Возвращение в океан. Глава 12, 13
Вы когда-нибудь хотели отправиться в путешествие? Ощутить, как ветер странствий нашептывает вас на уши никем доселе не слышанные истории, а бескрайнее небо простирается до самого горизонта, обещая все новые и новые возможности - лишь бы было желание и силы их осуществить?.. Поберегитесь, странники. Дорога - дама с причудами. Никогда не знаешь, когда потеряешь ее благосклонность...
Глава XII. В дальний путь.
«Я должна Ñходить к Валлану, - мыÑленно Ñказала она Шквалу, когда Ñолнце ÑкрылоÑÑŒ за горизонтом, - Мне нужно Ñ Ð½Ð¸Ð¼ кое о чем поговорить».
«Мне идти Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹?»
«Ðет. Ты Ñлишком заметен, Ð½Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ð³ÑƒÑ‚ увидеть. Мне бы не хотелоÑÑŒ накануне ухода уÑтраивать в деревне такой переполох».
«Тогда давай побыÑтрее. И возьми плащ», - поÑоветовал дракон, и Лиринель, понÑв, что Ñовет дельный, тут же вытащила Ñвой плащ-невидимку. За прошедшие годы она не раз им пользовалаÑÑŒ, но тот ничуть не ÑоÑтарилÑÑ, и по-прежнему без Ñледов Ñкрывал ее ÑилуÑÑ‚. Ð’ Ñлабом Ñумеречном Ñвете она Ñловно раÑтворилаÑÑŒ в воздухе, и уж теперь могла быть уверена – никакие, даже Ñамые зоркие глаза ее не разглÑдÑÑ‚. Ð’ деревне мало кто знал об Ñтой ее тайне, и она, ниÑколько не боÑÑÑŒ, перемахнула через подоконник, беÑшумно приземлилаÑÑŒ и, поплотнее запахнув полы плаща, отправилаÑÑŒ к водопаду. Ð’ лунном Ñвете ДальминÑир напоминал Ñтену из Ñверкающего Ñеребра, и девушка, быÑтро запихнув плащ под одежду, нырнула в Ñту ÑиÑющую воду. Как оказалоÑÑŒ, Валлан не Ñпал, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð° большом плоÑком валуне и глÑÐ´Ñ Ð½Ð° раÑплывчатую луну, видимую Ñквозь прозрачную Ñтену водопада, и Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð·Ð²ÐµÑ€Ð¸Ð½Ð°Ñ, Ð»ÑŽÑ‚Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ñка ÑветилаÑÑŒ в его желтых глазах, что девушка невольно потупилаÑÑŒ, но вÑе же тихо поздоровалаÑÑŒ:
«ЗдравÑтвуй, Валлан».
«И Ñ‚Ñ‹ здравÑтвуй, морÑÐºÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð°, - раÑÑеÑнно ответил тот, Ñвно Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ñ Ð¾ чем-то Ñвоем, - Что привело Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÐºÐ¾ мне в Ñтоль позднее времÑ?»
«Завтра Ñ Ð¾Ñ‚Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð»ÑÑŽÑÑŒ на воÑток, Валлан, - она вышла на берег и приÑела Ñ€Ñдом Ñ ÐšÑ€Ñ‹Ð»Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¼, - ВмеÑте Ñо Шквалом. Ðо Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° бы не против, еÑли бы ты…»
«Ты предлагаешь мне отправитьÑÑ Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸?» - ирахир так удивилÑÑ, что наконец-то Ñоизволил повернуть голову в ее Ñторону.
«Ðу… да. Я пойму, еÑли Ñ‚Ñ‹ захочешь оÑтатьÑÑ, но вÑе же мы были бы рады, еÑли бы Ñ‚Ñ‹ ÑоглаÑилÑÑ Ð»ÐµÑ‚ÐµÑ‚ÑŒ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸Â».
«До океана? Рдальше куда? – он горько уÑмехнулÑÑ, - Я же не такой иÑкуÑный пловец, как Ñ‚Ñ‹ или твой дракон. Ð”Ð»Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ðµ – дом родной, Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¶Ðµâ€¦ - и он покачал головой, - Я ценю твое предложение, дочь дальгаров, знаÑ, что оно – от чиÑтого Ñердца, но Ñ Ñлишком прочно ÑвÑзан Ñ Ñтими горами, и не только кровными узами. Моим домом вÑегда было и до Ñих пор оÑтаетÑÑ Ð³Ð¾Ñ€Ð½Ð¾Ðµ небо».
«Куда же Ñ‚Ñ‹ отправишьÑÑ? И вообще, почему твои Ñородичи так жеÑтоко Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ обошлиÑÑŒ? Чем Ñ‚Ñ‹ Ñмог так перед ними провинитьÑÑ?»
«Это Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð°Ñ Ð¸ не больно-то веÑÐµÐ»Ð°Ñ Ð¸ÑториÑ, - ирахир натÑнуто улыбнулÑÑ, - Ðо поверь мне – Ñ Ð½Ðµ преÑтупник. Я не вор и не убийца, Ñ Ð½Ðµ крал и не убивал. ПроÑто так получилоÑÑŒ, что… в общем… Ñ Ð±Ñ‹Ð» помолвлен Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¹ девушкой, Ðандой, и мы должны были поженитьÑÑ Ð² прошлое полнолуние. Мы любили друг друга и думали, что никто и ничто не Ñможет помешать нашему ÑчаÑтью, но… но ÑлучилоÑÑŒ так, что накануне нашей Ñвадьбы к отцу Ðанды прилетели чужаки из ÑоÑеднего гнездовьÑ, потребовавшие вернуть им долг, не уплаченный много лет назад. Тот отказалÑÑ â€“ у него не было ничего ценного, и тогда они убили его и разграбили гнездо, выÑÐºÑ€ÐµÐ±Ñ Ð¸Ð· него вÑе приданное моей невеÑÑ‚Ñ‹, а потом улетели… и похитили мою Ðанду, - глаза ирахира потемнели от боли, - Ðаш Закон не оправдывают должников, и в племени решили, что отец Ðанды Ð¿Ð¾Ð½ÐµÑ Ð·Ð°Ñлуженное наказание, но когда Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÐ», как чужаки тащат в когтÑÑ… мою любимую… отец пыталÑÑ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñтановить, но Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто отпихнул его в Ñторону и броÑилÑÑ Ð² погоню. Они были Ñ‚Ñжело нагружены добычей и Ñ Ð±Ñ‹Ñтро их догнал… напал… но в бешенÑтве Ñвоем Ñ Ð·Ð°Ð±Ñ‹Ð» – их было двое. И дейÑтвовали они Ñообща. И, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ðанде вÑе же удалоÑÑŒ вырватьÑÑ Ð¸ улететь, Ñ Ð²Ñ‹Ð½ÑƒÐ¶Ð´ÐµÐ½ был броÑить ее и ÑпаÑать Ñвою ÑобÑтвенную жизнь. Дальше Ñ‚Ñ‹ знаешь».
«И ты… не вернешьÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹?»
«Чтобы Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð¾Ñ€Ð²Ð°Ð»Ð¸, как козленка? – еще одна ÑÐ»Ð°Ð±Ð°Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ°, - Ðет… туда мне путь закрыт. Ðавеки. Я нарушил Закон, за Ñто карают Ñурово. Конечно, Ñ Ð±Ñ‹ мог раÑкаÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¸ вернутьÑÑ Ñ Ð¿Ð¾Ð²Ð¸Ð½Ð½Ð¾Ð¹â€¦ но мне не в чем раÑкаиватьÑÑ. Я поÑтупил так, как Ñчитал правильным, и не жалею об Ñтом. Ð”Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñе кончено, - он поÑмотрел на нее Ñвоими прозрачными глазами, - Я провожу Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð´Ð¾ окраины Заоблачных гор, и буду ÑчаÑтлив, еÑли по пути Ñмогу чем-то тебе помочь, но дальше Ñ Ð½Ðµ полечу. ЕÑÑ‚ÑŒ Ñреди Ñтих хребтов и такие, где не живут ни Крылатые, ни Ñльфы, ни иные ÑозданиÑ. Там Ñ Ð¸ поÑелюÑь».
«Ркак же Ðанда? Ты не хочешь разузнать, ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ñудьба ее поÑтигла?»
«Я… Ñ Ð½Ðµ хочу. БоюÑÑŒ, что Ñто знание будет хуже незнаниÑ. Иногда лучше не знать и проÑто надеÑÑ‚ÑŒÑÑ… чем знать, что вÑе кончено…» - он Ñжал челюÑти и зажмурил глаза, но на щеке вÑе равно блеÑнула каплÑ.
«Что ж… - она положила руку ему на плечо, - Это твой выбор, Валлан. Лишь бы Ñ‚Ñ‹ не пожалел о нем, ведь рано или поздно вÑе тайное ÑтановитÑÑ Ñвным… До раÑÑвета, мой друг».
«Ты… изменилаÑÑŒ, - заметил он, внимательно ее разглÑдываÑ, - Теперь Ñ‚Ñ‹ еще больше принадлежишь океану, чем раньше».
«ВÑе мы менÑемÑÑ, - она улыбнулаÑÑŒ, - Мне даны новое Ð¸Ð¼Ñ Ð¸ новый путь. Я была Ðйленой, Волной, выхлеÑтнувшей на берег земли, но теперь Ñ â€“ Лиринель, и Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð¾Ð²ÐµÑ‚ морÑÐºÐ°Ñ Ð³Ð»ÑƒÐ±Ð¸Ð½Ð°, - она поднÑла руку, и Ñапфировое кольцо вÑпыхнуло бледным Ñиним Ñветом, - ÐœÐµÐ½Ñ Ð·Ð¾Ð²ÐµÑ‚ мой дом. И мой народ… вернее, оба моих народа, ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÑражающиеÑÑ Ð² бездне океана».
«Тогда благороден твой путь, дочь Эдальфира, - он Ñклонил голову, - СчаÑтливы воды, где рождаютÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð±Ð½Ñ‹Ðµ тебе».
«СпаÑибо, - тепло Ñказала она ему, - Спокойной ночи, - и, махнув ему рукой, она ловко ÑоÑкользнула в воду. Ðа Ñтот раз она не Ñтала прерывать Ñвое падение и вмеÑте Ñ Ð”Ð°Ð»ÑŒÐ¼Ð¸Ð½Ñиром она долетела до Ñамого озера, Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ погрузившиÑÑŒ в его холодные иÑкрÑщиеÑÑ Ð²Ð¾Ð´Ñ‹. Вокруг не было ни души, и она плавала в Ñвое удовольÑтвие, Ð¿Ñ€Ñ‹Ð³Ð°Ñ Ð¸ кувыркаÑÑÑŒ, точно дельфин, а потом еще долго Ñидела на берегу, ÑÐ»ÑƒÑˆÐ°Ñ Ñ€ÐµÐ² могучего водопада и глÑдÑ, как прозрачно-пенные Ñтруи его неуÑтанно обрушиваютÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·, не Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¸ÑÑÑкнуть Ñвоенравной БраÑÑинге. И лишь когда луна уже начала клонитьÑÑ Ðº горизонту, а над озером начали завиватьÑÑ Ð½ÐµÐ¶Ð½Ñ‹Ðµ колечки молочного тумана, девушка вÑтала, печально вздохнула и, печально вздохнув, дотронулаÑÑŒ рукой до чиÑтой, как Ñтекло воды и зашагала к деревне. Там было тихо, и она без труда пробралаÑÑŒ к дому Ильфиры, почеÑала за ухом Шквала – дракон Ñонно заворчал в ответ – и, перепрыгнув через подоконник, оказалаÑÑŒ в комнате… но чуть не ÑвалилаÑÑŒ обратно, увидев, что на ее кровати Ñидит Фалендил и Ñвно ждет ее.
- Привет, - кое-как Ñовладав Ñ Ñобой, Ñказала она.
- Привет, - кивнул тот Ñ Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¾Ð½Ð¸Ñ†Ð°ÐµÐ¼Ñ‹Ð¼ выражением на лице, - Ты что же, теперь, и ночуешь Ñ€Ñдом Ñо Ñвоим ирахиром?
- Он не мой, - тут же отрезала Лиринель, чувÑтвуÑ, как щеки загораютÑÑ Ñ€ÑƒÐ¼Ñнцем, - ПроÑто Ñ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ð»Ð° попроÑить его отправитьÑÑ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸. Он ÑоглаÑилÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚ÑŒ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸ Шквала до окраины гор.
- РменÑ, значит, Ñ‚Ñ‹ решила не проÑить? – Фалендил говорил Ñпокойно, но в тоне его проÑкальзывали ноты горькой, мальчишеÑкой обиды, - Или Ñ Ð·Ð° Ñти годы так уÑпел тебе надоеÑÑ‚ÑŒ, что тебе не терпитÑÑ Ñо мной раÑÑтатьÑÑ? Попробовать что-нибудь новенькое? Или ты… Ñ‚Ñ‹ что, влюбилаÑÑŒ в Ñтого Крылатого?!
- Я… нет, Фалендил, как Ñ‚Ñ‹ мог такое подумать! Ты мой друг, и вÑегда был и оÑтанешьÑÑ Ð¼Ð¾Ð¸Ð¼ другом!
- Хороши друзьÑ, - лицо Ñльфа, обычно такое краÑивое, перекоÑилоÑÑŒ, глаза Ñверкали от ÑроÑти, - Хороша дружба! – и, резко вÑтав, он Ñтремительно рванулÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ, но до двери дойти не уÑпел – у дальгаров Ñ€ÐµÐ°ÐºÑ†Ð¸Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° ничуть не хуже, чем у Ñльфов, так что через два шага его запÑÑтье оплели тонкие пальцы, а когда он попыталÑÑ Ð²Ñ‹Ñ€Ð²Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ, то девушка подцепила его под колени – он запоздало вÑпомнил, что Ñам научил ее Ñтому приему – и повалила на кровать, навалившиÑÑŒ Ñверху и прижав Ñвоим веÑом.
- Ртеперь поÑлушай менÑ, Фалендил, - ÑроÑтно зашипела она ему в ухо, - Ð’Ñе, что Ñ‚Ñ‹ тут наговорил – Ñто проÑто бред, потому что Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ¾Ð³Ð´Ð° и ни за что не предам нашу дружбу, что бы ни ÑлучилоÑÑŒ, Ñлышишь? Рк Валлану Ñ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ потому, что он хорошо знает горы. Я же, как тебе извеÑтно, в них не разбираюÑÑŒ, и могу попроÑту заблудитьÑÑ Ð² незнакомой меÑтноÑти. Тебе Ñто ÑÑно?
- Ðо почему Ñ‚Ñ‹ не попроÑила менÑ? – он уже не пыталÑÑ Ð²Ñ‹Ñ€Ð²Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ, но в голоÑе вÑе еще звучала обида, - Ðеужели Ñ Ñ…ÑƒÐ¶Ðµ его знаю Ñвой дом?
- Ты знаешь его от Лунного Ð£Ñ‰ÐµÐ»ÑŒÑ Ð¸ до дома, но не дальше, - уже мÑгче заметила дальгариÑ, - Ты же ведь тоже нигде оÑобо не путешеÑтвовал… К тому же, мы Ñо Шквалом по большей чаÑти будем добиратьÑÑ Ð´Ð¾ Рейвы по рекам, и врÑд ли тебе Ñто понравитÑÑ. Да и переÑекать земли ирахиров тоже, как Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ñла, будет делом не из приÑтных, - она Ñлезла Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾, но он по-прежнему лежал неподвижно, и девушка добавила, - Я думала, Ñ‚Ñ‹ поймешь.
- Ðо ведь тогда Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐµ никогда Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ увижу! – он Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑŽ поÑмотрел на нее, - Ðикогда!
- Я знаю, - она печально опуÑтила глаза, - И Ñ‚Ñ‹ знаешь – не Ð¼Ð¾Ñ Ð² Ñтом вина. Твой дом – горы, Ð¼Ð¾Ñ Ð¶Ðµ ÑÑ‚Ð¸Ñ…Ð¸Ñ â€“ море, и никуда нам от Ñтого не детьÑÑ. Ðо в Ñердце моем Ñ‚Ñ‹ оÑтанешьÑÑ Ð½Ð°Ð²Ñегда, и Ñтого у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð¸ÐºÑ‚Ð¾ не отнимет! – она крепко Ñжала его руку, - Слышишь? Ðикто!
- Ðикто… - Ñхом повторил он, - И ничто, - он поÑмотрел на нее, и темные глаза его мерцали… а потом он неожиданно вÑкочил и проворно выÑкользнул из за дверь, а, не уÑпела она и глазом моргнуть, как он ввалилÑÑ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾ и широким жеÑтом ÑброÑил ей на кровать нечто звенÑщее, Ñверкающее, перевитое длинной кожаной лентой. Глаза девушки медленно округлилиÑÑŒ.
- Твои метательные кинжалы?
- Да. Знаю, у Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ Гамалион, да и Ñ Ð¼Ð°Ð³Ð¸ÐµÐ¹ Ñ‚Ñ‹ неплохо обращаешьÑÑ, но Ñлова – Ñто Ñлова, а Ñталь вÑе же надежнее. ОÑобенно Ñталь не заклÑтаÑ, как твой трезубец, а проÑтое верное оружие. Из Ð½Ð°Ñ Ð²Ñех Ñ‚Ñ‹ лучше вÑех умеешь их метать, так что, думаю, они тебе пригодÑÑ‚ÑÑ.
- Провел бы детÑтво в городе, где, кроме камней, Ð¾Ñ€ÑƒÐ¶Ð¸Ñ Ð½Ðµ так много – еще бы не так наловчилÑÑ Ð¸Ñ… метать, - она неÑколько нервно дернула уголком губ, видно, попытавшиÑÑŒ улыбнутьÑÑ Ð¸ не ÑÐ²Ð¾Ð´Ñ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñда Ñ ÑƒÑыпанных мелкими Ñапфирами черных, обтÑнутых жеÑткой кожей рукоÑтей, - Ðо… Фалендил… Ñто же Ñлишком дорогой подарок… Ñ Ð½Ðµ могу.
- Бери, - он Ñ‚Ñ€Ñхнул головой, - Это подарок от чиÑтого Ñердца. И, еÑли уж Ñ Ð½Ðµ Ñмогу защищать Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² долгой дороге, так что пуÑÑ‚ÑŒ Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ мои кинжалы оберегают Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð² пути. Ðу-ка, иди Ñюда. И давай Ñюда Ñвой поÑÑ, Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ их на него нанижу, чтобы удобно было.
- РЭраÑÑа не раÑÑердитÑÑ? – оÑторожно ÑпроÑила девушка, берÑÑÑŒ за ÑеребрÑную прÑжку в виде змеиной головы.
- Ðе должна, ведь Ñто оружие, а не беÑÑмыÑленный груз, - он уÑмехнулÑÑ Ð¸, одной рукой перехватив ее ремень, ловко нанизал на него четыре кинжала, продев ремень в оÑобые «ушки» на ножнах – пролезло довольно Ñвободно, и Ñльф тут же подтÑнул их, завÑзав каким-то хитрым узлом, поÑле чего быÑтро обхватил подругу за талию и, заÑтегнув поÑÑ, ÑброÑил петлю еще одного ремнÑ, потоньше, Ñ Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ ÐºÐ¸Ð½Ð¶Ð°Ð»Ð°Ð¼Ð¸, что опуÑтилÑÑ Ð½Ð° бедро девушки.
- У Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚ÐµÐ¿ÐµÑ€ÑŒ веÑьма грозный вид, - фыркнул он, отпуÑÐºÐ°Ñ ÐµÐµ, - ПроÑто Ð±Ð¾Ð³Ð¸Ð½Ñ Ð²Ð¾Ð¹Ð½Ñ‹, не иначе.
- Я не люблю войны, - она поморщилаÑÑŒ, - Одну из них Ñ ÑобираюÑÑŒ прекратить. И другие тоже… еÑли Ñмогу.
- СомневаюÑÑŒ, что тебе, Ñ Ñ‚Ð²Ð¾ÐµÐ¹ упертоÑтью, хоть что-то может быть неподвлаÑтно, - уÑмехнулÑÑ Ð¼Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð¾Ð¹ Ñльф, - Может, покажешь, на прощание, как Ñ‚Ñ‹ метаешь Ñти штуковины?
- Легко, - она хитро на него поÑмотрела, - СтановиÑÑŒ к двери.
- Зачем? – он удивленно вÑкинул брови.
- Увидишь, - она заÑмеÑлаÑÑŒ, - Ðу же, вÑтавай!
- Зачем? – тут уж Фалендил прищурилÑÑ Ñ Ñвным подозрением.
- Ты что, труÑишь? Или Ñ‚Ñ‹ мне не доверÑешь?
- Я тебе доверÑÑŽ, но… - он вздохнул и, поднÑвшиÑÑŒ, приÑлонилÑÑ Ð¿Ð»ÐµÑ‡Ð°Ð¼Ð¸ к коÑÑку. Девушка, улыбаÑÑÑŒ, вытащила из ножен вÑе шеÑÑ‚ÑŒ кинжалов и, даже не примериваÑÑÑŒ, разом метнула их вперед. Фалендил и иÑпугатьÑÑ Ð½Ðµ уÑпел… ШеÑÑ‚ÑŒ лезвий вонзилиÑÑŒ в дерево: два по краÑм талии, два – около ладоней, два – по бокам шеи, да так, что задрожавшие от удара клинки коÑнулиÑÑŒ тонкой кожи Ñльфа. Сказать, что тот был в шоке – не Ñказать ничего. Ðекоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ð½ ошалело пÑлилÑÑ Ð½Ð° нее, разинув рот, а когда к нему вернулÑÑ Ð´Ð°Ñ€ речи, то Ñмог выдавить лишь одну-единÑтвенную фразу:
- РеÑли бы Ñ‚Ñ‹ промахнулаÑÑŒ?
- Сам Ñказал, что Ñ Ð¼ÐµÑ‚Ð°ÑŽ кинжалы лучше вÑех, - девушка Ñлегка наморщила ноÑ, Ñловно Ð¸Ð´ÐµÑ Ð¾ том, что она может не попаÑÑ‚ÑŒ, вызвала у нее Ñмех, - Теперь убедилÑÑ?
- ВеÑьма… - он оÑторожно поднÑл руку и выдернул кинжал, заÑÑ‚Ñ€Ñвший в дереве в каком-то волоÑке от его горла, - ВеÑьма. Ðо больше Ñ‚Ñ‹ так не делай!
- Ðеужто иÑпугалÑÑ? – она приподнÑла бровь.
- Рто, - ÑоглаÑилÑÑ Ð¾Ð½, - Ðе каждый день в Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐºÐ¸Ð½Ð¶Ð°Ð»Ñ‹ метают!
- Извини, - она тут же понурилаÑÑŒ, - ÐŸÐ»Ð¾Ñ…Ð°Ñ ÑˆÑƒÑ‚ÐºÐ° получилаÑÑŒ.
- Да нет, почему же, - он кое-как оторвалÑÑ Ð¾Ñ‚ двери и, вырвав вÑе кинжалы, протÑнул их ей, рукоÑÑ‚Ñми вперед, - Во вÑÑком Ñлучае, ее Ñ Ð·Ð°Ð¿Ð¾Ð¼Ð½ÑŽ надолго… Ð, вÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ñ ÐµÐµ, Ñ Ð±ÑƒÐ´Ñƒ помнить и тебÑ, - и он Ñнова вздохнул. Ему не о чем беÑпокоитьÑÑ. Семь лет не прошли даром. Она Ñумеет за ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ÑтоÑÑ‚ÑŒ – не мечом, так магией. Ðо почему же тогда Ñердце щемит от боли, а на глаза вот-вот грозÑÑ‚ навернутьÑÑ Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð°Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÑкие Ñлезы?..
Утром Лиринель вÑтала очень рано, едва над горизонтом показалоÑÑŒ Ñолнце, и тут же принÑлаÑÑŒ ÑобиратьÑÑ Ð² дорогу. Она взÑла немногое – карту, что дала Ильфира, кое-какие припаÑÑ‹, любимую арфу и Ñменную одежду. Ильфира предлагала захватить и плащ-невидимку, но девушка покачала головой.
- Ðе Ñтоит. Ð’ воде он намокает, ÑтановитÑÑ Ñ‚Ñжелым, и мне трудно им пользоватьÑÑ. К тому же, мое приближение вÑе равно почувÑтвуют – вода превоÑходно передает ÐºÐ¾Ð»ÐµÐ±Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð²Ð¾Ð»Ð½, Ñоздаваемые любыми движениÑми. Так что оÑтавлÑÑŽ его вам. Уверена, Ñ‚Ñ‹ или Фалендил найдете Ñтой штуке доÑтойное применение…
- Ðе ÑомневайÑÑ, - раздалÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð·Ð° их Ñпинами, и, оглÑнувшиÑÑŒ, они увидели Фалендила, ÑтоÑвшего в дверÑÑ…, - Идемте на улицу. Я хочу кое-что Ñделать, пока Ñ‚Ñ‹ еще здеÑÑŒ, Лиринель.
- Что? – удивилаÑÑŒ та.
- Увидишь, - он в точноÑти Ñкопировал ее ночной тон, и девушка заÑмеÑлаÑÑŒ.
- Ðу что ж… ладно, вÑе равно Ñ ÑƒÐ¶Ðµ Ñобрала вÑе, что нужно, - она затÑнула шнурок и завÑзала крепким узлом, - Больше мне ничего не надо. Идем, Ильфира.
Трое друзей вмеÑте вышли из дома, и Шквал тут же вÑкинул голову.
«Пора?»
- Погоди немного, - приоÑтановил дракона Фалендил и, заÑунув руку в карман, вытащил оттуда небольшой хруÑтальный шарик.
- Фалендил! – в голоÑе Ильфиры ÑлышалоÑÑŒ неподдельное изумление, - Где Ñ‚Ñ‹ умудрилÑÑ..?
- Ðеважно, - он только рукой махнул, - Я, правда, еле-еле Ñто выпроÑил… Ðо дело того Ñтоило! СтановитеÑÑŒ Ñкорее!
- Шквал, иди Ñюда! – Ñо Ñмехом позвала дракона Лиринель, и тот, заÑопев, придвинулÑÑ Ð¿Ð¾Ð±Ð»Ð¸Ð¶Ðµ, недоверчиво коÑÑÑÑŒ на Ñтранный хруÑтальный шар.
- Готовы? – ÑпроÑил Фалендил.
- Готовы, - кивнула Ильфира, Ð¾Ð±Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ð¸ÑŽ за плечи.
- Тогда – поÑвиÑÑŒ! – приказал молодой Ñльф, и шар тут же замигал Ñрким белым Ñветом… а Лиринель вдруг подумалоÑÑŒ, что ÑтоÑÑ‚ они уж очень… умно. Слишком похоже на картину в каком-нибудь дворце, где у вÑех портретов такие киÑлые лица, как будто в поÑледний раз они улыбалиÑÑŒ тыщу лет назад! Она что, хочет, чтобы ее запомнили такой? Ðет, Ñерьезно – Ñтакой дамой неопределенного возраÑта Ñ Ð²ÐµÑ‡Ð½Ð¾ Ñпокойным и невозмутимым лицом? ÐÑ…, так?! «Как Ñ‚Ñ‹ думаешь, Шквал? – ÑпроÑила она дракона, - Может, Ñтоит подбавить Ñюда немного жизни?» «Попробуй», - он Ñвно уловил ее мыÑль. Удовлетворенно кивнув, девушка, едва дождавшиÑÑŒ, пока мигание волшебного шара Ñтанет непрерывным, неожиданно вывернулаÑÑŒ из-под руки Ильфиры и что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы навалилаÑÑŒ на Ñпину Фалендила, отчего беднÑга ÑогнулÑÑ Ð¿Ð¾Ð¿Ð¾Ð»Ð°Ð¼â€¦ и тут вÑпыхнул Ñркий Ñвет, одновременно Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ð¸Ñ Ð¸ Ñльф повалилиÑÑŒ на землю. Лиринель хохотала в голоÑ, и даже Шквал уÑиленно Ñ‚Ñ€ÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹, его глаза иÑкрилиÑÑŒ от Ñмеха.
- Лиринель, ну что Ñ‚Ñ‹..! – Фалендил вÑе пыталÑÑ Ð²Ñ‹Ð»ÐµÐ·Ñ‚Ð¸ из-под нее, - Это была наша единÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚ÐºÐ°!
- Ð Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾, ее иÑпортила? – она улыбнулаÑÑŒ от уха до уха и, телекинезом подхватив хруÑтальный шар, метко швырнула его в руки Ñльфа. Тот поймал, но лицо у него при Ñтом было крайне неÑчаÑтное, и Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ð¸Ñ Ð²Ð½Ð¾Ð²ÑŒ покатилаÑÑŒ Ñо Ñмеху. Фалендил лишь мельком взглÑнул на получившееÑÑ Ð¾Ñ‚Ñ€Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð¸Ðµ – и, вздохнув, протÑнул шар Ильфире.
- Ðу? – ÑпроÑил он ее, - И на что Ñто, Ñкажи мне пожалуйÑта, похоже?
- По-моему, на тебÑ, - Ñльфийка улыбнулаÑÑŒ, - Реще на менÑ. И Лиринель очень неплохо вышла… как Ñ‚Ñ‹ Ñчитаешь? – и она передала шар дальгарии. Та взÑла и внимательно поÑмотрела внутрь, по-прежнему улыбаÑÑÑŒ. Хорошее отражение! Как живые! Туман внутри шара раÑÑеÑлÑÑ, и теперь там, миниатюр-ные и навеки заÑтывшие, поÑвилаÑÑŒ вÑÑ Ð¸Ñ… компаниÑ. Здорово вышло! У Фалендила запечатлелоÑÑŒ очень забавное выражение на лице, и Ñверху на него, хохоча во вÑе горло, навалилаÑÑŒ она Ñама, голубые прÑди разметалиÑÑŒ, Ñиние глаза Ñверкают. Ильфира тоже уÑпела Ñреагировать – она невольно отшатнулаÑÑŒ, ее лицо выражало изумление пополам Ñо Ñмехом, а Шквал, выгнув длинную шею, даже Ñлегка приоткрыл паÑÑ‚ÑŒ, и в его глазах плÑÑали иÑкорки веÑельÑ.
- ЗдеÑÑŒ Ñ, по крайней мере, не выглÑжу живой Ñкульптурой, - фыркнула Лиринель, - И, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ñтот шар, вы вÑегда будете помнить Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸Ð¼ÐµÐ½Ð½Ð¾ такой.
- Ð Ñ‚Ñ‹, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° него, вÑегда будешь помнить, как нам было веÑело, - кивнула Ильфира и, быÑтро пробормотав неÑколько Ñлов заклинаниÑ, заÑтавила хруÑтальный шар прÑмо в руках дальгарии раздвоитьÑÑ Ð½Ð° два абÑолютно одинаковых, - И, значит, вÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³ о друге, мы никогда не раÑÑтанемÑÑ, - она крепко обнÑла дальгарию, - Ðикогда…
- Ðикогда, - прошептала она, Ð²ÐºÐ»Ð°Ð´Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐµÐ¹ в руку один из хруÑтальных шаров, а второй Ð¿Ñ€Ð¸Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ðº Ñердцу, - до ÑÐºÐ¾Ð½Ñ‡Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñвоих веков. Ðи за что, - и, раÑплакавшиÑÑŒ, она прижалаÑÑŒ к Ñльфийке, а та лаÑково гладила ее по длинным волоÑам. Фалендил тем временем толкнул Шквала в бок и, дождавшиÑÑŒ, пока дракон наклонит голову, Ñхватил его за шип на морде и прошептал:
- Береги ее.
«РазумеетÑÑ», - голубой глаз моргнул.
- ЕÑли Ñ Ð½ÐµÐ¹ что-то ÑлучитÑÑ… - Ñльф позволил концу угрожающей фразы повиÑнуть в воздухе, и дракон, фыркнув, легко выдернул Ñвой шип из его хватки и от души лизнул его в лицо огромным шершавым Ñзыком, а когда Фалендил невольно отпрыгнул прочь, пытаÑÑÑŒ вытеретьÑÑ Ñ€ÑƒÐºÐ°Ð²Ð¾Ð¼ – заметил:
«Ðу, раз уж Ñ‚Ñ‹ мне Ñто говоришь… тогда мне дейÑтвительно Ñтоит получше за ней приглÑдывать!» - и, приÑев на задние лапы, он оглушительно раÑхохоталÑÑ, да так, что Ñхо, подхватив его рев, еще долго метало его между Ñкал, раÑпугав вÑех птиц в окреÑтных ущельÑÑ…. И, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð›Ð¸Ñ€Ð¸Ð½ÐµÐ»ÑŒ уходила тихо, без лишнего шума, Ñльфы вÑе равно узнали об Ñтом и вышли из Ñвоих домов. Ðе было Ñлышно ни прощаний, ни напутÑтвенных Ñлов, ни пожеланий – они проÑто молча Ñмотрели им вÑлед, но, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ Ð¸Ñ… взглÑды, девушка знала, что они иÑкренне переживают за нее, и Ð´Ð»Ñ Ñтого ей не были нужны никакие Ñлова. Дольше вÑех за ними шли Фалендил Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ„Ð¸Ñ€Ð¾Ð¹, а потом они еще долго ÑтоÑли на краю обрыва, даже когда Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ð¸Ñ Ð¸ морÑкой дракон, ÑпуÑтившиÑÑŒ по тропинке в долину, Ñтали лишь неÑÑными тенÑми в клубившемÑÑ Ð¿Ð¾ низине гуÑтом тумане… Словно почувÑтвовав ее взглÑд, девушка оглÑнулаÑÑŒ – и в поÑледнем окошке, Ñвободном от молочно-белой дымки, Ñказительница увидела, как ее воÑпитанница улыбнулаÑÑŒ, что-то прошептала – и Ñ ÐµÐµ ладони, трепеща крыльÑми, Ñпорхнула ÑиÑÑŽÑ‰Ð°Ñ ÑинÑÑ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ‡ÐºÐ°, что проворно подлетела к двум Ñльфам, звонко прощебетала «Я люблю ваÑ!» и иÑчезла, раÑÑыпавшиÑÑŒ иÑкрами. Ркогда они поÑмотрели вниз, в долину, то там уже никого не было, и лишь туман клубилÑÑ Ð½Ð°Ð´ землей, беÑконечно ÑÑ‚Ñ€Ð¾Ñ Ñвои Ñфемерные замки… Однако же…
- Смотри! – иÑпуганно вÑкрикнула Ильфира, ÑƒÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° небо – там, едва ÑˆÐµÐ²ÐµÐ»Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ крыльÑми, одиноко парило какое-то огромное ÑущеÑтво, раз в шеÑÑ‚ÑŒ крупнее Ñамого большого горного орла, - Это же ирахир? Что он здеÑÑŒ делает? Он что, разведчик? Или он Ñледит за Лиринель?
- Он и в Ñамом деле за ней Ñледит, но не волнуйÑÑ, - Фалендил мÑгко опуÑтил руку ей на плечо, - Ðи Ð´Ð»Ñ Ð½ÐµÐµ, ни Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ð¾Ð½ угрозы не неÑет.
- Откуда ты знаешь?
- ПроÑто, - он улыбнулÑÑ, - Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽ, что у нашей Лиринель было много Ñекретов, о которых Ñ‚Ñ‹ даже не подозревала, ÑеÑтричка. И, - он приложил руку ко лбу, выглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð² Ñиневе Ð½ÐµÐ±ÐµÑ ÐºÑ€Ñ‹Ð»Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¹ ÑилуÑÑ‚, - Ñ ÑƒÐ²ÐµÑ€ÐµÐ½, Ñтому миру она преподнеÑет еще не один подобный Ñюрприз!..
РЛиринель и Шквал тем временем уже добралиÑÑŒ до реки, безошибочно отыÑкав ее в гуÑтом тумане и, ни Ñлова друг другу не говорÑ, почти беÑшумно погрузилиÑÑŒ в ее воды. ЗдеÑÑŒ БраÑÑинга текла немного помедленней и поÑпокойней, чем у водопада, однако по-прежнему оÑтавалаÑÑŒ опаÑной и непредÑказуемой горной рекой, поÑтому девушка Ñтарательно держалаÑÑŒ поближе к Шквалу – ему, Ñ ÐµÐ³Ð¾ чешуйчатой броней, никакие подводные Ñкалы и Ñ‚ÐµÑ‡ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ðµ были Ñтрашны. ЧиÑÑ‚Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð´Ð° приÑтно омывала жабры, и дальгариÑ, крепко уцепившиÑÑŒ за один из длинных Ñпинных шипов морÑкого дракона, раÑÑлабленно вытÑнулаÑÑŒ в воде, предоÑтавив реке как угодно неÑти ее вперед. ДоÑтать карту и поÑмотреть, на правильном ли она пути, девушка не могла – та лежала в мешке, на который она наложила Ñамые мощные водоотталкивающие чары и безбоÑзненно повеÑила на хребет Шквала, но, по ÑчаÑтью, на памÑÑ‚ÑŒ она пока что не жаловалаÑÑŒ, и, припомнив запутанный риÑунок речных протоков в левой ее чаÑти, она мыÑленно Ñказала Шквалу: «Мы уже должны быть где-то на территории ирахиров. Я, конечно, не привыкла Ñчитать раÑÑтоÑÐ½Ð¸Ñ Ð½Ðµ от ДальминÑира, но, как мне кажетÑÑ, мы уже выплыли к Ð’Ñ‹Ñоким Ñкалам». «Или даже дальше, - ответил дракон, - Река Ñтала уже, и камней на дне больше. Думаю, мы уже в Грохочущем ущелье… ар-рх!» - Ñвирепо рыкнул он, когда какой-то оÑтрый валун процарапал его по брюху. Ð’ Ñтом меÑте БраÑÑинга ÑтановилаÑÑŒ Ñлишком мелкой Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð³Ð¾ гиганта, и Ñначала голова, и там и вÑе туловище дракона показалоÑÑŒ из воды, так что ему приходилоÑÑŒ не то идти, не то Ñкользить по речному дну, Ð»Ð°Ð²Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ð¼ÐµÐ¶Ð´Ñƒ камнÑми. Шум вокруг ÑтоÑл ужаÑающий, и даже еÑли бы Лиринель вздумала что-то Ñказать вÑлух, или даже прокричать, то ее Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÑƒÑ‚Ð¾Ð½ÑƒÐ» бы впуÑтую Ñреди грохота валунов и шума пенÑщейÑÑ Ð²Ð¾Ð´Ñ‹, многократно уÑиленных выÑокими отвеÑными Ñтенами ущельÑ. Почти по-змеиному изгибаÑÑÑŒ вÑем телом, Шквал ловко обходил то и дело выраÑтающие на его пути Ñкалы, ÑÐºÑ€ÐµÐ±Ñ ÐºÐ¾Ð³Ñ‚Ñми по дну и Ð·Ð°Ð´ÐµÐ²Ð°Ñ Ð±Ð¾ÐºÐ°Ð¼Ð¸ ÐºÑ€Ð°Ñ ÑƒÑ‰ÐµÐ»ÑŒÑ, пока, перемахнув через какой-то порог, он не вымахнул из темноты каменных Ñтен – навÑтречу ÑÑному Ñолнечному дню. Река по-прежнему была не Ñлишком глубока, и дракон, изÑщно изогнув шею, неторопливо поплыл вперед, неÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ñƒ на Ñвоей Ñпине, и та, прищурившиÑÑŒ, отыÑкала в ÑиÑющей голубизне Ð½ÐµÐ±ÐµÑ Ð¾Ð´Ð¸Ð½Ð¾ÐºÑƒÑŽ точку, поÑле чего позвала: «Валлан! Ðе ÑпуÑтишьÑÑ?»
«Отчего же? – откликнулÑÑ Ð¸Ñ€Ð°Ñ…Ð¸Ñ€ и, Ñложив громадные крыльÑ, полого Ñпикировал вниз, лишь у Ñамой воды Ñменив падение на полет и планирующе проÑкользнув над головой девушки, - Что-то ÑлучилоÑÑŒ?»
«Пока нет, друг мой. Где мы ÑейчаÑ?»
«В ЗаÑтенье. Так мой клан называет земли, лежащие за пределами Ñтого ущельÑ, - он кивнул назад, - ГоворÑÑ‚, Ñто дикое меÑто. ОпаÑное».
«Ðу, пока что Ñ Ð½Ðµ вижу здеÑÑŒ ничего плохого, - улыбнулаÑÑŒ Лиринель, - Как Ñ‚Ñ‹ Ñчитаешь, как Ñкоро мы доберемÑÑ Ð´Ð¾ Лунной Стены?»
«С такой ÑкороÑтью – Ð´Ð½Ñ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· два».
«ÐадеюÑÑŒ, Ð½Ð°Ñ Ð½Ðµ ждут никакие неприÑтные Ñюрпризы?» - прищурилаÑÑŒ она.
«ЕÑли не Ñчитать вÑех тварей, что приютили Ñти Ñкалы, вÑех опаÑноÑтей, что приберегла вам Ñта неÑÐ¿Ð¾ÐºÐ¾Ð¹Ð½Ð°Ñ Ñ€ÐµÐºÐ° и вÑех не Ñамых желанных знакомцев, кои могут мне повÑтречатьÑÑ Ð½Ð° здешних воздушных дорогах, - уÑмехнулÑÑ ÐšÑ€Ñ‹Ð»Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¹, - то наше путешеÑтвие обещает Ñтать проÑто потрÑÑающе Ñпокойным. Так что Ñ Ð½Ðµ Ñоветовал бы вам оÑтанавливатьÑÑ Ð´Ð¾ заката. И почаще оглÑдывайтеÑÑŒ по Ñторонам – лишним не будет, - поÑле чего, резко взмахнув крыльÑми, он вновь поднÑлÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ облака – там он мог Ñвободно парить, иÑÐ¿Ð¾Ð»ÑŒÐ·ÑƒÑ Ñилу не ÑобÑтвенных мышц, а могучих воздушных потоков.
«Ему-то хорошо, - глухо проворчал Шквал, - У него вÑе небо в раÑпорÑжении. Ð Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚Ð¸ что иду по Ñтому дну, и не могу плыть нормально, не ÑÐºÑ€ÐµÐ±Ñ Ð±Ñ€ÑŽÑ…Ð¾Ð¼ по камнÑм!»
«Ðе волнуйÑÑ, - она похлопала его по шее, - ПоÑле Лунной Стены мы поплывем по Рейве, и уж в ней тебе будет, где развернутьÑÑ!»
«Ðо до Ñтого нам придетÑÑ ÐµÑ‰Ðµ Ð¿Ð¾Ð»Ð´Ð½Ñ ÑˆÐ°Ð³Ð°Ñ‚ÑŒ по земле, забыла? – он так и передернулÑÑ Ð²Ñем телом, едва не ÑброÑив Ñвою вÑадницу, - И тебе прекраÑно извеÑтно, какой Ñ Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‡Ð°Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¹ ходок, - он Ñкорчил мину, блеÑнув зубами, - Ð’Ñе-таки Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкой дракон, а не ÑÑƒÑ…Ð¾Ð¿ÑƒÑ‚Ð½Ð°Ñ Ñщерица, хоть Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ и занеÑло так далеко на Ñушу».
«Я знаю, - она кивнула, - И не виню тебÑ. Видно, никуда нам не детьÑÑ Ð¾Ñ‚ Ñвоего проиÑхождениÑ, и оно вÑюду нам будет о Ñебе напоминать. Скорее бы добратьÑÑ Ð´Ð¾ Рейвы… - она вздохнула, - Давно Ñ Ð½Ðµ видела Ñту реку, давно не купалаÑÑŒ в ее водах…»
«ÐадейÑÑ, что она Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð¾Ð¶Ðµ не забыла», - угрюмо прорычал Шквал и по-морщилÑÑ, когда очередной валун Ñо Ñкрежетом проÑледил его по боку…
По Ñовету Валлана они вышли на берег только когда Ñолнце уже коÑнулоÑÑŒ горизонта и над горами ÑгуÑтилиÑÑŒ Ñумерки. МеÑтноÑÑ‚ÑŒ вокруг была довольно ÑƒÐ½Ñ‹Ð»Ð°Ñ â€“ почти голые Ñкалы, кое-где запÑтнанные громадными лишайниками. Ð’Ñкоре у Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¶Ð¸Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð³Ð¾ из валунов запылал небольшой коÑтерок, и его рыжеватые блики немного раÑÑеÑли ночную темноту. Привлеченный Ñтим крошечным куÑочком Ñвета, Ñ Ð½ÐµÐ±ÐµÑ Ð½Ð° широко раÑправленных крыльÑÑ… ÑпуÑтилÑÑ Ð’Ð°Ð»Ð»Ð°Ð½ и Ñел Ñ€Ñдом, опираÑÑÑŒ на Ñвободные когти рук, а длинный безымÑнный палец отвернув назад, тем Ñамым Ñложив крыло.
«Как тебе первый день в воздухе? СоÑкучилÑÑ, наверное, по вольному вет-ру?» - улыбнулаÑÑŒ Лиринель, и тот кивнул.
Â«Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ñ Ð¸ не знаю, чего ожидать от Ñтих небеÑ, но, по крайней мере, мы миновали земли моего племени, ÑпаÑибо так уÑлужившему нам туману, - и здеÑÑŒ Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ летать, не опаÑаÑÑÑŒ, что в Ñпину мне вцепÑÑ‚ÑÑ ÐºÐ¾Ð³Ñ‚Ð¸ Ñоплеменников», - он покоÑилÑÑ Ð½Ð° Ñвой бок, где под тонкой тканью рубахи до Ñих пор багровели Ñтрашные рубцы – Ñледы его поÑледней вÑтречи Ñ Ñородичами.
«И вÑе-таки удивительно, до чего же Ñ‚Ñ‹ быÑтро поправилÑÑ! – заметила де-вушка, - Это вÑем ирахирам ÑвойÑтвенно, да?»
«Да, - он кивнул, - Вот, Ñмотри», - и, вынув из-за поÑÑа небольшой, но отменно оÑтрый оÑколок камнÑ, который он иÑпользовал вмеÑто ножа, Крылатый небрежно, но при Ñтом что еÑÑ‚ÑŒ Ñилы ударил ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ бедру. Лиринель так и шарахнулаÑÑŒ прочь, Шквал иÑпуганно Ñ€Ñвкнул, но Валлан Ñпокойно им улыбнулÑÑ Ð¸ даже повернулÑÑ Ð±Ð¾ÐºÐ¾Ð¼, чтобы было хорошо видно, как ÐºÑ€Ð°Ñ Ð³Ð»ÑƒÐ±Ð¾ÐºÐ¾Ð¹ раны прÑмо на глазах ÑраÑтаютÑÑ, и вÑкоре от нее оÑталÑÑ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ тонкий краÑноватый шрам, резко выделÑвшийÑÑ Ð½Ð° гранитной коже ирахира.
- Удивительно, - невольно прошептала девушка, а Шквал, видно, до конца так и не поверив, приÑтально обнюхал заднюю лапу Валлана и только потом заметил: «Мне бы такую ÑпоÑобноÑÑ‚ÑŒ!»
«Ðо Ñ Ð²Ð¾Ñ‚ чего не пойму, - Лиринель Ñела на прежнее меÑто, по-ÑльфийÑки ÑкреÑтив ноги, - Твои Ñородичи ÑобиралиÑÑŒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑƒÐ±Ð¸Ñ‚ÑŒ, и они прекраÑно знали, что твои раны заживут… на что они надеÑлиÑÑŒ?»
«Ðа то, что убьют менÑ, - Ñпокойно ответил ирахир, - К ÑчаÑтью Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ, они дейÑтвительно поверили, что Ñ Ð»Ð¸Ð±Ð¾ мертв, либо очень близок к Ñтому, и не Ñтали Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð¾Ð±Ð¸Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ, броÑив в грÑзи, потому что Ñ Ð±Ñ‹Ð» Ñлишком Ñлаб, чтобы доползти до реки, а еÑли бы в кровь попала зараза и раны затÑнулиÑÑŒ, мне бы пришлоÑÑŒ худо, - он кривовато уÑмехнулÑÑ, - Умирать в грÑзи, ÑотрÑÑаÑÑÑŒ от лихорадки – худшей учаÑти Ð´Ð»Ñ Ð²Ð¾Ð¸Ð½Ð° Крылатых и придумать нельзÑ!» - и, Ñ‚Ñ€Ñхнув Ñвоей Ñветлой гривой, он отвернулÑÑ, а Лиринель, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ Ð½ÐµÐ¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ виноватой за то, что втÑнула его в Ñтот малоприÑтный разговор, подтÑнула к Ñебе Ñвой мешок и начала раÑпутывать теÑемки.
«Хочешь Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ что-нибудь Ñпою?»
«Споешь? – он удивленно приподнÑл бровь, - Это как? Как птицы, что ли?»
«Ты что, никогда не Ñлышал пеÑни? – девушка тоже удивилаÑÑŒ, - У Ð²Ð°Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾ же, никто в племени никогда не поет?»
Ирахир помотал головой, но вÑе же Ñчел нужным заметить:
«Мы, Крылатые – Ð¿Ð»ÐµÐ¼Ñ Ð²Ð¾Ð¸Ð½Ð¾Ð². Рмне поют только Ñльфы да птицы».
«Что ж, тогда ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ Ñпою Ñпециально Ð´Ð»Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ», - девушка улыбнулаÑÑŒ, вытаÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ñвою арфу. КажетÑÑ, целый день на дне реки ей ничуть не повредил. УÑтроившиÑÑŒ поудобнее, Лиринель поÑтавила ее на колени и легко коÑнулаÑÑŒ Ñтрун, тут же отозвавшихÑÑ Ñ‚Ð¸Ñ…Ð¾Ð¹ мелодией. Ðедаром ее учила Ñама Ильфира, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð½ÐµÑпроÑта ноÑила Ð¸Ð¼Ñ Ð›ÑƒÐ½Ð½Ð¾Ð¹ ПеÑни! Однако на Ñтот раз Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ð¸Ñ Ð½Ðµ Ñтала раÑÑказывать ни о давних героÑÑ…, ни об их древних подвигах, и уж подавно не Ñтала будить к жизни пеÑню, подобную той, что вырвалаÑÑŒ из ее горла в ночь Голубой Луны… нет. Она лишь прикрыла глаза, и не то запела, не то замурлыкала нежную пеÑню, которую Ñлышала еще в детÑтве, пеÑню о тихой и Ñпокойной жизни, Ñ ÐµÐµ радоÑÑ‚Ñми и печалÑми, Ñ ÐµÐµ милой и проÑтой краÑотой. Валлан Ñлушал ее очень внимательно, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ не вÑе Ñлова были ему знакомы – вÑе-таки в ÑльфийÑком Ñзыке он понимал не вÑе, и некоторые обороты речи Ñвно были ему незнакомы – но так уж приучили его в детÑтве, и поÑтепенно хмуро Ñведенные брови разошлиÑÑŒ на разгладившемÑÑ Ð»Ð±Ñƒ, а на лице поÑвилоÑÑŒ какое-то новое выражение – что-то вроде безмÑтежноÑти, Ñтоль редкой в племени прирожденных воинов, проÑтупило в его резких, жеÑтких чертах и в глубине темных зрачков. РЛиринель вÑе пела и пела, Ð²Ñ‹Ð²Ð¾Ð´Ñ Ð·Ð½Ð°ÐºÐ¾Ð¼Ñ‹Ðµ мотивы, и Ñама не замечала, что и в ее глазах задрожали крупные капли… и когда она почувÑтвовала, что вот-вот раÑплачетÑÑ, то проÑто оборвала пеÑню, а, обернувшиÑÑŒ, заметила, как Валлан ÑпрÑтал голову под крылом… тоже плача.
«Ðу вот, - она мужеÑтвенно попыталаÑÑŒ улыбнутьÑÑ, - ПопыталаÑÑŒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ-много подбодрить, а вмеÑто Ñтого Ñама ÑыроÑÑ‚ÑŒ развела. Я, наверное, что-нибудь повеÑелее Ñпою…»
«Ðет, нет, - замотал головой Крылатый, - Эта пеÑнÑ… она была чудеÑна. Ðе надо, - он Ñ ÑˆÑƒÐ¼Ð¾Ð¼ втÑнул в ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð´ÑƒÑ… и поÑмотрел на девушку, - Теперь Ñ, кажетÑÑ, понимаю, почему Ñльфы так любÑÑ‚ петь. И почему поют Ñтоль прекраÑно, - он вытер лицо и Ñлегка нахмурилÑÑ, Ð²Ð¾Ð·Ð²Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ ÐµÐ¼Ñƒ нормальное выражение, - Мои ÑÐ¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð½Ðµ понимают твоих друзей, а потому и видÑÑ‚ в них врагов, но Ñ… кажетÑÑ, Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°ÑŽÂ».
«Тогда, возможно, вÑе не так плохо, как нам кажетÑÑ, - улыбнулаÑÑŒ дальга-риÑ, - И не так широка пропаÑÑ‚ÑŒ, что разделÑет наши народы».
«Может быть, Лиринель, может быть, - кивнул Валлан, - По крайней мере, мне… мне хотелоÑÑŒ бы в Ñто верить».
Глава XIII. Тени во плоти.
«КÑтати, Валлан, - немного Ð¿Ð¾Ð³Ð¾Ð´Ñ Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‚Ð¸Ð»Ð° Лиринель, проверÑÑ Ñмазку на Ñвоих кинжалах, - Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ…Ð¾Ñ‚ÐµÐ»Ð° ÑпроÑить…»
«Спрашивай», - разрешил он, на миг оторвавшиÑÑŒ от чиÑтки Ñвоего крыла.
«Я… мне проÑто интереÑно, а Ñ‚Ñ‹ вообще вÑлух говорить… можешь?»
«Умею, - он Ñ Ð»ÐµÐ³ÐºÐ¾Ñтью понÑл, что она имела в виду, но не обиделÑÑ, - И могу». Ðо тебе врÑд ли понравитÑÑ Ð¼Ð¾Ð¹ голоÑ, - добавил он уже вÑлух, и тон его, Ñкрипучий и грубоватый, поÑле ее ÑобÑтвенного голоÑа показалÑÑ Ñкрежетом камней по дну горной реки, - Возможно, Ñто еще одна причина, почему мы не любим петь, - и он замолчал, а Лиринель, Ñклонив голову набок, ÑпроÑила:
- И почему же?
- Рто Ñ‚Ñ‹ не Ñлышишь, - он уÑмехнулÑÑ.
- Слышу. Ðо по-прежнему не понимаю, в чем проблема. По-моему, Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñƒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ðµ приÑтный.
- Врешь, - он прищурилÑÑ, и уши его дернулиÑÑŒ назад.
- ВовÑе нет, - фыркнула она, - Я уже давно разучилаÑÑŒ прилично врать.
- Значит, проÑто опÑÑ‚ÑŒ пытаешьÑÑ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð±Ð¾Ð´Ñ€Ð¸Ñ‚ÑŒ, - он наморщил ноÑ, - Ðенамного лучше.
- Рможет быть, Ñ‚Ñ‹ проÑто не веришь в ÑебÑ? – она выгнула бровь, - Ðе говори «не могу», Валлан! Терпеть не могу Ñти Ñлова! Они звучат обреченно, в них нет будущего. Тебе Ñто надо? Ты должен верить в Ñвое будущее!
- Мне не оÑталоÑÑŒ, во что верить, - он покачал головой, уÑтало ÑгорбившиÑÑŒ на Ñвоем валуне, - И не на что надеÑÑ‚ÑŒÑÑ. Я… - но договорить он не уÑпел. Ðеожиданно его перебил громоподобный рев, и Шквал, подцепив ирахира передней лапой, прижал его к земле, навиÑнув Ñверху.
«РеÑли Ñ ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð·Ð°Ñ…Ð¾Ñ‡Ñƒ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð´Ð°Ð²Ð¸Ñ‚ÑŒ – Ñ‚Ñ‹ проÑто дашь мне Ñто Ñделать? – прорычал он ему прÑмо в лицо, - Потому что тебе не на что больше надеÑÑ‚ÑŒÑÑ? Ðе ври Ñебе, Валлан! Ты будешь ÑопротивлÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¸Ð·Ð¾ вÑех Ñил – потому что тебе еÑÑ‚ÑŒ, чего ждать от Ñвоего будущего! Рпотому не Ñмей больше такое говорить, иначе, клÑнуÑÑŒ Ñйцом, из которого Ñ Ð²Ñ‹Ð»ÑƒÐ¿Ð¸Ð»ÑÑ, Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð´Ð°Ð²Ð»ÑŽ тебÑ, как мышонка, и буду, кÑтати, Ñовершенно прав!» - поÑле чего он отпуÑтил его и, вÑе еще ворча, отодвинулÑÑ, но Крылатый еще долго лежал без движениÑ, Ñловно Ñлова дракона пришибли его к земле, и теперь он не знал, как поднÑÑ‚ÑŒÑÑ. Ðекоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ð½ молчал… но потом медленно повернул голову в Ñторону Лиринель. Та краÑноречиво поднÑла брови, и вопроÑ, который он задал, выдал его Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹:
- Ðаучишь менÑ?
- Конечно, - она Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ Ñклонила голову… но тут Ñнтарные глаза ирахира вÑпыхнули золотом, и, издав нечленораздельное, утробное рычание, он Ñ Ð¼ÐµÑта взвилÑÑ Ð²Ð²ÐµÑ€Ñ…, оÑкалив клыки и выÑтавив вперед когти. Шквал тут же почуÑл опаÑноÑÑ‚ÑŒ и рванулÑÑ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´, но ирахир оказалÑÑ Ð±Ñ‹Ñтрее, и к тому времени, как подоÑпел дракон, Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ð°Ñ Ñ‚Ð²Ð°Ñ€ÑŒ, едва не Ð½Ð°Ð¿Ð°Ð²ÑˆÐ°Ñ Ð½Ð° Лиринель – иÑполинÑÐºÐ°Ñ Ñщерица, длиннаÑ, как крокодил, Ñ Ñ‚ÐµÐ¼Ð½Ð¾-Ñерой шкурой и ужаÑающими челюÑÑ‚Ñми – была уже мертва.
- Что… что Ñто? – запинаÑÑÑŒ, ÑпроÑила дальгариÑ.
- Мы зовем их Ñтенолазами, - невозмутимо ответил ирахир, Ð²Ñ‹Ñ‚Ð¸Ñ€Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð³Ñ‚Ð¸ о траву, - ÐеприÑтные твари. И по земле, и по отвеÑным Ñкалам они ползают Ñ Ð¾Ð´Ð¸Ð½Ð°ÐºÐ¾Ð²Ð¾Ð¹ легкоÑтью, как по ровной дороге. Видишь? – он перевернул одну из широких лап, показав, что каждый палец оканчиваетÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ¾Ð¹, Ñ ÐºÑƒÐ»Ð°Ðº величиной, подушечкой приÑоÑки, - Заметить их очень трудно – видишь, даже Ñ Ð½Ðµ Ñразу разглÑдел, а еÑли бы она атаковала – было бы уже поздно. Против Ñда в зубах Ñтой зверюги противоÑÐ´Ð¸Ñ Ð½ÐµÑ‚.
- Ох… а она Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ укуÑила?
- Ðе уÑпела, - он уÑмехнулÑÑ, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñд оÑтавалÑÑ Ð½Ð°Ñтороженным, - И вÑе же Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ñто должно Ñтать доÑтаточным предупреждением. Ðужно выÑтавить Ñтражу на ночь, иначе к утру от нашей компании оÑтанутÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ обглоданные коÑти. ЕÑли не возражаешь, Ñ Ð¿Ð¾Ñтою на чаÑах до полуночи.
- Хорошо. Разбудишь менÑ, - кивнула девушка и отправилаÑÑŒ к Шквалу. Тот вÑтретил ее, лаÑково ткнувшиÑÑŒ ноÑом ей в руку. «Он бы до Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ добралÑÑ, - Ñказал дракон и, убедительноÑти ради, поÑлал ей изображение Ñтенолаза, разорванного его могучими клыками, - Вот что от него бы оÑталоÑь». «Я знаю», - она улыбнулаÑÑŒ и почеÑала его за ухом, поÑле чего улеглаÑÑŒ у него под боком. МорÑкой дракон прикрыл ее одним из Ñвоих плавников, а Ñам нахохлилÑÑ Ð¸ чутко задремал, то и дело Ð²Ð·Ð´Ñ€Ð°Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¸ озираÑÑÑŒ по Ñторонам. Валлан же, куда более хладнокровный, забралÑÑ Ð½Ð° Ñамую вершину валуна, и теперь Ñидел там, заÑтыв точно ÑтатуÑ, одним Ñвоим видом броÑÐ°Ñ Ð²Ñ‹Ð·Ð¾Ð² вÑем ночным тварÑм, притаившимÑÑ Ð² тенÑÑ…. Мертвый Ñтенолаз, лежавший внизу, был наглÑдным примером того, чем может окончитьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð±Ð½Ð¾Ðµ нападение. Ирахир был наÑтолько неподвижен, что и Ñам напоминал каменную Ñкульптуру, но глаза Ñрко ÑветилиÑÑŒ в темноте, а оÑтрые уши по-звериному поворачивалиÑÑŒ по Ñторонам, и не было звука, что они бы пропуÑтили. Лишь когда луна доÑтигла Ñвоего зенита, он повернул голову и поÑмотрел на Шквала. Тот тут же вÑтрепенулÑÑ, будто ирахир его в бок толкнул, и их глаза – золотиÑто-желтые и холодные голубые – наконец-то вÑтретилиÑÑŒ.
«Разбудить ее? – мыÑленно ÑпроÑил Крылатого дракон, Ñлегка Ð¿Ñ€Ð¸Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð¿Ð»Ð°Ð²Ð½Ð¸Ðº, под которым Ñпала Лиринель.
«Ðе Ñтоит, - тоже молча ответил Валлан, покачав головой, - ПуÑÑ‚ÑŒ еще не-много поÑпит. Завтра Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð´ÐµÑ‚ Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð°Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Â».
«Тогда Ñ‚Ñ‹ поÑпи, Крылатый, - проворчал Шквал, - Я вÑе равно толком не заÑну, так Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ поÑторожу ваÑ».
«СпаÑибо», - зевнул ирахир, и, опуÑтившиÑÑŒ на землю, лег Ñ€Ñдом Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¾Ð¼, завернувшиÑÑŒ в ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¿Ð¾ Ñамые уши, но поÑледние вÑе же выÑтавив наружу и наÑтавив торчком. Шквал, Ñлегка Ñ‚Ñ€Ñхнув головой, выгнул шею и принÑлÑÑ Ð¾Ð±ÑˆÐ°Ñ€Ð¸Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ Ñкалы и куÑтарник Ñвоими Ñверкающими глазами. Какое-то неприÑтное чувÑтво притаилоÑÑŒ в его душе… предчувÑтвие чего-то нехорошего. И когда ухо Валлана дернулоÑÑŒ, Ñловно у кошки, уÑлышавшей топоток мышиных лап, дракон уже вÑкочил на лапы, а длинный шипаÑтый хвоÑÑ‚ его вовÑÑŽ гулÑл над землей, точно невероÑтных размеров Ð±Ð¾ÐµÐ²Ð°Ñ Ð¿Ð°Ð»Ð¸Ñ†Ð°.
- Что ÑлучилоÑÑŒ? – Ñонно приподнÑла голову Лиринель, но он ей не ответил, а через мгновение она и Ñама понÑла, в чем дело, потому что увидела, как из темноты беÑшумно выплывают какие-то жуткие ÑущеÑтва. Сперва она решила, что Ñто нирвархи, кошмарные твари, отдаленно напоминающие Ñобак, Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼Ð¸ она когда-то ÑтолкнулаÑÑŒ в Темной чаще, однако потом понÑла, что ошиблаÑÑŒ, ибо адÑкие пÑÑ‹ ночи теперь казалиÑÑŒ ей не Ñтрашнее ÑгнÑÑ‚ по Ñравнению Ñ Ñ‚ÐµÐ¼Ð¸ тенÑми, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÑпуÑкалиÑÑŒ Ñо Ñкал, ибо у них… не было голов. Вообще. И там, где у нормальных зверей обычно начинаетÑÑ ÑˆÐµÑ, у Ñтих Ñозданий щерилаÑÑŒ в поÑтоÑнном оÑкале Ð±ÐµÐ·Ð³ÑƒÐ±Ð°Ñ Ð³Ð»Ð¾Ñ‚ÐºÐ°, Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð½Ð° воронку, окруженную Ñ€Ñдами не Ñлишком длинных, но Ñтрашных треугольных зубов, похожих на акульи. Ð’ придачу, на их мощных, как у медведÑ, лапах имелиÑÑŒ огромные когти, черные, как антрацит и загнутые, как у кошки, так что можно было не ÑомневатьÑÑ â€“ один удар таких лезвий раÑпорет лошади брюхо. И вÑÑ Ñта ÑтаÑ, не меньше деÑÑти безмолвных Ñвирепых тварей, неумолимо надвигалаÑÑŒ на наших героев, Ñо ÑвиÑтом втÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð°ÑÑ‚Ñми воздух. Лиринель тут же вÑкочила на ноги и оглÑнулаÑÑŒ в поиÑках Валлана. Ирахир Ñидел Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹, угрожающе оÑкалившиÑÑŒ и наполовину раÑправив крыльÑ, причем Ñто был не только угрожающий жеÑÑ‚ – как можно угрожать тем, кто не ÑпоÑобен Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ?! И когда Ð¿ÐµÑ€Ð²Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑ€Ð½Ð°Ñ Ñ‚Ð²Ð°Ñ€ÑŒ приблизилаÑÑŒ на раÑÑтоÑние прыжка – он Ñ Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð¼ броÑилÑÑ Ð² атаку, Ñгреб ее когтÑми и повалил наземь, хлеща лапами и хвоÑтом, но в тот же миг на него Ñамого волной нахлынули оÑтальные, и Крылатый закричал от боли и ÑроÑти, пытаÑÑÑŒ ÑÑ‚Ñ€Ñхнуть Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ð°Ñевших на него чудовищ. Свирепо зарычав, вперед броÑилÑÑ Ð¨ÐºÐ²Ð°Ð», Ñ€Ð°Ð·Ñ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¸ топча врагов лапами и раÑÑˆÐ²Ñ‹Ñ€Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¸Ñ… во вÑе Ñтороны.
«Лети, Валлан! – прорычал он, ÑтаÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ñ Ð¸Ñ€Ð°Ñ…Ð¸Ñ€Ð° приÑоÑавшуюÑÑ Ðº нему тварь, - Ðа земле тебе Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ не ÑправитьÑÑ!» - и, не дожидаÑÑÑŒ возражений, он Ñхватил его за шиворот и выÑоко подброÑил в воздух. Валлан неÑколько раз перекувырнулÑÑ, отчаÑнно захлопал крыльÑми и едва уÑпел взмыть вверх до того, как Ð¾Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½Ð°Ñ Ð±ÐµÐ·Ð³Ð»Ð°Ð·Ð°Ñ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·Ð¸Ð½Ð° Ñхватила его за лапу.
«Это безликие!» - закричал он дракону мыÑленно, подкреплÑÑ Ñлова гневным клекочущим рычанием.
«Я ужаÑно рад, что они именно так называютÑÑ!» - прошипел дракон, ÑÑ‚Ñ€ÑÑ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑ€Ð½Ð¾Ð³Ð¾ Ð·Ð²ÐµÑ€Ñ Ñо Ñвоего загривка.
«Ты не понÑл! Ты не должен их убивать!»
«Да неужто?! Ты что, ÑпÑтил?!! Предлагаешь ждать, пока они Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¶Ð¸Ð²ÑŒÐµÐ¼ Ñожрут?» - и, взревев, Шквал одной лапой наÑтупил на загривок безликого, Ñхватил клыками его за зад и разорвал пополам. Однако, оказавшиÑÑŒ раÑчлененной, Ð¶ÑƒÑ‚ÐºÐ°Ñ Ñ‚Ð²Ð°Ñ€ÑŒ вмеÑто того, чтобы повиÑнуть в его паÑти безжизненным ошметком плоти, Ñловно поплыла черным туманом, и через мгновение обе чаÑти разорванного чудища вÑеми когтиÑтыми лапами – воÑемью вмеÑто четырех! Шквал Ñ€Ñвкнул от ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¸ попыталÑÑ ÑброÑить кошмарного монÑтра Ñо Ñвоей головы, но Ñаблевидные когти уже впилиÑÑŒ ему в край паÑти, а оÑÑ‚Ñ€Ð¾Ð·ÑƒÐ±Ð°Ñ Ð¿Ð°ÑÑ‚ÑŒ впилаÑÑŒ в покрытую более мелкой чешуей щеку, приÑоÑавшиÑÑŒ, Ñловно пиÑвка. Ð ÐµÐ²Ñ Ð¾Ñ‚ ужаÑа, дракон принÑлÑÑ Ñ†Ð°Ñ€Ð°Ð¿Ð°Ñ‚ÑŒ морду когтÑми, готовый выдрать Ñебе глаз, но ÑброÑить врага наземь, однако в Ñтот момент Ñверкнул метательный кинжал, и оÑтрое лезвие вонзилоÑÑŒ аккурат в хребет зверÑ, тут же перебив его, и когда ÑÐ¼ÐµÑ€Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ñ…Ð²Ð°Ñ‚ÐºÐ° чуть оÑлабла, Шквал вÑе же Ñумел отшвырнуть его прочь, одним ударом лапы размозжив ему грудь.
«СпаÑибо!» - благодарно Ñ€Ñвкнул он Лиринель и, зарычав, броÑилÑÑ Ð½Ð° очередного врага, а девушка, Ñ€Ð°Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ñ…Ð²Ð°Ñ‡ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ Ñловно бы из воздуха Гамалионом, броÑилаÑÑŒ к безликому, рванув из его тела Ñвой кинжал. Тот выходил неохотно, плотно заÑÑ‚Ñ€Ñв меж позвонков, но, едва он покинул плоть, как она тут же начала ÑращиватьÑÑ, и вот уже безликий повернулÑÑ Ðº девушке Ñвоей безголовой грудью. К тому же, привлеченный ее беззащитной Ñпиной, Ñзади к земле припал еще один монÑтр… Ðо неожиданно раздалÑÑ Ð¾Ð³Ð»ÑƒÑˆÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ñ‹Ð¹ клекот, мощные когтиÑтые лапы Ñхватили девушку за плечи, а через долю Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ñ Ñтремительно рванулаÑÑŒ вниз, и Лиринель Ñ ÑƒÐ¶Ð°Ñом обнаружила, что летит!
«Ðадо уходить отÑюда, - донеÑÑÑ Ð´Ð¾ нее Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð’Ð°Ð»Ð»Ð°Ð½Ð°, - С безликими беÑполезно ÑражатьÑÑ, они лишь беÑплотные духи-убийцы, и их невозможно уничтожить. Только раÑÑвет ÑпоÑобен их отпугнуть, но до него еще далеко».
«Ðо мы должны помочь Шквалу!» - Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ð¸Ñ Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñнно поÑмотрела вниз, где Ñиним оÑтровом поÑреди черного, как ночь, океана билÑÑ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкой дракон, и боевой, не Ñлыханный ею доÑеле боевой рев его разноÑилÑÑ Ð¿Ð¾ округе, мечаÑÑŒ Ñреди Ñкал. КогтиÑтые твари облепили его Ñо вÑех Ñторон, и их лапы Ñкребли по его чешуйчатой шкуре, оÑтавлÑÑ Ð½Ð° ней Ñветлые борозды, а он бил их хвоÑтом, терзал клыками, но они вÑе лезли и лезли, и не было конца их неÑметному полчищу. Изо рта Шквала капала кровь, на шее была Ð³Ð»ÑƒÐ±Ð¾ÐºÐ°Ñ Ñ€Ð°Ð½Ð°, левый плавник напоминал кровавые лохмотьÑ, но он вÑе равно ÑроÑтно броÑалÑÑ Ð½Ð° врагов, а те вÑе теÑнили и теÑнили его, пока задней лапой он не угодил в дотлевающий, заÑыпанный Ñерым пеплом коÑтер. Дремлющие ÑÑƒÑ‡ÑŒÑ Ñ‚ÑƒÑ‚ же потревожено полыхнули пламенем, и золотиÑтые блики озарили фигуру Ñщера, пуÑтив по его шкуре голубые Ñполохи, отчего черные звери Ñ Ð²Ð¾ÐµÐ¼ отÑкочили прочь.
- Свет! Огонь, ну конечно же! – ликующе воÑкликнула Лиринель, что-то торопливо прошептала – и на ее руках, точно цветок, раÑцвел Ñиний огонь, который она тут же броÑила вниз. Едва коÑнувшиÑÑŒ земли, огонек тут же Ð²Ñ‹Ñ€Ð¾Ñ Ð² неÑколько раз и, точно живой, помчалÑÑ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´, заÑтавив безликих отпрÑнуть.
«Убегай к реке! – крикнула дракону Лиринель, - Убегай же! Скорее! – и Шквал, дождавшиÑÑŒ, пока кольцо противников раÑпадетÑÑ, Ñ Ñ€ÐµÐ²Ð¾Ð¼ помчалÑÑ Ðº воде, точно таран, пробиваÑÑÑŒ Ñквозь толщу жутких чудовищ. ÐеÑколько из них вÑе же ухватилиÑÑŒ и повиÑли на нем, точно бульдоги, но дракон, не Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ð½Ð° них вниманиÑ, мощно оттолкнулÑÑ Ð·Ð°Ð´Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ лапами и Ñо вÑего размаху броÑилÑÑ Ð² воду, отчего она Ñловно вÑпухла и вздулаÑÑŒ громадным пузырем. К ÑчаÑтью, здеÑÑŒ БраÑÑинга была довольно глубока, и она милоÑердно принÑла морÑкого Ñщера, не дав ему разбить голову о дно, а вот безликие, едва оказавшиÑÑŒ в воде, взвыли в Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¸, тут же отцепившиÑÑŒ, раÑплылиÑÑŒ туманом. ОÑтавшаÑÑÑ ÑÑ‚Ð°Ñ Ñ‚Ð°Ðº и оÑталаÑÑŒ топтатьÑÑ Ð½Ð° берегу, в полном недоумении, куда же делаÑÑŒ добыча. Видимо, воду Ñти ÑущеÑтва любили не больше, чем огонь… Шквал лишь один раз вынырнул из воды, чтобы оглÑнутьÑÑ Ð½Ð° преÑледователей, но, убедившиÑÑŒ, что они и не думают догонÑÑ‚ÑŒ его вплавь, он лишь презрительно фыркнул и вновь иÑчез, больше уже не показываÑÑÑŒ.
«Как Ñ‚Ñ‹? Сильно ранен?» - ÑпроÑила его Лиринель.
«Плавник болит, а так ничего. Ðе по их когтÑм Ð¼Ð¾Ñ ÑˆÐºÑƒÑ€Ð°!» - Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð´Ð¾Ñтью ответил ей дракон Ñо дна реки.
- Ð Ñ‚Ñ‹, Валлан? Я не Ñлишком Ñ‚ÑжелаÑ? И как твои раны?
- Ты не Ñ‚Ñжелее многих девушек моего племени, а их Ñ Ð½Ð¾Ñил без труда, - он уÑмехнулÑÑ, - РнаÑчет ран не беÑпокойÑÑ. Ты же видела, Ñ Ð±Ñ‹Ñтро поправлÑÑŽÑÑŒ.
- Ð Ñти… безликие, - она так и передернулаÑÑŒ вÑем телом от Ñтого Ñтрашного имечка, - Они за нами… по берегу не пойдут?
- Ðет. Эти твари Ñлепы и глухи, а добычу Ñвою ищут лишь по запаху да по теплу, иÑходÑщему от ее тела. Шквала им не найти – плавать им не дано, а Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ и подавно – Ñлишком выÑоко мы летим.
- Пожалуй, даже Ñлишком выÑоко, - прошептала Лиринель, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° долину внизу и чувÑтвуÑ, что Ñердце начинает колотитьÑÑ Ð±Ñ‹Ñтрее, - Может… может, Ñ‚Ñ‹ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ð¿ÑƒÑтишь в реку, к Шквалу? У менÑ… руки затекли.
- Хорошо, - немного наÑмешливо Ñказал ирахир, Ñвно понимаÑ, что дело тут не только в руках, а потому, Ð¶Ð°Ð»ÐµÑ ÐµÐµ непривычноÑÑ‚ÑŒ к полетам, он начал плавно ÑнижатьÑÑ, пока лица дальгарии не коÑнулоÑÑŒ влажное дыхание реки. Тогда когти Крылатого разжалиÑÑŒ, и девушка Ñ Ð¿Ð»ÐµÑком плюхнулаÑÑŒ в воду, блаженно ощутив лаÑкающие объÑÑ‚Ð¸Ñ Ð‘Ñ€Ð°ÑÑинги. Как же Ñто здорово – не виÑеть мешком, Ñамой плыть, куда нравитÑÑ, Ñамой разгребать воду руками! Без труда нагнав Шквала – он плыл медленнее обычного, и в воде отчетливо чувÑтвовалÑÑ Ð·Ð°Ð¿Ð°Ñ… крови – она лаÑково обвила рукой его муÑкулиÑтую шею и прижалаÑÑŒ щекой к Ñиним чешуÑм, точно выточенным из драгоценных камней…
«Вот здеÑÑŒ вам нужно начать идти по берегу, - Ñказал Валлан, едва над горами забрезжил раÑÑвет, - Дальше Ñта река будет течь вдоль Большой Скалы – так он называл Лунную Стену – пока не раÑÑеетÑÑ Ð² болотах, - он поморщилÑÑ, - Ðе лучший конец Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ реки, верно?»
«Эльфы зовут ее БраÑÑинга, что значит ÐепокорнаÑ, - улыбнулаÑÑŒ Лиринель, - И мне кажетÑÑ, что она Ñвоего имени доÑтойна. Мало кто оÑмелитÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¿Ð»Ñ‹Ñ‚ÑŒ по ней от иÑтоков до Ñамого конца, и она так и умирает, быÑтрой, гордой и никому не подвлаÑтной, - она Ñ Ð³Ñ€ÑƒÑтью поÑмотрела на водную гладь, - Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ð¶Ð°Ð»ÑŒ, что ее воды не знают знакомÑтва Ñ Ð ÐµÐ¹Ð²Ð¾Ð¹. Ðам бы не пришлоÑÑŒ выходить на Ñушу!»
«Это точно», - кивнул Шквал, Ð²Ñ‹Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ð½Ð° берег и отрÑхиваÑÑÑŒ, точно огромный пеÑ, но оÑторожнее, чем обычно – плавник еще болел. Лиринель немного подлечила его Ñвоим волшебÑтвом, но она поÑле Ñхватки и Ñама очень уÑтала, так что в конце концов дракон наотрез отказалÑÑ Ð¾Ñ‚ ее уÑлуг, заÑвив, что не наÑтолько иÑкалечен, чтобы она на него вÑе Ñвои Ñилы раÑтратила. Валлан же, уже почти здоровый, чувÑтвовал ÑÐµÐ±Ñ Ð»ÑƒÑ‡ÑˆÐµ вÑех и зорко озиралÑÑ Ð¿Ð¾ Ñторонам, пока его не рожденные летать Ñпутники пробиралиÑÑŒ Ñреди Ñкал. И, хоть он и заверил их, что безликие – обитатели Ñумерек, терпеть не могущие Ñолнечного Ñвета, походка Шквала и Лиринель оÑтавалаÑÑŒ напрÑженной, потому что в Ñтих горах и без того вÑÑких зверей хватало… впрочем, как Ñправедливо заметила девушка, лучше было бы ÑхватитьÑÑ Ñ Ð´ÑŽÐ¶Ð¸Ð½Ð¾Ð¹ Ñтенолазов или отбитьÑÑ Ð¾Ñ‚ целой Ñтаи разъÑренных нирвархов, чем еще раз вÑтретитьÑÑ Ð»Ð¸Ñ†Ð¾Ð¼ к паÑти Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ же вот безголовой тварью. Так что не Ñтоит удивлÑÑ‚ÑŒÑÑ Ñ‚Ð¾Ð¼Ñƒ, что она, как родным, обрадовалаÑÑŒ небольшому Ñтаду Ñнежных козлов – диких родичей того Ñамого Милвара, Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ она познакомилаÑÑŒ в ту Ñамую ночь Ñемь лет назад… Ð’ том Ñтаде был даже маленький любопытный козленок, что долго Ñмотрел на проходивших далеко внизу путников большими блеÑÑ‚Ñщими глазами, пока нежное меканье матери не отозвало его в Ñторону. Валлан тоже Ñледил за ним, но не Ñ Ñ€Ð°Ð´Ð¾Ñтью от вÑтречи Ñо Ñтарыми знакомцами, а Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то глухой, звериной тоÑкой, оÑобенно Ñрко полыхнувшей в его глазах, когда мать лаÑково подозвала к Ñебе Ñвоего Ñына… как никогда не звала его к Ñебе его ÑобÑÑ‚Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ. Она умерла, когда ему не было и года, а отцу, по большому Ñчету, не было дела до невеÑÑ‚ÑŒ откуда взÑвшегоÑÑ Ñ€ÐµÐ±ÐµÐ½ÐºÐ°, и Ñ Ñамого раннего детÑтва малыш-ирахир понÑл, что такое голод, одиночеÑтво и беззащитноÑÑ‚ÑŒ, когда некому за Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²ÑтупитьÑÑ, некому уберечь. Лишь много позже, в уже зрелом возраÑте, он доказал, что Ñ Ð½Ð¸Ð¼ Ñтоит ÑчитатьÑÑ, а отец-таки признал его Ñвоим, но до Ñтой поры Валлан в полной мере выхлебал чашу Ñвоего горÑ, и потому ÑейчаÑ, Ñ Ð½ÐµÐ¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ резкоÑтью ÑорвавшиÑÑŒ Ñо Ñкалы, он Ñтремительно полетел прочь. Ðа Ñердце у него было пуÑто… Ðо вÑе же на его боевые качеÑтва Ñто ниÑколько не повлиÑло, и он первым заметил, что за ними ÑледÑÑ‚, отчего грива на его шее тут же поднÑлаÑÑŒ дыбом, как у кошки, повÑтречавшей ÑоÑедÑкого пÑа. ПокоÑившиÑÑŒ вниз, на друзей, он, ÑтараÑÑÑŒ двигатьÑÑ Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¸Ð½ÑƒÐ¶Ð´ÐµÐ½Ð½Ð¾, Ñлегка изогнул ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¸ начал плавно ÑнижатьÑÑ, зорко ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð¿Ð¾ Ñторонам. Лиринель Ñлегка удивилаÑÑŒ, когда Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹, Ñ…Ð»Ð¾Ð¿Ð°Ñ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑми, на Ñкалу опуÑтилÑÑ Ð¸Ñ€Ð°Ñ…Ð¸Ñ€, но тот лишь покачал головой.
«За нами ÑледÑт».
«Какие-нибудь твари?» - рука девушки тут же опуÑтилаÑÑŒ на поÑÑ. Ðочью она-таки потерÑла один из Ñвоих кинжалов, и теперь их оÑталоÑÑŒ только пÑÑ‚ÑŒ, но, в Ñлучае опаÑноÑти, она бы, не задумываÑÑÑŒ, иÑпользовала их вÑе.
«Ðет. Ðе в привычках горных охотников так долго выжидать, оÑобенно еÑли добыча находитÑÑ Ð² меÑте, из которого трудно удрать, - он краÑноречиво оÑмотрел крутые Ñклоны ÑƒÑ‰ÐµÐ»ÑŒÑ Ð¸ выразительно кивнул на Шквала, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÐºÐ°Ðº раз выдирал лапу из щели между камнÑми, негромко рыча и потому мало что Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‡Ð°Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³, - Ðо вÑе же Ñ Ñоветовал бы вам быть оÑторожнее. Ðе хотел бы Ñ, чтобы Ð½Ð°Ñ Ð·Ð°Ñтали враÑплох», - и, ударив крыльÑми по воздуху, он взвилÑÑ Ð²Ð²ÐµÑ€Ñ…â€¦ но был тут же оÑтановлен клекочущим окриком, в котором Ñвно поÑлышалÑÑ ÑƒÐ³Ñ€Ð¾Ð¶Ð°ÑŽÑ‰Ð¸Ð¹ приказ. Ирахир тут же ответил невидимым врагам на том же наречии:
- Кто вы такие, и что вам надо?
Ðа что ему не замедлили ответить:
- ХозÑева здешних небеÑ! И Ñпрашивать будем первыми! Отвечай, кто Ñам таков, чьего роду и что делаешь в ЗаÑтенье, куда другие Крылатые не залетают?
- То другие, - Ñквозь зубы Ñказал Валлан, - Рмне, изгнаннику, вÑе дороги хороши. Ðикто за Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¼Ñтить не будет, так что, еÑли вы хотите дратьÑÑ, - он оÑкалил клыки, - Ñ Ð¶Ð´Ñƒ!
Ðа некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ воцарилаÑÑŒ тишина, ÑлышалоÑÑŒ только хлопанье крыльев Валлана, удерживающих ирахира в воздухе, но потом – Лиринель, напрÑженно за другом, даже вздрогнула от неожиданноÑти – из-за оÑыпи камней, Ñловно выткавшиÑÑŒ из утреннего тумана, в небо вырвалаÑÑŒ ÐºÑ€Ñ‹Ð»Ð°Ñ‚Ð°Ñ ÑÐµÑ€Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒ, а воздух ÑƒÑ‰ÐµÐ»ÑŒÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ð½Ð·Ð¸Ð» звенÑщий вопль:
- Валлан!
Молодого ирахира Ñловно кто под дых ударил. Ðекоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ð½ проÑто глупо Ñмотрел, как ему навÑтречу летит ÑŽÐ½Ð°Ñ ÐšÑ€Ñ‹Ð»Ð°Ñ‚Ð°Ñ, как ветер треплет ее ÑеребриÑтые волоÑÑ‹, и горло его Ñловно Ñжали чьи-то ледÑные пальцы… Лишь когда она была уже ÑовÑем близко, когда он увидел ее ÑиÑющие от ÑчаÑÑ‚ÑŒÑ Ð·Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ð¸Ñтые глаза, то Ñмог Ñлабо проÑтонать:
- Ðанда, - и потерÑл Ñознание. К ÑчаÑтью, он не уÑпел поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ñлишком выÑоко, но и Ñто падение могло Ñтоить ему переломанных коÑтей, еÑли бы Шквал не проÑвил удивительную прыть и, развернувшиÑÑŒ боком, не поймал его на здоровый плавник, как в гамак. И, что и говорить, а от ÑчаÑÑ‚ÑŒÑ Ð½Ðµ умирают, так что вÑкоре Валлан пришел в ÑÐµÐ±Ñ Ð¸ Ñмог обнÑÑ‚ÑŒ Ñвою заплаканную любимую, которую уже не надеÑлÑÑ ÐºÐ¾Ð³Ð´Ð°-либо увидеть… Тем временем Ñ Ð¾Ñыпи, видно, убедившиÑÑŒ, что опаÑноÑти нет, ÑпуÑтилиÑÑŒ еще два ирахира, на Ñтот раз мужчины – довольно пожилой, но еще крепкий воин и юноша, едва ли хоть на год Ñтарше Ñамого Валлана. Ðезнакомцы Ñели наземь чуть поодаль, Ñвно не Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð±Ð»Ð¸Ð¶Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ Ðº огромному Шквалу, и Ðанда их предÑтавила:
- Это Ðирберт Ðрхон ванн Эрмго, двоюродный брат моей матери, а Ñто его Ñын, ВерраÑар.
- Мое почтение, - поклонилÑÑ Ð’Ð°Ð»Ð»Ð°Ð½ и, заметив, что они не ÑводÑÑ‚ глаз Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкого дракона, добавил, - Вам не о чем беÑпокоитьÑÑ, Шквал – мой друг, ибо он и Лиринель ÑпаÑли менÑ, когда Ñ ÑƒÐ¼Ð¸Ñ€Ð°Ð». Чтобы отблагодарить их, Ñ Ð¾Ð±ÐµÑ‰Ð°Ð» проводить их до окраины гор, и вот почему мы, вÑе трое, оказалиÑÑŒ здеÑÑŒ, - поÑле чего он Ñказал дальгарии, уже молча:
«Это друзьÑ. Они не причинÑÑ‚ нам вреда».
«Я уже понÑла, - кивнула Лиринель, - ÐаÑколько Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°ÑŽ, Ñта краÑавица и еÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ðанда?»
«Да, Ñто она», - Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð´Ð¾Ñтью Ñказал Валлан, поÑле чего что-то прошептал подруге, и та Ñлегка зарделаÑÑŒ. Конечно, Ð´Ð»Ñ Ñтороннего Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ‚ÐµÐ»Ñ ÐµÐµ внешноÑÑ‚ÑŒ могла показатьÑÑ Ñлегка непривычной, но Лиринель ничуть не лукавила – ÑŽÐ½Ð°Ñ ÐšÑ€Ñ‹Ð»Ð°Ñ‚Ð°Ñ Ð¸ впрÑмь была веÑьма привлекательна. ПроÑтого Ð¿Ð¾ÐºÑ€Ð¾Ñ Ð±ÐµÐ»Ð¾Ðµ платье, Ñвободно ниÑпадающее вдоль ее тела, выгодно подчеркивало тонкую фигуру, ÑеребриÑтые волоÑÑ‹ были уложены в замыÑловатую причеÑку, а большие золотиÑтые глаза ÑиÑли на треугольной лице. Тем временем оÑтальные ирахиры приблизилиÑÑŒ, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ð¾-прежнему не ÑпуÑкали Ñ Ð¼Ð¾Ð³ÑƒÑ‡ÐµÐ¹ фигуры Шквала наÑтороженных глаз. Старший… как его, Ðирберт? – о чем-то ÑпроÑил Валлана, и тот вежливо ему ответил, поÑле чего обратилÑÑ Ðº нашим друзьÑм:
- Они проÑÑÑ‚ почтить Ñвоим приÑутÑтвием их Ñеление. Там мы Ñможем от-дохнуть поÑле Ñтой беÑпокойной ночи. Ð’Ñ‹ не против?
- Хорошо, - кивнула Лиринель, - Ðо недолго.
«СоглаÑен, - поддержал ее Шквал, - Только еÑли Ñ Ð½Ðµ заÑÑ‚Ñ€Ñну где-нибудь Ñреди Ñтих проклÑÑ‚Ñ‹Ñ… камней… как же они Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð¾Ñтали! Ðо, раз уж мы навÑегда покидаем Заоблачные горы, неплохо было бы напоÑледок Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ раз взглÑнуть на Ñеление ирахиров!»
Валлан, улыбнувшиÑÑŒ в ответ, что-то проклекотал Ñвоим Ñородичам. Те ÑоглаÑно кивнули и тут же поднÑлиÑÑŒ на крыло, чтобы указывать гоÑÑ‚Ñм дорогу. Ðашим героÑм оÑталоÑÑŒ только поÑпевать, но идти и впрÑмь было не далеко. Как оказалоÑÑŒ, Ñто Ð¿Ð»ÐµÐ¼Ñ Ð¸Ñ€Ð°Ñ…Ð¸Ñ€Ð¾Ð² – тагур-ирахиры, как презрительно звали их три правÑщих рода Крылатых, что на их Ñзыке значило «отшельники» – жило в живопиÑном ущелье, на Ñклонах которого и раÑполагалиÑÑŒ их дома, почти неотличимые от еÑтеÑтвенных каменных нароÑтов. Ð’Ñтречать гоÑтей выÑыпали едва ли не вÑе – добрые три деÑÑтка, от малышей до Ñедогривых Ñтарцев, а Ñто кое-чего Ñтоило. Сперва они недоверчиво коÑилиÑÑŒ на Валлана – к Крылатым из других родов отшельники отнюдь не пылали горÑчей любовью, однако когда Ðанда громко объÑвила, кто он и кем ей приходитÑÑ, на их лицах Ñами Ñобой раÑплылиÑÑŒ улыбки, так что даже на дальгарию и морÑкого дракона они поÑмотрели как на давних друзей. Что до Ñтарейшины племени, могучего ирахира Ñ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð¾Ð¹ копной пепельных волоÑ, то он и вовÑе не Ñтал ÑдерживатьÑÑ â€“ звонко хлопнул ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ колену и во вÑеуÑлышание Ñказал:
- Что ж, прибыло нашего племени, а значит, не вÑе твердолобые дураки по ту Ñторону Стены рожают на Ñвет таких же твердолобых дураков! Валлан, Ðанда, - обратилÑÑ Ð¾Ð½ к ним, - ваш род не позволил вам Ñкрепить вашу любовь, но, во Ð¸Ð¼Ñ Ð’ÐµÐ»Ð¸ÐºÐ¸Ñ… Гор, разве Ñто помешало тебе, дочь моÑ, добратьÑÑ Ð´Ð¾ наших меÑÑ‚ и укрытьÑÑ Ð¾Ñ‚ погони? Разве помешало тебе, Ñын мой, ÑразитьÑÑ Ñ Ð¿Ð¾Ñ…Ð¸Ñ‚Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñми твоей невеÑÑ‚Ñ‹ и разыÑкать ее здеÑÑŒ? Так давайте же ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¸ отпразднуем вашу Ñвадьбу! ПуÑÑ‚ÑŒ она будет и не очень пышной, но, Ñ ÑƒÐ²ÐµÑ€ÐµÐ½, наша дружба и ваша любовь Ñ Ð»Ð¸Ñ…Ð²Ð¾Ð¹ покроют вÑе ее недоÑтатки! – он оглÑделÑÑ Ð¿Ð¾ Ñторонам, - Что Ñкажете, ÑÐ¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð¼Ð¾Ð¸? Покажем вÑем, что мы ничуть не хуже Ñтих Ñнобов и задери-ноÑов, что зовут ÑÐµÐ±Ñ Ð¸Ñтинными Крылатыми?
- Да-а-а! – хором ответили ему Ñо вÑех Ñторон, а Валлан Ñ Ðандой, даже не найдÑ, что Ñказать, проÑто обнÑли друг друга, и, Ñ Ð´ÑƒÐ¼Ð°ÑŽ, одного Ñтого зрелища было доÑтаточно, чтобы понÑÑ‚ÑŒ вÑÑŽ их благодарноÑÑ‚ÑŒ. Ð Ñтарейшина, одарив их лучезарной улыбкой, повернулÑÑ Ðº Лиринель Ñо Шквалом и Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ»Ð¾Ð½Ð¾Ð¼ добавил – только не на Ñзыке ирахиров, а на вполне приличном ÑльфийÑком, только произношение у него было еще похлеще, чем у Валлана!
- Мы не забыли про ваÑ, благородные Ñтранники. Я надеюÑÑŒ, вы не откажетеÑÑŒ немного задержатьÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ и отпраздновать Ñвадьбу Ñвоего друга!
- Со вÑей нашей охотой, - кивнула Лиринель, кланÑÑÑÑŒ в ответ, а вот Шквал, Ñвно Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ ÑоÑтавить об ирахире ÑобÑтвенное мнение, выÑтупил вперед, и его голова навиÑла над ним. Ðа какое-то Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²Ñе притихли, и было прекраÑно Ñлышно, Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¸Ð¼ интереÑом дракон обнюхивает Крылатого, поÑле чего он, удовлетворенно заворчав, отодвинулÑÑ Ð² Ñторонку.
«Он мне нравитÑÑ», - заÑвил он подруге.
«Почему?» - поинтереÑовалаÑÑŒ она.
«Он рыбой пахнет», - ответил тот, и девушка заÑмеÑлаÑÑŒ, да и Валлан, уÑлышавший, по какому критерию Шквал оценивает потенциальных друзей, веÑело фыркнул и что-то проклекотал оÑтальным. Через мгновение ÑмеÑлиÑÑŒ уже вÑе, и от дружного хохота по ущелью заметалоÑÑŒ ÑтоглаÑое Ñхо, потом еще долго затихавшее вдали. Старейшина же, вволю наÑмеÑвшиÑÑŒ, кликнул одного из молодых ирахиров, и тот проворно Ñлетал куда-то, вÑкоре вернувшиÑÑŒ Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ð¾Ð¹ рыбиной в когтÑÑ…. При виде ее Шквал так и заворчал, умильно вилÑÑ Ñ…Ð²Ð¾Ñтом, а когда тот Ñо Ñмехом броÑил ему рыбу – ловко поймал ее на кончик ноÑа, будто дреÑÑированный тюлень, поÑле чего подброÑил и одним махом проглотил, да так ловко, что Ñтарый ирахир Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ ему пообещал:
- Вот начнетÑÑ Ð¿Ñ€Ð°Ð·Ð´Ð½Ð¸Ðº – и мы Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÐµÑ‰Ðµ не так накормим! Ðа ÑÑ‚Ð¾Ð»ÐµÑ‚Ð¸Ñ Ð·Ð°-помнишь гоÑтеприимÑтво горного народа, Ñын морей!
Ðу что ж, он не Ñоврал. И Ñколь ни бездонно брюхо дракона, а вÑему на Ñвете еÑÑ‚ÑŒ предел. И Лиринель, что веÑÑŒ вечер пела ирахирам Ñвои Ñамые лучшие пеÑни, едва не раÑхохоталаÑÑŒ во вÑе горло, увидев Ñвоего чешуйчатого приÑтелÑ, что развалилÑÑ ÐºÐ²ÐµÑ€Ñ…Ñƒ Ð´Ð¾Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð½Ð°Ð±Ð¸Ñ‚Ñ‹Ð¼ брюхом, Ñ Ñ‚Ð¾Ð¼Ð½Ñ‹Ð¼ выражением в блаженно прижмуренных глазах. Он даже не Ñтал возражать, когда малыши – их было вÑего четверо, но Ñто были крепенькие, здоровые дети Ñ Ð¼Ñгкими волоÑами и непомерно длинными крыльÑми – начали вовÑÑŽ лазить по нему, цеплÑÑÑÑŒ за шипы и ловко Ð¿Ñ€Ñ‹Ð³Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· когтиÑтые лапы. Видимо, они вÑе ÑилилиÑÑŒ разобратьÑÑ, что Ñто за зверь такой, ведь раньше им не приходилоÑÑŒ видеть таких крупных животных, но, внимательно обÑледовав морÑкого дракона от ноÑа до хвоÑта, они пришли к выводу, что он и его ÑÑ‚Ñ€Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð° – Ñто какаÑ-то Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð½Ð¾Ð²Ð¸Ð´Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ Крылатых, только плавающих, а потому и лишившихÑÑ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÐµÐ². Шквал только негромко ворчал, полуприкрыв глаза и ÑÐ»ÑƒÑˆÐ°Ñ Ð¸Ñ… щебетание, но не делал ни малейшей попытки избавитьÑÑ Ð¾Ñ‚ надоедливых треÑкунов… Тем временем праздник подошел к Ñамому захватывающему Ñвоему Ñтапу – танцу невеÑÑ‚. Сразу три Крылатые, вÑе, как на подбор, краÑавицы, одновременно выÑкочили вперед и, раÑправив раÑпиÑанные Ñркими краÑками крыльÑ, точно огромные бабочки броÑилиÑÑŒ в темнеющее небо в вихрÑÑ… развевающихÑÑ Ð¾Ð´ÐµÐ¶Ð´. И дальнейший их полет можно было опиÑать лишь как потрÑÑающую воображение плÑÑку в воздухе, невиданную по краÑоте, Ñиле и ÑтраÑти. Они кружилиÑÑŒ, точно оÑенние лиÑÑ‚ÑŒÑ Ð½Ð° ветру, то Ð²Ð·Ð¼Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²Ð²ÐµÑ€Ñ…, то Ñтремительно Ð¿Ð°Ð´Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¸Ð·, выпиÑÑ‹Ð²Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ‚Ð»Ð¸ и Ñпирали, порой такие крутые, что оÑтавалоÑÑŒ только удивлÑÑ‚ÑŒÑÑ, как их тонкие коÑти не трещат на таких виражах! Даже Шквал, заинтереÑовавшиÑÑŒ, перевернулÑÑ Ð½Ð° живот, и Лиринель тут же вÑкарабкалаÑÑŒ к нему на Ñпину, чтобы было удобнее наблюдать за волшебным танцем. Валлан ÑтоÑл Ñ€Ñдом и Ñледил за плÑÑуньÑми, однако на что он надеÑлÑÑ â€“ Ñказать было трудно, потому что вÑкоре вÑе они закружилиÑÑŒ так быÑтро, что невозможно было Ñказать, кто там еÑÑ‚ÑŒ кто.
«Как Ñ‚Ñ‹ угадаешь, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð¸Ð· них Ðанда?» - Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ недоверием ÑпроÑила его дальгариÑ, и тот, на миг оторвавшиÑÑŒ, удивленно на нее поÑмотрел.
«Зачем угадывать? Я знаю», - и он вновь уÑтремил взглÑд к небеÑам, а потом улыбнулÑÑ â€“ и, резко взмахнув крыльÑми, кинулÑÑ Ð²Ð²ÐµÑ€Ñ…, точно ÑÑтреб – на Ñтаю голубей. И, как от того ÑÑтреба, от него было не ÑпрÑтатьÑÑ, не улететь… Двух других девушек он Ñловно бы и не заметил, ибо в его Ñердце было меÑто только Ð´Ð»Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¹. ВеÑело Ñверкнув глазами, Ðанда тут же, как того требовал обычай, броÑилаÑÑŒ удирать, и он помчалÑÑ Ñледом, и вÑе внизу разразилиÑÑŒ ликующими криками, когда невеÑта Ñловно бы нечаÑнно прÑнула в Ñторону – прÑмо в когти к жениху. Потом они, точно орлы, закружилиÑÑŒ в воздухе, Ñ…Ð»Ð¾Ð¿Ð°Ñ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑми, а потом резко Ñпикировали, но, не коÑнувшиÑÑŒ земли, штопором ушли вверх, кувыркаÑÑÑŒ и ÑмеÑÑÑŒ. Они Ñловно бы читали мыÑли друг друга, и четыре крыла ÑоглаÑованно чертили одним им ведомый узор, пока два ирахира Ñамозабвенно танцевали в воздухе. Ркогда они вÑе же угомонилиÑÑŒ и ÑпуÑтилиÑÑŒ на землю, то их вÑтретили бурными поздравлениÑми. Ðанда тут же ÑнÑла Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹ Ñвой узорчатый ÑеребрÑный обруч и, не оборачиваÑÑÑŒ, через плечо броÑила его в толпу. Сразу неÑколько незамужних девушек попыталиÑÑŒ его поймать, однако длиннее вÑех ÑˆÐµÑ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ у Шквала, и дракон, бережно, чуть ли не губами поймав тонкое украшение, повернул голову и бережно опуÑтил его на макушку Лиринель. Та в тот момент Ñмотрела в Ñовершенно другую Ñторону, и едва ли не вÑкрикнула, когда ей на голову опуÑтилÑÑ ÑƒÐ·Ð¾Ñ€Ñ‡Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¹ обод, а дракон, веÑьма довольный Ñобой, откровенно подмигнул Валлану. Тот широко уÑмехнулÑÑ Ð¸ кивнул, в ответ на что морÑкой Ñщер, чуть привÑтав на дыбы, иÑпуÑтил долгий трубный рев, что прокатилÑÑ Ð¿Ð¾ вÑему ущелью, точно громовой раÑкат, а Лиринель, разобравшиÑÑŒ, что к чему, Ñ ÑƒÐ»Ñ‹Ð±ÐºÐ¾Ð¹ ÑкатилаÑÑŒ Ñ ÐµÐ³Ð¾ Ñпины и, подбежав к молодоженам, разом обнÑла обоих, прошептав:
- Я рада за ваÑ.
- СпаÑибо, Лиринель, - Валлан одной рукой коÑнулÑÑ ÐµÐµ лба и поправил ÑеребрÑный обруч, - Шквал молодец. Теперь Ñта ÑÐºÑ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ð²ÐµÑ‰Ð¸Ñ†Ð° будет напоминать тебе о наÑ.
- Я Ð²Ð°Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ¾Ð³Ð´Ð° не забуду, - Ñерьезно пообещала она, - Ðикогда! – и, еще раз улыбнувшиÑÑŒ, она чуть поÑторонилаÑÑŒ, чтобы дать и оÑтальным ирахирам поздравить новобрачных. Праздник был проÑто чудеÑен, и казалоÑÑŒ, что поÑле такого вечера Ñны должны ÑнитьÑÑ Ñамые радоÑтные и Ñркие… но нет, не получилоÑÑŒ. ВмеÑто Ñтого душа Лиринель отправилаÑÑŒ в Ñамую пучину Океана, и ладно бы она безмÑтежно плавала там, резвÑÑÑŒ Ñ Ñ€Ñ‹Ð±Ð°Ð¼Ð¸, а то взору ее предÑтала ÑÑ‚Ñ€Ð°ÑˆÐ½Ð°Ñ ÐºÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½Ð°: Ñреди кораллового рифа, в облаках алой воды, лежали дальгары и морÑкие драконы, и глаза их неподвижно Ñмотрели вдаль Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡Ñ‚Ð¸ одинаковыми выражениÑми равнодушного ÑпокойÑтвиÑ, которое они не Ñмогли обреÑти при жизни. Ð ÑовÑем Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ – девушка ÑодрогнулаÑÑŒ от ужаÑа – лежал маленький морÑкой дракончик, едва ли побольше крупной Ñобаки, и бока его Ñ‚Ñжело шевелилиÑÑŒ, а в голубых глазах плеÑкалоÑÑŒ плачущее «За что?» - обида малыша, который, едва начав жить, так неожиданно и жеÑтоко узнал, что такое Ñмерть. И когда к нему приблизилÑÑ Ð¾Ð´Ð¸Ð½ из уцелевших воинов-дальгаров, Ñто выражение вÑе еще ÑтоÑло в его широко открытых глазах, даже когда тот ÑроÑтно взмахнул длинным копьем.
- Ðе-е-ет! – крикнула Лиринель, броÑаÑÑÑŒ вперед, чтобы удержать его, - Ðе надо! – но Ñородич и не заметил ее, а ее беÑплотные руки не Ñмогли задержать удар, и оÑтрый наконечник глубоко вонзилÑÑ Ð² грудь морÑкого дракончика…
«Это тебе за отца!» - прокричал дальгар, резко вырвал Ñвое оружие и быÑтро поплыл прочь, Ñ Ñилой Ð²Ð·Ð¼Ð°Ñ…Ð¸Ð²Ð°Ñ ÑеребриÑтым хвоÑтом, а Лиринель беÑпомощно Ñмотрела ему вÑлед. Потом она опуÑтила взглÑд вниз, на облако крови, выплывающее из тела дракона… здеÑÑŒ вÑе было залито кровью, вÑе… и шарахнулаÑÑŒ прочь, ÐºÐ¾Ð»Ð¾Ñ‚Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ°Ð¼Ð¸ по воде, забилаÑÑŒ, закричала… и проÑнулаÑÑŒ. Она Ñидела, задыхаÑÑÑŒ, как поÑле долгого бега и лихорадочно озираÑÑÑŒ по Ñторонам, но ни крови, ни мертвых тел вокруг не было. Что-то жеÑткое коÑнулоÑÑŒ ее Ñпины, и она иÑпуганно отпрÑнула, но, оглÑнувшиÑÑŒ, уÑпокоилаÑÑŒ: Ñто был Шквал, что ÑвернулÑÑ ÐºÐ»ÑƒÐ±ÐºÐ¾Ð¼ и храпел на вÑÑŽ округу. Девушка обхватила ÑÐµÐ±Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ°Ð¼Ð¸ и зажмурилаÑÑŒ – ее вÑÑŽ колотило от холода, а перед глазами вÑе ÑтоÑли картины из ночного кошмара. И почему-то ей казалоÑÑŒ, что Ñто был не проÑто Ñон, что вÑе и вправду так было, и лилаÑÑŒ кровь, и обрывалиÑÑŒ жизни…
«Ðе ÑпитÑÑ? – коÑнулÑÑ ÐµÐµ мыÑлей Ñонный Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¨ÐºÐ²Ð°Ð»Ð°, и дракон широко зевнул, показав клыки, поÑле чего уÑтавилÑÑ Ð½Ð° нее Ñвоими немигающими глазищами, - Завтра, учти, рано вÑтавать».
«Знаю», - как-то Ñухо, машинально ответила девушка.
«Лиринель? – Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¨ÐºÐ²Ð°Ð»Ð° тут же утратил вÑÑкую заÑпанноÑÑ‚ÑŒ, в нем проÑкользнули тревожные ноты, - Ð’ чем дело? Плохой Ñон?»
«Рты видел, что Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð°?»
«Ðет. Я так уÑтал вчера, что у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñил не было шаритьÑÑ Ð¿Ð¾ твоим Ñнам».
«Тогда Ñмотри», - и, ничего больше не добавлÑÑ, Лиринель и поÑлал ему изображение маленького морÑкого дракончика, так жеÑтоко добитого копьем ее Ñоплеменника. Так было быÑтрее, чем на Ñловах, да и толку было больше. Видимо, убедить Шквала ей удалоÑÑŒ – тот оÑкалил зубы, и в его груди заклокотало рычание, а иÑÑинÑ-черные когти проÑкребли по камню, оÑтавив на нем глубокие борозды. МыÑли дракона проÑто кипели гневом!
«Мы должны прекратить Ñто! – проревел он, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° подругу, - Прекратить Ñто безумие! И Ñкорее!»
«Я знаю, - она положила руку ему на плечо, - Ðам больше Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð¼ÐµÐ´Ð»Ð¸Ñ‚ÑŒ. И на раÑÑвете мы должны идти дальше».
«Ðет, - он покачал головой, - Ðет времени ждать, мы и так Ñильно задержалиÑÑŒ. Мы должны Ñпешить, потому что, - он Ñ‚Ñжело поднÑлÑÑ Ð¸ поÑмотрел на нее Ñверху вниз, - у Ð½Ð°Ñ ÑовÑем не оÑталоÑÑŒ времени», - и, не дожидаÑÑÑŒ ответа, морÑкой дракон медленно зашагал прочь. Лиринель догнала его лишь мгновением ÑпуÑÑ‚Ñ, но ничего не Ñказала, проÑто обнÑла за шею, и вот они, дети великого Океана, беÑшумно иÑчезли Ñреди камней, Ñловно раÑтворившиÑÑŒ в лунном Ñвете. Рутром, когда удивленные ирахиры вÑюду иÑкали пропавших друзей, камень на дне ущельÑ, на котором Ñпали Шквал и Лиринель, неожиданно полыхнул Ñиним Ñветом, заволновалÑÑ, точно вода, забурлил, и из него в воздухе вырвалÑÑ Ñтолп магичеÑкой Ñилы, что принÑл облик морÑкого дракона и хрупкой девушки Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼ рыбьим хвоÑтом, что хором промолвили: Â«Ð’Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÑˆÐ»Ð¾Â» - и раÑÑыпалиÑÑŒ Ñиними иÑкрами.
- Они тоже возвращаютÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹, - первым обрел Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð’Ð°Ð»Ð»Ð°Ð½, и, обернувшиÑÑŒ, Ñоплеменники увидели, что молодой ирахир улыбаетÑÑ â€“ тепло и дружеÑки, но Ñ ÐµÐ´Ð²Ð° заметной печалью, - Они возвращаютÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹.


Автор поста
Аннаэйра
Создан 10-11-2009, 22:27


112


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Сад воронов. Глава 5
Проза

Сказание о золотом грифоне. Часть 15
Проза

Тонкая грань (глава 4)
Проза

Черный Всадник. Кристалл бытия
Проза

Дети солнца. Глава 7
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх