Атмосферный флешмоб
Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Опрос про будущее сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Леденец

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Пальцы отпустили перила и в голове пронеслась ретроспектива всей его жизни. Слайд шоу воспоминаний с безумной скоростью проносилось перед глазами. Мозг-проектор гудел и расширялся, угрожая взорвать череп. Во рту пересохло, и в желудке ныло, как при посадке самолета. Собственно он и приземлялся. Просто считанные секунды полета были приправлены сантиментальным опусом в прошлое, где он видел свою первую любовь, свою первую эрекцию, свой первый глоток пива и первый половой акт.
А теперь он летит стремительно вниз, удачно минуя выступы лоджий. Из мельтешения образов он вырывает перепуганные лица за стеклами окон. Слышит женский «Ах!». И продолжает полет. Страх улетучился еще тогда, когда он свесился череп парапет и определенно решил попрощаться с жизнью. К чему бояться, если ты уверен что когда твое тело встретится с тротуаром (кстати облагороженным акацией и огражденный от автомобильной дороги новеньким бордюром) все ощущения от удара сведутся к короткой фразе «твою мать». Боли не будет, так как пятнадцать этажей вниз достаточно, чтобы вогнать человека в асфальт на два дюйма, и расплескать содержимое метров на пять, а то и больше…
Поэтому он не боялся. Кинозал в его голове закрылся, единственный зритель – он – покинул кресло и через черный ход выходил из доставшего его мира.
Прощай, реальность! Никогда мы больше не увидимся с тобой в зеркале ванной, не встретимся в отражении тонированных окон автомобилей и подсвеченных неоном витринах. Адиос, сущее! Он опьяненной от свободы голубкой выпархивал из клетки, в которою случайно забыли закрыть. Он вырвался на просторы комнаты, и летит к окну, где его ждет неприятная встреча со стеклом. Глупая голубка падает на подоконник со сломанной шеей. И он упадет. Только чуть позже, еще пять этажей, еще секунду.

…Выйдешь за меня? – Он пригладил рукой волосы.
-Неа. – Она лизнула леденец.
Он смотрел на ее красивое лицо, и поражался, как мало есть за этим слоем элегантно сложенных мышц, обтянутых чистой кожей, в обрамлении золотых кудрей. Как пусто под фарфоровой маской, пропускающей между пухлых губ острый язычок. За поразительными, голубыми глазами не было ничего: ни желаний, ни стремлений, ни гордости, ни самоуважения, ни ума. Перед ним сосала леденец прекрасная кукла.
-Очень жаль… - Он вздохнул, раздавленный ее пустотой.
-Хочешь? – Она протянула ему леденец, блестящий от ее слюны.
Он кивнул.
Она вручила ему конфету, развернулась, сверкнув из-под короткой юбочки белыми трусиками, и не прощаясь, ушла.
Он стоял с леденцом, стремительно тающим на июньской жаре. Один. Ее вакуум высосал все его сознание, оставив взамен обезвоженную пустыню.

Удар. Из носа брызнула кровь, перепачкав футболку и мысы кроссовок.
-Отвали от нее! – Урод стоял, выпятив широкую грудь.
Он сплюнул розовую от крови слюну. Лицо саднило, от впечатанного в него кулака. Он презирал гиганта в спортивных штанах, спущенных на узкий боксерский зад .
-Еще раз увижу рядом, убью.
Леденец лежал в пыли, облепленный черными мухами. Их слюдяные крылышки мерцали в полуденном свете, заливающем двор.

Двор сверху выглядел, как коричнево-зеленая заплатка на асфальтовых трусах улицы. Островки газона пересекали серые лучи дорожек, сходящиеся на желтом пятне песочницы. В дюнах свалявшегося от собачьей мочи песка прозябал забытый кем-то пластмассовый самосвал.
Этажи проносились засвеченными кадрами, на которых, словно плевок, застывало размытое отражение пролетавшего мимо них тела.

Друг прикурил. Отупелые от алкоголя глаза казались черными дырами. Сквозь них можно было заглянуть в его голову и увидеть пустой череп, с выскобленными до блеска стенами.
-Она тебе нужна? – Слова пустые. Другу все равно, но вопрос задать нужно, иначе он не получит очередной глоток пива из огромного пластикового баллона.
Он пожимает плечами. Общество пьяного тела, распростертого по лавке, угнетает. Это похоже на сеанс спиритизма – разговор с мертвецом. Существо в грязной куртке и расплавленным алкоголем лицом отходит на задний план. Он видит ее, с вечным леденцом и игрушечной мимикой. Загорелые ноги сверкают гладкой эпилированной кожей. Под майкой без бюстгальтера качаются груди. С обнаженного живота мерцает пирсинг.
Он отворачивается и смотрит на дом. Пятнадцать этажей взбираются в небо, ощетинившись спутниковыми тарелками. Высотка похожа на инопланетный корабль, жуткую летающую крепость, готовую вырвать свою бетонную тушу из земли и унестись к облакам.
-Не понимаю твоего отношения к ней. – Бормочет мертвец, обнимая баллон. Губы вытягиваются в трубочку, обхватывают горлышко бутыли и начинают сосать, проталкивая в горло пиво. Кадык жадно дергается вверх в низ.
Он смотрит на этот сокровенный акт потребления и отстранения от насущных потребностей к размножению или хотя бы желанию общаться с противоположным полом. Бутыль вполне заменяет женскую грудь, превращая процесс выпивки в священный ритуал.
-Ничтожество.
Он уходит, уверенный что друг этого даже не заметит, пока продолжается его оральный секс с бутылкой.

Он идет уверенно, минуя блестящие на солнце «лексусы» и «тайоты», краем глаза замечая в тонированных стеклах свое отражение: молодой парень не успевающий за модой ровно на столько, на сколько нужно, чтобы не казаться окружающим выряженным попугаем.
Оборачивается. Друг утолил невероятную жажду и теперь курит, уверенный, что его собеседник отошел отлить.
Здание приближается, разинув на Него рты подъездов. Теперь это не звездолет. Перед ним чудовище. Выродок кубизма, в утробе которого томятся сотни людей.
Останавливается, как будто бы хочет подразнить монстра. Он стоит у самого крыльца и думает, думает, думает…
Пятнадцать этажей вверх. Не на лифте. Ногами. Чтобы на каждой лестничной площадке замереть и еще раз окунуться в собственные переживания. В его душе совсем темно. Такой грусти он не испытывал никогда. Наверное, это и есть депрессия, воспетая молодым поколением в черно-розовом.
Он усмехается. Перед ним железная лестница и прямоугольная дверца чердака. Ее держит замок, хлипкий, засаленный. Едва ли он выдержит хороший рывок. И действительно. Замок отлетает в облаке трухи и хлопьев ржавчины. На волосы сыплется голубиный помет и фестоны паутины.

После чердачного сумрака крыша похожа на античный храм, обласканный солнцем и ветром. Тепло согревает, обнимает и делает воздушным. Ощущение невесомости захватывает, и только легкие уколы страха где-то под поясницей уговаривают отойти от края.

С крыши открывается невероятный вид на город. Бетонный муравейник расползается до самого горизонта. Между домов текут автомобильные реки. По их берегам люди вылавливают такси.
Он замечает ее. Она так далеко внизу, крохотная и беззащитная. Не видно даже леденец.
В животе заныло. Чувство обиды фейерверком разлетелось в голове, сжимая горло и выбивая из глаз слезы. Такого он от себя не ожидал. Оставив на рукаве влагу он становится у самого края. Пальцы лежат на парапете и дрожат. Но уже не от страха. Ему хочется заорать, так, чтобы она там услышала, подняла голову и увидела его, высоко, выше птиц, готового разбить себя о землю. Но голосовые связки онемели и выдают сиплый шепот:
-С%:а, с:%а, с;%а, с%:а…
Слезы высыхают на ветру. Закричать…И что? Она посмотрит на него пустыми глазами Барби. Она даже не поймет, что он решил сделать.
Он перелезает через перила и… Прежде чем упасть, он вдруг ясно и звонко произносит: «извини». Сам не понимает зачем, только ловит себя на том, что глаза его устремлены не на глупую самку, но в небо, разлинованное инверсионными следами самолетов. Туда, к облакам, а может и дальше, где начинается ультрамарин, переходящий в обсидиан космоса.

Боли не было. Тело врезалось в асфальт, мгновенно потеряв форму, превратившись в нечто красное, завернутое в ткань одежды. Кровь запачкала тротуар на десять метров вокруг. Гранатовые капли повисли на газонной траве. Закричала женщина.

Друг выронил баллон, и ручеек пива стремительно смешался с дорожной пылью. Отрезвевшие глаза едва не выдавились сквозь веки.

Она дососала леденец и увлеченная видом забавного щенка в песочнице продефилировала к зверьку. Щенок радостно вилял купированным хвостиком, утыкаясь пушистой мордочкой в теплые ладони девушки. Женский крик только на мгновение отвлек ее от созерцания дивного создания.
-Лапочка, - сказала она, слегка недовольная возникшим шумом, - хочешь поиграть?



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Tallis | 29-07-2009, 22:19 | Просмотров: 78 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх