Наследие солнечного дракона. Часть 21
Итак, путь ясен, и все точки расставлены. Цель Мелинайры - замок Аррульгангра, чародея, которому известна судьба ее пропавшего сородича. Но какую цену ей придется заплатить за это путешествие? Ах, Мелинайра, Мелинайра... трудный ждет тебя выбор. Но - ты дракон, и не привыкла менять решения. Что ж, может быть, это и к лучшему...
- Она погубит ÑебÑ! – в отчаÑнии обратилÑÑ Ð˜Ð»ÑŒÑ‚Ð¸Ð°Ð½ к Ðрхимагу, - Ее ведет не здравый раÑÑудок, а ÑÐ»ÐµÐ¿Ð°Ñ ÑроÑÑ‚ÑŒ, и она погубит ее! Я должен лететь за ней.
- Тебе ее не оÑтановить. Она Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¸ не заметит.
- Ðо Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ защитить ее!
- От нее Ñамой? – Ðрхимаг проницательно на него поÑмотрел, - Рвозможно ли Ñто?
- Ðо Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶ÐµÐ½ Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ попробовать! То, что она задумала – безумие, но Ñ Ð½Ðµ могу так проÑто броÑить ее на произвол Ñудьбы, ведь она Ð¼Ð¾Ñ ÑеÑтра! Я должен идти за ней.
- Это может быть опаÑно, - вздохнул Ðрхимаг, - Очень опаÑно Ð´Ð»Ñ Ð´Ð²ÑƒÑ… Ñтоль молодых и наивных ÑущеÑтв. Ð’Ñ‹ оба можете умереть.
- Что ж, выходит, Ñуждено. Ðе мне Ñ Ñтим Ñпорить, - пробормотал Ильтиан, - Ðо будьте уверены – дратьÑÑ Ñ Ð±ÑƒÐ´Ñƒ до Ñамого конца! – и, раÑправив крыльÑ, феникÑ, похожий на ÑгуÑток кроваво-алого пламени, броÑилÑÑ Ð·Ð° Ñвоей подругой, и его длинный золотой хвоÑÑ‚ летел за ним, подобно широкому шлейфу. К тому времени Мелинайра была уже Ñрким золотым Ñполохом на горизонте, и казалаÑÑŒ не больше мотылька, поÑтепенно ÑтановÑÑÑŒ вÑе меньше и меньше. Она не оглÑдывалаÑÑŒ назад, так что Ильтиану пришлоÑÑŒ приложить немало уÑилий, чтобы вÑе же догнать ее.
- Я решил, что отправлюÑÑŒ Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹! – крикнул он, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð½Ðµ был уверен, что она его уÑлышит.
- Тогда не отÑтавай! – прорычала дракониха и рванулаÑÑŒ дальше. Ее тело вытÑнулоÑÑŒ в одну линию, муÑкулы вздымалиÑÑŒ и опадали в бешеном ритме, по-Ñоколиному изогнувшиеÑÑ ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ, казалоÑÑŒ, готовы были разорвать Ñлишком плотный Ð´Ð»Ñ Ð½Ð¸Ñ… воздух, а глаза горели таким диким пламенем, что даже Ñолнце не могло Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ ÑравнитьÑÑ! Они летели веÑÑŒ день, без передышки, Ñловно вознамерилиÑÑŒ обогнать Ñамо времÑ, и даже вечером, когда Ильтиан был уже едва жив от уÑталоÑти, Мелинайра очень и очень неохотно ÑоглаÑилаÑÑŒ приземлитьÑÑ Ð½Ð° небольшую полÑнку в леÑу, а когда феникÑ, мешком плюхнувшийÑÑ Ð½Ð°Ð·ÐµÐ¼ÑŒ, поÑмотрел на нее, беÑпокойно вилÑвшую хвоÑтом и выпуÑкавшую из ноздрей целые облака белого дыма, он едва не заÑтонал во веÑÑŒ голоÑ: завтра жди продолжениÑ! Впрочем, Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð¸ прозвучал Ñовершенно Ñпокойно:
- ИнтереÑно, где мы?
- Скорее… вÑего… уже… в СилинÑком… графÑтве, - пропыхтел Ильтиан.
- Эй, да Ñ‚Ñ‹ ÑовÑем никакой! – она повернулаÑÑŒ к нему и внимательно его обнюхала, выÑунув кончик Ñзыка от удивлениÑ, - И такой горÑчий!
- ОÑтынешь… тут, - Ñ„ÐµÐ½Ð¸ÐºÑ Ð²Ñе пыталÑÑ Ð²Ð¾ÑÑтановить дыхание, - Во Ð¸Ð¼Ñ Ð¤Ð°Ð°Ñ€Ð°Ð»Ñ! Еще одна Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð³Ð¾Ð½ÐºÐ° – и Ñ Ð½Ðµ выдержу! Ðам обÑзательно лететь Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ ÑкороÑтью?
- ПроÑти, - она виновато понурила голову, - Ðо так надо, - и, вздохнув, прошептала, - Ðе Ñтоило тебе Ñо мной лететь. Это Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°, не твоÑ.
- Ðо ведь наши дороги уже давно ÑлилиÑÑŒ в одну, - он Ñлабо ей улыбнулÑÑ, - Мы Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ едины.
- Да, - она положила Ñвою точеную золотиÑтую голову на землю Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° брата большим Ñнтарным глазом, - Мы едины.
- Точно. Спокойной ночи, златокрылаÑ.
- И тебе Ñпокойной ночи, златохвоÑтый… Ð¢ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñадить на дерево?
- Да Ñ Ñам как-нибудь… Ñй! – вÑкрикнул он, когда дракониха, Ñ Ð½ÐµÐ²ÐµÑ€Ð¾Ñтной нежноÑтью подцепив его мордой, привÑтала на дыбы и бережно препроводила его на ветку, где он Ñмог уÑеÑÑ‚ÑŒÑÑ, - Фухх… Ðу зачем так? Я и Ñам бы Ñмог.
- Ðо куда медленнее, правда? – она заÑмеÑлаÑÑŒ и вÑтала на вÑе четыре лапы, ее глаза ÑмеÑлиÑÑŒ, - Давай, Ñпи. Завтрашний день будет долгим.
- Это точно, - пробурчал тот, раÑпушиваÑÑÑŒ и прÑча голову под крылом. Мелинайра же, улыбнувшиÑÑŒ, легла наземь и почти мгновенно уÑнула. Сны ее окутала Ð·Ð½Ð°ÐºÐ¾Ð¼Ð°Ñ Ð´Ñ‹Ð¼ÐºÐ° тумана, и дракониха, невеÑÐ¾Ð¼Ð°Ñ Ð¸ беззаботнаÑ, Ñтремительно полетела Ñквозь него, пока не заметила впереди чью-то крылатую тень, чьи Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð·Ð°Ñтавили ее Ñердце забитьÑÑ Ð±Ñ‹Ñтрее.
- Мама! – радоÑтно закричала она, броÑаÑÑÑŒ вдогонку, - Мама! – но та, Ñловно не Ñлыша ее, полетела дальше, и, Ñколько бы наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ Ð½Ð¸ колотила по воздуху крыльÑми, тень ее матери не приблизилаÑÑŒ ни на шаг, а потом и вовÑе начала таÑÑ‚ÑŒ, пока Мелинайра не понÑла, что оÑталаÑÑŒ абÑолютно одна, вмеÑте Ñ Ð±ÐµÑчиÑленными клочьÑми тумана, окутавшего ее Ñо вÑех Ñторон.
- Мама! – Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑŽ и рвущей Ñердце жалобой воÑкликнула она, на ее глазах выÑтупили Ñлезы… и тут Ñтрогий Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÑ€Ð¸ заÑтавил ее вздрогнуть от неожиданноÑти. Самой ее видно не было, но говорила она до того громко и ÑÑно, что казалоÑÑŒ – она ÑовÑем Ñ€Ñдом.
- Зачем Ñ‚Ñ‹ Ñто Ñделала, Мелинайра?
- Что, мама? – она недоуменно завертела головой, - Где ты?
- Я здеÑÑŒ.
- Ðо Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ вижу!
- Это потому, что Ñ‚Ñ‹ Ñлепнешь, дочь моÑ, - как-то немного Ñтранно ответила та, - Ты поÑелила в Ñвоем Ñердце гнев и ненавиÑÑ‚ÑŒ, которые затмили твой разум и заглушили Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñердца. Ты поддалаÑÑŒ ÑроÑти, Мелинайра, позволила ей наполнить Ñвою душу! Зачем?
- Ðо… но, мама...
- Мелинайра, запомни: Ñ‚Ñ‹ – Дочь Света, Ñ‚Ñ‹ из рода Ñолнечных драконов, потомков Ñамого Сирингара, что Ñумел Ñоединить вмеÑте вÑе четыре оÑновополагающие Ñтихии. Ð‘Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ñ Ñ‡ÐµÐ¼Ñƒ был Ñоздан и ТалиÑман Солнца, и ВалладельфиÑ, и веÑÑŒ нам извеÑтный мир! Так не давай же тьме завладеть Ñвоим Ñердцем, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ‡ÑŒ, не давай ей затмить твой раÑÑудок! БойÑÑ Ð´Ð°Ñ‚ÑŒ им такой шанÑ, бойÑÑ Ð¿Ð¾Ð·Ð²Ð¾Ð»Ð¸Ñ‚ÑŒ им веÑти тебÑ, ибо Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð° приведет в бездну!
- Так Ñ‚Ñ‹ Ñчитаешь, что Ñ Ð±Ñ‹Ð»Ð° не права? – она изумленно захлопала глазами, - Ðо Ñ Ð¶Ðµ Ñделала Ñто ради вÑех наÑ, мама! Ради вÑего нашего рода!
- Ðет, Мелинайра. Ты Ñто Ñделала не Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ, а Ð´Ð»Ñ ÑебÑ, ведь ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²ÐµÐ»Ð¸ жалоÑÑ‚ÑŒ к Ñамой Ñебе… и Ñгоизм, - тут раздалÑÑ Ñ‚Ñжелый вздох, а, ÑпуÑÑ‚Ñ Ð¼Ð³Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ðµ, Мелинайра увидела Ñ€Ñдом Ñ Ñобой призрачную тень Ñвоей матери, что Ñтрого и печально Ñмотрела на нее, - Ðе ждала Ñ Ð¾Ñ‚ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð³Ð¾, дочка. Ðеужели Ñ‚Ñ‹ так и не понÑла? Или проÑто не Ñмогла понÑÑ‚ÑŒ, потому что Ñ€Ñдом не было никого, готового вÑе тебе объÑÑнить?
- Что понÑÑ‚ÑŒ?
- Жизнь Ñолнечного дракона – Ñто жизнь вечного воителÑ, борца за добро и ÑправедливоÑÑ‚ÑŒ. Она не принадлежит ему в той же Ñтепени, как, Ñкажем, грифону или единорогу. Мы живем не Ð´Ð»Ñ ÑебÑ, а Ð´Ð»Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¸Ñ…, живем их гореÑÑ‚Ñми, бедами и заботами, Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ñ Ð¸Ñ… и Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ð°Ñ ÑражатьÑÑ Ñо злом, коли уж они не так Ñильны, чтобы противоÑтоÑÑ‚ÑŒ ему в одиночку. И в первую очередь мы должны думать о них, о тех, кто надеетÑÑ Ð½Ð° Ð½Ð°Ñ Ð¸ верит в то, что мы им не откажем. Ðе забывай об Ñтом, Мелинайра! Ðе забывай, кто Ñ‚Ñ‹!
- То еÑть… Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð½Ð° вернутьÑÑ, да? Рчто, еÑли другой детеныш выжил? Вдруг ему нужна помощь? Вдруг Ñ Ñумею ему помочь?!
- Ты не так Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ñла, дорогаÑ, - покачала головой дракониха, - Я не имела в виду то, что Ñ‚Ñ‹ должна отказатьÑÑ Ð»ÑŒ вÑех Ñвоих желаний – ведь тогда жизнь утратит вÑе краÑки, и будет ненамного отличатьÑÑ Ð¾Ñ‚ Ñмерти. ПроÑто пойми, что от твоих решений зачаÑтую завиÑит Ñлишком многое, чтобы, Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñƒ, броÑатьÑÑ Ð½Ð°Ð²Ñтречу приключениÑм, не задумываÑÑÑŒ о поÑледÑтвиÑÑ…. У Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñердце воительницы, дочка, доброе, но горÑчее, так что тебе Ñтоит научитьÑÑ Ñдерживать его порывы… Лишь так Ñ‚Ñ‹ Ñумеешь ÑпаÑти Ñына Эвилины.
- Сына? Так ты знаешь о нем?
- Я Ñпрашивала других духов, и они поведали мне о его Ñудьбе. ЭкÑтеллиор дейÑтвительно продал Ñйцо Ðррульгангру, но тот не Ñтал его уничтожать или иÑпользовать в каких-то Ñвоих целÑÑ…, но позволил детенышу вылупитьÑÑ Ð¸ решил покорить его Ñвоей воле… Глупец, - даже Ñквозь неизмеримую печаль в ее голоÑе ÑлышалоÑÑŒ презрение, - Видно, он ÑовÑем не знает драконов, коли ему не извеÑтно, что нам неведома рабÑÐºÐ°Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ¾Ñ€Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ, что мы не признаем Ñлов «гоÑподин» и «хозÑин». Мы принадлежим вÑем и не принадлежим никому, хоть графу, хоть магу, хоть Ñамому королю! – в ее глазах полыхнуло гордое пламÑ, но потом она добавила уже потише, - Однако Ðррульгангр не ÑдаетÑÑ. С Ñамого Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾Ð½ безнаказанно иÑÑ‚Ñзает и мучает Ñвоего пленника, вот уже много, много лет, - она вздохнула, - Страшно даже предÑтавить, какие ÑтраданиÑ, какую боль он выноÑит каждый день…
- Ðо где он, мама? Где мне его найти? РаÑÑкажи!
- РаÑÑказывать долго и трудно. Лучше уж Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ покажу.
- Это как? – не понÑла наша героинÑ, но мама только улыбнулаÑÑŒ и, взÑв ее за лапу, Ñложила ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¸ Ñтремительно полетела вниз, таща дочь за Ñобой. Ветер хлеÑтнул им в лицо тугой волной, но закончилоÑÑŒ падение удивительно быÑтро, и, приоткрыв глаза, наша Ð³ÐµÑ€Ð¾Ð¸Ð½Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾ вÑкинула брови – под ней была та ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ñнка, на которой они оÑтановилиÑÑŒ, и Ильтиан Ñладко Ñопел на ветке, а Ñама Мелинайра лежала под деревом, Ñ…Ñ€Ð°Ð¿Ñ Ñ‚Ð°Ðº, что по траве перед ее ноÑом прокатывалиÑÑŒ такие волны, какие бывают, наверное, только на море в шторм. Ðо мама не Ñтала ÑмеÑÑ‚ÑŒÑÑ, и, покружив немного над ÑпÑщими, Ñказала:
- Запоминай направление, - и потÑнула ее в Ñторону, - Видишь вон там, на Ñевере, голубую полоÑку? Это Огненные горы, Ð²Ð»Ð°Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð°ÑˆÐ¸Ñ… Ñерых Ñобратьев. Рвам Ñ Ð˜Ð»ÑŒÑ‚Ð¸Ð°Ð½Ð¾Ð¼ нужно лететь в направлении вон той, Ñамой выÑокой горы. Она называетÑÑ Ð¡Ñ‚Ñ€Ð°Ð¶ Севера, ее ни Ñ Ñ‡ÐµÐ¼ не Ñпутать. Полетели! – и, ударив крыльÑми по воздуху, она ÑорвалаÑÑŒ в полет, точно Ñтрела, ÑÐ¿ÑƒÑ‰ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñ Ñ‚ÐµÑ‚Ð¸Ð²Ñ‹, и Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²ÑŒÑ Ð¿Ð¾Ð´ ними тут же ÑлилиÑÑŒ в Ñплошное Ñеро-зеленое пÑтно, пока две драконихи, Ñ€Ð°Ð·Ñ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²ÐµÑ‚Ñ€Ð°, неÑлиÑÑŒ вперед вÑе быÑтрее и быÑтрее, объединенные пламенем Ñвоих душ… Ð›ÐµÑ Ð¿Ð¾Ð´ ними поÑтепенно Ñходил на нет, заменÑÑÑÑŒ раÑпаханными полÑми, ÑелениÑми и целыми городами, но им не было до Ñтого дела, и две тени, неÑлышимые и невидимые, не Ñворачивали Ñо Ñвоего пути, и, когда перед ними точно из-под земли выроÑла ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñтена огромного замка, Мелинайра без Ñлов понÑла – Ñто здеÑÑŒ. Мама подтвердила ее догадку легким кивком головы, и вот они, единым Ñлитным движением взмахнув крыльÑми, Ñтали облетать Ñто зловещее здание кругом, пока наконец не поднÑлиÑÑŒ выше крепоÑтной Ñтены, и так, во дворе, не увидели то, что иÑкали – довольно короткую и маÑÑивную цепь, намертво впаÑнную в Ñтену, другой конец которой заканчивалÑÑ Ñ‚Ð¾Ð»Ñтым Ñтальным ошейником на шее… молодого дракона, лежавшего на земле. У Мелинайры перехватило дыхание, и она оÑторожно Ñела на Ñтену, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ понимала, что ее никто не увидит. Сердце ее билоÑÑŒ, как птица в клетке, глаза Ñверкали. Солнечный дракон! Ðе беÑÐ¿Ð»Ð¾Ñ‚Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒ прошлого, а наÑтоÑщее, живое ÑущеÑтво! Дракон был примерно того же размера, что и она Ñама, ведь друг другу они приходилиÑÑŒ ровеÑниками, но Мелинайра Ñразу отметила и отличиÑ: ÑˆÐµÑ Ñƒ незнакомца была ÑущеÑтвенно толще, плечи – шире, а лапы – маÑÑивнее, шипы на голове были длиннее и в большей Ñтепени изогнуты, и в целом Ñтот дракон казалÑÑ ÐºÑƒÐ´Ð° мощнее и Ñильнее ее. От Ñтого вÑего в ее душе поднÑлÑÑ Ð½Ðµ понÑтный даже ей Ñамой воÑторг, и она Ñ Ð¶Ð°Ð´Ð½Ñ‹Ð¼ любопытÑтвом разглÑдывала его, пока ее внимание не привлекло какое-то Ñтранно неровное мерцание на его золотой шкуре, и, приглÑдевшиÑÑŒ, она в ужаÑе заметила длинные неровные шрамы, иÑчертившие его бока – Ñледы многочиÑленных побоев, навернÑка не раз доводивших его до полуÑмерти. Глаза драконихи округлилиÑÑŒ, а в душе поднÑлаÑÑŒ Ð³Ñ€ÐµÐ¼ÑƒÑ‡Ð°Ñ ÑмеÑÑŒ жалоÑти, гнева и кипучей ÑроÑти. Она была готова прÑмо ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð±Ñ€Ð¾ÑитьÑÑ Ð½Ð° помощь Ñоплеменника, но что могла беÑтелеÑÐ½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒ против цепей и мощного волшебÑтва?..
- Он же еще будет здеÑÑŒ, когда Ñ Ð¿Ñ€Ð¾ÑнуÑÑŒ? – она Ñ Ð¼Ð¾Ð»ÑŒÐ±Ð¾Ð¹ поÑмотрела на мать, - Он же не умрет? Скажи, мама!
- Да, дорогаÑ, - она кивнула, - Он еще будет здеÑÑŒ. Ðо вам Ñтоит поÑпешить. ЖеÑтоко даже на день продлевать его мучениÑ, еÑли еÑÑ‚ÑŒ возможноÑÑ‚ÑŒ положить им конец, - и, приобнÑв дочь крылом, она прошептала ей на ухо, - До вÑтречи, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ. Мы еще увидимÑÑ, обещаю, но теперь тебе пора возвращатьÑÑ. И… будь оÑторожна! Следуй зову Ñвоего Ñердца, и знай, что Ñ Ð²Ñегда буду Ñ€Ñдом Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹! – и она раÑтворилаÑÑŒ в воздухе, а Мелинайра, вздохнув, крепко зажмурилаÑÑŒ, и, когда она вновь открыла глаза, то увидела, что лежит на полÑне, а утреннее Ñолнце только-только позолотило верхушки деревьев. Ильтиан поÑапывал на Ñвоей ветке, и, когда дракониха, привÑтав на задние лапы, передней Ñтала его тормошить, он лишь недовольно заворочалÑÑ.
- Ильтиан! Ð’Ñтавай! Ðу, вÑтавай же! – беÑцеремонно толкала и Ñ‚Ñ€ÑÑла его дракониха, - Давай!
- Ð? Ðу что тебе? – он Ñонно разлепил глаза, но тут же вÑкрикнул – от Ð²Ð¾Ð»Ð½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¸Ð· паÑти драконихи поÑыпалиÑÑŒ иÑкры, и ему пришлоÑÑŒ поÑпешно отпрыгнуть в Ñторону, чтобы ÑпаÑти Ñвой хвоÑÑ‚, - Ты что, ÑовÑем? – и он Ñтал отрÑхиватьÑÑ, морщаÑÑŒ от боли и запаха горелых перьев, - Поджарить Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ€ÐµÑˆÐ¸Ð»Ð°, что ли?
- Ильтиан, Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° во Ñне, куда нам лететь! – воÑкликнула она, нервно Ñ†Ð°Ñ€Ð°Ð¿Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ñƒ дерева когтÑми, - Я видела дорогу! И… Ñ Ð²Ð¸Ð´ÐµÐ»Ð° дракона! Солнечного дракона! – вÑкричала она в полном воÑторге, - Я так и знала, так и знала!
- Погоди, объÑÑни вÑе толком! – замахал он на нее крыльÑми, - И по порÑдку, а то Ñ Ð·Ð°Ð¿ÑƒÑ‚Ð°Ð»ÑÑ! У Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾, опÑÑ‚ÑŒ было Ñвидание Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÑ€ÑŒÑŽ?
- Да! И она показала мне, где находитÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚ дракон! Он в плену у Ðрруль-гангра, тот держит его в Ñвоем замке… и мы должны ему помочь! Ðадо Ñпешить!
- Так Ñ Ñ‡ÐµÐ³Ð¾ Ñпешка-то, коли Ñ‚Ñ‹ знаешь дорогу? Ðадо бы Ñначала поеÑть…
- Он его мучает, Ильтиан! Мучает! Ты бы видел шрамы на его шкуре! Это же подло, труÑливо и низко – заÑтавлÑÑ‚ÑŒ его Ñтрадать Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ ненамного дольше! – и, глубоко вздохнув, чтобы немного уÑпокоитьÑÑ, она Ñказала, - Ты как хочешь, брат мой, но Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÐµÑ‚ÐµÐ»Ð°.
- О-о, - он жалобно заÑтонал, - Ðу Ñ‚Ñ‹ же знаешь, что Ñ Ð½Ðµ могу тебе отказать, когда Ñ‚Ñ‹ вот так вопроÑÑ‹ Ñтавишь… Ðо у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ñле вчерашнего ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ ÐºÐ¾Ñточка ноет и жалуетÑÑ!
- Это и еÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ¼Ð°? – Мелинайра улыбнулаÑÑŒ, - Глупенький, а Ñ Ð½Ð° что? Взлететь-то Ñможешь?
- Ðаверное, Ñмогу…
- Так давай, - и она ткнула его ноÑом, а феникÑ, Ñ‚Ñжело вздохнув, Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ взмахнул крыльÑми, ÑнÑвшиÑÑŒ Ñо Ñвоей ветки и начав медленно подниматьÑÑ Ð² небо, морщаÑÑŒ от каждого движениÑ, но, не уÑпел он и до верхушек деревьев добратьÑÑ, как золотые лапы на удивление нежно подхватили его под живот, и в результате он понÑл, что взмахивать крыльÑми ему вовÑе не обÑзательно, а, поднÑв голову, он увидел лаÑковую улыбку на лице драконихи.
- ПриÑтного полета, - промурлыкала она, и, отыÑкав глазами вершину Стража Севера, отÑюда казавшийÑÑ Ð½Ðµ выше холма, полетела вперед, Ñ ÑˆÑƒÐ¼Ð¾Ð¼ раÑÑÐµÐºÐ°Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð´ÑƒÑ…. И Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¾Ð½Ð° знала, что лететь далеко, а времÑ, за которое они пролетели Ñтот путь Ñ Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÑ€ÑŒÑŽ, проÑто ничтожно по Ñравнению Ñ Ñ‚ÐµÐ¼, что ей предÑтоит затратить наÑву, ее Ð²Ð¾Ð¾Ð´ÑƒÑˆÐµÐ²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñто ничуть не убавило, и она мчалаÑÑŒ так быÑтро, как только могла, бережно Ð¿Ñ€Ð¸Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ðº Ñебе Ñвою драгоценную ношу. Ð›ÐµÑ ÑтруилÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ ней пеÑтрым зеленым покрывалом, и не было ему ни конца, ни краÑ, а она взирала на него Ñ Ð²Ñ‹Ñоты орлиного полета, а Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸ казалаÑÑŒ не больше чем золотиÑтым пÑтнышком на фоне иÑпещренного облаками лазурного небоÑклона... Там, наверху, было довольно холодно, и Ильтиан нахохлилÑÑ, чтобы Ñохранить Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ оÑтатки тепла, но ÑнизитьÑÑ Ð½Ðµ проÑил, понимаÑ, что, когда находишьÑÑ Ð² землÑÑ… людей, лучше Ñоблюдать оÑторожноÑÑ‚ÑŒ и не нарыватьÑÑ Ð½Ð° неприÑтноÑти. Ее ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ñверкали в лучах Ñолнца, точно Ñотканные из нитей раÑплавленного золота, и она мчалаÑÑŒ над миром, Ð»Ð°Ð²Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ð¼ÐµÐ¶Ð´Ñƒ молочно-белыми громадами облаков, а глаза ее ÑветилиÑÑŒ от ÑчаÑÑ‚ÑŒÑ, так что, когда она, заÑмеÑвшиÑÑŒ, перекувырнулаÑÑŒ в воздухе, Ильтиану только и оÑталоÑÑŒ, что взвизгнуть от иÑпуга, а дракониха, уÑлышав Ñто, резко подброÑила его в воздух, и, только-только он уÑпел раÑкрыть крыльÑ, как она уже его поймала и Ñ Ð²ÐµÑелым вызовом поÑмотрела ему прÑмо в глаза.
- Ты что, и правда думал, что Ñ Ð½Ðµ уÑпею Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð¹Ð¼Ð°Ñ‚ÑŒ? – Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ñ‚Ð²Ð¾Ñ€Ð½Ð¾Ð¹ обидой ÑпроÑила она.
- Лучше… лучше Ñ‚Ñ‹ так не делай, - в ее когтÑÑ… он выглÑдел ÑовÑем крошечным, и Ñ Ð¼Ð¾Ð»ÑŒÐ±Ð¾Ð¹ Ñмотрел ей в глаза, - Ðе шути, так, Мелинайра!
- Буду! – она радоÑтно улыбнулаÑÑŒ, но вÑе же прижала его к груди, - Буду! Рзнаешь, почему? Потому что Ñ ÑƒÐ·Ð½Ð°ÑŽ вон то Ñеление! – и она указала на какое-то темное пÑтно в чаще леÑа, - Оно мне еще ночью запомнилоÑÑŒ! Уже недолго оÑталоÑÑŒ, Ильтиан!
- И Ñлава Духам, - он проÑто Ð¾Ð±Ð²Ð¸Ñ Ð² ее хватке, выражение у него в глазах ÑтоÑло ÑтрадальчеÑкое, - Ðе пойму: чего Ñ Ð·Ð° тобой увÑзалÑÑ? Да еще и в качеÑтве баллаÑта.
- Ðичего, Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ð½Ð¾ÑˆÐ° мне не в Ñ‚ÑгоÑÑ‚ÑŒ, - он заÑмеÑлаÑÑŒ, - И знаешь что? Я очень рада, что Ñ‚Ñ‹ летишь Ñо мной, братик!
- Ð Ñ-то, как будто, не рад, - он Ñлабо ей подмигнул, - Ладно, краÑавица… Дальше полетели-то?
- Ðу конечно! – она оÑкалила зубы, в глазах ее зажглиÑÑŒ задорные огоньки, броÑилаÑÑŒ дальше, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ Ñкорее духом, чем драконом, ÑгуÑтком огненной Ñнергии, которому подвлаÑтно вÑе на Ñвете! Во вÑÑŽ ширь раÑправив крыльÑ, она умело выбирала Ñамые Ñильные потоки ветров, дующие в направлении Огненных гор, и потому неÑлаÑÑŒ, как птица, Ð¿Ð¾ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¼ Ñвоим взмахом огромное раÑÑтоÑние. Ð›ÐµÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·Ñƒ поÑтепенно Ñошел на нет, его заменили небольшие Ñела, деревни и города… впрочем, Мелинайра мало Ñмотрела вниз, увереннаÑ, что Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ выÑоты, да Ñреди облаков, да еще и Ñ ÐµÐµ Ñветлой Ñолнечной окраÑкой ее увидит разве что орел… и поÑпешит убратьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð°Ð»ÑŒÑˆÐµ, ибо даже ему, беÑÑтрашному повелителю небеÑ, не ÑравнитьÑÑ Ð² гордом полете Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¾Ð¼! Лишь изредка она поÑматривала на риÑунок ландшафта внизу, убеждаÑÑÑŒ, что она не ÑбилаÑÑŒ Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸, но от Ñтого дорога короче не Ñтала, и только на закате, когда багрово-краÑное Ñолнце ÑклонилоÑÑŒ над западным краем земли, залив небеÑа кровавым Ñветом и превратив белые облака в паруÑа пылающих кораблей, а Ð»ÐµÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·Ñƒ – в угольно-черную громаду, темную и зловещую, окутанную жемчужной дымкой тумана, наши герои увидели, как впереди, Ñловно вылепленный из Ñерого дыма, медленно и величаво поднимаетÑÑ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ñ‹Ð¹ замок: Ñперва оÑтроконечные шпили, потом башни, неприÑтупные Ñтены Ñ ÑƒÐ·ÐºÐ¸Ð¼Ð¸ окнами, и лишь в поÑледний момент – маÑÑивный фундамент, почти ÑлившийÑÑ Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»ÐµÐ¹, на которой ÑтоÑло Ñто огромное каменное чудовище. Ркогда Ильтиан, чиÑто формально, хотел ÑпроÑить: «Это здеÑÑŒ?», как ответ пришел к нему Ñам Ñобой, и, не уÑпела Мелинайра даже пиÑкнуть, как он заорал не Ñвоим голоÑом: «Вни-и-из!», причем в таком тоне, что она даже Ñпрашивать не Ñтала – тут же Ñпикировала вниз, в Ñамую чащу леÑа, попутно переломав кучу ветвей и едва не порвав Ñебе крыльÑ, поÑле чего Ñ‚Ñжело рухнула на землю, уÑыпанную толÑтым Ñлоем хвои и лиÑтьев...


Автор поста
Аннаэйра
Создан 25-09-2009, 17:20


145


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Дети солнца. Глава 6
Проза

Сказание о золотом грифоне. Часть 5
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 3
Проза

Сад воронов. Глава 20
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 9
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх