Серкренд. Главы 8-до конца
Глава 8. СЛИШКОМ МНОГО ТВАРЕЙ
Труп беглеца лежал на сырой земле, а на нём возвышался высокий и мускулистый орк. Он был одет очень богато: кожаная броня была инкрустирована изумрудами тут и там, в правой его руке был метательный топор, богато украшенный серебром, а в левой – огромный, в пол-локтя, золотой нож. На чёрной голове у орка был одет шлем из крупных перьев. Эта тварь сейчас стояла на своём мёртвом воине и ухмылялась во всю пасть. Топор дивным образом вытащился из тела беглеца и вернулся в руку хозяину.
- Нам *****! – заключил Джон.
- Так это и есть их вождь? – спросил Ким.
- Похоже на то, - был ответ. – А ещё похоже, что сейчас он отправит нас к предкам своим колдовским оружием.
Но вдруг произошло то, чего никто не ожидал. Вождь орков на чистом имперском языке сказал им:
- Я наказал труса за бегство, но он был орком, а не человеком. О такие отбросы, как вы, я не буду пачкать своё великое и благородное оружие, которое вам и не снилось. Нэдзуми, ко мне! Убить их, не повреждая брони. Цельтесь в головы.
И с этими словами он повернулся и … ушёл. Первые несколько секунд Ким и Джон стояли, как громом поражённые. Но это длилось именно несколько секунд, ровно до тех пор, пока земля возле них не зашевелилась. Ещё секунда – и из-под земли выскочило пятеро нэдзуми. Думаю, стоит взять паузу и описать всем рождённым за пределами Империи нэдзуми, так как каждый имперский ребёнок знает их чуть ли не в лицо – ведь именно нэдзуми забирают непослушных детей в свои норы (во всяком случае, в сказках). Нэдзуми – это крысоподобные прямоходящие существа, чей интеллект в разы выше, чем у крыс, но всё равно пригоден только для убийства. Во время битвы они могут впадать в кровавую ярость, и тогда они полностью уподобляются своим четырёхлапым сородичам. Живут нэдзуми в норах глубоко под землёй и откликаются только на зов хозяина или мага. Большинство нэдзуми дерутся клыками и когтями, но в последнее время многие из них научились использовать мечи и цепы. Могут быть наняты магом на пожизненный срок, однако я избавлю вас от прочитывания кровавого ритуала найма. Почти невосприимчивы к магии огня, из-за чего высоко ценятся в магических войнах. Не понимают никакого языка, кроме магических астральных приказов. И сейчас перед нашими героями предстали пятеро представителей нэдзуми, один из которых был вооружен цепом. С громким рыком крысы бросились в атаку.
Первым делом Ким перебросил лук за плечо и, в который раз поблагодарив судьбу, достал свой Серебряный Лист. Джон в то время уже вовсю орудовал стилетами, отбиваясь сразу от двух нэдзуми. Первым на Кима бросился большой нэдзуми с выбитым в каком-то сражении левым глазом. Он сразу попытался откусить Киму голову, за что и поплатился: ловко увернувшись, Ким рубанул врага по уху, почти полностью снеся его. Жутко взвыв, нэдзуми по новой бросился на врага. Сейчас лучнику повезло меньше и крыс больно задел когтями его незащищённые пальцы левой руки. Но и человек не остался в долгу – Ким метко выколол чудовищу второй глаз. Обрадовавшись было победе, Ким вдруг почувствовал жгучую боль в левом плече и с запозданием понял, что нэдзуми не собираются драться по честному и по одному. В то время как он увлёкся боем с одноглазым (теперь уже безглазым) противником, второй подобрался к нему сзади и хорошенько тяпнул его в плечо. Укус был такой силы, что он прорвал эльфийские доспехи и чуть не добрался до кости. Нэдзуми ликовал. В последний раз. Недооценив Кима, он решил оставить его умирать, но лучник, разъяренный своей раной, с утроенной силой кинулся на врага и, не дав крысу возможности опомнится, нанёс ему сокрушительный удар по голове. Удар был такой силы, что нэдзуми попросту врубился в землю. С трудом вытащив меч и вытерев его от крови нэдзуми об самого крыса, раненый Ким обернулся, чтобы узнать, как идут дела у Джона. А шли они более чем прекрасно. Вор, ловко уклоняясь от взбешенных тварей с помощью способностей своего костюма, натравливал их друг на друга. Действовало это примерно так: крыс кидался на шпиона, а тот уворачивался в самый последний момент, причём так, чтобы один враг попал в другого. В результате, вожак нэдзуми с цепом случайно проломил этим самым цепом голову тому крысу, который стоял на месте ассассина. Его скорость была невероятна! Ухмыльнувшись, Джон метнул свои стилеты в другого нэдзуми, и предсмертный писк был ему наградой. Возвращаясь, стилеты добили ослеплённого Кимом крыса.
И если изначально у противника был численный перевес, то теперь он оказался в окружении. Вожак крыс, оглянувшись, попытался кинуться на раненого Кима и получил за это нож в глотку. Стилеты, как бы завершая сражение, вонзились ему в лоб.
- Лихо мы их! – сказал Джон и с запозданием заметил, что его напарник ранен. – Не дергайся, я сейчас обработаю рану. Главное, чтобы тот твой нэдзуми не ел человечины сутки до этого, чтобы на клыках не вырабатывался яд.
И с этими словами шпион залез в свою Суму и извлек оттуда какой-то маленький, но очень уж сильно воняющий пузырёк с фиолетовой жидкостью. Ким застонал чуть ли не на весь Серкренд, когда одна капля из пузырька попала ему на незащищённый участок кожи. Но стон сменился блаженством, когда жидкость попала куда надо. Затем Джон достал из сумы дорожную аптечку, извлёк оттуда бинт и перевязал им раненое плечо друга.
- Вот и все, завтра будешь, как новенький! – радостно сообщил Джон и достал из Сумы(!): огромный кусок зажаренной баранины, бутылку хорошего вина, три бокала, каравай хлеба и подобие скатерти.
- Ещё один плюс Сумы – продукты в ней никогда не портятся, - сообщил ассассин.
- А как же орки?! – ошалело спросил Ким, наблюдая приготовление Джона к ужину.
- Неужели ты думаешь, что они сюда сунуться после того, что мы сделали с их лучшими воинами и шаманами. И нэдзуми тоже. Кстати, о шаманах.
И с этими словами он взял нож, подошёл и оглушённому шаману и аккуратно срезал с него все талисманы и упаковал (а, точнее, бросил) в Суму. Затем Джон подошёл к Киму и помог ему развести костёр.
- А амулеты я срезал для того, чтобы он, очухавшись, не смог ничего сделать. Ведь они не могут колдовать без своих талисманов.
После объяснения Джон поровну разделил баранину и хлеб и налил в бокалы вино.
- А зачем третий стакан? – удивился Ким.
- Есть старый обычай всех воров и шпионов: всегда оставляй еду своей покровительнице – Владычице Ночи – и её покровительство снизойдёт на тебя. Старые воины рассказывали, что когда они на привале наливали Владычице вина и оставляли буханку хлеба, то, просыпаясь утром, они не могли найти оставленные продукты. А после этого незримая сила спасала им жизнь, отклоняя клинок врага в критический момент или не давая им умереть от жары, дивным образом наполняя валяющиеся тут и там пустые горшки водой. Так что не пей это вино – оставим Владычице и, может быть, именно она спасёт наши жизни от шальных когтей нэдзуми или топоров орков.
- А ты уверен, что мы сможем спокойно выспаться здесь? – недоверчиво спросил лучник.
- На сто процентов. Особенно, если я возведу с помощью свитка барьер вокруг нас и таки выкину то болотце с помощью Ведьмачьей Слезы. Кажется, в Суме была одна книжонка про это. А ты спи, давай – всё равно на посту стоять не надо.
- Но ты забыл про шамана. Уж он-то точно знает, как снять заклятие свитка.
- Свитка – да. А вот о болоте-то нашем он ни сном, ни духом. Тем более, что заклятие было создано его уже почившим коллегой – значит, он, даже если и заметит, не обратит на заклинание внимания. Правда, потом, когда он попадётся в наши сети, убить его будет сложно, ведь он будет жив и здоров, в отличие от двух других шаманов. Но это уже моя забота. Спокойной ночи! – закончил разговор шпион.
- Спокойной ночи! – вторил ему лучник и свернулся в спальном мешке (тоже из великой и ужасной Сумы), думая об орках, нэдзуми и Владычице Ночи. Так он и уснул.
Во сне он гулял по чёрному полю с выжженной травой, а навстречу к нему шла красивая, статная женщина, чьё лицо и тело были спрятаны чёрной дымкой.
- Кто вы? – спросил поражённый Ким.
Странная женщина посмотрела на него и пропела:
- Не суть, кто я, не суть, кто ты.
В поляне выжжены цветы.
Проснись, о, воин, и твой меч
От смерти сможет уберечь.
Ты не зови, ты не кричи,
Я – лишь Владычица Ночи.
Ты будь к своей судьбе смелей
И будь Владыкою Теней.
Она пела ещё что-то, но Ким уже не помнил. А затем она махнула рукой и Ким … проснулся. Свежий ночной воздух ударил ему в нос. Было тихо, Джон мерно посапывал рядом. Всё казалось спокойным. Но Кима не покидало ощущение, что на него кто-то смотрит. Его движение было чисто инстинктивным – он схватил Серебряный Лист и резко вскочил на ноги. Костёр был затушен, а в дыме явно прорисовывался чей-то силуэт.





















Глава 9.ОХОТА НА ВОЛКОВ
Тем временем Рей с удивлением смотрел на деревню, где вдруг раздался взрыв и вспышка пламени осветила ночное небо над Мертой.
- Что это? Никак орки между собой поссорились! – пошутил один рядовой.
- Да нет, - сказал их пленник-орк. - Такое могут сделать только шаманы. А они просто так бросаться заклинаниями не будут. Значит, чужак попался. Или предатель.
- И то, и другое полезно нам в равной степени, - радостно сообщил Рей. – Надеюсь, что он – опытный воин и только облегчит нам работу, а не создаст новые проблемы в виде усиленной охраны или дополнительных врагов.
И тут до него дошло: гораздо лучше будет воспользоваться общей суматохой и атаковать сейчас, чем выполнять несколько надуманный план, к тому же одобренный орком. О чём он сразу же сообщил своим с приказом готовиться. Большинство удивлённо посмотрело на него, но старые ветераны закивали головами. Орк посмотрел на него долгим взглядом и сказал с горечью в голосе:
- Человек, ты мне не доверяешь и это естественно. Но я не могу наблюдать за гибелью своей деревни. И поэтому я вызываю тебя на поединок. Если ты смел, то ты не откажешься от моего вызова. Если нет – что ж, значит я ошибся в тебе и в людях.
Рей изумлённо посмотрел на него. Значит, план орка таки был ловушкой! Омарион встал со своей подстилки и глухо зарычал. А его хозяин тем временем с такими же изумлёнными глазами снял перчатку и кинул её орку. Вызов принят.
Поражённые безрассудностью своего командира солдаты протянули орку его ятаган и доспехи. Он кое-как натянул свои доспехи и сделал пару пробных ударов ятаганом в воздух. Рей же, несмотря на протесты своих людей, взял самый обыкновенный меч. С орком надо было покончить как можно скорее, чтобы успеть напасть на деревню.
И вот они встали на охлаждённый ночным воздухом песок. Орк улыбнулся и сказал:
- Мы ведь оба хотим скорее закончить этот поединок, ведь так? Поэтому, окажи мне услугу – дерись в полную силу.
- С врагами я всегда дерусь только так, - холодно парировал Рей.
И они сцепились в схватке. Сцепились, как дикие звери, как волки, одновременно увидевшие добычу, как ангел и демон. Орк рубил и кромсал своим ятаганом воздух перед Реем, лишь чуть-чуть не доставая до него. А сам Рей старался аккуратно поддеть его ятаган, тем самым обезоружив его. Схватка велась в мертвой тишине. Солдаты безмолвно наблюдали за двумя воинами, не знающими преград в уничтожении друг друга. С самого начала схватки было ясно, что силы их равны. Сейчас им обоим было важно не допустить ошибки, которой воспользуется их противник. А они оба ждали такой вот ошибки от врага.
Ятаган хлестал ночной воздух, а тем временем в городе были слышны крики. Меч разрубил воздушную яму напополам, а в городе послышались новые крики. Оба противника знали, что бой надо заканчивать как можно быстрее. И вот настал роковой момент: орк замешкался, и Рей прорубил его броню, всадя клинок глубоко в грудь противнику. Орк посмотрел на него и изрёк, кашляя кровью:
- Ты не только мудр, но ещё и силён, человек. Прощай. Для меня было честью знать тебя.
Его глаза сощурились и, в последний раз улыбнувшись, орк упал на землю мертвым. Рей достал из тела поверженного врага свой меч и сказал:
- Джимми, похорони его со всеми воинскими почестями, он был настоящим воином. После похорон присоединяйся к нам. Остальные – за мной, на город!
Никаких криков «ура!» не было: все понимали, что тишина – их главный союзник. Рей отметил, что по мере их приближения к городу орков крики начинали утихать. Надо было спешить, иначе весь их тщательно спланированный план мог провалиться. И вот, наконец они были у врат в город. Врата были заперты, а стража на башнях отсутствовала, что само по себе было странно. Один из солдат попытался двинуть врата мечом. Безрезультатно. Другой пустил в них горящую стрелу. Аналогично. Сам Рей спустил Омариона к «дверям». Волк радостно запрыгал к бывшему дому и … стал рычать на ворота. Первые несколько минут ничего не происходило. Но потом ворота с жутким скрежетом раскрылись и перед серкрендскими воинами появился отряд из десяти вооруженных нэдзуми. Волк пришёл в себя первым и, бросившись на самого ближнего врага, перегрыз ему глотку. Крысы опешили, что и стало причиной смерти следующей пары варварских мышей. Когда же нэдзуми сообразили, что на волка нужно нападать, было уже слишком поздно. Отряд Рея просто смёл со своего пути прямоходящих крыс, не понёся при этом потерь. Теперь они были в городе.
Первое, что увидел Рей – это то, что в городе творилась суматоха. Орки бегали туда-сюда с вёдрами воды и тушили находящийся неподалёку пожар. Нэдзуми принюхивались к земле, а оставшиеся орки таскали трупы шаманов. Но почему-то они все избегали одного места, где, казалось, ничего не было. Но лучи от факелов преломлялись там, а шаман что-то бормотал себе под нос. За всем этим хмуро наблюдал орочий вождь. Но всё это Рей наблюдал не больше минуты – пока орки не пришли в себя. После этого все, кто был рядом, набросились на отряд десятника Рея. Омарион бросился рвать глотки, лучники достали мечи в то время, как мечники уже рубились с врагом. Десятник, ни секунды не раздумывая, достал меч и полез на шамана. Сначала ему под ноги попался довольно крупный нэдзуми. Парень решил долго с ним не драться, а закончить бой одним ударом. Так он и сделал, и голова крыса полетела прямо в противоположную мечу Рея сторону. Потом на человека набросился орк с копьём, который умело использовал древко, как защиту. Но минус копья был в том, что оно было деревянным. И поэтому Рею не составило труда перерубить эту палицу и всадить свой меч ошалевшему орку между глаз.
В то время, как Рей активно прорубался сквозь орочьи ряды, его отряду везло несколько меньше. Из сорока мечей выжило от силы пятнадцать. Но и популяция орков и нэдзуми сократилась почти вдовое. Омарион рвал и метал в прямом смысле слова. Казалось, что волка ни что не остановит. Но тут то и произошло самое неожиданное. Когда вождь орков увидел боевого орка, маска безразличия упала с его лица и оно исказилось яростью.
- Рррахтен! – закричал вождь. – Рррахтен, ком назуд! Назуд! Ля чикр Рррахтен!
И он бросился на своего бывшего волка с огромным ножом и топором. Рей опешил от этой вспышки ярости. Точнее, опешил его разум, в то время как натренированное гномами до инстинктивного состояния тело уже неслось на защиту любимца. Омарион повернулся к озлобленному вождю и оскалил пасть. Один из нэдзуми попытался его зарубить, но он был просто снесен орочьим вождём, желавшим лично расправиться с предателем. Орк был быстр. Но Рей быстрее. Хозяин и волк обменялись дружественными взглядами и Рей сказал:
- Я никому тебя не отдам и буду защищать тебя до самой смерти, как и ты меня. Удачи тебе, мой друг.
Волк оскалился в ответ. Это был дружелюбный оскал, совсем не тот, каким он встретил разъяренного орка. А орк таки добежал и с размаху ударил по мечу Рея, что было силы. Меч разломился на две половины. Орк победно взревел и решил добить врага ножом, зажатым в левую руку. Но не тут-то было. Рей, хитро поднырнув под громадную тушу орка, ударил его по левому запястью. Взревев теперь уже от боли, вождь выронил нож, а Рей успел его поймать. Этот нож был ему, как короткий меч. То, что вширь он был больше, чем в длину, Рея уже не смущало. И вот они схватились с новой силой. Правда, теперь к ним присоединился Омарион, который путался под ногами орка, стесняя его движения, и пытался укусить бывшего хозяина за ноги. Вождь не обращал на покалывание в ногах никакого внимания, а лишь усердно рубил своего врага, к счастью для человека мимо. И только тут до Рея дошло, что орк вошёл в так называемый «режим берсерка», который кроме орков доступен лишь нэдзуми. То есть теперь он не соображает, кто враг, а кто друг, но зато использует все свои природные способности. Его бронзовая кожа стала красной. И у Рея в голове родилась идея…















ГЛАВА 10.ХОРОШИЙ ОРК – ЭТО МЁРТВЫЙ ОРК
А тем временем Лир и Эмма стояли в нерешительности перед порталом, который создал Мик Водяной.
- Смелее, друзья! – воскликнул маг. – В телепортации нет ничего страшного! Эмма, уж ты-то должна это знать.
- Я знаю, - пролепетала девушка. – Знаю, но всё равно ощущения не из приятных.
- А что за ощущение? – сразу же напрягся Лир. – Вы не забывайте, что я – новичок и не особо разбираюсь в магической терминологии.
- Ах да, чуть не забыл! – сказал Мик Водяной, поправляя какой-то амулетик и избегая прямого взгляда Лира. – Ты, как бы тебе сказать,… э-э… растворишься в своей стихии. Например, я растворяюсь в огне, а Эмма – разделяется на свои огонь, воду и медны… то есть воздух.
- А это неприятно? – подозрительно спросил его ученик.
- Да-да, - рассеяно ответил Водяной. – Похоже, другого выхода нет. Заранее извиняюсь.
И с этими словами он сделал несколько пасов руками и взявшаяся из ниоткуда струя воды окатила юного мага, толкнув его прямо в портал.
Лир попытался выругаться, но не смог. И тут-то они понял, что подразумевалось под словом «раствориться». Лир был полностью объят пламенем. Всё, что он видел, было пламя. Он был пламенем. Вся его сущность горела изнутри. Но, что самое удивительное, боли не было. Это как в пьесе, если ты видишь актёров, которые забыли слова. Действие есть, а дополнения нет. Так и тут, словно кто-то «забыл» добавить ему боль.
Всё прекратилось так же внезапно, как и началось. Теперь он стоял не в пылающем аду, а в песках Мерты, возле какого-то селения. Рядом откашливалась Эмма и приходил в себя Мик.
- Мда-а, эти порталы даются мне всё хуже год от года, - сообщил Мик.
- И я о том же! – согласилась Эмма.
- Ребята, вы о чём? – спросил поражённый Лир. – В портале же не было ничего страшного!
- Для тебя – да! – с непонятной злобой бросила Эмма. – А для нас при каждой телепортации контролирование стихий всё тяжелей. И, тем более, ты на своей магической родине. Тут тебе даже энергию портала контролировать не надо.
Лир оглянулся. Со стороны города, который был шагах в ста от них, слышались звуки битвы. Одни из ворот были открыты, большего Лир увидеть не смог. По крайней мере, обычным зрением.
- Согласен, - сказал Мик. – Хорошая идея использовать удалённое зрение для разведки. Можешь начинать.
- Начну, когда ты ПЕРЕСТАНЕШЬ ЧИТАТЬ МОИ МЫСЛИ!!!
Но всё же Лир начал. Сначала он настроился на ворота и постарался не обращать внимания на мило хихикающую Эмму и прочищающего уши от крика Мика. Как и в случае с поиском Эммы, сначала Лир ничего не видел. Но потом в воздухе стала появляться гигантская линза. Её края пылали огнём и как бы удерживали взгляд Лира на периметре линзы. Когда её формирование закончилось, Лир услышал как бы издалека голос Мика:
- Можешь расслабиться. Теперь эта линза готова к употреблению. Просто подойди к ней и всмотрись.
Лир так и сделал. И что вы думаете? Линза послушно увеличила те самые ворота и перед глазами мага раскрылась следующая картина: горстка людей сдерживала атаки орков и нэдзуми, а какой-то рослый орк, по всей видимости их вожак, дрался с парнем и волком. Лир знал только одного парня во всём Серкренде, которому удалось такое.
- Ребята, десятник Рей вместе со своим волком и отрядом самоубийц уже делают нашу работу! Давайте поторопимся, иначе орки с крысами из них фарш приготовят.
- Поторопимся, говоришь? – прошипела Эмма, в то же время чертя руками какие-то знаки в воздухе. Постепенно воздух вокруг её пальцев сгущался, образую подобие тучи. Затем туча увеличилась в размерах и была бесшабашно оседлана девушкой.
- Прошу всех на борт!
Лир и Мик прыгнули на тучу как раз вовремя, чтобы успеть до её отправки. И они понеслись по Мерте прямо на ворота.
- ЭММА, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!!! – закричал (да так, что ни в сказке сказать, ни Caps Lock передать) Лир. – КУДА ТЫ ЛЕТИШЬ?!
- На врага! – заорала, перекрикивая ветер девушка. – Не бойся, у меня всё продумано!
- А Я И НЕ БОЮСЬ, Я ПРОСТО ХОЧУ ЖИТЬ!
- Жить будешь, наверно-а-а-а-а!!! – закричала Эмма, так как они врезались в самую гущу орков и нэдзуми. Эмма действительно выбрала очень хорошее место для удара, ведь при любом другом попадании она вышибла бы дух как минимум из одного союзника.
Сказать, что орки удивились, значит ничего не сказать. Они ошалели, сошли с ума, офигели в конце концов. Шаман, бормотавший что-то себе под нос неподалёку, сбился и вынужден был повторять всё заново.
А вот маги и люди сориентировались быстро. Рей и вождь даже не прервали своего поединка, а отряд Рея тут же стал рубить в мелкий винегрет оставшиеся силы врага. Лир сразу же приступил к созданию фаэрбола, Мик уже поливал врагов струями кипятка и обсыпал ледяными стрелами, а Эмма зажигала в прямом смысле этого слова вместе с шаманом. Тот сначала кидал в неё молнии, потом вызвал довольно хлипкого скелета, чьи кости Эмма тут же развеяла на ветру. В конце концов шаман стал создавать какую-то грандиозную молнию, но не успел – Эмма подняла его воздухом над землей, затем поджарила и залила останки водой. С шаманами было покончено.
Лир наконец-то выстрадал свой фаэрбол – а он получился как минимум немаленьким, с орочью голову – и тут же метнул его в тыл врагу. Поджаренные сзади, орки и один выживший нэдзуми ломанулись вперёд, где их с радостью встретили тринадцать мечей и одно копьё.
Мик же внезапно исчез в неизвестном направлении.
А тем временем Рей воплощал свой план в жизнь. Шаг за шагом он подводил разъяренного орка к пылающему шатру. И вот, когда вождь замахнулся для решающего удара, Рей отпрыгнул в сторону, а Омарион, словно зная планы хозяина, толкнул врага по ногам в огонь. Топор орка сильно ободрал воину левую руку, но и сам вождь поплатился – сила удара была такой, что он по инерции ещё прошёл пару шагов вперёд – прямо в пламя. И вот бронзовый монстр, великий орк и могучий воин горел в пламени собственного шатра. Масла, а точнее огня, в огонь подлил Лир, метко угостив противника фаэрболом. Это был конец, конец ещё одного орочьего клана. Почти все орки и нэдзуми полегли от рук отряда Рея, шаманы были уничтожены, а шатёр с награбленным добром полыхал ярким пламенем явно магического происхождения. Вождь орков, Рргыхнак, отправился к сыну. Пытавшиеся сбежать орки были нещадно убиты Лиром и Эммой. Из ниоткуда появился Мик, который, как оказалось, тушил шатёр из-под земли. Рей, Лир, Эмма и Мик быстро нашли общий язык и подружились. И, когда они уже собирались уходить, из-за шатра послышался протяжный вой.



















ГЛАВА 11.ОБЪЕДИНЕНИЕ
Силуэт принимал всё более чёткие формы и наконец стал более или менее явным образом. Ким невольно вскрикнул. Существо напоминало нэдзуми, однако было гораздо крупнее его. Морда у него была волчья. Это был вервольф! Оборотень стоял и принюхивался к ночному пустынному воздуху. То, что он был именно вервольфом, подтверждал тот факт, что он попросту проломил их ловушки и круг невидимости. Джон начал просыпаться и потягиваться. Оборотень заметил это и завыл, что было сил. Джон Рождённый В Тени быстро согнал с себя остатки сна и метнул в супостата стилет. К огромному удивлению ассассина волк даже не почесался. Точнее, он попросту отбил стилет когтистой лапой и бросился на свой предполагаемый ужин.
Несмотря на то, что Ким решительно не понимал, откуда здесь взялись оборотни, он уже вытащил Смерть Монстров (так как Лист при всем своём великолепии был просто бесполезен против вервольфа) и всадил его в заднюю лапу волку. Он взвыл ещё пуще прежнего и замахнулся на них. Приятелей спасли лишь их Сандалии, так как иначе они бы просто не успели отскочить на безопасное расстояние.
- Идиот! – крикнул Джон. – Дай мне Серебряный Лист! Книги читать надо! Серебро отпугивает монстров!
Тут Ким в который раз почувствовал свою необразованность и кинул другу меч. Теперь они оба были готовы дать врагу достойный отпор.
Волк взвыл в третий раз и, опустившись на четвереньки, кинулся в атаку. После этого одновременно произошло сразу три вещи: Джон с Кимом рубанули врага по бокам, неизвестно откуда в вервольфа полетела дюжина стрел и в довершении всего какая-то девушка подняла оборотня над землёй, дав Киму нанести Смертью контрольный в голову.
Более или менее внимательный читатель уже понял, кто эти незнакомцы. Но Ким и Джон видели этих людей в первый раз. И поэтому не было ничего удивительного в том, что они встали на защиту своего имущества и жизней от какого-либо посягательства. Обстановку разрядил чихнувший Рей, который во время чихания случайно уронил свой меч возле Омариона. Тот испугался и толкнул стоящего рядом Лира, да так, что тот упал на Эмму, которая во время падения ухватилась за плащ Мика. К получившейся куче-мале присоединился и Джон, так как падающие зацепили кончик его плаща и потянули его за собой, как камень утопающего.
Весь уставший и теперь уже сборный отряд сел у костра и поведал друг другу свои истории. Эмма доказала свои творческие способности, составив небольшую балладу. А для её исполнения понадобились певцы, которых в отряде не наблюдалось. Но три стакана эля решили всё дело и через несколько минут Джон, Рей и Лир уже соревновались в исполнении той баллады, причем под конец исполнители уже напрочь забыли слова, за что и были облиты водой (Эмма ведь волшебница, а не поэтесса) под дружный смех остальных. Потом Ким рассказал всем о том, как он однажды спьяну пытался стрелять, перевернув лук в другую сторону и снова дружный взрыв хохота пронёсся по Мерте. Ещё много интересных историй было рассказано в ту ночь и продолжалось это до первой зари.
- Ну всё, ребята, - слегка подвыпившим голосом сказал Мик. – Нам пора в Серкренд, предоставить отчет о выполненной миссии, а также предъявить труп шаманов и вождя орков.
- С в-вождём н-не получиться, - сказал Рей заплетающимся языком. – Он догорает в шатре.
- Хорошо, тогда личную вещь вождя и трёх шаманов.
Так и сделали. А после сбора всего нужного, не очень нужного и очень ненужного Мик соорудил портал и все переправились прямо к главным воротам Серкренда. Стражи на башне были просто в шоке: из ниоткуда появляются люди и идут себе к воротам как ни в чём не бывало. Разумеется, ворота-то им открыли – жить все хотят – но всё же спросили их имена и род деятельности. Получив ответ, стража лично сопроводила их к командиру трумтеля.
- Вы УНИКАЛЬНЫЙ отряд! – такими были первые слова поражённого командира. – УНИКАЛЬНЫЙ. Мало того, что встретились случайно, так и цели у вас-то изначально были разные. Но в итоге… А что в итоге? В итоге я, во-первых повышаю всех, кроме уважаемых магов, над которыми я не имею власти, на ранг. Во-вторых отдаю приказ о создании отряда по разрешению чрезвычайных ситуаций в Серкренде, куда войдут сержанты Ким и Джон Рождённый В Тени, лейтенант Рей, а также нижайше прошу всех трёх магов составить им компанию.
- Я за! – без колебаний ответила Эмма.
- Тогда я тоже! – поддержал её Лир, за что был одарён озорной улыбкой.
- Ну куда уж вы-то и без меня! – поставил точку в обсуждении этой темы Мик.
- Тогда я поищу вам подходящее задание, - сказал командир, делая пометку в журнале. – А пока вы можете отдохнуть с неделю да подобрать себе оружие получше. Но главное – являться по моему первому зову! И выполнять приказы, какими бы глупыми они бы вам не казались с начала.
- ЕСТЬ!!! – прогремел отряд, казалось, на весь Серкренд и капитан трумтеля с гордостью посмотрел на своих новых подопечных.
ДОПОЛНЕНИЯ
Орки – это не зелёные существа со злобными рожами. Серкрендские орки – это высокие существа с бронзовой кожей, ростом обычно от двух до трёх метров. Вождь у орков выбирается после каждого неудачного сражения, так как при проигрыше свои же орки приносят бывшего вождя в жертву богам. Используют в основном оружие ближнего боя, но встречаются и орки-лучники. Орочьи шаманы считаются самыми опасными разумными (в каком-то плане) существами в Мерте. Орки живут южнее Мерты, в стране Трёх погод: там бывает или солнечно, или очень солнечно, или вы попали не к оркам. Официального названия у страны нет, так как племена орков никак не могут договориться на этот счёт. Состоят в дружественных отношениях с нэдзуми; являются кровными врагами людей, гоблинов и эльфов.
Нэдзуми – это крысоподобные прямоходящие существа, чей интеллект в разы выше, чем у крыс, но всё равно пригоден только для убийства. Во время битвы они могут впадать в кровавую ярость, и тогда они полностью уподобляются своим четырёхлапым сородичам. Ростом нэдзуми обычно не превышают орков – то есть их средний рост – 2 метра. Живут нэдзуми в норах глубоко под землёй и откликаются только на зов хозяина или мага. Большинство нэдзуми дерутся клыками и когтями, но в последнее время многие из них научились использовать мечи и цепы. Не признают никакой одежды, в чём очень схожи со своими крысиными сородичами. Когти на лапах – до 10 см. Как и у крыс, у нэдзуми есть хвост. Могут быть наняты магом на пожизненный срок, однако я избавлю вас от прочтения кровавого ритуала найма. Почти невосприимчивы к магии огня, из-за чего высоко ценятся в магических войнах. Не понимают никакого языка, кроме магических астральных приказов. Состоят в более-менее дружественных отношениях с орками; ненавидят всех, кого прикажут, особо не любят гоблинов.
Гоблины – это маленькие, ростом не выше полутора метров, существа, обитающие на просторах Мерты. Несмотря на заблуждения, являются не друзьями, а врагами орков, ведь в давние времена именно орки притеснили гоблинов ради новой территории. Живут маленькими семьями в норах на глубине трёх метров, а во времена войны объединяются в довольно-таки сплоченную армию. Нередки случаи помощи и сотрудничества с людьми. Очень часто происходят стычки с нэдзуми из-за того, что оба народа живут примерно на одной глубине.
Гномы – это низкорослые существа, населяющие западные горы Империи. Являются отличными воинами, особенно эффективными против кавалерии и арбалетчиков. Иногда берут себе на обучение людей. Очень любят спиртное и моментально пьянеют. Как и нэдзуми, могут впадать в боевую ярость. Одни из основных мастеров Империи, 70% оружия изготавливается у гномов.
Эльфы – бывают двух видов: эльфы-феи и эльфы-защитники. Первые – это маленькие феи с крылышками, а вторые – высокие и сильные эльфы. Эльфы всегда рождаются попарно: то есть на свет одновременно появляется хрупкая фея и её будущий защитник (защитница). Да и сам процесс рождения происходит у эльфов своеобразно. Беременная эльфийка подходит к своему Древу Жизни (у каждого эльфийского города есть такое) и «отдаёт» ему плод, произнося специальное заклинание, которое является индивидуальным для каждого эльфа. Этой же ночью, когда девушка засыпает, плод таинственным и никому неизвестным образом перемещается в почки этого дерева и в обусловленный срок дерево «рожает» пару эльфов. Причём в ночь перед рождением отцу и матери детей снится то место, куда они должны прийти за детьми.















Автор поста
lpzheka
Создан 17-08-2009, 23:16


76


1

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Курс молодого эльфийского бойца
Приколы

Серкренд. Глава 1
Проза

Кольцо мрака. Глава 1 (часть 1)
Творчество

Словарик орка
Приколы

Стих под названием "Пленник".
Творчество


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх