Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Великое сказание

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
В печи еще тлели угольки. Их угасающего света еще хватало для того, чтобы осветить просторную светелку и силуэты четырех человек сидевших в тесном кругу. Один из них сидел на скамье, остальные трое удобно расположились на полу, устланном толстой медвежьей шкурой. В их кругу проходил какой-то оживленный разговор, переходящий из негромкого шепота в невольные восклицания и негромкие смешки. Иногда их сурово одергивал собеседник со скамьи и тогда они стихали. Наконец, беседа постепенно начала угасать, пока не смолкла совсем. И лишь тогда снаружи отчетливо послышался протяжный скрип деревьев, борющихся с неистовой бурей.
- Мне страшно – раздался со шкуры негромкий детский голосок.
- Чего? – спросил спокойный голос со скамьи.
- Бури – послышался ответ.
- Нашла чего бояться, ветерка какого-то? – фыркнул кто-то из темноты.
В эту же минуту в печи что-то неожиданно вспыхнуло и новорожденное пламя, немного рассеяв наступающую тьму, осветило говорящих.
Из темноты вынырнуло лицо старого седого старика, именно он сидел на лавке, а рядом с ним – двоих маленьких детей, мальчика и девочку, близняшек, около которых находился мальчик постарше.
- А ты не боишься бури, Ярослав? – спросил у него старик.
- Нет, а чего тут бояться? Пошумит и перестанет – отмахнулся тот.
- Хм, а раньше такие бури считались вестниками несчастий и бедствий, их старались успокоить, принося жертвы.
- Но ведь это же не так. Что же такого страшного может случиться, если в кустах немного повоет ветер?
- А ведь именно из-за такой бури или, как говоришь ты - ветерка, несчастье уже случилось много-много лет назад, когда по этой земле еще не ходили мои деды. Тогда здесь обитали три великих народа, три племени, жившие по своим древним законам…- старик замолчал.- Но это длинная и очень запутанная легенда, а вам уже пора спать, да и мне бы тоже не помешало.
Он хотел было подняться, но на лавке его удержали слезные просьбы детей продолжить повествование далее. Они даже окружили его плотней - для надежности.
- Ну что же – вздохнул сказатель. – Вижу, придется остаться и рассказать, иначе вы этой ночью спокойно не уснете. Он подвинулся поближе к детям.
- То, что сейчас я вам расскажу, свято передавалось от поколения к поколению, от рода к роду и хранилось в памяти каждого из нас. Эту историю высекали на ритуальных деревьях и камнях, воспевали и пересказывали на свой мотив великие певцы былого. Из-за этого много правды ускользнуло в далекое прошлое, так что сейчас я владею всего лишь крупицами той истины, что когда-то была в каждом слове этой легенды. Но, как говориться, лучше знать хоть немного, чем не знать ничего… - старик выдержал короткую паузу, готовясь с мыслями. Когда он опять заговорил, его голос заметно вибрировал, а приглушенный тон был торжественен.
- Итак, дети, слушайте внимательно эту легенду, ибо она священна, и сказывать её можно только один раз. Лишь один раз в жизни вы вправе услышать Великое сказание…


Фагоран поднялся с земли. Вот уже как целых полдня он выслеживал быстроногого оленя, а попадал лишь на свежий след его копыт. Конечно, на охоту можно было позвать с собой братьев или друзей, но тогда какой из него будет вождь, если он за всю свою юность в одиночку не изловит хоть одного из быстроногих оленей? К тому же, какое мнение о нем сложиться у Киланы, ведь еще совсем недавно он хвалился ей, что одной стрелой сможет подстрелить кабана, а тут…
- Нет, я должен – тряхнул длинными черными волосами Фагоран и крепко стиснул древко лука.
Еще раз всмотревшись в глубоко отпечатавшиеся на мягкой траве следы копыт, юноша поспешил за ними к тому месту, где предположительно должен был находиться быстроногий олень. Если он и сейчас его не сможет подстрелить, то придется довольствоваться кабаном, которого найти было легче всего.
В нескольких метрах послышался хруст веток. Фагоран пригнулся и одним рывком оказался за толстым стволом огромного дуба. Всего в несколько секунд, и в тетиве его лука уже покоилась тонкая и длинная стрела, увенчанная с одного конца острым наконечником, а с другой – парой красочных перьев. Близлежащие кусты зашевелились, и из них вышел не кто иной, как быстроногий олень. У охотника перехватило дыхание. Благородный красавец находился всего в нескольких метрах от его убежища.
Поднявшаяся было рука, вновь опустилась. За все свое время, проведенное на охоте, он еще никогда не видел такого прекрасного животного. Казалось, будто олень сам весь соткан из красоты и гармонии. Длинные закрученные спиралью рога были длинны и украшены на концах разноцветными лентами. На грациозном теле были нарисованы странные знаки, немного переливавшиеся на дневном цвету, а небольшие копыта сверкали серебром.
- Что же это? Никогда такого ранее не замечал я в этом лесу. Может, это олень жрецов Иты? – смотря на рогатое чудо, размышлял Фагоран. – Да это все тогда объясняет. Но что же он делает здесь? Ведь для него отведено специальное место.
Юноша начал тайком подглядывать за оленем. Больше всего его заинтересовали странные знаки на его теле и копыта. Ему казалось, что он когда-то видел эти знаки, но не в лесном храме Иты, нет. Это еще было в далеком детстве, когда он был слишком мал. Тогда его отец показывал ему старую пещеру, а в ней…
- Знаки богов – на одном дыхании вырвалось из груди охотника. – Это ведь Нув, их вестник.
В этот же момент олень неожиданно повернулся к дубу, где прятался Фагоран. Юноша похолодел. Неужели олень знает, что он здесь? Нервно сглотнув, охотник сильнее вжался в кору дерева. Страх перед неведомым и мистическим полностью овладел его разумом. Кто знает, что может сделать с ним вестник богов.
Кусты вновь зашелестели, и из них вышел еще кто-то, пыхтя и отдуваясь. Фагоран, почти не дышавший, от страха и волнения все же решился выглянуть. К оленю подошел высокий, облаченный в длинный, обитый мехом, плащ, человек. Его лица не было видно, он накинул широкий капюшон. Но по его осанке угадывался человек из высшего сословия.
- Темкара им шама – прошипел он, вытянув руку в сторону оленя.
Животное задрожало и рухнуло на передние ноги. Знаки на его теле еще сильнее засветились и начали двигаться. Казалось, что животное охвачено агонией. А бедный охотник лишь дрожал от бессильного ужаса, но не мог оторваться от этого страшного зрелища.
- О, Боги, что же это такое – лишь промелькнуло в его голове.
Но неожиданно агония посланника богов прекратилась. Олень резво поднялся, и тут началось невообразимое, он начал меняться. Передние копыта удлинились, превращаясь в длинные, костлявые пальцы, задние – в длинные и такие же костлявые ноги. Шкура исчезла, обратившись в просторную накидку с рукавами и капюшоном украшенную как и бывшая доселе шкура знаками древних богов. Оленью голову заменила человеческая, с длинными рыжими волосами. Перед заклинателем теперь стоял человек.
Фагоран был как громом поражен. Посланник богов и – человек? Ужас незаметно прошел, уступив место простому человеческому любопытству. В голове крутился назойливый вопрос: а что же здесь все-таки происходит?
Человек в плаще снял капюшон. Под ним оказалось заплывшее жиром лицо мужчины средних лет. Он был абсолютно лыс, не имел бровей и бороды. Только раскосые глаза и розоватые уши помогали отличать его голову от неумело замешенного теста.
- Ну, и как тебе в новом обличье? – пухлые губы зашевелились, выпуская слащавый голос, претивший слуху.
- Я больше не намерен быть подопытной мышью у тебя в руках – резко ответил рыжий, тряхнувши головой. – С меня довольно.
Мужчина немного нахмурился.
- По моему, Крегор, у нас был уговор, я помогаю тебе, а ты - мне и никаких обмолвок. Я-то ведь сдержал данное мной слово, не так ли?
Крегор пристально взглянул на своего собеседника.
- Но я ведь не говорю, что ты этого не выполнил, просто я уже физически и душевно не могу переносить это. Ты даже не представляешь как это больно. Это…
- Да знаю я, что ты чувствуешь, однажды тоже испытал – отмахнулся маг.- Но ты единственный кто может держаться в таком обличье даже несколько дней. Остальные сдаются через пару часов и потом долго отходят, а ты – через минуту и вновь как огурчик.
Эти слова польстили Крегору, и теперь он смотрел на своего собеседника более доброжелательно, однако когда он заговорил, в его голосе все же сквозили нотки неуверенности.
- А ты уверен, что все получиться, что это надо делать, ведь все и так прекрасно. Зачем разрушать их дружбу?
- Мне кажется, ты и вовсе не понимаешь суть нашего замысла и тем более выгоды от него – при этом раскосые глазки незнакомца засветились алчным блеском.
Он начал расписывать великие почести и воздушные замки, охваченные пьянящим огнем вина, славы и неиссякаемой горы денег. Говорил об необходимости обновления и разрушения старого, ненужного никому устроя, только портящего этот прекрасный мир.
Его поток слов казалось, был неиссякаем. Он влек за собой, затягивал, не давая ни малейшего шанса на отпор и сопротивление, эдакая пучина словесности. Фагоран также не мог оторваться от этого непонятного разговора. Он даже сильнее высунулся из своей древесной защиты, грозясь быть замеченным. Но его сладкое оцепенение прервал короткий ответ Крегора.
- Я согласен, можешь дальше не продолжать – устало отмахнулся он.
- Вот и прекрасно – ухмыльнулся чародей. – Теперь все зависит от времени, наших возможностей и обстоятельств.
Он замолк и посмотрел на небо.
- Кстати уже вечереет и мне пора. Ты со мной? – спросил маг у Крегора, попутно надевая на лысую голову капюшон.
- Пожалуй, что да – согласился с ним рыжий.
Они молча двинулись к кустам, откуда появился лысый, и за пару секунд исчезли в темно-зеленой листве. Лишь тихий хруст веток сообщал об их удалявшихся шагах. Наконец он совсем смолк и лишь легкий вечерний ветерок, шебурша листьями, резво перебегал от одного дерева к другому, нарушая тишину.
Фагоран наконец смог выти из-за дерева. Он отряхнулся от мелкого сора, что прилипло к его штанам за время разговора, и осторожно приблизился к тому месту, где стояли незнакомцы. Осмотрел его, но ничего не нашел, кроме примятой травы. Повесивши лук за спину, охотник выпрямился. Уже пора было идти домой, лес темнел, и тени сгущались все быстрее. Ни о какой охоте и речи быть не могло. К тому же юноше было не до оленей и кабанов. Его занимали совсем другие мысли и вопросы. Он медленно двинулся в обратную дорогу, весь поглощенный своим размышлением.
- Кто эти люди. Зачем им разрушать чью-то дружбу? – роились беспокойные вопросы в его голове. – Зачем им превращаться в оленей и испытывать при этом адскую боль? И почему они появились в нашем лесу, именно когда я охотился?!
С досады он даже подпрыгнул. Обещал друзьям принести тушу жирного оленя, а придет с пустыми руками. Оставалась надежда лишь на то, что они поверят его странной встрече в лесу, хотя это было маловероятно, скажут: выдумал, чтоб не опозориться.
Так Фагоран провел весь свой обратный путь в раздумьях и очнулся, лишь когда услышал знакомые звуки своего племени. Мутная пелена размышлений полностью сошла с его глаз и взгляду открылась обширная равнина, на которой уютно расположились несколько десятков небольших домов, в центре которых высилась обширная обитель старейшин. Их окутывал сизый дымок, разносящий на довольно далекое расстояние вкусный запах ужина. Где-то залаяла собака. Послышался громкий хлопок, и она смолкла. Фагоран улыбнулся. Наконец он дома! Что же может быть лучше этого. Ноги сами понесли его к домам, а он, не сопротивляясь, лишь наслаждался прохладой летнего вечера и алым небом, возвещавшим о скором приближении ночи.
Наконец слуха юноши достигли знакомые звуки местного умельца Кера, днями и ночами мастерившего различные предметы домашнего обихода, и заглушающие его звуки молота коваля Якегна, обожавшего работать в вечернюю пору. На протоптанных дорожках резвились детишки, заливаясь от своих выходок заливистым смехом, а их десятой дорогой обминали кошки с довольно облезлыми хвостами. На пыльной земле еще клевали землю куры, а петухи с важным видом надсмотрщика следили за выполнением этого ответственного задания.
Фагоран почти дошел к центру деревни и свернул в узкий проход между двумя домами. Пройдя несколько метров и согнав с засиженных мест заспанных кошек, он вышел к расписному дому, огороженному небольшим забор. Это был его дом. Бесшумно перепрыгнув через низкий колья, он, сняв лук и колчан со стрелами, положил их на стоящую около дома лавчонку и лишь затем направился к входу.
- Интересно в доме ли Нерго или вновь гуляет вместе со своей бандой – думал юноша, тихонько открывая двери.
Однако двери ему не ответили, а лишь предательски скрипнули, привлекая внимание жильцов.
- Ну вот опять – расстроился Фагоран.
В глубине дома отчетливо послышался топот ног и из темноты навстречу охотнику выбегла небольшая девчушка, лет десяти. Было похоже, что она только что проснулась. Заспанное веснушчатое личико обрамляла растрепанная копна светлых волос, а длинный расшитый причудливыми цветами сарафан был сильно помят. Непроизвольно зевнув, она поглядела на Фагорана.
- Братик! – радостно завопила она, кидаясь к нему.
- Виранта! – в такт ей закричал юноша, протягивая к девчушке руки.
Пару секунд брат и сестра кружились в безумном танце, а потом, уставши, тяжело повалились прямо на землю.
- А чего ты так долго в лесу был, неужели большого оленя подстрелил – немного переведя дух, спросила Виранта.
- М-м-м, нет. Я тебе потом расскажу, что я в лесу делал – уклончиво ответил Фагоран. – Лучше скажи, где отец или мама, мне нужно срочно с ними поговорить.
Лицо девочки стало неожиданно серьезным.
- Их нет – ответила она. – Они пошли на собрание в обитель старейшин.
- Как интересно, а Нерго тоже там? – вспомнил о своем младшем брате Фагоран.
- Да – последовал короткий ответ. – И кстати – мне сказали передать тебе, что когда ты явишься, ты должен также прийти в обитель.
Неожиданный приказ отца очень заинтересовал Фагорана. Ранее отец только один посещал эти собрания, а сейчас всей семье, кроме Виранты, приказал явиться.
- Что-то и вправду серьезное должно случиться, если вся семья должна томиться в той деревянной крепости, в окружении седобородых и откровенно нудных старцев – задумчиво сказал юноша.- Но надо поспешить, если так уж все серьезно.
Он поднялся с пола.
- Я пойду, а ты хорошенько закройся и жди нашего возвращения – наказал охотник сестре.
- Хорошо – кивнула ему Виранта, также поднимаясь и расправляя помявшиеся складки сарафана. – Закроюсь обязательно.
- И не вздумай выходить на улицу, уже совсем темно.
- Хорошо – деревянным голосом ответила сестра. – Никогда в жизни не выйду на улицу, как только солнце сядет, ни ногой!
Быстро скользнувши в раскрытую дверь, она с громким хлопком закрыла ее.
Довольный своей серьезностью Фагоран, зашагал к темнеющей среди домов обители.

Массивная деревянная дверь выдохнула из своего нутра тяжелый запах смолы и факельного чада. Фагоран поморщился, но вошел в полутемную проходную. Закрыв дверь, он осмотрелся. Перед ним уходил вдаль обители длинный коридор, освещенный факелами. Однако горели они тускло и, от недостатка кислорода, сильно чадили, потому его конец невозможно было разглядеть.
- Что же придется немного поискать зал старейшин – вздохнул юноша, проходя коридором. Одолев примерно половину, он услышал отдаленный гул голосов.
- Похоже все в самом разгаре. Надо поспешить.
Теперь уже ориентируясь на нарастающий гул, юноша быстро нашел зал старейшин. Войдя в помещение, он был ослеплен ярким блеском множества факелов, так как глаза уже свыклись с коридорной полутьмой. Когда же глаза привыкли к более яркому освещению, он был невольно удивлен, увидев в какое скопление народа он попал. Это было похоже скорее на живую гомонящую толпу, чем на собрание старейшин, пестревшую разнообразными и порой необычными красками одежд. Фагоран отметил, что большинство присутствующих, их недалекие соседи невки, и их союзники феккары. Лишь изредка ему попадалось знакомое лицо из их селения, но и оно сразу же исчезало в человеческом потоке. Гости хотели придвинуться поближе к помосту и потому отчаянно толкались между собой. Фагоран как раз попал в такую толкучку и был зажат между двумя здоровенными верзилами, отчаянно работавших локтями. Бормоча слова извинения, он ловко выскользнул от их соседства и начал сам пробиваться к отцу. Однако это ему пока что плохо удавалось, юноше удалось отвоевать только пару сантиметров, которые он мог в любую минуту потерять, оттесненный другими более сильными соперниками. Но толкучка неожиданно прекратилась. Все как по команде остановились.
- Кто-то вышел на помост – догадался Фагоран.
И в подтверждение его мыслей, по зале совещания полилась речь. Спокойная, громкая и четкая. Она могла принадлежать только лишь вождю. Однако это был голос не отца Фагорана, а Куга предводителя объединенного союза невков и феккар. Воспользовавшись его довольно длинной речью, юноша наконец пробился к самому помосту. Оказавшись около его подножия, он поглядел на говорящего.
Вождь Куг был высоким и крепко сложенным воином, постоянно носящим с собой меховую жилетку и длинный меч. Он имел довольно большой шрам, рассекавший вдоль все его лицо, что придавало его лицу устрашающий вид. Также его обрамляла густая черная борода с не менее густыми запутанными волосами. Однако такой варварский вид не мешал ему быть искусным дипломатом и талантливым стратегом, чем он искусно и пользовался в переговорах с отцом Фагорана.
Заметив смотрящего на него Фагорана, Куг незаметно ему подмигнул и повел глазами в сторону, где сидели его родители. Легко ему кивнув, юноша поспешил к отцу.
- Фу-у-х! Наконец-то я пробился к вам – облегченно выдохнул он, когда упал на скамью рядом с братом.
- Ты где так долго был? – строго спросил у него Ангор, его отец.
- На охоте.
- Ну и как, подстрелил чего-нибудь? – с насмешкой спросил Нерго.
- Нет, но я вам должен рассказать кое-что важное – предупредив язвительную речь брата, объяснил Фагоран.
- Сейчас я не смогу тебя выслушать, потому-что близиться мой черед выступать – отказал ему отец.- Расскажешь дома.
В эту же минуту Куг закончил говорить свою речь и его место занял отец . Прочистив горло, он воскликнул:
- Братья и сестры! Сегодня мы собрались здесь для важного решения, которое должно решить судьбы наших народов. Оно должно в итоге навсегда объединить нас и наши племена, что почти бок о бок живут вот уже несколько десятков лет- вождь перевел дыхание и продолжил.- Мы вместе сражались против враждебных племен, охотились на животных, обменивались изделиями наших прекрасных мастеров, помогали друг другу в трудные времена. Вместе снаряжали наших доблестных бойцов, обменивались опытом в той или иной деятельности. Этого должно быть достаточно, для того, чтобы мы стали ближе и предложили друг другу руку союзничества!
Слушающие одобрительно зашумели. Послышались выкрики согласия. Публика была полностью согласна со словами Ангора. Подняв руку, вождь успокоил толпу и теперь заговорил уже об условиях объединения.
- Так как мы живем довольно далеко друг от друга то ни одному из вас, конечно же, не хочется покидать свое насиженное место, да и место у нас и наших союзников довольно…кхм – на несколько секунд замялся отец Фагорана. – Просто невыгодное для нашего союза. Потому мы приняли решение переместиться к руслу реки Аны, которое считается самым выгодным местом для размещения нашего нового жилища.
- Но как же мы тогда сможем защититься от нападений Урака? – послышалось из толпы.- Ведь он наверняка узнает, что мы собираемся делать, и когда будут строиться новые жилища, его армия сможет в любую минуту напасть на беззащитных людей.
Ответ нашелся довольно быстро.
- Об этом также можете не беспокоиться, наши объединенные армии смогут постоять за себя и за вас – в разговор вмешался Куг, видя, что его новый союзник не знал точного ответа.- Вождь враждебных нам племен не помеха в этом.
На этот ответ никто больше не возразил, но вопросы сыпались еще со всех сторон, в основном они были насчет будущего переселения. Вожди отвечали на них вполне удовлетворительно и подальших прекословий не возникало.
Наконец, полностью утолив жажду любопытства у присутствующих, вожди удалились к старейшинам, составлять договор об объединении трех народов. В этот же миг зал вновь наполнился привычным гомоном обсуждений услышанного.
Фагоран, все это время безраздельно скучавший, наконец - то мог поговорить со своей семьей. Но такую прекрасную возможность он использовать не стал, так как в самом начале выступления отца заприметил на другой скамье Килану, дочь Куга. Она также заметила его, но не подала виду, так как около нее сидела вся ее семья, внимательно слушавшая речь. Поднявшись со своего места, он подошел к ней, предварительно церемонно поздоровавшись с матерью.
- Вижу, тебе очень скучно здесь? – обратился уже к девушке Фагоран.
- Нет, напротив. Много нового можно узнать, посетив такие выступления – возразила Килана, вскидывая на охотника свои красивые голубые глаза.
Фагоран немного смутился и отвел взгляд.
- А мне они почему-то не нравятся. Нудно как-то – тихо сказал он.
- Ну, это кому как. Бывает и мне становится скучно, что просто жуть – призналась она.
Еще раз взглянув на Фагорана, Килана немного отодвинулась.
- Садись – предложила девушка.
Охотник сел. Весь его вид говорил, что он очень смущен, находясь в таком обществе. Потому начать разговор пришлось Килане.
- Помнится, что ты еще совсем недавно, когда мы приезжали к вам погостить, хвалился своим умением подстрелить в одиночку быстроногого оленя. Ну и как, получилось это у тебя? – как бы невзначай спросила она.
Юноша немного покраснел. Чувство стыда и вины неожиданно заняло его душу.
- Я… э-эм –м. Как тебе сказать – замялся охотник.- В общем…
Он хотел было уже рассказать своей собеседнице о странном разговоре, который подслушал в лесу, но их беседу заглушила басистая речь Куга.
- Смотрите же и ликуйте великие народы - крикнул он, выходя на центр.- Теперь наш союз воплотился в этом свитке и стал действительным! Племена укенов, невков и феккар едины навсегда!– воскликнул вождь, потрясая правой ручищей, в которой болтался желтый пергамент.
Радостные крики взорвали огромную залу. Люди не могли сдержать радостных эмоций, так долго обуревавших их. Это был поистине великий момент для них и для истории, увы, не дошедший к нам. Когда зала немного поутихла, речь продолжил отец Фагорана.
- Но чтобы союз действительно стал нерушимым, нужно скрепление не только словами, но и кровью – добавил он.
Слушатели недоуменно уставились на него. Скрепление кровью, это еще что такое?
- Нет, это не жертвоприношение – успокоил их Куг. – Мы решили провести обряд объединения семей.
Теперь на вождей недоуменно смотрели их семейства.
- Фагоран, Килана – обернувших, позвал Куг двух молодых людей.- Идите сюда.
То и дело переглядываясь, они медленно подошли. Задумчиво взглянув на своего сына, Ангор взял его за левую руку. Тоже проделал и Куг, взявши свою дочь за правую.
- Именно с этого момента можно союз считать нерушимым – воскликнул вождь укенов. – Мы соединяем этих двух людей в знак нашей дружбы и верности друг другу!
Вожди соединили руки молодых людей. Залу заполнил ликующий рев, но Фагоран его не слышал. Он был в счастливом забытьи.

Вот уже как две недели минуло с того памятного совета старейшин. Теперь уже союзные племена полностью переселились к реке Ана, что несла свои воды среди живописных берегов. Выбранный участок земли был довольно хорош, и вскоре здесь начали возводиться жилища. Это была довольно кропотливая и трудная работа, однако совместными усилиями она продвигалась быстро и без ощутимых проблем. Именно за этот промежуток времени племена крепко сдружились и привыкли друг к другу. Но иногда все же вспыхивали жаркие споры, в большей части касавшейся того или иного места для строительства.
В это же время шли приготовления к церемонии объединения семей, что в наши времена называется свадьбой. Каждое семейство подолгу гостило друг у друга, обговаривая всю предстоящую церемонию или занимаясь изготовлением ритуальных вещей. Однако Фагоран в такие дела не вникал, это была забота матерей и Киланы. Он же подолгу бродил со своими друзьями по лесу, охотился или учился ловить рыбу. Его племя жило далеко от реки и не умело рыбалить в отличие от их новых союзников, которые отменно владели приемами рыболовли. Эти уроки ему и остальным молодым ученикам давал старый рыбак Хорог, днями и ночами пропадавший около реки. Время пролетало весело и быстро.
Наконец все постройки были завершены. Каждый нашел себе удобное место и обустроился со всей тщательностью, ведь теперь это должно было быть постоянным домом. Прежняя жизнь возвратилась в свое исконное русло. Вот только еще одна волнующая новость ходила на устах у всех людей, когда же наконец состоится объединение вождей? Ведь союз пока что считается неполным. Вожди говорили, что все произойдет в ближайшее время, только точной даты не называли. Из-за этого народ начинал волноваться, и даже поползли слухи о расторжении договора, однако их опроверг глашатай, солнечным утром возвестивший о дате объединения семей. Это было двадцать первое число.

Погода с самого утра не заладилась. Дул пронзительный холодный ветер, а небо то и дело заволакивали черные грозовые тучи. Люди ходили хмурые и лишь изредка друг с другом переговаривались. Всех тревожила мысль о предстоящей непогоде, и ветре, который усиливался с каждой минутой.
- Не нравиться мне все это, ох как не нравиться – возвратившись с улицы в дом, сказал Ангор.
- Но это ведь не повод отменять объединение, правда, отец - взволнованно спросил у него Фагоран.
- Нет – задумчиво ответил он, все еще поглядывая на гнущиеся под сильным напором ветра деревья.
Юноша немного успокоился. Он ждал этого дня с таким нетерпением, что отказ был бы равносилен смертному приговору.
В эту минуту к ним в дом вошел Куг.
- Бр-р ну и погода – воскликнул он, встряхнувшись.- Уже и дождь начинает накрапать.
- Плохо – отозвался Ангор. – Очень плохо для нашей церемонии.
- Не знаю плохо или нет, но на мой взгляд это лишь небольшая прихоть природы. Пошумит и перестанет – отмахнулся вождь невков.- Ну не отменять же нам и в самом деле объединение.
Фагоран похолодел. Отмена могла значить только одно – отказ.
- Я с тобой согласен, друг мой. Вот только ничего эта погода доброго не предвещает, плохой это знак.
Присутствующим стало не по себе. О плохих предзнаменованиях знал каждый, но мало кто осмеливался в открытую о них заговаривать, все верили, что они бесследно пройдут, если их не вспоминать.
- Не говори глупостей, все будет хорошо – отмахнулся Куг, но в его голосе можно было уловить нотки беспокойства.
Оставшись еще на пару минут переговорить с Ангором, он вышел. Церемония должна была состояться через пару часов.

К самому началу обряда погода немного улучшилась. Ветер затих и сквозь тучи, даже можно было заметить проблески солнца. Фагоран и Киланна стояли на большом помосте в праздничных нарядах. Около них находились вожди и жрец. Все остальные сгрудились около помоста и, затаивши дыхание, наблюдали за началом церемонии.
Что-то бормоча себе под нос жрец начал обкуривать молодых людей, то и дело взмахивая своими широкими рукавами. Затем он подошел к вождям, также шепча и обкуривая их. Проделав это, он кинул догоравший пучок священной травы в глиняную тарелку, наполненную водой и, воздев руки к небесам, начал читать хвалу богам. Но внезапно подул ветер, и небо разразил гром. Жрец замолчал, напуганный неожиданным звуком. Но поняв, что это лишь звук он, вновь хотел продолжить церемонию, как теперь тучи разразила ослепительная вспышка, и начался дождь. С сомнением оглянувшись на вождей, жрец продолжил читать хвалу, но его слова относил куда-то в строну сильный ветер. Дождь припустил еще сильнее, и он смолк.
- Я больше не могу читать – подошел жрец к вождям.
Они хотели ему ответить, но слова потонули в оглушительном раскате грома. Испуганные люди с криками, шарахнувшись от помоста. В эту же секунду на стоявших накатил сильный порыв ветра вместе с очередной вспышкой молнии. Народ охватила паника и страх.
- Спокойнее, спокойнее – кинулся успокаивать их Куг, но его никто не услышал.
Поняв, что его крики бесполезны, он обернулся к Фагорану, который был растерян не меньше остальных.
- Помоги мне, начинается буря!
Однако волнение неожиданно прекратилось. Не поняв, что такое, Куг повернулся туда, куда так неожиданно обратились взоры народа.
По дороге к их помосту шел светящийся в черноте дня быстроногий олень. Рядом с ним шагал человек, в темном плаще. Ветер раздувал его полы словно парус и от этого фигура делалась немного устрашающей. Пройдя сквозь расступающуюся толпу, они взошли на помост.
- Кто вы такие? – вмешался было Куг.
Не слушая его, незнакомец отстранил вождя в сторону.
- Да как ты смеешь – разозлился тот, готовый накинуться на обидчика, но его удержал подоспевший жрец.
- Ты что – быстро зашептал он ему. – Не видишь что ли. Это ведь Нув и его слуга!
Куг отропело поглядел вначале на незнакомца, а потом на оленя. Увидев на нем светящиеся знаки, он даже отступился.
- Великие боги – только и выдохнул вождь.
А незнакомец, не обратив внимания на удивленный оклик, вскинул свои руки к небу.
- Братья и сестры! Дети великих богов! Я слуга Нува - вестника богов.
- Нува, он слуга Нува – зашептались среди толпы.
- Мы пришли к вам от богов с важным известием – продолжал он.
Но тут олень тряхнул головой и вышел вперед.
- Боги давно знали о вашем желании объединиться и видели каждый ваш шаг на пути к этому – послышался голос из его нутра.- Но этот союз будет для вас несчастен. Он принесет вам множество горестей и бед. Бесконечные войны и падения будут ждать вас на каждом шагу, если только ваши семьи объединяться – после этих слов, олень повернул голову к Кугу. Посмотрев на него выразительными темными глазами несколько секунд, он вновь повернулся к народу.
- Вы должны искать каждый свою судьбу и только лишь тогда вы найдете свое настоящее счастье.
Воцарилась тишина, прерываемая лишь редкими раскатами грома, воем шквального ветра или гулкими каплями дождя. Однако никто не спешил от них теперь укрыться как можно дальше. Все были поражены этим намного страшным за будь какой дождь известием и не замечали бушевавшей непогоды.
- То есть мы должны разъединиться – наконец нарушил тяжелое молчание все тот же Куг.
- Если только хотите счастья.
- Но почему вы не предупредили нас раньше, почему не появились, когда мы подписывали союз – вмешался Ангор.
Вождь укенов был бледен. Руки его заметно дрожали. Он переживал сильнейший удар и потому едва стоял на ногах.
- Мы надеялись на ваше благоразумие, но голоса предков не подсказали вам истинного решения – ответил олень.
Хотя возразить, Ангор открыл было рот, но его лицо неожиданно исказила гримаса боли. Что-то нечленораздельно говоря, вождь рухнул с помоста на землю.
Все последующие четыре дня погода то и дело портилась. То выгладывало солнце, а через секунду в деревьях пронзительно гудел ветер. Эта погода хорошо показывала настроение племен и их переживания по поводу здоровья Ангора. Вождь после знаменательного события с Нувом совсем занемог. Два дня он лежал в бреду и горячке, лишь изредка приходя в себя. Над ним ходили самые лучшие целители и заклинатели, что находились в племенах, но ничего не помогало. Его болезнь с каждым днем все усиливалась и усиливалась.
Фагоран также был сам не свой. Он то и дело заходил в комнату к больному и справлялся у целителей о его здоровье. Однако положительного ответа не было и юноша вновь уходил ни с чем. Уже после этого страшного происшествия Фагоран вспомнил о разговоре, который он подслушал в лесу. Однако теперь уже было все равно рассказывать его или нет. Утраченного здоровья отца не вернешь.
На третий день Ангор все же пришел в себя. С самого утра он открыл глаза и попросил воды. Целители незамедлительно поднесли ему небольшую миску. Выпив из нее почти всю воду, больной велел привести сына. Никто не осмелился ему противоречить и несколько целителей отправились за его сыном. Через пару минут в комнату вошел Фагоран.
- Подойди ко мне, сын мой – обратился к нему слабым голосом Ангор.
Юноша приблизился к ложу больного.
Оглядев его мутными глазами, вождь продолжил.
- Я чувствую, что недолго задержусь здесь и потому хочу поговорить с тобой. Наедине.
Поняв намек, целители оставили больного с сыном.
- Отец, как же так. Что мы будем без тебя делать – воскликнул было Фагоран, но Ангор остановил его повелительным движение руки.
- Помолчи, сейчас не до слез и причитаний. Как дела обстоят с нашими союзниками?
Фагоран немного потупился. В последнее время Куг стал относиться к нему холоднее и все чаще заговаривал о далеких путешествиях и странствиях. Иногда он даже не появлялся на собраниях старейшин, все о чем то размышляя в своем доме. Почти всегда его видели очень хмурым и угрюмым. Даже стали ходить слухи об отмене договора между племенами. Юноше, конечно же, не очень хотелось говорить об этом отцу, но долг и понимание мудрости старшего, заставили его рассказать все.
- Что же – нахмурился Ангор.- Дела обстоят намного хуже, чем я думал.
Вождь замолчал, обдумывая услышанное. Фагоран также сидел молча, поглядывая на отца. Неожиданно его лицо озарилось, и он взглянул на отца.
- Что такое. Ты чем-то взволнован? – заметив его вид, спросил Ангор.
- Мне кажется, что я знаю как исправить сложившуюся ситуацию – повеселевшим голосом ответил Фагоран.
Юноша рассказал о происшествии в лесу, надеясь, что это поможет хоть кое-как разъяснить ситуацию. Выслушав до конца этот странный рассказ, Ангор невесело улыбнулся.
- Теперь я понимаю, откуда этот посланник богов к нам явился - сказал вождь. – Однако тебе надо было раньше мне об этом рассказать, может быть этого и не произошло б.
- Но ведь ничего страшного нет в том, что я сейчас ее рассказал. Куг и старейшины ведь поверят в это. Ведь так?
Ангор помедлил с ответом.
- Я не хотел бы тебя слишком огорчать, сын мой – все еще колеблясь, заговорил он. – Но вряд ли они воспримут твои слова всерьез. Я повторюсь, если бы ты сделал это раньше, то…
Неожиданный приступ кашля оборвал его на полуслове. В секунду в комнату к больному вбежали ведуны и целители со всевозможными снадобьями и препаратами, и окружили больного, оттеснив от него Фагорана.
- Иди, иди отсюда, сынок. Сейчас не до тебя – подхватила его под руку какая-то старушенция и потащила его к выходу.
Вывев Фагорана за пределы комнаты, она вернулась к больному.
- Хоть бы с отцом все было в порядке – подумал про себя юноша и вышел из дома.
Еще несколько раз наведывался он к Ангору, но целители не пускали никого, даже самых близких, объясняя это очень плохим состояние больного. Когда же их спрашивали об улучшениях, они затуманено и непонятно отвечали, вот только и без их тайных слов было ясно- вождю никак не лучше и вряд ли стоит ждать поправки.
Понимая, что он только даром время теряет, дежуря у комнаты больного, Фагоран отправлялся на заседания старейшин. Там он узнал множество неутешительных вестей. Среди них была и мысль об разъединении народов. Тогда, решившись на самый отчаянный и последний шанс, юноша рассказал о странном разговоре в лесу. Естественно ему никто не поверил. Его даже обвинили в клеветничестве и лжи, притом здорово отчитали, и выгнали с совета на несколько дней.
И вот, в один ясный солнечный день, он вновь сидел без дела и дежурил около спальни больного отца. Неожиданно из нее вышли несколько целителей.
- Идите к нему - обратились они к юноше. – Ему осталось еще всего пару минут.
Точно громом пораженный Фагоран подхватился со своей скамеечки.
- Как? – только и вырвалось у него, и юноша поспешил в комнату.
Около одра умирающего сгрудились все лекари и ведуньи. Они тихо шептались и переговаривались, то и дело кидая жалостливые взгляды на вошедшего. Фагоран же, сглатывая клубок жалости, страха и горя, медленно приблизился к отцу.
Ангор прерывисто дышал, заходясь поминутно ужасным кашлем. В его запавших глазах плясали больные огоньки, а бледное лицо отливало желтизной.
- Сын мой – прошептал он, протягивая к нему руку.
- Отец – всхлипнул Фагран, сжимая в своих руках его, уже холоднеющую руку.
- Найди заговорщиков и раскрой их племенам. Они должны знать правду. Спаси наш союз.
Вождь закрыл глаза и, глубоко вздохнув, уснул навсегда.
В светелке воцарилось молчание. Старик замолчал.
- И что же было дальше – спросил у него Ярослав.
- А тебе все еще интересно? Ведь все так непонятно и запутанно.
- Конечно. Мне хочется узнать, что же случилось все-таки с этими народами.
- Тогда слушай - старик вновь начал свой рассказ. – После появления, так называемого посланника богов, народы пережили очень много волнений и беспокойств. Вождь укенов умер, не переживши удара, и это была великая утрата, как для народа, так и для семьи. Конечно после всех этих событий союзные народы спешно спешно собирались с места проживания.
- И их ничего не остановило – удивился мальчик.
- Конечно же, нет. И впредь больше меня не перебивай – проворчал старик. – Прожив еще несколько месяцев вместе, народы разъединились. После смерти Ангора укенами начал править Фагоран. Много испытаний ему пришлось еще перенести, прежде чем он сумел добиться истины и изобличить шарлатанов. И это ему удалось. Оказывается, это был заговор их злейшего врага – вождя Урака. Он подкупил одного из мудрых магов по имени Йеза и нескольких человек из племени Фагорана, чтобы они передавали все сведения и события, происходившие в нем. Узнав о скором объединении, он, вместе с Йезом, подготовил замечательный план расстройства всех надежд великих племен. И все было бы просто прекрасно, если б не этот побег обезумевшего от боли Крегора, выбранного в качестве лже-Нува. Именно его разговор с Йезом услышал Фагоран. Узнав об этом, разъяренный молодой вождь поймал предателей и заставил во всем их сознаться. Заточивши их в одном из домов и поставив охрану, юноша отправил к своим бывшим союзникам гонцов, которые должны были им передать радостную новость об изобличении лже-бога. Гонцы их разыскали, племена не ушли еще так далеко. Услышав от гонцов эту радостную новость, они вновь вернулись к укенам.
- И что дальше? – нетерпеливо спросил Ярослав.
- А что дальше? – удивился старик.
- Они ведь вновь объединились, ведь так?
Старик усмехнулся.
- В легендах говориться, что эти три великих народа еще долго жили вместе. Делили между собой и радость, и горе. Но никогда между собой больше не разделялись.
- А что случилось с Фагораном. Как у него сложилось с Киланной?
- О, эта история затеряна в давних легендах. И скорее звезды на небе пересчитать, чем найти хоть какое-то упоминание о них.
Вновь воцарилось молчание. Буря наконец-то стихла. Лишь редкие капли дождя еще стучали по дереву. Ярослав зевнул и уже хотел идти с близнецами спать, как старик неожиданно задал вопрос.
- Как ты думаешь, сможет чему-нибудь научить эта история?
Мальчик в замешательстве остановился.
- Ну-у-у… - протянул он. – Я точно и сам не знаю. Но может в ней есть назидание нам о том, что нужно ценить дружбу, уважать товарищей и не покидать их в трудную минуту, когда враг может в любую минуту напасть сзади. Но это лишь мои домыслы и предположения.
Взявшись с сонными близнецами за руки, Ярослав вышел из горницы.
- А мальчик и впрямь в чем-то прав – через некоторое время хмыкнул ему вслед старик.



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Азгор | 30-07-2009, 22:17 | Просмотров: 112 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх