Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Сказание о золотом грифоне. Часть 11

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
- Не повезло же тому парню, за которого он меня принял! – фыркнул Дельтериан, запихивая злополучный мешок в какую-то щель в стене, - Боюсь, когда он вернется, его ждет донельзя теплый прием!
- Скорее уж, трескучий, - Халлариэль все еще не могла прийти в себя, но потом встревожено спросила, - Больно он тебя саданул?
- Да нет, не очень. Хотя, будь я в своем истинном облике, досталось бы по самое… - и он провел когтем по горлу, - Впрочем, хватит, насмеялись уже. Веррагул? – он приоткрыл крыло, - Ты как там?
- Замечательно, - проворчало оттуда, - Лежу тут в позе детеныша в яйце, и все думаю, когда же вы про меня вспомните?
- Уже вспомнили, - фыркнул Дельтериан, - Вылезайте. Мы превращаемся.
- И слава Духам, - тот не очень удачно вывалился наружу, но слегка кое-что не учел, и посох Дельтериана крепко приложил его по голове, - Ай, Керрово… Дельтериан, тролли тебя забери, можешь быть поосторожнее?
- Это не я, это посох, - обиженно сказал дракон.
- А посох чей, мой, что ли? Следи за своим палкой!
- Палка? Посох Архимага – палка? – из пасти Дельтериана полезли клубы дурно пахнущего дыма, и Веррагул, закашлявшись, отпрыгнул в сторону, - Ничего себе палка! Да за такую палку все маги мира душу бы дьяволам продали!
- Хорошо, что я не маг, - проворчал старый грифон, отмахиваясь лапой, - Фу, ну и вонь! Вы уж перевоплощайтесь быстрее, пока я тут не задохнулся!
Дельтериан фыркнул, выпустив еще одно облако дыма, но все же послушался. Возвращаться в свое обычное тело было куда легче и приятнее, так что вскоре заклинание завершилось, и зеленоглазый грифон немного насмешливо уставился на Веррагула.
- Палка! – повторил он, поднимая с пола свой посох, - Нет, ну надо же догадаться! Палка!
- Слышал бы это Архимаг, - Халлариэль тоже с изрядным облегчением приняла свой истинный вид, - Ох, наконец-то у меня мои собственные лапы, а не те неуклюжие ходилки!
- Да уж, - усмехнулся Дельтериан, - А я никогда не думал, что передвигаться на карачках – это так… утомительно!
- Ты-то, по крайней мере, передвигался, а не сидел, как я, птенцом в гнезде, - проворчал Веррагул, - Впрочем, хватит лясы точить, уходим. Дальше по коридору, верно, Дельтериан?
- Да, - кивнул он, - Идем, - и, пригнувшись, он заскользил первым, указывая дорогу, а перед глазами его стоял светящийся макет дворца, созданный Кральгаром, со всеми его светящимися точками. Нынешний их маршрут, в отличие от первоначального, имел на своем пути куда меньше постов стражи, но – они были. И здесь, во дворце, магию приходилось использовать очень осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания. Тем более, особой надобности в этом не было – окна во дворце отсутствовали, судя по всему, напрочь, и коридоры освещали не факелы, а – забирай выше – раскаленный камень стен. Видимо, драконы специально изменили его таким образом, чтобы отдельные куски камня нагревались быстрее и сильнее, чем другие, поэтому то тут, то там на стенах багровели зловещего вида фигуры, этакие барельефы с подсветкой, не только выполняющие свое прямое предназначение, но и красочно передающие всю многовековую историю Огненного королевства, включая все войны, походы и прочие знаменательные события, причем сами изображения отличались потрясающей реалистичностью, даже не-драконы, то есть грифоны, фениксы, единороги, люди и прочие обитатели Страны были прорисованы до малейших деталей и без всякого отступления от истины. Приятно… Обычно в такого рода барельефах ощущается полное господство… грхм, так сказать, «патриотизма», когда один народ показан во всем блеске славы, этакой кладезью мудрости и добродетельности, а все прочие – или унижены, или повергнуты, или еще чего. Видно, драконы либо принимали историю такой, какая она есть, либо попросту не привыкли стыдиться своего прошлого. Эти барельефы были такими же, как в Храме Золотого Грифона – не хвалебными одами племени серых драконов, а летописями, и такими, которых бы не погнушались величайшие историки Эльтеррона или Арванского королевства. Но, к сожалению, полюбоваться ими не было времени, потому что времени у них и впрямь было маловато. Не то, чтобы, как в сказке, с первым лучом солнца проснулись бы дремлющие стражи или сами они, скажем, обратились в камень, но все же, когда действуешь на вражеской территории, лучше не рассиживаться. И как-то так получилось, что Веррагул тут же выбился вперед. Ловкий и проворный, несмотря на свои годы, он занял позицию чуть впереди Дельтериана, и его меч тускло поблескивал алым в сиянии красных светящихся камней, точно предвкушая грядущую потасовку. И не важно, когда она случится – через год, день или в следующий миг – меч был всегда готов атаковать. Он всегда жаждал крови. Такова уж была его работа, то, ради чего неизвестный мастер придал куску металла именно такую форму, именно такой вид. И вот он, словно верный страж, плыл по воздуху, выставленный немного вперед и готовый первым встретить врага – неважно, какого. И победить его – или погибнуть. Закон войны, который ведом даже мечам. Ничего личного… Дельтериан слегка содрогнулся, но тут же напомнил себе, что они пробрались сюда не за тем, чтобы он вдавался в философские размышления. Первый из встреченных ими патрулей они обошли без труда - драконы предупредили о своем появлении заранее, и от такого грохота впору было оглохнуть, так что у троих друзей было время спрятаться в тени, пока два дракона, чьи головы были явно красоты ради украшены надетыми на них стальными шлемами, протопали мимо, не перебросившись ни единым словом – судя по всему, они общались мысленно. А вот со вторым возникли проблемы. Они встретили его, уже приблизившись ко второй лестнице, что провела бы их в коридоры первого этажа, и эти драконы, пользуясь тем, что там, внизу, пол был застлан коврами, приблизились к ним почти вплотную – мягкая шерсть гасила даже цокот их кривых когтей, так что грифоны заметили их лишь в самый последний момент. Впрочем, как и они – их. На несколько мгновений воцарилась поистине гробовая тишина…
- Дьявол! – наконец заорал во все горло Дельтериан, и швырнул вниз целый сгусток пламени (правда, иллюзорного – на настоящее драконы, скорее всего, попросту бы начихали, а вот когда огонь летит, вспыхивая всеми цветами радуги – это уже что-то… на новичка, конечно). К счастью, стражники попались довольно зеленые, и от огня шарахнулись в стороны так, что ковер вздулся громадным горбом и затрещал, как прогнившая парусина, что дало грифонам крохотное преимущество во времени… впрочем, вряд ли надолго.
- Бежим! – заорал Дельтериан и, перехватив одной рукой посох, а второй сцапав за плечо Халлариэль, припустил назад по коридору, так, что только пятки сверкали. Судя по грохоту, драконы весьма быстро опомнились и ринулись за ними, сметая все на своем пути, так что поводов бежать побыстрее было – хоть отбавляй. И не бросаться обратно, на кухню, где полным-полно поваров, может, и толстых, но отнюдь не менее смертоносных – тоже. Так что, когда сзади воздух неожиданно затрещал, Дельтериан резко оттолкнулся лапами и рванулся в боковой коридор, толкая вперед Халлариэль… как раз вовремя – мгновение спустя воздух за ними пропорола сверкающая иссиня-белая молния, едва не зацепившая Веррагула, но, по счастью, ушедшая в сторону и с оглушающим треском врезавшаяся в стену. Прекрасно понимая, что дело пахнет жареным, Дельтериан припустил наутек вместе со своими товарищами, на ходу пытаясь припомнить карту Кральгара, но бесполезно – в голове все путалось, и он абсолютно не представлял, куда бежать, просто доверился какому-то звериному чутью, и рвал во весь дух, выжимая из бедного тела все, на что оно только было способно. Коридоры ветвились, как змеиные норы, и Дельтериан то и дело уводил отряд в очередной «отнорок» - только так они могли спастись от молний преследователей, которых, к слову сказать, набралось уже немало, и за ними, с топотом и ревом, неслось не меньше семи разъяренных драконов. Более, чем жароопасная свита! Того и гляди, нагонят… Драконы, конечно, не были столь же проворны, как они, но они были куда выносливей, да, к тому же, знали дворец, как свои восемнадцать пальцев, и явно были в состоянии рассчитать, куда побежит добыча, чтобы загнать ее в угол. Конечно, если они не дураки. А они были отнюдь не дураки… И Дельтериан сумел в этом убедиться, когда обнаружил, что драконы уже не бегут, а неторопливо рысят вслед за ними, словно на прогулке, что означало – они уже уверены в том, что добыча не ускользнет. Тем более, что все трое уже порядком запыхались, и даже непробиваемый Веррагул дал трещину.
- Да… дело… дрянь, - пропыхтел серый грифон, приваливаясь к стене, - Загнали нас… как волков… на охоте… Керровы… - и тут он выгнул такое, что Халлариэль, несмотря на весь свой испуг, покраснела, точно маков цвет, а Дельтериан, хоть и не понял ни черта в сием весьма изощренном ругательстве, усмехнулся краем рта, понимая, что, раз уж Веррагул начал ругаться – дело действительно плохо. Правда, с ним был его посох, но что толку? Драконы от веку славились как наименее восприимчивые к магии существа, а настолько мощных заклинаний, чтобы пробить их зачарованную чешую, в арсенале молодого волшебника не было. Да, не доучился ты, Дельтериан, не доучился, и вот ведь как вышло. Возьмут вас драконы, как котят новорожденных, а уж что потом будет… ну, об этом он предпочитал не думать вовсе.
- Я… я попытаюсь их задержать, - кажется, Веррагул еле стоял, но все равно его глаза дико сверкали, - Дам вам… время… уходите…
- Куда? – зарычал Дельтериан в бессильной ярости, - Мы тут, как в садке кроличьем! Куда нам идти? Да я не успею даже простенький портал сотворить, чего уж говорить о том, чтобы перенести нас куда подальше! Нет уж, Веррагул, раз умирать – так умирать вместе! А ну, пошли! – и, сцапав его за плечо, он потянул старого воина за собой, - Мы еще не подыхаем, так что шевелите лапами! – и, чуть ли не воя от боли в перенапряженных мышцах, он бросился в боковой коридор, умом понимая, что погоня уже слишком близка, но сердцем… сердцем он был готов сражаться и дальше. До конца. Как сражался отец. Как сражалась мама. И он не посрамит своей чести и чести погибших родителей – ни за что! А если драконы и нагонят их… ну что, дать последний бой он всегда успеет! И, как только он окончательно утвердился в мысли, что, так или иначе, погибнет этой ночью – глупо, нелепо, по своей собственной вине, но – погибнет, как сразу случилось несколько вещей. Во-первых, он споткнулся. Во-вторых, преследователи оказались уже в том самом коридоре, где состоялся их краткий разговор. А в-третьих, каменная плита стены неожиданно сдвинулась в сторону, и оттуда, быстрее змеи, выскользнули еще три дракона, один из которых – молодая и гибкая самка, чья чешуя была не серой, как у ее сородичей, а сверкала начищенным серебром, точно невиданные доспехи, не медля ни мгновения и явно не собираясь ничего объяснять, сгребла пастью Дельтериана и бросилась назад, во тьму. Опомнившись, Халлариэль едва не завизжала в голос, но тут второй дракон без лишних слов схватил ее и скрылся вслед за подругой. Последний повернулся к Веррагулу, что уже выставил меч, и, несмотря на свое весьма и весьма небоеспособное состояние, явно собрался дать отпор, однако дракон не стал с ним церемониться. Будь серый рыцарь не так утомлен, дракон без сомнения напоролся бы на его клинок, а так старый воин успел лишь охнуть, когда его стяпали за полу плаща и уволокли в темный проем. Едва же они скрылись, плита неторопливо проехала на место, и, одновременно с глухим стуком, из коридора выскочила стража.
- Врата ада, их тут нет! – рявкнул первый, огромный дракон, клыками которого впору было насквозь пробивать рыцарские щиты, - Наверное, они побежали дальше! – и первым бросился вперед, точно таран, готовый смести все на своем пути, а за ним, вывалив языки, припустили трое его соратников – остальные блокировали соседние коридоры, и наверняка хоть кто-то из них заметил беглецов… впрочем, с точки зрения самих беглецов, лучше бы было так. Потому что, скажу вам по секрету, оказаться в драконьей пасти – это не самое приятное ощущение на свете! Дельтериану повезло меньше всех – он оказался как раз поперек острых, как ножи, зубов драконихи, каждый из которых был длиной с его ладонь, и кое-какие из этих ножей ой как больно впились ему в тело, так что он даже не пытался вырываться, понимая, что, дернись он – и они раскромсают его, как коровью тушу, до самых костей. Малоприятная перспектива! Так что он молчал и не двигался до тех пор, пока дракониха неожиданно не опустила голову к земле, а ее язык (шероховатый и покрытый вязкой слюной), мягко подцепив волшебника, столкнул его вниз, прямо на холодный каменный пол. Тот упал ничком, больно ударившись головой.
- Тьфу, - дракониха выплюнула одно из его перьев, - Гадость какая!
Голос у нее оказался неожиданно звонкий, почти музыкальный, и на потрепанного, покрытого потом и, слабо говоря, ошарашенного грифона посмотрел круглый, как луна в ночь середины месяца, но при этом лишенный даже намека на свирепость золотистый глаз.
- Э-э… - только и нашел, что сказать молодой волшебник, - Прошу прощения, г-госпожа…
- Вот-вот, попроси, - насмешливо фыркнула дракониха, - Ты мне весь язык исщекотал своими перьями, пока я тебя тащила! Впрочем, забудем, - и, неожиданно посерьезнев, она уставилась на него уже совершенно прямо, и так, что Дельтериан невольно попятился, прекрасно понимая, что дракониха может настигнуть его одним прыжком, - Кто вы такие? И, что куда важнее, что вам здесь нужно? Отвечай, маг, и отвечай быстро, потому что жизни твоих друзей зависят от твоего ответа – каким бы он ни был. Да, и учти, что я легко могу отличить правду ото лжи, так что советую дважды подумать, прежде чем нам врать.
Лапа грифона невольно напряглась на древке посоха, и перья на его загривке встали дыбом, но все же усилием воли он заставил себя успокоиться и ответил – по возможности, как можно более спокойно:
- Госпожа, чьего имени я не знаю, меня зовут Дельтериан, а те, кого захватили твои воины – мои спутники и друзья. Мы прибыли сюда, разыскивая древний артефакт, коим хранилищем по прихоти судьбы стал этот дворец – обломок Талисмана Солнца.
- Талисмана Солнца? – кажется, дракониха немало удивилась, - И вы уверены, что он находится здесь?
- У нас нет причин в этом сомневаться, госпожа, - сказал Дельтериан. И тут один из драконов, что стоял за спиной серебряной драконихи, невообразимо старый одноглазый ящер, весь покрытый страшного вида шрамами, придававшими ему вид зловещий и свирепый, порывисто сделал шаг вперед, а его длинная морда, обтянутая иссохшей кожей опустилась к молодому грифону, который из последних сил старался держать себя в лапах, не обращая внимания на те клыки, что торчали из пасти этого ветерана, без сомнения побывавшего не в одной дюжине битв. Дракон же молча обнюхал его, как собака, и ноздри его расширились, когда он коснулся носом груди Дельтериана, где под туникой, показавшейся нашему герою в этот момент тоньше легчайшего шелка паутины, висел, посверкивая искусно сплетенным драгоценным кружевом, обломок Талисмана, что, чувствуя близость недостающей половины, сам источал ярое тепло, словно подогреваемый невидимым огнем. Дракон глухо, с присвистом вздохнул, обдав Дельтериана клубом дыма, явно отдающим сероводородом, после чего отодвинулся назад, по-прежнему не издав ни слова, и когда он случайно поднял голову, то юный грифон понял, почему – его горло было разодрано самым зверским образом, словно его пропахал некий изуверский плуг, оставив не меньше десятка рваных борозд, кое-как сросшихся, но, тем не менее, лишивших беднягу голоса. С тех пор он общался, судя по всему, исключительно мысленно, и, если верить сдвинутым бровям серебряной драконихи, как раз с ней он сейчас и пообщался.
- Хм, - серебряная красавица пристально воззрилась на молодого чародея, и кончик ее хвоста, увенчанный совсем не маленькими шипами, несколько раз стегнул по каменному полу, оставив на нем пару царапин, после чего она кивнула своим товарищам, что держали Халлариэль и Веррагула, и те, наклонив головы, осторожно поставили грифонов на пол.
- Премного благодарен… - Веррагул тут же отряхнул плащ и, повернувшись к драконихе, как полагалось по законам рыцарства, встал перед ней на одно колено, опираясь о свой меч и склонил голову, - Веррагул, Рыцарь Тумана, к твоим услугам, госпожа.
- Встань, рыцарь, мы не на торжественном приеме, так что оставь эти церемонии, - в голосе драконихи, тем не менее, послышались признательные нотки.
- И, тем не менее, мой долг, как рыцаря – соответствующе поприветствовать принцессу Огненных гор, каковы бы ни были обстоятельства нашей встречи, - со всей возможной учтивостью заметил серый грифон, поднимаясь и возвращая меч в ножны, - А теперь не удовлетворите ли вы наконец мое любопытство, и не скажете ли, что здесь, в конце концов, происходит?!
- Очень хороший вопрос, - засмеялась она, - Но для начала, я думаю, нам нужно найти более подходящее место для беседы. Попрошу следовать за мной, - и, изящно вздохнув хвостом, она зашагала в темноту, освещаемую лишь бледным красноватым сиянием, пробивающимся в щели стен. Трое грифонов тесно сплоченной группой последовали за ней, и уж за ними, не сводя с них пристального взгляда, последовали остальные драконы. Кто бы ни была эта дракониха, у них она явно была за главную… как там ее Веррагул назвал? Принцессой? Той самой, которую не сумел отыскать во дворце Кральгар? Как ее там… Сильванорой? Интересная встреча, ничего не скажешь… И что, скажите мне на милость, заставило принцессу драконов скрываться в потайных ходах дворца, точно преступницу? С каждым шагом все интереснее и интереснее! Ну что ж, послушаем, что на это скажут Их Высочество… как она сама выразилась, в «более подходящем месте». Видно, даже в этом замаскированном лабиринте она верит далеко не каждому камню, и не рискует открываться там, где нет полной уверенности в том, что никто ее не подслушает! И идти пришлось довольно долго, по довольно однообразным темным коридорам, в некоторых из которых стоял такой непроницаемый мрак, что Дельтериан, не выдержав, вызвал магический кроваво-красный огонь, окутавший его посох призрачным покрывалом, не горячий, даже не теплый, но, по крайней мере, дававший достаточно света, чтобы не спотыкаться в темноте. Сильванора сперва неодобрительно покосилась на пламенеющий посох, но потом, видно, решила, что особого вреда от неожиданного самовольства молодого колдуна не будет, так что дальше они продвигались значительно быстрее, и вскоре впереди забрезжил свет – тоже магический, но куда более яркий, чем мягкое сияние одного-единственного посоха, и наш герой, не желая тратить зря силу, пригасил свое пламя. Да и правильно сделал – когда весь отряд ступил под своды довольно большой залы, освещенной вделанными в стены зачарованными светильниками наподобие тех, что наши герои видели у Эндимиона, только значительно больше, и не всех мыслимых цветов, какие были в пещере чародея, а гораздо более скромных бледно-голубых и зеленоватых оттенков. Посреди пещеры, на плоском угольно-черном валуне, были разложены какие-то свитки и карты, над которыми склонились два почтенного возраста дракона-самца, серых, как вулканическая пыль, и с такими рогами, что, наверное, заставили бы устыдиться даже самое толстое дерево на склонах Золотых гор. Можете представить, какие это были громадины… Когда патрульные вступили в круг отбрасываемого магическими огнями света, один из драконов повернул тяжеленную голову и удивленно приподнял шипастую бровь, заметив изменившийся состав отряда.
- Гм… принцесса? – спросил он, и его голос сотряс своды, как удар грома, а Дельтериан мимолетно подумал, что, возникни у него желание расправиться с незваными гостями, ему не нужно будет прибегать ни к помощи молнии, ни пользовать клыками и когтями – достаточно просто рявкнуть погромче, и их черепа попросту не выдержат – расколются, как перезрелые арбузы.
- Все хорошо, Йадар, - серебряная дракониха успокаивающе махнула хвостом, - Это не враги. Во всяком случае, не шпионы Мельдора.
- Ну, уже что-то, - усмехнулся дракон – больше это напоминало рокот средних размеров камнепада, - Только шпионов нам бы сейчас и не хватало! В таком случае – мои приветствия! – и он склонил массивную голову, - Йадарманар Гранитная Броня, советник Ее Высочества.
Дельтериан и его спутники поклонились.
- А это – Ридиан, вернее, Ридианарель, - представила дракониха второго серого ветерана, чье правое крыло представляло из себя живописно растерзанные лохмотья, кое-как сросшиеся, но являющие собой поистине жалкое подобие некогда целой перепонки. Дракон молча глянул на них, глухо взрыкнул и отвернулся, показывая, что он сейчас не в настроении разговаривать, а знакомиться с кем бы то ни было – тем паче.
- Он немного раздражителен, не обращайте внимания, - несколько извиняющимся тоном прошептала дракониха, - Идемте, - и она повела их в соседний коридор, от которого отбегали тупиковые ветви, служащие жилыми комнатами. Заведя их в свою спальню, принцесса легла на засыпанное песком ложе и, слегка наклонив голову набок, воззрилась на своих гостей.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 13-10-2009, 20:34 | Просмотров: 110 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх