Элизиум. Глава 4
Глава 4.
ИДАС.

Павор открыл дверь и первым, что он перед собой увидел, был огромный заснеженный букет роз цвета свежей крови, а за ним – высокий блондин с модной укладкой.
- Привет, Павор! Медея дома? – спросил блондин и, не дожидаясь ответа, отодвинул дворецкого в сторону и прошёл в холл.
- Идас!
Леонард вылетел в холл, проехался по паркету и долго и возбуждённо жал гостю руку.
- Как давно ты к нам не заходил! Рад тебя видеть, дружище!
- Взаимно, Леонард.
- Лив! Дорогая, спускайся сюда! Смотри, кто к нам пришёл!
Госпожа Могилина появилась спустя минуту. За это время Идас успел рассказать Леонарду шутку, и тот долго и истерично смеялся. Сегодня у господина Могилина было приподнятое настроение – этой ночью кошмары его не мучили.
- Идас! – улыбнулась Оливия и протянула ему руку.
Тот с удовольствием пожал её.
- Я уже успела по тебе соскучиться. Где ты так долго пропадал?
- Ой, а что мы в дверях-то стоим! – спохватился Леонард. – Идас, если ты не торопишься: Павор подаст обед через час, а пока мы можем славно посидеть в гостиной за чашечкой кофе. Как тебе идея?
- Отлично! А Медея дома?
Леонард и Оливия переглянулись. Простой вопрос, который задал Идас, имел под собой очень деликатную основу. Дело в том, что миллионер и модник Идас, который в силу своей привлекательности и завидного финансового положения мог овладеть любой женщиной (что уж говорить о юных, не в меру влюбчивых особах), хотел жениться на Медее. Сначала это его заявление восприняли как шутку (он впервые заговорил о свадьбе, когда Медее было десять), но потом все поняли, что его намерения серьёзны и Леонард и Оливия серьёзно забеспокоились.
Идас был хорошим другом Леонарда, хотя разница в возрасте между ними была огромной, и Идаса вполне можно было принять за сына от раннего брака. Идас, всегда неравнодушный к моде, одетый дорого, со вкусом, в общем, просто картинка, был интересным собеседником, весёлым и крайне обаятельным. Все эти качества делали его идеальным главным героем для кого-нибудь любовного романа. Но не для Медеи.
В этом была главная трагедия Идаса. Сколько он ни старался, сколько букетов ни дарил, сколько ни стоял на коленях и сколько бы не приносил обручальных колец, одно дороже другого, Медея была непреклонна.
- Мне ещё слишком рано выходить замуж, - отвечала она на его многочасовые стенания.
- Можно не сейчас! - тут же соглашался Идас. – Как только будешь готова!
- Идас, я не просто не хочу пока выходить замуж! Я за тебя не хочу выходить замуж!
Медея говорила прямым текстом, но Идас не понимал. Или отказывался понимать. Медее всё казалось, что он шутит. Оттого она и не воспринимала всерьёз его предложения. А Идас не шутил. Он просто не умел по-другому выражать свои чувства и не знал, что ещё ему сделать, чтобы Медея поверила и согласилась быть его женой. Можно не сейчас. Но в ближайшем будущем.
- Медея дома, - спустя некоторое время ответил Леонард.
По его изменившемуся лицу Идас догадался, что с Медеей что-то случилось. Идас тут же сделался серьёзным.
- Что с ней?
- Ничего страшного, - сказала Оливия. – У неё небольшие проблемы в школе.
- Ясно. Так я могу подняться к ней?
- Нет! – в один голос ответили Леонард и Оливия.
- Почему… мне не стоит этого делать?
- Идас, Медея сказала, что у неё проблемы в школе. Но я подозреваю, что там проблемы не столько со школой, сколько личного плана, - шёпотом, по большому секрету ответила Оливия.
- Личного?! – тут же вспыхнул Идас. – У неё что, кто-то появился?!
Он не терпел конкуренции.
- Извини, Идас, но я больше ничего не могу тебе сказать. Это будет предательством с моей стороны. Надеюсь, ты меня понимаешь.
- Оливия… да, конечно, я понимаю.
Идас потёр переносицу указательным пальцем и выставил перед собой букет.
- А с этим тогда что делать?
- Павор, поставь цветы в вазу, - Оливия позвала дворецкого. – А ты, Идас, как только Медея спустится, сможешь их подарить.
- Да, точно! Хорошая идея!
Идас передал букет Павору и вместе с Леонардом и Оливией прошёл в гостиную. Там скоро подали кофе. Леонард и Идас недолго поговорили о делах. Идас похвастался новой покупкой: для своего загородного коттеджа он приобрёл небольшой уличный фонтан с подсветкой. Леонард тут же захотел фонтан для «Цитадели», но Оливия отговорила его, сказав, что кладбища и готической арки вполне достаточно. Леонард тут же согласился с ней и взял её за руку. Идас мечтатель вздохнул: он надеялся, что однажды они с Медеей будут сидеть точно так же (об этом он подумал про себя).

***

Медея сидела на кровати в своей комнате и ела орехи, изредка запивая их ананасовым соком. Перед ней лежал открытый ноутбук, она была в сети, но все эти яркие сайты с красивыми названиями и удобным сервисом не вызывали у неё ничего, кроме раздражения. По правде говоря, она почти не видела ссылок, на которое нажимает. Она не «гуляла по Интернету», как сейчас принято говорить. Она просто имитировала деятельность, хоть какую-то. Для оправдания перед самой собой. Она думала.
- Вчера на меня накричала моя лучшая подруга, единственная подруга, - молча размышляла Медея, не переставая жевать орехи. Ох, если она после этого растолстеет, будет себя ненавидеть. – А разве я в чём-то виновата? Думаю, нет. И Августина тоже должна это понимать. Она просто… эмоционально неустойчива. Чёрт, я не могу на неё злиться! Я её люблю, и мне жуть как её не хватает!
Медея обхватила колени руками. Как же она соскучилась по Августине! Прошла всего одна ночь, они не общались всего пол суток, но Медее уже не хватало её. Августина была для неё всем. Единственный настоящий друг за пределами «Цитадели».
Неожиданно Медея решила: если Кирилл – препятствие на пути их дружбы, она согласна отказаться от общения с ним. Да, он милый, с ним интересно, на него можно положиться, но она знает его всего ничего, а Августина – её подруга детства, с самого первого класса. Медея счастлива, если счастлива её лучшая подруга. И если счастье лучшей подруги заключается в Кирилле, Медея согласна отступить.
Цепочку рассуждений Медеи прервал телефон.
Медея откинула крышку и увидела, что пришло новое смс-сообщение.
- Ну-ка, от кого это…? Кирилл?
Сообщение действительно пришло от Орлова. Медея долго смотрела на фамилию и время отправки сообщения, прежде чем решилась открыть его и прочитать.
- Ты уже всё для себя решила, - напомнила себе Медея. – Не вздумай терять голову! Августина важнее.
Кирилл спрашивал, почему Медея не пришла сегодня в школу, и тут же предлагал встретиться. «Это очень срочно» - писал Орлов – «ответь как только сможешь. Надеюсь, с тобой всё хорошо».
- Только «люблю, целую» в конце не хватает, - усмехнулась Медея, но тут же одёрнула себя, причём в довольно грубой форме. С собой она всегда была откровенна и строга.
Медея точно знала, как ей следует сейчас поступить. Она должна встретиться с Кириллом и сказать ему, что между ними не может быть никаких отношений дальше дружеских. А ещё следует тонко намекнуть ему, что Августина к нему неравнодушна. Медея была уверена, что Авгуша ей за это потом только спасибо скажет. В любом случае, надо встретиться.
- Встретимся сегодня, через час в кофейне «Чашка», - написала Медея в сообщении.
Она специально выбрала людное место. Так ей будет проще объясниться с Кириллом. Медея поморщилась от этой мысли.
- Перестань! Ты понимаешь, что это нужно сделать! – снова приказала она себе. – Ради Августины, ради нашей дружбы!
Скоро Кирилл подтвердил, что встреча состоится. Это выглядело как приглашение на свидание, но Медея упорно душила в себе эту мысль.
Убрав орехи и захлопнув крышку ноутбука, Медея хотела дойти до ванной, чтобы умыться, как вдруг поняла, что уже обед, а она не завтракала и до сих пор сидит в пижаме.
- Тук-тук, Медея, можно к тебе?
Медея приоткрыла дверь и впустила в комнату Дементру. Она была с мороза, её щёки горели красным. Судя по всему, она только что вернулась из школы.
- Прогульщица, - улыбнулась Дементра. – Уважаю. Есть хочешь?
В руках у Дементры был большой поднос с бутербродами, чаем и тремя кусками сахара. Медея пригласила сестру сесть на стул, а сама принялась одеваться и попутно завтракать.
- Смешная ты, - сказала Дементра, глядя, как Медея мечется перед выбором платья. – На свидание, что ли, собралась?
- Деловое, - отрезала Медея.
- Да ну. Ну да.
- Что?
- Не верю я в дружбу между мужчиной и женщиной.
- Дементра, ты о чём? Лучше скажи, какое платье выбрать.
- Если бы это действительно было «деловое свидание», ты бы так не переживала из-за наряда и просто бы одела что-то чёрное, - с довольным видом констатировала Дементра. – Вот эти брюки, к примеру, и футболку с анхом.
Медея задрала нос, демонстративно закрыла секцию с платьями и тут же натянула на себя вышеупомянутые узкие чёрные брючки и свободную футболку с огромным серебряным анхом. Футболка была свежевыстиранной, и от неё приятно пахло химией (кондиционером). Медея любила всё, что было хоть как-то связано с химией. В том числе и кондиционер для белья. Странная она, правда?
- Скажи ещё, что краситься не будешь.
- А вот и не скажу! Свидание не свидание, деловое не деловое…
- Так значит, всё-таки не деловое!
- … но не накрашенной я не пойду!
Медея засела за будуар и вооружилась белилами и чёрным карандашом для глаз. Нужно поготичнее лицо нарисовать. Тогда, может быть, Орлов её испугается и обратит, наконец, своё внимание на Авгушу.
- А где Дамаст?
То, что Дамаста не было рядом с Дементрой, было непривычно. Обычно близнецы всюду ходили вместе. Им нравилась кампания друг друга. К тому же, как близнецы, они плохо переносили разлуку. Даже кратковременную. Подумав об этом, Медея тут же спроецировала эти мысли на себя с Августиной и улыбнулась. Ничего! Сейчас она поговорит с Кириллом, Авгу успокоится и всё будет хорошо!
- Он внизу, с Идасом, играет в «Рыцарей веры». Уже три хода продул.
- Идас?!
Медея замерла на месте и некоторое время не двигалась. Она медленно, как старенький компьютер с малым объёмом оперативной памяти, переваривала информацию.
- Он что, приехал? – спросила Медея, хотя ответ был очевиден.
- Да, - кивнула Дементра. – И у него с собой букет. А карман его пиджака топорщится.
- Кольцо! – Медея хлопнула себя рукой по лбу. – Чёрт!
- Опять будет звать тебя замуж. А когда ты откажешься, опять будет реветь два часа.
- Пусть. Может, хоть перестанет свататься. Надоел. Деми, может, ты выйдешь за него замуж?
- Ну уж нет! Сама разбирайся со своим кавалером!
- Он мне не кавалер!
- Как хочешь.
Пока Медея красила глаза (в эти минуты её нельзя было отвлекать – опасно для жизни), Дементра обследовала её письменный стол. Там обнаружилось немало интересного. Среди всего прочего хочется выделить два сломанных напильника, одну электродрель, один электрорубанок, четырнадцать вскрытых литиевых батареек, связку разноцветных проводов, два метра толстой проволоки, полкило замазки, несколько баночек со странными жидкостями, чёрный лак для ногтей, мягкую игрушку-скелет и вазочку с миндалём. Дементра, не спрашивая разрешения, налегла на орехи – в этом они с Медеей были похожи.
Когда Медея полностью собралась и даже сложила сумку, возник один очень важный вопрос:
- А как я выберусь из дома, не встретившись с Идасом?
- О, я хочу на это посмотреть. Они сидят в гостиной.
Выйти из дома, минуя гостиную, было невозможно.
- А если через чёрный ход?
- Можно. Но мои вещи всё равно висят в прихожей.
- А я принесу.
Медея внимательно посмотрела на сестру. В детских глазах Дементры плясали дикие огоньки.
- Ладно, ты меня не проведёшь, - вздохнула Медея. – С чего это ты вдруг такая добрая? Что тебе нужно?
- Да сущий пустяк.
Дементра вкратце поведала Медее о своём плане. Оказалось, что уже месяц они с Дамастом тайно мастерят «Дамастово ложе» - оно же Прокрустово. Для тётушки Либитины, разумеется.
- Это будет как бы подарок к её выздоровлению, - с ангельской улыбкой сообщила Дементра. – И нам нужен кто-то, кто согласится его испытать. Ну, мы же должны быть уверены, что оно работает нормально.
Медея недолго мялась и согласилась. Во-первых, ей было интересно. А во-вторых, она уже жутко опаздывала.
- По рукам. Тащи куртку.
Дементра вернулась через несколько минут вместе с верхней одеждой и обувью.
- Без палева?
- Без палева, - подтвердила Дементра. – Будь спок. Идас ничего не заподозрил.
- А мама с папой?
- Заговорщики!
Медея с Дементрой подпрыгнули и обернулись. На пороге комнаты, скрестив руки на груди и наклонив голову в сторону, стояла мама.
- Классное платье, мам! – сказала Медея первое, что пришло ей в голову.
- Спасибо, - Оливия прошла в комнату. – А теперь скажи мне, куда это ты собралась.
Медея стянула шапку с головы и села на стул. Она чувствовала, что разговор будет долгим. А она так опаздывала!
- Мам, ну как тебе сказать… это личное.
- Очень личное?
- Очень-очень личное, - заверила Медея. – Это касается наших с Августиной отношений.
- У вас не всё в порядке?
- Нет, то есть да, то есть… в общем, скоро всё будет в порядке, - Медея запуталась. Она так торопилась на встречу, что он нетерпения подпрыгивала на стуле, сама того не замечая. – Мам, прости, но мне очень, очень-очень-очень надо бежать!
- Ну беги, раз радо.
Медее не требовалось дважды повторять. Она закинула сумку на плечо, схватила шапку, на бегу чмокнула маму в щёку и вылетела к чёрному ходу раньше, чем у неё успел закончиться воздух, набранный ещё в комнате.
- Это будет нашей маленькой тайной, - сказала Оливия Дементре.
Та согласно кивнула.
- Надеюсь, Медея скоро вернётся.
- Да, если Идас узнает, ей придётся несладко, - сказала Дементра.
- А мы ему не скажем.
- А если он спросит?
Оливия задумалась.
- Давай скажем, что она неожиданно заболела. Да, слабая отмазка, - тут же раскритиковала себя Дементра. – Но это лучше, чем ничего.
- Какая ты у меня сообразительная, - Оливия ласково обняла Дементра и расцеловала её в обе щёки.
Оливия понимала, что сейчас поступает нечестно по отношению к Идасу. Но для него она была всего лишь женой его друга, а для Медеи – матерью. И в этой ситуации Оливия была на стороне Медеи ещё и потому, что ей не нравилось увлечение Идаса её старшей дочерью.
- Ты бы нашёл себе кого-нибудь своего возраста, а? – каждый раз предлагала она ему. – Если ты не заметил, Медея не очень-то тебя жалует.
- Я готов ждать ответа «да» ровно столько, сколько потребуется, - упрямо заявлял Идас.
Если бы Оливия не знала, что у Идаса всё серьёзно, она бы так не беспокоилась. Она не хотела, чтобы на её дочь кто-то давил. Медее один раз уже разбивали сердце. Лишние эмоциональные потрясения ей сейчас ни к чему.

***

Кофейня «Чашка» располагалась на втором этаже торгового центра «Балет». Медея выбрала это место, потому что хорошо знала его. Здесь, на втором этаже, было много отделов одежды, где они с Августиной любили гулять по выходным. Правда, покупки обычно делала Августина – Медея почти все свои платья шила на заказ, а узких чёрных брюк и футболок ей хватит лет на десять вперёд точно.
- Деловое свидание, - шёпотом уговаривала себя Медея. – Просто скажи ему, и всё.
- Здравствуй, Медея!
Кирилл уже ждал её за столиком в самом центре зала. Медея неторопливо разделась, повесила куртку на вешалку и подсела к нему. Они заказали кофе.
- Может быть, что-то ещё? – долго спрашивала недалёкая официантка в белой блузке.
- Блинчики с шоколадом, - не вытерпела Медея.
- Любишь блинчики? – спросил Кирилл.
- Я просто хотела, чтобы она ушла.
Пока ждали заказ, Кирилл без умолку рассказывал о том, что сегодня было в школе. Медея с удивлением обнаружила, что с ним легко общаться. Она себе это по-другому представляла.
Принесли кофе и блинчики. Медея пила кофе, разламывала блинчики – из них вытекал горячий шоколад, слушала Кирилла и думала, что прошло уже пол часа, а она так и не сказала ему то, что хотела сказать. «Давай уже, решайся! Ты же за этим сюда пришла!» - напомнила себе Медея.
- Медея, смотри, как интересно они украсили витрину!
Медея посмотрела туда, куда указывал Кирилл, но взгляд её не остановился на витрине, а проник дальше, туда, где стояла и смотрела прямо на неё Августина. Смотрела прямо на них! На них с Кириллом!
- Чёрт, - тихо выругалась Медея.
«Сейчас она неправильно всё поймёт и всё, конец нашей дружбе» - Медея запустила руки в корни волос.
- Авгу, мы здесь! – Кирилл встал и замахал рукой.
Медея удивлённо подняла глаза на Кирилла.
- А что? – спросил он. – Это я её пригласил. Надеюсь, ты не против.
- Я… м… да что ты… конечно нет, - глупо промямлила Медея.
Она всё ещё находилась в состоянии шока. Авгу здесь! Кирилл её пригласил!
Медея старательно смотрела в другую сторону, но почувствовала, когда Авгу подошла к их столику и села рядом с ней. Вот идиотская ситуация! Медея чувствовала себя последней дурой и ненавидела Кирилла за то, что он придумал такой дурацкий способ, чтобы их помирить.
- Привет, Медея! – радостно воскликнула Августина, как ни в чём не бывало. – У тебя новая футболка? Опять чёрная, ха-ха! Но чёрный тебе к лицу.
Медея не поворачивалась к Августине. Она что, её разыгрывает? Или это просто такая стратегия: притвориться, что ничего не было? Да, похоже, так и есть.
- Авгу, будешь кофе? – предложил Кирилл.
- Да, пожалуй. Со сливками. Тут делают чудесный кофе со сливками. Я каждый раз заказываю его, когда мы заходим сюда с Медеей.
- Вы тут часто бываете?
- Каждые выходные, наверное. Сегодня, кстати, суббота, а суббота же считается за выходной, следовательно, всё строго по традиции! – Авгу рассмеялась.
- Что-то официантки долго нет. Я схожу до кассы, так будет быстрее, - сказал Кирилл.
Как только он отошёл, Медея собралась духом и повернулась к Авгу. Её лицо одно мгновение было радостно-беззаботным (с таким лицом она, вероятно, зашла сюда), а потом вдруг наполнилось таким раскаянием, что Медее остро захотелось обнять её. Что она и сделала.
- Ме… Медея? – Авгу осторожно обняла её в ответ.
Раньше Медея никогда не позволяла себе таких проявлений чувств. В чём - в чём, а в излишней чувствительности и сердечности Медею ну никак нельзя было обвинить. По крайней мере, именно такое впечатление она производила на окружающих: «я сама по себе, со мной сложно дружить, а если вас что-то не устраивает, катитесь к чёрту». Августина знала Медею чуть лучше, чем остальные, и могла утверждать, что это впечатление обманчиво. Но она никогда не думала, что настолько.
- Медея, я…
- Ничего не говори! – воскликнула Медея, а затем перешла на шёпот. – Я всё решила. Если он тебе нравится, я уступлю.
- Не надо, Медея. Слишком поздно.
- Почему?
- Потому что ТЫ ему нравишься.

***

Кирилл, Августина и Медея просидели в кофейне, по меньшей мере, три часа. После того, как они выпили по три чашки кофе и съели, наверное, по полкило мороженого каждый, Авгу намекнула, что давно не была у Медеи в гостях, а Кирилл так вообще не разу не был, но Медея им обоим отказала, хотя и видела, что они очень хотят.
- Там Идас, - пояснила она.
- А кто такой Идас? – спросил Кирилл.
- Долгая история. Как-нибудь в другой раз расскажу, - отмахнулась Медея.
На самом деле она просто не хотела говорить на эту тему с Кириллом. Незачем ему знать об этом богатом фанатике.
Августина ничего не сказала. Она знала, кто такой Идас, только на словах, но уже заранее его не любила. Как это говорят про друзей: «друзья - это люди, которые не любят людей, которых не любишь ты, пускай они даже ни разу их и не видели».
На улице успело стемнеть, и Кирилл очень беспокоился, как девочки доберутся домой. На автобусной остановке они «посадили» сначала Августину – она ехала навестить бабушку, а Медеин автобус всё никак не спешил появиться. Шёл снег, народу на остановке не было.
- Хорошо посидели, правда? – улыбнулся Кирилл.
Медея заметила, что снег нарисовал погоны ему на плечах.
- Да, хорошо.
- Ты не злишься на меня, что я всё подстроил? Вам с Авгу необходимо было помириться. Она так же нуждается в тебе, как ты в ней.
- Какой ты догадливый…
- Я не мог не заметить. Так ты не злишься?
- Орлов! Если бы я злилась, тебя бы тут уже не стояло!
На горизонте показался Медеин автобус.
- Ладно, Кирилл, спасибо тебе за всё.
- Ты же сегодня пропустила химию! - вдруг воскликнул Кирилл и полез в свой чемодан. В следующий момент он выудил оттуда потрёпанный учебник. – Вот, держи. Глава 26.
- Да ладно, я химию без учебника знаю!
- Это дополнительный материал, я выпросил для тебя, чтобы тебе не поставили «энку» сегодня. Тебя будут спрашивать по этому материалу. Он очень сложный, я там вообще ничего не понял, ты не ответишь, если заранее не подготовишься.
Кирилл буквально впихнул учебник Медее, когда подошёл её автобус. Она ловко запрыгнула внутрь и села у окна.
На пол пути к «Цитадели» Медея от нечего делать раскрыла учебник на 26-ой главе и обнаружила внутри записку. Сначала она хотела выбросить её, не глядя, решив, что это чья-то шпоргалка – учебник был библиотечным, а значит, над ним проливало слёзы не одно поколение. Но потом она узнала почерк Кирилла, и происходящее вокруг перестало укладываться у Медеи в голове.
- Свидания… записочки… О, Бездна! Нет, только не это! – с ужасом подумала Медея.
Медея прочитала 26-ой параграф – он оказался совсем не сложным, в нём рассказывалось о реакции поликонденсации – и только потом решилась развернуть сложенную пополам записку.
- Учащихся 9-11х классов приглашают принять участие в Весеннем Школьном Балу, - писал Орлов. – Мне это показалось интересным. Будет музыка, всякие сюрпризы, в общем, весело. Только нужно уметь танцевать вальс – это обязательное условие. Скорее сообщи мне своё решение, заявки нужно подавать уже сейчас.
Медея сложила записку пополам и заложила ею страницу с параграфом 26 – как было – и убрала учебник в сумку.
- Это глупо, - подумала Медея, выходя на улицу.
- Это может быть интересным, - подумала Медея, проходя мимо дома Захаровых.
- Ладно, чёрт с тобой, Орлов, я согласна, - решила Медея, ступая на скользкую лестницу чёрного хода.
На середине лестницы она остановилась, чтобы отправить ему сообщение. «Это всего лишь танцы, - успокаивала себя Медея. – Он же не зовёт меня замуж, как некоторые».
На самом деле Медея боялась. Она давила в себе это чувство, уговаривала себя, что глупо бояться отношений, но боялась всё равно. Её прошлый кратковременный опыт закончился большим провалом. Это случилось не так давно, всего год прошёл. На неё поспорили, опозорили, предали… Медея мотнула головой.
- Не смей вспоминать об этом! – приказала она себе. – Кто не экспериментирует, тот не получает Нобелевской премии!
Для Медеи это выражение значило то же самое, как для обычного человека «кто не рискует, тот не пьёт шампанского».
Отправив сообщение, Медея успокоилась. Она приняла решение, пригласила Кирилла к себе домой, отступать уже поздно. Теперь главное не ударить в грязь лицом. «Интересно, чем всё это закончится» - думала Медея, хотя сейчас «всё это» только начиналось.

***

Спрятав верхнюю одежду у себя в комнате, Медея стряхнула с волос снег и спустилась в гостиную.
- Ты застрял в Сикстинской Капелле, - сказал Идас Дамасту, когда Медея вошла в комнату.
Идас сидел к входу спиной и не мог её видеть. Медея тихонько пристроилась в стороне и стала наблюдать за игрой.
Игра называлась «Рыцари веры» и рассказывала о войне между католической и протестантской церковью. Смысл игры заключался в том, чтобы как можно быстрее добраться до конечного пункта, минуя многочисленные ловушки и отгадывая загадки, которых в комплекте было целых две тысячи штук (они лежали рядом с игровым полем, в стопочке, на пластиковых карточках). Судя по цвету игровых фигур, Дамаст играл за католиков, и его главной задачей было добраться до Англии. Идас, выступавший на стороне протестантов, с упорством танка рвался в Ватикан.
Дамаст бросил игральные кости и стукнул кулаком по столу. Ему достался вопрос.
- В необходимом – единство, в сомнениях – свобода, во всём – добродушие, - прочёл он. - И что это значит? Мне нужно назвать имя того чувака, который сказал это когда-то в далёком прошлом?
- Если ты сейчас не ответишь, мои славные протестантские рыцари разгромят Ватикан, а затем вернутся в Англию и выдворят вас оттуда, - радостно потирал ладонями Идас. - Англия – протестантская страна, вам там не место.
- Руперт Мельдений, немецкий теолог, XVI век, - как бы невзначай сказала Медея. Она уже как-то играла в эту игру, и ей попадался этот вопрос.
Идас тут же забыл об игре, вскочил и бросился к Медее.
- Я победил! – радовался Дамаст. – Спасибо, Медея! Идас, твои протестанты проиграли!
Но Идас уже его не слышал. Он целиком и полностью переключился на Медею, которая теперь жалела, что вообще открыла рот.
- Медея! – воскликнул Идас и припал губами к её руке.
Незаметно от него Медея закатила глаза. «Началась пытка» - мелькнуло у неё в голове.
От пытки Медею спас отец. Он ворвался в гостиную с таким лицом, что Медея тут же подумала, что лучше бы она провела вечерок с Идасом.
Отец словно увидел восставшего из могилы дядюшку Авраама, которому они с мамой своей свадьбой испортили все похороны.
- Анаксагор пропал.




Автор поста
Libitina
Создан 16-08-2009, 22:18


80


4

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Элизиум. Глава 5
Проза

Элизиум. Глава 15 (2)
Проза

Элизиум. Глава 8. (8.1)
Проза

Элизиум. Глава 6
Проза

Элизиум. Глава 13 (13.1)
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх