Силмирал. Измерение. Глава VI
Глава VI.

Оглушительный вой, начавшийся внезапно и льющийся как будто со всех сторон, заставил меня подпрыгнуть на кровати… и приземлиться на пол. Тонкое одеяло, опустившись следом, накрыло меня с головой. Глухо ругаясь, я лихорадочно выпутывалась из него. Послышался металлический звук открывающейся двери. Я перестала нецензурно ругаться, зато бросила все силы на освобождение из невольного плена. Когда оно, то бишь, освобождение, случилось, я заморгала и невольно прищурилась. Осветительные лампочки в потолке мигали попеременно белым и красным. Дверь была поднята, но за ней не было никого.
«Тревога?» - мелькнула у меня беспокойная мысль. Кажется, именно так её описывала Лента… Тогда что я копошусь, как сонная муха?!
Я стала суматошно одеваться. Только успела натянуть брюки, как в проёме появилась взволнованная рысь.
- Скорее! – нетерпеливо рявкнула она на меня. – Атака Мрадразз! На крышу! – и тотчас же метнулась к себе – за оружием.
Я накинула жилет и, схватив лук, выскочила в коридор. Подоспевший Лорг со всей дури ударил кулаком по пульту управления. Дверь со стуком упала, наглухо закупорив вход.
- Ты что?! – заорала я на него. – Там же мои вещи!
- Потом! – рыкнул он, хватая меня за руку и таща вслед за выскочившей и метнувшейся к кворталу Ленте. – Откроешь с помощью кода! Но если Мрадраззы попадут через окно к тебе, они не должны попасть в замок!
Около мини-портала уже мелькали другие Кародроссы. У каждого было оружие – на спине, на поясе, на руках (некие подобия перчаток со сдвоенными лезвиями длиной в локоть). У самого портала я остановилась.
- Я не разу не была наверху!
- Без разницы! – рявкнула рысь, толкая меня в проём, отчего-то тоже пульсирующий.
Я даже не успела сосредоточиться, как уже оказалась наверху. От неожиданности остолбенев на минуту, я чуть не была сбита Лоргом. Выскочивший вслед за мной леопард схватил меня за шкирку и оттащил в сторону – вслед за нами из квортала появлялись всё новые воины.
- Что стоишь?! Стреляй! – гаркнул он на меня, а сам метнулся куда-то дальше.
Немного ошалевшая от столь быстрой смены событий, я безумным взглядом окинула место боя.
Только теперь я поняла, насколько огромен по площади Дорганак. Стоя на одном краю его крыши, я не могла увидеть другого её конца. Ширина же крепости была примерно с два футбольных поля. Вдоль его краёв в два ряда были выстроены приспособления, нечто среднее между баллистами и катапультами. Около каждой из них было минимум трое. Какой-нибудь небольшой зверёк, вроде ласки или лисицы, делали какие-то пассы руками, отчего между ладоней у них появлялась радужная сфера. Уж… уж не они ли эти таинственные МС – Магические Силы? Другой, массивный Кародросс, как, например, тур или медведь, взводил оружие. Под шкурой у них от напряжения перекатывались мускулы, за что я прозвала их «силачами». Открывалась специальная ячейка. Вот туда-то и помещалась сфера, становясь из радужной чёрной и разбрызгивая искры. Третий, уже неважно кто и, порой даже не один, с щитом или другой плазматической защитой, закрывал от стрел МС и «силача» и само оружие. Потом «силач» прицеливался и стрелял в… ой-ё!
Мельком глянув на небо (а всё моя дурацкая беспечность! На небо и надо было глядеть в первую очередь!), я ахнула. Бесчисленные звёзды казалось пульсировали, потому что не проходило и секунды, чтобы их на мгновение не закрывала чья-то тень. я думаю, не стоит пояснять, чья… Господи, сколько же их?!
Господь не ответил, но лишний раз напомнил, что его задача хранить юродивых и дураков. Я относилась ко вторым…
Подняв голову, я краем глаза заметила снизившегося врага, который решил использовать меня как удобную и, главное, неподвижную, мишень. Но этого удовольствия я ему не доставила. Взвизгнув, я отпрыгнула в сторону, а в том месте, где я только что стояла, взорвалась маленькой вспышкой промазавшая стрела.
Лук как будто сам прыгнул мне в руку. Я выстрелила, но недостаточно точно. Мой снаряд пробил Мрадраззу крыло. Он вскрикнул и упал на крышу с высоты метров в пять. Но к моему безграничному удивлению тотчас же вскочил… и подоспевшая Лорина снесла ему голову.
- Целься в грудь! – крикнула она мне. – В сердце!
Я сглотнула и на автомате кивнула. Волчица умчалась. Я тоже решила больше не создавать лишних удобств для врага и побежала зигзагами, останавливаясь лишь чтобы прицелиться…
…Должна признаться, что лишь после битвы до меня дошло осознание того, что я вновь убивала… убивала хладнокровно и точно. И как бы Ворлок, Лорг, Лента и остальные не твердили мне, что это необходимо, мне понадобытся ещё много времени, чтобы «привыкнуть»…
Если… если вообще возможно к этому привыкнуть.
На моём счету уже было пять сбитых «истребителей», когда я, оказавшись около одной из баллист, решила посмотреть, как же они действуют. Неужели эти небольшие шары, диаметром сантиметров тридцать, попадают в вертких крылатых?
Щёлкнул спусковой механизм. Искрящийся шар выстрелил, и, хотя он и близко не попадал ни в одного из атакующих, оказавшиеся рядом Мрадраззы попытались метнуться в сторону.
Не получилось.
Сфера взорвалась алым туманом, в котором на пару секунд пропало не менее трёх птичек. Но туман быстро рассеивался. Я смогла разглядеть всех троих, замерших на несколько секунд, как статуи. Потом они начали падать, медленно набирая скорость.
Я не стала смотреть им вслед. Сорок этажей – это приговор для любого.
О-ой!
Философ хренов!!! Замечталась?!
В последний миг заметив опасность, я метнулась в сторону, и алая стрела угодила в катапульту.
Грохнул взрыв! Меня отбросило на соседнее оружие, а осколок разбитого угодил мне под ключицу. Я охнула от боли и схватилась за него. Зря: вырывать нельзя, сейчас я не смогу остановить кровь; а потревоженная «заноза» отозвалась болью, кажется, во всей груди.
Меня передёрнуло. Но я закусила губу, и, выждав пару секунд, пока боль утихнет, поднялась. Гр-р-а-а-у…
Моё неожиданное ранение не остановило бой, поэтому мне ничего не оставалось, как продолжить стрелять, кривясь каждый раз, как я оттягивала энтропическую тетиву.
Примерно через три четверти часа напор атакующих стал слабеть. К тому времени из чувств у меня не осталось ничего, кроме поддерживающих друг друга – и меня заодно – боли и упорства. И всё. Как это странно не звучит, без любого из них я бы уже упала от усталости. Вокруг осколка пульсировала кровь, так что скоро мне стало казаться, что это он моё настоящее сердце. Утомлённый мозг уже практически не различал цветов – только движение, а руки сводило судорогой каждый раз, когда я натягивала лук.
От сражения у меня остались только обрывочные воспоминания. Ворлок, с рыком натягивающий баллисту, около которой бездыханным лежит огромный Гонголаг… Лорг, щитом прикрывающий Ленту, мечущую из-за него свои кинжалы в Мрадразз, пролетающих над крышей… наверное, чтобы можно было обирать с убитых свои же кинжалы… Филина и Лорина, четырьмя мечами на двоих отбивающие летящие в защищаемую ими катапульту стрелы…
Наконец раздался чей-то пронзительный вопль, и все Мрадраззы, как один, отпрянули в разные стороны от крепости. Я уронила руки и упала на колени, откинув голову, чтобы не прижать случайно осколок. Закрыла глаза… Сразу стало так хорошо, что мне даже показалось, будто я уснула.
- Нейра!
Я открыла глаза. Ко мне бежали Филя и Тар. Я попыталась подняться им навстречу, но поскользнулась и, упав на одно колено, вскрикнула. Ложное «сердце» взорвалось болью. Теперь, когда всё закончилось, она показалась раз в двадцать сильнее.
- Не волнуйся, Ней. Сейчас тебе помогут…
Они аккуратно подхватили меня под руки и повели к одной из катапульт. Рядом с ней сидела Лента и зубами затягивала повязку на руке. Увидев меня, она ахнула.
- Нейра! Ты…
- Всё нормально, - просипела я. В горле пересохло, говорить я могла с трудом, - я жива и даже относительно цела.
- Спокойно, Нейра. – Шепнул мне барс. – Сейчас… Садись здесь…
Меня осторожно опустили на землю, а рысь наоборот, встала. Внимательно осмотрела застрявший осколок.
- Внимание, Ней. Сейчас будет больно.
Я кивнула. Натар присел рядом.
- Не бойся, друзья с тобой. Сожми покрепче зубы.
Я последовала совету и, на всякий случай, зажмурилась.
- А-а-р-р-г-х!
Несмотря на крепко стиснутые клыки, я не удержалась от рыка. Но следом за адской болью пришла прохлада. Я открыла глаза – Филина уже смазывала рану целебной мазью.
- А вы… все… целы?.. – просипела я.
Лента дёрнула ушами, не сразу расслышав.
- Да, все. Филя, Лорг и Ворлок отделались незначительными царапинами; у нас с тобой контузии чуть потяжелей, но не смертельные… Встанешь?
Я кивнула, но барс всё же поддержал меня.
- Куда теперь?
Рысь покачала головой.
- Тар пусть проводит тебя, но нам нужно дежурить до утра. Так принято. Мрадраззы могут повторить налёт.
- Ах так? Тогда я… тоже… остаюсь! – я возмущённо отстранила парня и встряхнулась, чуть поморщившись. Мазь действует быстро, но – увы – не мгновенно. – Мне нужно лишь чуть-чуть отдохнуть… и попить…
- Ну, как хочешь… - вздохнула горностайка и протянула мне флягу с пояса. – Тогда могла бы и не вставать.
Я благодарно кивнула и, осушив почти половину, села обратно.
- Хорошо. Вы будете здесь?
- Нет. Нужно рассредоточиться по крыше и у баллиститов…
- Чего? – не сразу поняла я.
- Ну, у этих. – Филина постучала костяшками пальцев по боку оружия. Значит, вот как оно называется… баллистит…
- Ладно, удачи.
Друзья ответили тем же и разошлись – каждый на своё место.
А я… я же – не судите меня строго! – минут через пятнадцать начала клевать носом, а через шестнадцать сладко засопела до самого рассвета.

Проснулась я оттого, что Натар осторожно тряс меня за плечо.
- Нейра, просыпайся!
- А?.. Что? Который час? – зевнув во всю пасть, сонно спросила я.
- Что-то где-то около девяти утра. – Прикинув про себя, ответил Тар.
- У-у-у…
- Знаю, знаю, ты бы ещё поспала. – Прервал мой обречённый скулёж он. – Я бы не стал тебя будить, но приходил Рефьол. Он просит тебя подойти. И… ну… он прислал сопровождение.
Я удивлённо подняла бровь. Сопровождение? С чего бы?..
Потом я невольно покосилась в сторону бордюра. На него опирался меч барса, рядом лежал небольшой приборчик. Насколько я помню, им измеряется энергия меча, или иными словами – «напряжение». Хм…
- И давно ты здесь кукуешь? – задумчиво спросила я.
- Я? Ну… - он смутился. – Я проходил мимо, а ты тут так сладко спишь… Ну я решил не будить…
- Понятно. – Я иронично хмыкнула, про себя сказав ему большое человеческое, или, точнее кародросское спасибо. – Страж, значит…
Я благодарно улыбнулась окончательно сконфуженному Натару. Встала и от души потянулась. Что-то где-то хрустнуло и щёлкнуло. Немного болели руки, но это, в сущности, не так страшно. И ноги чуть-чуть… и тело… Ладно. Проехали.
Повертев головой, я заметила двоих воинов: леопарда и пуму. По тому, в какую сторону они смотрели, сомневаться в том, кого они ждут, не приходилось.
- Ну что ж, удачи тебе в оставшемся дежурстве. – Я развернулась к посыльным, но барс неожиданно удержал меня за руку.
- Что? – я подняла брови.
Он серьёзно посмотрел мне в глаза и негромко сказал.
- Удачи. И… будь бдительней.
Я удивлённо подняла уши, но он уже отвернулся и направился к бордюру.
Так… я явно не в теме. Где мне быть осторожнее? И с кем? С Рефьолом? Ерунда какая-то…
- Ну что? К Правителю? – я прямо, даже вызывающе, взглянула на сопровождающих.
Они промолчали и уступили мне дорогу. Я лихо изогнула бровь, но только этим и высказала удивление. Ой, что-то не нравится мне, как начинается день…
Квортал был обычных, сине-жёлтых тонов. А-а, я, кажется, поняла. Тогда его, наверное, перенастроили на экстренный режим – на крышу.
Ой! Я хлопнула себя по лбу. Лук остался рядом с моим спальным местом. Я развернулась и собралась побежать за ним, но посыльные вдруг резко схватили меня за плечи. От удивления я остановилась.
- Эй! Вы что? Мне же больно!
- Куда собралась? – оскалился один.
Я непонимающе переводила взгляд с одного на другого. Какого…
- Я забыла своё оружие. Лук. Около баллистита. – Холодно ответила я.
Пальцы с когтями и не думали разжиматься. Напротив, меня развернули и подтолкнули к порталу.
- Потом заберёшь.
Шагая в омут цветной плёнки, я краем глаза заметила напряжённого Лорга, быстрым шагом направляющегося ко мне. Но меня толкнули вперёд, и я окунулась в темноту квортала…
И шагнула уже на мраморный пол напротив трона с восседающим на нём Повелителем. Не сказать, что он был очень мрачен, но жизнерадостностью его лицо тоже не светилось.
- Ты задержалась. – Его голос звучал глухо и немного резал слух. – Разве для тебя приказы старших не являются обязательными?
Я скривилась, выдав некое подобие улыбки.
- Это не я! Честное кошачье. Может, это ваши посыльные долго в квортале катались?
Сзади донёсся приглушённый рык, а белый лев нахмурился.
- Следи за своим языком. Здесь тебе не девичник, где ты можешь как угодно разговаривать со своими друзьями.
Не знаю, как, но я последовала совету. Но как мне, невыспавшейся и жутко уставшей, хотелось ответить… Рефьол продолжил.
- После вчерашнего концерта ты одна из последних покинула зал. Остальные уже разошлись. Куда ты пошла? И что делала?
- А вам не кажется, что не совсем тактично задавать подобный вопрос девушке? – прищурилась я, но заметив, как напрягся Правитель, выпрямилась и с холодком в голосе ответила. – Пошла к себе – куда же ещё? – и легла спать. А то что после всех… не люблю толчею. Особенно в коридоре.
- Но, как я понял, никто не видел, как ты шла к себе. – Продолжил допрос с пристрастием Рефьол. Интересно, к чему он клонит? Вернее… к чему он клонит, и так понятно. А вот в связи с чем?
- Ну почему же. – Я пожала плечами. – Лента проводила меня до самых дверей.
- Хорошо. – Лев кивнул. – Тогда скажи мне: тебя задела хоть…
- Рефьол!
Я обернулась. От мини-портала к нам спешил Лорг. Телохранители заворчали и попытались преградить ему дорогу, но Правитель жестом приказал им отойти. Чёрный леопард беспрепятственно прошёл к трону.
- Рефьол! Это не Нейра! Оставь её в покое, она ещё ребёнок!
Я поперхнулась и свирепо уставилась на неожиданного защитника. Как он меня назвал?!
- Лорг! – лев повысил голос. – Мне лучше знать, кто ещё ребёнок, и кто нет. И не думай, что, если я взял в спутницы твою сестру, ты можешь безнаказанно позволять себе рисковать чужими жизнями и указывать мне, что делать! Отойди в сторону!
Лорг побледнел, так что это стало видно даже через чёрную шерсть, но подчинился.
Белая грива царя зверей пригладилась. Он вновь обратил взгляд на меня.
- Я повторяю: в течение сражения хоть одна стрела задела тебя?
- С чего бы? – недоумённо хмыкнула я. – Я не вешала на грудь рисунок мишени!
- Нейра! – от его рявка я подпрыгнула и испуганно прижала ушки. – Помни, с кем ты говоришь! Ты хочешь сказать, что в тебя не стреляли? Не можешь же ты, новичок, так ловко…
- А по вашему мне жить не хочется?! – напряжение и практически бессонная ночь сказались не самым лучшим образом: меня прорвало. – По-вашему, я встану в центр крыши и стану подпрыгивать и размахивать руками, крича: «Эй, вы! Я здесь! Ну стреляйте же!» Что за мания?! Даже если я ещё желтоклювый новичок, это отнюдь не значит, что все стрелы должны быть предназначены мне! И в чём бы вы меня не подозревали, я не…
- Молчать!!!
Правитель вскочил. Его брови практически сошлись на переносице, грива взъерошилась, а из-под верхней губы показались клыки.
- Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне?! Дрянная девчонка! Ты слишком много себе позволяешь! Может, после полудюжины ударов в тебе проснётся уважение к старшим!
Он резко кивнул стоящим за мной воинам, и они цепко схватили меня под локти.
Я не сопротивлялась. В первую секунду мне вообще показалось, что я ослышалась.
Лорг, сжав кулаки, шагнул к трону.
- Рефьол! Не делай этого, она же совсем ещё девчонка! – зарычал он.
Правитель гневно взглянул на него.
- Знай своё место, Лорг! Иначе отправишься вслед за ней! Мирза не сможет тебя больше защитить!
Леопард скрипнул зубами, и, бросив на меня быстрый взгляд, неожиданно бросился прочь из зала. А мне вдруг представились его кровавые рубцы на месте ударов кнутом…
- Нет! – я рванулась столь неожиданно, что чуть не освободилась. Но тотчас тиски на моих руках стали болезненными. – Я… я больше не буду! Обещаю! – родители никогда меня не били, и я даже не желала себе этого представлять. Достаточно было того, что я видела пару фильмов в стиле средневекового фэнтези и на примере других поняла, что это не шутки…
- Нужно было думать раньше. – Уже практически спокойно ответил лев. – Сейчас же я ясно вижу, что это единственный способ привить тебе надлежащие манеры.
Меня поволокли к порталу. Я пыталась выбраться, судорожно пыталась извиниться, молила своих конвоиров – всё напрасно. Не надо мне напоминать про гордость! Что бы вы запели на моём месте?! Напоминаю: плеть – не отцовский ремень, а в десять раз хуже.
Но одна я против двух здоровых лбов сделать ничего не могла, поэтому меня через портал легко протащили в небольшую комнату с устрашающими украшениями на стенах. От одного взгляда на них мне поплохело: это была явно камера пыток…

Камера современных пыток. Назначения многих приборов я не понимала, но вот пара свёрнутых кнутов на стене и пара наручников, свешивающаяся с потолка, говорила о многом. Мама-а, я хочу домой!!!
Пума передал меня «на попечение» леопарду, а сам вышел буквально на минуту, вернувшись, собственно, с экзекутором в лице того, кого я меньше всего хотела видеть…
Ботаг оглядел меня, удивлённо присвистнул и усмехнулся.
- Так, так, так. Кого язык до Киева доводит, а кого и до каземата? Ну, и сколько же тебе отсчитать?
От страха у меня язык присох к гортани. За меня ответил леопард:
- Пять для начала. Для профилактики.
Неужели мои мольбы всё же тронули их? Или с чего бы им уменьшать моё наказание, пусть даже и только на один удар?
Бультерьер прищурился.
- Немного, немного… По твоей морде рыжей вижу: десяти мало будет. Ну ладно, пять так пять. Но с оттягом… А ну, разворачивайте её!
- Нет! – взвизгнула я.
Леопард быстро сорвал с меня жилет, так что выше пояса я стала совершенно нагая, и они с пумой растянули меня за руки, спиной к уже взявшемуся за кнут булю. Взвизгнула взвившаяся плеть…
- Ботаг, стой!
Плеть обвисла со звуком сдувшегося шарика, не коснувшись меня. Сгорая от любопытства, я вывернула голову чуть ли не на сто восемьдесят градусов. И замерла…
Господи, как же я не узнала его рычащего голоса!
В дверном проёме, наклонив голову, чтобы не удариться о низкий косяк, стоял Ворлок.
Палач заскрипел зубами, но ослушаться не посмел. Лишь со злорадством процедил.
- Ты вовремя, Лок… Погляди: твоя ученица сейчас получит так, что о-очень долго не сможет даже шевелиться. Так приказал Рефьол.
- Оставь её, Ботаг. – Отрывисто бросил волк.
Буль напрягся.
- Так приказал Рефьол… - негромко, но значительно повторил он.
- Оставь её. Я приму её наказание.
Бультерьер замер. Я тоже. Че… чего?!
Серый вошёл в камеру и захлопнул дверь.
- Какое ей назначили наказание?
- Десять ударов. – Процедил подлый пёс.
- Неправда, в два раза меньше! – искренне возмутилась я.
Буль резко развернулся и лапой замахнулся на меня.
- Заткнись! Тебе же хуже будет! – рыкнул он.
Я инстинктивно зажмурилась, но удара не последовало.
- Ботаг!
Я осторожно приоткрыла один глаз. Бультерьер и волк мерялись взглядами, серый сжимал в громадной лапе занесённое на меня запястье Ботага. Последний прижал уши и бросил:
- Ладно, оставьте девчонку.
Мой мастер медленно ослабил хватку. В то же время сжимающие меня руки так внезапно разжались, что я, потеряв опору, шлёпнулась на хвост. Быстро отползла, подобрала жилет и торопливо закуталась в него. Потом поднялась и вопрошающе взглянула на Ворлока.
- Иди. – Мягко сказал он. – Только никому не говори об этом.
- Лок! – раздражённо рявкнул потерявший терпение палач. – Хватит болтовни! Оголяй спину!
Волк исподлобья глянул на него и, молча отстегнув нагрудник, бросил его на пол. Тот упал с коротким, но оглушительным звоном.
Я отступила к порталу, но шагнуть в него так и не решилась. Просто стояла и смотрела, как пума и леопард неуверенно взяли учителя за запястья. Он бросил на них короткий взгляд, но промолчал.
Со свистом взвилась плеть. Волк не вздрогнул, только прикрыл глаза, а от ключицы к плечу протянулся красный след от конца хлыста.
Ботаг не жалел сил, и с каждым ударом на его лице вырисовывались такая ненависть и злорадство, что я задумалась: чем же ему так не угодил Ворлок?
На пятом ударе у мастера дрогнула щека. На седьмом его лицо исказил оскал и он глухо зарычал. На девятом рванулся в сторону, так что конвоиры едва удержали его.
Когда они наконец разжали руки, волк припал на одно колено. Всего на несколько секунд, но…
Когда он встал, слегка пошатываясь, и перевёл взгляд в мою сторону, на меня – окаменевшую, с округлившимися глазами -, он… улыбнулся.
- Всё нормально, не беспокойся… - глухо проговорил он.
Этот уставший голос, полный испытываемой боли взгляд…
Я не выдержала. Развернувшись, я дунула через портал в свою комнату. По пути чуть не сшибла Ленту, в последний миг прижавшуюся к стене. Дрожащей рукой попыталась набрать код, но раза четыре мне это не удавалось – кроме всего прочего я почти не видела цифр за едва сдерживаемой пеленой влаги на глазах.
Мне на плечо неуверенно легла рука.
- Уйди, Натар… - хрипло бросила я.
Но мне ответил негромкий голос рыси.
- Ней, идём. Сейчас ты всё равно не откроешь. Пойдём ко мне.
Она практически волоком потащила меня в свою соседнюю комнату и силой, надавив на плечи, заставила сесть на кровать. Сама закрыла дверь, аккуратно опустилась рядом и заглянула в глаза.
- Как я понимаю, Ворлок успел? – тихо спросила она.
- Я… он… - у меня в первый момент ком встал в горле. Я сильно зажмурилась и ощутила тёплые капельки, сбегающие по лицу. Подруга приобняла меня за плечи, и меня прорвало. – Они… они все сволочи!.. И Рефьол… и Ботаг… и все они…
- Ну, тихо, тихо… - как маленькую, пыталась успокоить меня Лента.
- Так нельзя!.. – не желая утихать, продолжала я. – Нельзя так!.. С людьми!.. даже… даже провинившимися!.. это неправильно!..
Я закрыла лицо руками, когтями до боли впившись в лоб, и тихо зарычала от бессильной ярости. Как же меня всё это достало
- Что поделать. – Тяжело вздохнула рысь. – Мы все из разных временных отрезков, и у каждого свои жизненные принципы… Рефьол, например, откуда-то из послереволюционных времён, где, как известно, главное правило было одно: шаг влево, шаг вправо от установившегося режима – попытка побега - расстрел… Конечно, он далеко не сразу стал Правителем, но, надо отдать ему должное, даже при таком характере лучшего лидера найти сложно.
- Всё равно… всё равно он должен поступать не так, как ему хочется… - я уже почти успокоилась, лишь изредка судорожно вздрагивала. - А так… чтобы… чтобы всех устраивало…
- Это невозможно, - мягко возразила она, - и ты это прекрасно понимаешь. Невозможно угодить всем. А Рефьол… он всё равно заботится о всех нас. Хотя и по своему…
- Тогда я не желаю, чтобы обо мне заботились. – Я обратной стороной ладони небрежно вытерла глаза и сердито уставилась на подругу. – Тогда я вообще хочу жить сама…
- Тихо! – округлив глаза, шикнула Лента, ладонью закрывая мне рот. – Ты что?! Одна ты за пределами Дорганака не выживешь – там банды Мрадразз, теперь ещё и предатели, а кроме того опасные существа, с которыми даже Ворлок не в силах справиться в одиночку. А все те, кто уходит, считаются дезертирами… как, вероятно, и те, кто вслух высказывает подобные мысли. Не спеши рубить с плеча…
- Мне уже, честно говоря, всё равно… - я вздохнула и перевела взгляд на стол. На нём было разбросано несколько книг и записей, какие-то приборчики… На краю стояла маленькая, явно самодельная рамка, в которую был вставлен портрет – быстрый, неумелый набросок профиля волка.
На некоторое время в комнате повисла тишина, на фоне которой был слышен только глухой гул – жизнь Дорганака… его дыхание.
- Лен, - негромко окликнула я притихшую подругу, - а хочешь, я тебя нарисую? Или Ворлока?
- А ты умеешь? – удивление в её голосе было столь искренним, что я не удержалась от улыбки.
- Да, я у себя школу закончила… - уклончиво ответила я, не уточняя, что там было лишь четыре класса и ни в одном из них не было портрета. Но начинать когда-то надо?
Она молчала. Я даже подумала, что она на что-то обиделась, поэтому торопливо вгляделась ей в лицо, дабы понять причину. Но Лента не обиделась. Просто на минуту она задумалась, и… робко улыбнулась.
- Это было бы здорово… Тот рисунок мне Баурус сделал, он его не закончил…
- Ну вот и славно. – Хмыкнула я.
- Только…
- Что? – уже на выходе я обернулась.
Лента встала, враз посерьёзнев. В руках она держала незаконченный портретик.
- Ворлок тебе уже наверняка сказал, что не стоит распространяться о произошедшем. Я от себя добавлю: постарайся, по крайней мере, пока, вообще пока не светиться. Особенно по отношению к Рефьолу и его окружению.

На следующий день я боялась, что тренировки не будет, но в малый зал всё же пришла.
Приоткрыв дверь, я пугливо заглянула в зал. Стоя ко мне спиной, Ворлок настраивал гитару, гриф которой выглядывал у него из-за плеча.
Я чуть напрягла зрение, и у меня вновь захолонуло сердце. На шее и пояснице, там, где не было вечных доспехов, серую шерсть пересекали алые бугры рубцов. Хорошо, что я не видела, что было у него со спиной там, в камере, сразу после экзекуции…
Внезапно волк поднял уши и насторожился. А через пару секунд его насмешливый голос окликнул:
- Что, разрываешься между ленью и честностью? Впрочем, мне кажется, я знаю, кто победит, если через три минуты ты не войдёшь.
Я смутилась и проскользнула внутрь, прикрыв за собою дверь. Интересно, как давно он меня учуял в действительности?
Мастер повернулся ко мне. Гитара висела на перекинутом через голову шнурке. «Самодельная», - как однажды пояснила мне Лента. Ну, самодельная – не самодельная, а выглядит неплохо.
- А вы будете меня учить на гитаре играть? – копируя его задорные нотки, я кивнула на инструмент.
Но он покачал головой.
- Не женское это дело – разбойничьи песни петь. – Поддразнил меня он. Я ответно насмешливо фыркнула. – Просто я видел, с каким интересом ты слушала, и подумал, что один раз можно начать тренировку с музыкальной минутки. Может, тогда ты станешь чуть побойчее.
Я обиженно насупилась. Да ладно вам, я и так волчком верчусь в последнее время! После месяца упорных тренировок мастер даже увеличил время на полчаса. Кстати, мы даже перешли на боевые клинки в последнее время – сейчас он учил меня чёткому, до миллиметра, расчёту длины невидимого лезвия. Сложно настолько, что я даже не представляю, как такое возможно.
Заметив, что я надулась, Ворлок усмехнулся. Провёл ладонью по струнам, а затем, с такой же невообразимой для меня ловкостью, как и доставание врага самым кончиком меча, стал быстро перебирать пальцами. Я подняла ушки, но мелодия была мне незнакома.
- Белый снег волчицей лютой
Рыком-воем оглушил.
Чёрный лес драконом спящим
Вьюгу-стужу приютил…

А что? Красиво! Хотя и, как обычно, незнакомо… интересно, он сам всё сочиняет?
По окончании песни я вкрадчиво поинтересовалась насчёт этого интересного факта. Он кивнул:
- Да, иногда, под настроение…. Ну ладно, довольно разговоров. Иначе я решу, что ты хочешь отлынуть от учения…
- Да за кого вы меня принимаете?! – возмутилась я.
- Ну-ну, ну-ну… - по-доброму хмыкнул волк.
Я недовольно фыркнула, но про себя только вздохнула. Я и рада бы увильнуть… но не для себя. Лента говорила, Лорг полтора дня не то что ходить и сражаться – сидеть не мог… Кстати!
Серый отвернулся, направившись к стенду с оружием, и я ему в спину задала вопрос, эхом отдавшийся от стен зала:
- Мастер… или, пожалуй, Ворлок… почему вчера ты за меня заступился?
Волк остановился. По перекатывающимся под кожей мускулам я увидела, как он напрягся.
- Ведь… ведь я правда была виновата… – Продолжила я, начиная нервничать и от этого чуть запинаясь. – А тебе досталось вместо меня… даже в два раза больше.
На несколько минут повисла напряжённая тишина.
- Это не один из тех вопросов, на который я бы с радостью ответил. – Пророкотал, наконец, его голос. – Ты уверена, что мне это стоит делать?
Я заколебалась. Надеясь на довольно простой ответ, сейчас я отчего-то засомневалась, что он таким окажется. Может… не стоит?
Стоит.
- Да. – Коротко ответила я.
Мастер выпрямился. Резко развернулся и медленно направился ко мне. Одна рука покоится на основании гитары, другая сжата в кулак и опущена вдоль туловища.
Когда он подошёл почти вплотную и глянул на меня сверху вниз, мне стало… страшно. В тот момент у него было пугающе-спокойное выражение лица… обречённое…
И жуткие глаза.
- Я помог тебе, - бесстрастным голосом начал он, - я помог тебе, потому что… ты похожа на мою дочь.
Я отшатнулась. Что?!.
Глаза волка как будто остекленели, затянутые пеленой раздумий. Он начал говорить, но как будто бы не со мной, а с кем-то, стоящим у меня за спиной. Я даже не удержалась и обернулась, но там никого не было.
- Я попал сюда из 1994 года. Всю свою жизнь, сорок семь лет, если быть точным, я жил в Москве. Там я был спецназовцем – что сказалось и на моём сегодняшнем положении в Силмирале. Но дело не в этом. В семьдесят девятом я женился… у меня была чудесная супруга, Надежда. Скоро у нас появилась дочь… Ты помнишь, как… или нет, из-за чего ты попала сюда?
Я сглотнула и прошептала:
- Кристалл?..
Он кивнул.
- Да. В день Катькиного пятнадцатилетия мы гуляли всей семьёй, и она нашла необычный камень – алый, как рубин, кристалл. Она решила посмотреть его дома… может, оно и к лучшему… Так или иначе, но дома первым взялся за него я. Но он… на самом деле он предназначался ей. – Он на минуту прервался, но тотчас взял себя в руки. – Первое время здесь я пытался вернуться. Любыми методами. Я вызывался в самые отчаянные вылазки и самые далёкие разведки в надежде наткнуться на новый портал… долго, очень долго я не желал смиряться с тем, что там меня не будет, даже если я такой, каким ты меня видишь, вернусь… Потом я пытался выяснить, кто же подкинул этот чёртов алмаз, чтобы собственными руками сломать ему шею. Но в этом я тоже не преуспел. И…смирился.
Я внимательно слушала. Тяжело дышащий от волнения Ворлок прервался перевести дыхание и продолжил.
- А когда здесь появилась ты, я слишком часто стал вспоминать о ней, о моей Катюшке… Ты действительно очень сильно её напоминаешь. Именно поэтому я не смог позволить, чтобы тебе досталось из-за деспотичных наклонностей Рефьола. Я бы не позволил этого, даже если бы Ботаг не удвоил, а удесятерил наказание… Я ещё не раз поблагодарю Лорга, что он предупредил меня.
Я опустила голову и прижала уши. Представить себе то, что переживал мой учитель, когда понял, что никогда не вернётся, я не могла… Да мне не хотелось даже и думать об этом.
Кажется, я ещё недавно усиленно жалела себя? Ха! Да по сравнению с его драмой, мои проблемы примерно на уровне уроненного мороженого! Обидно, конечно, но деньги не ахти какие…
И если разобраться, я пока всерьёз не паникую. Нет, ну правда! Ну что это за две минуты истерики в зале?! Стыдно даже за такой мимолётный порыв…
А дома мне и правда не шибко-то вольготно жилось. Ну да, семейка у нас обеспеченная, самодовольная… Вот только самого удовольствия мне с этого – с гулькин нос. Родители – идеалисты, из тех, кто, придираясь по пустякам к детям, не замечают своих собственных огромных недостатков. Особенно бабушка. Строгая, как гувернантка восемнадцатого века…
В общем, домой-то меня тянет, но пока можно не торопиться и принять эту шутку судьбы за бесплатный курорт… по крайней мере, надеюсь, что «курорт».
- По…подождите! А как же вы всё это помните?! Я же, например…
- Если кто-то сильно связан со своим старым миром или ужасно тоскует по нему, то ему порой приходят сны о прошлом. Их можно записать… или забыть.
Я с громким клацаньем захлопнула рот. Вот как… значит… значит я не тоскую по нему?
Молчание затягивалось. Волк недвижимо смотрел на меня, а я не смела поднять глаза. И чтобы хоть как-то нарушить паузу, я выдавила.
- А… почему… Ботаг так вас ненавидит?
Послышалось глухое хмыканье.
- Мы с Ботагом пришли почти одновременно. Он так же, как и я, в своём прежнем мире был военным, правда, без семьи. Поэтому наши пути здесь шли параллельно. Но он всё же боялся за свою шкуру здесь, а мне терять было уже нечего – пан или пропал. Именно поэтому я совал голову в самые откровенные неприятности… и каждый раз возвращался живой и невредимый.
Правитель не мог не заметить этого, и раз за разом я всё возвышался. От разведчика в капитаны, потом в начальники стражи – там, впрочем, я задержался ненадолго - , а потом…
Однажды Сворг, бывший генерал, не вернулся с задания. И при избрании нового главнокомандующего выбор пал на меня.
А Ботаг… из-за природной трусости, которую в нём обнаружили первые же наши миссии, он продвигался в рангах гораздо, гораздо медленней, и не мог не завидовать моим успехам. И хотя он дотянул до начальника стражи, но реально только я могу командовать всеми силами Дорганака… после Рефьола, разумеется. За промахи Ботага часто подвергали наказаниям, я же за свою карьеру здесь не допустил ни одной фатальной ошибки. Именно поэтому он не смог удержаться от удовольствия хоть на несколько минут оказаться выше меня.
- А… Лорг? А Лента? Вы знаете… как они…
Волк замолчал, глянув на меня так, что я невольно сделала шаг назад. Он некоторое время думал… наверное, прикидывал, имеет ли он право рассказывать… Но, встряхнув головой, решил что может.
- Да, но немного. Лорг попал сюда, будучи студентом какого-то английского колледжа. Он, кажется, из 2010. - Я невольно охнула от удивления – значит Лорг из моего будущего! Может, я даже старше его! – Попав сюда, он практически не волновался, только был жутко любопытен. Но через несколько лет остепенился и стал вполне уважаемым воином. Кроме того, его особенность ещё и в том, что он попал сюда не один.
- Я знаю, с сестрой. – Кивнула я.
- Да, именно так. Он так и не смог объяснить, как такое получилось, но…
С Лентой всё несколько проще… и сложнее. Она тоже из России, года из две тысячи первого – второго. У неё… хм… была сложная личная жизнь. Когда она ушла, у неё там осталось трое взрослых детей. Они почти не навещали её; от бывшего мужа, бросившего её, тоже не было вестей… Она не любит говорить об этом. Однако складывается такое впечатление, что, пожалуй, она одна из немногих, кто почти не жалеет о произошедшем. Но к тебе она испытывает… как бы сказать… несколько материнские чувства. – Он криво и будто бы болезненно усмехнулся. - Да-а, ты ухитрилась в нашу первую встречу на всех произвести глубочайшее впечатление.
Волк помолчал. Потом вздохнул и отошёл в сторону.
- Ладно. Иди к себе.
Я поражённо вскинула голову. Как? А занятия?
- Подождите, а тренировка?.. – растерянно попыталась возразить я, но мастер с нажимом повторил.
- Иди. Тренироваться будем завтра. А сейчас… если хочешь, можешь попросить Ленту позаниматься с тобой на «стенке».
«Стенкой» называлась часть одного из больших тренировочных залов, имитирующая кору деревьев и поверхность скал. Её сделали специально для Кашкаев, чтобы те могли развивать данные им природой «цепляльные» и «карабкательные» навыки.
Я кивнула, и, пробормотав: «Всего хорошего, Ворл… мастер», - поспешила уйти из зала. За месяц тренировок я успела выучить для себя – он не любит повторять дважды.
Однако на выходе он окликнул меня. Когда я обернулась, то увидела улыбку на его морде, почти такую же, как в подземелье.
- Ты поблагодарила меня, а я хотел сказать «спасибо» тебе. За то, что ты не оставила меня, даже когда я просил. Когда я чувствовал на себе твой взгляд, мне… действительно было немного легче…






С Днем Рождения, Сова! или Пост, которого нет

Читать далее
Наруто, Саске, Сакура


Читать далее
Кентавры


Читать далее

Автор поста
Драколинга
Создан 27-08-2009, 00:14


139


8

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх