Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Сказание о золотом грифоне. Часть 5

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Когда он очнулся, то сперва просто лежал неподвижно, прислушиваясь к тому, что творилось вокруг. Правда, многого не узнал. Было тихо, и его чуткие уши могли уловить лишь ровное, мерное дыхание кого-то еще и тихий каменный перестук, словно бы кто-то установил в комнате гигантские песочные часы. Странно… Приоткрыв глаза, Дельтериан попытался прояснить зрение, хотя удалось не сразу – перед глазами словно туман плавал, и очень долго он не мог ничего в нем различить, но потом из хаоса цветных пятен постепенно вырисовались балки потолка. Некоторое время Дельтериан лежал неподвижно, разглядывая этот до мелочей ему знакомый древесный рисунок, в подробностях им изученный за почти три года обучения у Архимага. Судя по всему, стояла уже глубокая ночь, но для грифонов не было особой разницы, какое сейчас время суток – их глаза, сочетавшие остроту зрения орла и способность видеть в темноте, присущую львам, были одинаково хороши и в темноте, и на свету, однако Дельтериану понадобилось еще несколько мгновений, чтобы окончательно прийти в себя. Все тело болело, задняя лапа не чувствовалась вовсе, а с крыла словно содрали порядочный лоскут кожи и облили все кислотой. Тут раздался глубокий вздох со стороны, и, повернув голову, он увидел Архимага, что сидел рядом, перекатывая в лапах разноцветные четки, сделанные из различных пород камня. Щелк! – и черная в белую крапинку бусина стукнулась о соседнюю красновато-коричневую, а Архимаг воззрился на Дельтериана своими ясными серыми глазами. В них не было упрека или разочарования – только усталость, смешанная с тяжелой, точно скальные валуны, печалью.
- Простите… - прошептал Дельтериан, морщась от боли и раскаяния, - Я… не хотел. Я сорвался… - он вздохнул, - Я не должен был так поступать.
- Да, не должен был, - согласно кивнул Архимаг, еще раз щелкнув четками, и в его голосе опять же не сквозило и намека на гнев, - Но ты, судя по всему, просто устал держать себя в лапах. Что ж, понимаю. Ты молод, Дельтериан, молод и горяч, а я и так был удивлен, насколько успешно ты сдерживал себя все это время. Поэтому я не виню тебя. Но, боюсь, что терпение Хильдена подошло к концу, - он покачал головой, - Тебе нужно бежать, Дельтериан, и как можно скорее. Ты должен, хотя бы на время, где-нибудь укрыться, пока не стихнет эта буря, иначе… иначе я не уверен, что ты доживешь хотя бы до следующего заката.
Тут раздался жалобный всхлип, и, оглянувшись, Дельтериан увидел, что, помимо их двоих, в комнате находится и Халлариэль. Голубые глаза грифоницы покраснели от слез, и она тискала в лапках кружевной платок, пытаясь унять душившие ее рыдания.
- Как… как ты мог? – наконец выдавила она, - Ты же едва не погиб!
- Сейчас нет времени обсуждать то, что было, милая, - Архимаг убрал четки и встал, - Сейчас тебе, сын мой, нужно торопиться.
- Потому что он придет за мной?
- Скорее всего. Ты можешь встать?
Поморщившись, Дельтериан попытался хотя бы сесть на кровати. Голова его закружилась от боли, и он кое-как удержал равновесие, чувствуя, что сломанная лапа сейчас попросту развалится на куски. Кажется, перелом был весьма серьезным, но, по крайней мере, осколки костей больше из лапы не торчали, да и сама она выглядела почти как здоровая… почти. Он даже смог наступить на нее, но едва не упал при этом, и Архимаг, почему-то помрачнев, протянул ему посох.
- Вот… держи. Тебе он нужнее, чем мне.
- Ваш… ваш? – Дельтериан в неверии принял гладкий, отполированный хозяйской лапой, витой деревянный посох, увенчанный фигурой золотистого орла с глазами, вырезанными из двух прозрачных желтых топазов, - Но… ваша светлость… я не могу принять такой дар.
- Беги, - покачал головой старый грифон, словно не слыша его возражений, - Беги, Дельтериан… пока еще не поздно. Я не могу сдерживать его вечно, - и он поморщился, как от боли, - Иначе все мы обрече… - но тут он застонал, и, обхватив голову лапами, рухнул на колени, - Я… не… могу… его… сдерживать… Он слишком, слишком силен… Беги! – и в тот же миг, озарив всю комнату вспышкой яркого зеленого света, посреди нее появилась узкая, точно щель, межпространственная дверь. Дельтериан кинулся было к окну, готовясь, если что, выпрыгнуть из него, но не успел.
- Уже уходишь?
Резкий, каркающий голос Мельдора прозвучал в наступившей тишине, точно удар набата, и Дельтериан замер, изо всех сил вцепившись в данный ему посох и чувствуя, как кровь медленно превращается в лед. Он помнил этот голос… Даже слишком хорошо помнил. А вслед за королем из двери показался мрачно ухмыляющийся Хильден и еще два грифона – судя по всему, личных телохранителя Мельдора. Архимаг встретил их тяжелым, как слиток свинца, взглядом, а Халлариэль в страхе попятилась назад, зажимая лапкой клюв, чтобы не закричать в голос. И только Дельтериан не сдвинулся с места. Он просто физически чувствовал, как ему в спину, между лопаток, уперся холодный, жесткий взгляд, и он знал, кому он принадлежит, но все равно не оборачивался. Вряд ли он сейчас хоть пальцем мог пошевелить…
- Хм, - Мельдор скривился, разглядывая его спину, - Что ж, весьма… мило с твоей стороны так приветствовать своего короля, Арвал.
- Ты мне не король, - глухо, но с все возрастающей ненавистью прорычал наш герой, а тонкая бровь Мельдора изогнулась.
- Вот как? И кто же я тогда, по-твоему?
- Предатель, - Дельтериан, чувствуя, что сейчас задрожит, говорил, почти не раскрывая клюва, но оттого не менее яростно, - Убийца! Тот, кто погубил моих родителей! Тот, кто отнял у меня принадлежащее мне по праву! Вот ты кто, Мельдор! – и, резко обернувшись, он словно огненным бичом прожег его своим взглядом, а рыжие глаза короля изумленно расширились.
- Ты… ты… не может быть, ты же умер!
- Я жив, - Дельтериан покачал головой, - И я здесь, Мельдор. Я – Дельтериан, сын Кваргона и Наринды, что отдали свои жизни, дабы спасти мою! – и, сорвав с правой лапы перчатку, он поднял ее над головой, ладонью к собравшимся, а Золотая Метка вспыхнула ярким пламенем в полумраке комнаты, - И потому для меня ты – не король, дядя! – последнее слово он выплюнул, точно оскорбление, и король, сощурившись, вцепился в свой собственный, вырезанный из черного дерева посох.
- Щенок… - прорычал он, - Зря, значит, я не прикончил Наринду сам, доверился этим олухам – и вот что вышло! Ну что ж, я исправлю ошибку! – и резким, каким-то змеистым движением он сделал выпад, а Дельтериана отшвырнуло прочь, едва не приложив о стену, но он успел перевернуться и приземлиться на четвереньки, пропоров в каменном полу несколько глубоких царапин и едва не взвыв от боли в еще не зажившей лапе. Даже не вставая и не говоря ни слова, он атаковал дядю в ответ, но тот, более опытный в искусстве волшебства, успел заблокировать удар, хотя его мощь и заставила его сделать шаг назад, с трудом сохраняя равновесие.
- Неплохо, племянничек, - прошипел он, - Но можно и лучше! – после чего он сделал какое-то замысловатое движение, и огромная кислотная змея, зашипев, бросилась на нашего героя, норовя испепелить его своим едким дыханием, но он, как и три года назад, успел создать вокруг себя щит, так что заклинание попросту обтекло его, хотя, лишь почувствовав, каких усилий ему стоит хотя бы поддерживать защиту, он понял, на кого нарвался. Маг пятого уровня. Пятого! С таким противником ему пока что не справиться… И, как ни горько ему было это признавать, этот бой закончится в пользу Мельдора, даже если он выложится полностью и без сил рухнет на пол. Надо было что-то делать, и срочно, пока его не зажарили живьем, так что он решил использовать хитрость. Дождавшись очередной атаки, он сделал ложный выпад посохом и проворно отскочил в сторону, оказавшись прямо напротив окна. Еще один прыжок – и он бы вырвался на свободу, но Мельдор разгадал его замысел, и, неожиданно для всех, он бросился на оцепеневшую от страха Халлариэль и схватил ее за горло, глядя на исказившееся от боли лицо Дельтериана.
- Надумаешь сбежать – и, клянусь, я ее придушу!
- Не смей! Она тут ни при чем!
- Отчего же, очень даже при том! Готов поспорить на что угодно, она знала, кто ты есть на самом деле, но даже не подумала сообщить мне об этом, не правда ли, моя дорогая? – он чуть сильнее вонзил свои острые когти в шею грифоницы, но та закричала вовсе не от боли.
- Беги, Дельтериан! Беги! – и тут крик, споткнувшись, сменился хрипом, потому что Мельдор сжал на ее горле свои пальцы, а она слабо задергалась в его хватке, едва не теряя сознание.
- Отпусти ее, - уже тише попросил Дельтериан, - Отпусти ее, Мельдор.
- Тогда бросай посох, - тот смотрел на него, не мигая, и Дельтериан почти непроизвольно разжал лапу. Резкий удар твердого дерева о камни пола прозвучал, точно похоронный звон.
- Ну вот, так уже лучше, - вкрадчиво прошептал Мельдор, хотя его когти по-прежнему сжимали горло Халлариэль, - А теперь отойди от окна.
Дельтериан молча сделал шаг в сторону. Темно-рыжие глаза короля горели огнем нетерпения и плохо скрываемого удовольствия.
- Очень хорошо. Видно, ты такой же благородный, как и твой отец… Ну что ж, получай свою голубку! – и он резко толкнул к нему Халлариэль, что упала прямо на лапы к Дельтериану, - Наконец-то я избавлюсь от вас обоих! – и он взмахнул своим посохом, с которого, подобно спущенной с рукавицы ловчей птице, сорвалась черно-багровая молния и рванулась по направлению к замершим от ужаса друзьям. Они бы не успели уклониться, даже если бы очень захотели… Но тут перед их глазами мелькнула короткая серебряная вспышка, на мгновение, на одно короткое мгновение Дельтериан успел увидеть широко распахнутые серые глаза… в следующее мгновение на пол рухнуло тело Архимага. Халлариэль закричала от ужаса, да и сам Дельтериан застыл на месте, не в силах поверить, что его учитель, что его защитник, что Верховный Маг Золотых гор… что он…
- Не-е-ет! – закричал он, - Нет! – и, бессвязно взревев, он скрестил лапы перед собой, а Браслет Огня вспыхнул ярким золотым пламенем. В тот же миг Мельдора, Хильдена и их охранников захлестнула волна невозможного света, и король зарычал, прикрывая глаза лапой, но все же ничего не мог поделать с этим яростным сиянием, и, когда оно все же угасло, то обнаружилось, что Дельтериан и Халлариэль исчезли, как и не было их. Стражники тут же бросились вперед, но Мельдор остановил их.
- Остыньте, олухи, - безнадежно махнул он лапой, - Вы их сейчас днем с огнем не отыщете, если только они сами не решат выйти вам сдаться, в чем лично я очень сомневаюсь. Хитер, ублюдок! Этого я предусмотреть не мог, - он поморщился, словно надкусив невозможно кислое яблоко.
- Может, тогда стоит оставить здесь охрану? – спросил Хильден, - Наверняка они вернутся сюда!
- Наверняка. Но кого ты предлагаешь оставить? Этих? – он кивнул на стражу, - Дельтериан их одной лапой по стене размажет. Меня? У меня есть более важные дела, чем ловить этого зарвавшегося выродка, к тому же, он вряд ли покажется здесь, если обнаружит мое присутствие. Или, может быть, тебя?
- Я смогу с ним справиться! – прорычал Хильден, задетый явным пренебрежением в голосе отца.
- Неужели? – рыжие глаза короля сощурились, - За три года разобраться с ним не сумел, а тут вот сразу и одолеешь? – и он покачал головой, - Не стоит недооценивать противника, сын мой, иначе плохо кончишь, - и он повернулся к межпространственной двери, - Мы еще успеем со всем этим разобраться. Времени у нас предостаточно.
- И как? – спросил Хильден, - С каждым днем он будет становиться сильнее! И в конце концов…
- Мы тоже, - усмехнулся Мельдор, неприятно дернув уголком рта, - И мы сумеем встретить его, как полагается. Теперь он один, некому его наставлять, и все то, что ты можешь узнать от меня, ему придется постигать своим умом. А это не так-то просто. И куда опаснее.
- А если он сбежит?
- Не волнуйся. Если он хоть немного похож на своего отца, то он не сбежит. В этом-то и заключается слабость таких, как Кваргон или Дельтериан: они слишком благородны. И потому их действия очень легко предугадать. Придет время – и он сам найдет нас, по своей воле. И когда он это сделает…
- Мы будем готовы, - ухмыльнулся Хильден.
- Вот именно. А теперь пошли. Больше нам здесь делать нечего, - и он первым ступил в разрыв между пространством, мгновенно исчезнув из виду. За ним отправилась их молчаливая охрана, а уж за ними направился Хильден, на прощание оглянувшийся на тело Архимага и, злорадно ухмыльнувшись, он плюнул прямо на белоснежную тунику своего учителя, после чего исчез в тут же растворившейся двери… и она едва успела рассыпаться снопом крошечных звездочек, как мощный язык пламени взорвался на том месте, где она только что была, а Дельтериан, что словно соткался из воздуха, с ревом бросился туда, терзая горячий, оплавленный камень своими кривыми когтями с такой яростью, что только искры летели. И, наверное, он бы продрал пол насквозь, но тут что-то тяжелое ударило его по голове, и, потеряв сознание, он вытянулся на камнях. И когда он открыл глаза, то обнаружил, что лежит, а его голова покоится на коленях Халлариэль, в чьих голубых глазах дрожали огромные слезы.
- Прости, - всхлипнула она.
- Нет, это ты прости, - прошептал он и, поморщившись, потрогал затылок – там лежала холодная мокрая тряпочка, но и сквозь нее прощупывалась порядочная шишка, - Не знаю, что на меня нашло… - и, приподнявшись, он огляделся по сторонам. Кажется, скоро утро… Небо над восточным краем небосклона уже мягко светилось нежной позолотой нового дня, и в его сиянии Дельтериан ясно разглядел Архимага, что лежал, прислонившись к стене, и его бледные веки были закрыты, а лицо окостенело. Рядом с ним лежал Космач, положивший голову на лапы и неподвижно смотревший куда-то вдаль. Когда Дельтериан, пошатываясь, приблизился к нему, то дарг поднял на него полные боли и тоски глаза, словно не понимая, что за ужасное волшебство постигло его любимого хозяина, и почему он лежит так неподвижно, не дыша, а от его тела пахнет лишь холодом и смертью… Глухо застонав, Дельтериан рухнул рядом с ним на колени, крепко сжав его сухую ладонь, и слезы, безудержные слезы потекли по его щекам, пятная белоснежную тунику. Халлариэль тихо опустилась рядом с ним – она уже выплакала все, что могла, и они оба сидели неподвижно, провожая своего учителя в последний путь. Космач, тихо подвывая, тыкался им в лапы, и они обнимали его колючую шею, делясь с ним своим горем… но тут лапа Дельтериан нащупала что-то твердое, пришитое к коже его ошейника, и дарг с готовностью поднял голову, показывая, что в гуще его шерсти прячется небольшой хрустальный шарик, светящийся слабым серебристым светом. Аккуратно сняв его с ошейника, Дельтериан недоуменно присмотрелся к находке… и у него перехватило дыхание.
- Халлариэль, - тихо позвал он, - Смотри! Тут написано: «Моему королю». Да это же послание!
- От его светлости? – она так и вцепилась в его плечо, - А вдруг это ловушка? Вдруг его оставил Мельдор?
- Никто, кроме меня, тебя и Архимага, не мог прикоснуться к Космачу и позволить ему носить что-то на своем ошейнике, - покачал головой Дельтериан, - К тому же, если бы Космач был здесь, то он наверняка атаковал бы Мельдора, а он жив, значит, он этого не сделал. Нет, я уверен – это от Архимага!
- Так чего же ты ждешь? Открывай его!
- Хорошо, - прошептал Дельтериан и крепко сжал хрустальный шарик в ладони, отчего тот ярко вспыхнул, и над ним тут же начала собираться полупрозрачная дымка, постепенно принявшая очертания старого седого грифона. Дельтериан и Халлариэль смотрели на него, затаив дыхание, а призрак Архимага посмотрел на них печально и устало, промолвив:
- Дельтериан, если ты сейчас видишь меня, значит, случилось то, чего я опасался, и Мельдор все же уничтожил меня, но ты успел бежать. Ну что ж, на это я и надеялся, а то, что случилось, то случилось. Моя почти прожитая и, по сути, мало кому нужная жизнь, стоит не так уж и много, но все же хотелось тебе дать напоследок несколько советов, которые наверняка пригодятся тебе в будущем. Во-первых, ты должен научиться держать себя в лапах. В следующий раз меня рядом уже не будет, а у тебя, видно, привычка постоянно нарываться на неприятности, так что, мой мальчик, придется тебе научиться сдерживать свой нрав, и, когда ты станешь королем – заметь, я сказал когда, а не если! – это качество тебе очень понадобится. Во-вторых, береги Халлариэль. Теперь, когда меня нет, ей некуда идти, и вряд ли Мельдор обрадуется, увидев ее на своем пороге, так что, Дельтериан, придется тебе самому о ней позаботиться. И, третье и самое важное: обломок Талисмана. Да, я знаю, где находится вторая половина. Давным-давно, когда Талисман был расколот, вторую его половину Керр бросил в жерло вулкана под названием Адская Бездна, что находится к северо-западу отсюда, в стране свирепых серых драконов, но, много позже, кусок застывшей лавы, в котором был заключен обломок Талисмана, был обнаружен во время строительства Алагандора – столицы королевства драконов, и с тех пор эта половина находится в королев-ском дворце Огненных гор. К сожалению, большего я не знаю, поэтому, перед тем, как отправляться во дворец, отыщи в городе моего старого друга, дракона по имени Эндимион… он тебе поможет… - тут тень поморщилась, словно от боли, - Мое время заканчивается, Дельтериан… Сын мой, мой король… Я так и не смог сделать этого при жизни, так сделаю хотя бы в смерти, - и тут он, к полному смущению Дельтериана, встал на одно колено, опустив седую голову, - Долгих и счастливых тебе лет правления, Дельтериан, сын Кваргона, король Золотых гор! И да благословится оно Великими Духами! – после чего Архимаг исчез, растаяв облачком серебристого тумана, а Дельтериан молча склонил голову. И хоть ему и казалось, что в его теле не осталось больше ни слезинки, одна все же показалась в уголке его глаза и медленно, от перышка к перышку, скатилась вниз…



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 6-10-2009, 17:08 | Просмотров: 75 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх