Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Сказание о золотом грифоне. Часть 3

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
На следующее утро Дельтериан проснулся довольно рано – солнце еще только-только показалось над горизонтом, но Фелиная, судя по всему, и не ложилась этой ночью, потому что она уже вовсю хлопотала, собирая его в дорогу. Кроме мешка с провизией он получил длинный темный плащ с капюшоном, небольшой кинжал (на всякий случай), круглый футляр с письмом и пару перчаток с обрезанными пальцами, которые надежно прикрыли его главную отличительную черту – Золотую Метку.
- Не снимай их даже ночью, - сказала Фелиная, - Такой метки больше ни у кого нет, и если ее кто-то увидит – тебя сразу же узнают, и, будь уверен, рано или поздно об этом доложат Мельдору. От твоей жизни зависит слишком многое, мой мальчик, так что береги себя. Ты сам встал на эту дорогу, и отныне у тебя нет пути назад, так что ступай. Ты найдешь Архимага в Долине Хрустального Потока, так что лети строго на север, а когда увидишь гору о трех вершинах – поворачивай направо и лети до самого конца. Эту долину ты сразу узнаешь – равной ей по красоте нет больше нигде, а там и Архимага найдешь. Он потребует тебя назвать свое истинное имя, на что ты должен ответить: «Ветер Перемен».
- Ветер Перемен?
- Да, так переводится твое имя с древнего языка… Только говори потише, хорошо? Потом ты отдашь ему письмо. Да, кстати, имя Дельтериана тебе тоже придется на время забыть. Отныне ты – Арвал, это значит Найденыш, так что подозрений вызвать не должно. Ну, а дальше я не в силах предвидеть. Могу лишь понадеяться, что Духи будут к тебе благосклонны, но все же, если что – ты знаешь, где меня искать.
- Знаю, и… спасибо тебе за все.
- Ну что ты, малыш, - она ласково обняла его, - Твоя умирающая мать доверила тебя мне – как я могла поступить иначе? Колдун и воин одновременно… Лети с миром, Ветер Перемен, навстречу восходящему солнцу, и ты найдешь то, что ищешь! Удачи!
Дельтериан еще раз ей поклонился, сунул письмо за пазуху, мешок закинул за спину, и, не то зарычав, не то заклекотав, сорвался с каменного уступа, тут же набрав высоту. Его сердце пело от радости, когда он, мощно взмахивая крыльями, летел все дальше и дальше на восток, точно спущенная с тетивы стрела, и ветер свистел в его перьях, точно напевая старые, давным-давно всеми позабытые песни… Позавтракал он на открытом скалистом утесе, торопливо сжевав небогатый пай и, запив все водой из ближайшего ручья, бросился дальше. Он был молод и силен, а его крылья не знали усталости, и даже горы это понимали, потому как уже к полудню он миновал приметную гору с трехглавой короной, а ближе к закату достиг заветной долины. И права была госпожа Фелиная – равную ей по красоте было бы трудно отыскать! Словно драгоценное сокровище, покоилась она под защитой высоких серых скал, и голубая лента реки извилистой змейкой пересекла ее от края до края, начинаясь великолепным водопадом, что хрустальной стеной падал вниз, тысячью ревущих зверей мчась в атаку на пять черных каменных утесов, что без труда заставляли воду рассыпаться брызгами и лететь до земли вековечным облаком, в котором, отражая свет солнца, плясала вековечная радуга, дюжиной семицветных мостов связавшая оба берега реки. Очарован-ный до самых кончиков когтей, Дельтериан осторожно опустился на ближайший утес, но в полной мере насладиться невероятным зрелищем он не успел, потому что вдруг…
- Фаарос! – и мощный поток яркого пламени едва не захлестнула лапы Дельтериана, но тот чисто инстинктивно скрестил перед собой лапы, и, даже не произнося заклинание, окружил себя полупрозрачной рубиновой сферой, так что огонь попросту обтек его и рассыпался искрами, а вслед за ним показался и вызвавший его чародей – молодой грифон, с рыжеватым оперением, едва ли постарше самого Дельтериана, но уже привычно сжимавший в лапах посох мага, а в его оранжевых глазах плескалось нерастраченное пламя.
- Что тебе здесь нужно? – довольно агрессивно спросил он.
- Я ищу Верховного Мага, - холодно ответил Дельтериан, снимая щит.
- Он здесь, - тут же прозвучал в его ушах звучный голос, похожий на удар колокола, хотя самого говорившего видно не было, - Назови свое имя.
- Ветер Перемен, - негромко ответил наш герой, надеясь, что рыжеглазый не подслушивает, - Я прибыл от госпожи Фелинаи.
- Вот как? Давно я не получал известий от своей ученицы, очень давно… Ну что ж, тогда добро пожаловать в нашу долину, Ветер Перемен, - и с негромким хлопком рядом с нашим героем появился древний старец с серебристым оперением и ясными ореховыми, с коричневыми крапинками глазами, что смотрели на Дельтериана мягко и с невольным уважением.
- Ну, - наконец промолвил он, - Какие же новости ты нам принес, Ветер?
- А… Арвал, ваша светлость, - поклонился он, и, достав письмо, протянул его старому грифону. Тот принял его совершенно спокойно и, сорвав печать, развернул свиток. Рыжеглазый тоже был рядом, но приблизиться пока что не решился, хотя от его взгляда у Дельтериана и пробежали по спине неприятные мурашки. Архимаг читал быстро, но внимательно, и по его лицу ничего нельзя было прочесть, даже того, насколько его поразили принесенные вести, а, дочитав, он медленно, согласно кивнул и щелкнул пальцами, отчего письмо тут же вспыхнуло белым пламенем и мгновенно превратилось в пепел. Небрежно рассеяв его по ветру, Верховный Маг повернулся к рыжему.
- Хильден, знакомься: это Арвал, наш новый ученик. Арвал, это Хильден из Эльтеррона, один из самых талантливых наших учеников…
Тот гордо выпятил грудь.
- … но, я уверен, ты окажешься не хуже!
- Я постараюсь оправдать вашу уверенность, - чуть поклонился Дельтериан, с большим трудом удержав усмешку при виде появившегося на лице Хильдена выражения. Больше они не разговаривали, пока не добрались до дома – серого здания, напоминающего небольшой замок с множеством шпилей и башенок. Открывшаяся дверь приветствовала их мелодичным звоном колокольчика, а в следующее мгновение им навстречу выбежал громадный… дарг. Раньше Дельтериан только слышал об этих существах, но читать книжки и встречаться лицом к лицу с настоящим зверем – поверьте мне, разные вещи. Громадное существо, ростом с пони, было покрыто жесткой коричневой шерстью, пополам с серой чешуей, на которой росли во-от такие металлические шипы, при каждом движении хозяина бряцавшие не хуже настоящих рыцарских доспехов. Говорили, что металл, из которого они сделаны, не встречается больше нигде, и хотя сам по себе он уступал обыкновенному железу, но при сплавлении с ним придавал последнему невероятную прочность, так что в былые времена охотники целыми отрядами отправлялись в глухие леса – разыскивать этих падальщиков. В конце концов все свелось к тому, что от еще недавно процветающего рода этих животных осталось лишь несколько уцелевших в самых густых чащах семейств, из последних сил цепляющихся за жизнь. И после всех этих слухов увидеть настоящего, живого дарга – тот еще эффект! Заметив нового посетителя, зверь сперва оскалил клыки – каждый длиной в ладонь, да еще и покрытые вечной пленкой зеленоватой кислоты! – но, пристально изучив Дельтериана, опустил загривок, и наш герой с удовольствием почесал его за ухом, отчего тот совсем растаял и щедро облизал так здорово подвернувшиеся лапы.
- Ты ему понравился, - заметил Архимаг, - Космач, конечно, добряк, но его расположение надо заслужить.
Хильден в ответ на эти слова лишь надменно фыркнул и отправился куда-то наверх по винтовой лестнице, а Верховный Маг провел нашего героя к большой дубовой двери, и, кивнув на нее, спросил:
- Открыть сможешь?
Дельтериан нахмурился. Что за вопрос! Открыть замок – с этим и простой мальчишка справится, не то, что волшебник! Но – требование есть требование, и, едва заметно пожав плечами, он поднял лапу, а Архимаг, пристально наблюдавший за ним, слегка улыбнулся, видя, как вокруг молодого волшебника заплясало яркое алое пламя. «Второй уровень, - тут же отметил он про себя, отмечая ярость и насыщенный цвет магии, - А то и на третий потянет… И, клянусь Духами, что за чародей будет из этого паренька, когда он войдет в полную силу!» И тут Дельтериан резко взмахнул лапой, отчего с нее сорвалась молния, заставившая замок жалобно щелкнуть, а саму дверь – распахнуться во всю ширь, да так, что та, отскочив от стены, затрещала в петлях.
- Очень хорошо, - кивнул Архимаг, - Только не стоит так сильно напрягаться. Слова заклинаний из принципа не произносишь?
- Нет, просто… мне так удобнее.
- Хм… А ты знаешь, зачем вообще волшебники произносят свои заклинания, прежде, чем использовать их?
Дельтериан только головой покачал.
- Затем, чтобы как можно точнее направлять свою энергию и придавать ей именно ту форму, какая требуется чародею. Использовать невербальную магию – на такое редко решаются даже опытные волшебники. Хоть ты и не произносишь нужных слов, тем не менее, в голове ты все равно их проговариваешь, верно?
- Да.
- Такой фокус срабатывает обычно только с самыми простыми заклинаниями, состоящими из одного-двух слов. Если же магическая формула требует произнесения целой фразы, или даже нескольких фраз, а то и целого стихотворения – есть и такие! – то лучше проговаривать их вслух, иначе могут возникнуть… грхм… непредвиденные последствия. Магия – вещь достаточно тонкая, так что обращайся с ней осторожно. Запомни этот совет – в будущем он тебе наверняка пригодится. Но это все мелочи, потому что сейчас нам с вами, Ваше Величество, надо бы поговорить о более серьезных вещах.
- Зачем вы меня так называете? – тут же взъерошился молодой грифон.
- А как же еще я должен обращаться к своему королю? – вопросом на вопрос ответил Архимаг и грустно улыбнулся, - Ах, Дельтериан… Как же ты сейчас напомнил мне своего отца.
- Вы знали его?
- Конечно. Я был его учителем, когда принц Кваргон еще в пуху ходил, а на троне Эльтеррона сидел его отец, король Винлэн. Я же присутствовал на его коронации и сам возложил на его голову золотой венец. Так что – да, я хорошо знал твоего отца.
- А… каким он был?
- Он был… хм, сразу и не скажешь. Но это был замечательный король, и многие «болезни» высокородных – снобизм, высокомерие, гордыня – у него отсутствовали напрочь. И я искренне им гордился – наверное, так же, как гордился бы за собственного сына, если бы у меня, конечно, были дети. Правда, не спорю, волшебник из него вышел очень посредственный, но вот правитель – лучше и не надо. Что же касается тебя, Дельтериан, то я не буду загадывать, но стали бы Духи говорить о тебе, как о «колдуне и воине одновременно», если бы знали, что в твоем сердце нет места магии?
Дельтериан слегка нахмурился. Те же слова не раз повторяла и Фелиная, и ему всегда казалось, что это ее личная поговорка, нечто, не подлежащее огласке, но откуда тогда об этом стало известно Архимагу? Впрочем, в подробности он вдаваться не стал – и без этого вопросов хватало.
- Госпожа Фелиная сказала, что вы знаете, где мне найти вторую половину Талисмана Солнца.
- Знаю. Но пока что сказать тебе не могу.
- Почему?
- Ты еще не готов, мой мальчик. И не надо так на меня смотреть. Восстановление столь могущественного артефакта – задача, подвластная лишь опытному и хорошо подготовленному волшебнику. А твоя сила велика, очень велика, но она еще не полностью тебе подвластна, и может сослужить плохую службу. Фелиная попросила меня закончить твое обучение, и я постараюсь выполнить ее просьбу, так что придется тебе все-таки потерпеть меня под боком, и до тех пор, пока я не сочту, что ты готов, ты должен оставаться здесь, хотя, признаюсь, здесь ты не в меньшей опасности, чем где-либо еще. Поэтому прошу тебя – не делай глупостей и… не постарайся пореже попадаться на глаза Хильдену. Он может доставить тебе очень много неприятностей… о Духи, я бы с радостью выложил тебе все, как есть, но, увы, я поклялся в том, что не раскрою этот секрет, хотя осознание того, что это может стоить тебе жизни, и терзает мне сердце, - он покачал головой, - Ах, Дельтериан, в каком же клубке паутины ты оказался!
- У любого клубка есть начало и конец, - пожал плечами тот, - Будет время – и я его распутаю.
- Да, верно… Но все же будь очень осторожен. И… да, чуть не забыл, - он открыл ящик стола и, пошарившись там, выудил-таки какую-то маленькую вещицу, - Вот, держи, - и он бросил ему эту штуку. Молодой грифон поймал ее чисто инстинктивно – так цапля хватает зазевавшуюся лягушку, и только потом посмотрел, а что же это, собственно такое. Это оказалась изящная золотая серьга, до того тонкой работы, что Дельтериан невольно залюбовался ею, однако следующая фраза Архимага просто выбила его из колеи.
- Думаю, она по праву твоя, ведь когда-то ее носил твой отец.
- Мой…
- Да. Он никогда с ней не расставался. А когда он покинул этот дом, то оставил эту сережку у меня, сказав: «Передайте ее моему сыну или дочери, потому что я обязательно пошлю их учиться сюда». И, как видишь, частично его пожелание исполнилось, потому что я передал ее тебе.
Дельтериан молча смотрел на маленькую золотую безделушку – подарок ему от его давно погибшего отца. Его наследие… Ни слова не говоря, он вынул из уха простенькое медное колечко и вдел новую серьгу, а Архимаг, что пристально за ним наблюдал, улыбнулся.
- Ты – копия своего отца, - сказал он, - Если бы не глаза, я бы решил, что спятил или переместился назад во времени… Что ж, теперь можешь идти, Арвал, - он махнул лапой, показывая, что их конфиденциальная беседа окончена, - Ступай наверх, там тебя встретит Халлариэль, сестра Хильдена. Весьма приятная особа, можешь мне поверить!
- Утренняя… Заря? – немного подумав, спросил Дельтериан, - «Халлас» - это «утро», а «ариэль» - «заря».
- Да, верно, - кивнул Архимаг, и Дельтериан, улыбнувшись, поклонился старому грифону и вышел из его кабинета. Космач, как оказалось, поджидал его у двери, и его уши стояли торчком, так что юный грифон даже не сомневался: если бы он почувствовал, что Архимагу грозит опасность, от самого Дельтериана к теперешнему моменту не осталось бы и мокрого места, и потому он с уважением кивнул громадному зверю, а тот, убедившись, что все в порядке, добродушно оскалил зубы и завилял коротким пушистым хвостом. Потрепав его по голове, наш герой пересек прихожую и, немного поколебавшись, начал подниматься по довольно крутой и не очень-то удобной лестнице, спиралью уходившей на второй этаж. С непривычки он даже чуть не навернулся с нее, и тогда уж точно полетел бы головой вниз, но, к счастью, ловкость и чувство равновесия спасли его от позора, и он забрался наверх без особых приключений. И там, прислонившись плечом к стене, его уже поджидала молодая грифоница. У нее были золотистые перышки, но глаза – не рыжие, как у брата, а невероятно насыщенного голубого цвета, словно весеннее небо, и смотрели они мягко и дружелюбно.
- Халлариэль, - улыбнулась она, протягивая лапку, - А ты Арвал, да?
- Да, это я, - он слегка поклонился, - Приятно познакомиться.
- Мне тоже. Его светлость сказали мне все тебе тут показать, так что прошу следовать за мной, - и она зашагала по коридору.
- Ты тоже ученица? – спросил ее Дельтериан, когда сумел приспособиться к ее коротким шажкам.
- Да, как и мой брат… хотя он часто говорит, что из меня волшебница не лучше, чем из Космача. Впрочем, он редко кого-то хвалит, кроме себя!
- Я это заметил, - кивнул наш герой, и они засмеялись.
- Вон там – спальни, - сказала Халлариэль, - Вообще-то их две, но одну целиком занял Хильден, так что тебе придется поселиться… со мной, - она смущенно зарделась, - Не волнуйся, я не вампир, и ночью кусаться не собираюсь.
- Я и не боюсь, - снова засмеялся Дельтериан и в шутку постучал в одну из дверей, - Заперто!
- Да, я всегда ее закрываю.
- Тогда позволь, - он одним пальцем прикоснулся к двери, мысленно про-шептав: «Кидас!» - и дверь, щелкнув замком, распахнулась.
- Прошу, - и он пропустил хозяйку внутрь.
- Приятно иметь дело с воспитанными грифонами! – Халлариэль, улыбнувшись, присела в реверансе и зашла внутрь. Комнатка была небольшой, но светлой и опрятной. Половина ее была явно не жилой – хотя сразу этого сказать было нельзя, так на ней было чисто. Половину Халлариэль отличали лишь письменный стол со стопкой книг, несколькими листами пергамента и пером в чернильнице, да еще тумбочка, на которой стояла рамка с портретом, что тут же заинтересовал Дельтериана – он никогда не видел ничего подобного.
- Кто это… там? – спросил он, указывая на него.
- Да… так, - грифоница тут же погрустнела, но все же протянула ему портрет, - Мои мама и папа.
Дельтериан бережно принял рамку и вгляделся в изображение, на котором, как живые, стояли, обнявшись, могучий грифон с мужественным и гордым лицом, и грифоница, что была похожа на Халлариэль, точно родная сестра. Краска потрескалась, да и сам портрет выглядел весьма потрепанным, но все же Дельтериан тут же заметил то, чего не заметить было нельзя.
- Халлариэль… ты же сестра Хильдена?
- Да.
- Странно, ведь он совсем не похож на твоих родителей…
- А он и не должен, - грустно улыбнулась она, - Они ведь его даже не зна-ли… Мои мама и папа умерли вскоре после того, как я родилась, и меня взяли на воспитание приемные родители.
- Выходит, он твой… сводный брат?
- Да.
- А он знает об этом?
- Конечно, ему об этом давно рассказали. Наверное, именно поэтому он ко мне… так относится, - в голосе ее послышалась боль, и Дельтериан, нахмурившись, поставил рамку обратно на тумбочку и обнял ее за плечи.
- Не волнуйся, Халлариэль. Если он еще хоть раз посмеет тебя тронуть, я ему…
- Ох, Арвал, не надо! Отец рассердится, и тогда стражники бросят тебя в подвалы дворца!
- Дворца? Стражники? – он недоуменно на нее посмотрел, - Да кто он такой, этот твой отец?
- Мельдор, - дрожа от страха, выдохнула Халлариэль, - Король и повелитель Золотых гор.
- Мельдор, - повторил Дельтериан, но без малейшего страха в голосе, просто сухо констатируя факт, словно речь шла не о его родном дяде и смертельно опасном враге, а, скажем, о соседской собаке или дальнем родственнике, - Так вот, значит, в кого пошел твой брат.
- Ты знаешь его?
- Да, - глухо и свирепо прорычал Дельтериан, - Потому что он убил моих родителей.
- Понимаю, - Халлариэль осторожно положила лапу ему на плечо, - С тех пор, как был убит король Кваргон, мой отец…
- Кваргон и был моим отцом, - неожиданно ляпнул Дельтериан. Сказал – и тут же захлопнул клюв, но было поздно, потому что слова успели сорваться с его языка, а голубые глаза Халлариэль округлились.
- Ты… твой…
- Халлариэль, пожалуйста, тише! – взмолился он, - Если твой брат узнает – мне не жить!
- Так… так выходит, что ты вовсе не Арвал?
- Я Дельтериан, сын Кваргона и Наринды, но, Духами тебя заклинаю, Халлариэль, никому об этом не говори! Если об этом прослышит твой отец…
- То он убьет тебя, верно? Ну так вот, Арвал-Дельтериан: от меня он ни словечка об этом не услышит! И будь я проклята, если выдам тебя ему!
- Спасибо, - искренне поблагодарил ее тот, - Значит, пока что мне за свою шкуру волноваться нечего.
- Ой, ну что ты говоришь, - она толкнула его в широкую грудь, хотя от этого он едва ли покачнулся, - Ничего твоей шкуре не грозит, уж я-то за ней присмотрю! – и, засмеявшись, она спросила, - Кстати, раз уж на сегодня у нас больше дел нет, может, пока не стемнело, поиграем с Космачом?
- Да? А во что?
- В мячик, конечно! Других игр он и не знает… Вот, - она показала ему изрядно потрепанный тряпичный мяч, - Пойдем, покажу!
Заинтригованный, Дельтериан торопливо спустился вслед за ней по лестнице. Космач лежал у порога, и, увидев двоих друзей, заинтересованно поднял голову, но тут Халлариэль показала ему мяч, и громадный дарг тут же вскочил на лапы, скуля от нетерпения, а его куцый хвост так и замолотил по бокам. Кажется, он был рад возможности поиграть втрое больше, чем они, потому что, едва дверь раскрылась, как он во весь дух бросился бежать, и его металлическая броня звенела, точно дюжина железяк, привязанных к кошачьему хвосту. Смеясь, Халлариэль изо всех сил бросила мячик, и громадный зверь тут же бросился за ним, поймав его еще в воздухе и вприпрыжку отнес его грифонице, но та, покачав головой, показала ему на Дельтериана. Дарг с любопытством на него посмотрел, но все же утвердительно покачал хвостом и отнес мячик ему. Осторожно взяв мяч (при этом он старался не думать, в какой близости от его кожи находятся клыки дарга) Дельтериан, размахнувшись, бросил его… прямо за утес, и мячик, разок подпрыгнув, укатился вниз. Впрочем, Космача это едва ли смутило – не останавливаясь, он прыгнул следом, но, не успел наш герой испугаться, как он уже вернулся, таща мяч в пасти. Дельтериан в изумлении взглянул на Халлариэль, и та, улыбнувшись, пожала плечами, словно говоря: «И так бывает». Они играли, пока солнце не скрылось за горами, после чего, к явному разочарованию Космача, вернулись в дом. Все еще недовольный, дарг бухнулся у порога, загремев своими шипами, а двое друзей отправились наверх.
- Фу-у-ух! – Дельтериан с размаху шлепнулся на кровать, - Как я устал!
- Зато Космач – ничуть, - улыбнулась Халлариэль, пряча мячик обратно в тумбочку, - Он так готов играть хоть целый день!
- Да уж, я заметил. Но я и подумать не мог, что взрослый зверь может вести себя… как детеныш!
- Ну, на то у него есть свои причины. Ты ведь не знаешь его истории…
- А что с ним случилось?
- Насколько нам удалось выяснить из его воспоминаний – а они очень отрывочны и неясны – то мать Космача была убита охотниками, когда он был еще малышом, а его самого продали бродячему зверинцу. Там он прожил некоторое время, но, как только он стал достаточно большим, и у него отросли шипы, он напал на сторожа и сбежал. Долгие годы он скитался по диким лесам, пока не забрел сюда. Архимаг нашел его, раненым и ослабевшим, почти у порога своего дома и выходил. Сначала Космач никак не хотел признавать в нем друга – слишком свежи были его воспоминания о зверинце и людях, но постепенно его светлости удалось завоевать его доверие и любовь, а там проснулись и его детские, но так и не осуществленные желания – поиграть, пошалить... Дарги ведь не бездушные твари. Конечно, многие считают их чудовищами, но, по-моему, они не большие чудовища, чем драконы или тигры.
- Я бы вообще не стал употреблять подобное слово, - сказал Дельтериан, - Ну, если, конечно, речь не идет о Керре и ему подобных тварях… но, кажется, это уже из другой темы.
- Керр был созданием иного уровня существования, уровня, на котором живут демоны, - сказала Халлариэль, - Так что о нем разговор особый. Демоны есть воплощение всего зла, что только существует во Вселенной, и вряд ли их по-настоящему можно назвать живыми. Скорее уж, это злые духи, обретшие некое подобие жизни. Во всяком случае, так считает Архимаг и большинство других волшебников Валладельфии.
- Кто знает, может быть, они и правы, - Дельтериан пожал плечами и при-крыв клюв лапой, широко зевнул, - Ох… Ну что – спать?
- Да, давно пора. Завтра рано вставать, а тебе надо выспаться. Только сперва сходи и вымойся, а то от тебя… м-м… не скажу, что воняет, но сильно попахивает. Ванная – дальше по коридору, в конце, дверь направо.
- Действительно попахивает, - Дельтериан сморщил нос и, сняв с себя плащ, бросил его на лежавший рядом с кроватью мешок, после чего стащил с себя пропыленную старую тунику и, оставшись только в коротких, до колена, кожаных штанах (что его, кстати, нимало не смутило, а вот Халлариэль слегка покраснела, глядя на его точеные мускулы, выпирающие под гладкой кожей), отправился, куда послали. Ванная была не то, чтобы роскошная, но, по крайней мере, мыться здесь было можно, хотя нашему герою, привыкшему купаться в реке или, на худой конец, обливаться водой из ручья, нагретая магией вода показалась едва ли не кипятком. Морщась, он слегка охладил ее до более или менее приемлемой температуры, после чего принялся за дело. Правда, мыться он никогда особо не любил, но, почему-то желая произвести на Халлариэль приятное впечатление, пошел наперекор себе и, как говорится, отдраил себя до медного блеска. Отфыркиваясь и вытряхивая из ушей воду, он торопливо завернулся в лежавшее на маленькой скамье полотенце и принялся растирать себя, пока почти полностью не высох. Все еще фыркая и чувствуя себя мокрой курицей, юный грифон вприпрыжку вернулся в комнату и тут же бухнулся на кровать.
- Вот, уже лучше, - довольно сказала Халлариэль, что уже переоделась в тонкую белую ночную рубашку, - Я скоро! – и, выскочив из комнаты, она умчалась мыть лапы, а Дельтериан, откинув одеяло, забрался под него, чувствуя во всем теле ноющую усталость. Да, веселый у него выдался денек! Он уснул даже раньше, чем вернулась Халлариэль, и проспал до самого утра, так что, когда грифоница толкнула его в бок, он лишь поворочался и застонал.
- Вставай, соня, - он толкнула его еще раз, - Солнце уже давно встало!
- Что-то не чувствуется… - простонал он, пытаясь потянуться, - У меня та-кое ощущение, что я вчера целый воз мешков с камнями перетаскал!
- Бывает. Давай, поднимайся, - и, схватив его за лапу, она попыталась под-нять его, но, как и следовало ожидать, едва ли его спина оторвалась от простыни. Невольно фыркнув от смеха, Дельтериан наконец открыл глаза и, морщась от боли, сел, да так, что как раз напротив него оказалось бронзовое зеркало, висевшее на стене, и он тут же свалился обратно – от хохота.
- Ну и видок у меня! – выдавил он, пытаясь разобраться в том бардаке, что творился у него на голове, а Халлариэль, улыбаясь, бросила ему расческу - напоминающую скорее щетку с редкими зубьями.
- Впредь тебе наука: никогда не ложись спать с мокрой головой, если не хочешь каждое утро просыпаться так, словно тебя десять даргов на куски рвали, - назидательным тоном сказала она, но глаза все еще смеялись, - И поторопись, а то мы опоздаем.
- Иду, иду, - он кое-как пригладил вздыбленные перья и, натянув тунику, вскочил с кровати, - Все, я готов.
- А кровать кто заправлять будет?
- Ой, - он покраснел (правда, это было заметно только по уголкам клюва, где была видна кожа) и расправил смятое одеяло, - Вот, все.
- Ну, уже лучше, - Халлариэль удовлетворенно кивнула, - Вот, держи, - и она сунула ему в лапы пару листов пергамента и чернильницу с пером, - Тебе это понадобится. А теперь пошли!
Двое грифонов, выскочив за дверь, галопом помчались по коридору, и в класс, где, развалясь, уже скучал Хильден, они ворвались вместе.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 2-10-2009, 23:44 | Просмотров: 66 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх