Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Сумрак. Хозяин Ночного Леса. Часть 13

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Сказать, что Сумрак посмотрел на него оторопело – ничего не сказать. Если бы Дракон сейчас изо всех сил врезал ему между глаз, эффект был бы точно такой же.
- Теперь в это действительно трудно поверить... слишком разошлись наши с ним пути. А ведь были времена, когда мы с ним вместе строили планы на будущее, и даже потихоньку начали их осуществлять... мы думали, что нам весь мир по плечу... Но потом случилась та болезнь – я тебе рассказывал про нее – и Сивый пропал. Я думал, он погиб, и очень тосковал по нему. Это была еще одна причина, почему я убежал в город – там я мог спастись от его тени, преследовавшей меня, куда бы я ни шел. Долгие годы я жил с мыслью, что мой брат умер в ту страшную зиму... пока я не встретил его вновь, но едва узнал, так он изменился. Не внешне, нет, с виду он остался почти тем же... а вот в душе, - Дракон вздохнул, - Это уже был не мой брат. И мы оба это поняли. Так из братьев мы стали врагами, и схватились в лютой схватке, точно бешеные псы... Но мне удалось одолеть Сивого, и он бежал. С тех пор я его почти не видел. За моей спиной была стая, и он опасался нападать на меня... но, видно, так и не простил мне той схватки... – Дракон вздохнул и посмотрел на Сумрака, - Так и не простил...
- Он сам виноват, отец. Он позволил ненависти вести себя по жизни, а это никогда не проходит бесследно. Он сам себя погубил.
- Может быть, ты и прав... но кровь не вода, и мне трудно забыть, что нас когда-то связывало. Но если так будет нужно, то, ради нашей стаи, я выйду против него на бой, - в янтарных глазах Дракона полыхнуло пламя, - И клянусь, что не отступлю, пока я жив, ты слышишь, Сивый? Пока я жив, брат и враг мой, тебе не удастся меня сломить! – и, вскинув голову, он словно швырнул высоко в небеса громкий, грозный рев, то ли вой, то ли рычание, и не было в нем ничего того, что обычно слышится в волчьей песне, ни грусти, ни печали, ни тоски – только дерзкий и яростный вызов врагу. Сумрак же сперва удивленно посмотрел на отца – на весь лес объявил о своем присутствии! – но потом удовлетворенно кивнул и тоже присоединил свой голос к этому жутковатому боевому кличу. Пусть боятся их враги! А на поляне у Орлиных скал все – и волки, и собаки – вмиг замолкли, вслушиваясь в этот хорал, и Сивый усмехнулся, показав скупую полоску зубов, и сказал:
- А мой брат не трус. Он вернулся.
- И не один, - заметил кто-то из его банды, - Их двое.
- И, кажется, мне даже известно, кто этот второй. А, Буран?
- Его сын, Сумрак, - кивнул серебристый волк, - А я-то надеялся, что он избавил мир от своего надоедливого присутствия... Но больше некому.
Где-то позади послышался чей-то неровный вздох, и, оглянись Сивый, он бы увидел, как округлились глаза Грома... но он не стал оглядываться.
- И вот они оба бросают нам вызов. Глупцы... храбрые, но глупцы.
- На что они, интересно, надеются? – зевнул Беляк, - Двое... против, - он слегка обвел взглядом собравшихся, - десяти?
- А вот это мы скоро и узнаем, - почти добродушно проворчал Сивый, и через мгновение его ответный рев пронесся по небу, как удар грома, а Дракон, посмотрев на Сумрака, кивнул. Вызов был брошен. И принят. Осталось немногое... но самое страшное.
- Они идут, - едва слышно прошептал один из приспешников Сивого, и в тот же миг из-за скал без великой спешки вышло двое волков, похожих, точно отражения в воде лесного озера... если не считать белой звезды на лбу молодого зверя да глаз, что у одного горели желтым, а у второго – синим огнем. Сивый сам вышел им навстречу, и теперь немигающе разглядывал противников, больше внимания, понятное дело, уделяя своему племяннику. И то, что ему открылось, вряд ли можно было назвать приятным. Сомнительно, чтобы этот молодой зверь, хоть и сравнявшийся в росте с отцом, но все равно выглядевший куда легче и изящнее, прожил на этом свете хоть три зимы, но вот шрамов на его шкуре было – хоть отбавляй, и не просто шрамы – боевые, с головой выдающие опытного воина. И еще глаза... Светло-голубые, явно не в волчью стать, они были похожи на осколки небес и ярко, жутковато светились на фоне черной, точно сама ночь, шерсти... Однако Сивый был бойцом. Опытным бойцом. И уж подавно знал, что внешность – далеко не самое главное. Есть единственное, что может отличить воина от любого другого зверя – это его поведение в бою. Что ж, сейчас мы и узнаем, чего стоят эти двое... И он стоял – совершенно спокойно, даже ухом не поводя, и желтые глаза, совсем как у брата, мерцали в бликах луны. Он ждал...
- Ну что, Дракон? – почти весело спросил он, когда противники приблизились, - Я слишком тебя пожалел? Ты решил продолжить наш разговор?
- Я думаю, что должен это сделать, Сивый, - спокойно ответил тот, - И не буду тебе обещать, что для тебя он окажется приятным.
- Хо, так я тоже вряд ли буду чересчур мягок, - усмехнулся тот, - Только вот мне непонятно, что у тебя на уме! Нас здесь, если ты не заметил, немного больше, чем вас. А один, как известно, в лесу не воин...
- А они не одни! – раздался звонкий, даже чуть надсадный голос, и, пока-завшись из-за скал, на открытое место вышла... Тайга.
- Ты? – удивился Сивый, - Я думал, ты под охраной...
- Охранников надо лучше выбирать, если хочешь меня удержать, - отве-тила молодая волчица, - И говорю тебе, Сивый: они не одни! – после чего, развернувшись, она гордо прошагала к Сумраку и Дракону, встав с ним рядом, и Сумрак услышал, как она прошептала:
- Я не сомневалась, - а Сумрак ласково обвил ее хвост своим... и так и остался стоять.
- Что ж, весьма жаль, что ты умрешь, - непритворно вздохнул Сивый, - А такая красивая... Не передумала еще?
Презрительный взгляд был ему ответом.
- Что ж, значит, такова твоя судьба. Повторяю: жаль.
- Не пришлось бы тебе самому жалеть, Сивый, - раздался еще один голос, и вперед, раздвинув плечами собравшихся, вышел Ливень, а за ним по пятам – и молчащая Тень. Гром, охнув, рванулся к матери... остановился... беспомощно оглянулся... но та даже не взглянула на сына и, гордо вскинув голову, подошла и встала рядом с дочерью, а ее зеленые глаза, похожие на ледяные кристаллы, смотрели на Сивого.
- Что ж, глупо, - невозмутимо заметил он, - Вас пятеро... а нас-то девять. На чьей стороне сила?
- Плохо считаешь, Сивый, - слегка улыбнулся Дракон и кивнул на еще две фигуры, что бочком, бочком отодвинулись от Беляка и побежали к ним. Сумрак их сразу узнал...
- Привет, - улыбнулся он двоим молодым псам, что еще в ночь его схватки с Лютеем стояли подле Серого, - Вы к нам?
- Если не прогоните. Это мы Серого не уберегли... нам за него и ответ нести. И мы будем сражаться с вами.
- Так что, Сивый? – крикнул Дракон, - Ты не передумал? Семеро против семи – это, по-моему, куда интереснее, чем двое против целой стаи!
- Что ж, не спорю, - кивнул тот, - События с каждым мигом развиваются все интереснее. Но не спеши праздновать победу, Дракон. Все еще отнюдь не кончено, и ты в этом вполне сможешь убедиться, - он обернулся и почти лениво сказал, - Ну что, друзья мои? Разорвем или сперва поваляем?
- И то, и другое, - кровожадно усмехнулся Беляк, - Только этих перебежчиков... оставь мне, Сивый.
- Ну, если ты доберешься до них первый, друг мой, - кивнул тот и, повер-нувшись к стоявшим против него волкам, с неожиданной злобой рявкнул, - Ну что, вшивое тряпье? Готовы сдохнуть в пастях настоящих бойцов?! – и первый с диким ревом бросился в атаку, а за ним тут же рванулась и вся его стая. Противники встретили его яростным боевым рычанием, и через мгновение все они, как две волны на море, схлестнулись посреди скал. И грянул бой! Последний, страшный, лютый бой! Все тут же смешалось, друзья и враги, знакомые и незнакомые – все они слились в одну единую стаю, что злобно драла и рвала сама себя. Сумрак был в самом пекле, и он вертелся волчком, скаля клыки, хвост его воинственно хлестал по бокам, а в глазах пылало пламя... Он уже видел, как его отец схватился с каким-то незнакомым псом из стаи Беляка, и они, рыча и щелкая клыками, слились в один клубок из злобы и ярости, как хрупкая Тень вцепилась в ухо врагу, почти вдвое превосходившего ее размерами... Сумрак хотел броситься ей на помощь, но тут на него самого обрушился один из волков Сивого, и они вместе повалились наземь. Лишь только ловкость и боевой опыт спасли Сумрака, иначе противник попросту бы его раздавил, а так ему удалось стряхнуть его с себя и как следует пригладить зубами, да так, что тот бросился наутек... и был тут же перехвачен двумя псами из стаи Серого, что, как один, насели на гиганта и повалили его в снег. Поняв, что им его помощь не требуется, Сумрак стал пробиваться дальше, ища глазами новых врагов. Мимо него, воя, как целая стая разъяренных рысей, прокатился какой-то серый ком, через мгновение распавшийся, и Сумрак увидел Тайгу, на которую, трепля ее зубами, насела Чернушка, а та, как могла, извивалась в ее хватке, пытаясь дотянуться до уязвимого места. Сумрак с рычанием бросился на помощь подруге, и тут же стряхнул с нее старую суку, помог подняться... Но Чернушку так просто было не одолеть, и она тут же бросилась на нового соперника... впрочем, забыв, видно, что имеет дело с самцом... с настоящим воином. Несколько ударов, обрушившихся на нее позднее, ей это доказали, и вот уже она замерла под тяжелой лапой Сумрака, но в ее темных глазах по-прежнему полыхала неукротимая отвага, и она бесстрашно зарычала в лицо врагу... который долго, внимательно посмотрел на нее – и отпустил:
- Возвращайся домой, и больше не приходи сюда. Это наш лес, а не твой поселок. Это наши битвы, - мрачновато сказал он ей, и мудрой суке потребо-вался один лишь только взгляд в его глаза, чтобы понять: он говорит совер-шенно искренне, и не ударит ей в спину, когда она отвернется. А Сумрак добавил, - Я хорошо знал тебя, Чернушка. И Серый тоже очень тебя уважал. Если тебе не противна хотя бы память о нем – уходи.
Чернушка посмотрела на него... кивнула и бросилась бежать, перепрыгнув через какой-то визжащий ком, который, распавшись, оказался яростно сцепив-шимися Ливнем и Пургой – бывшие соплеменники, словно и не помня былого, рвали друг друга со всей яростью, на какую были способны. Сумрак бросился было к ним, но тут, словно почуяв спиной неладное, резко развернулся и морда к морде столкнулся с... Беляком!
- Ты!.. – он задохнулся от злобного рычания и, расставив лапы, бросился на белого пса. Тот вскинулся навстречу, и два зверя сплелись, точно единое существо, клокочущее и ревущее от переполняющей его ярости...
- Жалкий щенок! – процедил Беляк, с трудом, но все же стряхнув с себя повисшего на нем Сумрака. К счастью, тот успел отскочить, и теперь они, свирепо скалясь, кружили друг против друга, - Ты неплохо дрался с Лютеем, когда двуногие выставили тебя против него себе на потеху, но со мной, до-машний песик, тебе не справиться!
Сумрак не ответил. Зачем? Слова нужны, когда сражаешься с достойным и благородным противником, с убийцей же... Поэтому он не стал зря ворочать языком – только голубые огни глаз полыхнули ярче, и Беляк не успел даже заметить, в какой именно момент черное тело взвилось в воздух... А через мгновение оно камнем налетело на него, с легкостью сшибло с лап и, точно пушинку, отшвырнуло прочь, а острые, как стальные кинжалы клыки рассекли ему горло. И последнее в своей жизни, что услышал гроза уличных стай, был свирепый крик:
- Это тебе за Серого!
Больше уж он не встал... Заклокотавшее, было, рычание сбилось и прерва-лось тонким свистом, тело вытянулось на земле. А Сумрак молча смотрел на него, и какое-то странное умиротворение было в его душе, словно туго за-тянувшийся узел начал потихоньку ослабевать.
- Это я сделал ради тебя, Серый, - прошептал он, и показалось, будто его друг, старый серый пес, чья светлая безгрешная душа ныне пребывала в другом, лучшем мире, ласково улыбнулась ему... Но тут какой-то шум отвлек внимание нашего героя, и, оглянувшись, он увидел, что совсем рядом с ним, рыча и воя, схватились Тайга и... Иней!
- Предатель! – вопила молодая волчица, - Гнусный предатель! – и что есть силы наскакивала на врага, все пытаясь достать до уязвимого места.
- Сама предательница! – рычал тот, - Что, рада теперь, что перешла на сторону своего дружка?! Так подохни, как паршивая псина! – и, одним осо-бенно точным ударом располосовав ей щеку – Тайга невольно отпрянула – он бросился вперед, метя разорвать ей горло. Еще бы чуть-чуть – и зеленые глаза Тайги навеки закрылись бы, но тут на Инея, как всегда молча, обрушился наш герой. На этот раз он не стал его жалеть и, схватив за основание шеи, швырнул, точно тряпку, на скалы. Тело молодого волка, беспомощно извиваясь, крепко, с неприятным хрустом приложилось об острые уступы и, окровавленное, сползло вниз. Иней еще пытался подняться, зарычать... но лишь забулькал беспомощно, захлебнувшись кровью, и рухнул в снег, а глаза его закатились. Но Сумрак этого уже не видел – припав рядом с Тайгой, он нежно и ласково лизал ее безобразно рассеченную щеку, не замечая, что вокруг еще кипит яростная битва...
- Сумрак, - прошептала она, глядя на своего друга, и ради этого взгляда он был готов драться хоть со всеми волками в лесу. Но ответить ей он не успел – неожиданно какая-то серая тень мелькнула между скал, взбираясь на вершину... а за ней еще одна... черная... знакомая... Сумрак бросился за ней, оглянулся... Тайга кивнула:
- Иди за ним. Сейчас ты ему нужнее.
- А ты?
- Я смогу за себя постоять. Иди, Сумрак, иди!



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Аннаэйра | 6-09-2009, 12:34 | Просмотров: 140 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх