Мастер перекрёстков. Глава 12
Глава 12
Жертвоприношение
- Вставай, Князь! Утро уже наступило, - разбудил Галимата звонкий, жизнерадостный голос Лисы.
Светлейший открыл глаза и не сразу понял, где он находиться. Постепенно память прояснилась, вспомнились события вчерашнего дня. Князь, кряхтя, поднялся с пола, стряхивая на пол остатки сна.
- Как спалось, Светлейший? – Насмешливо спросила его рыжая ведьма.
- Спасибо, хорошо, - Галимат почему-то решил, быть вежливым.
Лиса подошла к Максу, несколько мгновений рассматривала его и, улыбнувшись широко, заявила:
- Кажется, он здоров.
Казалось, утро прогнало прочь все страхи, Галимат был уверен, что все кошмары закончились и скоро они смогут вернуться домой. Даже затхлый запах болот, проникающий в форточку, не мог испортить ему настроение. В домике было прохладно и Князь поёжился.
- Интересно, - раздался голос Макса, - это был сон или я действительно что-то видел ночью?
Все дружно повернулись в его сторону. Лита, которая давно уже не спала, но не спешила покидать нагретую за ночь постель, даже ахнула:
- Действительно здоров! А о чём ты сейчас говорил? Надеюсь, что это не бред?
Лекарь задумался. Вообще-то, сейчас, он был почти уверен, что то, что пригрезилось ему ночью – всего лишь горячечный бред. На самом деле ничего такого быть не могло. Глупые бабьи сказки.
- Я видел женщину, которая превратилась в кошку и выпрыгнула в форточку, - смущаясь, признался он. И добавил после недолгого молчания: - А потом я видел страшную рожу, которая смотрела в окно. Не знаю даже на что это было похоже, но точно могу сказать, что это был не человек и не животное.
Ведьма насторожилась и это не укрылось от внимательного взгляда Светлейшей Княгини. Получается, что хозяйка этого дома куда-то ходила ночью. Куда? Зачем? Зато Князя слова лекаря развеселили. Он панибратски похлопал колдунью по плечу и сказал, посмеиваясь в усы:
- Признавайся, Лиса, это ведь ты была, верно? Помнится, говорили про тебя, что ты умеешь оборачиваться различными животными, в основном рыжей кошкой. Макс, а кошка была рыжей?
Лекарь смутился, как будто он сейчас сказанул что-то лишнее и поспешил оправдаться:
- Темно было, я не разглядел.
Наконец-то и Лита соизволила подняться с пола. Дрожа от холода, она жалобно спросила хозяйку:
- Лиса, а когда мы можем вернуться обратно домой?
Ведьма накрывала на стол. В чугунке дымилась рассыпчатая картошка, вкусно пахло жаренным на углях мясом только что пойманного кролика, толстые ломти поджаристого свежего хлеба щедро были разложены на большой тарелке. Из большого кувшина ведьма наливала в кружки желтоватое, жирное молоко и у Князя потекли слюнки. Он только сейчас вспомнил, что не ел со вчерашнего утра.
- Скажи-ка, Лиса, а где ты берёшь продукты? – Спросила Княгиня. – Только не говори, что у тебя здесь есть корова – не поверю. Где бы ты её пасла на болотах-то.
Лиса нисколько не смущаясь, призналась:
- Ворую, а что? Ночью бегаю в селение и беру всё, что мне надо. Вы считаете, что я поступаю дурно?
Галимат, от нечего делать, рисовал в воздухе мечом какие-то знаки и не спешил обвинять приютившую их женщину. Он и сам частенько брал то, что ему не принадлежит и искренне считал, что это не воровство. Если ты сумел отобрать у кого-то что-то, то это значит лишь то, что ты этого заслуживаешь больше. Вопросы этики и угрызения совести каким-то причудливым образом трансформировались в голове Князя именно в такую форму, которая была ему удобна. В данный момент его вполне устраивало то, что ведьма позаботилась о еде, а как она эту еду добыла – не его ума дело. Каждый выживает, как может.
Максим резко встал с кровати и, пошатнувшись, вынужден был вновь сесть. Голова кружилась.
- Не спеши так, - не глядя в его сторону, сказала Лиса, - осторожнее надо быть, ты ещё слишком слаб.
То, что он ещё слаб, Макс понял и без её объяснений. Ноги и руки дрожали, мышцы болели, словно после напряжённой тренировки, во рту было сухо и противно, как после перепоя. Галимат заметил это и поморщился:
- Дохляк ты, лекарь. Подумаешь, какая-то гидра болотная! Однажды одна такая тварь умудрилась, уж не знаю как, уползти довольно далеко от болот и я на неё наткнулся. Гадина эта здорово меня искусала, помнишь, Лита, - обратился он к жене, - и ничего, через пару дней я был, как огурчик!
Конечно же Князь сильно преувеличивал. Укусившая его гидра, была сильно истощена и ослаблена, почти умирала, так что нельзя было сравнивать эти два случая. Макса укусило здоровое, сильное животное. Но спорить с Галиматом никто не стал и поэтому тот решил проявить великодушие, протянул лекарю тарелку с картошкой, большой кусок хорошо прожаренного, душистого мяса.
- Ешь, тебе надо набирать силу. Я не собираюсь здесь торчать вечно.
Внезапно он вспомнил что-то и тень легла на его мясистое лицо, а рука с куском хлеба застыла в воздухе.
- Эй, лекарь, а ты сможешь управлять этой своей штукой или она до сих пор тебе не подчиняется?
- Не знаю, - честно признался Макс, запихивая себе в рот, ещё дымящийся, хлеб.
- А кто знает? Я? – Заорал Князь, теряя терпение. – Чья это штуковина? Кто должен ею управлять?!
Максу было всё равно, что там думает Князь, его волновало другое – почему капсула вышла из подчинения? На помощь ему пришла Лиса.
- Галимат, ты здесь не ори, - строго сказала она. – Дом этот не подчиняется, потому что так захотел Тёмный Господин и он сказал, что отпустит вас всех.
Голосом полным яда Светлейший поинтересовался:
- И как это он тебе сказал, если ты его ни разу не видела, а, ведьма?
Лису забавляло неверие Галимата. Казалось, что он сам старательно и настойчиво запрещает себе верить в Тёмного Господина. Князь боялся, что это непонятное существо может и в самом деле оказаться реальным и тогда ко всем его проблемам добавится ещё одна – полновластный хозяин болот.
- Ах, Галимат, насколько же ты бываешь смешным и нелепым, - сказала она, вызывая у Князя острое желание подвесить её за рёбра на острые крюки в его подвале и пытать долго и старательно. – Я сказала, что его никто не видел, но слышали его многие. Голос его звучит в голове тихим шелестом.
Князь грязно выругался и грозно приказал:
- Вот пусть прошелестит мне что-нибудь на ухо!
Со стороны казалось, что ничего не изменилось, но внезапно лицо Светлейшего вытянулось, в глазах заплескался страх, такой же мутный и тёмный, как сами эти болота, он явно к чему-то прислушивался, но никто не мог понять, что такое пытается расслышать суровый хозяин этих земель.
- Я его слышу, - произнёс Светлейший испуганным шепотом, - он говорит со мной! Он сказал, что в замке случилась какая-то беда и он отпускает нас. Но мне необходимо срочно набрать этой клятой воды!
Макс увидел, как побледнело красивое лицо Княгини. Он понял, что женщине сейчас глубоко плевать и на Тёмного Господина, и на живую воду, и на своего мужа, потому что там, в замке осталась её единственная дочь.
- Всё, - вскочила она резко, - немедленно домой!
Князь вёл себя более осмотрительно. Он и сам спешил поскорее покинуть эти проклятые места и выяснить, наконец, что же произошло в замке и, если возникнет необходимость, то и наказать виновных, но сначала ему необходимо было набрать воды! Воды! Ведь именно за этим он отправился на болота. Видя, что муж колеблется, Лита закричала на него изо всех сил, рискуя сорвать голос:
- Старый, упрямый осёл, там же наша дочь! Обойдёшься без воды на этот раз!
- Не обойдусь, - заупрямился Князь.
- Ты соображаешь, что ты говоришь?!
- Не ори, Лита, - тихо произнёс Светлейший, - я тебя и так очень хорошо слышу. Но, если я не принесу воды, то, возможно, случится ещё большая беда!
Макс, который понимал о чём идёт речь, был на стороне Князя. Он встал с кровати, поставил тарелку на стол и сказал:
- Не спорьте, одно другому не мешает. Лиса, так вас, кажется, зовут, вы проводите нас к источнику?
Ведьма кивнула.
Лес показался не таким страшным, как болота, во всяком случае, здесь нельзя было утонуть в трясине, да и страшные существа как-то на глаза не попадались. Макс подозревал, что всё дело в этой желтоглазой женщине, которая, казалось, чувствовала себя здесь полновластной хозяйкой. Походка её была легка и уверена, спина прямая, а деревья, вот ведь чудо, сами убирали свои ветки, освобождая ей путь.
- Слава Богу, - пробормотал Светлейший, - хоть этих тут нет.
Лиса в ответ хмыкнула:
- Кто тебе это сказал, Князь? Большинство деревьев, мимо которых мы сейчас идём, это всё бывшие люди.
Галимат непроизвольно прижался к колдунье, стараясь избежать прикосновения корявых веток к своему телу.
- Ну-ну, Князь, как можно при живой-то жене? – Весело пожурила Светлейшего Лиса.
Вскоре они остановились возле большого раскидистого дерева, корни которого торчали из-под земли, как большие, перепутанные между собой, змеи. Прямо из-под этого самого дерева бил родник, но вода в нём была странного серого цвета и казалась слишком густой – болота одно слово. Рыжая ведьма наклонилась над таинственным источником и, зачерпнув в горсть воды, поднесла её к лицу Макса. Вода, как ни странно, пахла пылью. Макс понимал, что такого просто не может быть и, тем не менее, этот запах он хорошо знал.
- Хочешь стать бессмертным, а, Макс? – Игриво спросила Лиса.
И сразу вспомнился жутковатый и несчастный Голт и все эти чудовищные создания, польстившиеся в своё время на силу и бессмертие, а теперь вынужденные жить в каких-то кошмарных телах. Внутри у лекаря всю сжалось, он оттолкнул руку Лисы, расплескав густую, как мёд, пахнущую пылью, воду. Ведьма злорадно расхохоталась.
- Вот и я не рискнула. – Она повернулась к Галимату, – А ты, Князь? Как насчёт бессмертия?
- Уволь меня от этого!
Всё происходящее казалось Максу розыгрышем, глупой чьей-то шуткой, в которую не хотелось верить, а не верить было невозможно.
На лес опустился густой молочный туман и, как-то уж очень быстро, скрыл всё вокруг. Когда зрение оказалось бессильным, слух мгновенно стал ловить в воздухе подозрительные звуки и холодная рука страха сжала сердце лекаря, потому что звуки эти не обещали ничего хорошего: хриплые стоны, повизгивания, тонкий, едва различимый плач. А потом внезапно раздался дикий, полный ужаса и отчаяния, крик женщины. Лиса насторожилась, лицо её как будто окаменело.
- Вот сволочи! – Тихо прошептала она.
- Кто? – Спросил Макс. – Что происходит?
Он поискал глазами Светлейшую Княгиню, проверяя, здесь ли она и, увидев сквозь клочья тумана её силуэт, немного успокоился – кричала какая-то другая женщина.
- Лиса, - обратился к колдунье Князь, - кто это кричал? Что здесь происходит?
Женщина устало вздохнула, но на вопрос ответила:
- Жертвоприношение. Давай, Галимат, набирай воду и пора уже вам уходить. Сейчас будет страшно. Вам не надо при этом присутствовать.
Макс был полностью с ней согласен, но крик повторился и в нём звучала такая боль, такое отчаянье, что страх перед неизвестностью куда-то пропал, а вместо него появилось острое желание помочь несчастной. Сквозь туман он увидел, как Светлейший положил руку на рукоятку своего меча и понял, что Галимат решил заступиться за бедную жертву. Жест мужа, не смотря на туман, не укрылся и от глаз Княгини, она резко схватила Светлейшего за плащ и закричала, как будто пыталась перекричать саму себя:
- Прекрати, Галимат, ты сам сказал, что в замке случилось что-то плохое. Набирай воду и пошли отсюда скорее. Ты всё равно не справишься с этими существами. Не забывай, что они бессмертны. Тебе мало вчерашнего?
Туман казался Максу каким-то неправильным, противоестественным. Было в нём что-то злое и холодное, как будто за этими мутными клочками сырого воздуха, как за ширмой пряталось что-то непостижимое и очень опасное. Лекарю тоже захотелось поскорее покинуть эти места. Конечно, замок тоже не внушает ему доверия, но по сравнению с болотами, он теперь казался Максиму настоящим раем. Лекарь тронул Князя за плечо и сказал тихо:
- Светлейший, нам надо возвращаться. Вы ведь не знаете, что случилось в замке.
Но Галимат не был бы Галиматом, если бы позволил себя так легко уговорить. Иногда в Светлейшем просыпалось такое упрямство, что не было на свете силы способной его переубедить! Вот и сейчас он отмахнулся от Макса и пошёл в том направлении, откуда только что доносились эти отчаянные крики. Лиса помрачнела, поведение Светлейшего начало выводить её из себя.
- Князь, если с вами со всеми что-то случиться, то на мою помощь не рассчитывайте, - пригрозила она.
Но Князь даже не остановился, он принял решение и не собирался его менять. Всем остальным пришлось последовать его примеру. Лита в этот момент ненавидела своего мужа. Ей отчаянно захотелось оставить его здесь и срочно вернуться в замок, а с Галиматом пусть будет, что будет! И, тем не менее, она продолжала, спотыкаясь, продираться сквозь густые заросли, боясь потерять своего супруга в этом странном густом, словно сметана, тумане.
Эта поляна появилась внезапно, как будто до этого её вообще не существовало. Обнажённая женщина лежала на большой каменной глыбе, связанная крепкими кожаными ремнями. Вокруг неё собралась толпа всех этих монстров, среди которых встречались такие, что даже трудно было разобраться что это или кто это.
- Что они собираются делать? – Тихо поинтересовался Макс у Лисы.
- Напоить её кровью дух источника, - недовольно объяснила ведьма. – И, поверь мне, помешать этому не сможет никто!
Светлейший готов был послушаться Лису и немедленно уйти. Что-то зловещее витало в воздухе, предчувствие скорой беды. Но мрачное зрелище завораживало и не отпускало.
Девушке на вид было не больше двадцати лет. Рослая, светловолосая, с хорошо развитой грудью с крупными сосками и длинными, стройными ногами. Галимат совершенно забыл, что именно здесь сейчас должно произойти и просто любовался красоткой. Желание помогать ей исчезло сразу, как только он попытался сосчитать всех монстров, собравшихся на поляне. Не настолько Князь оказался безрассудным, чтобы ввязываться в это безнадёжное предприятие. Оставалось только одно – смотреть и ждать.
Казалось, что сама смерть прошла мимо, спрятавшихся в зарослях высокого кустарника, людей, обдав их своим ледяным дыханием. Макс почувствовал, как мороз пробежал по его коже.
И вот все эти ужасные создания затянули длинную заунывную песню и стали ритмично бить в ладоши. Человек-огонь подошёл к девушке и провёл рукой по её лицу, как будто хотел успокоить несчастную. Девушка закричала, а, когда человек-огонь убрал свою руку, то Макс увидел, что лицо жертвы обгорело, словно кто-то плеснул в него кислотой. Она продолжала кричать, когда человек-выдра, длинный и юркий, достал острый нож и направился к ней. Что будет дальше было ясно и так. Макс отвернулся, чтобы не видеть всего этого.
Когда из распоротого живота женщины вывалились внутренности, а кровь окрасила камень в алый цвет, пение прекратилось. Одно из чудовищ подошло к камню, где корчилась в предсмертных судорогах жертва, схватило перепутанные кишки и разбросало вокруг себя.
- Истину! Истину! – Загудели монстры.
Один из людей-деревьев стал ходить по поляне, разглядывая, валяющиеся в беспорядке органы. Не открывая рта, человек-дерево гулким голосом провозгласил:
- Духи говорят, что предначертанное свершиться очень скоро. Все собрались в одном месте! Близок час торжества! Нашего торжества! Близок день, когда Тёмный Господин исполнит давнее пророчество. Да будет на всё воля Тёмного Господина!
- Да будет воля его! – Закричала в исступлении остальные уродцы.
Даже привычный к такого рода зрелищам Князь чувствовал себя крайне неуютно, что уж говорить о его жене. Лита стояла боясь пошевелиться, бледная и испуганная до полусмерти.
- Хватит, Князь, пошли, а то ведь потом будет поздно, - обратилась к Галимату Лиса, - поверь, я знаю, что говорю.
- Кто она? - Печально спросила Лита.
- Дурочка, которая захотела что-то получить от Тёмного Господина и пообещала ему в замен всю себя, - усмехнулась рыжая ведьма. – Вот он и взял её. Так что здесь всё честно. Договор, есть договор! Пошли!
Стараясь издавать как можно меньше шума, они покинули мрачную поляну и вышли на открытую местность. Макс посмотрел вверх. Капсула всё так же висела над болотами. «Подчинится она моему приказу или нет?»: - засомневался лекарь и мысленно приказал этому странному механизму опуститься на землю. Капсула вздрогнула и нехотя стала спускаться, казалось, что ей не очень-то хочется приземляться в этом месте.
Княгиня облегчённо вздохнула и смертельная бледность на её лице сменилась румянцем. Жизнь вновь повернулась к Лите лицом, а не тем местом, из которого ноги растут. Жуткий ритуал, который она видела на поляне, нагнал на Княгиню такой страх, что ей уже стало казаться, что они никогда не смогут выбраться отсюда.
И в тот момент, когда капсула благополучно коснулась земли, одна из веток дерева зацепила шёлковый шнурок, на котором висела хрустальная слеза и попыталась сорвать амулет с шеи Светлейшего. Князь заорал так, что слышно было, наверное, даже в замке. Его крик пронёсся над болотами и заставил странных обитателей этих мест замереть.
- Идиот! – Прорычала Лиса. – Князь, ты с ума сошёл!
Она не раздумывая обломала коварную ветку и скомандовала:
- Так, а теперь давайте быстро в этот странный дом и не мешкайте. Сейчас здесь будет много народу!
И, словно в подтверждение её слов, из лесу выбежали первые уродцы. Сам лес зашевелился и загудел так, словно там происходит какое-то невиданное сражение.
- Они идут, - сказала колдунья. – Бегите же!
Она провела ладонями по своему лицу, плечам, что-то пробормотала и прямо на глазах у всех стала превращаться в кошку. Но само превращение Максу увидеть так и не удалось – надо было уносить ноги.
Легко сказать «уносить ноги». Земля вдруг зашевелилась и прямо перед Максом появился небольшой холмик.
- Что это? – Растерянно спросил он у Князя.
- А я почём знаю. Думаю, что кто-то из этих, - он кивнул в сторону леса.
- О, Боже, - запричитала Княгиня, не в силах оторвать взгляд от того, кто высунул голову из-под земли.
Слепое существо, которое можно было бы принять издалека за человека.
- Крот! – воскликнул Князь и одним махом снёс несчастному голову.
- Зачем ты так, - поморщилась Княгиня.
- Нечего у меня перед носом свою башку высовывать, - возмутился Князь и, схватив, жену за руку, помчался к капсуле.
Болота заулюлюкали и завыли. Над головой Князя пронеслось нечто, похожее на большую птицу. У птицы были руки и этими руками существо подхватило Литу и попыталось подняться выше, чтобы меч Галимата не смог его достать. Отчаянный крик Княгини испугал человека-птицу, он выпустил свою жертву, чтобы успеть уклониться от удара меча.
А Макс стоял, как вкопанный и с ужасом наблюдал за тем, как у крота медленно отрастает новая голова. «Этого не может быть!»: - думал он. Кто-то больно укусил его за ногу. Лекарь посмотрел вниз и увидел пушистую рыжую кошку. Шерсть на животном встала дыбом, она зашипела и Максу показалось, что в этом шипении слышится: «Немедленно уноси отсюда ноги!». Он сбросил с себя оцепенение и рванул к такому уже родному дому. За спиной раздавались страшные звуки, непохожие ни на что.
Уже в безопасности, глядя вниз из иллюминатора капсулы, Макс заметил одну странность: тёмные пятна леса, серые болота и белые клочки тумана с высоты сложились в чёрно-белую фотографию. На лекаря смотрело человеческое лицо. «Забавная игра света и тени»: - попытался успокоить себя Макс, но Княгиня, которая тоже увидела эту странность, сказала:
- Лекарь, смотри, это похоже на чьё-то лицо, верно?
Удлинённое лицо, большие тёмные глаза за тонкой оправой очков, нос, похожий на клюв хищной птицы и насмешливая улыбка, как будто тот, кто был изображён на этой необычной «фотографии» всё видел, слышал и понимал. Туман рвался на клочья, он то рассеивался, то сгущался и изображение ожило. Рот растянулся в ехидной улыбке и Макс, который с детства умел читать по губам, прочёл: «Здравствуй, мальчик, я рад снова видеть тебя дома!». За точность перевода лекарь ручался, но к кому были обращены эти слова, он понять не мог. Теперь у него не оставалось никаких сомнений, что этот портрет не просто игры его разума, забавное совпадение или безумие.
- Смотрите, он что-то говорит! - Воскликнула Светлейшая Княгиня.
- Глупости, - не очень уверенно возразил Галимат, - всё это нам чудится. Столько всего произошло, что мы скоро даже в птичьем помёте начнём видеть странные предзнаменования.
Он хохотнул:
- Надо было спросить эту рыжую колдунью, существует ли гадание на птичьем помёте?
Но, вспомнив жуткую сцену на поляне, Князь тут же помрачнел и замолчал. Можно сколько угодно успокаивать себя и смеяться над предрассудками, но то, что с ними произошло, невозможно объяснить логически. Только сейчас Галимат, наконец, понял свою жену. Она, которой Сила досталась по наследству и которая ни на секунду не сомневалась в древних знаниях, конечно же, лучше него понимала, что это даёт человеку. «Вот-вот, - подумал Князь зло, - мой прапрадед тоже в это во всё верил и чем это всё закончилось? Уж лучше бы он остался здесь, на болотах и не приволок бы в замок этого монстра Голта! Насколько бы легче жилось всем его потомкам!».
Капсула уносила их дальше от зловещих болот и вскоре Макс уже начал сомневаться в том, что всё, что здесь произошло – это не бред и не действие каких-то болотных газов. Но кожаный мешок в руках Князя, наполненный водой из таинственного источника, возвращал его в реальность.




Автор поста
Инча
Создан 15-08-2009, 20:21


196


3

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Преданность
Стихи

Мастер перекрёстков Глава 11
Проза

Мастер перекрёстков. Глава 24
Проза

Выбор Третьей силы. часть 1.
Творчество

Мастер перекрёстков. Глава 13
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх