Мастер перекрёстков. Главы 6-7
Глава 5
Освобождение
- Какое ты имел право упрятать в подвал моего лекаря?! – Голос Княгини звенел так, что у Светлейшего заложило в ушах.
- Я тебя спрашиваю, Галимат, сукин ты сын!
Перед гневом своей дражайшей половины Светлейший Князь Галимат был бессилен, словно новорожденный младенец. Госпожа Лита уже прошлась по всей его родне, теперь пришла очередь и до самого Князя. Он стоял, потупив глаза и мучительно ища оправдание своему «омерзительному поступку». Никому не позволено ТАК разговаривать со Светлейшим! Никому, кроме его жены. Впрочем, такова участь всех важных особ: это они для всего остального мира – цари и боги, а для своих собственных жён – просто «козлы, кобели и старые засранцы».
- Лита, а ты не перебарщиваешь? – Робко спросил присмиревший Князь и тут же нарвался на новую порцию брани.
- Милый, я обычно не лезу в твои дела, но лекарь этот, чтоб ты знал, моё приобретение!
- А я наивно полагал, что мы его взяли, чтобы он лечил мои недуги, - попытался, было, сопротивляться Светлейший, но напрасно, каждое его слово лишь ещё больше распаляло Княгиню. В гневе она была прекрасна и Галимат с удовольствием любовался её совершенным лицом.
- Галимат, если ты будешь так наплевательски вести себя по отношению ко мне и моим интересам, то ко мне в постель ты больше никогда не проберёшься! Будешь свои нервы лечить с кухаркой или прачкой!
О да, эта стерва знает, как больнее ударить! Этой постелью она привязала его попрочнее, чем железными цепями. Галимат уже пытался найти утешение и у кухарки, и у прачки, но только жена могла прогнать его страхи и заставить вновь радоваться жизни. «Не зря про неё говорят, что она ведьма!»: - обречённо подумал Князь и приготовился безропотно сносить все поношения, которые придут ей в голову. Но Госпожа Лита не собиралась долго терзать мужа, далее последовал лишь короткий вопрос:
- Ты его отпустишь или нет?
И сказано это было таким ледяным тоном, что Галимату стало холодно.
- Дорогая, - робко попытался он перевести разговор в другое русло, - этот человек вёл себя непочтительно по отношению ко мне…
Лита побледнела. Неестественно синие глаза вспыхнули, как далёкие звёзды, Галимат понял, что сейчас он получит полную порцию оскорблений и даже с добавкой. Он втянул голову в плечи и проклял себя за длинный язык, но было поздно. А красавица жена прямо на глазах превратилась в злобную фурию. Она закусила губу, окатила Князя холодным взглядом прекрасных глаз и прошипела, ну, совсем, как змея:
- Старый, мерзкий козёл, я не собираюсь сейчас тратить своё драгоценное время на уговоры! Ах, он непочтительно с тобой разговаривал! Надо же цаца какая! А ты когда-нибудь с кем-нибудь разговаривал почтительно? Молчишь? Правильно делаешь, потому что ты сам хамло неимоверное! Ты ведёшь себя не как благородный человек, а как самое последнее быдло!
И пошло и поехало! Женщина вспомнила все его ошибки и просчёты, все самые позорные поражения, всё, что сохранила её мстительная и очень цепкая память. Она выбирала слова побольнее и не скупилась на красочные описания всего его княжеского убожества. Вспомнила всех предков и отдельно прошлась по незабвенному прапрадеду. Её голос то становился тихим, почти неслышным, то срывался на визг. Светлейший всё это покорно терпел, не возражая и не пытаясь оправдаться. Запас оскорблений не иссякал и Князь, переминаясь с ноги на ногу, грустно подумал: «Ну, почему так получается, что все самые красивые женщины всегда оказываются самыми стервозными?!». Он даже себе не хотел признаваться в том, что будь его жена другой, он бы давным-давно потерял к ней интерес. Ему нравилось мечтать о тихой и спокойной жизни с ласковой красавицей женой, но мечтам этим не суждено было сбыться, просто потому что на самом деле именно этого-то Галимат и не простил бы Княгине!
- А теперь, супруг мой, я тебя последний раз спрашиваю: ты отпустишь лекаря? Только не вздумай мне рассказывать душераздирающие истории о том, как этот бедняга вёл себя с тобой вызывающе дерзко! Да или нет?
- Хорошо, Лита, я его завтра отпущу, - сдался Князь
- Сегодня, слышишь Галимат, сегодня! Прямо сейчас. У меня есть дело к нему.
Знает Светлейший эти дела! Он даже позволил себе криво усмехнуться. Опять она будет донимать Макса своими бреднями о магических ритуалах и прочей ерунде. А парень ведь и в самом деле ничего в этом не смыслит.
- Галимат, у тебя сильно испортился характер, - грустно произнесла Госпожа Лита.
- Дорогая, можно подумать, что он у меня когда-то был лучше, - хохотнул в ответ её Светлейший муж и смачно отрыгнул, заставив Княгиню поморщиться. – Я всегда был засранцем - это наше семейное качество.
Князь надеялся, что красавица жена забудет о теме их разговора и нахала лекаря можно будет ещё сутки продержать в подвале – пусть подумает над своим поведением, но куда там! Лита взяла мужа под руку и заявила безапелляционно:
- Что, пошли лекаря освобождать! – Не вопрос, а приказ.
Поняв, что никакие уловки не помогут, Князь обречённо вздохнул и направился к двери под строгим контролем своей жены. «Ах, до чего же несправедливо устроен этот мир! – думал он. – Мужчины – победители и властители, сильные и умные, которые правят этим миром и всеми, кто здесь живёт, которые с лёгкостью бросают в огонь войны тысячи жизней, как безропотные бараны, подчиняются своим жёнам, таким хрупким и слабым!».
Длинные коридоры подземелья нисколько не напугали Литу, зря Галимат на это надеялся. Женщина уверенно шла вперёд, не обращая внимания на скверные запахи и снующих под ногами крыс. Сам же Князь чувствовал себя здесь не очень-то уверенно, что не скрылось от внимательного взгляда Светлейшей Княгини. Она приостановилась и спросила:
- Галимат, что с тобой? Ты бледен, как мел. Тебе плохо или ты чего-то боишься? Только не говори мне, что тебя пугают крысы.
«Позор! Страх – это позор! Она не должна была этого видеть! Вот дрянь!»: - восторженно подумал он.
- Всё в полном порядке, дорогая, просто немного плохо себя чувствую.
- Вот, плохо себя чувствуешь, а лекаря решил сгноить здесь! – Возмущённо фыркнула Лита. – Ты непоследователен, Галимат. Кстати, что вы там с Грифаром решили?
Светлейший вспомнил эту позорную встречу. Лицо его побагровело от стыда. Как же это было ужасно! Во-первых: когда явился этот выродок Грифар со своей свитой, в зале уже нечем было дышать. Он заметил брезгливое выражение на лице своего верного врага и готов был спуститься в подвал, чтобы срочно своими же руками удавить этого самонадеянного лекаришку! Потом его живот зажил своей собственной жизнью и позволил себе ворчать в самый неподходящий момент! Прыщавый сынок Грифара, разрази его гром, глупо хихикал при каждом урчащем звуке, доносившимся из брюха Светлейшего. Кишечная колика гнула Князя в дугу и ему стоило большого труда, чтобы не скорчиться на радость врагам. Но, когда зал огласился громоподобным звуком, все, конечно же, поняли, что это никакая не гроза. Переговоры были сорваны, потому что вся эта шайка безродный отморозков сочла подобное поведение Светлейшего оскорблением. Попробовали бы сами договориться со своим желудком! И хотя Галимат сам прекрасно понимал, что эти переговоры не принесут никаких результатов, у него был теперь формальный повод обвинить в этом Макса.
- Дорогой, о чём ты задумался? – Перебила стройный ход его мыслей Княгиня. – Что там было?
- Ничего хорошего, - огрызнулся Светлейший. – Надо готовиться к войне.
Княгиня скорбно вздохнула, но мысли её были далеко. Знал бы Князь, о чём думает его жена, он бы точно не повёл её к Максу! А думала женщина вот о чём: у лекаря есть летающий дом! Как замечательно! Он мог бы безопасно доставить её на болота, туда, где бьёт источник вечной жизни. Источник вечной жизни и невероятной Силы. Вот тогда бы она, наконец-то, получила то, к чему стремилась всю свою жизнь! Сила, которая сделала род её мужа таким влиятельным и богатым. Можно подумать, что эти отговорки о статусе могут объяснить то, почему два таких влиятельных рода ведут бесконечную войну за кусок никуда негодных земель. Она не такая уж дура! Всё дело в источнике! Галимат ни за что его не отдаст, а Грифар голову готов сложить, лишь бы заполучить этот вожделенный кусок болот! Вот опять войну собираются затеять и это длится уже на протяжении многих лет!
Мурлыча себе под нос какую-то незамысловатую песенку, Госпожа Лита подошла к тяжёлой двери тюремного номера «люкс» и выжидающе посмотрела на мужа. Галимат, подчиняясь требованию её синих глаз, достал связку ключей, немного повозился с замком и вот уже дверь неохотно распахнулась. Первой вошла Лита. Светлейшая Княгиня увидела своего лекаря, сидящего за столом и мирно спящего. Вокруг возились вездесущие крысы. Появление гостей их нисколько не смутило, но заставило немного насторожиться.
- Подлец ты, Галимат! – Заявила Лита и лекарь тут же проснулся. Он щурясь смотрел на неё и не мог понять, что же такое с ним происходит: то ли сон продолжается, то ли это уже явь.
Госпожа? – Спросил он удивлённо. – Как же Вы здесь, в подвале…
- Успокойся, Макс, - ласково сказала Лита и подошла к Максу, изо всех сил пнув по дороге жирную и чересчур наглую крысу, - Светлейший решил, что тебе достаточно здесь томиться, ведь у тебя и так много работы.
Светлейший недовольно поморщился, но, вспомнив всё, что наговорила ему жена, предусмотрительно промолчал. Князь-то он князь, но Лита, почему-то, постоянно забывает про это и видит в нём только нерадивого и тупого мужа. Галимат тяжело вздохнул и расстегнул железный браслет на ноге пленника, освобождая его от цепи.
- Поблагодари Светлейшего, - подсказала лекарю прекрасная Княгиня, - за его великодушие.
«Ни хрена себе великодушие! – хотел было возмутиться Макс, но встретившись взглядом с этой неприступной синевой её глаз, лишь пролепетал растерянно:
- Спасибо, Князь, что Вы вспомнили обо мне.
Ему хотелось ещё и съязвить что-нибудь в адрес «великодушного упыря», но он вовремя вспомнил ночное происшествие и быстренько прикусил язык. Ноги его затекли от неудобного сидения и теперь категорически отказывались слушаться, покрываясь многочисленными, назойливыми мурашками. Наконец-то кровообращение пришло в норму и лекарь смог пройтись несколько шагов вдоль стены.
- Макс, у меня к тебе дело, - заманчиво сказала Княгиня и Макс радостно закивал, хотя и понимал, что это совершенно не то дело, которое интересует его. «Ах, какая женщина! Мне б такую!»: - вспомнились слова уже порядком подзабытой песни.
- Пошли, - недовольно проворчал Светлейший и, пропустив вперёд свою супругу, кивнул Максу, мол, давай, иди, ты пока свободен.
А лекарь, не отрывая глаз, смотрел на хрустальную слезу и вспоминал, как испугался Галимат, когда этот загадочный амулет слетел с его шеи. В душе закопошилась нехорошая мысль: «А, что, если, взять сейчас и сорвать этот кулон? Тот-то старикан обделается от страха!», но мысль эту он сразу же прогнал, понимая, чем грозит ему этот поступок.
Обратно они шли гораздо быстрее – всем хотелось срочно покинуть эти угрюмые подвалы и вдохнуть свежего воздуха. Откуда-то доносились хриплые стоны пленников и проклятия в адрес Светлейшего, но это Князя нисколько не смущало – он к такому уже привык. Нечаянно или специально, но рука Госпожи Литы слегка коснулась руки Макса и сердце у него заметалось, как собачий хвост. «Боже, - подумал он, - я чувствую себя совсем, как сопливый пацан!».
- Знаешь, что, лекарь, - привёл его в чувство голос Князя, - готовься - скоро у тебя будет много работы. Не сегодня–завтра начнётся война.
Макс даже вздрогнул от этого заявления. Дела! Из огня да в полымя! Война – это звучит слишком зловеще.
- Какая война? - Тупо поинтересовался он.
- Видишь ли, Макс, - ответила ему вместо Светлейшего Госпожа Лита, - мой муж и весь его сумасшедший род вот уже двести лет воюет с родом Грифаров. Ты думаешь, что Галимат – настоящая сволочь, верно?
Максим замялся, конечно же, он именно так и думал, но сказать это в слух – это значит так и не выбраться из этого крысиного логова и он благоразумно промолчал, впрочем. Прекрасная Госпожа и не надеялась на ответ.
- В чём-то ты прав, - сказала она, вызвав на лице Светлейшего гримасу недовольства, - но поверь мне, Грифары гораздо хуже!
Потом она посмотрела на своего хмурого супруга и ласково так, что голос её казался журчанием ручейка, сказала:
- А ведь ты, Галимат, мог бы предотвратить это побоище!
- Как, – взорвался и без того раздражённый до предела Князь, - как я могу это предотвратить? Я, что, волшебник? Ты вон у своего чародея недоделанного проси о помощи!
Госпожа Лита прищурилась и сказала тихо:
- Не валяй дурака, Князь, ты понимаешь о чём я говорю! Однажды ты смог как-то так сделать, что войска Грифара разметал непонятно откуда взявшийся смерч. Разве я не права?
Да, было такое дело. И Галимат действительно мог бы и на этот раз избежать войны, но для этого ему придётся спуститься в подземелье и войти в эту страшную комнату. Ему надо будет встретиться с тем, кто там обитает и попросить его об этой услуге… Светлейший Князь даже содрогнулся од одной только этой мысли.
- Я не чародей, - коротко бросил он, давая понять, что разговор этот ему неприятен.
Дальше они шли уже в полном молчании. Макс теперь мог позволить себе смотреть по сторонам, в надежде ещё раз увидеть что-нибудь странное, наподобие той тени, которая тянулась к хрустальной слезе. И он увидел!
Это была тень! Своими очертаниями она напоминала скорпиона. Лекарь даже осмотрелся, чтобы понять, где же тот, кто отбрасывает эту тень, но никого не обнаружил. Словно почувствовав его взгляд, тень остановилась, вздрогнула и медленно растаяла. «Глюки»: - сказал сам себе лекарь. В это момент откуда-то из темноты подземелья раздался такой душераздирающий крик, что у парня всё внутри сжалось. В этом крике была такая боль, такое отчаянье, что казалось, он не может принадлежать человеку. Странно, но ни сам Князь, ни его жена никак на это не отреагировали. Макс повернулся к Лите и робко спросил, пряча глаза:
- Что это было?
Женщина равнодушно пожала плечами:
- Не знаю. Наверное, крысы кого-то едят. Здесь такое часто можно услышать. А, может быть, это просто кого-то пытают. Мой муж любит так иногда поразвлечься. Максу показалось, что женщина специально это сказала, чтобы настроить его против своего супруга и это его неприятно поразило. Эта верная супруга только потому верна, что её, похоже, никто не интересует и не может интересовать. Она холоднее того айсберга, который утопил «Титаник»! А Князь подумал: «Конечно же, это крысы. Хорошо, что их здесь так много, иначе непонятно чем бы я кормил того, кто обитает в этом подземелье вот уже двести лет? Пришлось бы скармливать ему людей, а это нехорошо».
Они уже поднялись на самый верх, когда лекарь услышал у себя в голове всё тот же вкрадчивый голос: «Найти меня, Максим и я помогу тебе вернуться обратно в твой мир!». Макс тряхнул головой, чтобы прогнать наваждение. В этот момент к ним подбежала Патита, она была чем-то взволнована и даже заикалась.
- Папа, Грифары разорили ферму Румта! Они всё сожгли, мужчин убили, а женщин изнасиловали! Папа, Грифары идут к нам!
Князь грязно выругался, нисколько не смущаясь присутствующих дам и зарычал на весь замок:
- Все во двор! Хватайте оружие!
И сразу же, замок, который в обычное время кажется сонным и ленивым, ожил. Люди бежали со всех сторон, вооружённые всем, что под руки попалось. В замке началась паника. И только Госпожа Лита каким-то образом умудрялась сохранять спокойствие в этой нервозной обстановке. Она лишь посмотрела на мужа и строго сказала:
- Галимат, ты ведь не готов на сей раз к войне, верно? Грифары напали слишком быстро. Что собираешься делать?
Светлейший был мрачнее ада. Нападение врага выбило его из колеи. То, что война будет, он знал, но то, что это произойдёт так скоро, такого Галимат даже предположить не мог.
- Будем драться! – Грозно ответил он. У нас ещё есть немного времени.
- Послушай, Князь, я точно знаю, что ты можешь остановить этих ублюдков, - тихо сказала Лита, - ты чем-то таким обладаешь. Я не спрашиваю тебя чем, но требую, слышишь, требую, чтобы ты прекратил это!
Макс задумался. Кошки дуреют от валерьянки. Интересно, а к рыкунам это относится? Надо попробовать. Ведь они здесь ездят на больших кошках, значит, всё может сработать. Он повернулся к Князю и сказал:
- Князь, Вы не могли бы выделить мне для небольшого опыта одного рыкуна.
- Что за опыты в сложившихся обстоятельствах? – Вскинул брови удивлённый и раздосадованный Светлейший.
Макс скромно потупился и прошептал:
- Если то, что я думаю, подтвердится, то нам удастся отбить нападение без лишних жертв. Да, Князь, мне ещё нужна карта и немного хлеба.
Все присутствующие уставились на лекаря с недоумением, никто не мог понять, что на уме у этого странного человека, что он такое задумал. Но положение было серьёзным и Галимат отдал распоряжение слугам. Через несколько минут в зал привели большую бело-серую кошку. Макс метнулся в капсуле и вскоре вернулся с маленьким коричневым пузырьком. Когда он откупорил его, то резкий запах валерианы ударил в нос. Большая кошка принюхалась. Безошибочно определив, откуда идёт запах, она направилась к лекарю и слегка боднула его головой. Внутри у Макса всё похолодело, Достаточно было одного удара этой могучей когтистой лапы, чтобы от бедолаги лекаря не осталось даже мокрого места. Но нападать животное не собиралось. Макс взял кусок хлеба и вылил на него немного коричневой жидкости. Все с интересом наблюдали, что же будет дальше. Большая кошка мгновенно проглотила вкусно пахнущий кусок и рыкнула грозно, требуя добавки.
После третьего куска, смоченного валерьянкой хлеба, рыкун упал на пол и стал качаться. Он вытягивался в струнку, фырчал и пытался стать на лапы, но тут же падал вновь.
- Ты его отравил? – Грозно спросил Светлейший. – Ему плохо?
- Ещё чего, - отмахнулся Макс, - Ему-то, как раз очень хорошо! Он пьян и теперь непригоден ни для какой работы.
- И что всё это значит? – Недоумевал Галимат
- Это значит, что, если мы разбросаем такой вот хлебушек по дороге, то Ваши враги, Князь, не смогут доехать до замка так быстро и мы выиграем время. Но, если я увижу подходящее место на карте, то, возможно, они никогда и не доедут.
Патита радостно захлопала в ладоши. До этого момента девушка была в ужасе, казалось, что ещё немного и она просто упадёт в обморок. Ещё бы, она ведь знала семейство Грифаров достаточно хорошо, чтобы понимать, что ждёт её в случае поражения. Сразу вспомнился прыщавый Лигус – сын Грифара, его лошадиная морда и скверный запах изо рта. О, нет, только не это! Теперь же лекарь предлагал выход.
- Ты уверен в том, что говоришь? – Строго спросил Макса Князь.
- Светлейший, я ни в чём не уверен, но, как я понимаю, другого выхода у нас просто нет. Надо попытаться.
Он склонился над картой, несколько минут разглядывал, потом позвал Князя и спросил:
- Где сейчас этот Гритфар?
Светлейший ткнул своим толстым пальцем в точку на карте, которая изображала ферму Румта.
- Так, а это дорога в замок, да?
Галимат кивнул и уставился на Макса, ожидая продолжения этой темы.
- Есть! – Радостно воскликнул парень. – Смотрите, Князь, это, судя по всему, лес, а это вот пятно, видимо, озеро, да?
Светлейший начал понимать, что задумал лекарь. Лицо его прояснилось и он радостно похлопал Макса по плечу.
- Молодец! Это идеальное место для засады.
- Да, именно здесь мы и разбросаем хлеб. Когда начнётся паника, а она обязательно начнётся, из леса по ним ударят наши лучники. Князь, нам нужны самые меткие лучники, есть у Вас такие?
Светлейший хотел, было, оскорбиться, но сдержался и лишь кивнул молча.
- Ай, да Макс, не зря я тебя освободил!
Уж лучше бы он этого не говорил. Макс сразу же вспомнил крысиного короля, кишащий вшами и клопами тюфяк и крики несчастных, которых живьём обгладывали крысы. Он уже усомнился в том, стоит ли помогать этому моральному уроду, но вспомнил слова Литы о том, что Грифар ещё хуже, подавил свой раздражение.
- А в озере мы разместим вторую группу. Оружие спрячем на берегу. Когда враг попытается отбиться от наших лучников, из озера ударит вторая группа.
- В озере? – Засомневался Галимат. – Они же задохнуться в воде!
- Если взять соломинки, спрятаться в камышах, то можно будет дышать через эти соломинки, - объяснил Макс. – Вот только ехать придётся не на рыкунах, а то и они тоже сбесятся.
Молчавшая всё это время Госпожа Лита радостно воскликнула:
- Лошади! У нас есть лошади!
«Вот ведь придурки, - сделал вывод Макс, - есть лошади, а они ездят на кошках! Не, ну нормальные они люди?!».
Светлейшему эта идея не очень-то понравилась. На лошадях ездят крестьяне и простолюдины, воинам же считалось зазорным опускаться до такого. Но деваться некуда, придётся немного наступить на горло своей гордости. Галимат позвал Кость и отдал тому чёткие распоряжения. Теперь он мог, наконец-то, успокоится. Почему-то Князь был уверен, что победа будет на их стороне. Он с нескрываемым уважением, что случалось с ним крайне редко, посмотрел на своего лекаря. «Парень действительно, умён. Надо будет его как-то наградить»: - подумал сумасбродный Галимат. Прекрасная Лита своего восхищения скрывать и не думала. Она подошла к Максу и протянула ему руку для поцелуя, считая, видимо, это самой ценной наградой. В чём-то она была права. Макс наклонился и с трепетом поцеловал эту тонкую, почти прозрачную кисть. Сердце в груди корчилось, как нализавшийся валерьянки рыкун. С большим трудом парню удалось взять себя в руки. Он поймал многозначительный взгляд Светлейшего, который смотрел на него с откровенной издёвкой. Князь хорошо знал, как реагируют на его дражайшую половину, все взрослые и здоровые мужики. Но Галимат был благодарен Максиму за то, что тот избавил его от необходимости спускаться в подземелье и просить помощи у того, о ком он давно и безрезультатно хотел забыть. А это пострашнее нападения Грифаровых воинов. Тот, кого его пращур однажды приволок с болот, казался Светлейшему воплощением самого зла. Невиданным чудовищем, посланным богами ему за что-то в наказание.

Глава 6
Лёгкая победа
Конечно же, Светлейший не отличается добродетельным и кротким нравом, но в экстремальных условиях его скверный характер приносит довольно неплохие результаты. Воины попытались возмутиться, когда их вдруг решили посадить на лошадей, но гневный окрик Князя быстро успокоил бушующую толпу. Ругаясь и поминая недобрым словом Грифара и весь его род до седьмого, а может, и до десятого колена, воины взобрались на спины коней и понеслись к условленному месту. Сам же Галимат вдруг заартачился.
- Я на это плебейское животное не сяду! – Категорично заявил он. – Я – Князь! Никто из моих предков не ездил на этом!
Лошадь с укором посмотрела на Светлейшего, только что она могла ему сказать в ответ на это оскорбление? Макс хотел, было, разразиться лекцией на тему о том, как лошади помогли завоевать Америку, но вспомнил, что он не на Земле и о существовании такого материка, как и в доколумбовые времена на Земле, здесь никто не знает. Он растерянно посмотрел по сторонам и встретился взглядом с прекрасной Княгиней.
Госпожа Лита побелела от злости. Не в силах больше сдерживать своё, копившееся годами, раздражение, она обрушилась на Князя с такой отборной бранью, что слугам оставалось только закрывать уши руками и старательно делать вид, что они ничего такого не слышали.
- Галимат, тебе, придурку, объяснили, даже наглядно показали, как реагируют рыкуны на эту жидкость. Чего ты не понял? То, что ты туго соображаешь - это для меня не секрет, но надо же хотя бы вид делать умный, а ты себя даже этим утомлять не желаешь. Ты хочешь всё испортить своими комплексами? Делай, как тебе говорит Макс! Не хватало ещё, чтобы сюда заявился Грифар и навёл здесь свои порядки! Если тебе так дороги эти болота, то, будь любезен, прищеми как-нибудь свою непомерную гордыню, она сейчас только мешает!
Максу даже стало немного жалко грозного Князя, который стоял перед своей супругой, как нашкодивший школьник, потупив взор и ковыряя носком сапога пушистый ковёр.
- Светлейший, - обратился Макс к Князю, - я думаю, что смогу Вам помочь.
Галимат насторожился, а Максим продолжил:
- Да, Князь, мы сможем отправится на место в моём доме. Он очень быстро доставит нас куда надо.
Лицо Светлейшего засияло. Он готов был расцеловать лекаря, но не решился так уж бурно проявлять свои эмоции. А Княгиня, которая уже давно мечтала о том, чтобы оказаться внутри «волшебного» дома, решила использовать этот шанс. Она подошла к Максу и строго заявила:
- Я полечу с вами!
И сказала это так, что всем стало ясно – спорить бесполезно. Только Галимат попытался, было, вставить свою реплику, но поймав холодный взгляд Литы, тут же прикусил язык. Чтож, семейная жизнь требует компромиссов!
Румяная кухарка услужливо метнулась на кухню и принесла целых две здоровенные корзины с едой, как будто намечался длительный поход по пересечённой местности. Макс с тоской подумал: «Наверняка она положила в корзины всё жирное, жареное, копчёное, печёное и острое, как раз то, что любит её хозяин – вкусную, но нездоровую пищу. А этот старый обжора даже слушать не хочет ни о какой диете».
Уже пролетая над замком, Госпожа Лита вдруг обнаружила, насколько жутким кажется со стороны их милое семейное гнёздышко. Вид замка привёл её в уныние, о чём она поспешила известить своего мужа:
- Галимат, надо срочно перестроить замок! Это ужасно!
Перестроить замок! Можно подумать, что это так просто. Прародитель соорудил нечто невероятное – «замок в замке» со всеми этими тайными комнатами, ходами, подземельями и Бог его знает, чем ещё! И при этом не сохранилось никаких планов. Галимат как-то пытался во всём этом разобраться, но понял, что дело это неподъёмное. Но вид замка с высоты и самого Князя неприятно поразил – жуткое тёмное нагромождение камней, огромное, украшенное фигурами неведомых монстров. Шкатулка с секретом – вот, что такое это сооружение! Куда ведут эти подземные лабиринты? Что ещё таится в секретных комнатах? Нет, не стоит трогать этот «шедевр» сумасшедшего предка, как бы ещё хуже не получилось! Ничего, прожили его предки двести лет здесь, ничего не меняя и он поступит так же! Он раскрыл корзину и по капсуле мгновенно распространился головокружительный аромат каких-то совершенно незнакомых приправ, сдобы и ещё чего-то не менее вкусного. Князь вытащил из корзины здоровенный кусок оленьей ноги, румяный, с хрустящей корочкой и стал сосредоточенно её грызть. Макс сглотнул слюну. «Вот ненасытное брюхо, -зло подумал он, - хоть бы мне предложил. Я По его вине уже вторые сутки не ем, а этому жирному борову на всё наплевать!».
Вскоре внизу показался небольшой лесок и круглое, как тарелка, озеро. Капсула приземлилась. Не спеша выбрался из неё Светлейший Князь и его прекрасная жена, за ними последовал лекарь. Мешок с пахнущим на всю округу валерьянкой, хлебом, Макс вывалил посреди дороги. Получится или нет? Если что-то пойдёт не так, надо будет рвать когти отсюда, потому что Галимат ему этого не простит, отыграется за всё!
Разбросав хлеб вдоль дороги, Макс поспешил вернуться в капсулу, но Князь его остановил:
- Эй, парень, не торопись! Твоя помощь может нам понадобиться.
Это прозвучало как угроза. Всё ясно: «Сам придумал, сам и отвечать будешь!». Макс дал команду капсуле стать невидимой и мгновенно защитный экран скрыл загадочный аппарат от посторонних глаз. Такого фокуса Галимат еще не видел! Он стоял, выпучив глаза, и смотрел на то место, где только что сверкала на солнце своими металлическими боками эта странная штуковина. «А, может быть, лекарь и впрямь настоящий чародей и я просто его не сумел раскусить?»: - испуганно подумал Светлейший. Но зато совершенно другая реакция была у Княгини. На её лице, словно в оранжерее невиданным цветком расцвела такая обворожительная улыбка, что Макса бросило в дрожь. Эта улыбка манила и обещала, обольщала и пугала. Чтобы избавиться от наваждения лекарь с большим трудом перевёл взгляд на лес, где притаились самые лучшие лучники Светлейшего Князя. Спрятались они настолько удачно, что разглядеть их в густой листве было невозможно. Вокруг царила тишина, как на кладбище. Максим немного успокоился. Всё должно получиться, если не произойдёт что-нибудь непредвиденное.
К нему подошла Лита и, взяв его под руку, отвела немного в сторону. Страстным горячим шёпотом она произнесла:
- Ах, Макс, а ведь ты меня обманул! Но я тебя не виню, ведь это Галимат приказал тебе делать вид, что ты ничего не смыслишь в магии. Не знаю почему, но он этого смертельно боится. Подозреваю, что было в их роду что-то нехорошее, связанное с тайными знаниями и теперь он даже думать об этом не хочет. Обещай мне, что после того, как всё закончится, мы с тобой ещё поговорим на эту тему.
О, нет, она, конечно же, не просила, она приказывала и приказ этот нельзя было оспорить, поэтому лекарь покорно кивнул. Рядом с этой женщиной он чувствовал себя беззащитным, словно грудной ребёнок. От её взгляда кровь в венах становилась горячей и густой, а в ушах гудело, как на электрической подстанции. Макс смотрел на Княгиню, не в силах отвести взгляд. Вот пёстрый мотылёк сел ей на голову, украсив безупречную причёску, словно драгоценная заколка. Парень только сейчас обратил внимание на то, как хорошо сидит на ней это бирюзовое платье, обшитое тончайшими кружевами и украшенное целой россыпью драгоценных камней! «Забавно, - подумал он, - женщины надевают на себя все эти сногсшибательные наряды, украшают себя драгоценностями и всё только ради того, чтобы понравится мужчинам, а эти неблагодарные скоты, - он криво усмехнулся, - не обращают на все эти старания никакого внимания и считают, что лучшая одежда женщины - это её нагота». Светлейший выразительно посмотрел на лекаря, конечно, он не отличался сообразительностью, но не настолько, чтобы не заметить очевидного! Лекарь влюблён в его супругу!
Солнце уже клонилось к закату, когда на горизонте появилось тёмное облако пыли. Спрятанные в густой листве лучники, Князь с княгиней и лекарь поняли, что вот он враг, приближается. Все замерли в ожидании. Сработает ли хитроумный план этого подозрительного типа, невесть откуда появившегося, или его, лекаря этого, придётся прилюдно посадить на кол? Больше всего волновался Макс, прекрасно понимая, что его ждёт в случае неудачи.
Рыкуны неслись по дороге бесшумно, словно тени и лишь крики наездников выдавали приближение врага. Лучники приготовились. Макс с интересом наблюдал за происходящим из-за большого раскидистого дерева. Вот большие кошки заволновались, стали шумно принюхиваться. У лекаря учащённо забилось сердце. Рыкуны остановились и принялись жадно поглощать разбросанный по земле и так соблазнительно пахнущий хлеб. Недоумевающие всадники пытались хоть как-то их привести в нормальное состояние, чтобы продолжить свой путь, но всё безрезультатно. А дальше началось такое, чего и через сто лет, если он, конечно, столько проживёт, Макс не забудет никогда! Один за другим рыкуны повалились на дорогу, нисколько не заботясь о своих хозяевах, давя их своими могучими телами и стали качаться в дорожной пыли, пуская слюни и восторженно урча. Испуганные люди пытались выбраться из-под кошачьих тел и урезонить распоясавшихся животных, чем вызвали у тех вспышку гнева. Кошки яростно огрызались, остервенело махали лапами, вспарывая острыми когтями руки, ноги, животы своим бывшим наездникам, срывая на них вековую обиду за такое вот непочтительное отношение к своему роду. Вот один кот, чёрный, без единого белого пятнышка, поднялся и попытался сосредоточиться. В поле его зрения попал рослый, сильный воин, который, в отличие от остальных, бившихся в истерике, каким-то непостижимым образом умудрился не потерять головы в этой свалке и сохранить спокойствие. Кота такое поведение почему-то возмутило, он грозно зарычал и одним ударом могучей лапы сломал человеку шею. Потом зверюга осмотрелась по сторонам в поисках новой жертвы, но валериановые пары вовремя её успокоили и кошка повалилась на землю, вытянулась, как струна и тут же получила удар мечом по голове. Янтарные глаза кота в последний раз удивлённо посмотрели на то, что творилось вокруг и закрылись навсегда. Запах крови пьянил рыкунов не хуже валерьянки! Обезумевшие животные уже и сами рады были бы прекратить весь этот кошмар, но ничего не получалось. Казалось, что и в людей и в рыкунов вселилась целая армия бесов.
Макс посмотрел на Литу. Наивный, он думал, что вида крови женщине стало плохо. Куда там! Княгиня дрожала, но не от страха, а от азарта. Губа закушена, глаза горят, тонкие ладошки сжаты в кулаки, кажется, что она вот-вот и бросится в самую гущу схватки. «А дамочка-то кровожадна, как пиранья!»: - с удивлением подумал лекарь и в очередной раз удивился тому, как плохо он разбирается в женщинах.
Ор стоял невероятный. Испуганные люди, как могли, пытались отбиться от зверей, чем ещё больше их злили. Светлейшему даже показалось, что лучники могут и не понадобиться, потому что кошки сами расправятся со своими хозяевами. Но вот небольшими и изрядно потрёпанными группами люди стали выбираться из этой свалки на край дороги, оглядываясь с ужасом на неожиданно взбесившихся животных и совершенно не понимая, что же тут происходит. И в этот момент Князь дал знак лучникам. Как говорится: «Пришла беда – открывай ворота!». Из густого леса на воинов Грифара пролился настоящий ливень стрел. Лучники у Светлейшего действительно были профи и поэтому стрелы попадали точно в цель – кому в шею, кому в голову, кому в грудь, но никак не мимо. Сам Грифар, раненный в плечо, резким окриком сумел-таки привести свой отряд в чувство и направить их туда, где притаились воины Галимата. Макс даже зауважал этого, сухощавого, с лицом хищника, человека и почти проникся к нему симпатией, но в этот момент из озера медленно и очень тихо вышла группа поддержки…
«Смешались в кучу кошки, люди!»: - с ужасом думал Макс, наблюдая это бессмысленное кровопролитие. Бедным животным тоже досталось – стрела ведь не выбирает свою жертву. Один большущий кот, был утыкан стрелами настолько, что напоминал ёжика, но умирать никак не хотел, он полз по земле к такому же израненному человеку с единственной целью – пока жизнь ещё теплится в его венах, разорвать в клочья эту жалкую, хлипкую тварь! Острые когти царапали землю, оставляя в ней глубокие борозды: видимо животное представляло, что это горло проклятого врага. Так они и умерли одновременно, когда между ними оставалось не более полуметра.
Отряд Грифара был разбит и деморализован. Небольшими группами люди отступали тем же путём, что и пришли, в след им неслись стрелы и оскорбления. Светлейший был доволен: никто из его людей не пострадал. Он приготовился к долгой и кровопролитной войне, а победа оказалась лёгкой, словно пушинка.
- Грифара мне поймайте! – Закричал Князь на весь лес. – Грифара и его выродка!
Госпожа Лита недовольно поморщилась, но ничего не стала говорить, а вот у лекаря вырвалось:
- Ну, чего ты, Князь, верещишь диким вереском и так ведь слышно?
Когда он понял, что сказал, то едва не откусил себе язык. Сразу вспомнилась его «пятизвёздочная камера люкс» с полчищами крыс. Но обстановку разрядила Светлейшая Княгиня, она рассмеялась звонко и подарила мужу такой взгляд, что тот мгновенно забыл о хамстве лекаря. А Лита подошла к Максу, взяла его за рука и проникновенным голосом произнесла:
- Дорогой, Макс, мы с мужем благодарны тебе за помощь! Если бы не ты, неизвестно, чем бы всё закончилось. Я бы хотела тебя отблагодарить. Говори, чего ты хочешь!
Макс скорбно вздохнул, если бы он вдруг вздумал произнести своё желание в слух, то его бы не на цепь посадили, а на кол, потому что, с тех пор, как он увидел красавицу Княгиню, у него есть только одно, но очень навязчивое и самоубийственное желание…
Когда они вышли на дорогу и осмотрели место побоища, то даже самые стойкие и закалённые в боях воины пришли в ужас. Везде валялись оторванные руки и ноги, в лужах крови лежали, скорчившись в три погибели, люди с разорванными глотками и вспоротыми животами. Кое-где встречались странные пары: мёртвые кошки в обнимку с людьми, искромсанными стальными когтями рыкунов. Жуткое зрелище даже для патологоанатома, но не для Светлейшего Князя. Тот деловито разглядывал жертвы и, кажется, был вполне доволен исходом битвы. Тут он заметил одну полудохлую кошку и ахнул.
-Зелёный, смотрите – это зелёный!
Макс уже знал, что иногда среди этих животных встречаются странные особи, которые гораздо крупнее остальных, их серая шерсть отливает зеленью из-за поселившегося в ней грибка. Эти рыкуны считались настоящим сокровищем, потому, что были сильней и крупней других и никогда не болели, все раны на них заживали очень быстро. Макс подозревал, что всё дело здесь в этом самом грибке, который, судя по всему, обладает лечебными свойствами. «Надо бы срезать немного шерсти с этого зверя и разобраться что к чему. Может статься, что я нашёл здесь антибиотик»: подумал лекарь.
Светлейший наклонился к зверю и заглянул в его подёрнутые мутной плёнкой глаза.
- Мне нужен этот рыкун, - произнёс он строго. – Лекарь, ты можешь вылечить его? Не беспокойся, за ценой я не постою.
«Совсем охренел пенёк старый! Можно подумать, что я - ветеринар! Тут скоро и людей лечить будет нечем, а он мне полудохлую зверюгу подсовывает!». Но, тем не менее, отказываться лекарь не стал, лишь скромно предупредил, что за благополучный исход не ручается. Князю было достаточно и этого.
- Ты молодец, парень, - похвалил он Макса и похлопал его по плечу. – Я доволен твоей работой. Проси, чего хочешь!
Это был великодушный жест, под такое благостное настроение у Галимата можно было бы выпросить всё, что угодно, но лекарь этого не знал, поэтому лишь пожал плечами и скромно ответил:
- Да у меня всё, что мне надо, есть. Спасибо, Князь!
Вот и пойми теперь этих сильных мира сего! Вместо того чтобы порадоваться такому бескорыстию, Князь вдруг вспылил и зашипел:
- Мне кажется твоё поведение подозрительным. Никто никогда не отказывается от моих подарков! Ты, наверное, всё-таки, шпион.
- Чей? - Устало спросил Максим. – Чей я шпион, Светлейший? Грифара, которого вы здесь размолотили вдребезги, благодаря мне?
Имелась в его словах логика, с которой Князю трудно было спорить. Галимат нахмурился и, чтобы сгладить неловкость, крикнул воинам:
- Так, ребята, возьмите этого рыкуна и постарайтесь доставить его домой ещё живым!
- Не доставят, - тихо, но уверенно заметил Макс, - сдохнет по дороге.
Впервые Галимат выглядел растерянным. Он смотрел по сторонам, ища у кого-нибудь поддержки, но его верные воины лишь отводили глаза. Князь стал похож на капризного ребёнка, он топнул ногой и закричал:
- Мне нужен этот зверь живым!
Светлейшая Княгиня поняла, что пора брать власть в свои руки, иначе раздосадованный Галимат учинит сейчас над кем-нибудь расправу. Она подошла к Максу, взяла его за руку и, глядя прямо в глаза, робко спросила:
- Извини меня, лекарь, но не мог бы ты доставить это животное в своём летающем доме?
Кому-нибудь другому Максим бы смог бы ответить откровенной грубостью, даже самому Светлейшему, гори он синим огнём, но не Лите. Ему самому не нравилось то, что с ним происходит: эта женщина приобретает над ним всё большую власть. Княгиня скоро будет вить из него верёвки и завязывать их в морские узлы! Вот только как этому сопротивляться, если душа хочет подчиниться?
- Хорошо, Госпожа Лита, я согласен. Думаю, что животное слишком ослабло, чтобы наделать у меня в доме дел. Но тогда Князю придётся возвращаться домой на лошади…
Он даже договорить не успел – удар кнута обжёг его щёку.
- Ты, что совсем охренел?! – Заорал Макс от неожиданности.
- Что ты сказал, лекарь? – Галимат навис над ним всей своей необъятной тушей.
- Да ты достал меня уже своими постоянными угрозами! – Не унимался Максим. – То обещаешь одарить, то хочешь на кол посадить. Я устал от тебя.
Сначала удивление, а потом и восхищение отразилось на лице Светлейшего. Он даже сам не понял, как же теперь ему относиться к этому выскочке и что с ним делать. Так и стоял в полном молчании, хлопая глазами и судорожно подыскивая нужные слова. Но слова эти нашла его жена.
- Макс, дорогой, - сердце лекаря сладко заныло от этих слов, - успокойся. Светлейший не хотел тебя обидеть. Он высоко ценит твои способности, но характер у него таков, что понять его может не каждый.
От этого елейного голоска Максим расслабился и забыл о том, что только что ему грозила серьёзная опасность. «Княгиня, я готов терпеть твоего придурочного мужа, я готов жить здесь вечно, но мне бы хоть каплю надежды, а? Хотя бы несбыточной надежды!»: - подумал он с тоской и, как будто в ответ на свои мысли получил:
- Конечно же, раз Галимат хочет получить этого рыкуна, то он должен уступить ему своё место. Так будет справедливо. Надеюсь, что я тебе там не сильно помешаю?
Глупый вопрос! Ох, до чего же глупый вопрос! Макс представил, что он вместе с Литой улетает в неизвестном направлении, оставив Светлейшего и без редкого кота, и без жены. Улыбка скользнула по его губам и была, конечно же, замечена Князем, но понята она была неверно.
- Что, тебе уже смешно от того, как я буду выглядеть на этом нелепом плебейском звере? – Спросил он с угрозой в голосе.
- Ну, что Вы, Князь, об этом я даже не думал! – Честно ответил лекарь и улыбнулся уже так открыто и так радостно, что Князю пришлось сменить гнев на милость.
Хорошо, пусть будет так, - проворчал он и обречённо поплелся в лес, где томились в ожидании, привязанные к дереву, лошади. Максим ещё немного посмотрел ему в след, как будто видит этого человека в последний раз. Всей душой ему хотелось, чтобы это было именно так! Но, будучи человеком очень даже не глупым, Макс понимал, что никогда в жизни Лита не променяет своего грузного, старого, такого вздорного мужа ни на кого. И дело тут не в любви, конечно же. Просто никогда в жизни Госпожа Лита не захочет вернуться обратно в нищету и неопределённость! Променять комфорт и власть на сомнительное счастье с неизвестным голодранцем – нет уж, увольте!
- Максим ты поможешь мне? – Услышал он за спиной медовый голос.
Вообще-то, в помощи красотка совершенно не нуждалась, забраться в капсулу не сложнее, чем переступить порог своего дома, но зачем-то ей надо было обратить на себя внимание. Лекарь предложил даме руку и подвёл к люку. Желая произвести на даму впечатление, Макс щёлкнул пальцами и тут же, невесть откуда, выдвинулась коротенькая, аккуратная лесенка. Парень пропустил даму вперёд и последовал за ней.
Уже внутри он осторожно взял её за локоток и провел к небольшому столику, на котором были разбросаны остатки трапезу Светлейшего. Максу стало неловко перед Литой. Столик теперь выглядел крайне неприглядно: полуобглоданные кости, куски хлеба и огрызки каких-то фруктов. «Вот козёл, - подумал Максим раздражённо, - мог бы и убрать за собой или хотя бы не так гадить в чужом доме!».
- Давай-ка я уберу тут всё, - неожиданно предложила Княгиня и в эту минуту двое воинов, пыхтя, внесли зелёного рыкуна. Зверь был уже почти мёртв и лишь слабое, едва уловимое дыхание говорило о том, что зверь скорее жив, чем мёртв.
- Спасибо, Госпожа Лита, но лучше уж я сам. Вы ведь моя гостья.
Светлейшая Княгиня не стала слушать его и довольно ловко сложила остатки пищи в корзину, потом почти профессионально - одним движением – вытерла стол батистовым платочком, да так, что на нём не осталось ни одной крошки. Поймав удивлённый взгляд своего лекаря, Лита усмехнулась.
- Макс, я ведь не всегда была знатной дамой, - объяснила она, - когда-то мне приходилось выполнять самую грязную работу и практически бесплатно. За всё, что у меня сейчас есть, я должна быть благодарна своему мужу.
Лекарь опустил голову. Вот легко, не сказав ни одного лишнего слова, красавица разбила все его надежды. Видимо что-то такое отразилось на его лице, потому что Княгиня осторожно коснулась его руки и шёпотом сказала:
- Ах, Макс, мой муж, к сожалению, уже не молод, да и здоровье у него уже, сам знаешь, не самое лучшее. Не знаю даже, сколько он ещё протянет.
Не понимая, как реагировать на это, Макс отвёл глаза в сторону и сделал вид, что не услышал сказанного. «Интересно, что это значит? Обещание или предложение укокошить Светлейшего Князя?»: - растерянно думал он, чувствуя горячее дахание Светлейшей Княгини у себя на шее.




Автор поста
Инча
Создан 9-08-2009, 16:37


110


8

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Мастер перекрёстков Главы 4-5
Проза

Мастер перекрёстков. Глава 13
Проза

Мастер перекрёстков Глава 17
Проза

Мастер перекрёстков. Глава 24
Проза

Мастер перекрёстков. Глава 23
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх