Сокрытые-в-тенях. Часть первая
Я пророчить не берусь,
Но точно знаю, что вернусь,
Пусть даже через сто веков,
В страну не дураков, а гениев!
И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения
Страны,
Вернувшейся с войны...


Игорь Тальков


1 часть. Салют упавших звезд...

-1-


Наконец-то пальцы наткнулись на связку ключей, весело звякнувших среди остального сумочного хлама. Ненарокова отыскала в темноте замочную скважину. Открыв замок, с облегчением дернула дверь на себя. А ведь только вчера вкрутили лампочку в подъезде! Как вкрутили, так, видимо, и выкрутили - дурное дело нехитрое.
Инстинктивная женская... нет, не боязнь - скорее опаска... темноты отступила в тот же миг, когда в коридоре вспыхнул свет, а из дальней комнаты донеслись голоса телеведущих, аплодисменты и музыка.
-- Бориска! - окликнула Людмила сына.
Не дождавшись ответа, стала разуваться. Может быть, хоть кто-то из друзей сумел вытащить его на улицу из-за этого проклятущего компьютера?
Мать Люды, Евгения Семеновна, и благоверный Костя азартно "болели за своих", уставившись в экран. Специально приглашенные в скандальное ток-шоу актер и актриса изображали тещу и зятя, самозабвенно метеля друг друга перед камерами на потеху публике. Двое детин, последователей Терминатора, по должности своей давно должны были бы вмешаться и прекратить свару, но как-то не очень уж спешили.
Ненарокова устало закатила глаза и попутно отметила, что в углу на потолке колышется пыльная паутина, что давно уже пора сделать ремонт и что думать о ремонте как раз сейчас, после очередного родительского собрания с внеочередными поборами, ей не стоит.
Драка на экране прекратилась, и, вспомнив друг о друге, снова заворчали Костя с Евгенией Семеновной.
Ненарокова сняла с вешалки пакет и отправилась выгружать продукты в холодильник.
Да, Борис Константиныч, ваши "двойки" лишат вас компьютерных "автогонок" на месяц. Хотя нет, "лебедей" в этой четверти парень поймал не очень много. А вот доводить до белого каления учительницу по музыке было совсем не обязательно. Он на велосипеде катается, а мать красней там перед всеми! Позорище!
Тут Ненарокову посетило очень неприятное ощущение, словно кто-то стоит в полутьме кухни у нее за спиной и норовит спрятаться, стоит ей только скосить туда глаза, не говоря уж о том, чтобы повернуться. По спине прошел холод.
Женщина торопливо затолкала оставшиеся упаковки в дверцу холодильника, поежилась и потянулась к выключателю...

-2-


Если бы кому-то до кого-то было дело в громадном перенаселенном городе, то, скажем, не обремененный заботами, а то и просто гуляющий прохожий (да, да, не "господин", коему место в "Мерседесе", и не "гражданин" -- тот в транспортной давке забывает даже собственное имя, -- а именно "прохожий"!) вполне мог бы заметить странную парочку людей, причем молодой человек в этой разрозненной чете явно преследовал девушку, стараясь не попасться ей на глаза.
Вот только что они петляли по Каменноозерской среди людского потока, и вот внезапно, сквозь арку, вывернули на Городовую, а теперь уже оттуда с головой окунулись в омут громадного проспекта Ленина...
И чувствовала девушка, что происходит с нею что-то не очень приятное, ведь разве понравится кому чужое и необъяснимое дыхание в затылок? Чувствовала, оглядывалась, но в тот же момент парень скрывался за чьей-нибудь спиной, за углом дома или за дверью магазина.
Завернутая по какой-то странной моде в широкий серый плащ до пят, она в то же время не привлекала к себе любопытных взглядов. Будто и не замечал ее существования прокуренный вечерний город, подобно тому, как нездоровый организм игнорирует проникновение чужеродной сущности.
Но в незнакомке было что-то не так...
Что-то не так было и в ее преследователе. Некая целенаправленность, сосредоточенность вкупе с грациозными, почти игривыми движениями руководили молодым человеком.
Когда девушка вдруг побежала, он, не напрягаясь нисколько, также прибавил шагу и попросту срезал несколько закоулков. И оказалось, что ни малейшего шанса скрыться у нее нет, да только сама она об этом еще не знала...
Тронувшийся с места автобус притормозил. Водитель сжалился, открыл двери, чтобы подобрать отставшую пассажирку - именно пассажиркой показалась ему юная красотка в сером балахоне.
Преследователь тогда резко встал, провожая взглядом номер на забрызганном грязью заднем стекле, и на короткое "Извини, братан!" ответил мужичку, который случайно врезался в его спину:
-- Не бери в голову!
И снова прыжок в людоворот, и снова легкий пируэт между маршрутками, подножка автобуса, давка...
-- Который час?
-- Половина седьмого!
-- Передавайте за проезд!
-- ...я у "Рассвета" сейчас, через пятнадцать минут буду... угу! Угу!
-- Да не толкайтесь вы!
-- Я на следующей схожу!
-- Я тоже, а спросить нельзя?
-- Какие все нежные, блин!
С интересом наблюдал он, как низкорослый, с рябым лицом карманник шарит в сумочке зазевавшейся полной дамы. Даже отвернулся, когда очередь дошла до него самого, и лишь в последний момент перехватил руку воришки прямо у себя в кармане:
-- Ничего нет? - В голосе его прозвучало теплое сочувствие. -- Спасибо, что ты так хорошо обо мне подумал!
Карманник струхнул, позеленел, прикинулся пьяным. И достоверно прикинулся, мерзавец:
-- Какая щаз остановка? - еле ворочая языком, обратился он неизвестно к кому, а ладонь его, плененная цепкими пальцами несбывшейся жертвы, стала ледяной и взмокла от пота.
-- Не догадываешься?
И в упор, испепеляющий взгляд серо-зеленых глаз.
Но скандала не случилось: ни с того ни с сего парень выпустил пленника через открывшиеся двери и лишь усмехнулся вслед, наблюдая, как вор, ухватившись за грудь, осел на металлическую скамейку...
Только через полчаса на этой остановке разгонят народ, чтобы пропустить врачей "скорой помощи". Но это будет через полчаса. То есть, слишком поздно. К тому времени роковой автобус в ожидании водителя будет стоять, обтекая грязью, на конечной Кольцевой, а вокруг, как обычно, станут каркать вороны, ругая осень. А водитель примется зубоскалить и заигрывать с блондинкой-диспетчершей, даже не подозревая, что произошло на его маршруте всего каких-то тридцать минут назад.
И уж, конечно, никому в голову не придет сопоставить то, что произойдет в городе несколькими днями позже, с этим незначительным и никем почти не замеченным инцидентом.
Никем, кроме хилого парня по прозвищу Гоня-хакер, программиста, а по совместительству любителя Интернет-игр и завсегдатая множества сетевых форумов. Ведь это именно он шепотом спросил у незнакомца, когда тронулся с остановки тот самый автобус:
-- А вы их не боитесь? Отомстить ведь могут за то, что вычислили!
Парень кинул снисходительный взгляд в сторону источника звука и, обнаружив Гоню-хакера у себя за плечом, отозвался:
-- Я только огнетушителей опасаюсь, отрок! Пены много...
-- Огнетушителей?!
Не получив ответа, Гоня отстал. Но типа зеленоглазого, с собранными на затылке волосами, запомнил. И немалым будет удивление Гони, когда через несколько дней его автобусный спутник вдруг возьмет да и появится на телевизионном экране уже совсем в другой одежде...

-3-


...И в тот момент, когда, захлопнув холодильник, Ненарокова потянулась к выключателю, квартиру огласила трель дверного звонка. Людмила подскочила от неожиданности, а потом засеменила онемевшими ногами в прихожую.
"Да что со мной такое? - пытаясь рассуждать с юмором, подумала она. - С чего такая нервозность? Страхи детские, а еще и ночь-то не наступила! Да и дома почти все... Вот и Борька с улицы вернулся"...
А на кнопку звонка давили и давили. Но самое странное, что это не возмутило ни Костю, ни Евгению Семеновну, и ни тот, ни другая не кинулись в коридор, чтобы высказать "невоспитанному ребенку" свое недовольство.
По привычке выглянув в глазок, хозяйка увидела только тьму. Она еще посочувствовала бедному отпрыску, вынужденному стоять на неосвещенной площадке, да еще и после того, как столько пролетов тащил на себе тяжелый велосипед.
Дитятко тем временем опять налегло на кнопку звонка, и Людмила торопливо повернула колесико защелки.
-- Борька, чего ты трезво...
Ее отбросило распахнувшейся дверью. Ненарокова налетела спиной на вешалку, но висящая на металлических крючочках одежда смягчила удар.
Из темноты подъезда на свет в прихожей вылетела незнакомая девушка в широком бесформенном плаще. Незваную гостью по-настоящему трясло от ужаса, и, кинувшись к заваленной куртками Людмиле, она стала что-то объяснять на тарабарском наречии, да еще и хриплым, то и дело срывающимся на писк, голоском. Язык, которым пользовалась девица, Ненароковой был незнаком. Едва оправившись от потрясения, Людмила раздраженно спросила, что ей нужно. Вместо внятного ответа незнакомка стала хватать хозяйку за руки и даже попыталась увлечь ее в комнату, все время озираясь на входную дверь. Во взгляде ее скакали больные, лихорадочные всполохи. Она походила на затравленного и загнанного в ловушку звереныша.
-- Прекратите немедленно! - отбрасывая от себя руки юной нахалки, рявкнула Ненарокова. - Вы что, в самом деле? "Скорую" вам вызвать? Костя! Костя! Мам!
Это вызвало новую бурю непонятных слов, коими пыталась объяснить свое вторжение ненормальная девица. Муж и Евгения Семеновна словно оглохли.
-- Убирайтесь вон отсюда! - и Людмила навалилась на девушку, чтобы вытолкать взашей туда, откуда ее принесла нелегкая.
Но тут они обе увидели, как медленно поворачивается по часовой стрелке "катушка" замка. Выкрикнув нечто явно отрицающее, девица в балахоне побежала в комнату.
Людмила еле-еле успела отпрыгнуть, и дверь снова шибанула по верхней полке вешалки. Все эти события сопровождал грохот столь сильный, что бездействие соседей и, самое главное, домашних претило здравому смыслу.
На пороге в дверном проеме возник молодой человек. Обычный городской парень с незапоминающейся внешностью, если не брать во внимание длинные, стянутые на затылке в "конский хвост", русые волосы. Новый персонаж успел заметить край одежды убегающей незнакомки, что мелькнул за дверью в конце коридора, и Людмила не поняла, каким образом длинноволосый переместился вслед за девицей. Она увидела кульминацию: молодой человек возвращался, волоча в охапке пленницу, а незнакомка истошно визжала и цеплялась за косяки, дверные ручки и мебель.
-- Что это за... да я... -- спотыкалась Ненарокова, активно соображая, что если здесь замешан криминал, а не банальная семейная "разборка", то этот тип со жгучим взглядом будет непременно заинтересован в устранении лишних свидетелей - то есть, ее, Людмилы.
-- Не переживайте, хозяйка, свои люди - сочтемся! - будто прочитав ее смятенные мысли, усмехнулся парень и кивнул на девушку. - И не стоит беспокоить власти такой чепухой!
Прочитал! Прочитал мысли! Ровно за мгновение до его слов Людмила успела подумать о звонке в милицию. Сердце застучало ошеломляюще скоро, и от этого в глазах у женщины потемнело, как если бы лампочка погасла и в прихожей.
Она не видела больше визитеров, а мужчина тем временем сжал ладонью рот крикливой жертве, замешкался на выходе, когда девица в последней попытке спастись начала брыкаться, заколотила тяжелыми каблуками сапог по двери и его ногам, и выскочил вон.
Щелкнул замок. Оглушительная тишина отняла у Людмилы сознание...
-- ...Мама! Ты че? Ну ма-а-ам!..
Борька выл и всхлипывал. Несмотря на свой возраст, он время от времени вел себя как ребенок-паникер. Сосредоточением силы воли Ненарокова разлепила веки. Первым делом она вспомнила, как своим яростным воплем без малого тринадцать лет назад сын заставил ее очнуться в родильной палате после короткого обморока.
"Не ори, голове больно!" -- хотела простонать она, однако у нее не получилось даже открыть рта.
Сын с заплаканной красной физиономией стоял над нею на коленях. Людмила скосила глаза, чтобы понять, где это она лежит. Вокруг, на вытертых коричневых плитах лестничной площадки, валялись раскатившиеся продукты - яблоки, апельсины, валик "Докторской", пластиковые стаканчики со сметаной и йогуртом... Тихо вертелось колесо велосипеда, брошенного Борькой на ступеньках. Под потолком ослепительно сияла новенькая лампочка, еще вчера вкрученная дворником из жилуправления...
Тут же распахнулась дверь их квартиры, на крики Бори выскочили Константин и Людмилина мать.
-- Константин! - повелительно произнесла Евгения Семеновна. - Вызывайте "скорую"!
Зять послушно ретировался в прихожую. Евгения Семеновна с кряхтением помогла дочери подняться и приказала внуку собрать покупки обратно в сумку.
-- Людмила, так нельзя! Ты много на себя берешь! Ты должна беречь себя! Борис, а колбасу выбросишь, пакет порван!
-- Ба! Что с мамой? - пробасил подросток, со всхлипом утирая сопли.
Не слушая более ни его, ни объяснений матери, Людмила пыталась понять, что же ее беспокоит где-то глубоко в трепещущем сердце. Как принято говорить в старых книгах, там у нее сидела заноза, никоим образом не связанная с Людмилиной работой, школьным собранием или пробежкой по магазинам. С чем же тогда?
-- Не надо "скорую"! - удалось произнести Ненароковой, когда она увидела мужа с телефонной трубкой в руке и свое отражение в зеркале на тумбочке возле вешалки.
Отражение было страшноватым: с белыми губами и сероватым лицом. А глаза... глаза бесцветные, точно у заснувшей рыбы! Немудрено, что мальчик так испугался...
Что-то точило память, как интересный, но отчего-то напрочь позабытый сон. Людмиле казалось, что она должна была что-то сделать и не сделала, а теперь даже и не помнит своих обязательств. Это очень неуютно. Пару раз, в праздники, Костя, было дело, напивался с друзьями, чудачил, а потом никак не признавал своих безобразий. "Не помню я!" -- твердил он, сжимаясь под суровым стенографирующим взором тещи, которая во времена оны успела лет пятнадцать проработать в обкоме секретарем-машинисткой. Костя чувствовал себя виноватым еще несколько дней после попойки, по-черепашьи втягивал голову, но разбудить память не мог, хотя Людмила и Евгения Семеновна в его "бразильскую амнезию" не верили.
Сейчас Ненарокова готова была признать: Костик не притворялся, и провалы в памяти действительно случаются. И неважно, происходит это при отравлении алкоголем или при ударе головой о плитку, если падаешь в обморок. Может, и нужно обратиться в травматологию, но Людмиле не хотелось связываться с врачами.
От родных она откупилась обещанием пойти в отпуск и хорошенько отоспаться. После горячей ванны и чая с коньяком Ненарокова почувствовала себя птицей Фениксом, которая только-только проклюнулась из яйца на прахе сожженного старого гнезда. Но вот какое-то одно важное воспоминание никак не могло "проклюнуться" и продолжало глухо трепыхаться где-то в грудной клетке.
Что-то случилось, и Людмила об этом забыла. Что-то случилось!
Домашние столпились на кухне, совместно готовя ужин вместо больной хозяйки. Боря получил наставление вытереть пол в прихожей от следов велосипедных шин и долго сопел, а потом все-таки оставил свет невыключенным. Людмила не любила этого. Хоть и было неохота, но она выбралась из-под одеяла, сунула ноги в тапки и зашаркала в коридор.
Возле половичка у входной двери лежала крупная пуговица. Ни у кого в доме не было одежды с такими пуговицами - кому об этом лучше знать, как ни Людмиле?
Ненарокова ощутила дурноту, взялась за косяк, чуть наклонившись вперед, закрыла глаза, чтобы прогнать темные пятна. Когда все прошло, Людмила со страхом посмотрела на половичок...
Пуговица словно испарилась.

-4-


Никто не задумывался, отчего с каждым годом время летит все быстрее? Да, да, правы те отмахивающиеся, кто говорит: "Возраст!". Абсолютно правы! Но, как и любой вопрос, этот непременно должен иметь несколько ответов - иначе это не вопрос, а, простите, черт знает что.
Спросите детей, которых знаете, бежит для них время или тянется, и сравните их ощущения со своими, когда вам было столько же лет, сколько вашим юным респондентам. С каждым годом время ускоряется даже для малышей, которым, если вспомнить себя тогдашних, день должен казаться целой жизнью.
"Обилие информации"? Несомненно. "Ритм, заданный развитием прогресса"? О, да! Правы все - и астрологи, и консервативные ученые, и даже шарлатаны. Правы, сколь бы ни были противоположны их мнения...
Для Дины время остановилось. Безразличным взглядом смотрела она через мутное оконное стекло на больничный двор и даже не моргала. Иногда, чтобы слизистая в ее глазах не пересохла, приходила дородная санитарка и капала, бесцеремонно оттягивая ей нижние веки, специальный раствор.
Лишь когда минуло двое суток и лечащий врач распорядился отменить инъекции, Диана стала медленно приходить в себя. Правда, на ночь ее по-прежнему приматывали за руки и за ноги полотенцами к спинкам железной кровати, но с каждым прожитым часом мысль в глазах девушки проявлялась все отчетливее.
На четвертый день она спросила санитарку о своем имени и о том, где находится. Сердобольная женщина рассказала ей страшную историю.
Врачей для Дианы-Дины вызвали соседи, слишком уж громко она скандалила со своим супругом. Ныне покойным. (Тут девушка вздрогнула, с ужасом вскинув на санитарку огромные карие глазищи.)
Да, как есть покойным, потому что она, Дина, и отправила благоверного к вратам Святого Петра, а потом, видать, на этой почве окончательно впала в безумие. Суд разберется, а пока - приходи в себя, милая, и не думай о плохом. А то что ж, зря лекарства кололи?..
После ухода санитарки девушка разрыдалась. Кошмарнее всего, что она не помнила ничего, ну совершенно ничего из поведанного медработницей. Ни скандала с мужем, ни убийства. Ни самого мужа...
Воображение рисовало страшные картины, но и в них Дина никак не могла представить себе ни момента убийства, ни труп неведомого мужчины, который был, судя по всему, ее мужем, ни оружия в своих руках. Скорее это были обрывки чего-то абстрактного, что воспаленный разум предпочел счесть разрушительным для себя и угрожающим для тела и перевел в разряд наваждений.
А тем временем доктор распорядился приготовить для нее место в общей палате. Кроме будущей Дининой, там стояло еще пять кроватей. Четыре из них занимали пациентки, пятая, у окна, пустовала. По лечебнице женского корпуса бродили слухи, что эта койка проклята. Но что с них, с умалишенных, возьмешь?
На приход новенькой внимания не обратили. Одна из соседок лежала бревно-бревном, бессмысленно уставившись в потолок. Вторая рылась в тумбочке и вполголоса общалась сама с собою. Третью выгнали вроде бы на процедуры, и рассмотреть Диану она не успела. А вот четвертая...
Дину передернуло. Громадными, похожими на черносливины, глазами на нее таращилась из угла четвертая больная в линялом халате. Страшно было не только от взгляда, но и от мысли, что еще чуть-чуть - и глаза бедняги оторвутся, выкатятся из глазниц на пол. Между тем, она казалась сумасшедшей не более чем санитары, которые сопровождали Дину в ее переходе из палаты в палату.
-- Раскладывайся, -- захлопотала все та же медсестра. - Вот тута вот ляжешь, удобненько.
-- А нельзя у окна? - шепнула Дина, с надеждой поглядев на голые ветки тополя, покачиваемые слабым ветерком.
-- Не положено! - буркнул один из санитаров. - Положили сюда - сюда и ложись! Гостиница, что ли, тебе тут?
Дина покорно присела на край заправленной постели. В старой, одиночной, палате ей казалось, что на нее смотрят, а здесь противное ощущение удвоилось. И отчего эта черноглазая так ее разглядывает? Неужели ей рассказали о преступлении Дины?!
В ожидании обхода врача Диана исподтишка озиралась и оценивала новое место. Наверное, тут лучше, чем в изоляторе: пусть и душевнобольные, но все ж живые люди...
Черноглазка "отмерла" и шевельнулась на своей кровати. Если бы не пышные темные волосы и не типично женского покроя халат, на ней надетый, она могла бы сойти за мальчишку, до того была безгруда и узкобедра. Коротким стремительным скачком взгляд ее метнулся на "проклятую" кровать и тут же снова впился в новенькую.
С приходом доктора бормотание и возня у тумбочки второй пациентки прекратились. Мищуков Аркадий Михайлович, кандидат медицинских наук, психиатр с многолетним стажем работы, в задумчивости остановился перед Диной, сложив руки перед грудью и медленно потирая пальцами исключительно выбритый подбородок. На товарок Дины он внимания не обращал, а вот сама она, судя по заминке, заинтересовала доктора чрезвычайно.
-- Жалобы наблюдаются? - наконец проронил он, вынимая из-под мышки большой журнал в серой кожаной обложке.
Дина сразу же кивнула:
-- Я не помню ничего, доктор! То, что я Диана, мне сказали. Не знаю, сколько лет мне, где живу... жила... Я совсем ненормальна, да?
-- Ну не спешите, не спешите, куда ж вы так? - с покровительственными нотками, невольно оживающими в голосе пожилых врачей-мужчин в присутствии молодых пациенток, проговорил Аркадий Михайлович. И ведь сам себя ловил доктор Мищуков на этой маленькой слабости, но ничего с собой поделать не мог: ну кто еще по нынешним временам будет так беззащитно и преданно заглядывать ему в рот, ожидая вердикта и подтверждая его доминирующее мужское начало?
Аркадий Михайлович просмотрел записи журнала, хотя Дина по каким-то неуловимым приметам догадалась, что ее история болезни доктору прекрасно известна. Игра!
При послевкусии от мысли об игре ноздри девушки азартно раздулись, а в лицо прилила кровь. Чем-то далеким - безумно желаемым, дерзким и неизведанным - повеяло от этой идеи. Загадочными краями, таинственными морями, солеными ветрами...
-- А пойдемте-ка побеседуем в холл, гражданка Сольвейго Диана Владимировна! - улыбнулся Мищуков, догадавшись, что блаженная черноглазка с кровати напротив сбивает Дину с толку и мешает ей сосредоточиться. - А вы, голубушка, Кассандрушка вы наша, не смущайте нам пациентку! Гостеприимнее надо быть!
Черноглазая моргнула по-совиному и наконец отвернулась.
-- Пойдемте, пойдемте! - врач легонько встряхнул Дину за плечо.
В дверях им встретилась третья пациентка, приведенная санитарами с процедур. С края губ, растягиваясь, текла у нее вязкая слюна. Дина отвернулась и прошла мимо, пропущенная доктором вперед. Чтобы куда-то девать неуклюжие руки, она поискала карманы на трико, но карманов не было.
Они уселись друг против друга на подоконнике. Середину холла занимала деревянная кадка с большим полузасохшим растением, а на окне стояли решетки.
-- Меня зовут Аркадием Михайловичем, -- представился доктор. - Полагаю, ваша амнезия - явление временное, вызванное побочным эффектом препаратов, которые вам назначил Сергей Алексеевич...
-- Кто такой Сергей Алексеевич?
-- Это мой зам. То есть, препараты были выбраны верно в сложившейся ситуации, но предусмотреть индивидуальную реакцию организ...
-- За что я убила мужа? - резко перебила его Диана.
Мищуков выдержал паузу, со строгим вниманием изучая собеседницу.
-- Судя по показаниям ваших соседей, это случилось на почве бытовой семейной ссоры.
Фраза прозвучала казенно, как и обязана была прозвучать.
-- Со дня на день в лечебницу приедет кто-то из правоохранительных органов, чтобы составить с вами, Диана Владимировна, обстоятельный разговор. Это все, что мне известно относительно их планов насчет вашей судьбы. Наше дело - наблюдать за вашим здоровьем и постараться вернуть вам не только здравомыслие, но и память...
В голове Дины пронеслась фраза "убийство в состоянии аффекта", подслушанная, видимо, в одном из смутных периодов пребывания здесь и отпечатавшаяся в памяти коротким черным штампом. Ей показалось странным, что доктор столь бесстрашно уединился с нею, буйно, судя по всему, помешанной пациенткой. Хотя наверняка у него имеются средства для экстренного вызова санитаров, случись с ним какая-нибудь непредвиденная неприятность...
-- Арка... дий Михайлович, а могу я перейти на кровать у окна? - вместо чего-то важного спросила девушка.
Мищуков замялся. Буквально на мгновение, но замялся. И в воображении Дины тут же вскинулся предупредительный перст: "Внимание! Опасность!" А быть может, это просто отголоски ее паранойи? Она ведь сумасшедшая и находится в психбольнице!
-- Ну почему же нет? Можете. Но учтите, что в окнах щели, и по ночам там может дуть!
Доктор не стал объяснять, что прошлой зимой с той койки увезли в реанимацию пациентку - острая форма менингита. Мало того, у всех женщин, которые оказывались на кровати у окна, вскоре происходили обострения болезни, и их переводили в отделение интенсивной терапии, откуда они, становясь полностью "овощами", уже не могли вернуться в общую палату. Склонные к мистификациям душевнобольные придумали сказку о "проклятой кровати у окна"...
-- Я буду укрываться, -- пообещала Дина. - И еще... Не знаю, откуда я это взяла, но мне кажется, что я никого не убивала. Пожалуйста, верните мне мою память!

-5-


Тщательно укутавшись вытертым шерстяным одеялом, она лежала и в темноте слушала завывание ветра. Не обманул доктор: в оконные щели сквозняк так и свищет, немудрено и воспаление легких подхватить... Но не это самое страшное.
В комнате за нею наблюдали. Даже в полной тьме. Будто некий неизвестный, пользуясь абсолютным инкогнито, поглядывал на Диану из тени и думал свою думу по поводу ее будущей судьбы.
Дина мысленно обратилась к своей соседке и вспомнила мальчишеский облик, распахнутые глаза и перебинтованные запястья несчастной девчонки, которую успела разглядеть при свете. Сколько ей? Шестнадцать с небольшим? Но столько ужаса и горя во взгляде - бедная!
-- Кассандрушка!
Кровать черноглазой дернулась: не спала она!
-- Кассандрушка, а что с тобой случилось? Как ты здесь?..
Быстрым и горячим шепотом черноглазка попросила Дину не звать ее Кассандрушкой. Но это было единственное имя, которое та услышала в отношении соседки, да еще и из уст лечащего врача.
-- Как же мне тебя называть-то?!
-- Меня зовут Аня. А случилось не со мной.
-- А с кем?
-- Со всеми!
Быстрым порывистым движением девчонка переместилась в изножье Дининой кровати. Даже в темноте ее глаза-черносливины сверкали, отражая редкие уличные огни.
-- Почему все так страшно предсказуемы? - спросила Аня, когда нашла взглядом лицо собеседницы. - Это невыносимо. Вот вы представляете себе - знать, что этот человек скоро сделает тебе подлость, и он ее делает. А ты считал его другом и до последнего не хотел верить своему знанию... Если бы слепота помогла мне избавиться от этого, я выколола бы себе глаза... Но она не поможет...
-- И поэтому ты резала вены?
Аня добрых две минуты молчала, сопя и нервно накручивая на указательный палец полу халата. Только потом она коротко кивнула и отвернулась в окно.
-- Ты видишь будущее?
-- Нет. Я не будущее вижу, а намерения людей. Вы знаете, эти намерения всегда сплетаются, разветвляются, множатся и в конце концов двигают время. Если представлять так, то они делают будущее, да... Но от одного человека зависит мало...
-- У меня к тебе вопрос, Аня...
Дина привстала на локте и подперла голову ладонью. Это позволило ей обозреть две кровати соседок. Обе пациентки крепко спали, даже атмосфера над их телами сгущалась, становясь тягучей и сонной. Нет, если и наблюдали, то только не они!
-- Я почувствовала, что ты что-то видишь. По твоему взгляду...
Девчонка напряглась всем телом, но слушала молча.
Порыв ветра со всей мочи грохнул металлическим наличником подоконника, и за двойным стеклом стало слышно в комнате, как загудела решетка, готовая, казалось бы, слететь с ржавых болтов и вывалиться в больничный двор.
Одна из женщин жалобно всхрапнула. Вторая даже не пошевелилась - ни разу за весь день!
Словом, ненужные свидетели ночного разговора не вышли из мира грез, и Дина продолжила:
-- Что ты можешь сказать обо мне, Аня?
Вместо ответа Аня сорвалась с ее койки и нырнула в одеяльную пещерку на своей. Большего от нее в ту ночь Дина не добилась, только, уже задремывая, услыхала сдавленные рыдания и всхлипы, доносившиеся из-под подушки с кровати девчонки.

Продолжение, возможно, следует...




Автор поста
Ormona
Создан 1-08-2009, 05:15


178


12

Оцените пост

Теги


Похожие посты

Менестрель
Стихи

Пепел
Стихи

Свет во мраке
Стихи

Назови меня Людмила
Стихи

Почему люди боятся темноты?
Чтиво


Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       NastyaLight
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 1 августа 2009 08:15

    Понравилось с самого начала! Эх... как это всё напоминает простую жизнь. Это меня и зацепило, потому читала дальше. И я была бы благодарна, если ты выложишь продолжение.


  2.       Хэйзел Шейд
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 1 августа 2009 10:03

    Помещай продолжение,мое так вообще никому не нравится,а я же все равно выкладываю


  3.      Пользователь offline Азгор
    Мечтатель
    #3 Ответить
    Написано 1 августа 2009 11:14

    Мне очень понравилось. Хотелось бы узнать, что будет дальше.


  4.       ТЕмный странник
    Путник
    #4 Ответить
    Написано 1 августа 2009 13:36

    Очень понравилось! Жду продолжения ay


  5.       Mallow
    Путник
    #5 Ответить
    Написано 1 августа 2009 17:15

    Не откажусь прочитать продолжение. Зацепило.


  6.       Tina
    Путник
    #6 Ответить
    Написано 1 августа 2009 18:22

    Понравилось. Обожаю истории такого типа ))))))))


  7.       Ангелика
    Путник
    #7 Ответить
    Написано 1 августа 2009 20:16

    а мне фамилия понравилась...:) ay


  8.       Anna1995
    Путник
    #8 Ответить
    Написано 1 августа 2009 22:52

    интересно,продолжай book


  9.       sunny_vesna
    Путник
    #9 Ответить
    Написано 2 августа 2009 08:47

    Многовато текста тяжело всё сразу переварить..но интересно)продолжай)


  10.       Ormona
    Путник
    #10 Ответить
    Написано 2 августа 2009 11:24

    sunny_vesna: "Многовато текста тяжело всё сразу переварить".
    Так это ж роман, вроде как. smile Приходится...
    Всем:
    Спасибо за ваши отклики, вот тут продолжение. Только там, к сожалению, в 5 главе полетело форматирование, читать будет еще неудобнее, увы. no


  11.       Инча
    Путник
    #11 Ответить
    Написано 4 августа 2009 20:22

    Ну, просто загадочная история. Читала на Самиздате и весь мозг сломала, что-то прояснилось, но хотелось бы, чтобы ты писала быстрее, потому что хочется проверить свои догадки. book


  12.       Ormona
    Путник
    #12 Ответить
    Написано 4 августа 2009 22:01

    Цитата: Инча
    но хотелось бы, чтобы ты писала быстрее, потому что хочется проверить свои догадки

    Да куда ж быстрее-то? Каждую неделю по части - и то слишком быстро, на мой ритм... Потом столько косяков вылезет, мне уже страшно. Исключительно ради вас с Ежом гоню коней! smile



Добавление комментария


Наверх
If you're having trouble writing essays, you'll think about how to write my essay cheap. It's true that you are able to find a number of great solutions on the web. While it might seem tempting ordering an essay on the internet from an experienced writing service Be sure to think about the pros and cons when buying. It is up to you whether or not you want to use an expert writing service as well as write your own. With these suggestions that you can follow, you'll have the ability to locate a low-cost essay writing service that will fulfill all your demands.