, и не думая их покинуть.
- Он что же, до рассвета будет ждать? – спросила она Эвана, стараясь хоть немного отчистить свои крылья от сажи.
- Да, - ответил эльф, устраиваясь на ночлег и недовольно ворочаясь - за-стывшую лаву вряд ли можно назвать мягкой, - Моя госпожа и повелительница Аттарайи, королева белых эльфов, мой отец и моя мать совместными усилиями зачаровали этот талисман таким образом, чтобы он помогал мне во время путешествия, и вот теперь я попросил его привести нас к ледяному кристаллу.
- А что же ты раньше его не использовал? Мне кажется, у нас было более чем достаточно причин для того, чтобы попросить о помощи!
- Эта магия не вечна, Ильвиллин, - эльф слегка коснулся пальцами серебряной звезды, - А наша – тем более, ведь она основана на магическом поле Северных гор, и чем дальше мы от них находимся, тем быстрее она слабеет. Растрать я его энергию раньше – и мы оказались в тупике посреди этих вулканов, - и он прислонился спиной к ее боку, - А так… недалеко уже осталось.
- Надеюсь, Эван, - очень серьезно сказала дракониха и нахохлилась, готовясь ко сну, - Очень на это надеюсь… - и, не в силах больше бороться со смертельной усталостью, негромко, сонно засопела, а эльф, с улыбкой обняв за мускулистую шею, погрузился в полудрему, и тьма окутала двоих друзей… благословенная тьма без сновидений…
Однако спокойно поспать им не дали, причем разбудили не самым деликатным образом. Во всяком случае, Ильвиллин, что во сне предусмотрительно накрыла морду лапой, спасая ноздри от пепла и грязи, и захрапела на всю округу, проснулась от того, что кто-то весьма ощутимо ткнул ее в ребро чем-то… острым. Недовольно заворчав и раздраженно прижав к голове уши, дракониха, еще не вполне понимая, что происходит, открыла глаза… но тут же резко ощетинилась и отскочила назад, потому что, не сделай она этого, раскаленный добела коготь точно прожег бы ей одну из чешуек. Эван, как оказалось, уже не спал, и Альсингир подрагивал в его руках, натянутый до предела, но стрела с тетивы сорваться не спешила – противников было чересчур много. И каких… Ильвиллин с недоумением их разглядывала – крупных, величиной с приличного осла существ, отдаленно напоминавших ящериц, чьи шкуры сияли, точно угли в растопленном камине, и то и дело по ним пробегали волны яростного пламени. Ящерица смотрели прямо на них, и в глотках их сдержанно клокотал огонь, тем не менее, не причинявший ни малейшего вреда ни пастям им, ни нутру, ни длинным раздвоенным языкам, отражаясь лишь в глазах, что походили на зажженные факелы. Довольно долго вся эта братия (а их тут насчиталось десятка полтора) молчаливо разглядывала своих гостей, не нападая, но и не думая никуда уходить, пока вперед не вышел один из них. Его голову венчал огромный гребень длинных костяных шипов, а вокруг рта залегли глубокие морщины, так что без особого риска можно было бы назвать старшим во всей этой компании.
- Кха! – прошипел он, широко раскрыв пасть, и язычок пламени, выскользнув из его горла, эффектно подсветил длинные зубы, - Я есть Тхвар, вождь огненный саламандра. Я говорить мое племя. Кто вы есть и что здесь делать?
Голос у него был хриплый и шершавый, как застывшая лава, да и общий язык он коверкал – боже упаси, так что большинство слов прозвучали крайне неразборчиво. Эван и Ильвиллин в ответ только переглянулись, но потом дракониха сделала шаг вперед и с легким поклоном промолвила:
- О Тхвар, мы прибыли издалека и не ищем ссоры с тобой и с твоим племенем. Позволь же нам провести здесь день, и на закате мы покинем это место.
- Вы покинуть его сейчас! – тут же прошипела саламандра, вздыбив чешую, - Вы – это холод, а холод есть гибель для мой сородич! Вы не мочь здесь оставаться! Уходить! – и, кивнув двоим своим воинам, он добавил, - Мург и Ларогх довести вас с наша гора. И не сметь возвращаться, иначе вы пожалеть! – после чего, что-то резко добавив на своем странном скрипучем языке, он вспыхнул, как пропитанное маслом дерево, и исчез вместе с большинством своих подчиненных, оставив лишь тех, кому он поручил выпроводить наших друзей. Саламандры довольно сурово на них посмотрели, после чего в голос рыкнули:
- Идти вперед! – и, довольно проворно переставляя свои крепкие когтистые лапы, они заторопились к подножию вулкана, оставляя в застывшей лаве оплавленные следы. Ильвиллин и Эвану оставалось только покорно шагать следом, но если эльф благоразумно помалкивал, то на дракониху это молчание давило, и в конце концов она не выдержала:
- Так что, саламандры действительно живут в недрах вулканов? И плавают в раскаленной лаве? Но чем же вы тогда там питаетесь? Там ведь ничего не растет и не живет, кроме вас!
- А нам и не надо еда, - ответил один из воинов, не намного моложе Тхвара – по крайней мере, шипы у него были всего на полпальца короче, - Мы есть огонь!
- Вы питаетесь огнем? – удивилась дракониха.
- Нет. Мы есть огонь!
- Ничего не понимаю. Так что же вы едите?
- Я же сказать, нам не надо еда. Мы есть огонь. Огонь и мы есть одно целое.
- А-а-а, так вы состоите из огня, что ли?
- Мы – духи огонь. Ты знать, почему извергаться вулкан? Что есть такое лава? Огонь! Вы ходить по холодной земля, но под земля – море огонь, море лава! Мы жить в море, тепло его – наше тепло, наш дом, наша жизнь, понимать? Мы жить вместе с огонь, мы есть огонь!
- Ясно, - кивнула Ильвиллин, - Это как русалки не могут жить без воды, да?
- Русалка – дух вода, саламандра – дух огонь. Мы не жить без наша стихия. Поэтому мы жить в недра вулканы! Самое замечательное место для нас!
- И много вас там?
- А ты мочь сказать, сколько там огонь? Нет. Вот и мы не мочь сказать, сколько там саламандра. Все вулканы – наш дом, кроме самый большой, Ар-Берук. Там мы уже давно не жить.
- А почему?
- Там холод! Что-то холодный лежать на дно вулкан Ар-Берук, но мы не знать, что это есть такое. Мы не быть там сотни лет, и те, кто плавать туда, тот замерзать и никогда не возвращаться домой!
- Что-то холодное, - Ильвиллин задумчиво посмотрела на Эвана, - На Мор-Дельгуре. Догадываешься, что это может быть?
- Ты думаешь… думаешь, что это кристалл?
- Больше нечему, - она пожала плечами, - Скажи, Мург, - обратилась она к саламандре, - давно ли этот холод появился в недрах Ар-Берука?
- Давно, давно, сотни лет назад. Мы сначала думать, что это Хозяин, но Хозяин любить тепло, как мы, и он не мочь такое сделать.
- Хозяин? А кто это?
- Берегись! Берегись его! – тут же зарычал Ларогх, перепрыгивая через небольшую расщелину, - Он старый, он грозный, он вас не пожалеть! От него не спастись ни на земля, ни в воздух! Его дыхание – огонь, его кровь и тело – огонь, и сам он – огонь!
- Он что, саламандра?
- Нет! Он страшнее саламандра, он – Хозяин Мор-Дельгур! Берегись его!
- И все же, думаю, нам придется с ним повидаться, - сказал Эван, - Потому что мы прилетели сюда, чтобы забрать… этот холод из недр Ар-Берука. Он принадлежит мне и моему народу.
- Вы… забрать его с собой? – Мург так и выпучил глаза, и даже Ларогх казался, по меньшей мере, изумленным, - Навсегда?
- Да. Если, конечно, сумеем его достать. Но вы должны нам сказать, кто он, этот хозяин? Что он за существо?
- Он – дракон! – выпалил Ларогх, - Громадный старый дракон! Он жить на дно Ар-Берук, он есть сердце Ар-Берук! Он мудр, велик, силен! Очень силен!
- Тем более нужно повидаться с таким замечательным сородичем, - фыркнула Ильвиллин и, взмахнув хвостом, перепрыгнула через какой-то валун, однако, едва она коснулась лапами серого, засыпанного пеплом склона, как послышался треск, из-под ее лап посыпались искры, как от удара молотом по наковальне, и в тот же миг целое облако огненных брызг взвилось в воздух, обретя форму разъяренного чудовища, что с ревом бросилось на нашу героиню. Взвизгнув, дракониха, как угорелая, шарахнулась в сторону, и это спасло ей жизнь, иначе невесть откуда взявшийся монстр точно располосовал бы ей горло, а так она выиграла у смерти несколько лишних мгновений, и в тот же миг серебряная стрела Эвана вонзилась прямо в глаз чудища… но прошла сквозь него, даже не задержавшись, хотя холод зачарованного оружия и заставил монстра отшатнуться прочь!
- Что это за тварь?! – рявкнула Ильвиллин.
- Это аорак! – прорычал Мург, поднимаясь на задние лапы и угрожающе поднимая торчком гребень, - Он не знать жалость! Он есть ярость и злоба! Он всех убивать без разбор!
- Ну, это мы еще посмотрим! – и дракониха пригнулась, но Эван схватил ее за плечо и крикнул:
- Нет, Ильвиллин! Надо уходить! Помнишь зимнего духа? Это – его южный собрат, и нам с ним не справиться! Улетай! – но, не успела та возмущенно зарычать, как аорак бросился в атаку. Огромные, похожие на раскаленные кинжалы когти чудовищной твари схватили нашу героиню поперек груди и повалили наземь, как котенка. Ильвиллин царапалась и кусалась, точно попавшая в силок дикая кошка, пытаясь отбросить врага, но тот явно не желал ей уступать, и все ее удары пропадали впустую, а огненные челюсти уже сомкнулись на ее передней лапе, и она заревела от боли.
- Ильвиллин! – закричал Эван, но поделать ничего не мог – выстрели он, и стрела точно попала бы в его подругу, и потому ему оставалось только кричать от бессилия и отчаяния. Саламандры, свирепо оскалившись, бросились на него, пытаясь оттащить в сторону, но аорак был весьма серьезным противником, и не желал отпускать свою добычу. Одна из его лап обхватила дракониху за шею, другая пригвоздила к телу крыло, и как та ни извивалась, никак не могла вырваться на волю, а когти и клыки твари все глубже и глубже впивались в ее шкуру, вот-вот грозя добраться до жизненно важных артерий. Долгий, жалобный стон вырвался из пасти Ильвиллин, и она почувствовала, что что-то рвет ей грудь, что-то острое и колючее, как холодный северный ветер, что-то, отчего кровь тут же превращалась в лед, а в душе поднималось жгучее пламя, что испепеляло ее изнутри… Аорак откинул назад голову, точно охотящаяся змея, готовясь вонзить зубы в горло Ильвиллин и перегрызть ей трахею, но в ответ дракониха яростно обнажила клыки, и в глазах ее полыхнул огонь. Ну уж нет! Не для того она пересекла полмира! Не для того выстояла в схватке с гольгангами, вынесла гнев отца, одолела разбойников, гвардейцев Ларкана, налдурнов, пиратов! Не для того встречалась с Орвен Лунд, с золотыми эльфами, великаном и морскими змеями! Не для того… И ей еще столько предстоит сделать! Увидеть! Услышать! Почувствовать! Столько друзей найти! Столько тайн раскрыть! Столько… И это дикое желание – желание жить дальше! – настолько охватило все ее существо, что она не смогла больше сдерживаться, в горле ее заклокотало, и в следующий миг поток яростного ледяного пламени столбом вырвался из ее горла, замораживая огонь аорака, и вскоре чудовище, протестующе завопив, разорвалось в клочья и рассыпалось дюжинами мерцающих искр.
- Ильвиллин! – воскликнул Эван и бросился к ней на шею, - Ты жива?
- Вполне, вполне, - она помотала головой, еще не вполне понимая, что же, собственно, произошло, - А… как там саламандры? Мург! Ларогх! Вы целы?
- Холодно… как же холодно, - одна из саламандр, случайно отброшенная ударом драконьего хвоста, дрожала и выглядела страшно истощенной, а по ее шкуре лишь изредка пробегали слабые язычки пламени, - Как же холодно… - и, тяжело вздохнув, она вспыхнула ярким пламенем и исчезла, а Ильвиллин в ужасе посмотрела на своего друга.
- А второй? Я их что… уб… убила?
- Нет, что ты, - он успокаивающе положил руку ей на плечо, - Саламандры – духи огня, а духа убить невозможно… по крайней мере, не так. Даже если разрушить его земную форму, он лишь вернется домой, чтобы возродиться вновь… Ты сильно ранена?
- Нет. Я в порядке, правда. Хотя… лететь вряд ли смогу.
- Значит, пойдем пешком, - эльф только плечами пожал и, пробормотав несколько слов над своим талисманом, вновь вызвал серебристый шарик, пропавший еще до появления саламандр, и тот, словно только того и дожидаясь, повел их дальше, по засыпанному пеплом и застывшей лавой ущелью. К счастью, идти уже было недалеко, а плотные тучи пепла надежно скрывали солнечные лучи, и вскоре сияющий проводник повис перед входом в пещеру, находящимся у подножия огромного вулкана, чей кратер был окружен кольцом раскаленной лавы и постоянно курился, извергая клубы свинцово-серого дыма. На склонах, то тут, то там, виднелись другие кратеры, поменьше, от которых вниз медленно сочились струйки клокочущей крови земли, покрывающие мертвый камень переливающимся узором извивов и волн.
- Видно, это и есть Ар-Берук, - промолвила Ильвиллин, и Эван молча кив-нул. Идти внутрь этакой огнедышащей громады ни ей, ни ему совершенно не хотелось, однако выбора, как такового, у них не было – кристалл был где-то внутри, так же, как и таинственный дракон, его охранявший – значит, и их дорога лежала туда.
- Идем? – наконец спросил белый эльф.
- Идем, - ответила Ильвиллин, и двое друзей, стараясь не поддаваться страху, отправились внутрь. Лишь шарик слабо освещал им путь, высвечивая безрадостный гранит и серую застывшую магму, да и сам туннель был настолько низким, что драконихе пришлось идти по нему с согнутой шеей, то и дело задевая потолок кончиками рогов. Вокруг все было тихо, лишь где-то далеко внизу, под ними, мерно рокотало подземное море клокочущей лавы. Словно сговорившись, друзья молчали всю дорогу, пробираясь все дальше и дальше по коридору, создавая не больше шума, чем ветер, гуляющий над заснеженными равнинами в тихую морозную ночь. И потому не стоит удивляться, что, когда Ильвиллин подняла голову и неожиданно увидела прямо перед собой два горящих желтых глаза, то невольно охнула и попятилась, а Эван тут же выхватил лук и стрелу. Правда, незнакомое существо никаким образом на это не отреагировало, все так же молча разглядывая их, не отворачиваясь и не отводя взгляда, не приближаясь, но и не делая попытки убежать, а ко всему прочему сохраняя гробовое молчание.
- Эй, - наконец сделала шаг вперед Ильвиллин, - Кто ты?
- Я ни свет, ни тьма, ни добро, ни зло. Я лишь тень, я загадка, я призрак во мраке ночи, - немного нараспев откликнулось оно довольно мягким и певучим, но при этом сильным, рокочущим голосом, явно таящим немалую мощь и уверенность, после чего странное создание приблизилось, и из сплошной темноты пещеры словно выплыло нежное и красивое женское лицо, обрамленное густыми медно-каштановыми волосами, а вслед за ним из сумерек показались и огромные крылья с перьями цвета бронзы, и могучее тело исполинской львицы. Миндалевидные и какие-то гипнотические глаза удивительного жителя пещеры сияли, будто в них затаился свет тысячи солнц, а пушистые лапы касались земли совершенно бесшумно, пока женщина-львица медленно приближалась к гостям.
- Я – сфинкс, хранящий вход в недра Ар-Берука, - сказала она, глядя на них, не мигая, и тем самым лишая всякой возможности сопротивляться, - Вы пришли сюда – значит, вы знали, чем рискуете. А потому я загадаю вам загадку, странники. Ответите верно – можете пройти, неверно же ответите – пеняйте на себя. И слушайте внимательно, если хотите выжить. «Одним рожден, другим взращен, лишь взглядом тысячи убил, но сам же первым убиен».
- Сфинкс, - пробормотал Эван едва слышно и посмотрел на свою подругу – вот не повезло!
- Как ты думаешь, какой ответ у этой загадки? – кажется, Ильвиллин была куда больше озабочена вероятностью испробовать на своей шкуре гнев сфинкса, - Я-то ими никогда особо не увлекалась…
- Ну, загадка как раз не слишком сложная. Сейчас, - он чуть призадумался, после чего обратился к сфинксу, - Это василиск? Яйцо, из которого он вылупляется, откладывает петух, высиживает его жаба, а убить эту тварь может лишь петушиный крик.
- Ты уверен? – сфинкс прищурилась, и из ее передних лап показались кончики острых когтей, - Второй попытки не будет! Может быть, у твоей спутницы есть иное мнение?
- Я доверяю Эвану, как себе, - покачала головой дракониха, хотя сердце ее и дрогнуло от страха – но совсем чуть-чуть, и она тут же придвинулась поближе к своему другу, готовясь, если что, принять удар противника на себя, - Так что, ты принимаешь наш ответ, сфинкс?
- Принимаю, - ответила та и… расплылась в улыбке, - Потому что он вер-ный, - и она посторонилась, - Можете пройти.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 23-12-2009, 20:24 | Просмотров: 31 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх