Кто в доме хозяин? Часть 3
Иншакова Галина

Кто в доме хозяин?

Глава 8.


Первое, что сделал я утром – пошел на дворцовую площадь послушать, что говорят зеваки о вчерашнем происшествии. Стоя в толпе любопытных, я вместе с ними разглядывал следы пожара.
Западная башня среди дворцовых крыш и башенок выглядела, как черный ворон, затесавшийся в стаю ярких птичек – синиц или снегирей. Обугленная, со слепыми провалами окон, она, все же, сохранила крышу.
- Конти!
Я обернулся и зашарил глазами по толпе.
- Конти! Я здесь.
Мне махал рукой мой однокурсник. Тот, чей родственник служил в дворцовой охране.
- Ну что, и ты пришел посмотреть? А все говорил, что безразлична дворцовая жизнь! – он был возбужден, лицо его раскраснелось, глаза блестели.
- Говорил, - не стал отпираться я. – Но пожары-то бывают не каждый день. Мало ли, вдруг кто-нибудь пострадал. Считай, что у меня медицинский интерес.
Он засмеялся.
- Ладно, ладно. Хочешь, расскажу?
Я кивнул.
- Тогда пойдем куда-нибудь сядем. Лучше в Нижний город, а то здесь все так дорого.
Мы стали выбираться из толпы.


Когда были сделаны первые глотки и облизана пена, мой однокурсник приступил к рассказу. Говорил он долго и, честно говоря, большую часть его повествования я слушал в пол-уха. Расширил глаза и сочувственно покивал головой, услышав, что в пожаре погиб придворный маг. Вообще-то, считают, что он в случившемся и виноват. Наверняка, делал что-то магическое, а оно, возьми, и вспыхни. Тело его очень сильно обгорело. Так, что, скорее всего, пожар случился из-за взрыва. Рассказчик снизил голос до шепота и оглянулся. Наверное, маг придумывал какое-то военное колдовство. По заказу герцога.
А башня полыхала здорово. Но там перекрытия толстущие, так что пол не провалился, и крыша цела. Да и тушить быстро прибежали. Так что, если бы маг придворный не сгорел – можно считать, все обошлось.
И так далее. Что меня, действительно, порадовало – в пожаре больше никто серьезно не пострадал.


Нагруженный новостями и пивом я пошел домой.
Мой поход ко дворцу оказался плодотворным. Дело даже не в сведениях о пожаре, полученных от однокурсника, хоть я и хотел об этом разузнать. Но там, на площади, я видел Мастера. И вид мага, скажу честно, мне не понравился.
Итак, что мы имеем. Вместо двух с четвертью магов, - хотя, о мертвых плохо не говорят, - у меня осталось двое. Я сумел сохранить оба ключа, приобрел футляр, и потерял крысу.
Остается придумать, как избавиться от магов и, можно будет считать, что эта история окончена. Но что придумать?
Была у меня одна идея. Но как ее осуществить я пока еще плохо себе представлял.


У аптеки меня ждали покупатели: худая, бледная женщина и ужасно недовольная решительно всем старушенция.
Пока я отпирал заведение она бубнила, что вот прежний-то аптекарь, имел уважение к людям, а я – нахальный юнец, не испытываю никакого почтения к старости и никогда меня на месте нет. Оно и понятно, куда мне делом заниматься – лишь бы по кабакам таскаться и с девицами романы крутить. Знал бы прежний-то владелец, как я профукиваю его заведение, небось в гробу бы перевернулся.
Как я и предполагал, ей были нужны желудочные капли.
Женщина, покашливая и кутаясь в платок, это по такой-то жаре!, попросила микстуры от кашля. По моему мнению, одной микстурой тут было не обойтись, но денег у нее не было, а даром брать медикаменты она не хотела. Пришлось с ней повозиться. Во-первых, уговорить, а во-вторых, подобрать лекарства.
После ее ухода, я с тоской оглядел быстро пустеющие полки шкафов. Пора пополнять запасы. Надо купить хороших ингредиентов, приготовить лекарств. Опять же, скоро знатные дамы начнут возвращаться из загородных домов, им потребуется эликсир. И год учебный скоро начнется.
Короче, с магами надо было разбираться срочно.


Решив не оттягивать пополнение аптечных запасов, - уже и так на полках одни пустые банки стоят, - утром я отправился к торговцам. У них еще Валериус покупал. Но последнее время ему уже тяжело было покупки таскать, и я ходил за припасами вместе с ним. Так что торговцы меня знали и считали хорошим клиентом. Мы брали только первосортные ингредиенты, а, следовательно, - дорогие.
Я зашел в одну лавку, потом во вторую, присматриваясь к товару, разглядывая его на просвет, нюхая. В общем, подходил к делу с полной ответственностью.
Почти закончив с покупками во второй лавке, я сидел перед хозяином, подсчитывавшим общую сумму моих приобретений. Запел дверной колокольчик и в контору влетел, запыхавшийся от быстрого бега, парнишка лет семнадцати. По тому, как он испуганно глянул на торговца, я понял, что должность его – старший помощник младшего подавальщика, и что сейчас ему устроят головомойку за опоздание. Парнишка, ожидая расправы, трепетал и торопливо принялся объясняться.
- Ох, простите! Мчался со всех ног. Вы даже не представляете, что произошло. Прямо даже и не знаю...
Купец взглянул на меня, увидел, что я повернулся к юноше и решил отложить расправу. В конце концов, желание клиента – закон. Если клиент хочет слушать – пусть слушает. А намылить голову разгильдяю он всегда успеет.
Парень, ободренный моим интересом, продолжил.
- Сегодня, не свет не заря, в нашу дверь стучат. Соседка. У нее муж во дворцовой охране служит. Так вот. Представляете, их всех, ну, весь караул, сегодня без памяти нашли. Пришли их сменять, а они лежат. Сначала подумали – спят. Так нет! Натурально, без памяти. Растащили их по домам, а они как дети. Ничего не понимают, никого не узнают. Соседка прибежала, говорит, может у вас есть лекарство какое-нибудь. Понюхать или выпить. Чтобы муж в себя пришел. Ничего не помогает. Представляете? Крутились около него все утро. И так и этак. Все впустую. Ну, я и задержался.
Торговец кивнул парнишке на кучу купленных мной товаров:
- Заверни.
Тот, обрадованный, что буря пронеслась, кинулся исполнять.


Я шел домой и злился. Опять новые жертвы. Проклятые маги! Их бы энергию, да в мирное русло - например, болота осушать. В том, что это было магическое нападение, я и не сомневался. С чего бы это четверым здоровым мужикам вдруг захотелось прилечь? Причем одновременно. Очевидно, что кому-то из магов понадобилось войти во дворец. Так что теперь, людей глушить? Просто безобразие – хулиганы в городе!
Однако, что им во дворце могло понадобиться? Лакреция-то там теперь нет. Ох, неспроста все это, неспроста. Недаром я видел Мастера на площади перед дворцом. И ощущение, что он что-то недоговаривал своему бывшему ученику, у меня не проходило.
Ладно, давай рассуждать. Мастер, что-то скрывает от Лакреция, но при этом упорно науськивает его на другого мага. К тому же угрозы лишить бедолагу места придворного мага, я думаю, были не беспочвенны. Родня родней, но и сам учитель, наверняка, приложил руку к трудоустройству своего бестолкового ученика. Значит, ему был нужен свой человек во дворце. Причем, именно глуповатый. В сильном маге при дворе Мастер явно не нуждался. Следовательно... Иннокентий, кажется, я уже говорил, что ты - гений! Так вот, следовательно, во дворце что-то такое хранится, что сам Мастер взять не может, но и отдавать никому не хочет. А придворный, с позволения сказать, маг, у себя под носом и слона бы не заметил, но, тем не менее, фон магический создавал и другие маги, отвлеченные Лакрецием, ничего во дворце почувствовать не могли. Что Мастеру и требовалось. Отлично, я понял. Но как мне узнать, что хранится и где?
Лезть в комнату к Мастеру я считал бессмысленным, - если он где-то и прячет сведения, то, скорее всего, у себя в голове. А ее не вскроешь. Надо попробовать другим способом. Я вздохнул, придется снова тащиться в Университет, - без магических книг мне не обойтись. Поразмыслив еще, я решил, что пора достать из тайника пентагон.


С книгой под мышкой я шагал ко дворцу. Разумеется, не к парадному входу. По дороге подобрал хорошую толстую палку – снова рисковать своими ногами мне совершенно не хотелось. Потайную дверь прошел без приключений, огляделся, и потрусил к Башне.
До нее я добрался спокойно, даже получил удовольствие от прогулки. Но дверь оказалась заперта. Что делать? Я спрятал книгу в кустах неподалеку, - слишком велика, с ней, если что, не убежишь, - и пошел вдоль дворца в поисках входа. Таковой обнаружился в виде открытого на первом этаже окна. В окно-то я влез, но далеко от него не ушел – меня поймали. Надо сказать, что я порадовался своей предусмотрительности, будь книга при мне – было бы гораздо сложнее объяснить страже, что я здесь делаю.
Стражники, наслаждаясь своей бдительностью, тащили меня за шиворот по дворцовым коридорам и, признаться, я уже думал, что эта ночная прогулка дорого мне обойдется. Но тут их остановили.
- Кого это вы тащите?
Я вывернул шею и из-под руки охранника увидел Корнелия.
- Вот, поймали, ваша милость. Шляется, понимаешь, по дворцу.
Ваша милость зашел вперед, чтобы увидеть лицо пойманного и его брови взлетели вверх.
- А!
Он удивился и растерялся, но ненадолго.
- Отпустите его.
Теперь растерялись стражники.
- Но как же, ваша милость! Он же...
- Я сказал – отпустите.
В его голосе послышались властные нотки, так трогательно напомнившие мне милорда.
Стражники отпустили меня и теперь топтались рядом, не зная, что им делать дальше. Корнелий махнул рукой.
- Ступайте.
Охрана переглянулась, но не спорить же с другом наследника, и потопала прочь.
Корнелий проводил их взглядом, убедился, что они отошли достаточно далеко, а потом, поджав губы, посмотрел на меня.
- Опять ты? Знаешь, кухня отсюда далековато.
Я ответил извиняющимся тоном:
- Извините, Корнелий. Глупо, конечно, но хотелось посмотреть на пожарище. В городе столько об этом говорят. Любопытство замучило.
Он покачал головой.
- Ты меня удивляешь. – Потом, чуть прищурившись, спросил. – Может, все-таки надо было пропуск выписать?
Я вздохнул:
- Да нет, не стоит. Скоро уж учебный год начнется, мне некогда будет по дворцу гулять. Так можно мне башню-то посмотреть?
Он усмехнулся:
- Значит, некогда будет? Ну-ну. Ладно, пойдем. Я тебя провожу, а то опять охрана поймает. После пожара и... ну, неважно, их бдительность повысилась. Только возьми канделябр какой-нибудь, в башне темно.
Корнелий повел меня по коридорам. И как они в этом лабиринте не плутают? Хотя, если каждый день ходить, хочешь не хочешь – запомнишь.
По дороге, придворный все время посматривал на меня, явно желая что-то спросить. Я ждал и он, наконец, решился.
- Ну, можешь считать, что карьера придворного врача тебе обеспечена. Ты рад?
Я пожал плечами и честно ответил:
- Не знаю.
Корнелий удивленно на меня посмотрел:
- То есть?
- Вы понимаете, Корнелий, быть при дворе почетно и, наверное, прибыльно. Но, как бы сказать, тесно. Придется заниматься узким кругом людей. Мне бы хотелось сначала поработать в городской больнице, или просто врачом в городе. Возможно, даже в небогатом районе. Тяжело, конечно, и денег гораздо меньше, чем хотелось бы, но больше практики, всякие интересные случаи могут встретиться. Пока я молодой, обязательств перед семьей у меня нет, сил хватает... А потом уже, через несколько лет, можно подумать о хорошей, почетной должности.
- Потом, может и не случиться такой вакансии.
- Ну что же делать. Посмотрим.
Корнелий задумчиво на меня посмотрел:
- Наследник к тебе благоволит.
Придворного, похоже, мучила ревность. Но, к его чести, он не стремился затоптать меня, а пытался разобраться, чем же я так привлек молодого герцога.
- Ты ему нравишься. Очевидно, своей независимостью. Это очень в твоем стиле – отказаться от теплого места.
Я и не знал, что у меня стиль есть. Приятно. Я дипломатично заметил:
- Милорд очень добр.
Корнелий посмотрел на меня и засмеялся:
- Подлизываться ты не умеешь, хотя и пытаешься. Ладно. Если у тебя возникнут какие-нибудь затруднения, я тебе помогу. Не всегда нужно стрелять по воробьям из пушки.
Я понял, что он хотел сказать, и был благодарен ему за предложенную помощь.
Между тем, мы пришли. Запахло гарью. Придворный отворил дверь в башню. Запах стал еще сильнее. Какой-то кислый и едкий. Я придержал Корнелия за рукав:
- Давайте, я вперед пойду. Мало ли что там, вдруг пол прогорел. А у вас рука на перевязи.
Он был слишком горд, чтобы прятаться за чужую спину, но достаточно разумен, чтобы не понимать необходимости этого. Корнелий взглянул на свою, висящую на косынке, руку:
- Ну, давай. Так, наверное, будет лучше. Хотя там уже ходили...
В пляшущем свете свечей мы поднимались по лестнице. Наши тени черными чудовищами скакали по закопченым стенам. Зрелище было мистическое.
Дверь в лабораторию отсутствовала. Собственно, и лаборатории уже не было. Просто большое голое помещение с пустыми проемами окон, почерневшими стенами и камином. Весь хлам после пожара был убран.
- Ну, видишь, ничего интересного. Тут уже все убрали. – Корнелий обвел глазами комнату.
Я кивнул, собственно от лаборатории я ничего и не ожидал. Мы пошли вниз. Уже у двери во дворец я издал заинтересованный возглас:
- А ступени-то вниз идут! А что там?
- Фу, студент, какой ты любопытный. Хм. Я не знаю. Ну, пойдем, посмотрим.
Мы спустились. Дверь, ведущая в сад, была закрыта на здоровенный засов.
- Видишь, ничего нет. Просто дверь.
- Угу. А засов-то какой начищенный!
Засов, действительно, весь сиял. Скорее всего, радивые слуги, прибирая после пожара, в хозяйственном порыве его надраили и заперли дверь.
Якобы удивляясь невиданному трудолюбию прислуги, я потрогал холодный металл щеколды. Она, похоже, была смазана и двигалась достаточно легко и, главное, бесшумно.
- Что же, пойдемте. Ах, шнурок развязался! Вы идите, я вас догоню.
К моему великому облегчению Корнелий стал подниматься по лестнице. Удостоверившись, что он не смотрит, я быстро отодвинул щеколду и побежал за придворным.
Он вывел меня на дворцовый двор. Я сказал, что дальше выберусь самостоятельно, и мы распростились.
Корнелия я обманул. Не стал я выбираться из дворца, а, убедившись, что он ушел, развернулся и галопом полетел к башне.
Вытащил из кустов книгу, проскользнул внутрь башни и поднялся в бывшую лабораторию. В кармане у меня была припрятана свечка, которую я, покапав воском, установил прямо на полу. Стола-то здесь больше не было.
Разложил чистый лист бумаги, и рядом - обрывок чертежа Лакреция. Я рассмотрел рисунок мага, снова внимательно перечитал главу «Поиск следа» и приступил. От волнения у меня дрожали руки, от противного запаха гари першило в горле. Чертил я медленно. Но, в отличие от Лакреция, меня извиняло то, что я делал это в первый раз. Наконец, чертеж был готов. Я внимательно все проверил, положил на середину рисунка птичье перо, еще раз перечитал текст и, сплюнув через левое плечо, начал.
Медленно-медленно, - так было написано в книге «Читайте медленно», - я произносил слова заклинания. Раз, другой, третий, и вот, перышко зашевелилось, повернулось и потихоньку двинулось к краю чертежа. Я следил за ним, приоткрыв рот. Черт побери! Получилось! Если честно, до этого момента не я очень верил в это.
Пока я удивлялся, перышко уже доплыло до камина, и я бросился вслед. Появилась мысль, что если придется бежать за ним по дворцу, то, вероятно, это зрелище очень бы порадовало охрану.
Но мой легкий проводник не собирался лететь далеко. Перышко больше не двигалось. Я подождал, но перо упрямо висело в воздухе перед камином.
- Ну? – вопросил я. – В смысле – пришли, что ли?
Перышко, очевидно лишившись сил от моей непроходимой тупости, упало на пол.
Я наклонился и заглянул в черное отверстие дымохода. Оттуда тащило холодом. Я оглянулся на перо:
- В смысле, мне туда лезь надо?
Из последних сил оно шевельнулось.
- Ага. Ну, спасибо. Почище-то дороги не нашлось?
Я снова заглянул в дымоход. Ну, ладно. Исполняется смертельный номер – человек в пасти камина.
Нашарив руками выступы кирпичей, я подтянулся и уперся ногами в стены. Устал я быстро. В дымоходе было темно и, прежде чем перехватиться руками, нужно было долго нашаривать новую зацепку. Интересно, и долго мне так упражняться? До самой крыши что ли? Потолок-то в лаборатории высокий.
Не знаю, как высоко я залез и, честно говоря, думал я не об этом. Плечи мои ломило, пальцы были ободраны и ужасно саднили, по лицу тек пот и я мотал головой, стряхивая едкие капли, чтобы они не попадали в глаза. Больше всего я боялся свалиться – на второй подъем сил бы у меня уже не хватило. Но вот моя левая рука нашарила какую-то очень хорошую, удобную зацепку. «Просто полка какая-то!» – подумал я. Замер и лихорадочно зашарил рукой. Это, действительно, была полка, точнее – лаз, уходящий в сторону. Я навалился грудью на восхитительно горизонтальную поверхность, отдохнул и, упираясь локтями, полез дальше. Лаз был узким, по нему тянуло холодноватым, с каким-то запахом старости, воздухом. Сколько же мне еще ползти? Я поднял голову и больно ударился макушкой – здесь было не высоко. Зашипев от боли, полез дальше, обещая себе, что больше никогда, никуда и ни за что. Появилось ощущение, что я стесал локти и колени до костей. Но вот рука моя ушла в пустоту. Ни слева, ни справа стен не было. Я потянулся рукой вниз и, сильно свесившись, кончиками пальцев достал до пола.
Прыгать в неизвестность я не торопился. Там вполне могли быть какие-нибудь ловушки. Например, узкий кирпичный бортик по краю, а дальше - пустота. Ступишь и улетишь. Хорошо бы сначала посветить. Весь извернувшись, - в узком пространстве было не так просто дотянуться до кармана, - я вытащил запасенный огарок и огниво и порадовался своей предусмотрительности. Когда вытаскивал руку, из кармана выпал пентагон. Я услышал, как он звякнул о камень. Ладно, позже подберу.
Почиркав огнивом, я зажег свечу. После долгого пребывания в темноте, слабый огонек ослепил меня, как вспышка. Поморгав глазами, я вытянул вперед руку с огарком и прищурился.
Ужас пронизал меня до мозга костей. Как я не выронил свечу – не знаю. Передо мной была небольшая комната, правильнее было бы назвать ее конурой, и с противоположной стены этой комнаты на меня смотрели глаза.
Огненные, совершенно не человеческие глаза.
Некоторое время мы молча пялились друг на друга. Вернее, я пялился, а глаза меня рассматривали.
- Ну-у? – Послышался голос. Даже не голос, не знаю - как описать. Звук. Но я его понимал.
Я сглотнул застрявший в горле комок и хрипло прошептал:
- Что?
- Ты брать собираешься?
Я чувствовал себя полным идиотом.
- Что брать?
Глаза сморгнули. Немного помедлили и отделились от стены.
Рука моя неприлично затряслась и я поставил огарок на край лаза.
По комнате плыл огненный шар, не очень большой – размером с мяч. Примерно посередине комнатки он завис. На меня повеяло холодом.
- Так ты будешь брать?
- А ты - отдашь? – Я решил не отказываться.
- Если ты знаешь Слова.
- Нет, не знаю. – Слов-то я много знал. Всяких. Но, боюсь, все они не подходили.
- Тогда я убью тебя, как только ты ступишь на пол.
Ну, спасибо за предупреждение. Хорошо, что я сразу не полез, а решил сначала посветить.
Это существо, шар, снова пристально меня рассматривало. Мне даже стало неловко – грязный весь, потный.
- Ты – не маг, – констатировал шар. В звуках проскользнуло удивление.
Я помотал головой.
- Что тогда тебе нужно?
Я и сам толком не знал, что мне нужно, поэтому спросил:
- Ты кто?
- Актинич, - это прозвучало гордо.
- А... А это кто?
Шар увеличился в размерах и заискрился.
Я испугался:
- Ну, прости, прости. Сам же говоришь, я – не маг. Откуда мне знать?
Искрение прекратилось.
- Я – саламандра. Дух огня. Актиничи – знатное семейство.
- А. Значит – дворянин.
Шея от неудобного положения затекла и я положил голову на руки. Что же мне делать? Поблагодарить Саламандру за приятную беседу и уходить? Тайник я нашел, но вещь взять не могу. Кстати, теперь я понял, почему Мастер, очевидно зная о хранилище, не торопился овладеть спрятанным имуществом. Ничего толкового я придумать не мог, но уходить было жалко. Тогда я спросил:
- А ты можешь сказать, что здесь спрятано?
- Могу. Это не секрет. Часть Ключа. Почему ты спрашиваешь? Разве ты не знаешь?
Я снова помотал головой.
- Ты не видел план?
- Нет. Какой еще план?
- Существует план, - кажется, Актинич был рад немного развлечься разговорами, - только один. Его сделал Великий Мастер. Давно. На плане показан ход и обозначено направление - Юг. Только по выбранному направлению маг сразу бы понял - тайник охраняет Саламандра. Когда ты пришел, но не полез в комнату сразу, я обрадовался. Наконец-то, пришел маг, знающий Слова, и моя служба окончена.
- Подожди, что значит давно? Сколько же лет дворцу?
- Дворцу - не знаю. Люди все время что-то перестаивают. Суетятся. Башня старая. Ей – лет шестьсот, может больше. Мы по-другому считаем время.
- И что, ты все время здесь сидишь? – Мне было искренне его жаль. Я бы одурел от такой службы.
Шарик «прошелся» по комнате.
- Зачем ты пришел?
- Ну, понимаешь, я узнал, что во дворце что-то спрятано. И пришел искать. Может быть, эта вещь поможет мне отомстить за моего друга. Его убили.
- Человеческие дела. Вы все время друг друга убиваете. Твой друг умер в Башне?
Я понял, что он говорит о Лакреции.
- Нет. Мой друг не был магом, но его убил маг. Тот же, что устроил пожар и здесь.
- Пожар. – Актинич произнес это мечтательно. – Сильно горело. Пришлось погасить. Я должен охранять тайник.
«Вот почему Башня уцелела», - догадался я.
Огненный шар снова «походил» по комнате.
- Если ты не видел плана, ничего не понимаешь в магии, то как ты сюда пришел?
- Ну, я взял (не признаваться же, что украл) у мага книгу. Применил заклинание. Если честно, не верил, что получится. Но перо указало на камин. Я полез. Вот и все.
- Все?
Шар начал смеяться. Честное слово! Просто хохотал! Я пронаблюдал потрясающий фейерверк. Пришлось даже отодвинуться в глубь лаза, чтобы искрами не обожгло лицо.
- Просто полез? Через все магические ловушки?
- Какие еще ловушки? Мне и так тяжело было. Еле приполз. Ловушка здесь была. Но тут я просто поосторожничал.
- О! Человек. Или ты не совсем человек?
Ну вот, и этот туда же! Что им всем нужно от моей биографии?
- Кажется, не совсем. Подожди. Прикрой глаза, и не бойся.
Шар приблизился. Лицо обдало жаром, но это был какой-то холодный жар. Знаете, как бывает, стоишь на солнцепеке, а по телу - словно холодок бежит. Говорят, что это вода с кожи испаряется. Не знаю, что там у меня испарялось, но даже самый сильный солнцепек по сравнению с Саламандрой показался бы Райскими кущами.
- О! Эльфийская кровь. – Актинич, наконец, отодвинулся. – Зачем тогда тебе эти человеческие свары?
Я пожал плечами.
- Впрочем. Как хочешь. Жаль, что ты не знаешь Слов. Мне надоело тут сидеть. Чужой мир.
- Ну, а кроме Слов, другого способа нет? Я бы тебе помог.
- Нет. Не получится. Великий Мастер привязал меня заклинанием. Пока не прозвучат Слова – я не могу освободиться.
Мы помолчали.
- Слушай. А ты не можешь забрать эту вещь с собой, в свой мир. Вроде бы и заклинание не нарушится.
- Хм. Хорошая мысль, но я привязан к месту. Должно быть сказано Освобождающее заклинание.
- Где же его взять?
- Этого я не знаю. Попробуй применить свою магическую вещь.
Пентагон! Я и забыл про него. Снова извернувшись, я попытался рассмотреть куда он упал. Пламя свечи заморгало, огонек напоследок несколько раз вспыхнул и погас. Ну, как всегда! Пока я упражнялся в разговорах, огарок полностью истаял.
- Дух огня, ты не мог бы мне посветить?
Свет, исходящий от Саламандры, стал ярче.
- Спасибо! – Я зашарил рукой вдоль бока. Вот, нашел. Я положил пентагон перед собой.
- Ключ! Вероятно, он и открыл все ловушки. - Актинич заволновался. Золотые искры так и забегали вокруг него. - Это сильная магия. Наверное, поэтому я сначала и принял тебя за мага.
- Он мне случайно достался.
- Такие вещи не достаются случайно.
- Может быть, ты знаешь, как с его помощью узнать Слова?
- Нет. Это твоя вещь.
Черт бы тебя побрал, лаконичный мой. Хоть бы чуть-чуть подсказал. Я стал перебирать свои скудные магические познания.
Магический Закон Знания – самый главный из законов - гласит, что «понимание наделяет властью». То есть, чем больше вы узнаете, тем становитесь сильнее. За последнее время я, действительно, много узнал. Вот с Саламандрой познакомился. Конечно, я знал про всех этих духов стихий и прочего, но, если честно, не верил в их существование. Таинственные сущности, множественные миры – воспринимались мною, как забавные сказки. Белиберда, одним словом. Даже то обстоятельство, что моя мать оказалась эльфом, не сильно повлияло на мои убеждения. Наверное, слишком уж обыкновенно, по земному, я ее воспринимал.
А теперь вот вам, здрасьте, - освобождайте узника. При чем узник, даже искоркой не шевельнет, чтобы помочь освободителю. Откуда я знаю, как обращаться с этой магической штуковиной?
Ну, ладно. Давай рассуждать логически. От кого этот Великий Мастер прятал здесь свое добро? От магов. Каким образом они будут стремиться совладать с расставленными ловушками? Правильно, магическим. Я подумал о ключе, спрятанном у меня в колодце и о футляре, висящем под мостом. И догадался.
Вазарий говорил, что маги презрительно относятся к обыкновенным людям. Человеческая жизнь не имеет для них ценности, кажется нелепой. В этом я уже имел несчастье неоднократно убедиться. Следовательно, маг не будет действовать просто. Это ниже его достоинства, слишком по-человечески. Значит, Слова для освобождения этого Духа, должны быть очень простыми, человеческими.
Я взял в руку пентагон и от всей души произнес: «Отпускаю». Потом добавил: «Свободен». И в завершение: «Ступай, голубчик. Спасибо.»
Не знаю уж, какое из слов оказалось правильным, но Актинич вдруг рассыпался радостными цветными искрами.
- Свободен! – ликовал он, летая по всей комнатушке.
- Подожди, подожди, - перепугался я, – не исчезай. Свеча-то у меня сгорела. Да и где тайник я не знаю.
Саламандра приостановила свой радостный полет.
- Хорошо. Ради твоей эльфийской крови я задержусь немного. Только не мешкай. Иди сюда. Вот тайник.
Тело мое от лежания в тесном пространстве затекло. С натужным кряхтением я напрягся, уперся саднившими локтями, и, как мешок, вывалился в комнатку. Огненный шар в нетерпении дрожал у стены. Я посмотрел на ее темную поверхность:
- Где?
- Ну, вот же.
Сноп искр рассыпался в полуметре над полом.
- А открыть как?
- Фу, в тебе все-таки много человеческой крови. У тебя же Ключ.
Я опустился на корточки и внимательно осмотрел указанное место. Кладка здесь была не кирпичная, а каменная. Очень старая, вся в выбоинах. Я ощупал их руками. Одна мне показалась подходящей, я примерил пентагон, и он точно в нее вошел. Бесшумно разъехались в стороны каменные блоки.
- Ну, давай же, бери. – Саламандре не терпелось. Это понятно, небось друзья заждались.
Я сунул внутрь руку, и нащупал что-то твердое и прохладное. Как только я вытащил предмет наружу, тайник так же бесшумно закрылся и пентагон вывалился на пол прямо к моим ногам.
- Все, иди, иди, - торопил меня Актинич. Он настойчиво выпроваживал меня из комнатушки. Даже не дал рассмотреть мою добычу. Я был не в обиде. Естественно, Дух Огня – ему бы только метаться.
Подобрав с пола пентагон, я со стоном втиснулся в лаз.
- Прощай, Актинич.
- Прощай, почти эльф.
Мгновенно наступила темнота. Как будто меня накрыли плотной черной тряпкой. Отталкиваясь локтями, я полз по лазу. Хорошо, что перед тем, как втиснутся в каменную дыру, я сообразил, что выбираться надо задом наперед, иначе в дымоходе я полечу вниз головой.
Слезать было легче. Или мне так показалось. В конце, я просто спрыгнул. Ударился, конечно, но ничего, пережить это было можно. Свеча, которую я оставил, догорела. Но темно в лаборатории не было, небо уже начинало светлеть. В разбитые окна неторопливо вползал серый рассвет. Ого! Долго же я провозился. Нужно быстро уходить. Я сложил чертежи в книгу и пошел из Башни.
Погруженный во впечатления этой ночи, я шел по садовой дорожке. Завернул за купы кустов и... наткнулся на девицу, обдиравшую дворцовую клумбу. Не знаю, было ли это занятие ее работой, или ей просто захотелось иметь в своей комнате роскошный букет, но она подняла голову на звук моих шагов и застыла. Честно говоря, я тоже растерялся. Лицо любительницы цветов вытянулось, глаза стали круглыми, челюсть отвисла. Неожиданно, что я даже вздрогнул, она сорвалась с места и помчалась по садовой дорожке. До меня долетел крик:
- А-а-а-а! Черт! Черт! Че-е-ерт!
Во как! Я оглядел себя. Да уж, вид еще тот, весь в саже. А посмотрев на свое отражение в фонтане, я и сам чуть не заорал «Черт! Черт!».
Я долго отмывался, оттирая лицо и руки песком. Но все равно, в таком виде соваться к дворцовым воротам, нечего было и думать. Придется выходить через потайную дверь.
С потайным выходом я повозился – ведь я не знал, как он открывается со стороны сада. Потом сообразил, отсчитал кирпичи в обратном порядке и услышал щелчок пружины.


Через Верхний город я прошел быстрым шагом. Надо было бы и побежать, но я сильно устал. Физических упражнений сегодня ночью у меня было уже достаточно.
В этот час набережная была пуста. Любители острых ощущений уже разошлись, а обычные горожане еще досматривали последние сны. Я слез под мост, уселся на балке и, наконец-то, рассмотрел добытую магическую вещь.
Это была плоская пластина, из такого же материала, как и пентагон. Она была вся прорезана отверстиями разной формы. Одно из них явно предназначалось для пятиугольника. Что с ней делать я не знал.
Спрятал я свою добычу, так же как и футляр. Опустил на бечевке в розовую от лучей встающего солнца воду.


Глава 9.


Как я уже говорил, идея, как справится с магами, у меня была. Но чтобы осуществить ее мне категорически не хватало знаний. Пришлось снова отправляться в Университет и засесть за магические книги.
Наконец, у меня сложился план. Дыр в нем, конечно, было много, ведь я мог только предполагать, как поступят маги, но не знал этого точно. Я снова и снова перелистывал магические книги, пока не осознал, что просто тяну время. Мне было страшно начинать. Но когда-нибудь делать это все равно было надо. И я приступил к приготовлениям.
Следующие дни я метался по городу.
Обошел все городские пустыри, несколько раз лазил под мост. Сходил к ювелиру и сделал ему заказ – изделие из сплава трех металлов: золота, серебра и меди. За срочность изготовления пришлось приплатить.
Через день ювелир отдал мне небольшой пятиугольничек – весьма похожий на мой пентагон.
Теперь начиналось самое трудное.
Выждав несколько дней, я положил свежеизготовленный пятиугольник в карман и отправился в гостиницу где обитал Ариус. Что именно я буду там делать, я еще не знал.
Пройдя несколько раз мимо ее входа, я внимательно прислушивался к своим ощущениям. Острого чувства опасности не возникало. Тогда я решил рискнуть и, толкнув выкрашенную зеленой краской дверь, вошел в общий зал. Как я уже говорил, гостиница была невелика и большого скопления народа в середине дня здесь не наблюдалось. Попросту говоря, зал был пустой. Но на случай появления посетителей, я облюбовал себе укромное место, с которого мне было хорошо видно все помещение, но сам бы я не привлекал внимания.
Ждать прислуги пришлось довольно долго. Из кухни несколько раз показывалось красное, распаренное лицо, принадлежавшее, очевидно, кухарке, но никто в этом заведении не спешил к одинокому посетителю, чтобы утолить его голод и жажду. Нервно постукивая пальцами по столу я решил, что пиво пить сюда ходить не буду. Пожалуй, в этом заведении, пока дождешься обслугу и от жажды можно скончаться.
Послышались шаги. Со второго этажа спустился парень. Его принадлежность к славному клану обслуживающего персонала выдавал грязный засаленный передник. Собственно, и передником-то назвать эту тряпку можно было только при наличии изрядной доли воображения. Слуга покосился на меня и прошел в кухню. Я ждал. Наконец, он снова вышел и неторопливо направился ко мне.
- Ну, чего заказывать будете? – Лицо его было недовольным.
- А что есть?
- Пиво, водка. Ну, там, щи.
Я раздумчиво потер висок.
- Только думайте быстрее, а то мне еще комнаты убирать.
Юноша, однако, хамоват. Судя по запаху, доносившемуся с кухни, щей этих мне хотелось. Но, обстоятельства требовали от меня жертв.
- Ладно. Неси водки, щей, ну, и еще чего-нибудь закусить. Огурцы там, или капуста. Сало, если есть.
Я старался перечислить побольше всего, чтобы на подносе было много тарелок.
Парень несколько раз хлопнул глазами и, с по-прежнему недовольной физиономией, направился в кухню.
- Хлеба не забудь, - крикнул я ему вслед.
Паразит, даже не обрадовался выгодному заказчику. И передник у него грязный как онуча, не то что у моей Елеоноры. Нет, решено, не буду здесь пиво пить. Никогда!
Возился в кухне он долго. Наконец, появился, таща поднос, уставленный мисками. С грохотом опустил свою ношу на угол стола и заявил:
- Платите сейчас, а то мне недосуг туда-сюда бегать, уборки еще полно.
Вот, жлоб! Я, не торопясь, жестом уважающего себя человека, бросил на стол серебряную монету. Парень посмотрел на нее и начал разгружать поднос. С мисками он обошелся небрежно, просто пошвырял их на сомнительной чистоты столешницу, а вот рюмку с водкой взял бережно, даже нежно, и аккуратно поставил прямо передо мной.
- Вот. Водка хорошая. Прохладненькая.
Заметьте, не холодная, а прохладненькая! Гурман, елки-палки. Я отодвинул стопку в сторону, парень проводил ее глазами. Однако! По виду на алкоголика он был не похож, но, вероятно, его пока спасали молодость и здоровье. Пожалуй, такую горячую привязанность к горячительным напиткам (О! Каламбур получился!) надо использовать. Водочки ему что ли предложить? Но я решил с этим не торопиться.
- Долго мне, однако, ждать пришлось, да что-то у вас народу не видно. Чем же ты, милейший, так сильно занят?
Парень обиженно надул губы и заныл:
- Вот, попрекаете… А знаете как тяжело комнаты убирать? Их-то много, а я-то один. Кручусь целый день, то туда, то сюда… Подай, убери… Присесть некогда.
Его гладкая, толстая физиономия просто кричала о непосильном труде. Действительно, целый день бездельем маяться это же какой навык и терпение надо иметь! Страдалец взял со стола монету и теперь крутил ее в руках, нежно потирая пальцами – судя по всему деньги парнишка любил, но не очень любил их зарабатывать.
- Что ж тебе так тяжело приходится? Или постояльцев много?
Детина тяжело вздохнул:
- Да нет, сейчас постояльцев немного…
Я почему-то совершенно не удивился этому обстоятельству.
- Но один такой капризный попался. Расскажу не поверите.
- Почему же не поверю?
- Измывается почем зря, и то ему не так и это не этак. То пыль не вытерта, то в углу паутина, - речь юнца лилась самозабвенно. Жалеть он себя любил и умел. – А как же я должен пыль вытереть, если он на столе ничего трогать не велит?
Я насторожился, похоже, речь идет об Ариусе, состроил скорбную мину, а про себя подумал: «Ха, немудрено, что у вас народу в гостинице нет».
- Да, нелегко тебе.
Он скривился:
- Вот, хоть вы посочувствуете, а то этот-то, постоялец, все ругается «не шевелишься, не стараешься, ты ленивый». Корчит из себя, а сам-то на воблу полинялую похож. Ох, как он мне надоел! Съезжал бы побыстрее!
Точно, Ариус! Я изобразил на лице внимание и сочувственно покачал головой:
- И что, он каждый день так на тебе кричит? – я был само сострадание.
- Нет, слава Богу! Я бы, верно, не стерпел. Да он, вообще, какой-то чудной, – парень выразительно покрутил у виска, – то умчится с утра и нет его до ночи, а то запрется у себя и сидит как сыч, входить не велит, а потом начинается «в комнате не убрано, постель не перестелена».
- Что же, даже обедать не спускается?
- Ага, бывает вообще не высовывается, велит обед в комнату ему носить. Будто у меня дел больше нет, как с подносами туда-сюда таскаться!
- Так как же ты узнаешь, нести ему обед или нет? Вдруг его и вовсе дома нет?
- Так говорю же – чудной, - в голосе молодца слышалось искреннее возмущение, - он записочки пишет. Тьфу! Как будто я девица ему какая! Напишет и на дверь прицепит. С полным указанием чего мне сегодня надо для него исполнить.
- Вот, глядите-ка, - парень полез в карман грязного передника, - сегодня накарябал.
Он развернул записку, облизнул губы и принялся читать:
- Лю-без-ный. Во как! Ну словно я ему девица! Любезный. Гря-зи бо–ле–е тер–петь. Терпеть. Не ста–ну. Грязи он не терпит! Здесь ему что, дворец? И пишет-то не по-людски, с завитушками, сразу и не разберешь.
Я протянул руку:
- Дай-ка мне. Может, я разберу.
Записка гласила: «Любезный! Грязи более терпеть не стану. Вечером явись для серьезного разговора».
Я замер. Господи! Рука судьбы! Так. Спокойно. Главное - ничего не испортить.
Я покачал головой, как бы ненароком отложил записку в сторону, и, взявшись за ложку потонувшую в остывших противных щах, сочувственно протянул:
- Да-а, нелегко тебе с таким постояльцем.
Слуга воодушевился:
- Так говорю же вам.
- Ну, ладно, может съедет скоро. Вот, выпей-ка для утешения. Употребляешь?
Парень быстро закивал и прирос взглядом к емкости. Я пододвинул к нему мутную стопочку с водкой. Он, сноровисто ее ухватив, разом опрокинул в рот. Признаться, я даже обомлел. Исполнено было профессионально!
- Закуси.
Достойный юноша, выдохнул, уцепил двумя пальцами квашеной капусты, и отправил ее по назначению. По подбородку потек сок. Он утерся ладонью, которую, в свою очередь, вытер о себя. Передник украсился еще одним живописным мазком. Меня передернуло.
С улицы донесся крик разносчика:
- Кому табак, табак кому!
Я подхватился:
- Ах, ты! Табак для начальника купить позабыл! А время-то! На службу бежать пора, а я и пообедать толком не успел. Ну да ладно.
Окинув взглядом миски на столе, я покровительственно махнул рукой:
- Сдачу можешь себе оставить.
Парень хлопнул глазами и расплылся в улыбке. Уже выбегая за дверь, я краем глаза увидел, как он любовно поглаживает карман передника.


Я шел по улице быстрым шагом. В моем кармане лежала записка, написанная Ариусом. Я быстро сунул ее туда, пока гостиничный слуга, откушав водочки, блаженно жмурил глазки. Сердце колотилось, мысли неслись как бешенные. Так, надо где-нибудь сесть и успокоиться. Главное – не наделать глупостей. В питейные заведения заходить мне не хотелось, там спокойно подумать не дадут. Сейчас, мне вполне бы подошел какой-нибудь пустырь. Кстати, тут поблизости как раз есть один.
На пустыре было тихо, как раз то, что мне и требовалось. Я нырнул в заросли высоченной полыни и уселся на землю. В ноздри ударил терпкий горьковатый запах. Достав из кармана записку, я снова перечитал ее. Почерк был четкий. Буквы, ровные и прямые, стояли на строчках как солдаты – насмерть. Фу, ну и ассоциации у меня! Хотя, записка и впрямь производила неприятное впечатление. А кроме того, я просто чувствовал как от нее исходит волна опасности. Да, попала она ко мне, прямо скажем в самый нужный момент. Как будто нарочно подгадала. Пожалуй, прав Вазарий, желающего судьба ведет, а не желающего – тащит. Мой план, совершенно безумный и авантюрный, начал реализовываться совершенно неожиданным образом. Ладно, нужно успокоиться и как следует обдумать все детали. Значит так…
Я вытащил из кармана копию пентагона, тщательно завернул ее в записку и засунул этот сверточек обратно. Теперь нужно было немного подождать. Я лег на спину, подложив под голову руки. Надо мной по синему небу медленно тащились облака. Они были похожи на фигуры из ваты. Большой ватный крокодил неотвратимо надвигался на ватного кролика. Господи, и здесь трагедия! Я перевернулся на живот и оперся подбородком на руки. Мне было страшно. Стараясь не думать о предстоящем, я внимательно рассматривал толстущие и какие-то лохматые стебли полыни. Ну все, пора. Я сел и мельком взглянул на небо. Ха! Облачный крокодил исчез, зато кролик вполне здравствовал и значительно раздался в размерах. Если небеса посылали мне знак, то дай им Бог, как говорится, чего они сами себе желают. Несколько приободренный я быстро зашагал в сторону гостиницы, где хозяйничала Елеонора, а по пути заскочил в книжную лавку, купил карту города и сделал на ней пометку. Приобретение недешевое, но необходимое.
Народу в общем зале «Веселой Собаки» оказалось достаточно, что само по себе мне было приятно, однако облюбованный мною столик у окна оказался свободен. Елеонора, увидев меня, радостно закивала, всячески давая понять, что сейчас ко мне подойдет. Действительно, не успел я расположиться, как она уже стояла передо мной радостно улыбаясь. Прямо Сивка-Бурка волшебная!
- Вот как хорошо-то, что вы пришли! Я прямо так рада!
Я тоже заулыбался, причем, заметьте, совершенно искренне.
- Я тоже рад тебя видеть.
Девушка зарделась.
- Что кушать будете?
- Ох, Елеонора, жарко сегодня - ничего тяжелого не хочется. Давай чаю и пирожков каких-нибудь. И, если есть, чего-нибудь сладкого.
Она закивала.
- Есть, есть. Варенье и патока. Если хотите, и лимон к чаю есть. С сахаром.
- Хочу. Неси и лимон.
Елеонора умчалась на кухню. Я, разглядывая посетителей, размышлял каким образом подкинуть в комнату к магу записку. Можно, конечно, попросить Елеонору или ее отца передать, но рисковать ими мне не хотелось. Черт знает, что магу в голову взбредет. Человеческими жизнями он не дорожит. Нет, надо как-то самому изворачиваться. Но как именно изворачиваться, я додумать не успел - возникла Елеонора с подносом. На столе передо мной появились стакан крепкого чая, сахар, блюдце с лимоном, румяные, аппетитно пахнущие пирожки, варенье и патока. Вот это я понимаю, обслуживание! Не то, что в гостинице у Ариуса. И, кстати, передник у девушки чистый и накрахмаленный!
- Пирожки вот эти с яблоками и корицей, а эти с творогом.
- С яблоками я люблю.
От пирожка исходил аромат корицы, а тесто просто таяло во рту.
- М-м-м, вкусно, - промычал я с набитым ртом.
Улыбка Елеоноры стала еще шире.
- Есть еще с мясом, если желаете.
Я замотал головой.
- Ну ладно, кушайте. Если захотите еще чего-нибудь, вы меня позовите.
Пирожки на некоторое время отвлекли меня от тяжких забот. Сытый, пожалуй даже, чрезмерно сытый, я откинулся на спинку стула прихлебывая чай. Однако, пора возвращаться к своим баранам, в смысле магам. Отставив стакан, я достал записку, вытащил из нее копию пентагона и, в свою очередь, завернул записку в карту города. Затем направился к двери, ведущей во внутренний двор, по дороге попросив Елеонору принести мне еще чаю, а то варенье и патока без него скучают. Она радостно захихикала и закивала головой.
Во дворе я огляделся. Вокруг никого, лестница по-прежнему лежала у стены, в окна не пялились скучающие постояльцы, и что самое приятное – окно Мастера было приоткрыто. Но как мне узнать дома он или нет? Спрашивать у Елеоноры мне не хотелось, идти подслушивать у двери тоже – на меня бы обратили внимание, а этого мне было совсем не нужно. Я еще раз огляделся. Жухлая, какая-то недокормленная травка вдоль стен, лестница, у двери прислонена метла, веник и ведро. На ручке метлы висел рабочий фартук. Да, негусто. И тут меня осенило. Отличная идея! Но делать все нужно было быстро.
Я надел фартук, подхватил ведро, сунул в него веник, поднял лестницу и, особо не таясь, прислонил ее к стене. С деловитым видом я стал подниматься по лестнице, попутно обмахивая веником подоконники и посматривая вокруг. Особого интереса мое занятие у постояльцев не вызвало. Мелькнула в окнах пара лиц - и все. Продолжая изображать трудовую деятельность, я поднялся к самому окну мага и поскреб веником по подоконнику. В комнате было тихо. Я поднялся еще на ступеньку и, сохраняя деловитый вид, бросил быстрый взгляд в комнату. Никого! Быстро вытащив из кармана карту с запиской, я бросил сверток магу на стол. Все, пора сматываться.
Расставив по местам рабочее оборудование и повесив на метлу фартук, я вернулся в гостиницу. На столе меня уже ждал чай. Я сунул в стакан ломтик лимона и принялся за патоку. В том, что Мастер найдет записку, я не сомневался. Значит, все решится сегодня вечером. Ну, дай мне Бог.
Расплатившись с Елеонорой за вкусный обед, я направился в Университет. Достал из тайника магические книги и самым внимательнейшим образом снова перечитал нужные главы.
Пока я читал, на город медленно опустился вечер. Жара несколько поутихла, в слабом движении воздуха почувствовалась прохлада. Ну что ж, пора идти. Я проверил содержимое моих карманов. Вроде бы все на месте. В животе стало холодно и тоскливо. Отгоняя противный страх, я направился во дворец.


Потайную дверь я миновал благополучно. В конце концов, это стало для меня уже привычным. В саду, по-прежнему, царила благодать: цветы, птички, плеск фонтана. Я шел, вдыхая сладкий от цветочного аромата воздух, и молил удачу не отворачиваться от меня.
К моей великой радости дверь в башню оказалась открытой. Со времени моего последнего визита ее не удосужились запереть. Очевидно, никому и в голову не приходило, что пустая сгоревшая лаборатория может кого-то привлекать.
Внутри было тихо, тем не менее, я, соблюдая осторожность, не спешил. Поднявшись наверх, я осмотрелся. В лаборатории ничего не изменилось, разве что, немного развеялась вонь от пожарища. Впрочем, запах меня не смущал, даже, наоборот, сейчас он был полезен. Я засветил свечу, разложил на полу магическую книгу и бумагу. На этот раз мне предстояло совершить сложное действие Узнавания Имени.
Тщательно, стараясь ничего не напутать и постоянно сверяясь с магической книгой, я начертил фигуру. Внимательно проверил написание значков вокруг нее и зажег пучок пахучих трав. По лаборатории поплыл странный сладковато-горький аромат. Я проводил глазами сизую струйку дыма, тянущуюся над полом. От волнения сердце мое колотилось так, что было видно как подрагивает на груди одежда. Я постарался сосредоточиться, и начал читать заклинание. Прочитав его трижды, я почувствовал как на мои плечи плотным тяжелым одеялом опускается усталость. Я перевел дух и устроился на полу поудобнее. Нужно отдохнуть.
Честно говоря, никакого Подлинного Имени я не узнал. Впрочем, и не надеялся его узнать. Слишком слабы были мои магические познания. Задача моя была другой, и я не сомневался, что достиг цели. Образно говоря, я засунул палку в осиное гнездо и начал его ворошить. Теперь оставалось только ждать когда прилетят осы и начнут меня кусать.
Время тянулось медленно. Аромат трав, смешиваясь с запахом гари, действовал одуряюще, голова налилась тупой болью, веки стали тяжелыми. Вот этого мне было совсем не нужно, внимание и бодрость мне сегодня были необходимы как никогда. Я достал из кармана пузырек с ментоловым маслом, понюхал и натер себе виски. Вялость отступила.
Вначале я почувствовал неудобство, и решил, что просто устал от сидения на полу. Пошевелился, покрутился, но неприятное ощущение не проходило, но напротив нарастало. Ага, похоже ко мне летят осы, в смысле идет маг. Я придвинул к себе книгу и чертеж, создавая видимость напряженной магической деятельности.
Чувство опасности все возрастало, и уже звенело в ушах натянутой струной. Я медленно поднял голову. Передо мной стоял Ариус. Надо отдать ему должное, двигаться маг умел бесшумно. Хоть я и ожидал его появления, но как он вошел не услышал.
Маг смерил меня холодным взглядом.
- Ну что за город? Одни дилетанты. Магическим искусством не владеют, но все туда же – Силы им хочется. И зачем же тебе, любезный, понадобилось мое Истинное Имя? - Последний вопрос Ариус задавал уже с откровенной насмешкой.
Я неуверенно протянул:
- Ну, э-э-э…
Мое лицо выражало самую искреннюю растерянность и страх.
- Что ты блеешь, как овца? Отвечай!
Я молчал, рассматривая мага. Пожалуй, прислужник из «Золотой кошки» описал его очень точно – полинявшая вобла. Высокий, сухой, и словно лишенный красок. Его худобу подчеркивал темный плащ-балахон с капюшоном и большими карманами. Сейчас капюшон был откинут и лежал на плечах толстым складчатым воротником. Лицо мага было узким и костистым, губы сжаты в тонкую нить. Казалось, что даже при разговоре маг старается не разжимать их, проталкивая слова в узкую щель рта. От этого его речь делалась тихой и шипящей, что придавало его облику еще большую злобность. Про глаза уж и говорить было нечего, он не смотрел на собеседника, а будто втыкал в него свой взгляд. Очень, очень опасная вобла.
- Ты будешь отвечать? – маг начал злиться.
- Ну, я…
- Я вижу, что это ты и, представь себе, даже понимаю, что тебе нужно. Более того, я знаю, что ты приходил вынюхивать обо мне в гостиницу. Отвечай, кто тебя послал?
- Никто, - прошептал я.
- Ты, без сомнения, идиот, но я не позволю делать идиота из меня. Хочешь сказать, что ты работаешь один? Ха! Так. Или ты ответишь мне или…
Ариус поднял руку. Тяжелая волна липкого удушья нахлынула на меня, казалось, сердце и желудок поменялись местами, во рту стало сухо и противно. Я скорчился от нахлынувшей боли.
- Лакреций… - просипел я, еле ворочая сухим распухшим языком.
- Что Лакреций? – Маг опустил руку.
Мне стало легче. В легкие хлынул теплый, горький воздух и я закашлялся.
- Лакреций… мы дружили, - я старался справиться с приступом кашля.
Ариус смотрел на меня брезгливо:
- Да? Что же, отличная пара – два идиота. Продолжай.
- Я хотел, всегда мечтал стать магом. Лакреций обещал мне помочь, дать рекомендации к учителю…
Брови Ариуса вздернулись:
- Короче.
- А потом…
Я схватился рукой за горло - говорить было больно.
- Потом к нему попала какая-то магическая вещь. Очень сильная…
Ариус так резко наклонился ко мне, что я даже отшатнулся. Лицо мага выражало крайнюю заинтересованность.
- Что за вещь?
- Я не знаю…
- Он рассказывал тебе о ней?
Я помотал головой.
Ариус зашипел, ярость волнами исходила от него. Я втянул голову в плечи и сжался на полу.
- Он только попросил меня ее спрятать.
- Что?!
Маг схватил меня за шиворот и затряс, как котенка.
- Что же ты морочишь мне голову, что ничего не знаешь об артефакте?
- О чем?- Захлопал я глазами.
- Тьфу!
Маг выпустил мою куртку и я мешком свалился на пол.
- Об этой вещи, что Лакреций попросил тебя спрятать!
- Ну я же рассказываю, - заскулил я, глядя на разъяренного мага снизу вверх, - а вы меня все время перебиваете.
Ариус на секунду прикрыл глаза, сжал руки и тихим голосом проговорил:
- Рассказывай, я слушаю.
- Когда у Лакреция появилась эта вещь, он сказал, что не может сейчас ее у себя хранить и попросил меня ее спрятать. Отдал мне ее во дворце. Футляр такой небольшой. Ничего особенного…
- Так. Стоп. Как ты попал во дворец?
- Ну, Лакреций мне пропуск выписал. Мы с ним заранее договорились, что я его буду ждать.
- Гм, – Ариус провел пальцем по губам. Вообще вид у него теперь был очень внимательный, даже, пожалуй, настороженный. – Откуда же Лакреций узнал об артефакте? Тебе известно?
Я закивал и торопливо начал рассказывать:
- Он Духа какого-то вызывал. Бельма, или Бельна…
- Бельтейна? Духа Бельтейна?
- Да, точно! Этого самого, Бельтана!
- Бельтейна, олух! И что же, Дух ему ответил?
Я наморщил лоб:
- Ну, сам я не видел, но ответил, конечно. Лакреций же был хорошим магом. Как никак на придворной должности состоял. И потом ему учитель его помогал.
Лицо мага стало еще более злым:
- Вот как.
- Ну да. Дух этот рассказал где эта волшебная вещь лежит, а учитель – хороший, наверное, человек - объяснил Лакрецию как ее взять. А тот уже мне отдал и объяснил как спрятать. Говорил, что этому его тоже Мастер научил.
Ариус хмыкнул и снова смерил меня взглядом.
- Ну что же, энтузиаст магической науки, и где же ты спрятал артефакт, то есть футляр?
- В городе, под мостом.
Маг ненадолго задумался, вздернув брови.
- Ладно. Сейчас ты меня туда проводишь.
- А вы меня в ученики возьмете?
- Что? Ты, стервец, еще и торгуешься? – лицо Ариуса стало еще более холодным. Он вздернул голову. – Если артефакт попадет сегодня ко мне в руки, я, возможно, приду в хорошее расположение духа и оставлю тебя в живых. Ты понял меня?
Я быстро закивал.
- Теперь вставай. Показывай куда идти. И помни, я внимательно за тобой слежу.
Я торопливо поднялся. Маг окинул меня взглядом, не обещавшим ничего хорошего. Ноги мои ослабли, я запнулся и, чтобы не упасть, схватился за Ариуса. Маг брезгливо оттолкнул меня:
- Иди. И без глупостей.


Я шел возле него, как привязанный. Когда мы выходили из дворца, лица стражников приобрели туповатое выражение, они окинули нас сонными, безразличными взглядами. Глядя на них, я догадался, как маг попадал во дворец. Вероятно, магически оглушал охрану и она на него не реагировала.


Глава 10.


Мы быстро прошли Верхний город и спустились на набережную. Ариус ни на минуту не ослаблял контроля надо мной, у меня было такое чувство будто на меня одели ошейник.
«Ну, где же вы, любители острых ощущений? Где?» – мысленно стонал я. Мне нужна была всего одна минута свободы. Без нее мой, и без того рискованный план, обрушился бы на глазах.
Мы подошли к мосту. В самом его начале, в живописных позах, расположилась компания молодых людей. Я посмотрел на них с надеждой, и они тут же великодушно отозвались:
- Эй, проход через мост платный!
Ариус промолчал, я, естественно, тоже.
Компания зашевелилась:
- Вы, уроды, глухие что ли?
От компании отделились трое и расхлябанной походкой направились в нашу сторону. Я остановился. Маг недовольно взглянул на меня, замедлил шаг и перевел взгляд на приближавшихся.
- Ну, че? Глухие или храбрые? Это все тоже платное.
Перед нами, засунув руки в карманы, раскачивалась здоровая, молодая, и совершенно безмозглая особь.
Ариус прошипел:
- Отойди.
Если бы у этого парня была хоть капля мозгов, он не просто бы отошел, а отлетел, и еще с поклоном извинился. Но я очень сильно рассчитывал на его тупость, и не ошибся.
- Че? Ты че сказал?
Он вызывающе медленно вытянул руки из карманов, его дружки приблизились. Я сделал шаг в сторону. Ариус метнул на меня быстрый взгляд, но расценил мои действия, как трусость. Он остался один против наступающей компании. Крутые ребята тоже приняли мой шаг за испуг, это было для них привычно, и я стал им неинтересен. По их понятиям начинать надо было с того, кто сопротивляется.
Они и начали. Вернее – попытались. Ариус поднял руки, в воздухе разлилось напряжение и... тут я побежал.
Я летел по мосту как северный олень, закинув рога, упаси меня от них, Господи, за спину. Ровно на середине моста я сиганул через перила, слез по металлической лестнице и перебрался на балку. Не сделав по ней и десяти шагов, я остановился как вкопанный. Передо мной стоял Мастер. Он медленно окинул меня холодным оценивающим взглядом и процедил сквозь зубы:
- Интересно.
Мне было совсем не интересно - мне было страшно. Некоторое время мы молча смотрели друг на друга. Затем он перевел взгляд мне за спину и напрягся. Приближался Ариус. Я повернулся боком, так, чтобы мне было видно их обоих.
Ариус, увидев Мастера, тоже весь подобрался и шел, как тигр. Только полный безумец решил бы с ним ссориться. Но и Мастер не выглядел безобидным кроликом.
- Так, так, так. - Холодно прошипел Мастер.
- Артефакт мой. - Не менее холодно и не менее шипуче отозвался Ариус.
Я стоял между двух огней. Отступить было некуда. Осторожно поглядывая на магов, я приготовился, напрягся и прыгнул на соседнюю балку. Мама моя дорогая! Ощущения были экстремальные. А ведь не собирался здесь козлом скакать! Да еще в темноте!
Маги одновременно повернулись ко мне. Теперь мне было их видно лучше. Один – Ариус - высокий и весь в бледных тонах, похожий на выцветшую змею, вставшую на хвост. Второй – Мастер - меньше ростом, темный, и не менее опасный; он был похож на виденного мной на картинке зверя – росомаху.
- Это кто? - Поинтересовался Мастер.
- Мальчишка из аптеки. Любитель. Ничего интересного. – Процедил Ариус.
- Где артефакт? – маг-росомаха снова обернулся к своему противнику.
Ариус, закинув голову, рассмеялся. Не дай вам Бог, услышать когда-нибудь такой смех!
- Что, и ты потерял? Украл и спрятал у своего дурачка-Лакреция, чтобы запутать следы. Но только и он уберечь не сумел.
- Да, Лакреций умом не отличался. Я не сентиментален, но по закону должен наказать тебя за смерть ученика, пусть и бестолкового. Однако, я у тебя ничего не брал. – Зашипела росомаха.
- Хочешь сказать, он украл мой артефакт по собственному почину?
- Он хотел силы не меньше нас с тобой. – Хмыкнул Мастер.
- Ну да, и ты ему не помогал?
- Он был моим учеником, иногда я отвечал на его вопросы, - осторожно протянул Мастер.
Ариус обдумал его слова.
- Допустим. Но ты мою вещь не получишь.
- Посмотрим. Не забывай, Он сам выбирает Хранителя.
- А... – Начал было Бледный маг и запнулся. – Говоришь, Хранителя?
Они уставились друг на друга. Я прокашлялся. Маги повернулись ко мне.
- Дело в том, господа, что артефакта – два.
Если бы мне было не так страшно, я бы получил удовольствие от созерцания их вытянувшихся физиономий.
- Два? – пропели они хором.
Я кивнул.
- Ага. Футляр со свитком, и пентагон. Или Ключ, по-вашему.
Я не стал говорить о том, что на самом деле артефакта - три. Это не входило в мои планы.
- Так. – Мастер посмотрел на Ариуса. – Мальчик из аптеки говоришь? Любитель?
Ариус от удивления даже заговорил нормальным голосом:
- Ну да. Сам посмотри. Он жил при старике, который хранил артефакт. Но тот тоже не был магом.
Мастер окинул меня изучающим взглядом.
- М-да. Магии он не учился. Однозначно. Но мальчик не простой. Подожди, подожди. Ты зачем его сюда пригнал?
- Тьфу, говорю же – у него артефакт, который украл твой Лакреций.
Теперь они были похожи на торговок на базаре.
- Ага. – Темный маг покосился в мою сторону. – Так вещь у него?
- Ко... – Ариус осекся на полуслове. – Какая? Какая именно вещь?
Они опять уставились друг на друга. Я ждал.
- Подожди, давай спокойно разберемся, - заговорил Мастер примиряющим тоном. – Я так понял, что Лакреций украл у тебя артефакт, а у него - вещь забрал вот этот мальчишка. Вот же растяпа Лакреций! Теперь ты выследил похитителя и хочешь забрать свою... гм... собственность, а он прибежал сюда.
Ариус подумал и кивнул головой.
- Тогда вопрос, коллега, как этот мальчишка узнал, что артефакт у Лакреция?
- Этот олух сам ему отдал.
- Что?
Оба мага опять воззрились на меня. Я пожал плечами.
- Сейчас разберемся, - снова прошипели они хором.
Я не стал заставлять их применять ко мне силу.
- Он не отдавал. Я у него артефакт украл.
Услышав, что я выговариваю это слово без запинок, Ариус приподнял брови. Я продолжил, обращаясь к Мастеру:
- Я подслушал сначала ваш разговор в гостинице, а потом как он сообщал вот ему, - я ткнул пальцем в Бледного мага, - о Ключе.
- Что?
Положительно, из них бы вышел неплохой дуэт.
- Ну да, он вам обоим лизал... Вот я и решил, что за ним будет полезно присмотреть. Можно узнать много интересного. Например, увидеть, как он тащит в кармане футляр Валериуса.
- Кого? – теперь солировал Мастер.
- Старика-Хранителя, которого вот этот, - я снова ткнул пальцем в Ариуса, - убил.
- Ага. – Темный маг раздумчиво посмотрел на Бледного. – Пожалуй, я не стану требовать сатисфакции за ученика, то есть за бывшего ученика. Но как, скажите мне, мы оба тебя до сих пор не замечали?
О, это уже опасно! Пора их отвлекать. Я ухмыльнулся:
- Потому что вы, маги, балбесы.
Они просто замерли от такой наглости. Но соперники перестали ссориться, и это меня совершенно не устраивало.
- Что? – зашипели они в один голос.
- А то, что я вас сюда заманил, а вы и попались.
Ариус скривился в злобной усмешке и начал поднимать руку. В животе у меня похолодело.
- Подожди, - остановил его Мастер, - это мы всегда успеем. И зачем это тебе?
- А затем, что ты, - я посмотрел на Темного мага, - хочешь получить Ключ. За эту вещь ты убьешь Ариуса. Таким образом, я отомщу убийце моего учителя.
- Дурак, - проговорил Бледный маг металлическим голосом и скривился. – Благородный дурак.
Мастер молча рассматривал его. Потом перевел взгляд на меня:
- Так я понял, что он знает где Ключ?
Ариус засмеялся.
- Да. Я бы очень хотел знать где Ключ. Свиток-то я уж найду, ты ведь не просто так меня сюда привел? Да?
Он почти угадал. Нужно было ускорять события.
- Что свиток без Ключа? – продолжал я. – А Ключ может отпустить Саламандру.
- Саламандру? – зашипел Ариус и уставился на Темного мага.
Мастер метался глазами между мной и конкурентом.
- Неужели ты думал, что пожар в Башне погас сам собой? – продолжал я подливать, простите за каламбур, масла в огонь.
Ариус просто затрясся от ярости. Но Мастера разозлить было труднее.
- Откуда ты знаешь про Саламандру? – спросил он.
- Подслушал их разговор с Лакрецием.
- Вот как. - Мастер больше не смотрел на меня. Теперь он обращался к Ариусу, - Значит, ты переманил Лакреция, чтобы выведать о тайнике в Башне.
- За сведения о тайнике – благодарю. Теперь я буду искать Ключ с еще большим усердием. – Снова скривился Бледный маг.
Я упрямо стоял на своем:
- Да врет он. Ключ у него в кармане.
Маги замерли, впившись друг в друга взглядами. Потом разом напряглись. Я сунул в карманы вспотевшие ладони. Противники одновременно вскинули руки и под мостом, усиленные эхом, визгливо зазвучали заклинания.
Дальше я не знаю, как вам описать. Была какая-то секунда, какое-то напряжение в воздухе, когда я понял – пора. Мгновенно вытащив из кармана пакетик из тонкой бумаги, упадет – порвется, я кинул его между магами и кинулся бежать. То есть не бежать, а прыгать по балкам. За моей спиной раздался возглас Мастера: «Эраре хумануэст!» и грянул взрыв. Меня толкнуло в спину, сбило с балки и я полетел вниз, лишь в последнее мгновение успев поймать руками опору.
До сих пор не пойму как я удержался, потому что мотнуло меня здорово – чуть руки не вывернуло. По волосам прошелся горячий ветер. Стало тихо. Я, напрягая последние силы, подтянулся на руках, лег на балку животом и отдыхал так некоторое время. Потом с кряхтением перекинул ногу и уселся на спасительную опору верхом.
Под мостом больше никого не было. Я остался один. Оба мага канули в Лету. Правда, река наша по-другому называется. Но общий смысл понятен. Я радостно осклабился и встряхнул руками – болеть будут несколько дней. Ну, ничего, посижу в горячей ванне - полегчает. Я встал и не спеша потащился к месту боевых магических действий – надо же было удостовериться, что маги сгинули. Они сгинули - окончательно и бесповоротно. Балка была обуглена и противно воняла. Ничего, на свежем воздухе быстро проветрится. Небо на востоке начало розоветь. Я уселся на балку и стал смотреть на восход.


Скажу честно, я выиграл эту магическую войну только по одной причине – маги не считали меня достойным противником. Они были слишком погружены в свою магию, и всех людей непричастных к ней считали серой и суетливой толпой. Не воспринимая меня всерьез, они делали ошибку за ошибкой. Конечно, мне еще и невообразимо везло. Но это уже отдельный разговор. В общем, господа маги, мой вам совет – проще надо быть. Проще!
Наверное, я уже никогда не узнаю, каким образом Ариус вышел на след манускрипта. Но он разыскал Валериуса, убедился, что тот не маг и противостоять ему не сможет, и вломился к нам в дом. По чистой случайности я остался в живых. Но, как сказал Вазарий, маг ошибся трижды.
В первый раз, когда взял футляр, но не подумал, что он открывается не заклинанием, или каким-то другим магическим способом, а обыкновенным ключом. Все гениальное просто. Создатель манускрипта рассчитал все верно – магическую вещь будут пытаться открыть соответственно, никому и в голову не придет применить обыкновенное средство. Маги слишком погружены в свою магию и с презрением относятся к обычным людям. На этом Ариус и попался.
Если честно, я не знаю, стоит ли рассматривать как ошибку то, что маг не нашел пентагон. В конце концов, Ключ сам выбирает Хранителя. Ну не понравился Ариус этой штуковине. Что тут поделаешь?
Но несмотря на то, что Ключ-пентагон магу не дался, он чувствует его присутствие и откладывает свой отъезд.
И в третий раз он ошибся с крысой. Когда Ариусу не удалось открыть футляр, хотя я уверен, что он приложил к этому все свои немалые силы; маг пришел к выводу, что к футляру нужен ключ. Но то, что ключ обыкновенный – ему бы и в самых диких фантазиях не привиделось. Он решил, что ключ тоже магический.
Конечно, Ариус хотел еще раз спокойно обыскать дом, но я все время там мельтешился и ему мешал. По-хорошему, меня бы тоже надо было прибить без долгих разговоров. Но поскольку Ариус уже очень сильно магически наследил и опасался, что его возня станет заметной конкурентам, он решил убрать меня тихо – с помощью яда.
Вероятно, он воздействовал на сознание помощника трактирщика, и тот даже не понял, что делал. Как, впрочем, и я – просто пить захотелось. Маг все рассчитал и подготовил так, что я непременно бы выпил пиво и уснул вечным сном, но тут вмешалась крыса. Ее то он и прохлопал. То есть не саму крысу – она не принадлежала дому, тут я правильно догадался. Но нора-то была! Нору он не заметил. Презрение к человеческой жизни еще раз его подвело. И тут я очень удачно исчез. Мало того, что сам уехал, но еще и все ключи с собой увез. То есть в доме не осталось никакой магии, даже запаха ее не было. Ариус все тщательно проверил, но на расстоянии, чтобы не применять заклинания на наши замки, и ничего не обнаружил. Тогда он решил, что ключа у Валериуса не было.
Возможно, отсутствуй я подольше, Ариус бы уехал вместе со свитком, но я, собственной персоной, возвращаюсь из поездки. Присутствие Ключа вновь будоражит мага.
Тут вмешивается Лакреций, со своей нелепой попыткой поиска следа, и сообщает Ариусу, что в городе есть артефакт и его мастер об этом знает. Ариус в раздумьях. Что почувствовал конкурент – его футляр, или еще какой-то артефакт? Если конкурент почувствовал другой артефакт, то это должно быть не что иное, как ключ к футляру. Естественно, Ариус хочет его заполучить. Но артефакт должен кто-то хранить. И, скорее всего, это еще один маг, о котором он ничего не знает, так как он очень успешно скрывает ключ. Ариус ждет приезда конкурента в надежде на то, что тот выведет его на след.
Приезжает Мастер. И, - тут, конечно, моя вина, - сжигает дом престарелой родственницы Марка. Но он тоже ничего не может найти, так как я успеваю спрятать пентагон, а Ариус не менее успешно скрывает футляр.
Потом я совершаю эту глупость с магическим подслушиванием. Ариус обнаруживает, что я жив, чему, естественно, удивляется и начинает ко мне присматриваться. Я не произвожу впечатления мага, но что-то его тревожит. Он не может просмотреть меня досконально, ему мешает моя эльфийская кровь. Получается, что я тоже наполовину не отсюда, не принадлежу городу и дому полностью. Он решает, что нужно обыскать наш дом подробнее. Мне опять повезло – я ходил по пустырям, собирая травы.
Ариус ничего не находит и на всякий случай устраивает в доме погром, а вдруг я кинусь проверять тайник. Хоть он и не чувствует, что там что-то спрятано, но каким-то загадочным образом я остался жив. И это его настораживает.
Мы разошлись с магом буквально на несколько минут. Он ушел, а я – пришел. Если бы он «услышал» меня около дома, думаю, что эта история закончилась бы по-другому. Но у меня в руках была охапка трав. А среди них – «кошкина трава». Правда, тогда я еще ничего о ней не знал.
Про «кошкину траву» я прочел в магических книгах уже гораздо позже, буквально в последние дни. Сама по себе, она не являлась магическим средством, но имела свойство усиливать действие того, с чем соприкасалась. То есть, если ты очень активно хочешь, чтобы тебя не заметили и носишь в кармане “кошкину траву” – то тебя и не заметят. Собственно, и в порошок от тараканов ее кладут для усиления действия других трав. Вот так.
Ну, вы помните, я столько раз находился близко от магов, а они меня не замечали. Я сначала думал, что мне просто везет, а потом, в магической книге нашел описание этой травы с вполне приличной картинкой, изображающей растение. Собственно, по картинке я ее и узнал. В книге трава значилась под тем самым названием, которое в последний момент выкрикнул Мастер: «эраре хумануэст» - «Errare Humanum Est”. На нормальном языке - “Человеку свойственно ошибаться”. Символично, не правда ли?
Мою глупую попытку подслушивания Мастер, разумеется, почувствовал, но его также сбила с толку моя эльфийская половина. Он решает, что имеет дело с каким-то исключительной силы магом и сообщает об этом Лакрецию.
Лакреций немедленно передает эту весть Ариусу. Тот укрепляется в своей гипотезе о том, что в городе, действительно, находится исключительно сильный маг, и этот маг владеет Ключом.
А потом происходит невероятное – Лакреций крадет у Ариуса футляр. Я уже никогда не узнаю, как ему удалось разузнать, где находится тайник мага. Скорее всего, Ариус настолько пренебрежительно относился к придворному магу, что как-то сам проговорился. Других объяснений у меня просто нет. Но, Лакреций и есть Лакреций, скорее всего он влез в хранилище, как слон в посудную лавку, и оставил там столько следов, как если бы взял в руки флаг с надписью «Я украл артефакт» и торжественно понес его по улицам.
Конечно же, Ариус примчался к вору по горячим следам. И тут его опять подвело пренебрежение к простым смертным. Ему и в страшном сне не могло присниться, что на магическую вещь мог посягнуть обычный человек. Он был так уверен, что артефакт украл Лакреций (и был совершенно прав), что бежал по коридору за магическим следом, оставляемым вещью, совершенно не удосужась, так сказать, «взглянуть» кто же ее несет. Меня вновь спасла «кошкина трава», валявшаяся в моем кармане. Думаю, что она усилила не только мое скоропалительное применение Закона Идентификации, но и водную защиту вокруг футляра.
Маг потерял меня во дворцовых коридорах и снова вернулся в башню. Не знаю, был ли Лакреций уже там или пришел позже, но примерно могу себе представить, что Ариус у него спросил и что Лакреций ответил. Но, как бы там ни было, выкрутиться ему не удалось. Маг уничтожил предателя, а в башне возник пожар. Но, пока они разбирались, я успел убежать из дворца.
Итак, Ариус утратил добытый артефакт. Но Лакреций, сам того не зная, перед смертью сумел оказать мне услугу. Он убедил мага, что футляр похитил Мастер.
Но Мастер – сильный маг, это не беззащитный Валериус. На сильного мага просто так не нападешь. И Ариус начинает выжидать и вынюхивать.
Мастер, услышав о том, что в пожаре погиб придворный маг, приходит на дворцовую площадь и узнает, что огонь возник магическим путем. Естественно, он чувствует работу сильного мага. Я не знаю, был ли у Мастера план тайника, о котором мне говорила Саламандра, или нет, но он прекрасно понимал, что магические пожары так быстро и благополучно не тушатся. Должно было сгореть все дотла.
Заявившись ночью во дворец, маг внимательно осматривает Башню. Во-первых, он убеждается, что пожар потушен не только человеческими руками, а во-вторых, по оставленному свежему магическому следу узнает, кто убил Лакреция. Маг решает, что это подкоп под него и принимается отслеживать Ариуса.

И тут, вступил я. Поманил одного, подразнил другого. Рисковал, конечно. Но по-другому было никак. Сами бы они никогда не сошлись. Оба прекрасно понимали, что одному из них тогда наступит конец. А я очень надеялся, что конец наступит обоим. Разумеется, я подстраховался. Жизнью я рискнул, но артефакты бы они никогда не получили. Дудки!
Я воспользовался Законом Сходства и Сродства, который гласит, что «предметы, однажды находившиеся в контакте, продолжают взаимодействовать и после разделения», а также, что «следствия сходны с причинами». Заказал копию пятиугольника, специально его на бумажку перерисовал, чтобы ювелиру показать. И сложил их вместе, чтобы мой свежеизготовленный пятиугольничек, побыв рядом с магической вещью, приобрел ее «запах». Так у меня получилась хорошая приманка.
В Башне я внимательно рассмотрел Ариуса, во что он одет и где у него карманы, а когда у меня неожиданно «от страха» ослабли ноги – сунул приманку ему в карман. Это, конечно, был рисковый момент. Но я надеялся, что очарованный скорой возможностью заполучить обратно футляр, он не заметит слабого магического «запаха» от фальшивого пентагона. Так и случилось. Ну, я его еще и отвлекал всячески.
Потом я повел Ариуса к мосту, где, как я и предполагал, нас уже ждал Мастер.
Когда же маги сошлись лицом к лицу, я указал Мастеру на скрытую в кармане Ариуса вещь. Разумеется, тогда они оба ее почувствовали. Ариус от неожиданности растерялся, а его соперник принял это как знак того, что его обманывают. И началась магическая драка.
Конечно, один бы из них обязательно погиб. Но мне было нужно, чтобы они оба отправились в потусторонний мир. В конце концов, оба мне задолжали – Валериус, сгоревшая старуха, и чудом спасенный Марк, ну, и моя замечательная крыса. Да и Лакреций бы не возражал, наверное.
Поэтому, как только начали звучать слова заклинаний, я кинул между магами порошок «кошкиной травы». Мастер почувствовал ее и в последний момент выкрикнул: «Эраре хумануэст!», но было уже поздно. Вообще, он был не дурак и почти догадался. Помните, спросил: «Как же мы его так долго не замечали?». И чтобы их отвлечь и разозлить, я начал хамить.
Так вот. Я кинул между магами порошок, он усилил действие их заклинаний и они благополучно отбыли в мир иной. Оба. Это тоже был рискованным момент – могло и меня разнести. Поэтому, бросив траву я сразу кинулся бежать, прыгая по балкам как белка. Определенно, с этим животным меня что-то связывает. Мост этот я, конечно, предварительно весь облазил и осмотрел.
Ну, и как вы догадались, это был ДРУГОЙ мост, не тот, под которым я спрятал артефакты.
Вот такая история. Конечно, остались неясные моменты, например, каким образом попал Ключ-пентагон к Валериусу. Но этого я, наверное, уже никогда узнаю. Ну, и ладно. Жизнь без тайн становится скучной и серой.


Теперь я сидел на балке моста, свесив ноги, и с блаженной улыбкой смотрел на разгорающуюся полоску восхода, розовеющие облака, золотые блики, вспыхивающие на бегущей воде. Хорошо! И не просто хорошо, а очень хорошо!
Я был переполнен восхитительным чувством свободы, выполненного – и неплохо! – дела. Теперь я был сам себе хозяин. Никакие маги больше не вмешивались в мою жизнь. Сейчас посижу немного, потом пойду домой, к себе домой – если вы понимаете. И никто туда больше не вломится и не нагадит. Да. А по дороге куплю пива и выпью его с большим удовольствием, а потом напишу Вазарию. Пускай приезжает, старая калоша. Я буду рад. Еще надо надгробие хорошее Валериусу поставить. Ну, придумаю, как спрятать все эти магические штуки – не висеть же им так все время. И аптекой надо заняться, да и учебный год скоро начнется. В общем, хлопот полон рот, моя жизнь продолжается. Пока!
Любящий вас Иннокентий.

*Комиссар: автор, в поле краткой новости желательно вставлять иллюстрацию, соотвествующую теме публикации.






Долгожданная "Веслая ферма 3"!


Читать далее
Автостопом по гаремам - 12


Читать далее
Алексей Пехов, Елена Бычкова, Наталья Турчанинова \"Новые боги\"

Читать далее

Автор поста
Spell {user-xf-profit}
Создан 22-08-2009, 22:34


166


2

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх