Мастер перекрёстков Главы 7-8
Глава 7
Исповедь Светлейшего
Монотонная дробь дождевых капель навевала сон, но Патита боялась уснуть. Ночь превратилась для неё в пытку. Что толку в этих стражниках и солдатах, если они, всё равно, не смогут защитить её от ночных кошмаров? Разве кто-нибудь сможет её понять? Кто-нибудь знает, что это такое – лежать, свернувшись клубочком и накрывшись с головой одеялом и ждать, когда это начнётся? Сначала появляется голос, тихий такой, почти неслышный, словно шорох опавших листьев. Голос что-то ей обещает, куда-то зовёт, но слова тут же забываются, как будто их кто-то ловко стирает мокрой тряпкой. А потом этот кто-то тихо подходит к кровати и садится в ногах. Патита чувствует, как он дышит и боится открыть глаза, чтобы не сойти с ума. Когда не видишь, то можно сказать себе, что ничего этого нет. А потом невидимка откидывает краешек одеяла и гладит её ногу и Патита чувствует, что ногти у него на руке очень длинные, скорее всего это даже не ногти, а когти. Сердце замирает на мгновенье, а потом падает в бездонную пропасть…
Вот только рассказать это она не решится никому и вновь остаётся наедине со своими страхами. Хотя, лекарь мог бы, возможно, помочь ей. Может быть, но этот Макс такой странный и непонятно откуда он появился.
Вот вновь зазвучал в голове этот страшный, шуршащий голос и мороз побежал по коже. «Надо открыть глаза и посмотреть, - пытается убедить себя девушка, но страх оказывается сильней. – Надо это сделать, иначе я сойду с ума!». Непослушными руками Патита отбрасывает одеяло и всё так же, с закрытыми глазами, садится. Голос замолкает. Княжна щипает себя за руку и, наконец-то, разлепляет веки – это даётся ей с большим трудом. Она ждёт когда глаза привыкнут к темноте и смотрит по сторонам. Никого! Господи, как же это хорошо! Осторожно она спускает ноги с кровати, нащупывает тапочки и опрометью бросается к двери – ей кажется, что вот сейчас появится этот некто и тогда…
В коридоре ей становится легче, она облегчённо вздыхает и пытается разобраться, что же делать дальше. Вдруг девушка замечает странную тень, медленно ползущую к её двери. Казалось бы, тень, как тень, но вот только есть в ней что-то противоестественное, страшное, потому что нет того, кто мог бы её отбрасывать. Патита пятится и вдруг слышит этот голос: «Девочка моя, куда ты собралась, на ночь глядя?». Княжне кажется, что с ней разговаривает эта самая тень, бесформенная и слишком чёрная.
- Ты кто? – Шепчет Патита и вдруг тень делает резкий рывок.
- Что же это такое? – Девушка почти плачет, потому что понимает, что убежать она не успеет.
Тень подползла к её ноге и коснулась лодыжки. Прикосновение было, как ни странно, тёплым и даже ласковым.
«Надо спать, малышка, - звучит в голове таинственный шёпот, - ночью обязательно надо спать!»…
Замок вздрогнул от пронзительного женского крика. Галимат, который сразу же узнал, кому принадлежит этот голос, побелел.
- Нет, только не это! – Воскликнул он и схватился за сердце.
- Патита, - испуганно воскликнула Лита. – Что с ней случилось?
Крик этот услышал и Кость. Он не стал раздумывать ни секунды, уже через минут пятнадцать он уже стоял перед дверью девушки и растерянно смотрел на девушку, лежащую на полу без сознания. Охранник наклонился и попытался привести княжну в чувство, но ничего не получалось. Тогда он взял её на руки и внёс в комнату. Осторожно, словно боясь, что она может разбиться, положил на кровать и укрыл одеялом. Странно, но куда подевалась охрана? Они ведь должны дежурить под дверью.
Распахнулась дверь и в комнату влетел Светлейший, белый, с трясущимися руками и совершенно безумными глазами, следом вошла Княгиня.
- Что с Патитой? Она жива?
Князь боялся даже подойти к дочери. Госпожа Лита оказалась смелее. В мгновение ока она оказалась рядом с дочерью и внимательно осмотрела её.
- Всё, как будто в порядке. Она в обмороке. Зовите Макса, пусть он её осмотрит, - приказала Лита.
Кость представил, как этот сомнительный лекарь будет осматривать его возлюбленную и нахмурился, но окрик Светлейшего быстро вернул ему привычную исполнительность и покорность. Галимат был встревожен настолько, что даже Лита не могла понять, что же так испугало супруга.
- Галимат, объясни мне, что случилось, - потребовала она. – Мне кажется, что ты знаешь.
- Ничего я не знаю, - заупрямился Князь, - я ведь был с тобой.
- Я всегда вижу, когда ты врёшь, - настаивала Княгиня, - не пытайся меня обмануть. Мне необходимо понять, что происходит в моём доме!
- Я тоже этого хочу, - грустно произнёс Галимат.
И, хотя слова эти Князь произнёс почти искренне, Макс заметил, что Галимат много не договаривает. От всех этих тайн и секретов его уже начинало потихоньку мутить, поэтому, он решил рискнуть.
- Светлейший, если я не буду знать всего, то и помочь вам всем не смогу. – Дальше он решил немного сблефовать и строго заявил: - Князь, я не могу определить, что случилось с Княжной, но вижу, что это необычная болезнь.
Видя, как меняется лицо Галимата, лекарь даже испугался. Сначала Светлейшего бросило в жар, он покраснел, как вареный рак, потом побелел. Густые брови сошлись над переносицей в одну сплошную полоску, а губы Князь закусил так, что их почти не было видно.
- Рассказывай всё! – Лита, в страхе за жизнь дочери, перешла на визг, чего никто от неё никак не ожидал. – Рассказывай, скотина! Если с Патитой что-то случится, то я не знаю, что с тобой сделаю!
Светлейший испуганно переминался с ноги на ногу, но продолжал хранить гробовое молчание, чем довёл жену до истерики. А Макс, осматривая дочь Князя, вдруг обнаружил у неё на лодыжке странную вещь. Он не мог поверить своим глазам – аккуратное белое пятно – иней! Но как такое может быть, ведь девушка жива и находится в тёплом помещении?! Откуда иней? Лекарь пристально посмотрел на Галимата и от этого взгляда Князь так вжал голову в плечи, что даже подбородок исчез.
- Князь, а ведь с Патитой случилось что-то, чего я объяснить не могу, - как можно спокойнее, чтобы не спровоцировать Светлейшего, сказал Макс. – Если Вы не объясните мне, что здесь происходит, то я не могу отвечать за жизнь Вашей дочери, сами понимаете.
Наконец Князь сдался. Тяжело вздохнув, он выдавил из себя:
- Хорошо, лекарь, я расскажу тебе всё, но сомневаюсь, что это поможет. Пошли в мой кабинет и поговорим без посторонних ушей, - он бросил строгий взгляд на свою жену, словно намекая, что именно её уши он считает посторонними.
Светлейшая Княгиня мгновенно вспыхнула, как порох. Синие глаза сверкнули холодным недобрым огнём, губы задрожали, но не от волнения, а от возмущения. Она открыла, было, рот, чтобы устроить мужу грандиозный скандал по системе Станиславского, но тут же успокоилась. Макс удивился такой резкой смене настроения, но, взглянув на Галимата, всё понял. Вид у Князя был решительный, более того, злой. А красавица Лита, за всю свою совместную с Галиматом жизнь, настолько хорошо его изучила, что сразу же поняла – препираться бессмысленно и опасно. Она была далеко не дура эта Светлейшая Княгиня и знала границы дозволенного. Когда Галимат ведёт себя так, лучше поскорее исчезнуть из поля его зрения, чтобы не навлечь на себя гнев. В некоторых вопросах Светлейший бывает чрезвычайно упрям. Любопытство не давало покоя, грызло её изнутри, но Лита, гордо вскинув голову, молча удалилась. «Ничего, ничего, - думала Лита, - из Галимата я, конечно, ничего не смогу вытащить, зря только нервы потрачу и время. Но ведь есть ещё и лекарь, а этот от меня никуда не денется! Я из него вытяну всё, даже то, чего он сам не знает». Светлейшая Княгиня сразу же приободрилась и повеселела. Галимат, глупец, что надумал, скрывать что-то важное от неё!
Глядя в след, удаляющееся женщине, Макс почувствовал, как сжалось его сердце. Ему хотелось послать этого Светлейшего куда подальше и рвануть за Княгиней, но это не его мир и не его законы, надо как-то приспосабливаться, кто знает, удастся ли ему когда-нибудь отсюда выбраться? И сразу же вспомнился этот странный голос, который он услышал в подвале, обещающий помочь ему «если ты этого захочешь». Глупость, какая! Почему я должен этого не хотеть?
- Ну, лекарь, ты готов выслушать мою исповедь? – Отвлёк его от грустных мыслей голос Галимата.
- Конечно, Князь, - скрипя сердцем, согласился Макс. – я ведь сам от Вас это потребовал.
Зря сказал, зря! Лицо Светлейшего моментально затянула тёмная туча и, словно гром среди ясного неба, раздался голос:
- Ты потребовал?! Что ТЫ можешь требовать от меня?! Кто ты такой?! Будь очень осторожен со словами, так можно и головы не сносить!
«Задолбал! Достал – дальше некуда! Как к этому психопату можно приспособиться? И так – не хорошо и наоборот - плохо!»: - подумал лекарь с тоской и поплёлся за Светлейшим с видом обречённого на казнь.
Но на самом деле, после всего того, что он успел здесь увидеть, его действительно изводило любопытство и этот странный случай с Патитой лишь подлил масла в огонь. Светлейший явно что-то скрывает и этот что-то настолько пугает его, что даже невооружённым глазом видно, как его бросает в пот при одной только мысли, что секрет его может быть раскрыт или это что-то другое? А Лита подозрительно легко согласилась уйти. Макс уже успел немного изучить эту женщину и знает, что такие, как она так просто не сдаются. Что-то Светлейшая Княгиня задумала.
- Удивлён, что Лита так легко сдалась? – Хмыкнул Галимат. – Можешь не удивляться, она попытается выудить мой секрет у тебя. Эта женщина никогда не признает поражения, уж мне ли её не знать! – В глазах Светлейшего мелькнул восторг. Собственная жена не переставала восхищать его уже на протяжении многих лет. Он, как будто наблюдал за ней, как будто за какой-то диковинной зверюшкой, которой в природе никогда не было и быть не должно.
Макс остановился и с удивлением посмотрел на Князя.
- Так зачем же Вы мне собираетесь всё рассказать, если знаете, что я могу выдать Вашу тайну Светлейшей Княгине? - Недоумевая, спросил он.
- А затем, что, если ты ей это расскажешь, то и дня лишнего не проживёшь, - спокойно объяснил Князь, - в этом ты можешь не сомневаться.
А Максим и не сомневался. Если Галимат за гораздо меньшие провинности позволял себе четвертовать людей и при этом не испытывал никаких угрызений совести, то ему, в случае предательства надеяться на благополучный исход не стоит.
- Что притих? – Спросил Князь. – Можешь прямо сейчас развернуться и уйти и я пойму. Ты уверен, что никому не расскажешь о том, что услышишь и, возможно, увидишь?
Говоря это, Галимат даже содрогнулся. «Увидишь» его явно не устраивало. Он и сам, кажется, не желал видеть то, о чём говорил. Но Макс понимал, что другого такого случая больше не будет и упрямо шёл за Князем.
- Хорошо, парень, но ты должен учесть – Лита никогда, ни при каких обстоятельства не должна узнать то, о чём я тебе сейчас поведаю. Именно она! Ты ведь заметил, что моя жена просто помешана на всякой там магии-шмагии? Её бабка была колдуньей, но не сильной, так, по мелочи. Княгиня уверена, что, если заняться этим делом основательно, то можно добиться очень многого, – Светлейший угрюмо замолчал, раздумывая, стоит ли вообще продолжать эту беседу.
- Я во всё это не очень-то верю, - признался Максим.
- Подожди немного – поверишь, как миленький, - пообещал Светлейший, - и не в такое поверишь!
Фраза эта прозвучала в его исполнении слишком уж зловеще. Они остановились перед дверью кабинета Светлейшего и тот гостеприимно распахнул её перед своим лекарем.
- Приглашаю тебя в мой персональный ад, Макс, и потом не жалуйся, что я тебя не предупреждал, - почти весело произнёс Князь, как будто его радовала сама мысль, что можно будет, наконец-то, хоть с кем-то поделиться своими проблемами. Тяжело носить в себе эту тайну, ох, как тяжело!
Макс вошёл и сразу же столкнулся глазами с портретом молодого прапрадеда. Потом он перевёл взгляд на нишу, где прятался тот, второй портрет и поёжился. Галимат заметил это и горько произнёс:
- Вот-вот, а я с этим живу всю свою жизнь. Устраивайся поудобней – разговор будет длинным, - он кивнул на широкий, протёртый диван.
Макс робко сел на край, ожидая от Светлейшего любого подвоха, тем более, что над диваном многозначительно висел ещё один меч, как будто Князь постоянно был готов к нападению неведомого врага.
- Начну я издалека, - задумчиво сказал Галимат и устало вздохнул. – Ты уже наверняка что-то слышал о западных болотах, верно?
Макс кивнул, но всем своим видом старался показать, что не верит этим россказням и Галимат его понял.
- Я тоже не верил, - признался он, - и, тем не менее, это все - правда. Пусть и слегка искажённая, но, правда! Я и сам уже не могу тебе точно сказать как это началось и почему. Мой прапрадедушка однажды отправился на болота за источником вечной жизни, - он хмыкнул, - не пойму зачем ему это понадобилось, ведь жить вечно – это такая скука! Но неважно. Источник этот он, всё-таки, нашёл, но пить из него не стал.
- Водичка оказалась отравленной? – Попытался сыронизировать Макс, но, поймав недовольный взгляд Князя, тут же прикусил себе язык.
Галимат и не думал сердиться.
- Вот именно. Ты верно заметил. Мой прапрадед просто увидел в кого превращаются люди, испившие этой «живой» воды!
Макс напрягся. Рассказы о вампирах, шныряющих по болотам, его как-то не очень-то впечатлили и Светлейший поспешил разъяснить:
- Они приобретают невероятную силу, но, не сразу, постепенно эти люди начинают меняться и не только внешне. За всё в этой жизни надо платить и желательно в срок, чтобы проценты не нарастали – так говорил мой отец. То, что они пьют кровь – это верно, но им её не так уж много и надо, только для того, чтобы поддерживать эту самую силу. А ещё помимо силы они владеют знаниями, древними и страшными, теми, к которым так тянется моя дражайшая половина. Когда живёшь так долго, то у тебя предостаточно времени, чтобы учиться, верно?
Макс кивнул, но так ничего и не понял. «О каких таких знаниях бормочет Князь?»: – спросил он себя и сам же себе ответил: - « Магия, конечно же! Всё и так понятно!». Сдержать скептическую усмешку ему не удалось, но Светлейшего это, похоже, нисколько не волновало, он-то знал, что лекарю придётся поверить!
- Ну, и как же Ваш предок сумел унести оттуда ноги и вернуться живым? – Ехидно спросил Максим, кляня себя за такую наглость.
Галимат задумался. Спустя минуту признался:
- У моего предка было вот это, - он дотронулся до хрустальной слезы, - амулет. Его создал прадед того, кто всё это основал и он переходит по наследству. Мой далёкий предок, не буду употреблять все эти бесконечные пра, увлекался магией и, я подозреваю, очень в этом преуспел. Он тоже в свое время ушёл на болота да там и остался. Исчез. Все думали, что он утонул.
Макс напрягся.
- А, что, не утонул? И вообще, скажите, Князь, чего вас всех тянет на эти болота?
Галимат задумался и вскоре признался:
- Я и сам не раз хотел пойти на болота. Источник. Он даёт бессмертие этот источник и СИЛУ. Мои предки ходили туда в основном за Силой. Видишь ли, вот у моей жены сила есть, но знаний нет, бабка не успела её обучить. А у моих предков были знания, но не было силы.
Лекарь начал выходить из себя, чего этот Галимат воду мутит?! Магия какая-то! Чушь собачья! Но сказать это Светлейшему – приговорить себя к смерти. Ну, не верит он в магию и всё тут! Даже после всего того, что ему довелось здесь увидеть.
- Я вижу, что ты мне не веришь, - грустно произнёс Галимат, - я раньше тоже в это не верил. Но ничего, скоро ты всё сам увидишь! – Это прозвучало, как угроза. – Макс, я не увлекаюсь этой ерундой, но вовсе не потому что не верю, нет. Всё дело в том, что я боюсь. Слышишь, лекарь, я смертельно боюсь этого! Я, Галимат Светлейший, боюсь до холодного пота того, кто живёт здесь, в этом замке.
…Крысиный король, паук с человеческой головой, странный голос в голове и вот теперь этот случай с Патитой. Может и в самом деле, во всём этом есть какой-то смысл? В конце концов, Макс вынужден был признаться себе, что весь его скептицизм – это не более, чем защитная реакция на что-то, что его пугает. Он вопросительно посмотрел на Галимата, словно требуя продолжения этой безумной истории и Князь его понял правильно. Он вздохнул обречённо и тихо сказал:
- Да, лекарь, у этой истории есть продолжение, но сперва я хочу спросить тебя. Скажи, ты не замечал здесь в замке ничего странного?
Максим вздрогнул. Ну, вот, пошли разговоры о странностях! Скрывать от Светлейшего всё – бесполезно, но кое-что имеет смысл утаить, а именно то, что говорил этот тихий голос. Лекарь кивнул и поведал Князю о пауке и крысином короле. Похоже, Светлейшего это совершенно не удивило, но, когда разговор пошёл о подозрительных тенях, которые частенько появляются непонятно откуда и исчезают неведомо куда, Князь как-то скукожился и поник.
- Да, лекарь и это ещё не все странности. Ты слышал историю о том, как мой прапрадед приволок с болот подозрительный мешок?
Макс кивнул
- Так вот, именно с этого мешка и начались все беды нашего рода, - признался робко Галимат, - страшные беды! Наш род проклят, лекарь и это не шутки.
Вдруг в комнате что-то изменилось, но что именно, Максим сказать не мог. Казалось, что стены ожили. Это было похоже на сумасшествие, но вся комната как будто внезапно задышала и зажила своей жизнью. Лёгкие, переменчивые тени наполнили её и где-то зазвучала едва слышная унылая мелодия. Тени медленно завели неспешный хоровод и, казалось, что стены зашевелились, потом они, словно, открыли сонные глаза и уставились на людей множеством горящих, жадных глаз. Макс закрыл глаза, чтобы избавиться от наваждения, когда он вновь открыл их, всё прекратилось. Галимат смотрел на него с кривой усмешкой.
- Я ещё не закончил свою историю, - сказал он. – Слушай меня дальше, лекарь. Я тебе уже говорил, что мой далёкий предок серьёзно увлекался магией и что на болота он отправился за силой. Да, Макс, силу он там нашёл, но уйти обратно не захотел. Так и остался жить там, среди болотных тварей и нескольких таких же, как он бессмертных бедолаг. Почему не вернулся? Не знаю, наверное, он просто не хотел уходить слишком далеко от источника или потому, что перестал быть человеком.
При этих словах Макс вздрогнул и выжидающе посмотрел на Светлейшего.
- Ну, чего ты на меня уставился? - Спросил Князь раздражённо. – Я сказал правду. Именно поэтому мой прапрадед не стал пить эту волшебную водичку. Она меняет человека полностью. Не веришь?
- Нет, - рискуя навлечь на себя гнев Светлейшего, признался Максим. – Как какая-то вода может вызвать такие мутации?!
- Что? – Переспросил Галимат. – Му… Как ты это назвал? Не знаю, о чём ты говоришь, но я могу тебе доказать, что говорю правду. Так вот, однажды мой безумный прапрадедушка нашёл в замке тайник, а в нём хранились записи нашего далёкого безумного предка – самое полное собрание магических ритуалов и несколько таинственных предметов, среди которых была и эта хрустальная слеза, - Князь горько усмехнулся. – Представляю, что бы сделала моя жена, если бы это богатство попало к ней в руки. Она ведь всю свою жизнь готова потратить на это. Тащит в замок каких-то шарлатанов, надеясь выведать у них секреты, которые спрятаны здесь же, в замке! Учти, лекарь, если ты хоть одним словом обмолвишься ей о том, что я тебе рассказал, можешь сразу же попрощаться со своей головой!
В этом Максим не сомневался ни на минуту. И он готов был сам вырвать себе язык, лишь бы проклятая тайна рода Галиматов случайно не вырвалась наружу. Где-то вдали вновь зазвучала тихая музыка, отдалённо напоминающая траурный марш. Лекарь поёжился, а Светлейший громко крикнул неизвестно кому:
- Прекрати! Мне уже надоели твои дурацкие шуточки!
Музыка стихла и прямо из стен на Максима обрушился гомерический хохот. Это было ужасно настолько, что парень решил, что уж теперь-то он точно сошёл с ума.
- Князь, с кем вы говорите? – Дрожащим голосом спросил он. – Здесь ведь никого нет.
- Есть, - зловещим шёпотом изрек Галимат, - есть. Он может быть где угодно, везде. Для него не существует стен и преград!
- Кто он, Князь? Я ничего не понимаю!
- Сейчас поймёшь, - это прозвучало, как угроза, - всё поймёшь, лекарь. Так вот, мой прапрадед решил сходить на болота, чтобы найти таинственный источник. Он надел на себя этот амулет, взял с собой ещё одну полезную вещь и вечером ушёл из замка. Отсутствовал он несколько дней. Все уже думали, что он так и сгинул среди непроходимых топей, но однажды ночью он вернулся, усталый, с большим мешком. В мешке кто-то шевелился.
- Это мне уже рассказывали, - признался лекарь.
- Это всё, что могли тебе рассказать, потому, что никто не знает, кто находился в этом мешке, - заявил Светлейший многозначительно.
- А Вы, вы, Князь, знаете? – Спросил лекарь робко.
- Конечно, я знаю. Там был тот, кто устраивает все эти гнусные фокусы и пугает всех кто живёт в замке, кроме моей жены, конечно.
- Почему же Светлейшую Княгиню он не трогает? – Удивлённо поинтересовался Макс.
- Потому что у неё есть сила! Врождённая сила, настоящая. Мне кажется, что и он тоже немного побаивается Литы, - Галимат даже рассмеялся горько при этих словах. – Моя жена, ты этого не знаешь, она потомственная ведьма и это не глупые бабьи сплетни, поверь мне.
Ну, в этом-то Максим не сомневался. То, какие чувства вызывает у него самого прекрасная Княгиня, казалось ему странным. На свете много красивых женщин, но это всё не то. При виде Литы, мурашки бежали у него по коже, а во рту становилось сухо, с трудом ему удавалось сдерживать дрожь, когда она подходила близко и говорила ему что-нибудь своим немного хрипловатым голосом.
- Но я немного отвлёкся, - глосс Галимата отвлёк его от этих мыслей. – В мешке, лекарь был наш далёкий предок, который так и не вернулся с болот! Этот идиот - мой предок приволок его в замок, хотя и сам понимал, что добром это не кончится. Он заключил его в самую надёжную клетку, какую только возможно придумать и поместил в тайном месте замка. Да, здесь много тайных комнат и подземных ходов. – Светлейший горько рассмеялся. – Он приволок к нам в замок чудовище, которое невозможно убить! Он на весь наш род навлёк проклятие и всё только из-за своих дурацких амбиций! Да, наш далёкий предок помог ему и тем, кто был после него, добиться многого! Все наши богатства, вся наша власть, все наши победы - это его рук дело! Вот только каждый раз, когда кто-то из нашего рода терял бдительность и хоть на мгновенье расставался с амулетом, его настигала страшная смерть от неведомых сил, которые подчиняются нашему далекому предку! – Светлейший тяжело вздохнул. – Ты всё ещё сомневаешься? Хорошо, лекарь, пошли, я тебя с ним познакомлю, с нашим далёким предком!
Глава 8
Чудо деревяное
Когда Галимат отодвинуд в сторону портрет своего прапрадеда и что-то там нажал, Макс с удивлением обнаружил, как в стене непонятно откуда появилась узкая дверь. «Да, - подумал он, замок этот чёртов, действительно, шкатулка с секретом».
- Иди за мной, - приказал Светлейший. – Только будь осторожен – ступени здесь крутые.
Пока они спускались вниз, Макс несколько раз успел пожалеть о том, что согласился на этот эксперимент. Непонятно почему, но здесь, в этом тайном месте, ему стало по-настоящему страшно. Окончательно и бесповоротно испарились последние остатки скептицизма и прикованные к стенам скелеты, словно предупреждали: «И ты можешь в любой момент оказаться на нашем месте». Но больше всего лекаря пугало выражение лица Князя – белое и напряжённое, было видно, что Галимат боится чего-то до истерики. Хотелось сказать: «Слушайте, Князь, а, может, ну его к чёрту?! Давайте вернёмся обратно», но он прекрасно сознавал, что теперь Светлейший не уступит. Есть такая порода людей, сделав шаг, они уже не останавливаются. Макс горестно вздохнул и вздох этот немного развеселил Князя.
- Что, лекарь, страшно? – Спросил Галимат с деланным весельем. - Это тебе не стычки с бароном, это похуже.
- Да не страшно мне, - начал оправдываться Макс, просто неуютно здесь и холодно.
- А ты чего хотел – подземелье. Признаюсь тебе: я и сам понятия не имею обо всём, что здесь находится.
Вдруг совсем рядом, шагах в пяти, появилось лёгкое белое облачко, которое дрожало и меняло форму. Макс остановился, в недоумении глядя на это странное явление. Галимат посмотрел в направлении его взгляда и спокойно заметил:
- Не бойся, это всего лишь призрак, их здесь много.
Максим даже вспотел от волнения. Чего – чего, но на встречу с привидениями он как-то не рассчитывал. Облачко, наконец-то, оформилось в человеческую фигуру – это был молодой мужчина лет двадцати пяти, с кинжалом в груди и тоской во взгляде.
- Арми, - объяснил Галимат, - он из рода Грифаров. Как-то мой дед решил нарушить все договорённости и, когда Грифары явились на переговоры, просто взял и всех их, недолго думая, уничтожил. Скверный поступок и главное, абсолютно бессмысленный.
Призрак Арми прошёл рядом с Максом, почти касаясь его и у парня от ужаса волосы на голове зашевелились. Вдруг он остановился, посмотрел на Галимата и едва слышно произнёс:
- Галимат, предатель и подлец! Да будет проклят твой род до седьмого колена!
Он вытащил из своей груди призрачный кинжал и пригрозил им Светлейшему. Князь лишь презрительно сплюнул и пошёл дальше, как будто это зрелище ему уже давным-давно надоело. Максим обречённо поплёлся за ним. Нервы напряглись до предела и казалось вот-вот лопнут. До этого момента, лекарь относился ко всей затее Князя с иронией, рассказы о здешних чудесах и странностях лишь подогревали его интерес к этой теме, но нисколько не пугали. Теперь же всё изменилось. Грозящий кинжалом призрак, скелеты вдоль стен, плесень эта мерзкая… Он посмотрел на Галимата и с удивлением обнаружил, что лицо Светлейшего прояснилось, страх в глазах исчез, а в движениях появилась уверенность. Видимо, присутствие постороннего рядом, придавало Галимату силы и уверенности в себе.
- Князь, - обратился Макс к Светлейшему, чтобы отвлечься от тягостных мыслей, - а скажите-ка мне, в вашем роду были приличные люди?
В другое время и при других обстоятельствах за подобный вопрос можно было бы схлопотать как минимум публичную порку, но не сейчас. Кривая усмешка скользнула по губам Князя.
- Наглый ты, лекарь, но смелый, - ответил Галимат и в его словах Макс услышал одобрение, - задать такой вопрос мне – это мужественный поступок. Хорошо, я отвечу тебе. Я не знаю, что ты имеешь в виду под словом «приличный», но у меня был когда-то младший брат и мне кажется, что он мог бы называться приличным человеком, если бы не помер от тяжёлой болезни ещё в молодости. Смерть неравнодушна к нашему роду.
Последние слова Князь произнёс с такой тоской, что впервые за всё это время Максу стало его жалко. Пожилой человек со скверным характером, который никому в этой жизни не может доверять, да ещё и носит в себе какую-то страшную тайну, которой не может поделиться ни с кем, даже с самыми близкими людьми.
Крысы, которые считали себя в подземелье полновластными хозяевами, ничего и никого не боялись. Они шныряли под ногами и бешено огрызались, когда кто-то из людей неосторожно наступал им на хвосты. В какой-то момент Макс захотел развернуться и уйти отсюда, но вовремя понял, что после этого, он уже никогда не сможет вернуть уважение Князя.
Вот они остановились перед тёмной, тяжёлой дверью. Сердце лекаря отплясывало чечётку. Что же там за дверью? Какой монстр прячется за этой дверью? Боговым зрением он заметил, что Галимат тоже замешкался, потом тряхнул головой и толкнул дверь, которая оказалась даже не запертой. «Интересное дело, - удивился про себя Максим, - а меня запирали. Или это у них тут только к родственникам такое особое отношение?».
Помешкав немного, Галимат вошёл в таинственную камеру. Сгорая от любопытства, за ним последовал лекарь.
Это помещение оказалось гораздо более комфортабельным, чем тот «номер люкс», в который Светлейший поселил Макса. Здесь было всё, что нужно: кровать, стол со стульями, зеркало на стене, даже ковёр на полу. Масляных светильников на стенах было более чем достаточно. Как ни странно, в камере предка Галимата было чисто и сухо. Не сразу лекарь заметил обитателя этих апартаментов. Он смотрел по сторонам, но никого не видел. Невидимка, что ли? А, может, у Князя крыша давно уже поехала и никаких зловещих родственников вообще нет и никогда не было?
- Эй, ты, - раздражённо процедил Светлейший, - опять в прятки со мной играешь? Давай, покажись-ка людям, чудовище!
И тут же в стороне что-то зашевелилось и от стены отделилась тёмная человеческая фигура. Странной немного ломаной походкой она направилась к гостям. Когда человек попал в круг света, отбрасываемый светильником, Макс вздрогнул. Человеком-то это существо можно было назвать с большой натяжкой. Как будто всё на месте: руки, ноги, голова, но…
- Что это? – спросил лекарь растерянно. – Князь, что это такое?
Светлейший, кажется, остался доволен произведённым эффектом, даже позволил себе улыбнуться.
- Это мой очень далёкий предок, вернее то, чем он теперь стал. Верно, Голт? Видишь, никто не желает в тебе человека признавать.
Странное существо больше походило на вырезанную из дерева статую. Всё тело Голта покрывала древесная кора и лекарь даже удивился тому, что это странное создание ещё умудряется как-то двигаться. Волосы у предка Галимата отливали зеленью. Но, что совсем уж потрясло Макса, так это то, что кое-где на теле существа пробивались чахлые зелёные листочки. «Человек – дерево!»: - восхитился про себя Максим. Ах, если бы только дерево! Вот Голт улыбнулся широко и обнажил страшные белоснежные клыки. У людей такой «красотищи» не бывает! Существо с трудом взгромоздилось на стул и жестом пригласило своих гостей присесть рядом с ним.
- Хорошо, что ты решил меня навестить, - проскрипел человек-дерево устало, - мне здесь так скучно! А это Макс, верно?
Чудовище стало с нескрываемым интересом рассматривать лекаря. Трудно себе представить, о чём может думать такое древнее и странное существо, но Максу показалось, что в тёмных глазах Голта мелькнуло узнавание и, как ни странно, радость.
- Не дури, Голт! – Грозно прорычал Галимат. – Когда ты прекратишь пугать моих близких? Что тебе надо от моей дочери?
Существо глубоко вздохнуло и печально призналось:
- А ты не никогда не думал, что мне здесь может быть просто скучно? Что мне надо от твоей дочери? А, скажи-ка мне, Князь, что тебе от меня надо? Почему вот уже двести лет ты и вся твоя гнилая родня держат меня в этом подземелье? Молчишь?
Макс представил себя на месте этого непонятного создания и острая жалость пронзила его, такая острая, что ей можно было поранить себе сердце. Столько лет в подземелье, не видя солнечного света, не общаясь с другими людьми… Он шагнул к Голту и уселся на соседний стул, Галимат остался стоять на том же месте.
- Скажи, лекарь, за что они меня приговорили к этому? Он вот и сам не знает, - человек-дерево кивнул в сторону Светлейшего. – А я знаю! Мой дорогой правнук однажды очень захотел власти и денег и был готов ради этого на всё, - Голт бросил короткий взгляд на Галимата и горько усмехнулся. – Этого мерзавца, моего правнука, не смутило даже то, что я его родственник. А потом несколько поколений этих ребят из рода Галиматов, - он плюнул прямо под ноги Князю, - только тем и занимались, что требовали от меня то одно, то другое и никого из них не интересовало, чего же хочу я сам!
У Максима возникло ощущение, что где-то, когда-то он уже встречался с этим человеком. Только где и когда? Он напряжённо пытался вспомнить, прекрасно сознавая, что всё это пустое. И вдруг, словно вспышка, он вспомнил! Однажды ему приснился сон. Очень странный и страшный сон. Во сне Макс был деревом и рос на болоте, а рядом с ним росли точно такие же корявые и низкорослые деревья. А потом вдруг все они зашевелились, открыли глаза и оказалось, что никакие это не деревья, а люди. Макс выдернул ногу из земли и увидел на неё тонкие искривлённые волоски – корни. Ему было безумно страшно и очень хотелось проснуться. Тогда, во сне Максу казалось, что весь этот кошмар будет длиться вечно, но писк будильника прогнал кошмар. Голт – это и был один из тех, кто приснился Максиму в том страшном сне! Голова пошла кругом. Нет, не большой паук с человеческой головой, не клубок переплетённых между собой крыс – это было бы не так страшно. Растение!
- Да ты не бойся, лекарь, я совсем не страшный, - хихикнул предок Галимата, - если бы меня не запихнули в этот каменный мешок, я бы никогда и не вспомнил про то, что где-то там у меня осталась родня и никогда бы не стал им вредить. Но, согласись, они сами нарвались на это!Голос Голта набирал силу и уже больше не походил на шелест листьев. В его глазах полыхала такая ненависть, что, казалось, она может сжечь дотла весь замок. Сам же светлейший уныло топтался у двери, не решаясь приблизиться, теперь от его храбрости не осталось и следа. Максим, напротив, успокоился и позволил себе расслабиться. «Подумаешь, дерево, - думал он лениво, - не крокодил же, не дракон какой-нибудь». Внезапно Голт резко вскочил со стула и довольно бойко подбежал к своему потомку, чем привёл того в ужас. Глаза Светлейшего округлились, дыхание стало частым и тяжёлым. Он сжал в руке хрустальную слезу. Висящую у него на шее и шёпотом произнёс: - Уйди, гад!Человек-дерево остановился и вдруг рассмеялся громко и зло. - Что, Князь, страшно? А что будет, когда ты однажды забудешь амулет? Хочешь я тебе это расскажу? Хотя, зачем мне так долго ждать, ведь у тебя есть дочь, верно? Красотка Патита! – Голт даже облизнулся. – Как это я раньше об этом не подумал! Я не могу пока ничего сделать тебе и жену я твою не тронуть не посмею, но Патита… Наконец-то и Макс решил вмешаться в эти семейные разборки. Он стукнул кулаком по столу, чтобы привлечь внимание к своей персоне и сказал: - Скажите, Голт, а что будет, если Галимат вас освободит?Светлейший даже позеленел после этих слов. Он, словно выброшенная на берег рыба, судорожно открывал и закрывал рот, не в состоянии произнести ни слова. А Голт рассмеялся весело и сказал: - Что будет? О, это будет очень хорошо! Поверь, лекарь, это будет незабываемый день! Князь собрался с силами и закричал так громко. На сколько у него хватило сил: - Незабываемый день, говоришь? Этого не будет никогда!!! Я знаю, что ты не оставишь нас в покое. Ты будешь мстить! Голт стоял перед Светлейшим и с нескрываемым удовольствием наблюдал за тем, как страх на лице Князя сменялся отчаяньем и тоской. Даже Максиму стало жалко этого не очень молодого и не очень счастливого человека, прожившего всю жизнь в ожидании чего-то ужасного. Он осторожно поднялся, подошёл к этой странной паре и стал между ними. - Голт, Князь говорит правду? Ты будешь мстить? – Спросил он.Предок Светлейшего корявыми пальцами оторвал от себя небольшой бледный листочек и зачем-то понюхал его. Затем вернулся на своё место и со скрипом уселся вновь за стол. Галимат облегчённо вздохнул, набрал в грудь побольше воздуха и выпалил: - Голт, тебе задали вопрос. - Буду ли я мстить? – Равнодушным тоном ответил предок. – Мог бы и соврать, но отвечу тебе честно – да, буду! Надеюсь, мне не надо объяснять почему?«Странно, странно всё это! Я сплю, я точно сплю, - думал Максим, - мне всего лишь надо проснуться и всё!». Но ничего не менялось Да и не мог быть сон настолько реальным. Лекарь вспомнил, что для того, чтобы выяснить сон то, что происходит с ним, или явь, надо просто попытаться кто-нибудь почитать. Если это у него получится, значит, всё происходящее – дикая, невозможная, но реальность. Он пошарил глазами по камере и обнаружил пухлый томик в красном переплёте. Он уже знал, что каким-то непостижимым образом знает и язык и письменность этого загадочного мира. Рука сама потянулась к книге. Но реакция Голта оказалась неожиданной и страшной! Своей деревянной, шершавой рукой он схватил Макса за запястье и грозно заявил: - Не сметь! Лекарь, ты лучше меня не зли, ведь у тебя амулета нет!Лекарь не мог понять, что же такое произошло, почему это странное существо так взбесилось. Он попытался высвободить свою руку, но обнаружил, что хватка у Голта, как у бультерьера. - В чём дело? - Испуганно поинтересовался он, изо всех сил стараясь скрыть свой страх. - Не смей трогать мои вещи без спроса! Галимат хихикнул – с повадками своего странного предка он был хорошо знаком. А Макс осторожно освободился от человека-дерева, встал и отошёл в сторонку, как будто это могло его уберечь от гнева этого монстра. А Голт, взяв себя в руки, вдруг ровным и тихим голосом заявил: - Вот ты, Галимат хранишь тетрадки, в которые мой подлый правнук записывал магические ритуалы, да? Думаешь, что тебе это пригодится? Глупости! Что ты знаешь о магии? Ничего ты не знаешь! Всё в этом мире связано между собой. Но то, до чего докопался мой правнук – это даже не магия – развлечения, - он ехидно рассмеялся, - детские игры. Вот, захочешь ты на врага своего болезнь наслать, что ты сделаешь? Ага, знаю: ветреный день, пшено, яйцо, соль, молоко и старинное заклинание, да? А мне ничего этого не нужно! Я обойдусь без этих мелких деталей. Что вы знаете о магии, дети?! Макс внимательно рассматривал Голта и думал о том, что ему совершенно не интересно всё это. Хочется просто хлопнуть дверью и уйти отсюда на свежий воздух, где деревья – это деревья, а люди - это люди. Вся эта магия его совершенно не интересовала, он по-прежнему не верил во всё это и пытался найти логичное объяснение происходящему. - Не найдёшь, пока не поверишь, - насмешливо сказал Голт, как будто услышав мысли лекаря.Человек-дерево переместился ближе к Князю и Светлейший едва заметно попятился к двери, чем вызвал приступ смеха у своего пленника. - А ведь ты меня боишься! – Радостно крикнул Голт. – Боишься, не смотря на амулет! Но я готов заключить с тобой сделку, Галимат. - С тобой? – В голосе Светлейшего прозвучал сарказм. – Какие могут быть с тобой сделки, если я не могу верить ни одному твоему слову?Человек-дерево нахмурился, как будто Князь оскорбил его до глубины души, но ему удалось взять себя в руки. - Галимат, ты должен знать, что я редко что-либо обещаю, но, если я даю слово, то всегда держу его! Ты можешь сейчас уйти, но тогда я не могу тебе гарантировать безопасность твоей единственной дочери. Прозвучали эти слова угрожающе и убедительно. Макс увидел, как лицо Светлейшего исказила гримаса боли. Даже у самого сильного человека обязательно найдётся слабое звено! У Галимата этим слабым звеном оказалась его дочь. Он уже без страха подошёл к своему далёкому предку и сиплым голосом потребовал: - Говори, чего ты от меня хочешь!Голт весело рассмеялся, как будто ему только что рассказали смешной анекдот. Он потёр руки и вкрадчиво сказал: - Галимат, я не прошу тебя, чтобы ты меня отпустил, потому что, ты сам знаешь, что не могу тебе обещать, что не стану мстить – слишком долго я копил обиду! Но я даю тебе честное слово, что дочь твою не трону, если ты принесёшь мне воды.Растерянно и вопросительно Князь уставился на Голта, так словно понятия не имел о чём идёт речь! Его обескураженный вид вывел человека-дерево из себя. Он топнул ногой, от которой тут же отлетели кусочки коры, и капризно заявил: - Воды, Галимат, воды из источника! Я должен перейти на следующую ступень! Что всё это значит ни лекарь, ни князь не знали, но слова Голта прозвучали настолько убедительно, как будто он вбивал их в головы тяжеленным молотком. Существо, которое когда-то было человеком, нетерпеливо заметалось из угла в угол, потом остановилось и процедило сквозь зубы: - Я уже был зверем, рыбой, птицей и насекомым. Теперь я - дерево, но срок вышел и, если я не выпью воды из источника, то я не смогу перейти на другую ступень, - он хихикнул, - для тебя, кстати, более безопасную. Я должен стать камнем! Ничего не понимая, Макс решил, что дело это касается только этих двоих и направился к двери. Вдруг он остановился, резко развернулся и спросил: - Голт, или как там тебя, скажи, а что за большого паука с человеческой головой я как-то видел на стене замка? Это был ты?Существо внезапно задрожало, смех появился чуть позже. Голт веселился так, как будто попал на какой-то праздник. Его руки – ветки тряслись, как будто от ветра, а всё тело издавало жалобный скрип. Из-под коры выползали перепуганные жучки. Зрелище это завораживало и пугало одновременно. Макс не мог понять, что такого смешного он сказал. Наконец Голт успокоился и, слегка откашлявшись, сказал: - Повеселил ты меня лекарь! Я же тебе объяснял, что не могу покидать это помещение, даже если здесь совсем не будет дверей – Его прапрадед постарался. Но я умею кое-что. Смотрите! Внезапно он как будто окаменел, чёрные глаза стали светлеть пока не превратились в два абсолютно белых пятна даже без зрачков. Голт опустил голову и, как показалось лекарю, уставился на жучка, только что упавшего с его тела. То, что произошло дальше, испугало Макса даже больше, чем паук на стене и крысиный король! Жучок стал расти. Это происходило так быстро, что Макс даже понять ничего не успел. Рядом с человеком-деревом лениво шевелил усиками жук размером с сенбернара! Но на этом представление не закончилось. Голова насекомого как-то незаметно стала меняться и вот уже на людей смотрело нечто жуткое – жук с человеческим лицом и такими же белыми, без зрачков, глазами, как у Голта. Лекарь закрыл глаза, надеясь, что, когда он их откроет, страшное видение исчезнет. Но оно, увы, не исчезло. - Видишь ли, дорогой мой скептик, я действительно многое могу и этот фокус не самый сложный. Если хочешь, я прямо сейчас превращу тебя в таракана?«Бред! Этого не может быть! – Макс пытался сохранить хладнокровие и как-то объяснить для самого себя всё происходящее. – Это всего лишь галлюцинации! Ничего он со мной не сделает!». И, тем не менее, ему было страшно, панически страшно. Чтобы отвлечь внимание Голта от собственной персоны, он дрожащим голосом задал ещё один вопрос: - А крысиный король? - Что может быть проще?! - Отмахнулся от него человек-дерево. – Управлять живыми существами – это не сложнее, чем забить гвоздь в этот стол. Хотя, для меня второе намного сложнее, потому что руки плохо слушаются. Это представление не произвело никакого впечатления на Светлейшего, судя по всему, нечто подобное он видел уже не раз. Всё, что в этот момент волновало Князя – это судьбы его любимой дочери, его Патиты. А лекаря волновал совершенно другой вопрос, но задать его при Галимате он не мог. Он старательно пытался сосредоточиться, в надежде, что его мысли услышит это странное существо и оно услышало! «Скажи, это ты со мной говорил, там, в подвале?»: - спросил Макс.В голове сперва что-то заскреблось, потом шуршащий, словно осенние листья, голос ответил: «Да, это был я». У парня даже ноги стали ватными от волнения, но ему удалось взять себя в руки и задать следующий вопрос: «Ты действительно можешь вернуть меня домой?». Голт не смог сдержать улыбки, которая на его лице выглядела, словно какая-то ритуальная маска. Потом последовал ответ: «Да, если ты этого захочешь. Но мне, почему-то кажется, что твоё место здесь». Их молчаливую беседу прервал Светлейший. Он собрался с духом и выпалил, как будто боялся передумать: - Хорошо, я исполню твою просьбу, хотя она не кажется мне такой уж лёгкой. Но ты должен мне пообещать… - Обещаю!!! – Не дал ему договорить Голт. – Я тебе обещаю, что с Патитой ничего не случится!Не говоря больше ни слова, Князь вышел в длинный, темный коридор и стал ждать, когда лекарь последует за ним. Но у Макса оставался ещё один вопрос. - Скажи, Голт, ты говоришь, что был и зверем, и птицей, и рыбой, и насекомым… я не могу понять, как такое может быть. Это шутка?Непослушными деревянными руками предок Светлейшего Князя Галимата задрал рубашку. На его груди сквозь кору пробивались то здесь, то там чёрные птичьи перья. Это казалось настолько противоестественным, что лекарь не стал больше ничего говорить, он развернулся и вышел. Князь небрежно прикрыл дверь, даже не удосужившись запереть её на ключ. Когда они отошли на достаточное расстояние, Максу стало казаться, что всё то, что он только что видел, не более чем галлюцинация, бред, вызванный каким-то неизвестным наркотиком. Уже в кабинете Князя, Макс решился спросить: - И как вы собираетесь выполнить его просьбу? - Просьбу, - горько усмехнулся Светлейший, - это уже не просьба, а приказ! А выполнить его поможешь мне ты! - Я? Да что я могу? – У Макса от возмущения даже голос сел. – Как я могу вам, Князь помочь в этом деле?! - А только ты и можешь.




Автор поста
Инча
Создан 11-08-2009, 05:07


112


4

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Притча о кошке
Чтиво

Исповедь странника
Творчество

Мастер перекрёстков Глава 14
Проза

Страна Волчьих Дождей...
Стихи

Мастер перекрёстков. Глава 27
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх