Возвращение в океан. Глава 5, 6
Мир, в котором родилась Айлена - это мир, в котором люди, являясь доминирующей расой, так и не смогли полностью истребить прочие разумные народы, так и не сумели изгнать из своего мира волшебство... Предупреждение? Или судьба? Время покажет...
Глава V. Мертвые глаза.
Первые неÑколько дней пути прошли довольно Ñпокойно, наверное, потому, что меÑтноÑÑ‚ÑŒ вокруг ÑтановилаÑÑŒ вÑе более глухой и дикой. Ðочью Ðйлена неÑколько раз Ñлышала, как поблизоÑти кто-то ходит, мÑгко и оÑторожно каÑаÑÑÑŒ земли пушиÑтыми лапами, а однажды даже увидела одного такого поÑÐµÑ‚Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñ â€“ молодого толÑтощекого барÑука, ходившего по траве и подбирающего оÑтатки их ужина. ПодобралÑÑ Ð¾Ð½, было, и к мешку Ильфиры, но, прежде, чем Ðйлена на него прикрикнула, он отÑкочил Ñам, обиженно ворча и Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð»Ð°Ð¿Ð°Ð¼Ð¸ полоÑатую морду. Видимо, Ñльфийку уже не в первый раз беÑпокоили непрошеные ночные гоÑти, и она научилаÑÑŒ давать им отпор. Сама она, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° чуткоÑÑ‚ÑŒ, Ñпала беÑпробудно, безошибочно ÑÑƒÐ´Ñ Ð¾Ð± иÑточнике звука и тут же решаÑ, предÑтавлÑет он опаÑноÑÑ‚ÑŒ или нет. ПоÑтепенно и наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ Ð½Ð°ÑƒÑ‡Ð¸Ð»Ð°ÑÑŒ не обращать на них вниманиÑ, а утром, проÑыпаÑÑÑŒ – не дрожать, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° то, каких размеров когтиÑтые Ñледы оÑтавалиÑÑŒ на мÑгкой земле вокруг их лагерÑ. И так продолжалоÑÑŒ неÑколько дней, до Ñамой Старой Дубравы. Это небольшое Ñеление, далеко не такое богатое, как Белохолмье, раÑполагалоÑÑŒ, как Ñледовало из названиÑ, в чаще громадных Ñтарых дубов, предвеÑтников наÑтоÑщего МеорÑкого леÑа, и меÑто Ñто Ñвно было не на переÑечении торговых дорог, так что их приход не оÑталÑÑ Ð½ÐµÐ·Ð°Ð¼ÐµÑ‡ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼. Как выÑÑнилоÑÑŒ, Ильфиру здеÑÑŒ хорошо знали, и многие Ñ Ð½ÐµÐ¹ здоровалиÑÑŒ, а она им отвечала, каждого безошибочно Ð½Ð°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð¾ имени. Ðйлена шла Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹, взъерошеннаÑ, точно бродÑÑ‡Ð°Ñ ÐºÐ¾ÑˆÐµÑ‡ÐºÐ°, наÑтороженно поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ и Ñвно чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ Ñлишком уютно. Ðо Ильфира Ñловно и не замечала ее наÑтороженноÑти, почти тут же наметила знакомую ей вывеÑку и, звÑкнув медным колокольчиком, зашла внутрь.
- Ильфира! – Ñ…ÑƒÐ´Ð¾Ñ‰Ð°Ð²Ð°Ñ ÑветловолоÑÐ°Ñ Ð¶ÐµÐ½Ñ‰Ð¸Ð½Ð° вышла ей навÑтречу, приветливо улыбаÑÑÑŒ, - Какими Ñудьбами в наших краÑÑ…?
- ЗдравÑтвуй, ÐœÑрилен, - кивнула ей Ñльфийка,- Да вот, как вÑегда, Ñлучайно забрела и Ñюда… Ð Ñ‚Ñ‹, как Ñ Ð¿Ð¾Ð³Ð»Ñжу, вÑе та же, жизни предÑтавить не можешь без Ñвоих любимых иголок и тканей!
- Ðу, по крайней мере, Ñ Ð½Ð°ÑˆÐ»Ð° дело, которому без малейшего ÑÐ¾Ð¶Ð°Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ ÑоглашуÑÑŒ отдать вÑÑŽ Ñвою короткую человечеÑкую жизнь, - уÑмехнулаÑÑŒ та, машинально воткнув в подушечку, подвешенную к груди, иголку, которую держала в руках, - Так что же привело Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÐºÐ¾ мне?
- Ð‘Ð°Ð½Ð°Ð»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ð»ÑŽÐ´ÑÐºÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð°ÐºÑ‚Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ, - возвела очи к потолку Ильфира, - Ðет бы поговорить о том, о Ñем – нет же, Ñразу о делах! – и, уÑмехнувшиÑÑŒ, она оглÑнулаÑÑŒ на Ðйлену, что ÑжалаÑÑŒ за ее Ñпиной, прÑчаÑÑŒ в тени и украдкой поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð¾ Ñторонам, - Ðу, как хочешь, - и, положив руку на плечо девочки, она мÑгко вытолкнула ее вперед. Ðйлена возмущенно зашипела и попыталаÑÑŒ юркнуть обратно, но Ñльфийка ее удержала – в тонких руках обнаружилоÑÑŒ неожиданно много Ñилы.
- Ð, вижу, - заулыбалаÑÑŒ ÐœÑрилен, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° оборванную девочку Ñ Ð¸Ñтинно профеÑÑиональным интереÑом, - Хм, знаешь, пожалуй, Ñ Ñмогу помочь! Момент, - и, взметнувшиÑÑŒ юбками, она Ñкользнула в боковую дверь, а девочка, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ ÐºÑ€Ð°Ð¹Ð½Ðµ глупо, и потому раздраженнаÑ, Ñвирепо зарычала:
- Ильфира!
- Ðœ-м-м? – невинно протÑнула та, Ñвно довольнаÑ.
- Что вы делаете?
- Рчто, не видно?
- Я об Ñтом не проÑила!
- Ðу, еÑли бы Ñ Ð¶Ð´Ð°Ð»Ð°, пока Ñ‚Ñ‹ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñишь, то навернÑка уже поÑедела бы! К тому же, Ñ Ð¾Ð±ÐµÑ‰Ð°Ð»Ð°, что одену Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð»Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾. Чем Ñ Ð¸ ÑобираюÑÑŒ занÑÑ‚ÑŒÑÑ. С помощью ÐœÑрилен, еÑтеÑтвенно. Она наÑтоÑÑ‰Ð°Ñ Ð¼Ð°Ñтерица, уж поверь мне, - она улыбнулаÑÑŒ вынырнувшей из потемок швее, и та, уÑмехнувшиÑÑŒ, Ñказала:
- Ðе Ñтоит так Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ…Ð²Ð°Ð»Ð¸Ñ‚ÑŒ, Ильфира, а то Ñ ÑтеÑнÑÑŽÑÑŒ. Пойдем, - она протÑнула руку Ðйлене, другой Ð¿Ñ€Ð¸Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ðº груди какой-то Ñверток, - Во Ð¸Ð¼Ñ Ð²Ñех богов, Ильфира права! Ð¢Ð°ÐºÐ°Ñ ÐºÑ€Ð°ÑÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° ни за что не должна разгуливать в лохмотьÑÑ…! – и, решительно Ñхватив ее за запÑÑтье, она потÑнула ее в боковую комнату. Там на Ñтене виÑело огромное зеркало, и Ðйлена изумленно на него уÑтавилаÑÑŒ. Вот Ñто да! За вÑÑŽ Ñвою жизнь она видела Ñвое отражение только в лужах на улице да в ÑтеклÑнных окнах, а Ñто было наÑтоÑщее бронзовое зеркало, отполированное до блеÑка, и она изумленно уÑтавилаÑÑŒ на тощую девчонку, что вернула ей такой же изумленный взглÑд темно-Ñиних глаз.
- Ох, и худа же Ñ‚Ñ‹, барышнÑ, - ÐœÑрилен Ñовершенно беззлобно уÑмехнулаÑÑŒ, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° нее, - Чем Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ кормили?
Девочка оторвала взглÑд от зеркала и молча поÑмотрела на нее.
- Ðу как еÑÑ‚ÑŒ, волчонок, - заÑмеÑлаÑÑŒ та, - Что Ñ‚Ñ‹, маленькаÑ? Богами клÑ-нуÑÑŒ, Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ ничего не Ñделаю! Так что можешь не боÑÑ‚ÑŒÑÑ.
- Я не боюÑÑŒ, - буркнула Ðйлена, иÑÐ¿Ð¾Ð´Ð»Ð¾Ð±ÑŒÑ Ð³Ð»ÑÐ´Ñ Ð½Ð° нее.
- Вот и хорошо, - кивнула она, дождалаÑÑŒ, пока девочка опуÑтила на пол Ñвою плетенку и одним натренированным движением оÑвободила ее от Ñтарой одежды, так что она не уÑпела даже вÑкрикнуть.
- Да чего Ñ Ñ‚Ð°Ð¼ у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ видела, - заÑмеÑлаÑÑŒ маÑтерица, - Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ð½ÐµÑ‚, пожа-луй, не видела… Кожа да коÑти! Сей момент, - и, развернув Ñвой Ñверток, она накинула Ñто шуршащее нечто на нее. Ð¢Ð¾Ð½ÐºÐ°Ñ Ñ‚ÐºÐ°Ð½ÑŒ облекла ее вÑÑŽ, и девочка даже Ñлегка в ней запуталаÑÑŒ, но ÐœÑрилен, вÑе еще ÑмеÑÑÑŒ, помогла ей разобратьÑÑ, и прекраÑное Ñинее платье облекло вÑÑŽ ее тоненькую фигурку, ÑпуÑкаÑÑÑŒ чуть ниже колен, но от того не терÑÑ Ð¸ доли Ñвоего милого очарованиÑ.
- ПревоÑходно! – ÐœÑрилен Ñвно была очень довольна, и, взÑв ее за руку, отвела к зеркалу, - Вот только у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð° голове ворона Ñвила гнездо, да, видно, так и забыла вывеÑти птенцов. Ты не против, еÑли Ñ..?
Ðйлена молча кивнула, во вÑе глаза глÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ñвой новый нарÑд, и ÐœÑрилен, тут же доÑтав крепкий роговой гребень, начала раÑпутывать ее гриву. Дело было довольно трудным, но ÑˆÐ²ÐµÑ Ð±Ñ‹Ð»Ð° терпелива, и поÑтепенно ей удалоÑÑŒ привеÑти ее волоÑÑ‹ в более или менее приличный вид.
- Хм, - она задумчиво дотронулаÑÑŒ пальцами до голубой прÑдки на ее лбу, - Ðикогда такого не видела… Это у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‚ рождениÑ?
- Да, - кивнула девочка, - Ðо мне не нравитÑÑ, когда Ñто видÑÑ‚.
- Ðет проблем, - фыркнула та и, Ñлегка подколов ее волоÑÑ‹, Ñделала так, что Ñтранные локоны оказалиÑÑŒ Ñкрыты под более обычными черными, и такой вариант Ðйлене куда больше понравилÑÑ.
- Вот теперь хорошо, - улыбнулаÑÑŒ ÐœÑрилен и, раÑпахнув дверь, позвала, - Ильфира! Ðу иди, полюбуйÑÑ! Вот что значит хорошо одетьÑÑ!
- Боги… - Ñльфийка только руками вÑплеÑнула, Ð²Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ð²Ð½ÑƒÑ‚Ñ€ÑŒ, - Ðйлена, да Ñ‚Ñ‹ прÑмо принцеÑÑа! ÐœÑрилен, и как тебе удалоÑÑŒ?
- ЛовкоÑÑ‚ÑŒ рук и никакого мошенничеÑтва! – уÑмехнулаÑÑŒ та.
- Даже не знаю… Как Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ð¸Ñ‚ÑŒ?
- Ðе за что, не за что! – она замахала руками, - ВоиÑтину, Ñ Ð´Ð°Ð¶Ðµ рада! Это платье лежало у Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑƒÐ¶Ðµ почти два Ñезона, Ñ Ð²ÐµÐ´ÑŒ и Ñшила-то его не на заказ, а так, по прихоти, так что Ñ Ð´Ð°Ð¶Ðµ рада, что оно наконец-то нашло Ñвою хозÑйку. Так что полно, Ильфира. Говорю же, мне Ñто было в удовольÑтвие.
- Тогда ÑпаÑибо тебе огромное, ÐœÑрилен. Ты Ð½Ð°Ñ Ð·Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð²Ð¾ выручила!
- Вижу! Ðо не ходить же, ей-богу, такой Ñимпатичной девочке в… гхм, Ñтрашно Ñказать, в чем! – она подмигнула Ðйлене, и та покраÑнела, поднÑв Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð° Ñвою плетенку и мышкой шмыгнув прочь, за плечо Ильфиры, - Хоть и такой Ñкромнице… Ðадолго к нам, Ильфира?
- Да нет, не думаю. ОÑтановимÑÑ Ñƒ Хальи на день, может, на два, а там – дальше, дальше! – она улыбнулаÑÑŒ, - Ты же знаешь мой народ: мы не можем подолгу оÑтаватьÑÑ Ð½Ð° одном меÑте!
- Это точно, - кивнула та, - Ðу что ж, тогда Ñ Ð¾Ð±Ñзательно наведаюÑÑŒ в трактир ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð²ÐµÑ‡ÐµÑ€ÐºÐ¾Ð¼. Порадуешь Ñтарых друзей Ñвоими пеÑнÑми?
- Конечно, - улыбнулаÑÑŒ Ñльфийка, - Я, пока ÑтранÑтвовала, Ñлышала Ñтолько баллад, что мне бы хватило их петь дни и ночи напролет до Ñамой ÑтароÑти!
- Что, неужто так много? – заÑмеÑлаÑÑŒ ÐœÑрилен.
- Рто! – Ñ Ñовершенно Ñерьезным видом Ñказала Ильфира, и обе, человек и Ñльфийка, заÑмеÑлиÑÑŒ, точно две девчонки, а Ðйлена чуть заметно двинула бровью: нашли, над чем ÑмеÑÑ‚ÑŒÑÑ… Сердечно раÑпрощавшиÑÑŒ Ñ ÐœÑрилен, они покинули ее лавку и вышли на улицу, а Ðйлена даже заморгала от Ñркого Ñвета, ударившего ей прÑмо в глаза.
- Да уж, ÐœÑрилен не мешало бы Ñделать Ñвою лавку чуть поÑветлее, - кивнула Ильфира, тоже щурÑÑÑŒ, - Ðу что ж, идем дальше, Ðйлена?
- Ркуда? – тут же ÑпроÑила она, и Ñльфийка заÑмеÑлаÑÑŒ.
- Ð’ трактир, куда же еще? «Жареный кабан» - Ñамый лучший трактир в Старой Дубраве… ну, не ÑÑ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾, что единÑтвенный, - добавила она Ñо Ñмешком, - И еÑли нам где и Ñтоит оÑтановитьÑÑ, так Ñто там! Ðу же, идем! БьюÑÑŒ об заклад, тебе там понравитÑÑ! – и, махнув рукой, она зашагала дальше, а Ðйлена, перехватив плетенку поудобнее, побежала Ñледом. Теперь прохожие оборачивалиÑÑŒ не только на прекраÑную Ñльфийку, но и на торопÑщуюÑÑ Ð·Ð° ней девочку, и от Ñтих взглÑдов наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ Ð²Ñе больше краÑнела, так что до трактира она добежала мало что не Ð¿ÑƒÐ½Ñ†Ð¾Ð²Ð°Ñ Ð´Ð¾ Ñамых ушей.
- Кого Ñ Ð²Ð¸Ð¶Ñƒ! – вÑплеÑнула руками толÑÑ‚Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ð·Ñйка, когда Ñльфийка, улыбаÑÑÑŒ, зашла внутрь, - Ильфира! Сколько лет, Ñколько зим!
- Я рада, что Ñ‚Ñ‹ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð½Ð¸ÑˆÑŒ, ХальÑ, - кивнула та, Ð¿Ð¾Ð´Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ðº Ñтойке. Хо-зÑйка тут же оÑтавила кружку, которую до Ñтого вытирала, и вышла к ней, оказавшиÑÑŒ, между прочим, на голову ниже роÑлой ÑобеÑедницы.
- Ð Ñ‚Ñ‹ ничуть не изменилаÑÑŒ, не то, что Ñ, - даже Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ð¹ завиÑтью вздохнула она, - Что, вÑе так же бродишь по Ñвету и поешь пеÑни?
- БоюÑÑŒ, что Ñ‚Ñ‹ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ð¸Ð´Ð¸ÑˆÑŒ возвращающейÑÑ Ð¸Ð· моего поÑледнего путешеÑтвиÑ, - улыбнулаÑÑŒ Ñльфийка, - Пришла, видно, пора горной орлице вить гнездо, а мне – возвращатьÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹, в Заоблачные горы, и наконец-то оÑтепенÑÑ‚ÑŒÑÑ.
- ОÑтепенÑÑ‚ÑŒÑÑ, - наÑмешливо повторила ХальÑ, - Рчто, у Ñльфов еÑÑ‚ÑŒ такое Ñлово? Да вы же вечно молоды, разве вам грозит, по крайней мере, в ближайшие неÑколько Ñотен лет хоть ненамного раÑтерÑÑ‚ÑŒ Ñвою неуемную прыть?
- РвÑе-таки придетÑÑ, - заÑмеÑлаÑÑŒ Ильфира, - Уже не походишь по вÑем дорогам Ñтого мира, ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ понравитÑÑ, не броÑишьÑÑ Ð½Ð°Ð²Ñтречу приключениÑм, не задумываÑÑÑŒ о поÑледÑтвиÑÑ…, не ÑразишьÑÑ Ñ Ð²Ñ€Ð°Ð³Ð°Ð¼Ð¸, не найдешь друзей… - она вздохнула, Ñ Ñилой Ð¿Ñ€Ð¾Ð²ÐµÐ´Ñ Ð¿Ð¾ длинным гуÑтым волоÑам, - Времена менÑÑŽÑ‚ÑÑ, и Ñто чувÑтвует даже мой народ, ХальÑ. Так что Ñ Ð½Ðµ знаю, когда мы увидимÑÑ Ð² Ñледующий раз… и увидимÑÑ Ð»Ð¸.
- Ðа вÑе Ð²Ð¾Ð»Ñ Ð±Ð¾Ð³Ð¾Ð², - она вздохнула, - Кто знает, что ждет Ð½Ð°Ñ Ð² будущем?
- Рпотому не так уж неправы те, кто говорит, что будущего проÑто не ÑущеÑтвует, - кивнула Ильфира, - Ðужно жить наÑтоÑщим и жить доÑтойно, тогда никакое, даже Ñамое туманное будущее, не будет Ñтрашно! КÑтати, ХальÑ, - она опуÑтила руку на макушку Ðйлены, - знакомьÑÑ: Ðйлена из Марогхи. Ðйлена, Ñто ХальÑ, хозÑйка «Жареного кабана» и душа вÑей Старой Дубравы.
- Скорее, ее каÑтрюлька Ñ ÐµÐ´Ð¾Ð¹, - заÑмеÑлаÑÑŒ та, кивнув девочке, - Ðу, раз уж Ñ‚Ñ‹ к нам забрела перед такой долгой разлукой, Ильфира, может, ÑоглаÑишьÑÑ ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ð°Ð´Ð¾Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¾Ð¹ Ñвоих пеÑен?
- С удовольÑтвием, но, - она лукаво улыбнулаÑÑŒ, - за хороший ужин Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ð´Ð²Ð¾Ð¸Ñ…. Мы Ñ Ðйленой неÑколько дней в пути, так что Ñ…Ð¾Ñ€Ð¾ÑˆÐ°Ñ ÐµÐ´Ð²Ð° нам только впрок пойдет.
- Я понÑла, - заÑмеÑлаÑÑŒ ХальÑ, - Ðу что ж, Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿ÐµÑни, а Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ â€“ ужин, поÑле которого вы точно пальчики оближете!
- СоглаÑна, - Ñ‚Ñ€Ñхнула каштановой гривой Ильфира. К вечеру, надо Ñказать, Ñлух о том, что Ð·Ð½Ð°Ð¼ÐµÐ½Ð¸Ñ‚Ð°Ñ ÑльфийÑÐºÐ°Ñ Ñказительница будет петь в трактире матушки Хальи, пронеÑÑÑ Ð¿Ð¾ вÑей деревне, и Ñ Ð½Ð°Ñтуплением Ñумерек едва ли не вÑе ее жители ÑобралиÑÑŒ под крышей «Жареного кабана», чтобы поÑлушать певицу. Сама Ильфира Ñидела поÑреди Ñтого пеÑтрого ÑобраниÑ, на Ñтот раз безбоÑзненно откинув капюшон – здеÑÑŒ почти вÑе знали, кто она такаÑ, но в Ñтой чаÑти Ñтраны Ñльфы были не такой уж редкоÑтью, поÑтому отноÑилиÑÑŒ к ним куда Ñпокойнее. Ðйлена уÑтроилаÑÑŒ неподалеку, положив плетенку Ñ Ñйцом на колени, и, как и вÑе оÑтальные, заворожено наблюдала, как Ñтихают голоÑа, как Ñльфийка приÑлонÑет к груди Ñвою арфу, на лице ее поÑвлÑетÑÑ Ð¼ÐµÑ‡Ñ‚Ð°Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾Ðµ выражение, и тонкие пальцы медленно каÑаютÑÑ Ñтрун, Ñ€Ð¾Ð¶Ð´Ð°Ñ Ñ‚Ð¸Ñ…ÑƒÑŽ мелодию. Рпотом в музыку начал вплетатьÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ, и звучали они в такой гармонии, что казалоÑÑŒ, будто певица и ее инÑтрумент ÑлилиÑÑŒ в единое целое…
- То, что мы называем памÑтью, доÑталоÑÑŒ нам от предыдущих поколений, как знание о прошедших временах и о том, что ÑлучилоÑÑŒ давным-давно, еще до нашего поÑÐ²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð° Ñвет. Ðо в большинÑтве Ñвоем мы, в бренноÑти нашего бытиÑ, не задумываемÑÑ Ð¾ том, что была на Ñтой земле Ñтоль ÑŽÐ½Ð°Ñ ÐµÐµ пора, что не помнÑÑ‚ о ней ни люди, ни Ñльфы, ни даже могучие драконы, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñчитают многие, что их род Ñтарше вÑех живущих в Ñтом мире. И потому хранÑÑ‚ памÑÑ‚ÑŒ о ней лишь небо, да Ñолнце, да вольный ветер, ибо они единÑтвенные, кому не Ñтрашно вÑемогущее времÑ, кто не раÑÑыпаетÑÑ Ð² пеÑок, подобно камню, не угаÑает, точно звезды, не умирает от ÑтароÑти – как деревьÑ, звери, птицы – и мы, Ñмертные. Они помнÑÑ‚ о тех временах, и готовы поделитьÑÑ Ñвоим знанием Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¸Ð¼Ð¸, но уÑлышать их Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¾Ñто, ибо Ð´Ð»Ñ Ñтого нужно дейÑтвительно Ñлушать, раÑкрыв вÑÑŽ душу миру. Ðужно уметь раÑтворÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð² шорохе лиÑтвы, аромате цветов, щебете птиц, ÑвежеÑти ветра, Ñтать каждой травинкой, каждой капелькой роÑÑ‹, каждым лучом Ñолнца. И тогда, может быть, вы уÑлышите, как поют горы, как шепчутÑÑ Ð¾Ð±Ð»Ð°ÐºÐ°, как ÑмеетÑÑ Ð·Ð°Ð»Ð¸Ñ‚Ñ‹Ð¹ летним теплом леÑ… узнаете то, что доÑтупно лишь немногим – и донеÑете Ñто знание до других. Ð’Ñ‹ узнаете, как зарождалÑÑ Ð¼Ð¸Ñ€, как роÑли горы, как наполнÑлÑÑ Ð²Ð¾Ð´Ð¾Ð¹ безбрежный океан. Ð’Ñ‹ вÑпомните то, что забыли когда-то, и, возможно, вам доведетÑÑ ÑƒÑлышать одну Ñтарую-преÑтарую легенду. ПеÑню о первом драконе и его вечном Ñлужении, а еще о том, почему Ñто удивительное Ð¿Ð»ÐµÐ¼Ñ Ð½Ð°Ð²Ñегда оÑтанетÑÑ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸.
Ильфира улыбнулаÑÑŒ, прикрыла глаза и запела. Тихо, но так, что ее уÑлышал каждый, и каждый заÑтыл на меÑте, боÑÑÑŒ шевельнутьÑÑ…

Это было давно, на заре вÑех времен,
Когда воздух земли чудом был напоен,
Когда вÑе были Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ â€“ и звери, и птицы,
Рвойна и раздор не могли и приÑнитьÑÑ,
Когда к нам не пришли еще ложь и обман…
О той дивной поре Ñ Ð¿Ð¾Ð²ÐµÐ´Ð°ÑŽ вам…
Зеленели леÑа, пели птицы Ñредь крон,
 Ðо не рад был им Ñтарый, угрюмый дракон.
Да, он был молодым. И летал в облаках,
И ÑвиÑтели ветра у него на крылах,
Он зверÑм помогал, Ñемена разноÑил,
Ðу а ныне он Ñтал – только тень прежних Ñил,
ЗатупилиÑÑŒ клыки, помутнели глаза…
По щеке ÑтариковÑкой ÑкатилаÑÑŒ Ñлеза.
«Я жил миром, - Ñказал он, - Ему вÑе отдал,
Ðо ведь Ñам у ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ñе, что можно, отнÑл.
Где вы, дети мои? Где подруга моÑ?
Ðикого не дала мне мать – ÑÑ‹Ñ€Ð°Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ñ.
Я умру – и иÑчезнет навеки мой род,
И угаÑнет навеки драконий народ…
Ðо за что? ОбъÑÑните! Я понÑÑ‚ÑŒ не могу!
Ведь вы вÑе предо мною в огромном долгу!
И кто же, и кто же Ñполна мне ответит
За то, что Ñ Ð·Ñ€Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¶Ð¸Ð» годы на Ñвете?!
Ты, Ñолнце? Ð’Ñ‹, звезды? Ðу, что вы молчите?!
Иль ничего мне Ñказать не хотите?
И молчанье – цена вÑех благих моих дел?!» -
Проревел тот дракон и, как птица, взлетел.
Он над леÑом парил, он над морем кружил,
Ðо вÑе тише и тише билаÑÑŒ кровь между жил,
Он летел выÑоко и ÑтремилÑÑ Ð²Ñе выше,
Пока жива душа, пока легкие дышат!
Ðо ÑпоткнулоÑÑŒ нежданно его Ñердце в груди…
Спит дракон на земле. Ты его не буди.
 Мертвым бренное тело упало на леÑ,
Ðо душа долетела до Ñамых небеÑ.
И Ñказали там ей: «Да, Ñ‚Ñ‹ прав. Мы забыли.
И жеÑтоки Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾ÑŽ при жизни мы были.
Ты нам отдал ее, не узнав ничего,
Ðе оÑтавив замеÑто ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ð¸ÐºÐ¾Ð³Ð¾â€¦
Ðо не вымрут драконы – нет жизни без них
И Ñ‚Ñ‹ Ñтанешь началом потомков Ñвоих…»
Они Ñлово Ñдержали. Ты на звезды взглÑни,
Видишь, вон тот дракон извилÑÑ Ñреди них,
Родна из тех звезд, раÑколовшиÑÑŒ на чаÑти,
Подарила ему вековечное ÑчаÑтье:
Ð’Ñе пылинки ее на землю упали,
И, коÑнувшиÑÑŒ ее, драконами Ñтали.
Вот откуда взÑлоÑÑŒ Ñто гордое племÑ,
И хоть влаÑтно над ним вÑемогущее времÑ,
Ðе иÑчезнут они. И иÑчезнуть не могут.
Ибо выбрали Ñами такую дорогу:
Мир наш вечно беречь, вÑе живое хранить.
Ðе порветÑÑ Ð²Ð¾Ð²ÐµÐºÐ¸ Ñта Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ð½Ð¸Ñ‚ÑŒ,
И не оÑтавÑÑ‚ они наÑ, по веленью отца,
До поÑледнего днÑ. До рокового конца!


И, ударив по Ñтрунам, Ильфира завершила пеÑню роÑÑыпью звуков – как хруÑтальные колокольчики зазвенели – и опуÑтила руку, вÑÑ‚Ñ€ÐµÑ‡ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð±ÑƒÑ€Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ аплодиÑментами. УлыбнувшиÑÑŒ, Ñльфийка вновь поднÑла арфу.
- Ртеперь, - Ñказала она, и вÑе голоÑа тут же Ñтихли, - Ñпою-ка Ñ Ð²Ð°Ð¼, пожалуй, пеÑню не Ñтоль новую, но вами любимую – про удалого капитана Курмалла, про его корабль «Крылатый» и про то, как вмеÑте Ñо Ñвоей командой он ÑпаÑÑÑ Ñ Ð¾Ñтрова, на котором гнездилаÑÑŒ гигантÑÐºÐ°Ñ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ†Ð° СейлиÑ!
Эту пеÑню Ðйлена знала, но вÑе равно приготовилаÑÑŒ Ñлушать, потому что в уÑтах Ильфиры даже подзаборные вирши звучали благородно и Ñвежо. Ð Ñта пеÑÐ½Ñ Ð´ÐµÐ¹Ñтвительно Ñтоила того, чтобы ее поÑлушать – в ней хватало и геройÑтва, и шуток, и приключений. К тому же, Ñто была лишь одна из пеÑен о храбром и находчивом капитане, причем не ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð¸Ð·Ð²ÐµÑтнаÑ, так что девочка уÑтроилаÑÑŒ поудобнее, готовÑÑÑŒ Ñлушать… но – не дали. Опыт уличной воровки до звериной оÑтроты развил в ней умение подмечать вÑе, даже мельчайшие детали обÑтановки, порой Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‡Ð°Ñ Ñ‚Ð¾, на что другие и вниманиÑ-то не обратÑÑ‚. ПоÑтому, когда ей в бок, точно игла, уперÑÑ Ñ‡ÐµÐ¹-то холодный взглÑд, она, выждав немного, повернула голову – и вÑтретилаÑÑŒ глазами Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ что вошедшим в трактир человеком. Он был выÑок и худ, но Ñложен отлично – под загорелой кожей проÑтупали точеные муÑкулы. За гибкоÑÑ‚ÑŒ тела и плавноÑÑ‚ÑŒ движений его, пожалуй, можно было бы даже поÑчитать за Ñльфа, но на подбородке у Ñтого типа роÑла гуÑтаÑ, хоть и ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ñ‚ÐºÐ°Ñ ÑÐ²ÐµÑ‚Ð»Ð°Ñ Ð±Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð°, а на верхней губе щетинилиÑÑŒ жеÑткие уÑÑ‹, что Ð´Ð»Ñ Ñородичей Ильфиры выглÑдело бы неÑколько Ñкзотично. По меркам же человечеÑкой раÑÑ‹ Ñтого мужчину можно было бы даже назвать еÑли не краÑавцем, то Ñимпатичным, однако Ðйлене Ñразу не понравилиÑÑŒ его глаза – Ñерые, холодные и… мертвые, Ñловно заволоченные тонкой пленкой, а еще выражение лица – Ñловно каменное, без малейшего Ñледа Ñмоций. От таких людей она не привыкла ждать ничего хорошего, а потому тут же отвернулаÑÑŒ – больно ÑчаÑÑ‚ÑŒÑ Ð¼Ð°Ð»Ð¾ его разглÑдывать. КажетÑÑ, Ñтот человек был не из меÑтных – Ñто было заметно и по его пропыленной дорожной одежде, и по тому, как наÑтороженно он оглÑдывалÑÑ Ð¿Ð¾ Ñторонам. Вот только врÑд ли он забрел Ñюда в поиÑках еды. И уж подавно его не привлекли пеÑни Ильфиры. Голодный зверь редко оÑтановитÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ деревом, на котором раÑпевает пеÑни Ñоловей, а Ñтот человек в Ñвоем нынешнем ÑоÑтоÑнии от иÑкуÑÑтва был ох как далек… Такие люди проÑто так по дорогам не ходÑÑ‚. Ðо, еÑли Ñтот человек что и иÑкал, то никак Ñтого не показал – молча прошел через веÑÑŒ зал, ловко пробираÑÑÑŒ между людьми, прÑмо к Ñтойке. ХальÑ, ÑÐ»ÑƒÑˆÐ°Ð²ÑˆÐ°Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ„Ð¸Ñ€Ñƒ, не Ð¿Ð¾ÐºÐ¸Ð´Ð°Ñ Ñвоего меÑта, тут же вÑтрепенулаÑÑŒ.
- Что гоÑподин мой изволит отведать?
- Стакан вина, хозÑйка, еÑли можно, - негромко ответил тот и, пошарившиÑÑŒ в карманах, выложил на Ñтол три ÑеребрÑные монеты. ХальÑ, быÑтро Ñмахнув их в карман передника, взÑла Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÐºÐ¸ граненый Ñтакан и отправилаÑÑŒ в погреб. Ðезнакомец тем временем небрежно облокотилÑÑ Ð¾ Ñтойку, лениво поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³. ÐеÑколько раз его холодный взглÑд каÑалÑÑ Ðйлены, и девочка ежилаÑÑŒ, ÑидÑ, будто на иголках. Получив Ñвое вино, он отошел в дальний угол, где Ñел за Ñвободный Ñтолик и принÑлÑÑ Ð½Ðµ очень-то вежливо оглÑдыватьÑÑ Ð¿Ð¾ Ñторонам. КажетÑÑ, уходить отÑюда он вовÑе не ÑобиралÑÑ, и потому, едва дождавшиÑÑŒ, пока Ильфира кончит петь и, под бурные аплодиÑменты, направитÑÑ Ðº Ñтойке, девочка тут же попыталаÑÑŒ проÑкользнуть к ней, но ее довольно грубо оттолкнули. ЗакуÑив губу, девочка Ñнова попыталаÑÑŒ протиÑнутьÑÑ Ð¼ÐµÐ¶Ð´Ñƒ двух широких мужÑких Ñпин, однако на Ñтот раз ее жалеть не Ñтали – отшвырнули, как щенка, и она, не удержавшиÑÑŒ на ногах, кубарем полетела на пол, а Ñйцо, точно живое, выÑкользнуло из плетенки и Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼ÐºÐ¸Ð¼ Ñтуком покатилоÑÑŒ прочь. Ðйлена броÑилаÑÑŒ к нему кошкой, упав на него вÑем телом и лихорадочно заозиравшиÑÑŒ: не заметил ли кто?! Ðо нет, вроде бы, пронеÑло… Однако, когда она уже готова была вздохнуть Ñ Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ³Ñ‡ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼, ей в Ñпину, точно ледÑной шип, уперÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸Ñтальный взглÑд, и девочка, прижав Ñйцо к груди, Ñ Ð¾Ñ‚Ñ‡Ð°Ñнной ÑмелоÑтью обернулаÑÑŒ и поÑмотрела в глаза Ñтранному незнакомцу: не отдам! И было, видно, на ее лице напиÑано что-то такое, отчего тот Ñлегка дернул бровью и Ñ Ñтакой ариÑтократичеÑкой ÑниÑходительноÑтью отвел глаза – деÑкать, больно Ñ‚Ñ‹ мне нужна. Ðйлена, ÑтараÑÑÑŒ не Ñлишком показывать Ñвое Ñокровище, как попало завернула его обратно в Ñ‚Ñ€Ñпки и Ñунула в плетенку, прижав поÑледнюю к груди, но ÑветловолоÑый тип, казалоÑÑŒ, потерÑл к ней вÑÑкий интереÑ, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð½Ð°Ð´ Ñвоим Ñтаканом и Ñ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ð¾Ð¹ Ñкукой Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð·Ð° Ñтолпотворением у Ñтойки. Поза у него была ну Ñовершенно раÑÑлабленнаÑ, но одну руку он, Ñвно по давней привычке, держал у поÑÑа, поближе к рукоÑти короткого меча. Выхватит, ударит – и не заметишь, что уже мертв. Ðйлене Ñтот человек Ñовершенно не нравилÑÑ, но, ÑтараÑÑÑŒ веÑти ÑÐµÐ±Ñ Ñпокойно, она отошла подальше и Ñела за Ñтолик, решив, что, раз уж к Ильфире не пробитьÑÑ, оÑтаетÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ подождать, пока она Ñама к ней подойдет. Так и ÑлучилоÑÑŒ – ÑпуÑÑ‚Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ðµ Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñльфийка уÑтало плюхнулаÑÑŒ Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹, поÑтавив перед ними Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ñ Ñ ÐµÐ´Ð¾Ð¹.
- ПроголодалаÑÑŒ? – ÑпроÑила она, - Я – так проÑто зверÑки… Ешь, ешь, не ÑтеÑнÑйÑÑ. Тут на обоих хватит.
Ðйлена тоже была голодна, но, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что еда пахла упоительно, она ела еле-еле, куÑок в горло не лез, и, еÑли уж начиÑтоту – ей было Ñтрашно.
- КÑтати, - заметила Ильфира, Ð¿Ñ€Ð¾Ð¼Ð¾ÐºÐ°Ñ Ñалфеткой губы и Ñыто вздохнув, - Ð¥Ð°Ð»ÑŒÑ Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð¸Ñ‚, что мы можем здеÑÑŒ заночевать. По-моему, Ð½ÐµÐ¿Ð»Ð¾Ñ…Ð°Ñ Ð¸Ð´ÐµÑ, а Ñ‚Ñ‹ как думаешь?
- Ильфира, - Ðйлена опуÑтила голову, прÑча лицо за длинными волоÑами и ÑоÑредоточенно раÑÑÐ¼Ð°Ñ‚Ñ€Ð¸Ð²Ð°Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то Ñтарый шрам на левом запÑÑтье, различимый даже под Ñлоем загара, - Давайте лучше пойдем дальше. Мне здеÑь… плохо.
- Ð’ чем дело? – точеные брови тут же ÑдвинулиÑÑŒ, - Ð¢ÐµÐ±Ñ ÐºÑ‚Ð¾-то обидел?
- Ðет, но… - она придвинулаÑÑŒ поближе и, Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÐ´Ñ Ñ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¹ Ñтороны лица волоÑÑ‹, взглÑдом указала Ñльфийке на человека в углу. Та, не Ð¿Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð°Ñ‡Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹, мимолетно ÑкоÑила на него глаза, и девочка отчетливо разглÑдела, как раÑширилиÑÑŒ зрачки золотиÑто-карих глаз, а руки медленно ÑжалиÑÑŒ в кулаки.
- Вот оно что, - пробормотала Ильфира, а на ее лице поÑвилоÑÑŒ неÑколько опаÑное выражение, - Ðу что ж… Идем, - она взÑла ее за руку и, Ñунув пуÑтой Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ñ Ð¿Ð¾Ð´ мышку, понеÑла его к Ñтойке. Там по-прежнему было шумно и людно, но Халью она-таки выловила и на ухо объÑÑнила ей, что уходит. Та Ñвно раÑÑтроилаÑÑŒ, чуть ли не до Ñлез, но тут же взÑла ÑÐµÐ±Ñ Ð² руки и кивнула в Ñторону кухни, прошептав:
- Через черный ход.
- СпаÑибо, ХальÑ, - Ильфира быÑтро Ñжала ее руку и, воÑпользовавшиÑÑŒ толпой, как прикрытием, они проÑкользнули на кухню и через небольшую дверь вышли на задний двор трактира. Точно тени, две девушки рыÑцой переÑекли дворик, переÑкочили через низкий забор и оказалиÑÑŒ на безлюдной дороге. Ð¡Ñ‚Ð°Ñ€Ð°Ñ Ð”ÑƒÐ±Ñ€Ð°Ð²Ð° проводила их молчанием, и вÑкоре даже ее огни раÑтворилиÑÑŒ во мраке. Ильфира шла уверенно, но, едва Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²Ð½Ñ Ð¾ÑталаÑÑŒ позади, как она Ñвернула в леÑ, однако Ðйлена ничуть не была против – поÑле вÑтречи Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ Ñтранным человеком даже дорога начала казатьÑÑ Ð½Ð°Ñтороженной и опаÑной. Они почти не разговаривали, но, по какому-то неглаÑному договору, не оÑтанавливалиÑÑŒ, пока небо над ними не начало Ñветлеть. КоÑтра Ильфира разводить не Ñтала, а потому Ñела Ñ€Ñдом Ñ Ðйленой, приобнÑв ее за плечи, и та Ñо вздохом уткнулаÑÑŒ ей в плечо.
- Ðу что ж… может, теперь вÑе раÑÑкажешь по порÑдку? – ÑпроÑила Ильфира – не Ñтрого, Ñкорее, учаÑтливо, но Ðйлена вÑе равно вздрогнула. Однако, когда она заговорила, Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐµÐµ звучал очень Ñпокойно. Она не торопÑÑÑŒ, обÑтоÑтельно и подробно поведала обо вÑем, что видела, и почему-то была уверена, что Ñльфийка ее выÑлушает и на Ñмех не поднимет. Что ж, она не ошиблаÑÑŒ, ведь умение терпеливо Ñлушать и не перебивать было одним из Ñамых главных душевных качеÑтв прекраÑной раÑÑ‹, и в Ñтом отношении Ильфира не была иÑключением.
- Ты молодец, - кивнула она наконец, когда Ðйлена закончила, - Сумела разглÑдеть его… Ðадо же, а Ñ Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÐ³Ð¾ не почувÑтвовала. Да еще Ñйцо… Он точно уÑпел его заметить?
- КажетÑÑ, да.
- Скверно. Ведь, кроме Ñтого Ñйца, у Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° виду ничего ценного нет, верно? Ð Ñйцо дракона при подходÑщем покупателе может Ñтоит о-очень много… Хм, - Ñльфийка задумчиво подергала ÑÐµÐ±Ñ Ð·Ð° локон, глÑÐ´Ñ ÐºÑƒÐ´Ð°-то в проÑтранÑтво, - Думаю, нам не Ñтоит возвращатьÑÑ Ð½Ð° дорогу, Ðйлена. Я, конечно, не во вÑем уверена, но, как говоритÑÑ, заÑц потому и жив, что уши у него длинные.
- Рне заблудимÑÑ? – Ðйлена Ñ Ð¾Ð¿Ð°Ñкой оглÑнулаÑÑŒ на обÑтупившие ее Ñо вÑех Ñторон деревьÑ, но в ответ Ñльфийка до того заразительно раÑхохоталаÑÑŒ, что девочка не выдержала и улыбнулаÑÑŒ.
- ЕÑли и так, - фыркнула Ильфира, Ð²Ñ‹Ñ‚Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð²Ñ‹Ñтупившие на глазах Ñлезы, - то из вÑего Ñтого может получитьÑÑ Ð½ÐµÐ¿Ð»Ð¾Ñ…Ð°Ñ Ð¿ÐµÑнÑ! Рто – дальгариÑ, горный Ñльф и еще не вылупившийÑÑ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкой дракон умудрилиÑÑŒ, ÑпаÑаÑÑÑŒ от опаÑноÑти, заблудитьÑÑ Ð² леÑу! – и она покатилаÑÑŒ Ñо Ñмеху, - Да Ð¼Ð¾Ñ Ð»ÐµÑÐ½Ð°Ñ Ñ€Ð¾Ð´Ð½Ñ Ñтолько шуток Ñложит на Ñей Ñчет, что нам Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ еще добрые пару Ñотен лет при каждой вÑтрече Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ краÑнеть придетÑÑ!
- Ркак же вы найдете дорогу в глухом леÑу? – ÑпроÑила Ðйлена.
- Да запроÑто! Заоблачные горы где? Ðа западе. Значит, и идти нам нужно на запад, а где он – подÑкажут Ñолнце, звезды и меÑтные приметы. Вон, поÑмотри туда, - она указала на небо, где медленно бледнели звезды, - Видишь то Ñозвездие? Четыре большие звезды и пÑÑ‚ÑŒ поменьше? Знаешь, как оно называетÑÑ?
Девочка помотала головой.
- Это Единорог. Видишь вон ту большую звезду, как бы на конце его рога? Эта Ðранелла – УказующаÑ. ЕÑли вÑтать к ней лицом, а руки раÑкинуть в Ñтороны, то Ð»ÐµÐ²Ð°Ñ ÐºÐ°Ðº раз укажет на запад.
- РеÑли бы было облачно, или ÑтоÑло полнолуние? Как бы вы тогда иÑкали верное направление?
- По мху, по муравейникам, по беличьим гнездам – примет на Ñтот Ñчет хватает. Ðадо только уметь их замечать… Да, и, Ðйлена, - она внимательно на нее поÑмотрела, - Ñ Ðº тебе на «ты» обращаюÑÑŒ. Так что переÑтань Ñо мной «выкать», мы же друзьÑ.
- ДрузьÑ, - улыбнулаÑÑŒ девочка, и от Ñтого проÑтого Ñлова ее Ñиние глаза радоÑтно заÑиÑли. Она не знала, что Ñто такое – Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑ â€“ ведь их у нее никогда не было, но почему-то Ñто Ñлово звучало наÑтолько тепло, что она поверила: что бы Ñто ни было, плохим оно ну никак не может быть.
- Вот именно, - кивнула Ильфира, - ДрузьÑ, - и, потрепав ее по плечу, она закинула руки за голову и мÑгко упала на подушкой раÑтущий под ней мох, Ñлегка Ñпружинивший под ней, точно перина, - Ладно… поÑпим немного, а там и в путь тронемÑÑ, - промурлыкала Ñльфийка, укладываÑÑÑŒ поудобнее. Ðйлена, поÑледовав ее примеру, нашла неподалеку такое же «покрывало» и ÑвернулаÑÑŒ на нем клубочком, Ñунув одну руку под голову, а другой обнÑв плетенку. КажетÑÑ, дракончик в Ñйце уже Ñпал и был Ñовершенно вÑем доволен, так что Ðйлена, решив поÑледовать его примеру, закрыла глаза и медленно погрузилаÑÑŒ в Ñон, а пушиÑтые волоÑÑ‹ чуть заколыхалиÑÑŒ, Ð²Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ ÐµÐµ Ñпокойному дыханию… Впрочем, думаетÑÑ Ð¼Ð½Ðµ, знай она, что ÑлучилоÑÑŒ в Старой Дубраве поÑле их Ñтремительного иÑчезновениÑ, Ñон Ñ Ð½ÐµÐµ как рукой ÑнÑло бы. Ибо, едва наши героини покинули пределы деревни, как Ñтранный незнакомец, до Ñих пор Ñпокойно Ñидевший за Ñвоим Ñтолом, оÑтавил пуÑтой Ñтакан и, незаметно пробравшиÑÑŒ к выходу, иÑчез во мраке, как и не было его. Лишь очень зоркий глаз мог бы разглÑдеть во тьме ночи неÑÑную фигуру, больше похожую на призрак, чем на ÑущеÑтво из плоти и крови, беÑшумно пробирающуюÑÑ Ð¿Ð¾ дороге, надвинув капюшон плаща почти на Ñамые глаза. ВыбравшиÑÑŒ на безлюдное меÑто, подальше от глаз возможных Ñвидетелей, он доÑтал из потайного кармана небольшое зеркало и, приÑтально вÑмотревшиÑÑŒ в его блеÑÑ‚Ñщую поверхноÑÑ‚ÑŒ, что-то повелительно ему приказал. Ð’ тот же миг Ð½ÐµÐ²Ð·Ñ€Ð°Ñ‡Ð½Ð°Ñ ÑеребрÑÐ½Ð°Ñ Ð¾Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð° вÑпыхнула бледным опаловым Ñветом, а поверхноÑÑ‚ÑŒ зеркала помутнела, но лишь на миг, и вот из него в лицо незнакомцу приÑтально взглÑнули чьи-то приÑтальные темные глаза, в глубине которых тлел какой-то диковатый огонек. ГолоÑ, впрочем, зазвучавший откуда-то из глубины волшебного зеркала, был Ñовершенно Ñпокоен.
- ÐÑ€Ñтал?
- ХозÑин, - кивнул тот, - Ñ Ð½Ð°ÑˆÐµÐ» его.
- Где?
- К Ñеверу от Марогхи, в маленькой деревушке, называемой Ð¡Ñ‚Ð°Ñ€Ð°Ñ Ð”ÑƒÐ±Ñ€Ð°Ð²Ð°. МагичеÑкий предмет, который вы ищете – Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ°Ñ Ð³Ð¾Ð»ÑƒÐ±Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ¼Ñ‡ÑƒÐ¶Ð¸Ð½Ð°, и владеет ей Ð½ÐµÐºÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²Ñ‡Ð¾Ð½ÐºÐ°, путешеÑÑ‚Ð²ÑƒÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð²Ð¼ÐµÑте Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ„Ð¸Ñ€Ð¾Ð¹, Ñльфийкой.
- Где они ÑейчаÑ?
- Они покинули деревню, но врÑд ли ушли далеко.
- Так чего же ты ждешь?
- ÐаÑчет девочки Ñ Ð½Ðµ волнуюÑÑŒ, Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð±ÐµÑпокоит Ñльфийка. С ней выкраÑÑ‚ÑŒ жемчужину не удаÑÑ‚ÑÑ, да и в открытом бою против нее у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¼Ð°Ð»Ð¾ шанÑов. Я Ñлышал об Ñльфах доÑтаточно, чтобы предÑтавлÑÑ‚ÑŒ, наÑколько они опаÑны.
- Что ж… - ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ тону, ÑобеÑедник не возражал, - Ð’ Ñтом Ñ‚Ñ‹ прав. От Ñтой проклÑтой раÑÑ‹ вÑего можно ожидать… Ðо Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶ÐµÐ½ получить Ñту жемчужину! Ты вÑе еще хранишь тот мешочек, что Ñ Ð´Ð°Ð» тебе? – в голоÑе поÑлышалаÑÑŒ Ð»ÐµÐ³ÐºÐ°Ñ ÑƒÐ³Ñ€Ð¾Ð·Ð°, деÑкать, «не дайте боги, чтобы Ñ‚Ñ‹ его потерÑл!»
- Да. Ð’Ñ‹ так и не захотели мне объÑÑнить, что Ñто за порошок.
- Ты бы вÑе равно не понÑл, - не без некоторого превоÑходÑтва в голоÑе откликнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, - Это довольно редкое и очень дорогое ÑредÑтво, пыльца одного южного раÑтениÑ. Ð’Ñ€Ñд ли перед такой Ñилой выÑтоит даже Ñльф, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¾Ð½Ð¸ ÑлавÑÑ‚ÑÑ Ñвоей выноÑливоÑтью. Тебе понадобитÑÑ Ð½Ðµ больше щепоти. ПриблизьÑÑ Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð²ÐµÑ‚Ñ€ÐµÐ½Ð½Ð¾Ð¹ Ñтороны и выÑыпь его в воздух. Он одурманит их, и до Ñледующего Ð´Ð½Ñ Ð¾Ð½Ð¸ не вÑтанут. Ðо будь оÑторожен, не вдыхай порошок! Через некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ð½ оÑÑдет, и тогда Ñ‚Ñ‹ Ñможешь забрать жемчужину.
- ÐŸÐ¾Ð»ÐµÐ·Ð½Ð°Ñ Ð²ÐµÑ‰ÑŒ, - пробормотал ÐÑ€Ñтал, Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ уважением поÑмотрев на невзрачный мешочек из Ñерой ткани.
- Вот именно, так что Ñмотри, веÑÑŒ не раÑтрать, - Ñлегка пригрозил волшебник и иÑчез, а зеркало погаÑло, и ÐÑ€Ñтал, покривившиÑÑŒ – раÑкомандовалÑÑ! – ÑпрÑтал его под плащом. Он Ñлужил Дальвдану из Ирхора уже лет деÑÑÑ‚ÑŒ, и, что говорить, многому от него научилÑÑ, но оÑобой привÑзанноÑти к Ñвоему учителю не питал, а вÑе из-за Ñтой неиÑтребимой манеры ÑÐµÐ±Ñ Ñ Ð½Ð¸Ð¼ веÑти: деÑкать, Ñ Ð²Ð¾Ð»ÑˆÐµÐ±Ð½Ð¸Ðº, знающий вÑе Ñекреты вÑемогущей магии, а Ñ‚Ñ‹ кто? Он Ñлужил Дальвдану, и Ñлужил доброÑовеÑтно, Ð¾Ñ‚Ñ€Ð°Ð±Ð°Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ñ‚ хлеб, что получал от него еще мальчишкой, когда бездомным оборванцем шлÑлÑÑ Ð¿Ð¾ улицам Ирхора, но вот Ñам колдун чаÑтенько обращалÑÑ Ñ Ð½Ð¸Ð¼, как Ñ Ð³Ð¾Ð½Ñ‡ÐµÐ¹ Ñобакой, которой нужно только показать Ñлед, и она побежит по нему, а уж хочет она того или нет – Ñто уже не его, волшебника, дело. Ðо – делать нечего, Ñлужба! – он, пошарившиÑÑŒ в карманах, доÑтал оттуда небольшой камень и, положив его на ладонь, начал поворачиватьÑÑ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ Ñвоей оÑи, пока он не Ñтал чуть теплее и не Ñтал ÑветитьÑÑ Ñлабым мерцающим Ñветом. Конечно, он не ожидал той ÑроÑтной вÑпышки, что едва не прожгла ему карман там, в трактире, когда девочка выронила плетенку прÑмо ему под ноги, но вÑе же увиденное его не Ñлишком обрадовало – кажетÑÑ, Ñти двое были уже довольно далеко, и уходили вÑе дальше. Впрочем, Ñто было не то раÑÑтоÑние, которое ему ни за что не одолеть, и ÐÑ€Ñтал, недобро и зло улыбнувшиÑÑŒ, неÑпешным, размашиÑтым шагом направилÑÑ Ð² глубину леÑа, навÑтречу Ñвоей ничего не подозревающей жертве…
Глава VI. ЛеÑные Ñтражи.
Ðйлена ÑтоÑла на берегу океана. Одна. И он лаÑково шумел у ее ног, а волны накатывалиÑÑŒ одна за другой, почти каÑаÑÑÑŒ ее боÑÑ‹Ñ… маленьких Ñтупней… Ветер трепал ее гуÑтые черные волоÑÑ‹ и целовал в лицо, радуÑÑÑŒ вÑтрече. Рпотом она пошла вперед. Ð’ воду. И почему-то не боÑлаÑÑŒ, что утонет. Ðаоборот, ей ÑтраÑтно хотелоÑÑŒ Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ окунутьÑÑ Ð² Ñту прозрачную, иÑкрÑщуюÑÑ Ð½Ð° Ñолнце воду, почувÑтвовать ÑÐµÐ±Ñ ÐµÐ´Ð¸Ð½Ñ‹Ð¼ целым Ñо вÑем безбрежным океаном, раÑтворитьÑÑ Ð² его необозримых проÑторах… Вода обÑтупала ее Ñо вÑех Ñторон, вначале по колено, потом по грудь, а потом и вовÑе заполнила Ñобой вÑе вокруг. Идти по дну Ñтало, и она, оттолкнувшиÑÑŒ ногами, поплыла дальше, погружаÑÑÑŒ вÑе глубже и глубже. Кто-то ждал ее там, впереди, а значит, нужно было, не оÑтанавливаÑÑÑŒ, плыть вÑе дальше и дальше. Почему бы и нет? И кто Ñто решил, что вода в океане холодна, точно лед? Да она же замечательно теплаÑ! И какой удивительный мир открываетÑÑ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³! ИзÑÑ‰Ð½Ð°Ñ ÑеребриÑÑ‚Ð°Ñ Ñ€Ñ‹Ð±ÐºÐ° подплыла к Ñамому ее лицу, а потом шаловливо броÑилаÑÑŒ в Ñторону, вильнув хвоÑтом; ÑтудениÑÑ‚Ð°Ñ Ð¼ÐµÐ´ÑƒÐ·Ð° неторопливо проплыла мимо, ÑˆÐµÐ²ÐµÐ»Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ щупальцами; промелькнула Ñ†ÐµÐ»Ð°Ñ Ñтайка мальков, преÑÐ»ÐµÐ´ÑƒÐµÐ¼Ð°Ñ ÐºÑ€Ð¾ÑˆÐµÑ‡Ð½Ð¾Ð¹, наверное, только что из икринки вылупившейÑÑ, но, по-видимому, уже довольно хищной акулкой… Ð’Ñех она понимала, вÑем была ÑеÑтрой душой и телом. Ðо цель ее – не Ñти маленькие занÑтные ÑозданиÑ, ее ждет кто-то… больший. И она Ñ Ð³Ð¾Ñ‚Ð¾Ð²Ð½Ð¾Ñтью направлÑлаÑÑŒ ему навÑтречу, пока из тумана толщи воды впереди не выткалаÑÑŒ чьÑ-то Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒ. Ð”Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ð´Ð°, перепончатые лапы, мерцающие голубые глаза Ñ ÑƒÐ·ÐºÐ¸Ð¼Ð¸ прорезÑми угольно-черных зрачков… МорÑкой дракон! Да, Ñто он ждал ее здеÑÑŒ, она была в Ñтом уверена, а потому не иÑпугалаÑÑŒ, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÐµÑ‰Ðµ никогда не видела Ñтоль же огромного ÑущеÑтва и так близко.
«ЗдравÑтвуй».
Ð“Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð°, низкий и рокочущий, прозвучал в ее ушах Ñтоль ÑÑно, Ñловно он Ñказал Ñти Ñлова вÑлух, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ð°ÑÑ‚ÑŒ его при Ñтом ни разу не открылаÑÑŒ. Ðо ее Ñто почему-то ÑовÑем не беÑпокоило, и она ответила так же, мыÑлÑми:
«И Ñ‚Ñ‹ здравÑтвуй. Ðо разве Ñ‚Ñ‹ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð½Ð°ÐµÑˆÑŒ?»
Дракон промолчал. Он проÑто Ñмотрел на нее, не мигаÑ, и в пронизывающем его взглÑде читалиÑÑŒ мудроÑÑ‚ÑŒ и ÑпокойÑтвие Ñотен прожитых лет. Прошло еще немало времени, прежде чем он вновь заговорил…
«Я многое знаю, дочь дальгаров. Ðо не в Ñтом Ñуть. Я звал Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ ÑовÑем другой причине».
«Ты… звал менÑ?»
«Да, - ÑƒÐ²ÐµÐ½Ñ‡Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ñ‹Ð¼ гребнем голова дракона чуть качнулаÑÑŒ, - И Ñ‚Ñ‹ пришла. Ты, дальгариÑ, Ð²Ñ‹Ð±Ñ€Ð¾ÑˆÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° берег морем, в чьих руках – жизнь еще не родившегоÑÑ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкого дракона, нашей надежды на ÑпаÑение. Ты ÑпаÑла его от верной гибели. Скажи, почему?»
«Потому что он попроÑил Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾ помощи».
«РизвеÑтно ли тебе, что уже долгие годы твой народ и мой ведут друг Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¼ кровопролитную войну?»
«Ðет, но Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñто…»
«Рзнаешь ли, что война Ñта началаÑÑŒ из-за тебÑ?»
«Из-за… менÑ?»
«Да, - дракон Ñнова кивнул, - Двенадцать лет назад Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ, королева Мерланда, направилаÑÑŒ вмеÑте Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ к ОÑтрову Жизни, когда на нее напали. ВеÑÑŒ ее отрÑд был уничтожен, и, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, она тоже не Ñумела ÑпаÑтиÑÑŒ, потому что так и не вернулаÑÑŒ домой. Король Эдальфир был в ÑроÑти…»
«Ркто напал на мою маму? Ðеужели…»
«Да, - жеÑтко и глухо прорычал Ñтарый дракон, ударив по воде длинным мощным хвоÑтом и беззвучно оÑкалившиÑÑŒ, - Ðо не дай мыÑлÑм, что роÑÑ‚ÑÑ Ð² твоей голове, Ñвить гнездо в твоем Ñердце, королевÑÐºÐ°Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ. Ðа твою мать напали изгнанники, отщепенцы, выродки драконьего племени, которых мы много лет назад изгнали прочь. Ðаши законы запрещают нам убивать Ñоплеменников, и Ñта банда была лишь выгнана за пределы наших вод. ЕÑли бы Ñ Ð·Ð½Ð°Ð», что вÑе так обернетÑÑ… Я и предÑтавить не могу, что побудило тех драконов напаÑÑ‚ÑŒ на королеву, но от Ñтого дикого, варварÑкого поÑтупка поÑтрадал веÑÑŒ наш народ. Твой отец не Ñмог ÑмиритьÑÑ Ñ Ð³Ð¸Ð±ÐµÐ»ÑŒÑŽ любимой жены, и даже Ñлушать ничего не хотел, объÑвив, что не уÑпокоитÑÑ, пока не иÑкоренит веÑÑŒ наш род. Так началаÑÑŒ Ñта война, унеÑÑˆÐ°Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð¶ÐµÑтво жизней – Ñ Ð¾Ð±ÐµÐ¸Ñ… Ñторон. И хочу Ñказать тебе, дочь Эдальфира, что мы, драконы, долго помним хорошее, но еще дольше памÑтуем о плохом. Смерть твоей матери дорого нам обошлаÑÑŒ. Ðаши Ð³Ð½ÐµÐ·Ð´Ð¾Ð²ÑŒÑ Ð±Ñ‹Ð»Ð¸ разрушены, наши кладки – уничтожены, и Ñамо наше будущее оказалоÑÑŒ под угрозой. Детеныш, которого Ñ‚Ñ‹ приютила, как и Ñ‚Ñ‹ Ñама, чудом ÑпаÑÑÑ Ð¾Ñ‚ гибели. Море пощадило его, и выÑокие волны уÑпели ÑброÑить Ñто Ñйцо в воду до того, как огненные Ñтрелы дальгаров заживо Ñпалили вÑех его братьев и ÑеÑтер», - Ñтарый дракон, не выдержав, крепко зажмурилÑÑ â€“ лишь на мгновение, но, когда он вновь поÑмотрел на Ðйлену, в его взглÑде были только горечь, боль и тоÑка.
«Мне очень жаль», - только и нашлаÑÑŒ, что Ñказать ему девочка.
«Ðаш род умирает, - проÑто ответил ей он, - Мы теперь, точно горÑтка пеÑ-чинок на гладком боку Ñерого валуна, малейший ветерок – и Ð½Ð°Ñ ÑовÑем не Ñтанет. Ðо Ñ‚Ñ‹, - он внимательно поÑмотрел ей в глаза, - можешь ÑпаÑти мое племÑ, принцеÑÑа… еÑли захочешь, конечно».
«Я… ну конечно, Ñ Ñ…Ð¾Ñ‡Ñƒ вам помочь… но как? Я вÑего лишь Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ Ð´Ðµ-вочка! Я только начала понимать, кто Ñ Ð½Ð° Ñамом деле…»
«Ты поймешь, - кивнул Ñтарый Ñщер, - Ты вÑе поймешь, принцеÑÑа. Ðо не ÑейчаÑ. Тебе… надо возвращатьÑÑ Ð² Ñвой мир. Больше Ñ Ð½Ðµ Ñмогу Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ поговорить, ведь Ñ‚Ñ‹ так далеко от менÑ, а Ñ ÑƒÐ¶Ðµ не так Ñилен, как когда-то. Дальше тебе и малышу моего племени придетÑÑ Ð´ÐµÐ¹Ñтвовать Ñамим. Ðо помни, что наша Ñудьба – в ваших руках. Ðе опаздывайте», - и, взмахнув мощным хвоÑтом, он медленно поплыл прочь.
«Погоди! – окликнула его она, - Ðе уходи! Как же мы Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð°Ð¹Ð´ÐµÐ¼? Кто Ñ‚Ñ‹?»
«У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ имен, - Ñловно бы издалека донеÑÑÑ Ð´Ð¾ нее его голоÑ, - Ищите менÑ…» - но договорить он не уÑпел. Ðеожиданно воду вокруг заволокло краÑным, Ñловно вÑе море неожиданно окраÑилоÑÑŒ кровью, и Ðйлена, закричав от ужаÑа, заколотила руками и ногами, ÑтремÑÑÑŒ вырватьÑÑ Ð¸Ð· Ñтого жуткого марева… но тело ее Ñловно налилоÑÑŒ Ñвинцом, ÑÐºÐ¾Ð²Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²Ñе движениÑ, и она не поднимаетÑÑ Ð²Ð²ÐµÑ€Ñ…, а тонет, ÑƒÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð²Ñе дальше на глубину!
«Ðет!!! – полыхнула в ее гаÑнущем Ñознании ÑроÑÑ‚Ð½Ð°Ñ Ð¼Ñ‹Ñль, - Я никогда, Ñлышишь, никогда не переÑтану ÑражатьÑÑ!» - и, Ñловно в подтверждение Ñвоих Ñлов, она Ñвирепо рванула воду руками, переÑÐ¸Ð»Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñдовитый дурман Ñ Ð´Ð¸ÐºÐ¾Ð¹ ÑроÑтью попавшего в ловушку зверÑ, злобой Ð²Ñ‹Ð¶Ð¸Ð³Ð°Ñ ÑлабоÑÑ‚ÑŒ и немочь. Она заÑтавлÑла ÑÐµÐ±Ñ Ð´Ð²Ð¸Ð³Ð°Ñ‚ÑŒÑÑ, не поддаваÑÑÑŒ предательÑкому беÑÑилию – и жить! ПоÑтепенно ощущение воды вокруг начало пропадать, и ÑтонущаÑ, ÑкрипÑÑ‰Ð°Ñ Ð·ÑƒÐ±Ð°Ð¼Ð¸ девочка, ворочавшаÑÑÑ Ð½Ð° леÑном мху, приподнÑлаÑÑŒ на локте, разлеплÑÑ Ñловно бы каменные веки, непонимающе оглÑдываÑÑÑŒ вокруг, Ñквозь гуÑтой туман, заÑтилающий глаза. Словно из Ð½ÐµÐ±Ñ‹Ñ‚Ð¸Ñ Ð²Ñ‹Ñ€Ð¸ÑовывалиÑÑŒ перед ней неÑÑные ÑилуÑÑ‚Ñ‹ древеÑных Ñтволов, куÑтарниковых зароÑлей… и вчерашнего незнакомца, что ÑтоÑл Ñ€Ñдом, держа в руках… Ñйцо дракона! Серые глаза Ñпокойно Ñмотрели ей прÑмо в лицо. «Рты Ñильнее, чем кажешьÑÑ», - говорил их Ñлегка удивленный взглÑд. Ðо потом он отвернулÑÑ Ð¸, Ñунув Ñйцо под мышку, зашагал прочь. Ðйлена ÑроÑтно, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ почти беззвучно зарычала ему вÑлед, ÑилÑÑÑŒ поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸, но тщетно – ÑпуÑÑ‚Ñ Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ðµ она беÑпомощно повалилаÑÑŒ наземь. Слезы отчаÑÐ½Ð¸Ñ Ð²Ñ‹Ñтупили на ее глазах… Она Ñлышала, как иÑпуганно верещит в Ñйце маленький морÑкой дракончик, как Ñтонет где-то неподалеку Ильфира, Ð¿Ð°Ñ€Ð°Ð»Ð¸Ð·Ð¾Ð²Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾ÐºÐ»Ñтым Ñдом, и знала, что никто не придет ей на помощь… а гнуÑный похититель вот-вот ÑкроетÑÑ Ñреди деревьев, навÑегда унеÑÑ Ñ Ñобой Ñйцо дракона… поÑледнюю надежду на прекращение войны между Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ Ð¼Ð¾Ñ€Ñкими племенами…
- Отдай! – прошипела она ему в Ñпину, но тщетно, он даже не оглÑнулÑÑ. Это пренебрежительное отношение только раÑпалило ÑроÑÑ‚ÑŒ, кипевшую в Ñердце девочки, и, Ñовершив откровенное наÑилие над Ñвоим телом, она вÑтала Ñначала на колени, а там и поднÑлаÑÑŒ на ноги, держаÑÑŒ за Ñтвол дерева. Ðо – ÑроÑÑ‚ÑŒ не могла воÑполнить ее Ñилы, злоба не питала тело Ñнергией, и Ðйлена могла лишь молча Ñмотреть, как уходит прочь ночной вор.
- Ðет! – прошептала она, - Ðет, ни за что! – и, неожиданно резко выброÑив вперед худую руку, она почувÑтвовала, как что-то пламенно горÑчее рванулоÑÑŒ по ее жилам, и, Ñлабенькой Ñиневатой вÑпышкой оÑветив утренний леÑ, магичеÑÐºÐ°Ñ Ñтрела ÑорвалаÑÑŒ Ñ ÐµÐµ раÑкрытой ладони. Точно Ð¾Ð±ÑƒÑ‡ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¾Ñ…Ð¾Ñ‚Ð½Ð¸Ñ‡ÑŒÑ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ†Ð°, заклинание наÑтигло Ð³Ñ€Ð°Ð±Ð¸Ñ‚ÐµÐ»Ñ Ð¸ резко Ñпикировало ему на Ñпину, запуÑтив Ñверкающие когти ему в плащи разорвав его, как кнутом. От неожиданного удара ÐÑ€Ñтал повалилÑÑ Ð½Ð°Ð·ÐµÐ¼ÑŒ, но Ñйцо из руки не выпуÑтил, а второй тут же выхватил из ножен короткий меч, туÑкло полыхнувший в лучах раÑÑвета.
- ÐÑ… Ñ‚Ñ‹, - прорычал он, вÑÑ‚Ð°Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° колени, - Я Ñразу понÑл, что Ñ‚Ñ‹ не так проÑта, как кажешьÑÑ! Ðо ничего, Ñ Ð±Ñ‹Ñтро иÑправлю Ñвою ошибку! – и, неприÑтно оÑкалившиÑÑŒ, он неторопливо направилÑÑ Ðº ней. Меч блеÑтел, точно оÑкаленный звериный клык… Ðо Ðйлена его почти не видела. УжаÑÐ½Ð°Ñ ÑлабоÑÑ‚ÑŒ охватила вÑе ее тело, и она медленно Ñползла вниз, на землю, безвольно понурив голову. Было такое ощущение, будто из нее враз выÑоÑали половину крови, и Ñердце едва билоÑÑŒ, гонÑÑ Ð¾Ñтатки по заледеневшим от холода жилам. Она знала, что обречена, что против Ñтого врага ей не выÑтоÑÑ‚ÑŒ, и почти равнодушно ждала, когда же ÑвиÑÑ‚ÑÑ‰Ð°Ñ Ð¾ÑÑ‚Ñ€Ð°Ñ Ñталь раÑÑечет ей горло, оборвав Ñлабо теплÑщуюÑÑ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒâ€¦ но – не дождалаÑÑŒ. Ðеожиданно раздалÑÑ ÑроÑтный и пронзительный трубный клич, похожий и не похожий на крик обычного зверÑ, по леÑной земле гулко ударили раздвоенные копыта, и что-то большое пронеÑлоÑÑŒ мимо Ðйлены, взъерошив на ее голове волоÑÑ‹, а потом поÑлышалÑÑ Ð¸Ñпуганный вопль, треÑк ломающихÑÑ Ñучьев, удалÑющиеÑÑ ÑˆÐ°Ð³Ð¸â€¦ и вÑе Ñтихло. Ðйлена Ñидела на Ñвоем меÑте, не шевелÑÑÑŒ, и не потому, что ей было Ñтрашно – ей проÑто было вÑе равно, что уже произошло и что ÑлучитÑÑ Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ. Что-то мÑгко прошуршало по мху и палой лиÑтве, Ñловно и не каÑаÑÑÑŒ их… Ñтранно, обычно леÑные звери Ñтупают Ñ‚Ñжелее… Ðежные губы бережно коÑнулиÑÑŒ ее лица, как поцеловали, и раздалоÑÑŒ негромкое, лаÑковое пофыркивание: вÑтавай, мол. БорÑÑÑŒ Ñ Ð´ÑƒÑ€Ð½Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¹, Ðйлена еле-еле приподнÑла веки, и в завитках молочного утреннего тумана увидела, что прÑмо перед ней Ñтоит небывалой краÑоты и Ð²ÐµÐ»Ð¸Ñ‡Ð¸Ñ Ð·Ð²ÐµÑ€ÑŒ – белоÑнежный жеребец, выÑокий и Ñтройный, Ñ Ñ€Ð¾Ñкошной волниÑтой гривой, ÑтруÑщейÑÑ Ð¿Ð¾ шее жемчужным потоком. И во лбу его, чуть повыше внимательных и Ñпокойных темных глаз, Ñ€Ð¾Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¹, Ñловно меч, перламутрового цвета рог, Ñлабо ÑветившийÑÑ Ð² предраÑÑветных Ñумерках. Единорог! Великолепное Ñоздание молча разглÑдывало ее, Ñловно удивлÑÑÑÑŒ, что Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° делает поÑреди дикого леÑа. Ðйлена Ñлабенько улыбнулаÑÑŒ ему и даже протÑнула руку – погладить, но Ñто вÑлое движение поколебало и без того хрупкое равновеÑие, в котором находилоÑÑŒ ее тело, и девочка лицом вниз повалилаÑÑŒ на землю, прÑмо под ноги невольно отпрÑнувшему единорогу. Жеребец оÑторожно тронул ее ноÑом, обнюхал руку, поÑле чего оÑторожно перевернул на Ñпину. Девочка не шевелилаÑÑŒ, едва дышала и в любое мгновение едва различимое ее дыхание могло ÑовÑем Ñтихнуть. Единорог беÑпокойно фыркнул и ударил копытом оземь. Он был ÑущеÑтвом магичеÑким, и разум его ничуть не уÑтупал человечеÑкому ли, ÑльфийÑкому – любому. Он Ñразу понÑл, что без помощи Ñта девочка умрет, да и ее подруге она тоже не помешает. Ðо на чью подмогу можно надеÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð¿Ð¾Ñреди леÑа? Единорог покачал головой, издал нечто вроде вздоха и, взрыв копытами землю, галопом помчалÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡ÑŒ. Ðо Ðйлена и не заметила, что он иÑчез. Ее душа, легкаÑ, как лодочка, плыла по течению какой-то широкой реки, не направлÑÐµÐ¼Ð°Ñ Ð½Ð¸ паруÑом, ни веÑлами – лишь Ñилой Ñтихии. И не знала, Ñколько пролежала так на земле, Ñовершенно беÑпомощнаÑ, пока в тишине леÑа не раздалиÑÑŒ негромкие мелодичные голоÑа и не поÑлышалиÑÑŒ легкие шаги, похожие на шелеÑÑ‚ ветра в лиÑтве. Тонкие, но удивительные Ñильные пальцы обхватили ее запÑÑтье… нежный Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾-то прощебетал на незнакомом Ñзыке… а потом ее поднÑли Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸ и оÑторожно опуÑтили на чью-то широкую, покрытую гуÑтой пушиÑтой шерÑтью Ñпину. КажетÑÑ, ее ÑобираютÑÑ ÐºÑƒÐ´Ð°-то везти… но как же Ñйцо? Ðе забыли бы… ПоÑледними Ñилами вÑколыхнув гаÑнущее Ñознание, она приоткрыла глаза и увидела, что Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ Ñтоит мужчина-Ñльф, приÑтраивающий ее на Ñпине… нет, не единорога, а крупного пÑтниÑтого Ð¾Ð»ÐµÐ½Ñ Ñ Ð²ÐµÐ»Ð¸ÐºÐ¾Ð»ÐµÐ¿Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ развеÑиÑтыми рогами. Увидев, что она очнулаÑÑŒ, Ñльф , ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ интонации, задал ей какой-то вопроÑ, но она, конечно, ничего ему не ответила, только повела взглÑдом по Ñторонам и почти Ñразу увидела голубое Ñйцо, лежавшее неподалеку от в ÐºÐ»Ð¾Ñ‡ÑŒÑ Ñ€Ð°Ð·Ð»Ð¾Ð¼Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ плетенки и… напополам разрубленного мечом волшеб-ного ремнÑ. Видно, Ñ…Ñ€Ð°Ð±Ñ€Ð°Ñ Ð­Ñ€Ð°ÑÑа, Ð²ÐµÑ€Ð½Ð°Ñ Ñвоему долгу, броÑилаÑÑŒ на защиту хозÑйки, но против удара мечом Ð·Ð¼ÐµÐ¸Ð½Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑˆÑƒÑ Ð½Ðµ заÑтупа… Еще один Ñльф, девушка, ÑтоÑла Ñ€Ñдом Ñ Ñйцом, опаÑливо на нее коÑÑÑÑŒ. Было видно, что она знает, что Ñто такое, а еще заметнее было, что драконы не входÑÑ‚ в чиÑло ее любимых животных. Третий из Ñльфов, молодой юноша, уÑаживал на второго Ð¾Ð»ÐµÐ½Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ„Ð¸Ñ€Ñƒ. ЧувÑтвуÑ, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ñ‡Ð½Ð¾ потерÑет Ñознание, Ðйлена вытÑнула руку в Ñторону драконьего Ñйца и хотела попроÑить, чтобы его тоже взÑли, не задумываÑÑÑŒ, поймут ее или нет, но получилÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ Ñлабый Ñтон, и девочка, Ñовершенно Ð²Ñ‹Ð¼Ð¾Ñ‚Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¸ едва живаÑ, уронила голову на шею оленÑ, зарыв лицо в его шелковиÑтой шерÑти, а мир вокруг наконец-то накрыла благоÑÐ»Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð±Ð°Ñ€Ñ…Ð°Ñ‚Ð½Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑ€Ð½Ð¾Ñ‚Ð°, ÑулÑÑ‰Ð°Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ðµ долгожданное ÑпокойÑтвие и отрешенноÑÑ‚ÑŒ от вÑех проблем мира Ñмертных…
- Ðйлена! Ðйлена! – кто-то Ñ Ñилой Ñ‚Ñ€ÑÑ ÐµÐµ за плечо, - Ð’Ñтавай, Ð½ÐµÐ»ÑŒÐ·Ñ Ð¶Ðµ Ñтолько Ñпать! Ð’Ñтавай, Ðйлена!
Ðйлена тихо заÑтонала, вÑло отмахиваÑÑÑŒ, но говорÑщий Ñвно был наÑтроен решительно, потому что Ñ Ð½ÐµÐ¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð½Ð½Ð¾Ð¹ Ñилой рывком поднÑл ее и так вÑÑ‚Ñ€Ñхнул, что ее голова мотнулаÑÑŒ туда-Ñюда, как у Ñ‚Ñ€Ñпичной куклы. Волей-неволей пришлоÑÑŒ проÑыпатьÑÑ. Перед глазами вÑе плыло, но ей вÑе же удалоÑÑŒ разглÑдеть Ильфиру, ÑклонившуюÑÑ Ð½Ð°Ð´ ней, небольшую полÑнку и еще одного Ñльфа, того Ñамого юношу, что она уÑпела заметить перед Ñамым забытьем. Тот чиÑтил щеткой Ñвоего пÑтниÑтого оленÑ, и тот, играÑ, ловил его мÑгкими губами за ухо, пока хозÑин что-то беззлобно, Ñо Ñмехом ему втолковывал на Ñвоем чирикающем Ñзыке.
- Это Харлейн, леÑной Ñльф, - заметив ее взглÑд, Ñказала Ильфира, - Ðам Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ здорово повезло, что они оказалиÑÑŒ Ñ€Ñдом и помогли нам. ХотÑ, конечно, в первую очередь Ñтоит поблагодарить единорога, что их привел. КÑтати, Ñ‚Ñ‹ не помнишь, кто Ñто на Ð½Ð°Ñ Ð½Ð°Ð¿Ð°Ð»? Тот Ñамый чужак из «Кабана», да?
- Он, - Ðйлена говорила Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼, в горле было Ñухо, - Единорог его… прогнал? Или убил?
- Единороги не убивают проÑто так, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ, - Ñовершенно Ñерьезно заметила Ñльфийка, - И нужен кто-то куда опаÑнее ночного вора, чтобы заÑтавить Ñтого благородного Ñтража леÑов вонзить Ñвой рог в чье-то Ñердце. Единорог Ñтоль же чиÑÑ‚ душой, Ñколь бела его грива, но вÑе же, - она улыбнулаÑÑŒ, - Ñ Ð±Ñ‹ не Ñоветовала кому-нибудь злоупотреблÑÑ‚ÑŒ их терпимоÑтью.
- Ð… Ñйцо? Где оно, Ñйцо?
- Да здеÑÑŒ оно, здеÑÑŒ твой приÑтель, - заÑмеÑлаÑÑŒ Ильфира, ÑƒÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° небеÑно-голубой шар, что и вправду лежал неподалеку, поÑÐ²ÐµÑ€ÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð»Ð°Ð·ÑƒÑ€Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ иÑкрами, - Ðадо Ñказать, мои леÑные Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð¾Ñ‡ÐµÐ½ÑŒ удивилиÑÑŒ, когда его увидели, но, к ÑчаÑтью, они понÑли, что оно твое. Да, кÑтати, наÑчет ЭраÑÑÑ‹, - она поднÑла Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸ вновь целый черный ремень, - Я ее тут подлечила, но, думаю, что, как прибудем домой, так Ñ Ð¿Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾ÑˆÑƒ нашего кузнеца Ñправить ей защиту получше, - и она протÑнула ремень Ðйлене. Ð’ тот же миг куÑÑ‚Ñ‹ раздвинулиÑÑŒ, и из леÑа показалиÑÑŒ еще двое Ñльфов, парень и девушка. ЕÑли наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ Ñ…Ð¾Ñ‚ÑŒ что-нибудь понимала в ÑльфийÑкой внешноÑти, Ñти двое приходилиÑÑŒ друг другу родными братом и ÑеÑтрой. По крайней мере, шевелюры у них были на диво похожи – роÑкошнейшие бледно-золотиÑтые гривы, разве что у него волоÑÑ‹ были до плеч, а у нее – до поÑÑа. Глаза же у них и вовÑе были одинаковые - миндалевидные, Ñо Ñлегка овальными зрачками, и Ñине-зеленые, точно малахит. Девушка вÑе еще Ñжимала в руке длинный боевой лук, но выглÑдела при Ñтом вполне миролюбиво. Ее брат приветливо кивнул Ðйлене, поÑле чего обратилÑÑ Ðº Ильфире. Та внимательно выÑлушала его, изредка Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‡Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ¼ же почти птичьим Ñзыком, а потом обратилаÑÑŒ к девочке.
- Ðу, кажетÑÑ, наш враг не Ñчел нужным преÑледовать Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾ леÑу. Единорог навернÑка здорово его напугал… Да, Ðйлена, знакомьÑÑ: Ñто Радальф и Эльтана. Они как раз удоÑтоверилиÑÑŒ, что за нами нет погони. И уж поверь мне, во вÑем, что каÑаетÑÑ Ð»ÐµÑа, им можно верить, как Ñебе!
Девочка неловко поклонилаÑÑŒ в ответ. Ð’ приÑутÑтвии Ñтих Ñльфов она чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÐ½Ð¾ неуверенно, они навевали ей робоÑÑ‚ÑŒ Ñвоей грацией и невероÑтной краÑотой, а пуще того – невероÑтным, овеÑнным каким-то магичеÑким ореолом ÑпокойÑтвием. Да уж, недаром говорили про Ñту раÑу, что, не будучи рожденный Ñльфом Ñльфа никогда понÑÑ‚ÑŒ не Ñможет! Пожалуй, им были больше Ñродни не люди и не другие разумные народы, а деревьÑ, горы и беÑкрайнее звездное небо, которым они так любили воÑхищатьÑÑ Ð² Ñвоих беÑчиÑленных пеÑнÑÑ… и Ñтихах. Эльф, видимо, Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ ÐµÐµ Ñмущение, Ñлегка улыбнулÑÑ Ð¸ вновь обратилÑÑ Ðº Ильфире. Пока они говорили, Ðйлена оÑторожно подтÑнула к Ñебе Ñйцо и уложила его на колени, раÑÑеÑнно Ð¿Ð¾Ð³Ð»Ð°Ð¶Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ð»Ð°Ð´ÐºÑƒÑŽ голубую Ñкорлупу, и мыÑленно ÑпроÑила: «Тебе там, внутри, не надоело Ñидеть? Когда же Ñ‚Ñ‹ вылупишьÑÑ?» Ð’ ответ маленький дракон, как ей показалоÑÑŒ, зевнул и, зажмурив глаза, поÑлал ей Ñмутную мыÑль, которую можно было бы иÑтолковать как: «В Ñвое времÑ». Ðйлена улыбнулаÑÑŒ – тебе-то хорошо, а мне еще Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð° Ñебе тащить! – и шутливо вÑÑ‚Ñ€Ñхнула Ñйцо, как бы намекаÑ, что терпение у нее не безграничное, а, поднÑв голову, девочка заметила удивленный взглÑд Эльтаны. Эльфийка Ñвно недоумевала, и Ðйлена, вÑпыхнув, потупила взглÑд. К ÑчаÑтью, у Эльтаны хватило такта не раÑÑпрашивать ее, и она перевела дух.
- Знаешь, Ðйлена, - обратилаÑÑŒ к ней Ильфира, - Радальф говорит, что тот негодÑй Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ здорово потравил, а Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¸ вовÑе едва не прикончил. Я тебе не говорила, что Ñ‚Ñ‹ тут почти Ñутки проÑпала? Так вот, мой леÑной брат предлагает нам Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ еще немного отдохнуть, пока Ñд окончательно не раÑÑоÑетÑÑ, а потом они Ð½Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ñ‚ÐºÐ¸Ð¼ путем проведут через Ñвой леÑ, чтобы мы наверÑтали упущенное. Ты как не против?
- Ðет, - ответила та, - Ðе против.
- Тогда хорошо, - кивнула Ñльфийка и что-то коротко прощебетала Радальфу. Тот Ñвно обрадовалÑÑ Ð¸ ÑовÑем по-мальчишечьи подмигнул Ðйлене, поÑле чего протÑжно, переливчато ÑвиÑтнул. Ответом ему был отдаленный трубный рев, и из зароÑлей показалиÑÑŒ еще два оленÑ, Ñамец и Ñамка. Сбруи, к некоторому удивлению Ðйлены, на них не было никакой, кроме легких плетеных недоуздков, да и те Ñкорее Ñлужили украшением – иÑкуÑно раÑшитые, Ñ Ñ„Ð¸Ð³ÑƒÑ€Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ подвеÑками и без малейших признаков удил или поводьев. Рога оленÑ-Ñамца, того Ñамого, что вез Ðйлену, были тщательно отполированы, и крошечные колокольчики, подвешенные к ним, мелодично позванивали в такт шагам зверÑ. Олени поÑлушно подбежали к Ñльфам и оÑтановилиÑÑŒ Ñ€Ñдом, Ð¿Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ñ ÑƒÑˆÐ°Ð¼Ð¸ и Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ñтвом коÑÑÑÑŒ на Ильфиру и Ðйлену. Радальф что-то коротко поÑÑнил Ильфире, и та перевела:
- Ðеподалеку отÑюда еÑÑ‚ÑŒ надежное убежище, где мы Ñможем Ñпокойно от-дохнуть. Ðйлена, Ñ‚Ñ‹ поедешь Ñ Ð­Ð»ÑŒÑ‚Ð°Ð½Ð¾Ð¹, Ñ â€“ Ñ Ð Ð°Ð´Ð°Ð»ÑŒÑ„Ð¾Ð¼, а Харлейн будет охранÑÑ‚ÑŒ Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚Ñ‹Ð»Ð°â€¦ на вÑÑкий Ñлучай.
Ðйлена кивнула. Олениха Эльтаны, ÑтройнаÑ, Ñ Ð·Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ð¸Ñтой шерÑткой и бе-лыми пÑтнышками, кротко ее обнюхивала, но девочка невольно напрÑглаÑÑŒ. До Ñтого она ни разу не ездила верхом на лошади, не Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ ÑƒÐ¶ об олене, но зато прекраÑно помнила жеребцов городÑких Ñтражников, то, какие у них крепкие зубы и Ñ‚Ñжелые копыта. Однако в лицо ей поÑмотрел блеÑÑ‚Ñщий карий глаз, обрамленный гуÑтыми реÑницами, а теплое дыхание удивительного Ð·Ð²ÐµÑ€Ñ Ð²Ð·ÑŠÐµÑ€Ð¾ÑˆÐ¸Ð»Ð¾ ей волоÑÑ‹. Ðйлена улыбнулаÑÑŒ и, протÑнув руку, оÑторожно погладила мÑгкую шерÑтку на шее оленÑ. Эльтана одобрительно кивнула и помогла ей взобратьÑÑ Ð½Ð° теплую Ñпину, поÑле чего одним движением взлетела туда Ñама. Яйцо Ðйлена так из рук и не выпуÑтила, поÑтому за шерÑÑ‚ÑŒ оленихи она могла держатьÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ одной рукой, но Эльтана Ñлегка приобнÑла ее за плечи, и девочка не боÑлаÑÑŒ упаÑÑ‚ÑŒ. Харлейн и Ильфира Ñ Ð Ð°Ð´Ð°Ð»ÑŒÑ„Ð¾Ð¼ уже ждали их, и вÑкоре трое вÑадников ÑкрылиÑÑŒ Ñреди деревьев. И Ðйлена Ñразу понÑла, почему леÑные Ñльфы предпочли оленей лошадÑм – в чаще Ñти животные Ñвно чувÑтвовали ÑÐµÐ±Ñ ÐºÐ°Ðº дома, и ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð»Ð¾Ð²ÐºÐ°Ñ Ð»Ð¾ÑˆÐ°Ð´ÑŒ Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ ÑмотрелаÑÑŒ примерно так же, как барахтающийÑÑ Ð² луже лÑгушонок Ñ€Ñдом Ñ Ñ…Ð¸Ñ‰Ð½Ð¾Ð¹ щукой. Вроде бы гуÑтаÑ, Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¾Ð»Ð°Ð·Ð½Ð°Ñ Ñ‡Ð°Ñ‰Ð° Ñловно раÑÑтупалаÑÑŒ перед ними, и они легко пробиралиÑÑŒ вперед, ни разу не ÑпоткнувшиÑÑŒ и не оÑтупившиÑÑŒ. При Ñтом девочка ни разу не заметила, чтобы Ñльфы как-то управлÑли ими или что-то им приказывали – животные Ñами находили дорогу. Харлейн, правда, неÑколько раз что-то шептал на ухо Ñвоему оленю, и тот Ñворачивал в Ñторону, но через некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ð½Ð¸ возвращалиÑÑŒ, и по Ñпокойному лицу Ñльфа можно было уверенно Ñказать: опаÑноÑти нет. Ðа древеÑных ветвÑÑ… вокруг вовÑÑŽ раÑпевали птицы, ничуть не тревожимые проезжающими мимо вÑадниками, а одна из них, Ñ Ñрко-оранжевым подхвоÑтьем, даже Ñлетела вниз, трепеща крылышками и Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ñтвом поÑмотрела на Ðйлену, но, не уÑпела девочка удивитьÑÑ, как она упорхнула обратно: деÑкать, гоÑти гоÑÑ‚Ñми, а мне еще и птенцов кормить надо! Так что, когда уже поÑле Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÐ´Ð½Ñ Ð¾Ð½Ð¸ наконец выбралиÑÑŒ к залитому Ñолнечным Ñветом камениÑтому Ñклону, в котором темнело уÑтье небольшой пещерки, то она почти не иÑпугалаÑÑŒ, когда едва ли не из-под ног оленей порÑкнул длинноногий заÑц, но, отбежав на пару прыжков, лопоухий замер на меÑте, Ñердито залопотал – чего топочите, разбудили! – и неторопливо, даже Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ð¼ доÑтоинÑтвом направилÑÑ Ð² чащу. Ðе дожидаÑÑÑŒ помощи Эльтаны, Ðйлена перекинула ногу через шею оленихи и ÑоÑкользнула на землю, мÑгко приземлившиÑÑŒ в гуÑтую зеленую траву. ХотÑ, конечно, до Ñльфийки, что ÑпуÑтилаÑÑŒ Ñ Ð¸Ñтинно кошачьей грацией и коÑнулаÑÑŒ земли Ñовершенно беÑшумно, ей было далеко. Жара в леÑу поÑтепенно Ñпадала, и Ðйлена, что до Ñих пор чувÑтвовала ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ лучшим образом, была Ñтому только рада. Внутри пещеры было тихо и прохладно. КажетÑÑ, Ñльфы изредка в ней оÑтанавливалиÑÑŒ, вот и обуÑтроили ее по Ñвоему вкуÑу – пол ее покрывал ковер пушиÑтого леÑного мха, вдоль Ñтены по аккуратно проточенному в камне желобку ÑтруилÑÑ Ñ€ÑƒÑ‡ÐµÐµÐº, а в углу лежали мÑгкие одеÑла – мечта уÑталого путника. Ðйлене тут Ñразу понравилоÑÑŒ.
- Радальф говорит, здеÑÑŒ мы можем чувÑтвовать ÑÐµÐ±Ñ Ð² безопаÑноÑти, - Ñказала Ильфира, тоже заглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²Ð½ÑƒÑ‚Ñ€ÑŒ.
- ЗдеÑь… замечательно! – только и нашлаÑÑŒ, что ответить девочка.
- Да, неплохое убежище на Ñлучай непогоды, - кивнула Ñльфийка, - Ðо Ñ Ð»Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾ предпочту ночевать под открытым небом! – тут она заглÑнула в глаза Ðйлене, - Ты как, нормально?
- Сама не пойму… Ðо, по крайней мере, не чувÑтвую ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ котенком, как утром.
- И мне тоже полегчало, - кивнула Ильфира, - Повезло же нам Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹, что тот единорог за Ð½Ð°Ñ Ð²ÑтупилÑÑ!
- И он был такой краÑивый, - Ðйлена улыбнулаÑÑŒ, вÑпомнив дивного зверÑ, - Я и не знала, что единороги вправду ÑущеÑтвуют!
- Ты его видела? – удивилаÑÑŒ Ильфира, - До того, как потерÑла Ñознание?
- Да. Я видела, как Ñтот незнакомец забрал Ñйцо и хотел унеÑти… Ñ Ð¿Ñ‹Ñ‚Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ его оÑтановить, но у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ хватило Ñил… и тогда поÑвилÑÑ Ð¾Ð½â€¦ единорог. Ðе знаю, как он догадалÑÑ, что нам нужна помощь, но мы Ñ Ð½Ð¸Ð¼, - она погладила Ñйцо, - обÑзаны ему жизнью.
- Хм, - протÑнула Ильфира, - видно, дальгары еще более выноÑливы, чем о них говорÑÑ‚. У менÑ-то почти Ñразу в глазах вÑе почернело, а больше Ñ ÑƒÐ¶Ðµ ничего не помню… очнулаÑÑŒ только когда Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð Ð°Ð´Ð°Ð»ÑŒÑ„ раÑтолкал. Оуф-Ñ„, - она потерла виÑок, - Сильное ÑредÑтво! До Ñих пор мутит. Ð Ñ‚Ñ‹, говоришь, еще и на ноги поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ñумела? Удивительно, - она улыбнулаÑÑŒ и лаÑково потрепала ее по голове, - Впрочем, Ñ‚Ñ‹ преподноÑишь мне Ñюрприз за Ñюрпризом, дочь морей!
Ðйлена только улыбнулаÑÑŒ в ответ. С наÑтуплением Ñумерек Ñльфы развели коÑтер у входа в пещеру, но больше не из-за тепла и Ñвета, а чтобы отогнать комаров – к вечеру назойливые наÑекомые Ñтали оÑобенно надоедать. Ð’ конце концов Эльтана не выдержала и, доÑтав из Ñумки на поÑÑе какие-то лиÑÑ‚ÑŒÑ, броÑила их в огонь. ÐŸÐ»Ð°Ð¼Ñ Ñ‚ÑƒÑ‚ же полыхнуло зеленоватым, выпуÑтив облако прÑно пахнущего дыма, от которого пиÑкунов как ветром Ñдуло. ПоÑле не Ñлишком роÑкошного, но Ñытного ужина леÑные Ñльфы попроÑили Ильфиру что-нибудь Ñпеть, и та Ñ ÑƒÐ´Ð¾Ð²Ð¾Ð»ÑŒÑтвием доÑтала Ñвою арфу и иÑполнила им не Ñлишком длинную, но краÑивую пеÑню на ÑльфийÑком Ñзыке – Ñловно Ñоловей запел. Ðйлена, конечно, не понÑла ни Ñлова, но вÑе равно Ñлушала очень внимательно, Ð²ÐµÐ´Ñ Ð¿ÐµÑÐ½Ñ â€“ Ñто тот Ñзык, который нужно понимать не разумом, а Ñердцем… Ð’Ñе звуки ночного леÑа тут же утихли, завороженные пеÑней Ñльфов, и звери, птицы, даже Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²ÑŒÑ â€“ вÑе они замерли на меÑте, Ð²Ð½Ð¸ÐºÐ°Ñ Ð² чудную, как Ñон, мелодию. Что-то пушиÑтое коÑнулоÑÑŒ ноги Ðйлены, но она не иÑпугалаÑÑŒ, только невольно опуÑтила руку, и пальцы ее погладили замеревшего рыжего бельчонка, ÑпуÑтившегоÑÑ Ñ Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²Ð° и теперь Ñидевшего Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹, наÑторожив украшенные куцыми киÑточками ушки. Ркогда Ильфира в поÑледний раз тронула Ñтруны, и отзвук ее чиÑтого звенÑщего голоÑа замер в холодной ночной вышине небеÑ, девочка только и Ñмогла прошептать:
- Волшебно…
- СпаÑибо, Ðйлена, - улыбнулаÑÑŒ ей та. ЛеÑные Ñльфы тоже одобрительно кивали, что-то негромко Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ„Ð¸Ñ€Ðµ – видимо, комплименты, потому что она улыбалаÑÑŒ в ответ, поÑле чего о чем-то попроÑила Харлейна. Молчаливый юноша долго отказывалÑÑ, Ð¼Ð¾Ñ‚Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ так Ñильно, что длинные волоÑÑ‹ хлеÑтали его по щекам, но Ильфира не уÑтупала, а там ее поддержали и Радальф Ñ Ð­Ð»ÑŒÑ‚Ð°Ð½Ð¾Ð¹, так что в конце концов они его уломали, и, Ñунув руку за пазуху, он вытащил проÑтенькую, ничего Ñобой не примечательную троÑтниковую Ñвирель. КажетÑÑ, ей было уже немало лет – от времени она потемнела, и замыÑÐ»Ð¾Ð²Ð°Ñ‚Ð°Ñ Ñ€ÐµÐ·ÑŒÐ±Ð° наполовину ÑтерлаÑÑŒ, но по тому, как брал ее в руки Харлейн, можно было понÑÑ‚ÑŒ – он ее и на деÑÑток новых не променÑет. Рпотом Ñльф приложил ее к губам – и заиграл. ПроÑÑ‚Ð°Ñ Ð¼ÐµÐ»Ð¾Ð´Ð¸Ñ, конечно, не могла ÑравнитьÑÑ Ñ Ð´Ð¸Ð²Ð½Ñ‹Ð¼ многозвучием арфы, но в проÑтоте Ñвоей ÑвлÑла не меньшую краÑоту. Ð’ ней, ÑплетаÑÑÑŒ в Ñамых удивительных ÑочетаниÑÑ…, ÑлышалиÑÑŒ то птичий щебет, то журчание ручьÑ, то шелеÑÑ‚ древеÑных крон, потревоженных шаловливым ветром. Ð’Ñе звуки природы, мыÑлимые и немыÑлимые, находили ÑÐµÐ±Ñ Ð² нежной пеÑне Ñвирели, будь то изыÑÐºÐ°Ð½Ð½Ð°Ñ Ñ„Ð»ÐµÐ¹Ñ‚Ð° золотой иволги или же проÑто плеÑк воды, перекатывающейÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· каменные пороги. Такую пеÑню мог знать только иÑтинный леÑной житель, умеющий вникать во вÑе тайны дикого мира и не уÑтающий воÑторгатьÑÑ ÐµÐ³Ð¾ чудеÑами, не закрывающий Ñлух Ð´Ð»Ñ ÐµÐ³Ð¾ неÑкончаемой мелодии… Харлейн завершил Ñвою пеÑню щелкающей Ñоловьиной трелью, которую мало кто Ñмог бы отличить от наÑтоÑщей, поÑле чего ÑпрÑтал Ñвирель, но Ðйлене показалоÑÑŒ, что нет, не кончилаÑÑŒ его пеÑнÑ, что до Ñих пор она звучит в голоÑах природы… нужно только Ñуметь ее уÑлышать…
Ðа ночь девочка, поÑÐ»ÑƒÑˆÐ½Ð°Ñ Ð´Ð°Ð²Ð½ÐµÐ¹ привычке, решила отправитьÑÑ Ñпать в пещеру, и на Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ„Ð¸Ñ€Ñ‹, не будет ли ей там Ñтрашно, в одиночеÑтве, она лишь выгнула брови: Ñтрашно? Ей? Ха! И не таких Ñтрахов на Ñвоем веку натерпелаÑь… Выбрав меÑто, где мох Ñ€Ð¾Ñ Ð¿Ð¾Ð³ÑƒÑ‰Ðµ, она завернулаÑÑŒ в одно из одеÑл вмеÑте Ñо Ñвоим Ñйцом, и уже готова была заÑнуть, как…
«Ðу Ñ‚Ñ‹ обо мне вÑпомнишь когда-нибудь, или нет?!»
Возмущенный Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð·Ð²ÑƒÑ‡Ð°Ð» в ее ушах наÑтолько громко, что она невольно вздрогнула и прижала к Ñебе Ñйцо, но потом Ñообразила – да Ñто же Гамалион!
«Гамалион?» - оÑторожно окликнула она трезубец.
«Ркто ж еще? – ворчливо откликнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, - Ты что, решила из принципа Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸Ð³Ð½Ð¾Ñ€Ð¸Ñ€Ð¾Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ? Раз Ñ Ð²ÐµÑ‰ÑŒ, то обижатьÑÑ Ð½Ðµ имею права, верно?!»
«Ðет… нет, конечно! С чего Ñ‚Ñ‹ решил?»
«Рпочему же тогда Ñ‚Ñ‹ Ñтоль упорно обо мне забываешь? – в голоÑе Гама-лиона ÑлышалаÑÑŒ Ð½ÐµÐ¿Ñ€Ð¸ÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ð°Ñ Ð·Ð»Ð¾ÑÑ‚ÑŒ, - Даже когда тебе грозит ÑÐ¼ÐµÑ€Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ð¾Ð¿Ð°ÑноÑÑ‚ÑŒ! Ðеужели Ñ‚Ñ‹ наÑтолько мне не доверÑешь?»
«ПроÑти, - девочка почувÑтвовала, что на щеках поÑвилÑÑ Ð»ÐµÐ³ÐºÐ¸Ð¹ румÑнец, - Я о тебе… не подумала. К тому же, даже еÑли бы Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ð²Ð°Ð»Ð°, Ñ Ð±Ñ‹ вÑе равно не Ñумела тобой воÑпользоватьÑÑ â€“ Ñ Ð¶Ðµ не умею ÑражатьÑÑ!»
«О, нашла причину! – чуть ли не заÑтонал волшебный трезубец, - Ð Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, по-твоему, на что? Или Ñ‚Ñ‹ думаешь, что вÑе мои хозÑева были виртуозами рукопашного боÑ? Рну вÑтавай!»
«Зачем?»
«ВÑтавай, говорю! И выходи куда-нибудь на открытое меÑто. Я тебе покажу, что Ñ ÑƒÐ¼ÐµÑŽ. Рзаодно – что умеешь ты».
«Может, вÑе-таки завтра?»
«Ðет уж! Хватит! Я и так доÑтаточно ждал».
«Ты невозможен», - проÑтонала девочка, но вÑе же поднÑлаÑÑŒ на ноги и вышла из пещеры. Ильфира вÑтретила ее удивленным взглÑдом, но она только пожала плечами, Ñказав:
- Гамалион.
- И что ему надо? – Ñльфийка выгнула брови.
- ЗагонÑÑ‚ÑŒ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð´Ð¾ Ñмерти, - Ñказала Ðйлена, - Ему надоело Ñидеть без дела.
- Рчто, утра он дождатьÑÑ Ð½Ðµ может?
- Я ему то же Ñказала, но он упрÑм, как… как дерево! – и, махнув рукой, она Ñ Ð¾Ð±Ñ€ÐµÑ‡ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¼ видом ÑпроÑила, - Можно Ñ ÐµÐ³Ð¾ тут… удовлетворю? Ðе хочетÑÑ Ð½Ð¸ÐºÑƒÐ´Ð° идти, а тут, по крайней мере, Ñветло.
- Ðу что ж, Ñто может оказатьÑÑ Ð´Ð°Ð¶Ðµ интереÑно, - фыркнула Ильфира, от-вернувшиÑÑŒ. ОÑтальные Ñльфы о чем-то тихо ее ÑпроÑили, и она Ñо Ñмешком объÑÑнила им Ñитуацию. Те воÑпринÑли требование зачарованного Ð¾Ñ€ÑƒÐ¶Ð¸Ñ Ð²Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ðµ Ñпокойно, и не Ñтали поворачиватьÑÑ Ð² Ñторону девочки, а она, молча поблагодарив их за тактичноÑÑ‚ÑŒ, вызвала трезубец. Тот поÑвилÑÑ Ñразу же, вÑпыхнув голубым, и Ðйлена оÑторожно взÑла его, про ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñ‚Ð¼ÐµÑ‚Ð¸Ð² – ну, по крайней мере, он уже не такой Ñ‚Ñжелый, как в первый раз.
«Ðе горбьÑÑ, - ворчливо Ñказал Гамалион, - РаÑправь плечи, Ñлегка наклониÑÑŒ вперед, ноги чуть Ñогни в коленÑх… да, вот так. Плечи раÑправь! Ртеперь Ñлушай…» - и, не дожидаÑÑÑŒ ÑоглаÑÐ¸Ñ Ð¸Ð»Ð¸ неÑоглаÑиÑ, он начал вторгатьÑÑ Ð² ее мыÑли, Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‰Ð°Ñ Ð¸Ñ… Ñвоей памÑтью – памÑтью Ñ‚Ñ‹ÑÑч боев и Ñотен различных владельцев. Ðекоторых он помнил по именам, других – нет, но по манере Ð±Ð¾Ñ Ð´Ð¾ Ñих пор мог узнать каждого, и за годы ÑущеÑÑ‚Ð²Ð¾Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñмог Ñоздать нечто Ñреднее, уникальный боевой Ñтиль, ÑоединÑющий лучшие черты маÑтеров рукопашной по вÑему Ñвету. И Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÐµÐ¼Ñƒ не было оÑобого ÑмыÑла обучать ему Ñту девочку – в конце концов, он ведь мог проÑто позволить кому-нибудь другому победить ее и обреÑти нового, более могущеÑтвенного хозÑина! – но вот почему-то трезубец решил во что бы то ни Ñтало научить Ðйлену ÑражатьÑÑ. Было в ней что-то… такое, чего он не замечал ни в одном из Ñвоих прежних хозÑев, что-то невероÑтно привлекательное, чего он никак не хотел лишатьÑÑ, и потому не проÑто иÑпользовал хозÑина, как он его – как проÑтое орудие. Ðет, он проникал куда глубже, Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‰Ð°Ñ Ð¼Ñ‹Ñли Ðйлены Ñвоими ÑобÑтвенными воÑпоминаниÑми и ощущениÑми, чтобы заÑтавить ее двигатьÑÑ, руководÑтвуÑÑÑŒ не отдельными на то приказами, а чиÑто инÑтинктивно, повинуÑÑÑŒ едва зарождающимÑÑ Ñигналам, поÑылаемым зрением, Ñлухом, оÑÑзанием, а пуще того – проÑтой звериной интуицией, порой дейÑтвующей лучше их вÑех вмеÑте взÑÑ‚Ñ‹Ñ….
«Ртеперь – вот твой противник», - негромко Ñказал он, и в тот же миг Ñиний туман, на миг окутав вÑÑŽ фигуру Ðйлены, отделилÑÑ Ð¾Ñ‚ нее и принÑл облик… Девочка еле Ñлышно зарычала.
«Так нечеÑтно!» - заÑвила она.
«Ркто Ñказал, что Ñ ÑобираюÑÑŒ быть Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ чеÑтным?» - нагло уÑмехнулÑÑ Ñ‚Ñ€ÐµÐ·ÑƒÐ±ÐµÑ†, и у Ðйлены не нашлоÑÑŒ ничего, чтобы ему возразить. ПоÑтому она проÑто наклонила голову, иÑÐ¿Ð¾Ð´Ð»Ð¾Ð±ÑŒÑ Ð³Ð»ÑÐ´Ñ Ð½Ð° Ñвоего призрачного противника, брата-близнеца молодого дальгара, преÑледовавшего ее в Марогхе, тоже вооруженного трезубцем. Тот Ñмотрел на нее без малейшего выражениÑ, и когда она Ñделала неуверенный шаг в Ñторону – он в точноÑти его повторил, занÑв положении Ñтрого напротив нее.
«Хм… ÐадеюÑÑŒ, он Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ убьет?» - ÑкептичеÑки поинтереÑовалаÑÑŒ она.
«ЕÑли Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ помогу – даже не коÑнетÑÑ», - уÑмехнулÑÑ Ð“Ð°Ð¼Ð°Ð»Ð¸Ð¾Ð½, и в тот же миг призрачный воин начал двигатьÑÑ. БыÑтро. Очень быÑтро. ОбоюдооÑтрый наконечник Ñо ÑвиÑтом раÑÑек воздух, оÑтавлÑÑ Ð·Ð° Ñобой Ñлабый мерцающий Ñлед, и Ðйлена, Ñама не оÑознав, как Ñто у нее получилоÑÑŒ, нырнула под опуÑкающееÑÑ Ð»ÐµÐ·Ð²Ð¸Ðµ, поднÑв руку, так, что трезубцы ÑтолкнулиÑÑŒ – и Ñ Ð²ÐµÑьма правдоподобным звоном! Ðаверное, будь она ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð² Ñвоем обычном ÑоÑтоÑнии – вздрогнула бы, но ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ð½Ð° почему-то не думала ни о жизни, ни о Ñмерти, ее голову заполнил какой-то неразборчивый шум, подобный тому, что Ñлышишь, нырнув Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ в плещущееÑÑ Ñƒ берегов море, и она лишь Ñлегка зарычала, ÐºÐ¾Ð½Ñ‚Ñ€Ð°Ñ‚Ð°ÐºÑƒÑ ÐµÐ¼Ñƒ. Гамалион, крайне довольный, заÑтавил ее наноÑить удар за ударом, приÑлушиваÑÑÑŒ к ее телу, и в целом оно его вполне удовлетворило. Тощее, правда, одни коÑти, но Ñто дело поправимое, а вот Ñложение у девчонки отличное, Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¸Ð¼-то, можно Ñказать, ÑльфийÑким (или, еÑли уж точнее, Ñ Ð´Ð°Ð»ÑŒÐ³Ð°Ñ€Ñким) уклоном – тонкое, но гибкое и Ñильное, как ÑÑ‚Ð°Ð»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ð¿Ñ€ÑƒÐ¶Ð¸Ð½Ð°. ÐŸÐµÑ€Ð²Ð°Ñ Ñ‚Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ€Ð¾Ð²ÐºÐ° была недолгой, однако, когда трезубец наконец отÑтал от нее и убралÑÑ Ð¸Ð· ее головы, Ðйлена Ñо Ñтоном рухнула на колени, и легкие ее Ñ Ñ…Ñ€Ð¸Ð¿Ð¾Ð¼ втÑгивали в ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð´ÑƒÑ…, пока она пыталаÑÑŒ отдышатьÑÑ.
- Эй, - Ильфира приÑела Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ на корточки, - Ты как, в порÑдке?
- Измотана выше вÑÑких Ñил, - проÑипела та, держаÑÑŒ за Ñердце.
- Ртвой неугомонный трезубец? Он как… удовлетворен?
- Ðа ÑегоднÑ, по-моему – да, - выдохнула девочка.
- Тогда вÑтавай, - она протÑнула ей руку, и Ðйлена, ухватившиÑÑŒ за нее, Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ поднÑлаÑÑŒ на ноги. Гамалион, вÑе еще Ñлабо ÑветÑÑÑŒ, лежал у ее ног, и девочка, мÑтительно на него поÑмотрев, молча пригрозила:
«Вот брошу Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, и будешь тут валÑÑ‚ÑŒÑÑ, пока Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ€Ð¶Ð° не ÑъеÑÑ‚!»
«Я не ржавею», - невозмутимо откликнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚.
«Ðо Ñкучать-то Ñ‚Ñ‹ умеешь!»
«Могу и потерпеть. Уже доводилоÑÑŒ. Лет Ñ‚Ñ‹ÑÑчу, еÑли не ошибаюÑь».
«И что? ДождалÑÑ?»
«Как видишь. И не Ñтоит пилить Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñдом! Я вÑего лишь не хочу, чтобы Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð·Ð°Ñ€ÑƒÐ±Ð¸Ð»Ð¸ в первом же наÑтоÑщем бою».
Â«ÐœÐµÐ½Ñ Ð¸ не зарубÑÑ‚, - она дернула плечами, - Я убегу!»
«ДогонÑт».
«СпрÑчуÑÑŒ!»
«Ðайдут».
«Обману!»
«Ðе поверÑт».
«Гамалион!»
«М-м?»
«Ты Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñпециально злишь?»
«Ты Ñама Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñ‹Ð½ÑƒÐ¶Ð´Ð°ÐµÑˆÑŒÂ», - уÑмехнулÑÑ Ð¾Ð½.
«Гамалион…»
Ответом ей был не лишенный ÑниÑходительноÑти Ñмешок.
«Гамалион», - уже очень угрожающе протÑнула Ðйлена.
«Ухожу, ухожу, - заÑмеÑлÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, но потом добавил куда Ñерьезнее, - Ðо помни обо мне», - и иÑчез, раÑÑыпавшиÑÑŒ иÑкрами.
- Что, наÑтолько доÑтал? – улыбнулаÑÑŒ Ильфира.
- Более чем, - вздохнула Ðйлена и безропотно позволила увеÑти ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾ в пещеру. Сил не оÑталоÑÑŒ никаких…


Автор поста
Аннаэйра
Создан 4-11-2009, 12:56


100


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Черный Всадник. Кристалл бытия. Часть 2
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 15
Проза

Сон Метринала
Проза

Сумрак. Хозяин Ночного Леса. Часть 14. Эпилог
Проза

Жизнь после смерти
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх