Последний вальс
Утро встретило мое нелегкое пробуждение мелким противным дождем за окном. По стеклу стучали капельки, вызывая в памяти светлые воспоминания о детстве. Я открыла глаза и долго вглядывалась потолок, словно ища там ответы на вопросы, мучавшие меня не один день. Затем, глубоко вздохнув, перевела взгляд на тусклую серость за окном и хрипло прошептала, улыбнувшись:
– Ну, здравствуй, мир.
Понежиться в постели не удалось – опаздывала в школу. Утренний ритуал приведения себя в чувство занял всего двадцать минут. Позавтракав с космической скоростью, схватила рюкзак и выбежала из дома. На улице меня уже ждал школьный автобус и куда друзей, что прилипли к окнам и следили за тем, как я бегу. Многие смеялись, но смеялись по-доброму, потому что знали, что я всегда опаздываю. Я влетела в автобус и заняла свое обычное место у окна.
– Представляешь, через два месяца мы окончим школу, а к нам в класс пожаловал новенький, – доверительно сообщила мне лучшая подруга Сара, пересаживаясь ко мне.
Я равнодушно пожала плечами, следя за тем, как бороздят окно капельки дождя. Сара ткнула меня локтем в бок, вынуждая обратить на себя внимание.
– Ты хоть слушаешь, что я тебе говорю? Новенький мальчик в нашем захолустье! – ее восторг меня, честно говоря, немного удивил.
– У тебя же есть Джерри! Донован тебя любит, вроде и ты его…
– Ой, да не о себе я волнуюсь. Я переживаю за тебя, Диана. Ты ни с кем не встречаешься, никуда не ходишь, вот я и решила, что… – Сара запнулась, поняв, что наговорила лишнего. – Прости, я не хотела тебя обидеть. Но я так хочу, чтобы тоже нашла свою любовь.
В искренности ее слов я не сомневалась.
– Но почему ты решила, что он мне понравится? – спросила я, глядя ей в глаза.
Мы подъезжали к школе.
– Увидишь! – на такой загадочной фразе подруга схватила свою сумку и двинулась по проходу к выходу.
Я ошарашено уставилась ей вслед. Иногда я ее не понимала. А сегодня по странности она превзошла саму себя. Чем же ее так привлек новый ученик? Не слишком думая на эту тему, я тоже пошла к выходу, где уже выстроилась порядочная очередь.
Дождь полил еще сильнее, стоило мне ступить на школьную площадку. С веселым повизгиванием мы наперегонки с Сарой бросились в школу, где с минуты на минуту должен был начать первый урок. За пеленой дождя и собственных волос я не видела почти ничего. И, конечно же, врезалась в кого-то. Крепкие руки схватили меня за плечи, удерживая равновесие.
– Извините, – пробормотала неловко я и подняла глаза.
– Это вы простите меня, – благородно сказал юноша.
Его внешний облик потряс меня. Я, разинув от восхищения рот, разглядывала незнакомца. Длинные черные волосы, пронзительные серые глаза, худощавый, высокий и в длинном черном плаще парень словно сошел с картинки, висящей над моей кроватью. Я с ума сходила по готам, и вот, один из них стоит и, как ни в чем не бывало, удерживает меня от падения. От стыда умирают?
Я смущенно отвела взгляд, поняв, что как дура уставилась на него. Его красивое лицо смягчилось, губы, такие чувственные, раздвинулись в некоем подобии улыбки. Я вспыхнула и отступила на шаг, руки его опустились. Он открыл рот, словно хотел что-то сказать, но тут прозвенел звонок и бросилась прочь. Я, как всегда, опаздывала. А еще спасалась с бегством.
Но убегала от него я зря. Через пять минут в класс вошел Он. Судьба так распорядилась, что гот, как я его мысленно прозвала, и есть новенький. Блин, и надо же было такому случиться, что свободное место было только одно – рядом со мной. Он сел справа от меня. Я застыла как статуя, боясь повернуться. Сидевшая впереди меня Сара обернулась и игриво подмигнула мне, заметив мой взгляд, умоляющий о спасении.
– Не поделишься книжкой, я не успел все забрать из библиотеки?! – миролюбиво спросил парень, в то время как я судорожно старалась припомнить, как же мисс Мэдисон представила его.
– Да, пожалуйста, – по-прежнему не глядя на него, я придвинула учебник к нему и тупо уставилась на буквы, так и плясавшие перед глазами.
Я плохо помню, как закончился урок. Я чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего тела, а его длинные волосы едва касались моего оголенного плеча. Когда прозвенел звонок, я облегченно вздохнула и покинула территорию класса с гордо поднятой головой, чувствуя, как его пронзительный взгляд следит за мной.
– Кто это, Сара? – я схватила подругу и затрясла ее.
Она расхохоталась.
– Я знала, что он тебе понравится, – сообщила она. – Не зря очень похожий молодой человек висит у тебя над кроватью! Скажи, он классный!
– И вовсе не… – я умолкла, заметив хитрое и недоверчивое выражение на лице подруги. – Да, он классный.
– О ком это вы говорите? – раздавшийся за спиной голос принадлежал готу.
Я едва не подпрыгнула и была в полном шоке, когда Сара доверительно и очень громко призналась.
– О тебе.
Предательница! Знала, что он стоит близко и все слышит, и даже не предупредила! Лучшая подруга называется. Я возвела очи к потолку и подумала о том, что было бы неплохо провалиться куда-нибудь сквозь землю. Увы, пол никуда не делся, и я была вынуждена повернуться к нему, этому демону. Сара уже куда-то испарилась.
Он смотрел на меня очень внимательно. Его серые глаза словно сканировали меня. Бежать!
– Ну, я пойду, ладно?
Не дожидаясь ответа, я пошла прочь. Но его тихий голос заставил меня обернуться.
– Не уходи.
И я вернулась к своему месту у окна.
– Меня зовут Джо. Джонатан Джефферсон, – я смотрела на юношу с изумлением. Как он догадался, что я прослушала его имя? – Я заметил, что ты не очень слушаешь то, что говорит мисс Мэдисон.
– Она много чего говорит, и не всегда то, что мне интересно.
Джо нахмурился. Я начала понимать, что такое ляпнула.
– Я вовсе не о том, что ты мне не интересен. Просто в тот момент, я думала…
– Что я классный? – парень лукаво усмехнулся.
Мои щеки никогда так много не горели, как в тот день, когда мы познакомились с Джо. Он все свободное от уроков время проводил рядом со мной. Просто стоял, и смотрел на меня, заставляя краснеть. Я мечтала о том моменте, когда закончатся уроки и я уеду. Сара подливала масла в огонь, выводя меня из себя своими красноречивыми взглядами. Да он по уши втрескался в тебя, говорили они. Но это еще полпроблемы. Я поняла, что сама влюбилась в него.
– Диана, не хочешь прогуляться со мной сегодня по парку? – однажды спросил он. – Я бы пригласил тебя в кафе или на дискотеку, но проблема в том, что не очень люблю бывать в таких местах.
– Настоящий гот, – улыбнулась я и поспешила его успокоить. – Я и сама не ходок в такие места. А прогуляться по весеннему парку и понаблюдать, как просыпается природа – с удовольствием.
Джонатан улыбнулся. Я любила его улыбку, потому что улыбался он редко. Тем она и была драгоценна, его добрая и по-мальчишески задорная улыбка.
После занятий мы с Джо направились в парк, где днем почти никого не было. Он снял плащ и положил его на траву и кивнул мне, приглашая сесть.
– Зачем, есть же скамейки? – с сомнением протянула я и рукой обвела парк, где повсюду стояли симпатичные деревянные скамейки.
Он покачал головой и усадил меня на плащ. Затем завернул рукава своей шелковой черной рубашки и лег рядом, уставившись на листву над головой.
– Я, наверное, сошел с ума, появившись здесь. Все в школе гадают, что за идиот перебрался из одной школы в другую, да еще накануне экзаменов и выпускного. Но я не мог иначе. И я рад, что сделал это. Диана, ты мне очень нравишься!
– Я догадывалась об этом.
– Я себя с головой выдал, да? По мне сразу понятно, привлекает меня человек, или нет. И ты… – Джо неожиданно поднялся и с недовольством смерил меня пронзительным взглядом, к которому я так и не привыкла. – Что я говорю! Я мечтаю о тебе днем и ночью. Ты стала для меня всем. Я люблю тебя, Диана.
Я видела его глаза, его нерешительность, его напряженно выпрямленную спину. Мир вокруг неожиданно умолк, словно в преддверии чего-то грандиозного. Глубоко вздохнув, я обняла его, спрятала лицо у него на груди и ответила:
– И я тебя. Настолько сильно, что мне страшно. Ты всего месяц учишься у нас, остался еще один и…
– Я должен буду уйти после выпускного. Нам, наверное, лучше больше не общаться, Диана. Я не хочу, чтобы ты страдала, – Джо отстранился.
– Нет! – он не хотел, чтобы я страдала, и все равно делал мне больно. – Куда ты уйдешь?
– Туда, откуда пришел. Мне нельзя остаться здесь навсегда, рядом с тобой, как бы мне этого ни хотелось.
– Знаешь, Джо… – я постаралась успокоиться. – Даже если ты уйдешь, я не перестану любить тебя. Ты самый дорогой мне человек, хотя я по-прежнему ничего не знаю о тебе.
– Зачем тебе все знать? Не уверен, что правда тебе понравится, – он смотрел куда-то сквозь меня и думал о своем.
– Если ты не хочешь говорить, не надо.
Возьми себя в руки, приказала я себе. Он что-то скрывает, ну и что? У каждого человека есть тайны, о которых он не хочет говорить. И Джонатан не исключение. Но надо ли из-за этого расставаться?
– Зачем же ты тогда со мной общаешься? Зачем признаешься в любви?
– Я хотел, чтобы ты знала о моих чувствах.
– Джефферсон, не ожидала от тебя такого! Сначала навязываешь свое общество, а потом бежишь?! – ударить его что ли, чтобы одумался?
– Прости.
– Я буду общаться с тобой. Даже если после выпускного ты исчезнешь из моей жизни. Дай насладиться твоим обществом до конца.
– Но чем дальше, тем сложнее будет! – почти выкрикнул Джо и одним рывком поднялся на ноги.
– Плевать! – я бросилась за ним и обняла. – Плевать! – повторила я, плача.
– Дурочка! – ласково прошептал Джонатан и поцеловал меня.
Он уступил мне, согласившись сопровождать меня на выпускной. Мы продолжали встречаться. Однажды я пригласила его к себе на ужин, но Джо отказался, сославшись, что дома его ждет старый дед, который будет волноваться, если он не придет вовремя.
– А где ты живешь? – как бы невзначай спросила я, гадая, ответит ли.
Джонатан несколько секунд молчал, сосредоточенно пытаясь придумать ответ.
– М – м, рядом с кладбищем, неподалеку.
– Не видела, чтобы там кто-то жил. Слишком уж там жутко жить. Но я почти каждый день ходила навещать умершую недавно бабушку.
– Я знаю, – я вытаращилась на Джо, будто у него внезапно выросло две головы. Откуда?
– Я же живу неподалеку. И к тому же я, как гот, обожаю кладбище. Ты посещала не только бабушку, верно? Я видел, как ты кладешь букет на могилу еще одного человека. Почему сейчас не ходишь? – он испытующе уставился на меня.
Я смутилась. Почему в его глазах горечь?
– Мне сейчас некогда. Я готовлюсь к экзаменам, выпускному, встречаюсь с тобой. Мне просто не хватает на все времени. Но я обязательно навещу их после выпускного.
Он удовлетворенно кивнул и улыбнулся.
Прошел еще месяц и настал вечер выпускного бала, где меня уже дожидался Джо с букетом роз. Он был восхищен моим «готическим» платьем. Но я лишь хотела соответствовать ему, моему кавалеру в наш последний вечер. Я не стала делать никаких причесок, оставив черные волосы свободно распущенными. На балу нас назвали самой красивой и «самой мрачной» парой. Затем настал момент, которого я долго ждала – объявили вальс.
Я немного сомневалась, умеет ли Джо танцевать, и была удивлена, когда он поклонился мне, поцеловал мою руку, и даже сквозь надетые черные перчатки, я почувствовала жар его губ. Он вывел меня в круг танцующих и мы закружились в вихре вальса. Многие понимающе и с улыбками смотрели на нас, но мы не могли отвести друг от друга глаз. Была лишь музыка, его опьяняющая близость и любовь, которая плескалась в серых глазах. Увы, у этой любви не было будущего.
Наш первый и последний танец. Джо заметил перемену в моем настроении и, как только музыка закончилась, поспешил увести меня на улицу. Сара провожала нас удивленным взглядом, но Джерри отвлек ее, приглашая танцевать.
Ветерок немного остуди мои щеки, высушил выступившие слезы. Джонатан развернул меня к себе и крепко обнял. Вот бы остаться в его объятиях навсегда!
– Перестань. Я не хотел, правда не хотел делать тебе больно. Ведь ты так много сделала для меня, Диана.
Я нахмурилась. Разве?
– Пойдем, я все расскажу тебе, – с тяжелым вздохом произнес он.
– Подождите. Давайте я вас сфотографирую на память! – с крыльца сбежала девушка с фотоаппаратом в руках.
– Давай! – я умоляюще смотрела на Джо, и он с явной неохотой согласился. Фото, это замечательная идея, думала я. Останется хоть какая-то память о том времени, когда я была счастлива. И о нем.
– Обнимите девушку. И смотрите в объектив, а не друг на друга! – хихикнула фотограф и сделала несколько снимков.
Джо облегченно вздохнул и, взяв меня за руку, повел в сторону своего дома. Неужели он передумал и никуда не уедет, думала я, размечтавшись. Мы пришли на кладбище. Я поежилась от нехорошего предчувствия. Что мы тут делаем?
– Зачем мы сюда пришли, Джо? – спросила я.
Он выпустил мою руку и шел дальше, не сомневаясь, что я иду следом. И я шла, пока мы не остановились у креста, на которой не было таблички с именем. Именно ее навещала изо дня в день. В тот день, когда я на нее наткнулась, могила выглядела совсем заброшенной. Покореженный крест, сделанный из двух скрещенных палок, вызывал жалость. Я сделала так, чтобы он стоял прямо, повесила венок и носила каждый день цветы и бабушке и этому забытому всеми человеку. Но почему Джонатан привел меня именно сюда?
И Джо заговорил тихим голосом, в котором слышалась горечь и боль.
– Однажды в ваш городок на выходные приехала компания готов. У кого-то здесь были родственники, вот компания и решила отдохнуть и побывать в новом месте. Ну и на кладбище побывать, конечно. В полночь веселье только началось, когда появился местный с ружьем наперевес и велел «сатанистам» уйти, пока он не начал изгонять из них дьявола. Готы решили не спорить. Но один из компании забыл взять свой плащ, который оставил на одной из могил. Он вернулся, но тот человек не ушел. Он был разозлен тем, что гот вернулся и с криком: «Раз ты не хочешь по-хорошему…» выстрелил. Он-то целился в плечо, но в темноте промахнулся и попал парню прямо в сердце. Тот умер на месте. На следующее утро пришли люди, и, увидев мертвеца, стали выяснять, откуда он. Узнали, что он не местный, да еще и одет как прислужник дьявола. И решили его похоронить. Никто сначала не хотел хоронить его на территории кладбища, но местный священник упорно заявил, что хоронить его вне кладбища «не по-христиански»! И тогда жители согласились. Но похоронили его не рядом с остальными, а на самом отшибе в самом дешевом гробу. На крест тратиться не стали и один из местных сколотил вот это.
– А откуда ты знаешь? – спросила я, потрясенная его рассказом.
– Это я тот гот, которого убили. Это моя могила.
– Что? – я не знала, что и думать, ошеломленная.
Как это его могила? Как это он мертвый? Мне ли не знать, что он настоящий и из плоти и крови. Я прикасалась к нему, я знаю.
– Я очень благодарен тебе, Диана, за то, что ты единственная позаботилась обо мне. Я лишь хотел отблагодарить тебя. Я вообще хотел однажды подойти к тебе на кладбище и сказать спасибо. И исчезнуть. Но не смог. Вот почему я появился в вашей школе. Но я и не предполагал, что полюблю тебя.
Я старалась найти на его лице признаки лжи, но он смотрел мне в глаза и произносил эти слова, так похожие на бред сумасшедшего. Он говорил правду.
– Джо… – я со слезами на глазах смотрела, как он поворачивается, чтобы навсегда уйти из моей жизни. – Прошу, не уходи! Я не смогу без тебя! Джо!
– Спасибо тебе. Прощай. И помни, я люблю тебя! – услышала я его голос, едва слышный шепот.
Я бросилась за ним, чтобы обнять и никогда не отпускать. Но мои руки нащупали лишь пустоту. Джонатан Джефферсон ушел. Навсегда. Букет роз, что я кинула, когда пыталась удержать его, рассыпался и я упала на колени, сминая прекрасные бутоны. Наверное, со стороны, это выглядело очень красиво и готично: девушка, рыдающая у могилы неизвестного, стоящая на коленях среди рассыпанных роз.
Я не помню, как пришла домой. Мать ужаснулась, увидев мой невидящий взгляд и полное отсутствие эмоций. Я молчала, когда она трясла меня за плечи, пытаясь выяснить в чем дело. Я молчала, когда пришла Сара с Джерри. Я не могла понять, как мне жить дальше. Самый ужасный день был, когда принесли фотографии с бала. На том фото, где должны были быть мы с Джо, стояла лишь я. И темная тень рядом лишь отдаленно напоминала силуэт высокого человека, одетого в черное. Сара старалась утешить меня, мать носилась по дому, угождая мне во всем.
Я просыпалась среди ночи с его именем на устах. Я смотрела на рисунок у меня над кроватью и видела Джо. Я плакала в подушку, которую мама наутро выжимала от моих слез. Я похудела и мать всерьез начала задумываться над тем, а не отвезти ли дочь в психиатрическую больницу на обследование. А еще я ходила на кладбище. Каждый день и в любую погоду. Я посадила на могиле Джо цветы и прибила к кресту табличку с его именем. А еще я узнала, кто убил Джонатана. Им оказался особо верующий Шерил Дрейк, наш сосед, умерший через год после гибели Джо от сердечного приступа.
Постепенно жизнь стала налаживаться. Я уехала учиться в другой город. Но каждое лето приезжала домой и навещала Джонатана. И еще я могла не волноваться, о том, что забыла его. Цветы, что я посадила, цвели круглый год и Джо, будучи на небесах, видел их и радовался.
 
 
*Комиссар: автор, в поле краткой новости желательно вставлять иллюстрацию, соотвествующую теме публикации.






Я Феникса - птица


Читать далее
Галерея фэнтези

Читать далее
Тёмные эльфы, дроу


Читать далее

Автор поста
TatyanaSelena
Создан 2-10-2009, 23:43


145


6

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх