Ключи от ада Глава 3
Глава 3

Эта часть города состояла из частных домов, до которых ещё не добрались люди с деньгами и не настроили вместо них коттеджей. Так что строение Заланского возвышалось над остальными в гордом одиночестве, вызывая зависть окружающих. Миновав "старый город", через двадцать минут Лина оказалась в той части, где вовсю господствовала цивилизация. Многоэтажные дома, облепленные пивнушками, автобусные остановки, пережившие многочисленные нашествия пьяных подростков, идущие с работы усталые женщины, нагруженные сумками и детьми. И тихо спивающиеся мужики, замученные ленью и безденежьем.

Увёзший Веру мужчина носил претенциозную фамилию Чернокнижный. Вообще-то настоящая его фамилия была Кобылов, но лет десять назад Матвей Андреевич круто поменял свою жизнь и решил, что столь неблагозвучная фамилия не пойдёт на пользу его делам. Вместе с фамилией, Кобылов оставил жену и ребёнка, перебрался в этот город, купил квартиру, и в свои сорок пять лет считался завидным женихом. Но цель его была в другом. Господин Чернокнижный объявил себя посланником Сатаны на земле и с успехом привлекал в свои ряды неокрепших духом и жаждавших приключений подростков. Из отчётов Нефёдова было ясно, что Сатана Матвею Андреевичу до лампочки. Под видом служения культу его подопечные выполняли разнообразные поручения, за которые серьёзные люди платили серьёзные деньги. Девочки широко пользовались спросом у богатых извращенцев, а мальчики, особенно не достигшие четырнадцати лет, и не несущие уголовную ответственность за свои деяния, с успехом эти деяния совершали. Таким образом, за несколько лет напряжённой работы, Матвей заимел свою собственную маленькую армию, причём прикрываемую не последними лицами города. Поэтому родители несчастных детей в милиции помощи не находили. Чтобы поддерживать видимость служения культу, два раза в неделю черное братство собиралось на старом кладбище, где проводило свои ритуалы. Зачем Матвей связался с Верой, не могли понять даже аналитики агентства. Регионы были разными, стало быть, влияние крыши Матвея туда не распространялось, и, связавшись с дочкой серьёзного человека, он ставил под угрозу свой отлаженный бизнес. Можно было предположить, что он затеял всё это с целью потрясти родителей, но денег у них никто не требовал. Большая любовь? Не смешите!.. Зачем? Зачем ему головная боль по имени Вера?
Лина предлагала Соловьёву, чтобы тот по своим каналам связался с крышей Чернокнижного и потребовал возвращения ребёнка. С заместителем главы администрации они бы связываться не рискнули. Но Соловьёв наорал на неё и сказал, что она дура, не понимает, что в случае отказа начнётся война, а она никому не нужна. У их агентства достаточно возможностей для того, чтобы вытащить Веру без чьей-либо помощи.

Сегодня был четверг - день, когда сатанисты собирались на кладбище. Лина решила, что Вера вполне может там появиться, а значит есть шанс узнать, где она прячется. Следить за Матвеем она посчитала бессмысленным, поэтому поймала машину и поехала к месту проведения ритуалов, чтобы осмотреться заблаговременно. На старом кладбище давно уже никого не хоронили. Самые свежие могилы датировались пятидесятыми годами прошлого века. Были здесь и фамильные склепы, возведённые ещё до революции, с поломанными оградами и просевшими плитами. Вековые деревья и высокая трава не сразу позволили девушке заметить почти полное отсутствие крестов на могилах. Видимо, господин Чернокнижный совсем распоясался от вседозволенности.
Бредя по давно нехоженым дорожкам, Лина наслаждалась покоем, царившем в этом последнем пристанище. Городской шум сюда не доходил. Деревья, нежно потрясая кронами, убаюкивали спящих вечным сном, трава одуряющее пахла. Даже солнце с уважением относилось к усопшим. Оно мягко проникало сквозь листву, рассыпаясь внизу тёплой накидкой. Лина вдруг поняла, что больше всего на свете ей сейчас хочется оказаться на месте кого-нибудь из упокоённых. Пусть всё уйдёт! Лежать, и ни о чём не думать. Просто не быть. Почему она должна всё это делать? Зачем она в этом мире? Кто, и по какому праву определил её сюда и оставил барахтаться в дерьме?! Девушка едва не завыла. Она упала на землю, обхватив себя руками, и сцепила зубы, пережидая острый приступ нежелания жить. При таком состоянии, в больнице её давно бы уже накололи транквилизаторами. Вспомнив о клинике, Лина, усилием воли заставила себя подняться. "Я сильная, - уговаривала она себя, стоя на четвереньках, - я люблю жизнь... Я помогаю людям, а в этом и заключается её смысл... К тому же, я не имею права подвести Соловьёва, после всего, что он для меня сделал!"
Убаюкивая себя такими мыслями, через несколько часов Лина смогла идти. Она, шатаясь, побрела к выходу. Увидев девчонку с безумными глазами, сторож кладбища презрительно сплюнул на землю.
- Уже и днём шляетесь, нехристи! - он с ненавистью стал надвигаться на девушку, - мало вам того, что по ночам здесь творите, так ещё и среди бела дня наркоманить начали! Бога бы побоялась!
Девушка поспешила убраться, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания. Посмотрела на часы - Витольд Романович, наверное, уже заждался её к ужину. Доехав на такси до "старого" города, в рекордные сроки Лина подходила к дому Заланского. Ещё только свернув на нужную улицу, она услышала отборный мат, гулко носившийся окрестностями, и злобное визжание Доси. Наталья, конечно, вполне способна ругаться матом, но не мужским голосом. Значит, противное животное доводит до белого каления кого-то ещё.
Ускорив шаг, девушка увидела возле дома невероятную картину. На земле лежал мужчина в милицейской форме, а над ним стояла огромная жирная Досина туша. В свете заходящего солнца её шкура казалась нежно-розовой, благодаря чему животное напоминало Пятачка-мутанта объевшегося озверина. Участковый - Лина узнала об этом позже - отчаянно отбивался от свиньи, словно от собаки. Его рыжие усы угрожающе топорщились в разные стороны.
- Уйди, свинья противная! - орал он во всё горло и несколько раз врезал Досе фуражкой по морде.
Та, издав звериный рык, вырвала фуражку из его рук и расправилась с ней в мгновение ока, попросту говоря - съела. Офигевший участковый, по-прежнему лёжа на земле, с чувством зарядил ногой в свиное рыло. В ответ на это Дося схватила его за башмак и потащила по дороге. Милиционер, выдавая перлы ненормативной лексики, попытался руками зацепиться за траву, чтобы остановиться. Но свинью остановить было невозможно. Наталья, наблюдавшая за происходящим не без удовольствия, подбежала к участковому и услужливо протянула толстую палку, которой усатый милиционер тут же воспользовался, огрев Досю по хребту. Свинья от неожиданности и боли подскочила сразу на всех четырёх лапах. Земное притяжение подействовало слишком быстро, и свинья не успела поставить лапы обратно. Она плюхнулась на жирное пузо, распластав конечности по земле, и издав вопль не уступающий по силе матам участкового. Последний мигом оказался на четвереньках, проворно подполз к Досе и стал добивать противника палкой.
- Ты, слоняра недокормленная, ещё раз со мной свяжешься, я тебя на холодец пущу, а уши на воротах повешу!
Наталья бегала вокруг них и поддакивала:
- Правильно, товарищ участковый, так её, стервозину! Ищь, чего удумала - нападение на милиционера при исполнении - это статья! Теперь тебя вместе с твоим плешивым хозяином в КПЗ посадят!
Она не удержалась, и от всей души врезала поверженному злейшему врагу ногой в драном тапке. Но попала не в свинью, а в участкового, который с криком:
- Та шо ж ты делаешь, падла старая! - вскочил на ноги и замахнулся палкой на Наталью.
Та взвизгнула в точности как Дося и поспешила запрятаться за Лину, стоявшую неподалёку. Стража порядка это не остановило, он грозно пошёл прямо на девушку. Лина попыталась отбежать, но Наталья прикрывалась ею словно щитом. И стоило участковому зайти с открытого фланга, как Наталья поворачивала Лину навстречу его палке. Девушка от изумления не могла сказать ни слова.
- Ах ты, ведьма старая! - орал усатый участковый, - мало того, что свинью на меня натравила, так и сама ещё на жизнь мою покушаешься!
- Вася, - Наталья продолжала ловко уворачиваться, - побойся бога, чего это я ведьма?
- Да потому что ведьма! Все вы, бабы, ведьмы! Думаешь, не знаю, что всякое зелье продаешь! Вот арестую тебя - будешь знать!
- Ах, ты, ишак неблагодарный! - Наталья от возмущения выпустила Лину, чем та немедленно воспользовалась, - как отвар у меня от импотенции покупать, так: "Натальюшка, помоги!", а теперь ведьмой обзываешь?!
Весть об импотенции участкового Васи разнеслась по улице со скоростью света. Местные кумушки повысовывали из ворот любопытные лица, беззастенчиво рассматривая больной орган участкового. Милиционер помимо воли сделал движение, широко практикуемое футболистами, стоящими в стенке.
- Да врёт она всё, килька маринованная! - возвестил участковый, обращаясь к народу, - за самогонкой я к ней приходил!
Он развернулся к Наталье, сжимая дубину. Старуха поняла, что переборщила, и заискивающе закивала.
- Да за самогонкой, за самогонкой. Очень уж ты меня разозлил, Василь Василич, вот и оговорила тебя, - Наталья обращалась не к участковому, а к общественности, которая при этих словах разочарованно стала расходиться, - А с аппаратом у него всё в порядке, - крикнула она ещё громче, - сама проверяла!
- Да ты что городишь, старая! - покраснел Василь Василич.
Старуха обеими руками закрыла себе рот. Но тут взгляд её упёрся в Лину и она опять его открыла.
- Вот, - Наталья уличающее ткнула ей пальцем в грудь, - вот эта подозрительная особа! Ты документы-то у неё проверь, вдруг она мошенница, или чего похуже!
Участковый грозно сдвинул брови и развернулся к Лине, но увидев красивое невинное личико подозреваемой, взгляд его смягчился.
- Девушка, разрешите посмотреть ваши документы, - он машинально козырнул, забыв, что фуражка безвозвратно растворилась во всеядном чреве Феодосии, - общественность требует.
- Пожалуйста, - Лина приветливо улыбнулась милиционеру и полезла в сумочку.
Неприятности ей были не нужны, и она усилием воли подавила желание послать по матушке участкового и накостылять Наталье.
- По каким надобностям к нам? - участковый начал строить ей глазки.
- Пишу работу. Я студентка, Витольд Романович мне помогает.
- Ну что ж, - Василь Василич вернул ей паспорт, - удачи вам.
Одарив недобрым взглядом Наталью, милиционер поспешил убраться с места происшествия, чуть не стоившего ему репутации. Попутно ему захотелось пнуть Досю, но свинья, поняв, что сегодня не её день, уже давно заползла в дом. Наталья в досаде кусала губы, а Лина, памятуя о том, что может кое-что узнать, подошла к ней и робко сказала:
- Простите, я понимаю, что добрых чувств вы ко мне не испытываете, но всё-таки, ничего плохого я вам не сделала...
Она опустила глаза и вздохнула.
- Чего надо? - деловито осведомилась Наталья.
- Я услышала... Правда, что вы можете... Ну... Зелья разные варить?
- А тебе зачем? - грубо осведомилась старуха.
Лина для порядка помялась и одним махом выпалила:
- Парень меня бросил, приворожить хочу!
Наталья окинула взглядом её фигуру, зачем-то потрогала руку, и серьёзно произнесла:
- Никто тебя не бросал. Это ты бросила! Бога и себя! Грех это. Смертный.
Девушка стояла, не зная, что сказать. Старуха, между тем, продолжала:
- Плохо тебе сейчас, ну и что? Всем плохо. И не такое люди выдерживали! А за участкового не обижайся. Довела меня эта свинья.., - она махнула рукой.
- Меня, если честно, тоже, - заговорщицки прошептала ей Лина, - я понять не могу, она что, всех гостей Витольда Романовича терпеть не может, или только меня?
- Не знаю, гости у этого ирода нечасто бывают, так что ничего сказать не могу.
- А мне говорили, что у него недавно тоже студентка жила.
Наталья удивлённо подняла бровь и Лина поняла, что про Веру та ни сном, ни духом.
- Да нет, если б жила, я бы знала, - безапелляционно заявила старуха.
Она нахмурилась, видимо злясь на себя за то, что позволила непозволительно расслабиться с гостьей своего заклятого врага. Резко развернулась и, не сказав больше ни слова, пошла к себе.
Лина проводила её взглядом, отметив, что соседка не так проста, и, возможно, тоже может быть замешана.
В доме Витольда Романовича девушка обнаружила опозоренную Досю, валяющуюся поперёк холла. Свинья возлежала на боку, отчего живот её топорщился огромной горой. Животное закрыло глаза и жалобно повизгивало, очевидно, с минуты на минуту ожидая появления хозяина. Демонстрация, Лина не сомневалась, была приготовлена для него.
"Интересно, где он ходит? - подумала девушка и тут же увидела взъерошенного Витольда Романовича, выходящего из библиотеки. Увидев бездыханно лежащую любимицу, старик побледнел и кинулся к свинье.
- Досенька, что с тобой? - он стал на колени и пытался нащупать пульс через метровые залежи сала, - Лина, что случилось?
- Феодосия подралась с участковым.
- Как? Когда?
- Да только что. Она съела его фуражку, а он огрел её палкой по спине.
Лицо Витольда Романовича побагровело.
- Да я на него в суд подам за издевательство над животными!
Услышав последние слова, Дося, чтобы усилить впечатление, жалобно хрюкнула.
- Витольд Романович, я была уверена, что вас нет дома. Но если вы всё это время были здесь, почему не вышли и не вмешались? - недоумённо спросила у него Лина.
Девушке показалось, что в глазах старика мелькнул страх, но потом его лицо его приняло досадливое выражение.
- Я работал в библиотеке, и сам не заметил, как уснул, - он беспомощно развёл руками, - в моём возрасте, знаете ли, такое случается не так уж редко. Если бы я только мог предположить, что пока я сплю, эта свинья издевается над моей Досей!.. - Витольд Романович угрожающе сжал кулаки.
Его объяснению Лина не поверила ни на минуту. От криков, раздававшихся на улице, не проснулся бы только мёртвый. Значит, старика в доме не было. Вопрос: где его носило и как он смог попасть в дом незамеченным?
Ужин проходил в полном молчании. Заланский был полностью погружён в размышления о грядущей мести участковому. Наталью Лина не выдала, и старик злился только на Васю.
После ужина девушка прошла в свою комнату и попыталась выработать примерный план действий на сегодняшнюю ночь. Из раздумий её вырвал мобильный, зазвеневший в сумочке мелодией, на которую был поставлен Соловьёв.
- Алло, - Лина попыталась придать голосу бодрость.
- Ты почему не звонишь? - с ходу накинулся на неё Виктор.
- Так не о чём пока докладывать.
- А то, что я попросту волнуюсь, тебе не приходило в голову?! Или тебе всё равно? - раздражённо рявкнул он.
- Витя, ну что ты опять начинаешь.., - Лина пыталась быть терпеливой, - ты прекрасно знаешь, что мне не всё равно. И опять же, ты должен понимать, что у меня просто не было возможности. Я на новом месте, не знаю, кого подозревать, у меня все мысли сейчас направлены на то, как бы не лопухнуться.
- Ну ладно, - Соловьёв смягчился, - просто в последнее время у нас с тобой не очень всё было гладко... Честно говоря, я жалею, что отправил тебя туда, мне тебя очень не хватает.
- Я тоже скучаю, - Лина посмотрела на часы, скоро нужно будет идти на кладбище.
- Тебе удалось что-нибудь выяснить?
О троих мужчинах, посетивших ночью её комнату, девушка решила пока не рассказывать.
- Старик не признаётся что Вера жила у него в доме. Матвея я ещё не видела. Сегодня пойду на кладбище, посмотрю чёрную мессу. Если Вера будет там, я прослежу до места, где её прячут, тогда дело закончится очень быстро. Но, честно говоря, сомневаюсь, что её так легко будет найти, что-то тут нечисто.
- Возьми с собой оружие, - забеспокоился Соловьёв, - фанатики порой бывают опаснее преступников.
- Не волнуйся, я не собираюсь подходить к ним близко.
- Как только вернёшься - сразу мне перезвони.
- Хорошо... И ещё одно. Пробей по своим каналам соседку Заланского. Зовут Наталья, возраст за семьдесят.
- Думаешь, тоже замешана?
- Не знаю, но подстраховаться стоит.
- Ладно, утром сброшу информацию на твой электронный адрес, - он вздохнул, и неожиданно выпалил, - Лина, а ведь ты меня не любишь!
Девушку будто огрели ломом по голове.
- Что за глупые мысли стали тебя посещать? - она разозлилась, - давай, когда я вернусь, мы сядем и поговорим обо всём, что тебя тревожит.
- Я прав, - сказал Соловьёв, и отключился.
Лина в досаде посмотрела на телефон. "Какого чёрта ему понадобилось выяснять отношения?! И именно сейчас, когда сам же её отправил на первое задание... Ладно, если человеку нравится трепать себе нервы, пускай бесится. А ей пора собираться!"
Если бы год назад кто-нибудь сказал Лине, что она бестрепетно пойдёт ночью на кладбище наблюдать за сектой сатанистов, она посчитала бы его сумасшедшим. Тогда она до смерти боялась всякой нечисти, а сейчас... Сейчас она абсолютно спокойно надевала тёмный спортивный костюм, и её интересовало лишь то, как она сможет узнать Веру, если этим придуркам взбредёт в голову надеть чёрные капюшоны. Сейчас она точно знала, чего в этой жизни надо бояться.
Девушка взяла с собой немного денег на такси, цифровой фотоаппарат, подумала и извлекла из футляра для очков маленький пистолетик, который ей торжественно вручил перед отъездом Соловьёв.
Оглядев себя в зеркале, Лина осталась довольна. Свободный костюм скрывал все выпуклости её фигуры, а лихо надетая бейсболка делала абсолютно похожей на мальчишку. Так что если её и обнаружат, будут искать подростка, а не девушку. Спохватившись, Лина сняла маленькие золотые серёжки в форме скрутившейся змейки, синий глазик змейки идеально гармонировал с её собственными глазами.
Пути выхода она присмотрела ещё когда обследовала дом. Если вылезти из окна библиотеки, попадаешь в переулок, ведущий на параллельную улицу. Если бы Витольду Романовичу было хотя бы лет пятьдесят, Лина решила бы, что в дом он попал таким же способом.
Девушка выглянула в коридор - всё тихо. Старик сказал, что на ночь берёт Досю к себе в комнату, так что она не опасалась наступить на животное в темноте. Закрыв дверь на ключ, благо из-за той же Доси это не вызывало подозрений, никем не замеченная, девушка прошмыгнула в переулок.
Быстрым шагом миновав "старый город", Лина поймала машину. Выйдя за несколько сот метров от кладбища и подождав, пока такси исчезнет с горизонта, девушка уверенно зашагала по дороге, решив перелезть через забор с другой стороны от входа. Хотя время только приближалось к двенадцати, город будто вымер. Редкие машины пугливо освещали фарами дорогу, стараясь поскорее оказаться дома. Отсутствие людей можно было списать на близость кладбища, но их не было и по дороге сюда. Небо, укутанное тучами, внезапно посветлело. Нахалка Луна, беспардонно растолкав облака, явила миру своё круглое лицо. Тут же завыла собака, дополняя картину под названием "Ночь оборотня" . Деревья замерли в испуге, и даже сверчки, поперхнувшись, скомкали выступление. Из кустов возле ограды сверкнули чьи-то глаза. Лина резко остановилась, жалея, что не захватила газовый баллончик. Глаза, не мигая, смотрели на девушку.
- Эй, - тихо сказала она , - кто там в кустах, выходи!
Глаза мигнули, затрещали сломанные ветки, и на дорогу вышла собака, из тех, которые живут на кладбище. Собака была большой и тощей, она приветливо завиляла хвостом, но подойти ближе не решалась.
- Не бойся, - Лина улыбнулась, сострадание к бездомным животным её никогда не оставляло.
Девушка подошла к собаке и осторожно, чтобы не испугать, погладила по голове, жалея, что ей нечем её угостить. Собака, знавшая только грубые ругательства и пинки, тут же ответила на ласку. Она стала тыкаться мокрым носом в Лину, виляя хвостом, как пропеллером. Девушка поняла - ещё немного, и животное начнёт повизгивать от радости, поэтому прекратила её гладить, и развернулась, чтобы продолжить путь. Собака, естественно, увязалась следом.
- Иди домой, - зашипела на неё Лина.
Животное остановилось, но стоило девушке сделать шаг вперёд, снова осторожно пошло следом.
- Я кому сказала! - Лина топнула ногой.
Собака оказалась на удивление понятливой. Она печально посмотрела на девушку, и скрылась в кустах.
Перемахнув через ограду, Лина легла на землю и огляделась. Кругом стояла мёртвая тишина. Впрочем, какой ещё она может быть на кладбище. Девушка поднялась и, стараясь сильно не разгибаться, пошла вперёд, помимо воли прокручивая в голове все истории о мертвецах, которые когда-либо слышала. Дойдя до страшилки о блуждающих огнях, Лина вдруг остановилась, так как последние не замедлили появиться. Девушка закрыла глаза, затем открыла - огни не исчезли. Они стали выплясывать какой-то странный танец. Дальше Лина продвигалась по пластунски, петляя между оградами и памятниками. Когда она подползла поближе, стало слышно нестройное пение. "Так Чернокнижный ещё и с хором занимается!" Она видела этого человека только на фотографиях, но уже ненавидела всей душой. Мразь, ломающая психику и судьбу существам, только начинающим жить! Пользуясь неокрепшим умом, желанием самоутвердиться или просто наивностью, эта сволочь делала с детьми что хотела. Ему не было дела до того, что по его вине они постепенно шагают за черту, после которой к нормальной жизни уже не вернуться. Его не интересовал тот факт, что они познают жестокость этого мира в том юном возрасте, когда толстая шкура ещё не наросла. Он резал их по живому!
Отыскав удобное место для наблюдения, Лина залегла между высоким толстым деревом и гранитным памятником. Месса происходила на пятачке, где раньше, очевидно, была колонка с водой, оттого могил там не было. Посередине на каком - то возвышении стоял господин Чернокнижный во всей своей красе. Естественно, напялив длинный чёрный балахон, как же без такой важной вещи! Балахон действительно придавал ему зловещий вид, оттеняя бледное землистое лицо с выпуклыми глазами и чёрной гривой волос. Роста он был среднего, оттого, наверное, и залез на возвышенность. В руках он держал книгу и что-то монотонно из неё вычитывал. Половина сатанистов стояла по кругу с горящими факелами в руках, как бы опоясывая огнём место действия. Лина обрадовалась - хоть у несмышлёнышей и были капюшоны на головах, свет факелов довольно хорошо освещал их лица. Несколько подростков стояло перед Чернокнижным на коленях и с благоговением внимала голосу учителя. Закончив чтение, Матвей передал книгу своему помощнику и достал из складок плаща длинный нож. Лину передёрнуло. Спорый помощник подал ему круглую большую чашу на ножке. Стоявшие на коленях встали и выстроились в очередь перед учителем. Первый подросток протянул ему свою заметно дрожащую ладонь. Молниеносным движением Матвей резанул детскую ладошку и лихо подставил чашу под кровь, ручейком стекавшую с руки. Такой же процедуре подверглись остальные. Затем, перемешав кровь, и добавив туда какую-то жидкость, чаша пошла по кругу. У Лины скрутился желудок, намереваясь выплеснуть из себя плотный ужин, но девушка заставила себя наблюдать за процессом. Это позволило ей хорошо и без спешки рассмотреть лицо каждого. Веры среди них не было. Тем не менее, она постаралась сфотографировать каждого присутствовавшего на сегодняшней мессе. Процесс питья собственной крови подходил к концу, и Лина надеялась, что они больше не будут никому её пускать. Чёрное братство запело какую-то заунывную песню, временами припадая к земле и громко произнося имя нечистого. Лина перевернулась на спину, устало потирая глаза, и вдруг замерла. Прямо над её головой на толстой ветке кто-то сидел. Вне всякого сомнения, он появился здесь раньше неё, иначе она бы заметила. Ни лица, ни фигуры разглядеть было невозможно, так как тело плотно закрывала крона дерева. Единственное, что она могла сказать с уверенностью - это был мужчина. Девушка продолжала лежать неподвижно, ожидая дальнейших действий незнакомца, который, без сомнения, заметил, что его обнаружили. Мужчина ничего не предпринимал, но от этого становилось только хуже. Она явственно ощущала опасность, исходившую сверху, понимая, что своим бездействием незнакомец просто играет с ней, испытывая на прочность её нервы. Между тем, в рядах сатанистов наметилось движение, голоса стали громче, кто-то засмеялся. Лина не имела возможности посмотреть, твёрдо зная, стоит ей повернуться спиной к дереву, и произойдёт что-то нехорошее. От напряжения глаза стали слезиться. Она пару раз моргнула, чтобы навести резкость, и в недоумении часто-часто заморгала. Тип на дереве исчез! Это было невероятно, человек за доли секунды не может слезть с дерева. Но разобраться, что к чему ей не удалось, так как послышался отчаянный визг какого-то животного. Лина рывком развернулась, и увидела что двое прыщавых подростков тянули к Чернокнижному собаку, с которой она недавно познакомилась. Животное тряслось, поджав хвост, и умоляюще скулило, прося пощады.
- Братья, - возвестил Матвей неожиданно высоким голосом, - мы пролили свою кровь во имя Люцифера, но главная жертва - это кровь невинно убиенного! Пускай это животное станет символом нашей веры и готовности служить злу!
В руках его появился всё тот же нож, а чашу на этот раз поднесли побольше. Почуяв близкую смерть, собака закричала почти как человек. Этого было достаточно, чтобы Лина приняла решение. Она вскочила на ноги, попутно доставая пистолет, пальнула им в воздух и вышла из укрытия.
- А ну, уроды, отпустите собаку, иначе всех здесь перестреляю!
Подсознание девушки твёрдо знало, что она сможет нажать на курок. Более того, это принесёт ей удовлетворение.
Оцепеневшие поначалу парни в чёрных балахонах, как по команде повернули головы к Чернокнижному, ожидая распоряжений. Собака почувствовала, что хватка ослабла, и пулей полетела с кладбища. Лина собиралась сделать то же самое, раз животное было спасено, но кто-то , подкравшись с тыла, выбил у неё пистолет. Среагировав лишь в последнюю секунду, девушке удалось избежать мощного удара по голове, но оружие она потеряла. Подростки, словно стая голодных волчат, набросились на девушку. В "Викинге" она по три часа в день занималась восточными единоборствами, и первые пять человек, накинувшихся на неё, стонали в пыли с переломами.
- Братья, - Матвей искусно поднимал дух приунывших учеников, - наш хозяин не захотел принять кровь животного и сам послал нам жертву, которую мы обязаны ему принести! Возьмите же её!
Вся толпа, а это человек тридцать, разом накинулась на Лину. Девушка отбивалась, как могла, но силы были неравными. Она всё чаще пропускала удары. Левая рука отнялась, её ударили дубиной. Матвей подбадривал нападавших зычным тонким голосом.
" Неужели мне конец? - мелькнуло в голове у девушки, - хорошо бы!" - тут же пришла малодушная мысль.
Когда Лину уже сбили с ног и накинули верёвки, собираясь связывать, вдруг что-то произошло. Весь пятачок, на котором происходило сражение, заполнил необъяснимый панический ужас. Казалось, его можно было потрогать руками. Подростки сбились в кучу, беспомощно оглядываясь по сторонам. Даже Чернокнижный заткнулся и недоумённо хлопал глазами. Ужас нарастал с каждой секундой. Сатанисты давно бы убежали, но от страха у них попросту отнялись ноги. Они лишь тихонько всхлипывали и теснее жались друг к другу. На долю секунды луна скрылась за облаками и площадка погрузилась во тьму, а когда снова стало светло, Лина увидела человека, появившегося неизвестно откуда. В свете полной луны он казался огромным. Лицо, словно выдолбленное из камня, поражало своей суровостью. Человек медленно сделал огромный шаг вперёд, и его движение будто разорвало пелену ужаса, царившего вокруг. Сатанисты бросились бежать с такими криками, словно в самом деле повстречались со своим хозяином. Несколько секунд Лина и незнакомец стояли, смотря в глаза друг другу. Где-то сбоку зашевелился Матвей, незнакомец рукой подал ему знак и в это же мгновение Чернокнижный исчез. Лина в недоумении посмотрела по сторонам, но тот как сквозь землю провалился. Она снова подняла глаза на странного человека, тот по-прежнему стоял неподвижно, вперив в неё каменный взгляд.
- И что дальше? - девушка внутренне подобралась.
Мужчина, не говоря ни слова, повернулся к ней спиной и пошёл по одной из дорожек. Лина подумала, что надо бы за ним проследить, но её ноги будто приросли к земле. Лишь через несколько минут она смогла пошевелиться и тут же стала обследовать место, с которого исчез Чернокнижный. Девушке показалось, что исчез он возле возвышения, на котором читал свою проповедь, но на нём не было ни одного уступа или зазубрины.
"Тогда куда он мог деться? И что за безотчётный страх, пришедший вместе со странным человеком? Массовый гипноз?.. И почему меня не тронул? Действительно, чертовщина какая-то!"
На неё вдруг навалилась такая усталость и апатия, что девушке захотелось прямо сейчас оказаться в своей комнате. Как сомнамбула, она пошла прямо, абсолютно не соображая, куда идёт. Странно, но часа через два ноги принесли её к дому Витольда Романовича. Всю дорогу она безуспешно пыталась найти рациональное объяснение происходящему. Выдвигала разнообразные гипотезы и тут же задвигала их обратно.
"Соловьёву об этом сообщать нельзя, - решила девушка, - он скажет, что мне требуется срочное стационарное лечение".
Беспрепятственно попав в дом, Лина поднялась к себе в комнату и проверила мобильный. Три сообщения от Соловьёва. Быстро отключила его и без сил повалилась на кровать, тут же забывшись тревожным сном.
Главы 1-2 здесь
Полностью роман можно прочитать здесь




Автор поста
Лиля
Создан 17-08-2009, 23:31


119


3

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Команда, глава 8
Творчество

Зазеркалье. Глава 5
Проза

Городской романс
Стихи

Зазеркалье Глава 3
Проза

Фантомас
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Элианора
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 15 июля 2010 14:44

    Первые две главы я посмеялась, а ту началось что-то серьёзное... oh



Добавление комментария


Наверх