Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Сказание о золотом грифоне. Часть 17

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Молодой грифон с трудом поднял голову. Перед глазами все плыло, но все же он успел заметить, как посреди моста вспыхнуло яркое пламя, и из него, даже не сочтя нужным подобрать длинные полы своего плаща, показался… он. Неужели в последний раз они виделись меньше месяца назад? Дельтериану показалось – прошли годы… И все же, глядя на тонкую фигуру темно-рыжего грифона, спокойно опирающегося на свой посох, он сумел, плотно прижав к голове уши и скривившись от боли, подняться во весь рост, и одна его ладонь тут же коснулась рукояти меча, а вторая еще крепче сжала ощутимо нагревшийся Гвайхирон, чей красный свет просачивался уже даже между пальцами. Конечно, это не его верный посох, но все же… может быть, и сойдет.
- А я тебя давно жду, - как ни в чем не бывало, сказал Мельдор, и по его лицу нельзя было даже предположить, что он по-настоящему чувствует. – И Хильден тоже весьма мечтал с тобой свидеться.
- Ну так свиделся же, разве нет? – хрипло усмехнулся Дельтериан, а рыжие глаза короля прищурились.
- И где же он теперь, если не секрет?
- Секрет. Потому что я и сам не знаю. – Дельтериан только плечами пожал. – Но он не в Эльтерроне – могу тебя заверить.
- Хм. И как же тебе это, позволь полюбопытствовать, удалось? Насколько мне известно, он неплохо подготовился к этой… встрече.
- Я тоже. – Дельтериан снова как-то неопределенно дернул плечами, как будто они у него затекли, однако правая рука – та, что лежала на рукояти меча – не пошевелилась, готовая в любой момент извлечь клинок из ножен. Мельдор наверняка это заметил, потому что его взгляд стал очень жестким, и, не тратя больше времени на пустые слова, он поднял свой посох – безмолвный вызов на магический поединок, понятный любому чародею. Дельтериан молча наклонил голову, принимая его, и вокруг них тут сгустилась мерцающая серебристая завеса, огородившая их как бы полупрозрачным куполом, а оба мага почувствовали легчайший отток силы – древнее, как этот мир, заклинание, от веку сопутствующее схваткам волшебников, давало о себе знать. Зато теперь Дельтериан и Мельдор оказались вполне надежно изолированы и, случись в пределах этой «клетки» магический взрыв или иная катастрофа местного масштаба, от кое-каких его неприятных последствий город и его жителей она бы уберегла. После этой мысли Дельтериану стало как-то даже спокойнее. Это, конечно, не пространственный «мешок», какой, на скорую лапу, слепил Хильден (где он, интересно, научился? В школе такой трюк получился только у Дельтериана…), и их могли видеть, а стоявшие вплотную – даже слышать, но вот почему-то им обоим было абсолютно плевать, кто на них смотрит и что думает. Они и вправду слишком долго ждали этой встречи… И почему-то – странное дело! – не сомневались, что для кого-то из них она станет последней.
- Еще не поздно передумать. – усмехнулся Мельдор.
- Я не привык менять решения. – Дельтериан ответил похожей усмешкой, и на его свободной ладони расцвело алое пламя.
- Надеешься меня победить? – голос рыжего грифона был странно ироничен.
- Надеются те, кто не уверен в себе. А я уверен.
- Вот как? Настолько самонадеян?
- Уверен, - со сталью в голосе повторил Дельтериан, - Это не одно и то же.
- Возможно, - с тем же ледяным спокойствием сказал Мельдор, и, не изме-нившись в лице, он нанес первый удар. «Шквал». Очень мощный. Пятый уровень, и то в этом согласны отнюдь не все чародеи. Видимо, решил с первого раза прихлопнуть, как муху, чтобы не возиться. Дельтериан охнул от натуги, пригибаясь к земле, но все же сумел выставить вперед лапу с Гвайхироном, блокируя удар. Кровавый алмаз вспыхнул ярким пламенем, приняв на себя большую часть направленной магии, и все же молодого грифона порядочно встряхнуло, словно он попал-таки под удар молнии серого дракона. Его зрачки резко расширились, заполнив едва ли не всю радужку, и взгляд на мгновение помутился, но все же он сдержал щит, заставив его вобрать в себя почти всю энергию, после чего, как и учил Архимаг, резко сжал пальцы, приказав поглощенной силе превратиться в небольшой, с кулак, шар, буквально разрываемый на куски сконцентрированной в нем магией, и швырнул его в дядю. Он не особо надеялся на успех, и то, что Мельдор с легкостью отбил этот «снаряд», его нимало не удивило, но зато противник отвлекся, а вот это-то Дельтериану было куда нужнее. Мельдор задал очень высокую планку, и теперь молодому волшебнику предстояло доказать, что он не зря прожил на свете эти отпущенные ему годы. Тем более, что настала его очередь атаковать. И это не Хильден, третьим и четвертым уровнями здесь не отделаешься. Но, по счастью, долго думать не пришлось – ударил «Вихрем». В его исполнении огонь был не рыжим, а красным, и молнии, что его оплели, полыхали холодным иссиня-белым светом, когда заклинание бросилось на Мельдора и тараном врубилось в его защиту. Дельтериан устремил вперед все силы, стремясь пробиться сквозь поставленную броню, и браслет на его лапе засветился ярким золотом, чувствуя отток энергии, но Мельдор, хоть и поднял посох, выдавая, что с него не все, как с гуся вода, стекает, не попятился ни на шаг. И это было плохо. Очень плохо… Дельтериан прижал уши, золотая сережка слегка коснулась его виска. Отец… Знал бы ты, как хочется отомстить твоему убийце! Или ты… или ты бы осудил меня за это? Все-таки он твой брат… ты любил его… Он предал тебя, но все же – возненавидел ли ты его после этого? Фелиная всегда говорила мне, что по-настоящему любящий умеет и прощать, даже если нанесенные раны будут болеть всю оставшуюся жизнь. Если бы меня предала Халлариэль… возненавидел бы я ее? Что-то подсказывает мне, что нет. Возможно ли, что… Дельтериан покачал головой. Нет. Может быть, ты и простил бы… а я нет. Потому что, быть может, ты и знал другого Мельдора, такого, каким он был до того, как возжелал власти, но я не знаю. И этого – я ненавижу всей душой. А потому ему нет прощения. Во всяком случае, от меня… И, словно в подтверждение его слов, Мельдор ударил снова. На этот раз – еще яростнее. И Дельтериан не был уверен, что выдержит подобное. Огромная черная волна нависла над ним всего лишь на какое-то мгновение, после чего обрушилась вниз, и щит молодого грифона полыхнул всеми красками радуги, сдерживая натиск всепоглощающей тьмы, но долго не продержался – лопнул, как мыльный пузырь, жалобно зазвенев на прощание, а Дельтериана со всех сторон обступил мрак. Пустой. Голодный. Пожирающий все – свет и тени, горе и радость, добро и зло. Он облапил молодого грифона, точно огромный медведь, и теперь все сильнее сдавливал, точно надеясь лишить его все чувств, всех эмоций, воспоминаний… Нет! Дельтериан свирепо зашипел, и его глаза вспыхнули, а Гвайхирон, мало что не раскаленный, засветился ярким огненно-алым светом, и этот свет окутал его, точно ореол, бросая вызов окружившей его тьме. Сила древнего дракона защищала своего нынешнего хозяина… но надолго ли ее хватит? Чувствуя, каким горячим стал в его ладони Гвайхирон, как он полыхает, отдавая накопленную в нем мощь, знал – ненадолго. И, словно ощущая накапливающуюся в нем слабость, сумерки вокруг стали еще плотнее, они словно смотрели на него голодными глазами и жадно облизывались, предвкушая скорую поживу. Отвратительное ощущение… как у мыши, брошенной в ящик с голодным удавом. И чувствуешь себя… не как разумная личность. Как корм. Тупой и жирный. У которого не обязательно ничего спрашивать – можно просто распорядиться, как душа пожелает, не испытывая ни малейших угрызений совести. Дельтериан прищурился. Мельдор – ты меня так оцениваешь? Но как же мне доказать тебе, что ты не прав? Посоха здесь нет… а я все-таки довольно привык к нему, к его поддержке, к невидимому плечу, дружески подпирающему в пути, и мне тяжело выдерживать такой напор магии, противопоставляя ему только свои собственные силы и энергию Гвайхирона… тяжело! И тут… Дельтериан моргнул. Ему это только показалось – или во мраке на мгновение вспыхнул яркий золотой свет? Нет… этого не может быть!
«Ты в этом так уверен?»
- Кральгар! – воскликнул Дельтериан, почувствовав шевеление воздуха над головой, интуитивно вскинул лапу – и почти тут же схватил резное древко, а на вершину посоха, заклекотав, приземлился зачарованный орел, и в сознании молодого грифона грянуло:
«Вот твое оружие! Действуй же!»
- Свет, развей сгустившуюся тьму! Ничто не вечно, не бессмертно, и ночь всегда сменяется рассветом! – выкрикнул Дельтериан, и слова древнего наречия чародеев выходили у него так легко и свободно, словно это был его родной язык. – Сумеркам не властвовать над миром! Да будет свет, да воссияет солнце! – и из навершия его посоха, словно ставшего на миг маленьким маяком, тут же забил яркий, слепящий свет, а Талисман под рубашкой, как живой, выскользнул из-за ворота и повис перед ним, переливаясь всеми красками радуги и будто приветствуя лучи света, яростно пронзающие магическую тьму. Заклинание Мельдора пошло рябью, точно вода в ветреный день, съежилось, а потом и вовсе рассыпалось пылью, и закатное солнце, уже касающееся горизонта краем своего рубиново-красного диска, засверкало на перьях Дельтериана. Сказать, что Мельдор был ошарашен – не сказать ничего. Он был просто сбит, вмят в землю, придавлен тем фактом, что Дельтериан не только не проиграл, но и сам перешел в наступление. Пламя Талисмана клокотало в его сердце, пока он, свирепо рыча, разрывал в клочья окутавшую его пелену отчаяния, и вскоре темные отблески совершенно исчезли, а молодой грифон оказался лицом к лицу со своим дядей, и Кральгар, заклекотав, приземлился на вершину его посоха, хлопая могучими крыльями.
«Вот так и надо, сын Кваргона! Так и надо!»
- Как… как тебе это удалось? – кажется, голос у короля все же дрогнул, - Как… Это невозможно!
- Сумеркам не властвовать над миром. – тихим шепотом повторил Дельтериан уже на своем языке, но все равно ощутил поток силы, заструившейся по его телу, - Сколь бы ни долга была ночь… все равно наступит рассвет. И теням нечего делать в мире, где светит солнце! Тени… должны… отступить… прочь!
- Не-е-ет! – Мельдор, рыча от ярости, швырнул в него темно-багровое заклятие, но оно попросту соскользнуло с него, а Дельтериан, раз за разом отбивая все его чары, двинулся к своему дяде, - Нет! Нет! Ты не победишь! Я ни за что тебе не проиграю, щенок! Ни за… а-ах! – и тут он захлебнулся кровью, проглотив последнее слово, а Дельтериан спокойно заметил:
- Уже проиграл, - после чего рывком выдернул из его тела потускневший серебристый клинок, - потому что ты бы только магом, а я – колдуном и воином одновременно! – и, резко вывернув меч, он одним махом снес Мельдору голову, заставив тело, разбрызгивая вокруг кровь, рухнуть наземь… и попутно, не успев вовремя остановить свой рывок, острым, как бритва, лезвием врубился в посох дяди, расколов его почти пополам. Он слишком поздно вспомнил, чем это грозит… И был совершенно не готов, когда грянувший за этим взрыв буквально впечатал его в землю, опалив диким потоком магии, обрушившимся на его тело. Но, как ни странно, сознания он не потерял. Да, было больно, очень и очень больно, но его тело и разум терпели все стоически… он даже вполне отчетливо услышал, как хрустнула какая-то его кость… успел удивиться… а потом все пропало. Цвета, звуки… остались только мысли. Дельтериан лежал ничком, одной лапой по-прежнему сжимая посох, а второй – свой меч, и у него было ощущение, что из его тела выдернули все внутренности, а пустую оболочку залили водой или накачали воздухом, и теперь он безжизненно лежал на нагревшейся земле, не в силах даже пошевелить пальцем. Ничего не скажешь, потрясающе беспомощное ощущение… И когда на его плечо опустилась чья-то лапа – он не сумел и голову повернуть.
- Дель… Дельтериан? – его осторожно потрясли. – Дельтериан! Дельтериан, ты меня слышишь? Ответь мне, прошу тебя!
- Вряд ли он сейчас в состоянии это сделать, Ариэль. – раздался другой, хрипловатый голос. – Он сейчас… карраканг меня сожри, да я удивлен, что он вообще еще дышит!
- Не говори так! – судя по тону, Халлариэль была на грани истерики. – Он поправится… он обязательно поправится… поправится же?!
- Ну конечно, девочка, конечно поправится. Этого сорвиголову не так-то легко отправить на тот свет, так что не беспокойся, он еще поживет, и столько дров наломает, что ни одному грифону и не снилось! Слышишь, Дельтериан? У тебя еще масса дел, так что не смей умирать! Давай-ка лучше… - тут под его плечи подсунулись сильные жилистые лапы, напряглись... и тогда тело молодого грифона пронзила такая боль, что он не выдержал – дернулся всем телом, рванулся… и безжизненно обвис в хватке Веррагула, словно не слыша, как вскрикнула Халлариэль. «Нет. – сказало само себе его сознание. – Это уже слишком!» - и, вздохнув, он провалился во мрак, оставив своим друзьям разбираться со своим нынешним положением. Хватит… устал уже.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 20-10-2009, 17:14 | Просмотров: 72 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх