Наследие солнечного дракона. Часть 18
Судьба одного дракона - против судьбы всей Валладельфии. Что выберет Мелинайра? И чем обернется ее решение для всей Страны Пяти Стихий?..
Ответ Мелинайры был неожиданным и Ñтремительным, причем наÑтолько, что змей даже отшатнутьÑÑ Ð½Ðµ уÑпел, когда дракониха, Ñложив крыльÑ, Ñпикировала вниз, вычертив идеально вертикальную линию, и Ñ ÑƒÐ¶Ð°Ñающей мощью врезалаÑÑŒ в голову морÑкого чудовища, вцепившиÑÑŒ в нее вÑеми когтÑми и Ñ€Ð°Ð·Ð´Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ñ‡ÐµÑˆÑƒÐ¹Ñ‡Ð°Ñ‚ÑƒÑŽ кожу в клочьÑ. Взревев от боли, Оругул броÑилÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð· – ведь теперь у Мелинайры не было Ñинего камнÑ, и, не разжав челюÑтей, она бы проÑто задохнулаÑÑŒ, однако она ни за что не желала отпуÑкать Ñвоего врага, и, пожалуй, Ñкорее бы пошла на дно, нежели оÑлабила хватку, но тут в вихре пузырьков, окруженный магичеÑким ореолом, в воду вклинилÑÑ Ð˜Ð»ÑŒÑ‚Ð¸Ð°Ð½ – Ð¼ÑƒÑ‚Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ½ÑŒ на фоне более Ñветлой поверхноÑти океана, поÑле чего Ñверкающий нимб окутал и ее голову, позволив вдохнуть полной грудью и еще Ñвирепее вгрызтьÑÑ Ð² тело врага. Оругул извивалÑÑ ÑƒÐ³Ñ€ÐµÐ¼, ÑилÑÑÑŒ ÑброÑить ее, но Мелинайра держалаÑÑŒ крепко, передними лапами обхватив челюÑти змеÑ, чтобы не дать ему пуÑтить их в ход, а задними полоÑÑƒÑ ÐµÐ¼Ñƒ шею и горло, попутно хлеща его хвоÑтом и крыльÑми, ÑÐ»ÐµÐ¿Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·Ð°. Вверх, вниз, во вÑе мыÑлимые Ñтороны броÑалÑÑ Ñерый гигант, но тщетно – ÑÐ¾Ð»Ð½ÐµÑ‡Ð½Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¸Ñ…Ð°, Ð²Ñ‹Ð²ÐµÐ´ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¸Ð· ÑÐµÐ±Ñ ÐµÐ³Ð¾ замечанием отноÑительно ее Ñемьи, не отпуÑкала его… однако неожиданно она уÑлышала, как над Ñамыми ее плечами ÑвиÑтнул хвоÑÑ‚ змеÑ, и едва уÑпела обрадоватьÑÑ â€“ промазал! – как лазурное ÑиÑние вокруг нее иÑчезло, и она едва уÑпела задержать дыхание, не дав воде хлынуть в легкие. Ильтиан же, получивший хоть и легкий, ÑкользÑщий, но вÑе равно мощный удар по груди, отлетел далеко в Ñторону, и его едва уÑпели поймать тонкие девичьи ручки, прижать к груди… Ñ„ÐµÐ½Ð¸ÐºÑ ÐµÐ´Ð²Ð° дышал, но вÑе внимание Эделлир было приковано к Ñхватке драконихи и змеÑ, к тому дикому, но не лишенному Ð²ÐµÐ»Ð¸ÐºÐ¾Ð»ÐµÐ¿Ð¸Ñ Ñ‚Ð°Ð½Ñ†Ñƒ, Ñтранной плÑÑке Ñмерти, в которую те оказалиÑÑŒ вовлечены. Тонкие Ñтруйки пузырьков вырывалиÑÑŒ из уголков рта и ноздрей Мелинайры, жемчужными нитÑми поднимаÑÑÑŒ вверх, тогда как легкие драконихи вÑе наÑтойчивей требовали Ñвежего воздуха, и вода Ñловно бы ледÑными тиÑками Ñжимала ее грудь, ÑтремÑÑÑŒ выÑоÑать из нее даже то, что еще оÑталоÑÑŒ, утащить на дно, лишить жизни безумную, что решила в гордыне Ñвоей, будто рожденный на Ñуше имеет над ней хоть какую-то влаÑть…
- Мелинайра! – закричала Эделлир, но ее Ñлова заглушил Ñвирепый рев Оругула, а потом громадный хвоÑÑ‚ Ð·Ð¼ÐµÑ ÑƒÐ´Ð°Ñ€Ð¸Ð» дракониху прÑмо между крыльÑми. К ÑчаÑтью, наÑтолько гибким, чтобы нанеÑти полновеÑный удар, ÑогнувшиÑÑŒ вдвое, не был даже змеиный хребет, и Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñƒ Мелинайры поплыли перед глазами разноцветные круги, хватки она не оÑлабила, даже поÑле того, как Ñ‚Ñжелый хвоÑÑ‚ еще неÑколько раз ударил ее по Ñпине, и один раз – по голове, да так, что от рывка в Ñторону у нее едва не треÑнули клыки, а во рту, помимо отвратительного змеиного Ñмрада, поÑвилÑÑ Ñолоноватый запах ее ÑобÑтвенной крови. Ð’ голове у нее помутилоÑÑŒ, Ñловно там уже ÑгущалаÑÑŒ Ð½Ð¾Ñ‡Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ¼Ð½Ð¾Ñ‚Ð°, но она уже решила, что не ÑдаÑÑ‚ÑÑ Ð´Ð¾ Ñамого конца, что во что бы то ни Ñтало одолеет Ñвоего противника… пуÑÑ‚ÑŒ даже ценой Ñтому будет ее жизнь. Обломок ТалиÑмана на цепочке болталÑÑ Ð½Ð° ее лапе, но она верила – даже еÑли она погибнет, Ильтиан найдет его и Ñумеет отнеÑти его, Ñтоившего им Ñтолько Ñтраданий и уÑилий, к Ðельмурагху, чтобы тот уж решил, что Ñ Ð½Ð¸Ð¼ делать. И когда она, из поÑледних Ñил запуÑтив зубы в затылок змеÑ, уже нащупав под чешуйчатой шкурой бьющуюÑÑ Ð¶Ð¸Ð»Ñƒ, хотела закрыть глаза и Ñжать челюÑти, не думаÑ, окажетÑÑ Ð»Ð¸ ее удар Ñмертельным или нет, как что-то блеÑÑ‚Ñщее мелькнуло мимо ее лапы, и длинное Ñтальное лезвие вонзилоÑÑŒ в кроваво-краÑный глаз чудовища, утонув в нем по Ñамую рукоÑÑ‚ÑŒ, а Оругул дико затрÑÑÑÑ Ð¾Ñ‚ боли и гнева, Ð¾Ð³Ð»Ð°ÑˆÐ°Ñ Ð¾ÐºÐµÐ°Ð½ криком боли и ÑроÑти, а потом, повинуÑÑÑŒ инÑтинкту, рванулÑÑ Ð²Ð²ÐµÑ€Ñ…, к Ñвету, гаÑнущему Ð´Ð»Ñ ÐµÐ³Ð¾ единÑтвенного, затÑнутого багровой пеленой глаза, но, едва оказавшиÑÑŒ на поверхноÑти, Мелинайра наконец-то отпуÑтила его и Ñ Ð´Ð¸ÐºÐ¸Ð¼ воплем втÑнула ноздрÑми долгожданный Ñвежий воздух, от которого ее помутневшие очи вновь заиÑкрилиÑÑŒ, в горле зловеще заклокотало, и поток жуткого пламени вырвалÑÑ Ð¸Ð· ее горла, объÑв вÑÑŽ голову змеÑ, так что поÑледний Ñвет, который Оругул видел в Ñвоей темной и кровавой жизни, было Ñто неÑтерпимо Ñркое золотое ÑиÑние… Могучие мышцы его обмÑкли, ÑˆÐµÑ ÑогнулаÑÑŒ, и морÑкой змей, брат Ñамого Ðверлога, Ñтрах и повелитель океанÑких глубин, чьего имени боÑлиÑÑŒ даже Ñамые храбрые и отважные воины, мертвым упал вниз, а его Ð¾Ð±ÑƒÐ³Ð»ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð° Ñ Ð½ÐµÐ·Ñ€Ñчими глазницами и беÑÑильно оÑкаленными зубами за Ñморщенным изгибом Ñухих губ, откинулаÑÑŒ в Ñторону, чтобы Ñ Ð¿Ð»ÐµÑком обрушитьÑÑ Ð² воду, отчего по ее лазурным волнам раÑтеклаÑÑŒ Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ñ‚ÐµÐ¼Ð½Ð°Ñ Ð»ÑƒÐ¶Ð°. Ðо Мелинайра не уÑпела даже порадоватьÑÑ Ñвоему уÑпеху – так и не Ñумев разжать Ñведенных Ñудорогой когтей на голове змеÑ, она Ñо Ñтоном рухнула Ñпиной вниз, Ñ…Ð²Ð°Ñ‚Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð´ÑƒÑ… широко раÑкрытой паÑтью и не в Ñилах им надышатьÑÑ. Боль, Ð½ÐµÐ²Ð¾Ð·Ð¼Ð¾Ð¶Ð½Ð°Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒ ломала вÑе ее мышцы, каждую коÑточку в ее теле, и не было в мире ничего, кроме Ñтой Ñтрашной муки, заÑтавлÑвшей ее Ñлабо корчитьÑÑ Ð² воде. Она не была в ÑоÑтоÑнии даже лапой пошевелить, и думала, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÑƒÑ‚Ð¾Ð½ÐµÑ‚, так что, когда перед ее мутнеющим взором заÑиÑл мÑгкий Ñиний Ñвет, то она Ñперва даже удивилаÑÑŒ – надо же, в прошлый раз было по-другому! – но потом Ñообразила, что чьи-то маленькие руки что-то надели ей на запÑÑтье, что она больше не тонет, наоборот, вода вокруг нее Ñловно загуÑтела, держа ее как бы на мÑгкой перине, а Ñинее ÑиÑние, как никогда Ñркое, обнимало ее Ñвоей лаÑковой, могучей магией, как мать обнимает Ñвое дитÑ, как бабушка обвивает руками Ñвою любимую внучку…
- Мелинайра, - донеÑÑÑ Ð´Ð¾ нее знакомый шепот, и, Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ приподнÑв Ñами Ñобой закрывающиеÑÑ Ð²ÐµÐºÐ°, она увидела знакомую голову, - Ты как, ÑеÑтренка?
- Могло быть… хуже, - еле-еле прохрипела она.
- Ты молодчина, - он похлопал ее крылом, - Ты проÑто не предÑтавлÑешь, ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ñ‚Ñ‹ молодчина. Ты вÑех Ð½Ð°Ñ ÑпаÑла.
- Глупенький, - она закрыла глаза, - Мы Ñделали Ñто вмеÑте… - поÑледним уÑилием выплели ее губы, а потом она замолчала. Хватит уже разговоров…
Ртем временем, не так далеко от меÑта кровавой Ñхватки, Ðлинтар, мать Эделлир, не находила Ñебе меÑта, пока ее муж Сарунтил и двое Ñтарших Ñыновей Ñ Ñуровыми выражениÑми на лицах готовилиÑÑŒ отправитьÑÑ Ð·Ð° Ðлый риф на поиÑки пропавшей девочки. Женщина Ñо Ñлезами на глазах поведала им, что вÑÑŽ дорогу от Коралловой Ñкалы до дома Эделлир вела ÑÐµÐ±Ñ ÐºÐ°Ðº-то Ñтранно, но она не Ñлишком обратила на Ñто внимание, решив, что она проÑто взволнована вÑтречей Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½Ð¾Ð¼ и феникÑом, а потому, когда та неожиданно иÑчезла, Ð´Ð»Ñ Ð½ÐµÐµ Ñто было наÑтоÑщим потрÑÑением, почти Ñравнимым Ñ Ñ‚ÐµÐ¼, что на пороге их уже ждал Сарунтил Ñ ÑыновьÑми, вернувшийÑÑ Ð¸Ð· Ñвоего очередного путешеÑтвиÑ. Супруг вÑтретил ее улыбкой, уверенный, что жена ответит тем же, но вмеÑто Ñтого она Ñ Ñ€Ñ‹Ð´Ð°Ð½Ð¸Ñми броÑилаÑÑŒ ему на грудь… и потерÑла Ñознание. Когда же она очнулаÑÑŒ, то обнаружила, что лежит в поÑтели, и над ней ÑклонилоÑÑŒ бледное лицо изрÑдно перепуганного мужа. ЗапинаÑÑÑŒ и Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ±Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñаму ÑебÑ, Ðлинтар раÑÑказала ему вÑе Ñ Ñамого начала, и под конец поведала о необычном поведении Эделлир, ее молчании и пугающе неподвижном, оÑтекленевшем взглÑде. Лицо Сарунтила помрачнело, брови ÑдвинулиÑÑŒ, и он ÑпроÑил:
- Ð Ñ‚Ñ‹ не пыталаÑÑŒ ее разговорить?
- Да, но она Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñловно не замечала. Ее глаза поÑтоÑнно Ñмотрели в одну точку, и казалоÑÑŒ, что она ничего не видит перед Ñобой – мне пришлоÑÑŒ взÑÑ‚ÑŒ ее за руку, чтобы веÑти вперед, а когда Ñ Ð¾Ñ‚Ð¿ÑƒÑтила ее, чтобы убрать Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸ водороÑли… то оглÑнулаÑь… а ее… ее уже не было, - и женщина раÑплакалаÑÑŒ, но, едва заметив выражение лица мужа, оÑеклаÑÑŒ и иÑпуганно ÑпроÑила, - Скажи, Ñ‚Ñ‹ ведь знаешь, что Ñ Ð½ÐµÐ¹ ÑлучилоÑÑŒ? Правда знаешь?
- Ее околдовали, - прÑмо ответил тот, и Ðлинтар прижала руку ко рту, ее глаза раÑширилиÑÑŒ от Ñтраха, - Скажи, а у тех чужеÑтранцев, которых вы повÑтречали, не было при Ñебе чего-нибудь… ну, Ñ‚Ñ‹ понимаешь?
- Был! – Ðлинтар даже подпрыгнула, - Был! У драконихи на запÑÑтье, на ÑеребрÑной цепи виÑел большой Ñрко-Ñиний камень! Мне еще показалоÑÑŒ, что Ñто не проÑтое украшение, а Эделлир и вовÑе Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾ глаз не ÑпуÑкала! И… - тут она в ужаÑе на него поÑмотрела, - Ты думаешь, Ñто он околдовал ее?
- Или его хозÑева. Они же направлÑлиÑÑŒ в логово Серой Смерти, верно?
- Ðо… но они показалиÑÑŒ мне такими… такими…
- Каждый, еÑли захочет, может показатьÑÑ Ð´Ð¾Ð±Ñ€Ñ‹Ð¼ и учтивым, - перебил ее муж, вÑтаваÑ, - Ðо Ñто еще не значит, что он таков на Ñамом деле. И пора бы тебе, дорогаÑ, переÑтать быть такой наивной… Мы отправимÑÑ Ð·Ð° Эделлир, и найдем ее, даже еÑли Ð´Ð»Ñ Ñтого придетÑÑ Ð·Ð°Ð»ÐµÐ·Ñ‚ÑŒ в паÑÑ‚ÑŒ к Ñамому Оругулу! И еÑли те двое окажутÑÑ Ð² Ñтом замешаны, то, клÑнуÑÑŒ вÑеми волнами, Ñ Ð·Ð°Ñтавлю их пожалеть об Ñтом! Ðо Ñ‚Ñ‹ оÑтавайÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, Ðлинтар, и еÑли что-нибудь…
- Эделлир! – неожиданно раздалÑÑ Ð¸Ð·ÑƒÐ¼Ð»ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ð¹ крик одного из их Ñыновей, и, не уÑпели родители даже глазом моргнуть, как дверь раÑпахнулаÑÑŒ наÑтежь, и в комнату, оттолкнув Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸ Ñтаршего брата, ворвалаÑÑŒ Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ°.
- Эделлир! – воÑкликнул отец, - Что… Где Ñ‚Ñ‹ была?!
- Ðет времени, папа! – закричала в ответ та, задыхаÑÑÑŒ – кажетÑÑ, она плыла во веÑÑŒ дух, и теперь ее жабры Ñ ÑƒÑилием гонÑли Ñквозь ÑÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾Ð´Ñƒ, пытаÑÑÑŒ воÑÑтановить дыхание, - Там она… лежит… то еÑть… Оругул мертв! – завопила она, и в ее глазах Ñверкнуло воÑхищение, - Ðо она может погибнуть, еÑли мы ей не поможем!
- Да кто «она», Эделлир?
- Мелинайра! Дракониха! Она Ð½Ð°Ñ Ð²Ñех от Ð·Ð¼ÐµÑ ÑпаÑла – он грозилÑÑ, еÑли она улетит, вÑех Ð½Ð°Ñ Ñожрать, Ñ Ñлышала! – и мы должны, должны ей помочь! Скорее! – и, не дожидаÑÑÑŒ ответа, она выÑкочила за дверь. Сарунтилу только и оÑталоÑÑŒ, что копье Ñхватить, а Ðлинтар – вÑкочить Ñ Ð¿Ð¾Ñтели, и они, ни Ñлова не говорÑ, поÑледовали за дочерью. Ðо, признатьÑÑ Ñ‡ÐµÑтно, даже повидавший чудеÑа вÑех Ñеми морей бродÑга и охотник захлопал глазами, увидев Ñто: громадное, в два раза длиннее, чем у Ñамого крупного кита, тело Оругула, безвольно колыхающееÑÑ Ð½Ð° волнах, а Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼, выглÑдевшее ÑовÑем крошечным – тело дракона, Ñ‡ÑŒÑ Ñлабо Ð¼ÐµÑ€Ñ†Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð² неверном Ñвете выÑыпавших на небо звезд Ñ‡ÐµÑˆÑƒÑ Ð¸ÑкрилаÑÑŒ, точно доÑпехи, отлитые из чиÑтого золота. Ð’Ñе новоприбывшие замерли вмеÑте Ñ Ð½Ð¸Ð¼, пораженные Ñтим невероÑтным зрелищем, но Эделлир, не Ð¼ÐµÐ´Ð»Ñ Ð½Ð¸ мгновениÑ, рванулаÑÑŒ к подруге, и, ловко поднырнув под ее Ñлабо шевелÑщиеÑÑ Ð½Ð° едва заметном течении крыльÑ, выÑунула голову из воды как раз возле закрытого глаза драконихи.
- Эделлир? – вÑтрепенулÑÑ Ð˜Ð»ÑŒÑ‚Ð¸Ð°Ð½, и тут же поморщилÑÑ â€“ грудь еще болела, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ не так Ñильно, как раньше, - Ты вернулаÑь… - и, вÑпомнив, что девочка его не понимает, дружеÑки ей улыбнулÑÑ, однако тут же наÑторожилÑÑ Ð¸ раÑкрыл крыльÑ, Ð·Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¸Ð¼Ð¸ Мелинайру (или, по крайней мере, чаÑÑ‚ÑŒ ее головы) – Ñ€Ñдом Ñ Ð­Ð´ÐµÐ»Ð»Ð¸Ñ€ показалаÑÑŒ еще одна Ð¼Ð¾ÐºÑ€Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð° Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð»Ð¸Ð¿ÑˆÐ¸Ð¼Ð¸ к ней изумрудными волоÑами. Ðезнакомец оказалÑÑ Ð¼ÑƒÐ¶Ñ‡Ð¸Ð½Ð¾Ð¹ Ñредних лет, но, из-за отÑутÑÑ‚Ð²Ð¸Ñ ÑƒÑов и бороды, казалÑÑ Ð³Ð¾Ñ€Ð°Ð·Ð´Ð¾ моложе, и, правильно иÑтолковав поведение феникÑа, он умиротворÑющее поднÑл вверх обе руки, поÑле чего Ñказал на Ñзыке поверхноÑти – еÑли бы не чуть заметный акцент, придававший его речи некоторую ÑкрипучеÑÑ‚ÑŒ, Ильтиан бы в воду ÑвалилÑÑ Ð¾Ñ‚ удивлениÑ.
- Мы тебе не враги, феникÑ. Мы хотим тебе помочь.
- Лучше ей помогите, - хрипло Ñказал Ильтиан, покачав головой, - Я-то еще потерплю, но еÑли ее Ñердце оÑтановитÑÑ…
- Хорошо, - кивнул Сарунтил и нырнул – только и мелькнули лÑгушачьи лапы, вÑпенившие Ñлабо ÑветÑщуюÑÑ Ñинюю воду. Ильтиан видел, как быÑтрые раÑплывчатые тени Ñнуют вокруг драконихи, а еще две оÑматривают мертвого змеÑ, так что, когда Сарунтил неожиданно вынырнул Ñ€Ñдом Ñ Ð½Ð¸Ð¼, его вÑтретил ожидающий, нетерпеливый взглÑд.
- Она не ранена, даже не Ñильно помÑта. ПроÑто очень уÑтала. Ей нужно отлежатьÑÑ, и вÑе будет в порÑдке.
- Тогда Ñкажите, в какой Ñтороне от Ð½Ð°Ñ Ñуша?
- К Ñеверу, - мужчина указал на край небоÑклона, левее от того, где недавно ÑƒÐ³Ð°Ñ Ð·Ð°ÐºÐ°Ñ‚, - До нее не так уж далеко.
- Тогда мы поплывем туда, - Ñказал Ильтиан.
- Ð¢Ð²Ð¾Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð° еще неÑкоро очнетÑÑ, феникÑ.
- Я знаю, но он, - и он указал на Ñиний камень, покоÑщийÑÑ Ð½Ð° лапе, что лежала на животе Мелинайры, - поможет мне дотащить ее до берега, даже еÑли Мелинайра до тех пор не проÑнетÑÑ. Думаю, она только обрадуетÑÑ, когда увидит, что мы уже на твердой земле, а не поÑреди океана! – он киÑло оглÑнулÑÑ, - Ð’ Ñтой беÑкрайней водной пуÑтыне нет никакого разнообразиÑ!
- Ты так думаешь? – Сарунтил Ñлегка прищурилÑÑ, оперевшиÑÑŒ рукой о мощное плечо Мелинайры, - Ты правда так думаешь, птица огнÑ? Ðу, тогда Ñто лишь потому, что Ñ‚Ñ‹ ÑовÑем не знаешь морÑ. Ты не знаешь ни Ñилы его, ни мощи, ни краÑоты. Ты любишь Ñушу, и Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°ÑŽ, ведь каждый из Ð½Ð°Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¸Ñ‚ Ñвою родину, но Ñкажи мне, что такое Ñуша? Это землÑ. ТвердаÑ. СухаÑ. ЖеÑткаÑ. РаÑÑыпающаÑÑÑ Ð¿Ñ‹Ð»ÑŒÑŽ и пеÑком. Разве она может ÑравнитьÑÑ Ñ Ð¼Ð¾Ñ€ÐµÐ¼? С прозрачноÑтью воды, Ñ‚Ñ‹ÑÑчью краÑок и цветов волн, летÑщими кружевами пены? С его чувÑтвенноÑтью, его нежноÑтью, и в то же Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ â€“ Ñо Ñкрытой в его глубинах невиданной Ñилой? Море – оно живое, оно умеет печалитьÑÑ, но умеет и радоватьÑÑ, оно умеет любить… и Ñтрашно ненавидеть. Море – Ñто воплощение Ñвободы и беÑкрайнего проÑтора, и в Ñтом Ñ Ð½Ð¸Ð¼ может Ñоперничать только небо, но даже когда Ñилы воздуха гневаютÑÑ, и громадные Ñерые тучи ÑгущаютÑÑ Ð½Ð°Ð´ океаном, даже когда Ñверкают молнии, а гром рвет уши в ÐºÐ»Ð¾Ñ‡ÑŒÑ â€“ ничто не ÑравнитÑÑ Ð² ÑроÑти и упоении Ñо Ñтихией воды! Она бушует, точно живаÑ, она воет, точно дикий зверь, и нет никого и ничего, что уÑтоит перед ним! ÐÑ…, море, море… - Сарунтил мечтательно прикрыл глаза, Ñерые, как и у его дочери, - Что Ñ‚Ñ‹ за чудо? Оно бывает наивнее безгрешного младенца и Ñуровее закаленного в боÑÑ… воина, нежнее шелковой вуали и тверже Ñтальной кольчуги! Оно умеет быть веÑелым и груÑтным, умеет Ñтонать и заливатьÑÑ Ñмехом, плакать и плÑÑать. Оно может быть добрым и лаÑковым, величавым и гордым, умеет гневатьÑÑ, но злым или жеÑтоким его не назовет никто! Ð’ отличие от того, что порой Ñ Ñлышу о противоборÑтвующей ей Ñтихии, - он приÑтально и не без вызова поÑмотрел на феникÑа, - Скажи мне, птица пламени, что может огонь? Что за Ñиле Ñ‚Ñ‹ Ñлужишь Ñ Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ? Мощи хаоÑа? Стихии уничтожениÑ?
- Ðо и Ð²Ð¾Ð·Ñ€Ð¾Ð¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ‚Ð¾Ð¶Ðµ, - тихо возразил Ильтиан, а морÑкой человек приподнÑл брови.
- Ты Ñто о Ñвоем роде? Так Ñто правда, что вы, феникÑÑ‹, воÑÑтаете из пепла и никогда не умираете? Что вы беÑÑмертны?
- БеÑÑмертно только Ñамо времÑ, - покачал головой тот, - И не Ñтоль велик мой род, чтобы быть ему равным. Мы живем долго, намного дольше обычных птиц, но отнюдь не вечно. И, когда холодные лапы Ñмерти уже ÑмыкаютÑÑ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ наших умирающих тел, мы Ñмеем лишь надеÑÑ‚ÑŒÑÑ, что прожили Ñвой век не напраÑно, что дело, за которое мы отдали Ñвои жизни, не будет напраÑным, что цель нашего ÑущеÑÑ‚Ð²Ð¾Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ðµ будет забыта, а пройденный путь не окончитÑÑ Ñ‚ÑƒÐ¿Ð¸ÐºÐ¾Ð¼, не зараÑтет Ñорной травой, что по нему еще пройдут деÑÑтки и Ñотни ног поÑле наÑ… Это и еÑÑ‚ÑŒ беÑÑмертие души, не Ñкованное бренноÑтью тела… Ñто наше беÑÑмертие. Ðо Ñ Ð¸Ð¼ÐµÐ» в виду не Ñто. ПроÑто огонь – не только разрушитель, но и Ñозидатель живого. Он неÑет Ñ Ñобой Ñилу очищениÑ, иÑцелениÑ, воÑÑтановлениÑ. Ðедаром же в легендах говоритÑÑ, что еще до Зари Мира, когда не было ни земли, ни неба, ни океана, ÑущеÑтвовала лишь бездна огненного хаоÑа, породившего вÑе Ñто! Я не Ñпорю, огонь умеет безжалоÑтно убивать, но без Ñтого не было бы и жизни, ведь именно на равновеÑии вÑех пÑти Ñтихий поÑтроен наш мир!
- ХотелоÑÑŒ бы верить, - Сарунтил Ñо вздохом поднÑл глаза к темным, уÑыпанным звездами небеÑам, - Я тоже живу долго, феникÑ. И Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ Ñтарше тебÑ. Я еще помню Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð´Ð¾ прихода Керра, до того, как на Валладельфию опуÑтилаÑÑŒ темнота… времена, когда был цел ТалиÑман Солнца, и мир правил на проÑторах нашей Ñтраны. Тогда мы ничего не боÑлиÑÑŒ, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÑƒÐ¶Ðµ в те времена люди начали отгораживатьÑÑ Ð¾Ñ‚ наÑ, и в конце концов былое братÑтво оказалоÑÑŒ Ñовершенно раздавлено пришеÑтвием Керра и его темных Ñил… а мы погрузилиÑÑŒ в тот хаоÑ, который уже привыкли называть порÑдком вещей, - он вздохнул и Ñ Ñилой провел рукой по зеленым волоÑам, - И вÑе же Ñ Ð½Ð°Ð´ÐµÑŽÑÑŒ, что те времена вернутÑÑ. Я надеюÑÑŒ – иначе зачем мне вообще жить?
- Тогда вы надеетеÑÑŒ напраÑно, - Ñказал Ильтиан, и, когда тот одарил его изумленным взглÑдом, поÑÑнил, - Ð’Ñ‹ надеетеÑÑŒ на возвращение прошлого. Рвы не задумывалиÑÑŒ над тем, что оно миновало не потому, что Керр ÑвилÑÑ Ð½Ð° нашей земле, а потому, что ему Ñуждено было Ñгинуть? Прогнивший изнутри тополь не Ñтоит, и не будет здоров олень, еÑли в его внутренноÑÑ‚ÑÑ… заведетÑÑ Ñ‡ÐµÑ€Ð²ÑŒ! Мы Ñами разрушили древнее равновеÑие, пошатнули веÑÑ‹ нашего мира, и, взамен того, чтобы пытатьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð½ÑÑ‚ÑŒ его из руин, не лучше ли убрать отжившие Ñвое камни и попытатьÑÑ Ð¿Ð¾Ñтроить что-то новое, более прочное?
- Может быть, Ñ‚Ñ‹ и прав, феникÑ. Рможет, и нет, кто знает? – он пожал плечами, - И никто не узнает, пока мы не изгоним зло, поÑелившееÑÑ Ð² МглиÑÑ‚Ñ‹Ñ… ЗемлÑÑ…. ЕÑли Керр оÑтанетÑÑ Ñ‚Ð°Ð¼â€¦ никому из Ð½Ð°Ñ Ð½Ðµ будет покоÑ.
- Ðикому из наÑ, - кивнул Ильтиан, - И потому Ñ‚Ñ‹ не одинок в Ñвоих мыÑлÑÑ…, Ñын морей, - он положил крыло на его мокрое плечо, - Мы Ñ ÐœÐµÐ»Ð¸Ð½Ð°Ð¹Ñ€Ð¾Ð¹, - он кивнул на дракониху, - проделали долгий путь и немало отдали, чтобы хоть ненамного приблизить завершение Смутных Времен и падение Керра. И Ñ ÑƒÐ²ÐµÑ€ÐµÐ½ – мы не одни. Придут и другие, Ñмелые и отважные, Ñ Ñердцами, полными Ñвета и надежды, чтобы продолжить нами начатое. Это Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ обещаю, - он поÑмотрел на него карими глазами, в которых отражалиÑÑŒ далекие звезды, - Мы не одиноки.
- Мы не одиноки, - Ñхом откликнулÑÑ Ð¡Ð°Ñ€ÑƒÐ½Ñ‚Ð¸Ð», - МилоÑтью Ðверлога и других Великих Духов… мы не одиноки.
- И мы будем боротьÑÑ Ð´Ð¾ конца, - кивнул Ильтиан, - ВзглÑни же на Оругула, на Серую Смерть, и Ñ‚Ñ‹ поймешь. Ðаша битва еще только начинаетÑÑ, и Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð´ÑƒÑ‚ жеÑтокие войны…
- ...которые унеÑут Ñотни, Ñ‚Ñ‹ÑÑчи жизней Ñ Ð¾Ð±ÐµÐ¸Ñ… Ñторон, - откликнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, - Ðам предÑтоит заплатить Ñтрашную цену.
- Ðо и зло раÑплатитÑÑ Ñ Ð½Ð°Ð¼Ð¸ Ñполна, - твердо Ñказал феникÑ, - За вÑех и за вÑе, ведь Ñто и еÑÑ‚ÑŒ цель нашей борьбы – не дать ему и дальше губить жизни, разрушать Ñемьи, Ñтирать Ñ Ð»Ð¸Ñ†Ð° земли поÑÐµÐ»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¸ города. За ÑпокойÑтвие наших родных и близких, за Ñветлое будущее наших детей, за равновеÑие нашего мира каждый воин будет ÑражатьÑÑ Ð´Ð¾ поÑледней капли крови! И мы победим. Мы должны верить в Ñто! – и он поÑмотрел наверх, на Ñверкающие звезды, и повторил Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ уверенноÑтью, что Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐµÐ³Ð¾ зазвенел:
- Мы победим!




Автор поста
Аннаэйра
Создан 23-09-2009, 14:58


389


0

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Наследие солнечного дракона. Часть 17
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 16
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 20
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 2.
Проза

Наследие солнечного дракона. Часть 15
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх
If you're having trouble writing essays, you'll think about how to write my essay cheap. It's true that you are able to find a number of great solutions on the web. While it might seem tempting ordering an essay on the internet from an experienced writing service Be sure to think about the pros and cons when buying. It is up to you whether or not you want to use an expert writing service as well as write your own. With these suggestions that you can follow, you'll have the ability to locate a low-cost essay writing service that will fulfill all your demands.