Мастер перекрёстков. Главы 1-3
Мастер перекрёстков

Фантастический роман

Глава 1
Кошмар в подземелье
Светлейший был вне себя от злости. На его земле появился чужак и этот наглый тип даже не собирался предстать перед Светлейшим, дабы выразить тому своё почтение и униженно просить разрешения проживать в его владениях! А, коли он ведёт себя столь подозрительно, то это, скорее всего, шпион. Только вот чей?
Что касается, собственно, самой персоны Великого Князя Галимата Светлейшего, да прибудет с ним успех, да продляться его года, то не так уж он и лют, как о нём говорят злые языки. Он всего лишь хороший хозяин и любит, чтобы всё у него было, как полагается и никаких вольностей! А порядок без крепкой руки поддерживать невозможно, ибо много на свете разных мерзавцев и просто дураков. И, ежели человек сам так и просит: «Накажи меня, Светлейший, за дурость мою беспросветную!», то как такому человеку отказать? Процедура наказания виновных носила красивое название Трибунал, значение которого никто не понимал, да и не очень-то задумывался над этим. Для всех жителей Дрианта Трибунал означал просто экзекуцию – порку, или пытку калёным железом, или же просто казнь, но это для особо несговорчивых.
Светлейший стоял перед окном и всматривался в сиреневые сумерки, надеясь разглядеть своего врага где-то за раскидистыми деревьями или у стен замка. То, что это был именно враг, Князь не сомневался ни на секунду. Так никого и не обнаружив, Галимат подошёл к продавленному дивану и всем весом упал на него, от чего старые пружины жалобно застонали. Свет масляных ламп бил ему в глаза и Князь прикрыл их рукой. Безумно болела голова.
- Кость, - позвал Светлейший охранника, стоящего за дверью.
И тут же появился огромных размеров молодой парень больше похожий на какое-то монументальное творение, чем на живого человека. Охранника звали Костью и он был один из немногих, кому Князь доверял настолько, что позволил охранять свою драгоценную жизнь. Он вошёл и замер перед хозяином, как громадный корабль на якорной стоянке. Такого с места не сдвинешь. Галимату нравилось, что именно он управляет этакой громадиной – это льстило самолюбию Светлейшего. Многие пытались сманить или перекупить у него Кость, но тот оставался непреклонен.
Кость молча вглядывался своими глазами цвета грозового неба в лицо хозяина, пытаясь предугадать его желания. Он весь излучал уверенность и бесстрашие. Его присутствие благотворно влияет на Князя, но не сегодня. Нынче всё не так, как обычно. Князь сдавленно застонал от мучившей его головной боли и охранник спешно намочив в большой серебряной чаше полотенце, приложил к голове Светлейшего. Галимату сразу стало легче.
- Ты слышал про этого подозрительного типа? – Спросил Светлейший.
- Да, - ответил коротко Кость.
- Что думаешь по этому поводу?
Парень задумался ненадолго и сказал:
- Говорят, что он хороший лекарь…
Галимат поморщился то ли от боли, то ли от раздражения. К лекарям Светлейший относится, мягко сказать, с оправданным недоверием. Сколько его лечили от постоянных головных болей, обещали чудесное выздоровление и никаких результатов. Пустая трата времени и денег.
- Ещё один шарлатан, - коротко отрезал Светлейший, - много их развелось, а толку от них никакого. Я спросил тебя о другом: ты не думаешь, что это шпион? Может его Грифар подослал?
Кость мерил шагами комнату , сложный вопрос задал Светлейший, как ему ответить, чтобы не вызвать очередной приступ гнева. С Великим Князем надо быть очень осторожным – это, как ходить по лезвию ножа. Парень попытался понять, что именно хочет услышать от него хозяин, но, в конце концов, решил сказать правду:
- Нет, этот тип не имеет никакого отношения к Грифару. Вообще странный какой-то. Вы бы пригласили его к себе.
Галимат вспыхнул и тут же вновь голова заболела ещё сильней. С трудом он всё же смог сдержать своё раздражение.
- Я, я должен его пригласить?! О чём ты говоришь?! Это он сам обязан явиться ко мне!
Кость опустил глаза и замолчал. С тех пор, как Галимат подобрал его на помойке, где он, Кость, обитал вместе со стаей бродячих собак, питаясь скудными объедками, за что и назван был таким странным именем, парень прекрасно изучил характер своего господина. Даже себе самому Кость не решался сказать, что Светлейшего можно было бы охарактеризовать одним словом «самодур». Даже тем людям, которых Князь искренне любил, он периодически устраивал серьёзную трёпку, после чего, как правило, мучился угрызениями совести и всячески старался загладить свою вину. Единственным человеком, с кем Галимат всегда был вежливым и предупредительным, являлась его жена Лита, женщина неземной красоты и неземной стервозности. Все в округе знали, что Князь боится своей благоверной до икоты. Госпожа Лита позволяла себе безнаказанно унижать Светлейшего, после чего тот обязательно срывал зло на первом, кто попадался ему под руку, но никто и никогда не слышал, чтобы он хоть раз повысил голос на свою супругу.
Кость приготовился получить хороший нагоняй за своё вольнодумство, но тут в кабинет ворвалась Патита – самая прекрасная девушка на свете, в которую парень был безнадёжно влюблён с детства. Дочь хозяина взяла от матери красоту, а вот свой весёлый нрав она, видимо, получила от каких-то очень далёких предков, потому что в роду Галимата все отличались излишней суровостью и скверным характером.
- У тебя опять болит голова? – Спросила Патита отца.
- Ты же знаешь, что нет от этой болезни лекарств, - попытался оправдаться Князь перед дочерью.
Черноволосая, как сама ночь, с чувственными алыми губами, о которых Кость мог только мечтать, Патита казалась каким-то сказочным существом, неизвестно как оказавшемся в этом неуютном мире. Кость был абсолютно уверен, что такая девушка не могла родиться у простых смертных и именно поэтому к родителям девушки относился с благоговейным трепетом. Хотя, если подумать, то ни мать её, ни, тем более, отец не заслуживали такого отношения.
- Папа, - голос её звучал, как дивная мелодия, - говорят, что тот незнакомец, что появился в наших землях, очень хороший лекарь…
- Хватит с меня ваших с матерью лекарей! – Оборвал Патиту отец. – Я скоро на них все деньги спущу. Даже слушать не хочу!
- Говорят, что он живёт в летающем доме, а ведь даже у тебя такого нет! – С вызовом заявила дочь.
- Нет, значит будет! – Рассвирепел Светлейший и тут же почувствовал, как кровь больно застучала у него в висках. – Не расстраивай меня, дочь.
Патита топнула ножкой, скорчила недовольную мину и капризно заныла:
- Папа, давай сходим к нему, а?
Князь сжал кулаки и сказал, как отрезал:
- Запомни, это он должен ко мне явиться сам! Я не обязан навещать каждого проходимца, который изволил зайти на мои земли. Не беспокойся, его ко мне приведут на верёвке.
Дочь умело выдавила из себя одинокую слезинку и, опустив голову, направилась к выходу. Девушка прекрасно изучила своего отца, видеть слёзы в глазах своей единственной дочери, Галимат не мог. Вот и сейчас он чувствовал себя преступником.
- Хорошо, Пати, мы навестим этого мерзавца, но я не могу тебе обещать, что ему мой визит придётся по душе, - сквозь зубы процедил Светлейший.
Кость всегда удивлялся, с какой ловкостью и наглостью юная княжна распоряжается своими, таким сложными, родителями. И Галимат, и госпожа Лита друг друга стоили и никто из них сентиментальностью не страдает, но единственная дочь лихо управляет этими людьми, словно парой норовистых рыкунов! Ай, да Патита! Поговаривают, что госпожа Лита самая настоящая ведьма и что она просто приворожила Князя к себе, но Кость в это не верит, просто такие женщины, как она, всегда сводят мужчин с ума.
Когда в кабинет не вошла – вплыла хозяйка, даже Светлейший как-то сразу сник и скукожился. Рядом с Княгиней все чувствовали себя полнейшими ничтожествами, а тех, кто этого не чувствовал, прекрасная Госпожа умела убедить в обратном одним лишь взглядом своих холодных непроницаемых синих глаз. Увидев дочь, Госпожа Лита не смогла сдержать улыбки.
- Дорогая, ты тоже здесь! Как славно! Я пришла к отцу по одному делу, но, чувствую, что ты уже с ним обо всём договорились.
Казалось, что дочь и мать – это одна и та же женщина только в разное время. Дочь была точной копией своей матери, но гораздо моложе.
- Так, девочки мои, мне не нравится, что вы о чём-то договариваетесь за моей спиной, - недовольно проворчал Князь.
Патита подошла к отцу и чмокнула его в щёку
- Па, мы не договаривались вовсе, просто так совпало, - начала оправдываться она, но госпожа Лита её оборвала:
- Дочь, никогда ни перед кем не оправдывайся, если не считаешь себя виноватой, даже перед своим отцом!
В ответ на это Галимат горестно вздохнул, спорить с женой он не решался. Вообще, в её присутствии Светлейший казался уже не таким уж грозным и страшным.
Надо заметить, что Галимата и самого безумно интересовал этот незваный гость, молва о котором расползлась по всему княжеству, словно неведомая зараза. Все только и говорили, что о странном пришельце, одетом в какую-то неведомую одежду и живущем в летающем доме. Кто-то настаивал на том, что этот подозрительный тип великий чародей, кто-то был уверен, что заслал его на земли Светлейшего Князя Галимата его вечный враг барон Грифар, с которым у Князя бесконечная тяжба о западных землях, доставшаяся обоим по наследству от предков.
Западные земли, по большому счёту, не представляли никакой ценности – это всего лишь бескрайние непроходимые болота, которые невозможно было использовать хоть с какой-то пользой. Патита частенько донимала отца просьбой отдать эти опасные и никому не нужные территории барону и прекратить затяжную вражду, но у Галимата на этот счёт было своё мнение.
- Ты не понимаешь, детка, что эти, как ты говоришь, ненужные земли, это тоже моя территория. Чем больше у меня земли, тем, дорогая, выше мой статус, - терпеливо объяснял Светлейший своей дочери прописные, казалось бы, истины.
Однажды, совсем недавно, представился случай, когда эту вражду можно было прекратить: сын Грифара посватался к Патите, но девушка не изъявила никакого желания становиться женой этого долговязого, вечно прыщавого молодца, с лошадиным лицом. Она устроила отцу грандиозный скандал и добилась своего. После этого вражда вспыхнула с новой силой.
Кость терпеливо ждал, когда хозяин изволит его отпустить, но тот, словно забыл о его существовании. Дамы попрощались и ушли, шурша своими пышными юбками, а Светлейший всё пребывал в раздумье. Кость тихо кашлянул, чтобы вернуть Князя на грешную землю. Он устал стоять перед хозяином на вытяжку и ждать его приказов, но уйти не мог, не имел права.
Наконец-то Галимат вспомнил о своём охраннике и обратился к нему:
- Кость, ты будешь нас сопровождать. Ты один справишься?
Парень даже немного обиделся.
- Конечно, как Вы можете во мне сомневаться?! Да я, если понадобиться, этого типа в узел завяжу!
- Верю, – хмыкнул Светлейший и отпустил, наконец-то, Кость.
Он вновь подошёл к окну, но уже только для того, чтобы вдохнуть свежего воздуха, разглядеть что-либо в беспросветной темноте было невозможно. Пока на небе светила только одна луна – маленькая жёлтая Кити, но скоро взойдёт большая голубая Валда и станет намного светлее.
«Если этот пришелец действительно окажется шпионом Грифара, то я покажу ему, что это такое – стоять на пути у Князя Галимата! – Думал Светлейший раздражённо. – Он расскажет мне всё, даже то, чего не знает! Но, кем бы он ни был, его надо примерно наказать!».
Когда на небе появилась голубая Валда, то князь смог, наконец-то, увидеть вдалеке, возле леса, загадочное круглое сооружение, которое оторвалось от земли и плавно поднялось в ночное небо. «Чудеса!»: - восторженно подумал Светлейший Князь и решил, что обязательно отберёт у незнакомца этот летающий дом и тогда у Грифара не останется никаких шансов в войне против него.
Тут внимание Светлейшего привлекли два всадника, несущихся со стороны границы по холмам к тому месту, где только что находился дом загадочного пришельца. Князь вздрогнул, он не столько увидел, что можно разглядеть на таком расстоянии да ещё и в темноте, сколько почувствовал – это люди Грифара. Князь вновь позвал своего верного охранника.
- Кость, - строго произнёс Галимат, - там, у леса сейчас появятся люди барона, поймай их и доставь ко мне!
- Будет сделано, - привычно ответил охранник, развернулся и ушёл выполнять поручение Светлейшего.
Галимат подошёл к картине, на которой был изображён его прапрадед, редкая сволочь, надо заметить, и отодвинул её немного в сторону. На стене под картиной оказалась небольшая костяная панель, на которую Князь спешно нажал.
Без малейшего шороха и скрипа, стена медленно стала двигаться в сторону, открывая проход в потайной мир рода Галиматов, туда, где никогда не бывала даже любимая дочь. Князь протиснулся в образовавшееся отверстие и узкая дверь тут же закрылась. Вот бы удивились родные, если бы вздумали его сейчас навестить: дверь его кабинета закрыта изнутри, а самого Галимата нигде нет. Князь улыбнулся самому себе.
Спускаясь по узким, крутым лестницам, князь нещадно костерил неизвестных архитекторов и работников, которые когда-то очень давно соорудили этот родовой замок, неужели нельзя было сделать всё здесь более удобным и комфортным. Каждый раз он боится сломать себе шею.
- Ах, прапрадедушка, ты даже своих родных не пожалел, - ворчал недовольно Князь. – Говорят, что где-то здесь замурована в стену твоя первая жена. В это я верю.
Он вспомнил, как впервые оказался в этой тайном месте. Тогда его привёл сюда отец и ступеньки не казались маленькому Галимату такими уж крутыми, и узкими. Он, как сейчас помнит множество скелетов, прикованных к скобам на стенах. Отец объяснил, что его прародитель частенько устраивал здесь расправы над неугодными. Рассказывал страшные истории о том, что почти в каждой стене замурованы были живые люди и много других страшных вещей. До сих пор Светлейший испытывает мистический ужас, находясь здесь, ему кажется, что молчаливые скелеты внимательно наблюдают за ним своими пустыми глазницами, а из стен доносятся шорохи и приглушённые стоны, хотя тех, кого кровожадный прапрадед здесь замуровал, давно уже нет в живых.
В жизни Светлейший был закоренелым скептиком, он не верил ни в призраков, ни в злых демонов, все чудеса казались ему лишь сказками, придуманными хитрыми жрецами для того, чтобы держать народ в страхе. Верил Галимат только в силу своего оружия и в верность своей жены. Но в этом страшном месте он вновь превращался в маленького испуганного мальчика. Однажды ему удалось разглядеть голубоватую тень молодой женщины в старинных одеждах, которая, правда, быстро растворилась в воздухе.
Холодея от страха, Князь шёл по узким коридорам таинственного мира Галиматов туда, где его ждал очень странный и страшный человек. Нет, уже даже не человек, а неведомо что, потому что человек не может жить так долго! После каждой такой встречи Князь долго приходил в себя и в который раз зарекался больше никогда не посещать этого места. Вот он остановился перед массивной чёрной дверью, на которой были начертаны неизвестные знаки. Поговаривали, что пращур был магом и владел знаниями недоступными для простого смертного. Даже смерть предка была таинственной и жуткой: его нашли однажды утром на пороге своей спальни с развороченной грудной клеткой и вырванным сердцем, из заднего прохода тянулись кишки, которыми были связаны ноги и руки предка. Преступника так и не нашли, но Князь догадывался кто так жестоко расправился с его прапрадедушкой. Видимо на старости лет старикан стал рассеянным и забыл о мерах предосторожности и тот, кто живёт в этом подземелье смог его настичь.
Светлейший топтался на месте, не решаясь войти в запретную комнату. Его прошибал холодный липкий пот. «Нет, думал он, - сейчас я уйду и никогда больше не приду сюда!». Он уже развернулся, чтобы сделать то, что задумал, но из-за закрытой двери раздался тихий, словно шелест листьев, голос:
- Это ты, Галимат? Чего же ты не входишь? Мне скучно здесь в одиночестве. Никто ко мне не ходит, только мёртвая Госпожа иногда заглядывает, но не надолго. Заходи, Князь.
Галимат почувствовал, как ноги его становятся ватными, с трудом ему удалось взять себя в руки. Он резко развернулся и побежал обратно. Бежать ему было трудно, мучила отдышка. Его грузное тело тянуло к земле, но Князь мчался на удивление быстро – страх гнал его.
Уже наверху, в своём кабинете, князь смог отдышаться. Он достал из-под рубахи старинный амулет, доставшийся в наследство от своего кровавого предка и с благодарностью поцеловал его. Эта забавная вещица, напоминающая по форме хрустальную слезу, испещренную неизвестными письменами спасала его уже не раз.
Тяжело дыша князь вслушивался в тишину, ему казалось, сто он слышит доносящийся из-под земли тихий шуршащий смех.
- Кость, - позвал Князь, - зайди ко мне.
Верный охранник тут же возник перед ним, как будто только и ждал его зова.
- Что изволите, Светлейший?
- Кость, я не хочу здесь больше оставаться, проводи меня к моей жене.
Кость давно заметил, что иногда его хозяин бывает очень странным. Трусом Галимата не мог бы назвать даже его злейший враг, но в такие моменты охраннику казалось, что хозяин не просто напуган, он в ужасе. В такие периоды Галимат боится в одиночестве даже ходить по собственному замку. Парень не знал с чем это связано и подозревал, что Светлейший страдает какой-то душевной болезнью, которая иногда обостряется.
- Вам плохо, Светлейший? – Обеспокоено поинтересовался Кость.
- С чего ты взял?! - Попытался возмутиться Князь, но крупные капли пота и дрожащие губы выдавали его с головой.
- Мне так показалось.
Ноги не слушались и Князь опирался на своего верного охранника, как на костыль. Во рту было сухо и горько, а сердце стучало в груди так, что его мог услышать тот, кто живёт в подземелье.
- Проклятый пращур! – Выругался Князь.
Кость недоумённо приподнял брови, но ничего не стал спрашивать, он уже привык, что каждый раз, находясь в таком состоянии, Светлейший проклинает своего предка и костерит его последними словами.
- Ты знаешь, Кость, кем был Галимат первый? – Спросил Князь охранника, чтобы хоть немного отвлечься от дурных мыслей. – Он был сумасшедшим уродом! Диким зверем! Галимат первый, который положил начало нашему роду и который неведомо как приобрёл все эти богатства, был безумным изощрённым маньяком и чародеем!
Потом, словно испугавшись своих слов, Светлейший резко замолчал и всю дорогу шёл молча, тяжело сопя и вздыхая. Его мучает отдышка, он пыхтит и кряхтит. Воспоминания о предке отравляют ему жизнь. Он-то знает, что его предок был ещё хуже, чем о нём говорит, гораздо хуже!
Кость искоса посматривает на своего хозяина и удивляется тому, как же у этого вздорного безумца могла родиться такая удивительная дочь, нежная, словно лепестки цветка и весёлая, как птица. Мысли о Патите греют ему душу и заставляют мириться с вздорным характером этого расплывшегося, жирного мешка с дерьмом. Любовь к Светлейшему не мешает Кости оценивать характер Галимата трезво и непредвзято. Конечно, Князь спас его от голода и холода, привёл в свой дом, научил всему, разве можно с этим поспорить. Но и нервы он потрепал изрядно. Невозможно подстроится под его настроение, можно только терпеть и молчать. Вот за это покорное молчание Светлейший и терпит Кость.
«Галимат, почему ты ушёл? Мы же даже не поговорили с тобой!»: - шепчут стены на ухо Князю, он вздрагивает и вжимает голову в плечи. Никто, кроме него не слышит этого вкрадчивого шёпота, да и сам Галимат не уверен, что голос этот действительно существует, ведь стены не могут говорить, а подземелье находится так глубоко, что не только шепот, громкие вопли растерзанных безумцем предком людей, не вырвутся наружу. Но Князь всё равно слышит этот шёпот.
«Галимат, мне здесь скучно одному, ты же знаешь это»: - настаивают стены и Князю хочется зажать уши руками и бежать куда-нибудь подальше отсюда, туда, где он не будут слышать этот тихий голос. Он ускоряет шаг. Срочно к Лите и пусть она заставит его забыть обо всём! Только эта женщина умеет укрощать его безумие. Когда она рядом, голоса стихают. «Никогда, никогда больше я не спущусь туда!»: - в очередной раз даёт Галимат себе клятву.
Прекрасная Лита ещё не спала, она ждала своего мужа, хотя тот частенько оставался ночевать у себя в кабинете, но сегодня она надеялась с ним обсудить предстоящий визит к таинственному незнакомцу. Как и всякая женщина Госпожа Лита была любопытна и все эти будоражащие разум слухи о таинственном незнакомце, не давали ей покоя. Очень хотелось увидеть его собственными глазами. Так ли он хорош, как рассказывают о нём? Но главное, действительно ли он умеет творить чудеса?
Увидев супруга, она поняла, что разговор не состоится – вид у Галимата был такой, что краше в гроб кладут. Опять! Иногда муж ведёт себя, как сумасшедший и объяснить эти превращения она никак не может. Смотрит на неё и не видит, постоянно к чему-то прислушивается и вздрагивает от каждого шороха, руки потные и скользкие. И нельзя с ним в такие моменты ни о чём говорить, потому что неизвестно какой будет его реакция. Однажды Светлейший едва её не придушил, услышав какую-то неудачную фразу из её уст. А ведь только несколько часов назад был нормальным человеком и вот на тебе. Не зря же люди говорят, что весь род Галиматов проклят из-за того, что вытворял здесь этот его дикий предок! Только Кость и она знают о том, что происходит иногда со Светлейшим, но они молчат и, как умеют, хранят эту тайну. Это его состояние она хорошо знает! Теперь до самого утра супруг будет заниматься с неё любовью, как безумец, ничего не соображая, с каким-то диким неистовством, пока, наконец, не отключится и не уснёт тяжёлым, беспокойным сном.
Княгиня обречённо вздохнула. После таких вот ночей любви, она ещё долго ещё ходила вся в синяках и ссадинах. Но, что поделаешь, приходится терпеть и эти неудобства, если тебе «посчастливилось» стать женой Светлейшего Князя и выбраться из грязи в князи. Хотя порой ей кажется, что плата за безбедное существование слишком высока.
Лита ласково погладила мужа по голове, как маленького ребёнка и подумала с тоской: «Хоть бы ты сейчас заснул, старый урод!»
Глава 2
Знакомство
Макс уже немного привык к своему странному положению, хотя это было нелегко. Он внезапно оказался в каком-то неизвестном мире, а как это случилось вспомнить не может. Тупо посмотрел он в иллюминатор своей капсулы, которая стала теперь его домом и тихо завыл от тоски. Капсула на самом деле не его, мир этот тоже не его. Как он сюда попал непонятно…
Он шёл домой, злой, раздражённый и в который раз жалел о том, что пошёл в терапию. Вот хирурги – элита медицины, психиатром тоже хорошо быть – посетителей мало. А он? Участковый терапевт – велика важность. Каждый день уйма народа и обязательно попадётся хоть одна полоумная тётка, которой вынь да положь какой-нибудь жуткий диагноз. То эти мнительные бабищи рак у себя выискивают, то диабет подозревают и бесполезно этим дурам объяснять, что все их болезни только у них в голове. Мнительные такие или просто идиотки. День выдался тяжёлым и хотелось поскорее оказаться дома, на своём диване, тупо уставиться в телек и ни о чём не думать. Обычная рутина, которая засасывает, как болото. В жизни традиционно не происходит ничего интересного.
Когда на город наваливалась очередная эпидемия гриппа, Макс превращался в мизантропа. Усталость и раздражение становились на это время его постоянными спутниками. Очереди из сморкающихся и чихающих людей перед его кабинетом, приносили только одну радость – уверенность в том, что без работы он не останется.
Он подошёл к перекрёстку, как вдруг неприятная вибрация рысью пробежалась по всему телу. «Фигня непонятная, - подумал Макс, - наверное, где-то работает какой-то механизм». Что-то заставило его посмотреть на небо и сразу в глаза бросилась слишком яркая звезда, которая весело плясала прямо над головой. «Вот только пляшущих звёзд мне не хватало»: - подумал он удивлённо. А потом ослепительно-белая вспышка света и вот он уже здесь, в мире, где две луны, люди ездят на больших кошках размером с лошадь и такое везде средневековье, что оторопь берёт!
Сначала он решил, что сошёл с ума. «Блин, надо было учиться на психиатра, - уже в который раз подумал он, - сейчас бы сам себе диагноз поставил». Но потом, когда оказалось, что всё это не галлюцинация, стало по-настоящему страшно.
Капсула, которая служила теперь Максу домом, оказалась простой в управлении, она подчинялась мысленным приказам и не надо было ломать голову, какую кнопку нажимать, за какой рычаг дёргать, тем более, что ни кнопок, ни рычагов в ней не было. Заботливые похитители снабдили её всем необходимым: едой, лекарствами, предметами первой и второй необходимости, но надолго ли этого хватит?
Вдруг Макс увидел какое-то движение возле своего «дома» и предусмотрительно приказал капсуле подняться вверх. «Да ну их в баню, – подумал он, - кто их знает этих дикарей, что у них на уме». Он посмотрел на большой экран, который услужливо показал ему то, что творится внизу.
Двое всадников на больших, поджарых, как гепарды, кошках с удивлением смотрели в небо, где неподвижно висела его капсула, похожая на серебристого жука-переростка. Никак эти туземцы не могут привыкнуть к тому, что этот домик ещё и летает. Макс внимательно разглядывал пришельцев. Они совершенно не похожи на тех, кто обычно приходит к нему за помощью. Он ведь уже успел прослыть среди местных лекарем и чародеем. Макс усмехнулся. Только вот, когда закончатся все лекарства, что он будет делать? Аптек здесь нет, растений здешних он не знает, как лечить, чем лечить – проблема. Он вновь бросил взгляд на экран и насторожился, потому, что перед его глазами разыгрывалась захватывающая сцена, из головы напрочь вылетело то, что смотрит не на экран телевизора.
Здоровенный детина двухметрового роста кулаками-гирями сосредоточенно месил двух хлипких визитёров. Парень не обращал внимания даже на замерших в напряжении, ожидающих команды своих хозяев больших кошек, которых здесь называют рыкунами. Каждое его движение было точно рассчитано, ничего лишнего, все удары попадали точно в цель. Макс поймал себя на том, что ему доставляет удовольствие наблюдать за работой здоровяка. Он мысленно отдал команду капсуле и неведомый механизм тут же включил звук.
- Грифаровы выродки, - басил отважный боец, - как вы посмели явиться на земли Галимата Светлейшего без его ведома?! Шпионите? Ну-ну, сейчас я из вас выбью всю дурь, а потом отнесу Светлейшему. Он умеет разбираться с такими, как вы.
О повадках этого Светлейшего Макс уже был наслышан. Люди, которые приходили к нему за помощью, рассказывали много чего об этом Светлейшем – психопат тот ещё. А ещё его предупреждали, что надо бы встретиться с этим местным царьком, чтобы избавить себе в дальнейшем от возможных неприятностей. Но Макс решил пренебречь советами и отдалить общение с Галиматом Светлейшим настолько, насколько это возможно. И вот сейчас, глядя на испуганные лица, измордованных до неузнаваемости ночных визитёров, он похвалил сам себя за столь разумное решение. Ведь и ежу понятно, что встреча с Галиматом не обещает райского наслаждения, это ведь не батончик «Баунти».
Макс отвернулся от светящегося экрана, завалился на кровать, укутался плотнее в одеяло и уснул тревожным, не смотря на полную безопасность, сном. А снилась ему его прежняя жизнь, такая простая, понятная, без всех этих загогулин. И во сне ему казались милыми и славными даже эти занудные, мнительные тётки со всеми своими тараканами в голове и эпидемия гриппа со всеми вытекающими последствиями и даже зараза Танька, которая не даёт ему спокойно жить вот уже второй год.
Танька, мать её так! Красивая, словно сказочная принцесса и тупая, как рыцарский меч, пролежавший в сырой земле не один век. Танька, появляющаяся и исчезающая неожиданно, будто снег в июле. Красавица и чудовище в одном лице: красавица снаружи и чудовище внутри. Уже почти заснув, Макс с ужасом подумал: «Блин, Танька, неужели я больше никогда тебя не увижу?!».
Утром пришлось вновь приземляться, потому что внизу его уже ждал народ. «Вот она слава, - с горечью подумал бывший участковый терапевт, - только почему-то это меня не радует совершенно».
Молодая женщина, которую он вылечил от двусторонней пневмонии, принесла целую корзину продуктов и краснея протянула ему.
- Возьмите, господин лекарь, не обижайте меня отказом. Мы все вам так благодарны!
Глаза женщины шарили по его лицу, выискивая нечто экстраординарное, что-то, за что этого замечательного лекаря можно было бы полюбить. «Ох, лапушка, - грустно подумал Макс, - знаю я этот взгляд. Нет во мне ничего замечательного. Так же на меня сначала смотрела и Танька, а потом… Видела бы ты этот взгляд – ведро с жидким гелием!».
Вобщем-то Макс занимался здесь тем же, что и в своём мире – лечил людей. Скоро медикаменты кончатся и что делать дальше он не знал. А люди всё шли и шли, кто с чем. И вдруг все замерли. Бедолага лекарь даже не сразу понял в чём дело и лишь когда к нему подошёл богато одетый, грузный мужик с тяжёлым взглядом и каменным лицом, он сразу сообразил, что его посетил сам Светлейший и все неприятности только начинаются. Он бросил тоскливый взгляд на капсулу и понял, что добежать до неё не успеет, потому что все пути к отступлению были блокированы подтянутыми молодчиками, среди которых был и вчерашний великан. «Влип по самое не хочу»: - уныло констатировал Макс.
- Ты лекарь? – Спросил Галимат угрюмо, всем своим видом давая понять, что ничего хорошего от него ждать не стоит.
- Я, - грустно согласился Макс.
- А ты разве не знаешь, что все, кто приходят на мои земли, обязаны мне представиться? Я должен знать всех, кто проживает на моей территории!
«Вот ведь прицепился, как клещ! Под дурачка, что ли, закосить?»: - мысли шустрыми тараканами забегали в голове.
- Нет, этого я не знал. Вернее, я не думал, что это так уж важно, - начал было он оправдываться.
- Что важно, а что не важно, решаю здесь я! – Загремел над головой Макса голос Светлейшего. – Никому не позволено нарушать мои законы!
Неизвестно, чем бы это всё закончилось, если бы разгневанного Князя не оттёрла от Макса своими хрупкими плечиками очень красивая девушка. Настолько красивая, что у парня даже дух захватило. Он посмотрел в бездонные синие глаза и почувствовал, что тонет. Видимо, девушка знала какое влияние оказывает на мужчин, поэтому она слегка толкнула Макса, чтобы привести его в нормальное состояние. Тот глубоко вздохнул и опустил глаза.
- Я – Патита, - представилась девушка, - я дочь Светлейшего Князя Галимата. А кто ты такой?
Язык окостенел, такие простые слова никак не находились и Макс прошептал:
- Я, это, я врач, в смысле, лекарь…
- Что ты там блеешь?! - Вновь загремел Светлейший. – Кто ты такой и откуда?
«Можно подумать, что это так просто объяснить, - чуть было не окрысился парень, но вовремя прикусил язык. – Блин, как ему всё объяснить, если я и сам ничего понять не могу?!». Вдруг народ расступился и к Максиму подошла красивая женщина, похожая на Патиту, только старше. Парень понял, что это и есть госпожа Лита – жена Светлейшего Князя Галимата. Она взяла Максима за локоть и отвела в сторонку.
- А верно говорят, что ты великий чародей? – Вкрадчиво спросила она.
Макс задумался. Можно сказать, что так оно и есть, но кто знает, как здесь относятся к чародеям. Вспомнилась святая инквизиция. А ну как сожгут на костре, как сухое полено? Женщина ждала ответа на свой вопрос, не дождавшись, сказала холодно:
- Почему ты молчишь? Я тебя спросила, чародей ты или нет?
И тут Максим вспомнил, что говорили люди о жене Светлейшего! Она, якобы колдунья та ещё. «Ворон ворону глаз не выклюет»: - подумал он и решил рискнуть.
- Есть такое, - пространно ответил он, пойми, что он имел в виду.
- Говорят, что ты умеешь лечить такие болезни, за которые никто другой не берётся?
Максим скромно потупил глаза, пусть понимает как хочет.
Устав ждать, Галимат подошёл к ним и с места в карьер спросил:
- Ты меня вылечить сможешь?
Максим осмотрел Светлейшего и безошибочно определил – у дядьки наверняка гипертония.
- Голова болит часто? – Спросил он со знанием дела.
Брови князя удивлённо взметнулись вверх.
- Верно. Видимо ты и вправду хороший лекарь, - заключил он, – пойдёшь с нами. Будешь жить в моём замке.
Максим посмотрел в сторону тёмной громады замка и сердце его защемило от тяжёлого предчувствия. Один только вид логова Светлейшего приводил в уныние. Казалось, что в этом грандиозном сооружении обязательно должны обитать призраки и в каждом шкафу по парочке скелетов припрятано. Потом, сам владелец замка не внушал ему ни малейшей симпатии. Дочь и жена, слов нет, хороши, но папаша – чистый отморозок!
- Я не могу оставить свой дом, - Макс кивнул на капсулу, - тогда я лишусь своей силы…
Князь понял, что в этом вопросе лекарь не думает ему уступать. Оценивающе осмотрел капсулу и решил, что места для этого странного дома у него найдётся предостаточно.
- Она верно умеет летать? – Спросил он хмуро.
Максим кивнул.
- Ладно, будешь жить в своём доме, раз такие дела, но у меня во дворе, чтобы всегда был под рукой, - принял решение Галимат. – Будешь моим лекарем!
Спорить дальше не было смысла – Князь уже всё решил за всех.
Макс поплёлся к капсуле. Его мучило искушение улететь куда-нибудь подальше от этого места и бросить якорь где-нибудь в другом месте, но здравый смысл подсказывал, что делать этого не стоит. Кто его знает, как оно будет на новом-то месте.
- Лекарь, не думай удрать, - в спину ему крикнул Светлейший, - я найду везде!
Макс пожал плечами, давая понять недоверчивому Князю, что он и не думает никуда сбегать. Удастся ли ему вернуться обратно в свой мир? Если нет, то надо как-то приспосабливаться к здешней жизни, в которой он ничего не смыслит. Может статься так, что Галимат Светлейший окажется ему полезен в будущем. Надо только постараться войти к нему в доверие. Максим оглянулся и встретился с пронзительно-синими глазами госпожи Литы. Дама очень внимательно рассматривала его, на губах её дрожала подозрительная улыбка. Неприятный холодок пробежал по спине врача. С Галиматом более-менее всё ясно, а вот эта дамочка…чего ждать от неё? И правда ли то, что о ней говорят?
…Когда-то госпожа Лита жила в полуразвалившейся хибарке на самой окраине города, вместе с полуслепой бабушкой и двумя младшими сёстрами. Жизнь не обещала молодой девушке ничего хорошего. Максимум на что могла рассчитывать Лита – это податься в содержанки к какому-нибудь более-менее богатому господину. Будущая Княгиня ненавидела, окружающую её с детства, нищету до остервенения. Поэтому, когда жизнь совершенно случайно столкнула её со Светлейшим, она не растерялась. Кое-что милая девушка действительно умела. Не то, чтобы она была асом в магии, но приворожить мужчину для неё – дело проще пареной репы. А поскольку Князь недавно лишился своей жены – лично отрубил ей голову мечом, то Лита очень быстро заняла её место. Красотку не пугали ни страшные рассказы о родовом проклятии Галиматов, ни крутой нрав Светлейшего, потому что большего проклятия, чем её нищета она не знала. Но вот с тех самых пор у прекрасной госпожи появился нездоровый интерес ко всему магическому и таинственному. Интерес этот подогревался ещё и преданиями о зловещем предке мужа. Говаривают, что прапрадед был на короткой ноге со всеми этими неведомыми силами и всё богатство рода приобретено не совсем правильным путём. Магия притягивала Литу, как магнит. Вот только все чародеи, с которыми её знакомили, оказывались обыкновенными фокусниками. Но теперь, кажется, ей, наконец, повезло! Нет никаких сомнений, что этот молодой, привлекательный мужчина и есть настоящий чародей. И она добьётся того, чтобы он обучил её всему, что умеет.
Оказавшись вновь в своей капсуле, Макс вздохнул облегченно: теперь, если что не так, он может свалить отсюда в более безопасное место. Он отдал приказ капсуле воспроизводить всё, что делается на земле и сосредоточенно стал прослушивать всё, что говорили Светлейший и его окружение. Разговор оказался интересным.
- Лита, о чём ты говорила с лекарем? – Хмуро поинтересовался Галимат у супруги.
- Я спросила его действительно ли он сведущ в чародействе, - честно ответила прекрасная госпожа.
- Ты опять за старое! Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты выбросила эти бредни из головы!
Максу показалось, что Князь испуган не на шутку.
- Почему ты так этого боишься? – Изобразила на своём лице святую наивность Лита.
- Потому, что считаю, что эти увлечения очень опасны, - признался Князь.
- Чем опасны? Магия может дать тебе ещё больше власти и ещё больше денег! С её помощью ты сможешь, наконец, разобраться с Грифаром!
Светлейший побелел, словно из него выкачали всю кровь, в глазах Макс увидел искорки настоящего безумия или безумного страха. Что-то с этим дядькой не так. А, судя по тому, что о нём рассказывают, то с ним всё не так!
- Успокойся! – Сказал Галимат резко. – Ты даже не знаешь, что это такое!
- А ты мне расскажи, - ответила женщина с откровенным сарказмом, - Ты ведь знаешь, верно? Твой предок был одним их них, да? Расскажи о нём!
Если бы перед ним была не любимая жена, а любой другой человек, то Светлейший давно бы уже свернул ему шею. Разговоры о прапрадеде доводили его до помешательства, но Литу он обидеть не мог – эта женщина имела над ним странную власть.
- А ты знаешь, как погиб Галимат первый? – Спросил он зловеще.
- Наслышана, - спокойно ответила жена.
- И тебя это не пугает?
- Мне кажется, что всё это всего лишь глупые сказки. Просто твой прапрадед так кого-то достал, что от него решили избавиться таким вот образом, - легкомысленно ответила женщина, - Насколько я знаю, он отличался скверным характером и имел много врагов.
Рыкуны, чёрный и белый легко несли всадников к замку, эти удивительные кошки не знали усталости. Макс про себя отметил, что скорость, которую развивают эти животные, сравнима со скоростью хорошего автомобиля на ровной дороге. Он перевёл взгляд на дочь Князя и увидел, что девушка мило болтает с тем самым здоровяком, который ночью устроил здесь кровавую бойню. Но сейчас, рядом с Патитой, парень выглядел невинным ягнёнком, робким и смущённым. «Ей Богу, - подумал Макс, - женщины рода Галиматов обладают необъяснимой властью над мужчинами и дело здесь не только в их красоте, красивых много». Теперь он мог без опаски рассмотреть лицо девушки. Красивая - это ещё мягко сказано. Патита казалась ему противоестественно красивой! Помимо его воли кровь прилила к лицу, а ладони вспотели. Максу чертовски захотелось прикоснуться к её гладкой, как шёлк, коже – проверить настоящая она или нет.
- Госпожа Патита, - лопотал великан, смущённо пряча глаза, - а зачем вам-то этот подозрительный лекарь?
Максу показалось, что парень ревнует.
- Ах, Кость, как же ты не понимаешь?! – Раздосадовано воскликнула девушка. – Здесь так скучно! А тут появилось что-то новое, интересное!
- Ничего в нём интересного нет, - мрачно ответил парень.
- Что ты, люди говорят, что он – великий чародей! Разве тебе не хочется с ним поговорить?
- Очень надо. Не люблю я этих чародеев, - признался Кость, - не доверяю им. Сволочи они все или шарлатаны!
Патита почесала своего рыкуна между ушей и вдруг задала неожиданный вопрос:
- Кость, ты ведь со всеми в хороших отношениях. От тебя ни у кого секретов нет, даже у папы, скажи, а ты знаешь за что папа убил свою первую жену?
Макс насторожился. Так, всплывают новые интересные данные о Светлейшем. Может, пока не поздно, удрать подальше отсюда? Мужик-то явно с головой не дружит.
- Я не имею права Вам, Госпожа, этого говорить, - смущённо сказал он.
Длинные чёрные ресницы взметнулись, словно крылья бабочки и девушка скорчила такую умильную рожицу, что сопротивляться ей Кость уже не мог, он вздохнул и тихо сказал:
- Только Вы, Госпожа, меня не выдавайте.
- Что ты, Кость, конечно же нет! – Воскликнула Патита.
- Говорят, что первая жена Князя была ему не верна, - тоном заговорщика заявил крепыш, - она забеременела. Даже, когда Князь её пытал, она продолжала утверждать, что ребёнка родила от Светлейшего. Только Князь тогда был далеко, они с Грифаром опять затеяли войну. Ребёнок никак не мог быть от Галимата. Но это всё слухи, а правды никто, кроме самого Князя не знает.
Девушка тяжело вздохнула, она уже привыкла к тому, что её милейшего отца частенько рисуют таким невозможным чудовищем, но слова Кости её огорчили.
- А ребёнок? – Тихо спросила она.
- Что ребёнок? – Не понял Кость.
- Что случилось с ребёнком?
- Сомневаюсь, чтобы Ваш папа оставил его в живых, - признался Кость.
«Да, попал я, как клизма в задницу»: - подумал Макс с тоской. Будущее становилось всё более сомнительным. Служить такому типу, как этот Галимат – дело неблагодарное. Скажешь что-нибудь не то и всё, прощайся с жизнью. С тоской он вспомнил свою работу, уютный, пусть и не очень чистый, дом, занудных тёток с их вымышленными болезнями и Таньку…
- Папа не мог убить ребёнка! – Нервно воскликнула Патита.
- Я же говорю, что меня тогда не было, - начал было оправдываться парень, - я лишь рассказываю Вам то, о чём поведали мне другие люди. Но, Госпожа Патита, Вы не знаете на что способен мужчина в приступе ревности! - Он немного помолчал и добавил, – Тем более такой мужчина, как Ваш батюшка. Вы же сами знаете его характер!
«И вот к этому упырю я сейчас направляюсь в гости, - почти с ужасом подумал Макс. – Валить надо, пока ветер без сучков! И, чем дальше, тем лучше!».
Потом он сам не мог объяснить себе почему не послушал голоса разума. Кто в этом виноват, красотка Патита или её не менее красивая мать? А толку с их красоты? Не приведи Боже закрутить рома с кем-то из них! Папаша церемонится не станет – задницей на кол посадит и прощай надежда на светлое будущее. Макс решил послушать о чём говорят супруги.
- Галимат, объясни, что с тобой происходит? – Настаивала Лита. – Вчера вновь повторилось то же самое. Я уже начинаю тебя бояться.
Светлейший горько рассмеялся.
- Тебе-то, Лита, бояться нечего, - сказал Князь, - это мне надо бояться.
- Чего? – Наставала Княгиня.
- Всего, - признался Светлейший недовольно. – И прошу тебя, дорогая, никогда не расспрашивай меня об этом!
Вот уже внизу появились мрачные очертания замка. «Какой идиот это соорудил?»: - раздражённо подумал Максим.
Замок действительно вызывал неоднозначные чувства. С одной стороны, это довольно большое здание и, казалось бы, вполне шикарное. Но, с другой стороны, ничего более мрачного и отталкивающего Максу раньше видеть не приходилось. Выстроенный из тёмно-бардового кирпича, с чёрной крышей и высоченным забором. Украшением замка служили жутковатые фигуры неведомых монстров, которые, как будто живые наблюдали сверху за всеми, кто жил в замке. Гипсовые чудовища казались, Максу живыми и от их немигающих взглядов у него мороз пробегал по коже. Украшали всё это мрачное зрелище лишь многочисленные цветники с яркими и такими неуместными на фоне этой сумрачной картины, цветами. Макс теперь уже готов был поверить во что угодно, в привидений, демонов, неведомых чудовищ, которые прячутся в замке повсюду и это не смотря на весь свой врождённый скептицизм.
- Этому архитектору я бы сам лично руки повыдёргивал, - сказал Максим сам себе. – Не замок – обитель зла! Тут, наверное, и Дракула где-нибудь в подвале припрятан на чёрный день. Лежит себе тихонечко в гробу и ждёт, когда объявят его выход.
Подобное предположение его развеселило, а смех разогнал все угрюмые мысли. Подумаешь, дом непривлекательный, как будто хрущёбы выглядят лучше. Эти развалюшки с сидячими ванными и кухнями, в которых два человека – уже толпа. Здесь, по крайней мере, места навалом. Что поделаешь, если вкус у хозяев замка немного странноватый – характер такой.
Капсула приземлилась рядом с клумбой, покрытой, словно пёстрым ковром, неведомыми цветами. И, если не забивать себе голову всяческой мистикой, то всё выглядит вполне пристойно.
Макс непривычно перекрестился и выпрыгнул из капсулы. На него с удивлением смотрели, высыпавшие во двор, слуги и охрана. Хозяева ещё не подъехали.
Глава 3
Показательное выступление
Всё оказалось не так уж страшно, как казалось. Светлейший, хоть и самодур конченый, но приспособиться к нему можно. Главное, как можно реже попадаться ему на глаза. Макс понял, что с Галиматом лучше не спорить, потому что доказать ему всё равно ничего нельзя. И он не спорил, соглашался и делал по-своему. Он вообще старался здесь ни с кем не общаться. Исключение составляли Кость и дочь Светлейшего Князя Галимата Патита. Ещё спасало то, что ему разрешили жить не в замке, а у себя в капсуле. Замок он посещал лишь по необходимости, если вдруг Светлейшему срочно требовалась его помощь. Даже смотреть на это чудовищное сооружение Максу было неприятно. Вот и сегодня к Максу прибежал расстроенный Кость и попросил срочно явиться к Князю.
Макс обречённо вздохнул: вот, что значит быть придворным лекарем – нет тебе покоя ни днём, ни ночью. Видимо, у Галимата опять подскочило давление. И, как бы ни торопил его Кость, Макс шёл не спеша – замок его пугал. Казалось бы, чего ради? Но было в нём что-то такое, от чего хотелось бежать сломя голову. Этой ночью он надеялся немного пораньше лечь спать, чтобы завтра во всеоружии встретиться с Литой. Жена Князя, видя, что лекарь без особого энтузиазма посещает замок, сама приходила к нему. Удивительная женщина! Макс даже себе самому боялся признаться, что увлечён княгиней. «Стерва ведь! Та ещё стерва, - убеждал он себя, - циничная и расчётливая! Но до чего же хороша!».
Поднимаясь по широким ступенькам наверх в кабинет Князя, Макс вдруг испытал странное настолько странное чувство, что даже остановился на мгновенье. Ему показалось, что на него кто-то смотрит. Он оглянулся, но никого, кроме Кости так и не смог обнаружить, лишь старый меч, прибитый намертво к стене сверкнул кровавым рубином, вправленным в эфес. Максу даже показалось, что этот камень похож на глаз неизвестного хищника, сверкающий в темноте. Перехватив его взгляд, охранник объяснил:
- Этим мечом Светлейший убил свою первую жену, там даже кровь осталась. Галимат прибил его здесь в назидание своей будущей супруге.
Лекарь криво усмехнулся. Да, о благосклонности Госпожи Литы можно и не мечтать, потому что такое наглядное пособие отворотит от прелюбодеяния даже самую легкомысленную женщину. Неудивительно, что Княгиня ведёт себя так холодно и неприступно, удивительно, что она вообще позволяет себе общаться с мужчинами.
Дальше они уже пошли быстрее. Перед дверью Светлейшего Кость посторонился и пропустив вперёд Макса, остался в коридоре.
Князь его ждал, но по всему было видно, что чувствовал он себя хорошо.
- Садись, лекарь, мне нужно с тобой поговорить, - голос его прозвучал как-то зловеще и Макс напрягся, стараясь при этом ничем не выдать своего страха.
- У Вас ведь, Светлейший, сегодня нет проблем со здоровьем, - осторожно начал он «разведку боем», - так зачем Вы меня вызвали?
Галимат расхохотался и хлопнул Макса по плечу, выражая таким образом своё расположение. Но смех резко оборвался и взгляд Князя стал жёстким и холодным.
- Как ты относишься к пыткам? – Неожиданно спросил он.
Макс оторопел. Начинается! Надо было бежать сломя голову из этого проклятого места! Губы у него дрогнули, выдавая волнение и голос зазвенел от испуга:
- Плохо. Я очень плохо отношусь к пыткам.
- В этом я не сомневался, - вновь добродушно загудел Светлейший, - но тебе придётся при этом присутствовать. Не хочу я, чтобы преступники умерли раньше, чем я узнаю то, что мне нужно.
Поняв, что пытать собираются не его, Макс вздохнул облегчённо и вздох этот от Князя не укрылся, он сразу же догадался, о чём думает его лекарь и усмехнулся в усы.
- Не дрейфь, Макс, - Светлейший в первый раз назвал его по имени, знаешь, как говаривал мой отец? Он мне всегда твердил: «Сын, жизнь относится к человеку так, как он относится к ней. Если ты чего-то боишься, то это что-то с тобой рано или поздно произойдет. Будешь жаловаться – никогда не сможешь почувствовать себя счастливым. А уж коли полюбил, то люби, а не приноси себя в жертву и не стремись к обладанию и тогда тебя тоже полюбят!». Мой батюшка был мудрым человеком и поэтому умер хорошей смертью, быстрой, в бою.
«Ох, - подумал Макс, - вот только этих нравоучительных бесед мне только не хватало для полного счастья!».
- Я так понимаю, что Ваш отец был вполне доволен своей судьбой? – Поинтересовался он язвительно, потому, что уже знал, что папашу Галимата изрубил на куски кто-то из рода Грифаром, кто именно так и осталось неизвестным. Князь уловил в словах Макса иронию и нахмурился.
- Я знаю, что ты думаешь, но всё не так просто, как тебе кажется. Все мои предки, начиная с прапрадеда, умирали мучительно и долго. Прадед скончался после длительной болезни, причины которой ни один из лекарей выяснить так и не смог. Деда моего захватили в плен и он умирал долго от голода и пыток, так что, сам видишь, отцу повезло. Всё относительно в этом мире, парень, поверь мне.
«Тоже мне Эйнштейн, - начал потихоньку выходить из себя Макс, - расфилософствовался на ночь глядя».
А потом они долго шли по запутанным коридорам замка, спускались в подвал и шли куда-то в освещении светильников, напоминающих яичные желтки – такие же гладкие, блестящие и жёлтые, почти не дающие света. Макс поёживался то ли от холода, то ли от того в чём ему предстояло участвовать. Несколько раз он останавливался, чтобы отдалить эту неприятную минуту и, кажется, Светлейший прекрасно понимал в чём причина его медлительности, ядовитая улыбка не сходила с его губ, когда он бросал короткие взгляды на своего, побелевшего от напряжённого ожидания, лекаря.
- Вот, лекарь, будет тебе работа, - ехидно заявил Галимат перед тяжеленной, тёмной дверью.
Макс обречённо вздохнул.
В холодном, пахнущем плесенью подвале, подвешенные на железных цепях к потолку, болтались два измученных человека. В них Максим не сразу узнал тех двоих, которые нагрянули к нему ночью, настолько хорошо над ними поработал неизвестный палач. Галимат хохотнул и, указывая на пленников пальцем заявил:
- А ведь они тебя, лекарь, хотели похитить.
«Что-то часто меня в последнее время похищать стали, мода у них, что ли такая пошла?»: - уныло подумал Макс. А Светлейший взял со стола жуткую плётку-семихвостку со свинцовыми шариками на концах и, широко размахнувшись, со знанием дела, стеганул одного из пленников. Несчастный хрипло застонал.
- Я всё Вам сказал, Светлейший, - взмолился бедолага. – Чего ещё Вы от меня хотите?!
Там, где прошлась плётка, появились багровые полосы, которые быстро набухали кровью. В сумраке подвала Максу эта кровь показалась чёрной. При виде страшных ранений у него сжалось сердце. Нет, крови он конечно же не боялся – врач, как никак, но вид человеческих страданий, которые можно предотвратить, сводил с ума. Это не тяжёлая болезнь, от которой никуда не денешься, нет, это всего лишь придурь местного самодура!
- Мой папа, - поучительно произнёс Князь, - говаривал, помнится: «Жизнь ломает только тех, кто ломается. А тех, кто не ломается, она просто проверяет, чтобы потом наградить». Поверь, шпион, мой папа был очень мудрым человеком.
«Блин, - сделал вывод лекарь, - у него не папа был, а какой-то Конфуций – на каждый случай жизни найдётся очередная папина цитата!». А Светлейший тем временем отложил в сторону плётку и взял большой и, похоже, острый нож. Максу стало не по себе. Что ещё затеял этот маньяк?
- Что Вы собираетесь делать, Князь? – Спросил он испуганно.
- Я собираюсь вырезать у него со спины себе ремень, - спокойно ответил Светлейший и Макса затошнило от одной только мысли свидетелем чего ему предстоит стать. Он побелел, как бумага и сжал кулаки. Максим знал немало разных недоумков, для которых чужая жизнь ничего не стоит, но Галимат казался ему хуже всех этих, обиженных жизнью, отморозков, потому, что в его руках была реальная власть, а у тех – только ножи и кастеты.
- Светлейший, зачем Вам это? – Спросил он с тоской в голосе.
- Чтобы никакие Грифаровы шпионы по моей земле не ползали!- Гневно выкрикнул Князь. – Слишком много они себе позволяют!
Галимат подошёл к обезумевшему от страха пленнику и провёл ножом по спине, словно отмеряя размеры будущего ремня. Несчастный задрожал и крупные слёзы покатились по его, испачканному кровью, лицу. Макс не выдержал, он схватил Князя за руку и заявил с угрозой в голосе:
- Князь, если Вы это сейчас сделаете, то я больше никогда не стану лечить Вас! Мучайтесь со своей головной болью сколько хотите! Поверьте, что бы Вы потом со мной ни сделали, я умею стоять на своём!
Никто и никогда не смел ТАК разговаривать с Галиматом Светлейшим! Никто и никогда даже думать не смел ни о чём подобном! Князь задрожал от возмущения и непроизвольно выбросил вперёд руку с ножом. Лезвие полоснуло Макса по щеке, оставив кровавую полосу. Тогда терпение парня кончилось. Он схватил Князя за плечи, встряхнул хорошенько и прошипел:
- Вы знаете, что у Вас за болезнь, Князь? Нет? Я Вам сейчас объясню. При этой болезни с Вами в любую минуту может случиться удар. Вы будете лежать без движения и даже слова сказать не сможете. Вы будете мочиться под себя и Ваше счастье, Князь, если Ваши родные будут добры к Вам и не оставят умирать в одиночестве от жажды и голода и куче собственных экскрементов. Это называется инсульт, Князь. Болезнь очень опасная, уж поверьте мне!
Его слова и его решительный вид остудили пыл Галимата, Князь довольно хмыкнул и сделал свой, такой неожиданный вывод:
- Лекарь, а ты сильней, чем я думал. Ты не ломаешься.
- Да нет, просто я – врач и моё дело лечить людей, а не калечить, - объяснил лекарь свою позицию Князю.
- Чтож, мне нравятся такие вот принципиальные, но должен тебя предупредить, что они обычно долго не живут. Но я умею ценить смелых и упорных, потому что вокруг слишком много человеческого мусора, гнили, к которой даже прикасаться противно. А вот настоящих людей, лекарь, очень мало. Жаль, что мало они живут, такие вот решительные, как ты!
- Проживу столько, сколько мне отмеряно, - пожал плечами Макс, демонстрируя полнейшее равнодушие к своей будущей судьбе, что отчасти было правдой, потому, что порой ему казалось, что лучше уж действительно умереть, чем оставаться здесь навечно.
Галимат добродушно похлопал его по плечу и поспешил успокоить:
- Ладно, лекарь, пусть в этот раз всё будет, как ты хочешь, но не вздумай в дальнейшем меня шантажировать! Подобное я могу простить только один раз, не более.
По просьбе своего лекаря Галимат освободил пленников от цепей и они безвольно упали на пол, как тряпичные куклы, но даже в таком положении один из них, тот, который выглядел лучше, смог прошептать:
- Спасибо тебе, лекарь, я этого не забуду.
- А толку-то, - усмехнулся Светлейший, - ты ведь всё равно отсюда не выйдешь. Я подарил вам жизнь, но не свободу.
Князь развернулся и собрался было уходить, но Макс немного замешкался, чем вызвал у Светлейшего недовольство. Князь нетерпеливо толкнул его в спину и строго сказал:
- Это всё, больше ты меня ни на что не уговоришь, даже не пытайся.
Дорога обратно заняла гораздо меньше времени – они оба спешили поскорее покинуть мрачный подвал, но у каждого для этого были свои причины. Макс ведь не мог слышать тот сдавленный шепот, который звучал в голове Князя, шёпот, зовущий куда-то, обещающий и искушающий. Галимат хотел зажать уши руками, но понимал, что это не поможет. Лекарь лишь отметил про себя, что лицо Галимата странно изменилось, в нём появилось напряжение, а в глазах – страх. В какой-то момент Светлейший споткнулся и упал, больно ударившись головой об стену. Цепочка, на которой висел странный кулон, лопнула и хрустальная слеза отлетела в сторону. Светлейший издал крик, который не мог принадлежать человеку. Такой реакции от Князя Макс никак не мог ожидать! Впечатление было такое, словно вместе с этим забавным кулоном из Галимата уходила сама жизнь. Он побледнел, задрожал и вдруг взвизгнул, а потом на четвереньках пополз за своим украшением. Хрустальная слеза лежала прямо у ног лекаря и он нагнулся, чтобы поднять кулон, но Князь так страшно закричал, что Макс замер, не понимая, что происходит.
- Не тронь! Не прикасайся!
- Воля Ваша, - не стал спорить парень, чтобы этот сумасшедший успокоился, - я просто хотел Вам помочь…
Галимат схватил амулет и сжал в кулаке. Руки у него тряслись, как у алкоголика после сильного перепоя. Но вот, что странно, в какой-то момент Максу показалось, что он видел, как к украшению протянулись две дрожащие тени, похожие на костлявые, скрюченные руки, но всё это длилось лишь какой-то короткий миг. Князь быстро поднялся с колен и коротко приказал:
- Пошли быстрей, нечего тут задерживаться!
Уже у себя в кабинете, развалившись на старом, потёртом диване, успокоившись, Князь объяснил почему он на самом деле позвал Макса с собой в подвал:
- Я хочу, чтобы ты понял, что со мной шутки плохи. Я не прощаю предательства! Но, если ты будешь служить мне верой и правдой, тебе не о чем будут жалеть, я умею быть щедрым. Скажу тебе, лекарь, честно, меня удивляет, что за всё это время ты ни словом не обмолвился о вознаграждении.
- Вознаграждение, – удивился парень, – какое вознаграждение?
- У меня такое чувство, что это не я, а ты ударился головой, - удивлённо произнёс Князь. – Вознаграждение за твою работу какое-то причитается ведь. Ты мне ничего об этом не сказал.
До Макса, наконец дошло, о чём талдычит Светлейший. Ну, конечно же, он ведь теперь принят на работу и ему полагается зарплата! От этой мысли бедняге стало не по себе. Это что же получается, он больше никогда не вернётся домой?! От отчаянья он стал шарить взглядом по стенам, как будто надеялся увидеть на одной из них спасительную дверь в свой привычный, родной мир. Портрет молодого мужчины остановил эти шараханья. На картине был изображён статный парень лет около тридцати, с красивым лицом, открытым взглядом и немного высокомерной усмешкой, что его нисколько не портило. Перед глазами Макса был портрет ПОБЕДИТЕЛЯ.
- Кто это? – Спросил Максим.
- Это, - отчего то вздрогнул Светлейший, - это мой прапрадед. Но здесь он изображён в молодости. Более поздних портретов не сохранилось, разве что один.
Князь встал, направился к небольшой нише в стене и осветил её фонарём.
- Ну, как тебе мой предок, лекарь? – Спросил Галимат ехидно.
Макс оторопел: то, что он увидел никак не вязалось с тем образом молодого счастливого и вполне успешного человека, который предстал на первой картине. На этом портрете был изображён старый, мрачный урод, весь в складках и морщинах, словно шарпей. Плотно сжатые губы выражали бесконечное презрение ко всему миру, а в мутных голубых глазах плескался нечеловеческий страх. На шее у старикана висел точно такой же кулон, как и у Галимата.
- Это тоже он? – Удивлённо спросил Максим, не веря в то, что время может настолько изменить человека. Стареют все, но здесь казалось, что перемены случились не только внешние, ещё больше таинственный предок Светлейшего изменился изнутри!
- Да, это один и тот же человек. Ничего общего, да? Кстати, того художника, который нарисовал этот портрет, говорят, мой придурочный предок повелел казнить. Ему этот портрет не понравился. Мне, честно говоря, тоже.
«О-хо-хо, - сделал вывод парень, - а ведь предок этого странного рода был явно не в ладах с собственной головой!», но вслух он, конечно же ничего подобного не сказал.
Светлейший вернулся на свой любимый диван и после непродолжительного молчания, когда Макс уже решил уходить, но не знал, как об этом заявить Князю, заявил:
- Скажи, лекарь, ты и вправду чародей?
И тут же, не дожидаясь ответа:
- Не вздумай учить мою жену этому делу! Она немного помешана на этой чёртовой магии, но ты её не слушай, ясно? Я тебе это запрещаю!
Галимат сам избавил Макса от лишних проблем. В медицине он-то разбирался, а вот с магией как-то сталкиваться не приходилось. Да и вообще, во все эти мистические бредни он никогда не верил.
- Конечно, Князь, как скажете, - согласился он слишком уж радостно и поспешно. И, что бы Светлейший ничего не заподозрил, спросил: - А как такое случилось? Почему Ваш предок настолько изменился?
За окном закричала какая-то неизвестная ночная птица. Лицо Галимата потемнело, но он решил, всё-таки, ответить на вопрос:
- Говорят, что однажды прапрадед ушёл в сторону болот. Его долго не было, а когда он вернулся, то у него в большом мешке кто-то шевелился. Предок мой никому ничего не сказал и даже не позволил слугам ему помочь, сам дотащил мешок до своего кабинета, закрылся там и несколько суток не выходил. А, когда появился вновь, то это был уже другой человек.
Макс заинтересовался:
- А кто был в мешке?
Галимат испытующе на него посмотрел и процедил сквозь зубы:
- А этого не знает никто, потому что больше этого мешка никто не видел. Да и не верю я во все эти бредни. Болота эти непроходимые, по ним и днём-то опасно ходить – везде сплошная трясина, а уж ночью… Не думаю, что мой предок был настолько безумен, чтобы отправиться туда в одиночку да ещё и по темну. Это всё просто легенды.
Возвращаясь обратно к себе в капсулу, Макс вдруг спиной почувствовал чей-то взгляд. Он остановился и оглянулся. В тёмном коридоре никого не было, но ощущение присутствия кого-то живого от этого только усилилось. В свете тусклых ламп по стенам скользили гибкие невесомые тени, похожие на различных мифических животных. Одна тень, непонятно чем отброшенная, подползла почти к самым его ногам. Это было нечто напоминающее сгорбленного старика, который тянул свои крючковатые руки к ногам Макса. Незнакомый почти мистический страх заставил парня отступить немного в сторону, словно прикосновение этой тени могло ему чем-то навредить и тут в голове зазвучал злорадный хрипящий смех, настолько явный, что стало страшно. Макс даже головой мотнул, чтобы прогнать навязчивую галлюцинацию. Но вот один из светильников вспыхнул ярче и прогнал наваждение, но осадок на душе остался, тяжёлый и мутный.
Уже во дворе к Максиму подошла Госпожа Лита, красивая настолько, что глазам было больно на неё смотреть, и вкрадчиво сказала:
- Макс, у меня к тебе дело. – Только она называла его по имени, все остальные обращались к нему просто «лекарь».
После разговора со Светлейшим он уже догадался о чём пойдёт речь и приготовился дать этой красивой женщине категорический отказ, тем более, что ответить согласием он не мог бы в любом случае.
- Ты действительно чародей? – Уже во второй раз за вечер услышал он этот вопрос.
- Зачем, Вам это, Госпожа?
- Я хотела бы, чтобы ты меня научил всему, что умеешь сам!
- Я ничего такого не умею, - честно ответил Макс.
- Лжёшь! Это мой муж запретил тебе разговаривать на эту тему, да?
Макс лишь пожал плечами, давая этим знать, что ничего другого Княгиня от него не дождётся. А она посмотрела на него так, что голова пошла кругом. В её взгляде было обещание, призыв, всё, в чём сейчас Макс нуждался больше всего. Безумно захотелось затащить её к себе в капсулу, повалить на кровать и забыть, наконец обо всём, что с ним произошло! Женщина схватила его за руку и, неожиданно сильно, для такой хрупкой особы, сжала. Ещё немного и гори огнём этот Светлейший!
- Госпожа, идите домой, - сказал он, с трудом выдернув свою руку, - сейчас будет гроза.
Красавица издевательски рассмеялась.
- Какая гроза, лекарь, небо чистое.
И в этот самый момент где-то вдали, словно подчиняясь какому-то приказу, прогремели раскаты грома и расцвели зарницы. Гроза приближалась к замку с угрожающей скоростью, нешуточная гроза. Госпожа Лита испуганно отшатнулась от лекаря и прошептала:
- Значит, ты говоришь, что ничего не понимаешь в магии?
Фигуры чудовищ, которыми безумный архитектор украсил замок, казались сейчас ещё более живыми, чем когда-либо. Они пристально наблюдали за происходящим и лекарю даже показалось на какой-то миг, что некоторые из них шевелятся, как будто готовятся к броску. Как ни старался Макс, он не смог скрыть своего страха. Лита заметила, что лекарь изменился в лице и приняла это на свой счёт.
- Хорошо, Макс, я уйду, раз уж ты так боишься моего мужа, но наш разговор не закончен,- пообещала она многозначительно, потом развернулась и побежала прочь к замку, а Макс, проклиная себя, Князя, его жену и весь этот непонятный мир, забрался к себе в капсулу. И сразу же стало легче. Здесь, у себя дома, на своей территории, он мог, наконец-то, расслабиться и подумать о том, что произошло.
- Как же мне всё это надоело! - Воскликнул он в отчаянии. – Гори они все синим огнём и Князь и его жена! Загнали, как собаку в угол и хотят, чтобы я был с ними любезен. Магию ей подавай какую-то! Им, видишь ли, мало дипломированного врача.
И сразу же вспомнилась сумасбродная Танька и её бесконечные претензии в отсутствии у него каких-либо амбиций. Почему-то ей казалось, что он обязательно должен стремиться к тому, чтобы в срочном порядке стать как минимум главврачом. Участковый терапевт её никак не устраивал. Макс вспомнил её лицо и поймал себя на мысли, что его Танька неуловимо чем-то похожа на Госпожу Литу. Это открытие его потрясло. Как он раньше этого не заметил? Ведь действительно похожа!
Он посмотрел в иллюминатор, чтобы ещё раз увидеть Княгиню, но её уже не было. Тяжёлые капли дождя застучали по капсуле. Молнии сверкали одна за другой, придавая и без того мрачному сооружению совсем уж зловещий вид. Вдруг в свете этих белых вспышек Макс увидел нечто! Там, где находилось окно кабинета князя, на высоте третьего этажа, что-то шевелилось на стене. Он присмотрелся, но разглядеть яснее ничего не смог. Ясно было только одно – кто-то ползёт по стене. Он всматривался в темноту и когда молния вновь осветила всё вокруг, он смог заметить, что этот кто-то не человек. Похож на человека, но не человек. В груди зарождалась паника. Он срочно отдал мысленный приказ капсуле и та поднялась в небо, туда, где бесились молнии и громыхал гром. Грозы он не боялся, а вот то, что творилось там, на земле, приводило его в ужас. Никогда ещё в своей жизни он так не боялся!
Макс повалился на кровать и постарался уснуть, но ничего не получалось, сон не желал приходить, потому что перед глазами у него стояло то существо, которое он увидел на стене замка – большущий волосатый паук с человеческой головой.




Автор поста
Инча
Создан 7-08-2009, 22:17


116


12

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Я мастер
Стихи

Мастер и Маргарита
Чтиво

О наболевшем
Стихи

Души перекрёстков (Ночная охота)
Творчество

Мастер перекрёстков Глава 11
Проза


Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх