Глаз Дракона. В поисках талисманов. Книга 1. Глава 3.
Глава 3.

По зову Дракона.

Утром следующего дня Лиэнтай проснулась в прекрасном, боевом расположении духа и первым делом после завтрака решила навестить Ли-Саж. С Эдэйлом, Аниатаром и Вейтэром она простилась рано утром, когда Эсконэ еще тревожно дремал, окутанный рассветным туманом и осенней мглой.
--До встречи, Лиэнтай, - прощался Эдэйл, поправляя седельные сумки на своем черном коньке, - если со мной все будет в порядке, я обещаюсь навестить тебя до конца года.
--Боюсь, не получиться, Эйл, - покачала головой Хранительница, - Я тоже скоро уйду.
--И куда же, позволь полюбопытствовать, мой друг?
--По зову Дракона, в лес Лаурелиндофал.
Эльф нахмурился, и Айвин с трудом сдержала улыбку: увидеть растерянного эльфа такая редкость.
--Моему народу мало, что известно о тамошних обитателях. Это лаэфы, но очень нелюдимые. Живут, закрыто, в войнах не участвуют, но королю Безымянного леса не подчиняются. Больше мне не чего сказать.
--Со мной пойдут Фейрин и Ронин и принц Кэриан с Ли-Саж.
--Тогда я могу быть спокоен: с такой компанией тебе ничто не угрожает! – Эдэйл вдруг достал из кармана куртки тонкое мифриловое колечко, с синим камнем, и надел Айвин на указательный палец.
--Что это?
--Кольцо моего отца.
--Я не могу…
--Можешь, - эльф смотрел на нее ласково и нежно, - оно не имеет особых свойств, только передаст мне, где тебя найти. Я помню, тогда был еще совсем ребенком, когда отец подарил его мне. «Сын, отдай его тому, кто тебе особенно дорог и всегда сможешь его найти» - сказал он. Когда он погиб, - по лицу талара было сложно угадать его чувства, - я решил, что никогда больше не смогу верить в справедливость. Но ты вернула меня к жизни, и стала ближе, чем мой родной брат. Спасибо тебе!
Лиэнтай лишь растеряно улыбнулась и махнула рукой вслед уходящим таларам. Прощание тяжело ей далось, но надежда на лучшее ее никогда не оставляла. Солнце сегодня решило немного побаловать людей перед зимой и ярко сияло на небе. Лиэнтай еще предстояло поговорить с Ли-Саж и отцом и все еще раз обсудить с Ронином, который оказался из клана следопытов и весьма хорошо знал северо-запад, куда и пролегал их путь. Ли-Саж нашлась нескоро – в библиотеке, среди рядов запыленных книг на тяжелых полках из благородного дерева, удобных кресел и маленьких столиков, на которых лежали кем-то забытые книги и старинные записи. Вообще, помещение потрясало воображение: зал имел в высоту около пятидесяти метров, колонны уходили ввысь, подпирая куполообразный потолок с закруглениями у стыка со стеной. Ряды полок и шкафов порой напоминали лабиринт, а толстый слой пыли говорил о том, что сюда редко кто наведывается в поисках знаний. Да и до них ли! Ученые мужи давно сменили перо и бумаги на меч.
Лиэнтай шла тихо, подражая охоте на оленя – чуткого и быстрого зверя, не в силах описать своего восторга. Пройдя пять стеллажей, девушка повернула налево, к свету свечей. Склонившись над картой Дрейнинон, Ли-Саж о чем-то тихо беседовала с Фейрин, волосы которой казались язычками пламени в отблеске неяркого света. Фейрин подняла голову на звук шагов и, улыбнувшись, предложила составить им компанию. Айвин села рядом в кресло и чуть не вскрикнула, когда ей на колени запрыгнул огромный черный котище, с горящими желтыми глазами.
--Это Мышонок,- представила кота Ли-Саж.
--Мышонок? – удивилась Лиэнтай. – Не слишком подходящее имя для кота.
--Это кот Хранителя Архивов, очень неприхотливый и любитель подвальной охоты, - пояснила Фейрин.
Лиэнтай засмеялась, беззаботно откинув голову назад. К ней вернулось хорошее настроение. Ли-Саж вдруг вскрикнула, и, подскочив, уронила на пол кипу пергамента. Мышонок, разбуженный шумом, с недовольным урчанием спрыгнул с колен Хранительницы и скрылся во мгле комнаты, сверкая горящими глазищами. Обе: и Айвин и Фейрин, склонились над старинным документом, который Ли-Саж читала дрожащим голосом.
--…последний год первой эпохи, 1905 год по летоисчислению Альданимара, 2802 год от прихода кораблей Ианэ Светлейшей… дальше имя летописца до первого колена, а вот начало: «…Узнали о существовании эльфийских камней особого происхождения… пять талисманов – драгоценных камней. Это сапфир, берилл, изумруд, гиацинт и лазурит… сила камней невероятна и эльфы побоялись своего творения и раздали их на заре эпохи народам Дрейнинон. Дракон, эльф, лаэф, народ Элентари… но талисманов было пять… Наверное, один из камней унес с исходом Нуреон…». Что это значит, - прервала сама себя Ли-Саж, - «унес с исходом»? Куда ушли? Кто? И зачем? – она вопросительно посмотрела на лаэфанку.
--Прочти дальше, дочь Ли-Этиш, - попросила Фейрин.
Лиэнтай подозрительно посмотрела на нее, но стала слушать дальше.
--«…берилл скрепляет силу камней и наверняка находится у дома Валариона. У Драконов сапфир…» дальше не понятно, а вот тут читается: «…если бы нам найти эльфийский талисманы, то Дагхана удалось бы победить. Из храма Мендиэль пока нет ответа, они все еще говорят с эльфийской владычицей. Я не знаю, сколько это может продолжаться... Военачальник у Черного Дракона новый – это …
--Кто?! – хором вскричали слушательницы.
--Запись обрывается. Наверное, началась осада города…
--Дела–аа, - протянула Айвин, теребя шнурок своей туники. – Что это все значит?
--Теперь нам известно, где искать талисманы, - пояснила Ли-Саж и, видя, что Лиэнтай не понятно, пустилась в объяснения. – Эльфийские талисманы были сделаны на заре эпох первыми владыками таларов. Я об этом знаю очень мало, но этими камнями можно предотвратить появления зла. Я давно искала хоть что-то о них и мои старания вознаграждены.
--Значит, так, или иначе, нам надо в тот лес…Фейрин, что скажешь?
--Ехать-то едем, но меня волнует Сарбалиэн. Ладно! Завтра, у главных ворот на рассвете, - Фейрин любовно погладила кожаные наручи, покрытые затейливыми узорами.
Понимая, что разговор закончен, Айвин отправилась наверх, чтобы собрать вещи. По дороге ей встретился Кэриан: мрачный, но решительный.
--Когда вы собираетесь идти? – тихо и сухо спросил он.
--Завтра на рассвете, то есть, часов в восемь, - Кэриан собирался идти, но Лиэнтай схватила принца за плащ, как у стражей цитадели. – Постой, брат, - Кэриан вздрогнул, но Айвин говорила ласково и учтиво, - отчего ты так презираешь меня? Ты же совсем меня не знаешь, - принц молчал. – Нам предстоит совместный путь далеко на запад, а может и дальше. В пути важно взаимопонимание и общность цели.
--Ты хочешь знать, почему? – голос принца был тихим, но у Лиэнтай поползли мурашки по спине. – Я скажу, почему. С самого рождения я только и слышал о Лиайноре, великой и непобедимой, которая ради своей дочери пожертвовала собой. А моя мать всегда будет в сердце отца лишь второй. Куда ей затмить золотоволосую дочь Элентари! Моя мать дрожала ночами от ужаса, что ты вернешься, - принц сделал особое ударение на местоимении «ты», - и боялась, что король уже не сможет забыть Лиайнору, - он тяжело вздохнул, словно сбросив тяжелую котомку с плеч.
--Я не знала своей матери. Не знаю и отца. Я ни в коем случае не претендую ни на престол, ни на место в сердце короля. Я не смогу заменить Лиайнору. Эльфы, мои учителя, единственные близкие мне. Лэралин, Эдэйл, Атиниэ, Вейтэр, Филонэль. Они меня любили ни за мое происхождение, а за духовные качества. Я советую узнать обо мне нечто большее, чем слухи и сплетни ленивых кухарок. Ты наследник Веривших и веди себя достойно, не судя книгу по обложке, - эта гневная тирада была произнесена на одном дыхании. Лиэнтай посмотрела в серые глаза принца и, развернувшись на каблуках, исчезла из коридора, оставив того в недоумении и ярости.
Лиэнтай приоткрыв дверь, заглянула в свою комнату. Ее в который раз поразило ее богатое убранство, пышные гобелены и золотые подсвечники на стенах. На кресле, у камина, все еще лежало небесного цвета платье, к которому Айвин даже не притронулась. Оно казалось ей неудобным и слишком длинным. Возможно, она так и не станет достойной своего рода никогда. Лиэнтай уложила в котомку свой скарб, несколько теплых вещей, включая одеяло и плащ с подкладкой. На все это ушло только полчаса и, Лиэнтай вышла на балкон, чтобы полюбоваться городом.
Остаток дня прошел в хлопотах, сборе провизии и бесконечных разговорах со спутниками. Лиэнтай удалось ускользнуть от забот лишь вечером, на пастбище, где по ее совету находилась Венья. Лошадка выглядела неплохо, но ее лоснящаяся шкура поблекла, а карие глаза смотрели грустно: она явно скучала без других лошадей и вольных просторов. Лиэнтай приблизилась к Венье и, почесав за ушами, протянула на раскрытой ладони кусочек сахара. Лошадка с удовольствием слизала лакомство и тихо зафыркала, удовлетворенная. Лиэнтай почудилось, что за ней кто-то наблюдает. Девушка резко обернулась, но увидела только стаю вспорхнувших птиц. Нехорошее чувство не оставляло ее и по пути в цитадель. Айвин вдруг резко развернулась и зашагала обратно, на лужок, чеканя шаг и сжимая рукоять кинжала. Амрун остался дома, за ненадобностью, но хранительница не могла совсем оставаться без оружия. Айвин словно гнало чувство тревоги, она уже почти бежала.
Рядом, буквально в пяти сантиметрах, просвистел арбалетный болт. Айвин отскочила в сторону и резко подпрыгнув, левую ногу выставила вперед, ломая противнику нос. Отклонившись от сабли, девушка рукой с кинжалом парировала удар второго ятагана, ударив первого свободной рукой в горло. Противников было четверо: один с арбалетом, трое с мечами. На лицах шарфы, а одежда не знакомая, скорее всего принадлежащая аламаррам, сабли у них тоже о многом говорили, ведь северяне пользовались только прямыми клинками. Ее враги использовали странную тактику: Лиэнтай уже в силу неопытности несколько раз открылась для удара, но южане не атаковали, а пережидали, когда она сама нападет. Они явно хотели вымотать девушку.
Во время очередной атаки, Айвин заметила, что один из южан использовал обманный «эльфийский прием», которому ее учил Эдэйл. Южане не могли его знать! Никак не могли! Айвин крутилась, как могла и вскоре поняла, что убивать ее не будут, а скорее захватят в плен. Но зачем им это надо?
Наемники уже были с царапинами от ее кинжала, но Лиэнтай видела, они не сдадутся, а у нее уже нет сил. Тяжело дыша, сжимая маленький клинок, девушка готовилась к худшему. Солнце затмила тень, поднялся страшный ветер; враги застыли, взирая безумными глазами за спину Лиэнтай. Девушка медленно обернулась. Земля вздрогнула. Наемники бросилась бежать.
Перед хранительницей Нуэ, сияя темно – синей чешуей, костяными наростами на спине и хвосте, поблескивая голубыми глазами, приземлился Дракон.
***
Лиэнтай ежилась под порывами ледяного ветра, кутаясь в плащ по самые уши. Венья тоже дрожала, нервно прядая ушами. Золотой город еще виднелся вдали, сверкая всеми башнями и ярко выделяясь на осеннем пейзаже, среди унылых равнин и голых деревьев, с которых яростный ветер окончательно сорвал всю листву. Мерзкую погоду скрашивало присутствие Эльдоранзабара, Синего дракона из Огненного Кольца, самых северных гор в Дрейнинон. Дракон вызвался сопроводить их до Лаурелиндофала, присланный советом Драконов в помощь Хранительнице Нуэ и ее спутникам. Эльдоранзабар передал, что Драконы ждут Лиэнтай в Огненном Кольце, чтобы получить талисман.
Все это показалось Айвин несколько странным, но не стала ничего говорить друзьям. Ли-Саж несказанно была рада дракону, а Кэриан относился к нему с подозрением и опаской. Не каждый день увидишь ожившую легенду. Эльдоранзабар летел высоко в небе, высматривая путь поудобней и короче. Фейрин все кипела праведным гневом на тех, кто осмелился напасть на королевскую дочь около дворца!
--Лиэнтай, наемники были с юга? – спросила лаэфанка, догоняя Венью.
--Одеты они были, как аламарры, - стала рассуждать Айвин, наблюдая, как дракон сделал в небе крутой кувырок и, преодолевая порывы ветра, устремился на север, - но я не думаю, что это были южане. Я дала о себе знать меньше недели назад, а им, чтобы сюда добраться, требуется полгода летом! Это то и странно. Я думаю о темных Аданаи.
--Аданаи? – переспросил Ронин.
--Темные эльфы, - пояснила Лиэнтай, объезжая поваленное стихиями дерево, похожее на клен. – Когда мы с таларами сюда ехали из Эланор Нуэ, за нами следили вплоть до Тенистого ущелья. В Эльдорон они не смели сунуться, там слишком людно.
--У Темных очень хороша разведка. Тем более, королева Драйонэ произвела переворот, убила своего мужа и изгнала сына, - сказала все это время молчавшая Ли-Саж.
--Откуда ты знаешь?
--В Аутеломе тщательно следят за Аданаи. Это наша задача.
Во время всего разговора Кэриан оставался безучастным и безразличным. Лиэнтай вздохнула и решила потом с ним поговорить. Дорога тянулась вперед на многие лиги, над копытами коней хрустели сухие листья: желтые, красные, оранжевые. По небу неслись дождевые тучи, заслоняя солнечный свет и придавая местности вид недружелюбный и таинственный. Быстрый, как молния, дракон, спустился внезапно, подняв тучу пыли и вызвав переполох среди лошадок. Эльдоранзабар, сложил кожистые крылья, увенчанные когтями, как у летучей мыши. Только при мысли о том, как такое создание можно попытаться победить, у Айвин отказывалось работать воображение. Слегка, для удобства, склонив голову, он, сверкая лазуритовым глазом, заговорил.
--Ущелье нам не миновать. Придется ехать по дороге. Но только предстоит вам знать: устанут скоро ваши ноги. И путь чрез лес пойдет во мрак, я не придумывал – я вижу. В Итуриэне цельный знак. И крики сокола я слышу, - драконовская манера говорить немного смущала Лиэнтай. После такой речи говорить прозой было как – то грязно и… слишком по- человечески.
--Что это значит, о Синий? – спросила Фейрин.
--Езжайте к эльфам, в светлый лес. Владычица отдаст вам камень. Она разумна: снег и пламень! Крик сокола! Он ранен! Ранен! – Дракон рванулся ввысь, к горам, поднимая крыльями смерчи.
--Странное племя, - задумчиво протянула Ли-Саж, прикладывая руку «козырьком».
Золотой город все удалялся, а горы приближались, напоминая хребет гигантского дракона, который решил поспать на солнышке. Идти по едва заметным тропинкам было нелегко: ноги коней путались в высокой и мокрой траве. То и дело приходилось спешиваться, чтобы обойти овраг, заросший вереском или особенно глубокий ручей. Ронин вел отряд уверенно, советуясь изредка с Фейрин, которая тоже неплохо ориентировалась здесь, но предоставляла своему другу искать дороги. Лиэнтай вздыхала украдкой, вспоминая уютное кресло у камина, променянное на голые и острые камни.
К вечеру все валились с ног от усталости, хотя прошли и немного, но весьма извилистой тропой. Ли-Саж и Фейрин быстро раздали ужин. После скудной трапезы Айвин устроилась около большого валуна, плотнее завернувшись в одеяло. Камни впивались в спину, а холод не давал уснуть. Завывания ветра походили на голоса стаи волков, злых и голодных.
Утром пошел дождь. Дрова отсырели, и костер не удалось развести даже Фейрин с помощью магии. Завтрак, невкусный и холодный, прошел в угрюмом молчании, сдобренный дождем и ветром. Айвин чувствовала себя, как шахтер после трудового дня, который таскал уголь на себе всю ночь. Ныла спина от твердой земли, и уже казалось, что просвета тучам не будет. Лошади выглядели не лучше, понура перебирая ногами. Дракона не было всю ночь, но он появлялся то и дело в небе, показывая, что находится рядом. Айвин, запахивая плащ, смотрела на небо, подмечая странное облако, которое резко повернуло на юг и скрылось вдали.
--Ли-Саж, ты видела? – Лиэнтай вопросительно смотрела на воительницу, всматривающуюся в том же направлении. Зеленые глаза девушки вспыхнули тревогой.
--Мы здесь не одни, Лиэнтай. Совсем не одни. Надо предупредить Эльдоранзабара, чтобы был осторожен и внимателен.
Следующие несколько дней прошли спокойно и ни чем один не отличался от другого. Дождь перестал, немного распогодилось и путники вздохнули с облегчением, надеясь, что им дальше повезет. Ущелье осталось позади, но по тракту Ронин не советовал идти, заставляя бедных коней ломать ноги по бездорожью. По ночам земля стала покрываться инеем: первые заморозки в этом году начались рано.
Наконец, на третий день после ущелья (на шестой от Эсконэ), путники достигли лесов Эланор Нуэ. Лиэнтай смотрела на знакомые и такие родные места и понимала, что Итуриэн ей чужой, что это эльфийская земля, но занявшая в ее сердце огромное пространство так, что при слове «дом», девушке навсегда представлялся талан владычицы и серебряные фонарики на каштановых деревцах.
Ночью Ли-Саж не спалось и, она, рассматривая подрагивающие в холодном воздухе звезды, решила пройтись до небольшой реки, которая мерно текла в лес. Зачерпнув ледяной воды, девушка заметила странные огни на другом берегу и, словно ветер ей шепнул: «Ли-Саж, дочь Неизвестного… иди…». И она пошла на чарующие звуки таинственного голоса, чувствуя мурашки по коже и стук своего сердца, которое громыхало, как гномий молот по наковальне. Перейдя реку вброд, девушка, не обращая внимания на промокшие ноги, углубилась в лес, за огнями. Ветки хлестали ее по лицу, а корни то и дело подставляли свои узловатые ноги. Свет стал ярче и лес кончился внезапно, уступив место открытому пространству. На поляне Ли-Саж встретили эльфы, которые в мгновение укрыли ее одеялом и напоили теплым, согревающим напитком с привкусом утренней росы и меда. Они исчезли так же, как и появились: как ветер. Осталась только высокая темноволосая эльфийская женщина с серебряным венком из цветов и листьев. Ли-Саж сразу поняла все и почтительно поклонилась, пытаясь одновременно выпутаться из одеяла. Владычица улыбнулась и жестом попросила девушку не вставать.
--Я давно хотела увидеться с тобой, дочь Ли-Этиш, Ли-Саж Крыло Ворона. Я расскажу тебе тайну твоего рождения и твое предназначение в судьбе эльфийского народа.
--Но я…
--Послушай. И все поймешь. Ты не знаешь своего отца, Ли-Саж. В доме Мендиэль тебе говорили, что он погиб на войне. Но он жив, - Ли-Саж вздрогнула. – Ваэнтарин из рода Нуреона твой отец, Ваэнтарин, король Авалонуна. Я отдаю тебе его меч, Ли-Саж, - Лэралин протянула девушке меч эльфийской работы, изящный и смертоносный.
--Но почему мне ничего не сказали? Почему молчали? – девушка приняла клинок и провела рукой по шероховатым ножнам.
--Только твоя мать и я знали об этом. Может еще и Лиайнора. Ли-Этиш просила рассказать тебе, когда придет время.
Ли-Саж молчала, не в силах поднять глаз. Она незаконнорожденная? Темный эльф наполовину? Что же теперь она скажет друзьям, как посмотрит им в глаза?
--Ты не должна стыдиться своего происхождения, девочка, - тонкая и холодная рука владычицы взяла ее подбородок и повернула к себе, - ты дочь короля. И ты заставишь Анморна вернуться к свету и сражаться рядом с людьми.
Владычица отошла и подала Ли-Саж руку. Неожиданно сильная рука подняла ее на ноги, а серо- звездные глаза смотрели ей в душу.
--В трех днях пути отсюда бредет беловолосый странник, измученный и одинокий. Помоги ему и поможешь себе. Покажи ему этот меч, дочь Ваэнтарина, Ли-Саж Крыло Ворона.
Владычица ушла, растаяв в утренней дымке, а на Ли-Саж вдруг навалилась такая усталость, что едва ее голова коснулась земли, как веки закрылись сами собой и разум сморил сон, а ей еще так многое хотелось спросить.
***
На горизонте справа замаячили две остроконечные вершины Грифоновых гор, а слева, на юге, открылось бесконечное море равнин Орноллина с озерами и быстрыми реками. Маленький, серый отряд миновал Эланор и шел дальше, ведомые самой короткой дорогой драконом, только изредка обходя непроходимые участки тропами. Фейрин предупредила, что здесь могут быть орки и тролли, так как места людьми необитаемые, а влияние итуриэнских эльфов сюда не распространялось.
Кэриан оказался неплохим спутником, хотя был еще очень неопытен. Он неожиданно подружился с Ронином, а с Ли-Саж, порой, не спускал глаз. Айвин стала привыкать к походной жизни и даже находила в ней особую прелесть, хотя спина болела невыносимо.
Спускаясь в долину, отряд заметил, а точнее заметила Фейрин, а потом и Эльдоранзабар, на юге черное пятно.
--Это, наверное, орки, - привстав на стременах и прикладывая «козырьком» руку к глазам, говорила она.
--Скорее всего, - пробормотал Ронин, - давайте спускаться, а то торчим здесь, у всех на виду.
Спуск занял полчаса. Долина представляла собой нагромождение валунов, которые скатывались с возвышенностей, оставляя в земле глубокие борозды, которые по весне заполнялись талой водой. Иногда такие ручьи образовывали целые каскады водопадов и каналов. Поэтому эльфы прозвали эти места Долиной Поющих Камней и раньше очень любили сюда приходить, но с воцарением Дагхана им пришлось покинуть ее. Лиэнтай вела Венью за уздцы, старательно выбирая дорогу между камнями. Ронин шел впереди, показывая дорогу, остановился, всматриваясь. Он махнул Фейрин рукой, показывая на запад. Лаэфанка подошла ближе и в ужасе прижала руки к груди.
--Там орки, не меньше четырех десятков, нам не пройти. У них припасы, волки, оружие, словно они собрались на штурм вражеского города, - лаэфанка немного помолчала, - это горные орки, северные. Они низкорослые и длиннорукие. Такие воины идеальны для войны в шахтах гномов.
Айвин тоже со временем разглядела эту северную породу, поражаясь зрению Фейрин.
--У них, похоже, пленник.
Ли-Саж тоже разглядела пленника, беловолосого юношу, эльфийского происхождения. И поняла, о чем ей говорила лесная владычица. Воительница тронула лаэфанку за плечо, заставив ее обернуться.
--Нам надо его спасти, Фейрин.
--Спасти? – в голосе Кэриана проскочил ужас. – Там четыре десятка хорошо вооруженных орков, выносливых и сильных горцев… это самоубийство! Нас только пятеро! Это же полный вздор!
--Я совсем не прошу тебя лезть в их лагерь с мечом наголо. Совсем не обязательно их перебивать. Можно просто сделать это тихо.
--И каким же образом? – Лиэнтай мысленно прикинула расстояние до орков: шагов двести, не меньше.
--Я думаю…- Ронин сам себя прервал, повернувшись в сторону врагов.
Лиэнтай тоже заметила это. Орки, охваченные паникой, беспорядочно метались по своему лагерю, пытаясь загнать разбежавшихся во все стороны волков. Шум начался невообразимый; повсюду слышалась брань, лязгали доспехи, визжали волки. Один свалился в костер и, отчаянно взвыв, умчался в неизвестном направлении. Панику усилили огненные стрелы, посыпавшиеся с разных сторон; лагерь мгновенно вспыхнул, озарив степь всполохами.
Спутники стояли и смотрели, как неизвестные союзники обратили четыре десятка орков в бегство. Ли-Саж вдруг поразила безумная мысль, что пленник мог тоже погибнуть. Не обращая внимания на крики Лиэнтай, она бросилась к пылающему лагерю. Глаза слезились от дыма, кашель раздирал горло, но девушка бежала вперед.
Пленник лежал без сознания около обгоревшего шеста, к которому был привязан. Старательно избегая орочьих трупов, Ли- Саж опустилась на колени перед ним, но как только подняла руки, чтобы отвязать веревку, как почувствовала наконечник стрелы у своей шеи.
--Шевельнешься, будешь убита.
***
Лиэнтай видела, как Ли-Саж сорвалась с места и побежала к пожарищу, не откликаясь на крики друзей. Вскоре ее не стало видно из-за дыма и сердце Лиэнтай отчаянно забилось в тревоге.
--Ли-Саж!
Но она не откликалась, не слыша или не желая слышать предостережения. Рука Айвин взлетела за спину, в поисках Рассветного, когда до ее слуха донеслось едва слышное дыхание человека, который недавно сражался. Но чья-то тонкая ладонь закрыла девушке рот, не давая закричать. Ее резко развернули к себе, но все же, и Фейрин, и Ронин, успели заметить неприятеля. Десяток хорошо вооруженных воинов, в полной броне, нацелили на спутников луки, выражая явную враждебность.
Напротив Лиэнтай стоял невысокий воин в шлеме, увенчанным конским хвостом, с необычным мечом, лезвие которого только с одной стороны, хотя он должен быть обоюдоострым. Зеленые глаза в прорезях шлема смотрели ясно и рассудительно, без особой враждебности. Воин снял шлем… и оказался лаэфанской девушкой. По плечам рассыпались темно – каштановые кудряшки, совсем не свойственные эльфийской крови. Из пожарища вынырнуло трое воинов, почтительно поклонились и отрывисто доложили о чем-то. Айвин посмотрела на Фейрин, которая в недоумении пожала плечами, явно тоже не понимая этот диалект.
--Эээ…простите… Что происходит?
Вопрос Кэриана заставил лаэфанку улыбнуться. По ее жесту друзьям связали руки, и повели к бывшей стоянке орков. Дым резал глаза и Лиэнтай, ничего не видя и не понимая, пыталась немного ослабить веревку. Лаэфы вели их дальше. Айвин закусила губу, гадая, где же Ли-Саж. Спутников повели в лес, скорее всего к главному.
Поводив их немного по роще, лаэфы вывели своих пленников к водопаду, около которого теснились несколько наскоро сколоченных хижин, предназначенных под временное убежище для воинов и разведчиков. Несколько лаэфов с серебристыми волосами приветствовали свою предводительницу, разглядывая пленников. Друзей завели в одну из хижин, предварительно отобрав все оружие. Внутри стояла полутьма, разгоняемая маслеными лампами, крепленными у стен. Лиэнтай поморгала, привыкая к тьме, и заметила фигуру у окна. Он обернулся и оказался…
--Эйл?
Сын владычицы удивленно смотрел на свою воспитанницу и ее спутников, испуганных и грязных от дыма.
-- Шианн Варденон, отпустите их!
--Но, - Шианн недовольно посмотрела на талара, высокомерно осматривая пленников, которые все еще не могли поверить своим глазам.
--Эта моя воспитанница Эльвен, племянница короля Безымянного леса Фейрин, принц Эльдорона Кэриан и следопыт Ронин Дунадан.
Высокомерие и чопорность на лице Шианн сменилось недоверием и страхом, потом недоумением. Но она подчинилась, повелительно приказав воинам развязать друзьям руки. Айвин, потирая запястья, повернулась на стук в дверь хижины. Вошел молодой лаэф, придерживая Ли-Саж, отчаянно сопротивляющуюся.
--Отпустите ее! - вскричала Лиэнтай, бросаясь к родственнице и выхватив из рук лаэфа кинжал, перерезала путы.
--Там Аданаи, Лиэнтай. Ему нужна помощь, - едва слышно прошептала Ли-Саж, осматривая помещение. Ее взгляд наткнулся на Эдэйла. – Ты здесь, Эдэйл? Я рада тебя видеть.
Через пятнадцать минут, уже все объяснив талару, предводительнице лаэфов Шианн и ее брату Шиару все, что произошло, Фейрин, Ли-Саж и Лиэнтай шли к маленькому домику, куда заперли Аданаи. У дверей стояла двойная стража, держа пики наготове. Внутри дома было тесновато для четверых, поэтому Фейрин и Айвин прижались к двери, чтобы Ли-Саж могла спокойно поговорить с темным эльфом. На вид ему нельзя было дать больше восемнадцати – это был очень молодой эльф, беловолосый, с льдистыми голубыми, как северное небо, глазами. На скуле виднелся свежий синяк, а на рассеченной губе запеклась кровь: лаэфы не скупились на такие вещи. От орков ему тоже досталась не ласковая прогулка.
Ли-Саж опустилась перед ним на колени и тихо спросила, пытаясь дать ему мех с водой.
--Как анморна оказался так далеко от дома?
--Не все ли равно вам, таларам, живущим в плодородных долинах? – горький голос юноши эхом отозвался у Лиэнтай в голове. Фейрин предупреждающе приложила палец к губам, кивнув на черноволосую воительницу.
--Мы не совсем эльфы, - мягко продолжила она, вытирая кровь Аданаи с лица. – Я Ли-Саж, дочь Ли-Этиш, из Аутеломе; Фейрин из Безымянного леса, Лиэнтай Айвин, воспитанница владычицы Лэралин. Как твое имя?
Беловолосый эльф внезапно сжал руку девушки и прошептал:
--Ли-Саж? Ты не можешь быть… но как же…- он судорожно вздохнул, Лиэнтай ничего не понимая, опять закрыла рот с готовыми вырваться вопросами, - это должно было когда-то случиться…
--Вот этот меч, - Ли-Саж достала меч и показала его Аданаи.
--Этот меч ковал мой отец,- он вздохнул и решился,- меня зовут Асану и я единственный наследник Авалонуна, - эти слова эльф произнес, словно приговор самому себе.
--Я рада познакомиться с тобой, брат.
--БРАТ?! – Лиэнтай прислонилась к стене без сил и вопросительно взглянула на Ли-Саж из-под ресниц.
--Я дочь Ваэнтарина, Лиэнтай. Асану мне сводный брат, а значит и тебе сородич, - она виновато опустила голову, как и Асану.
Айвин тихо села рядом с ними и сжала руку Ли-Саж, встретилась глазами с Асану. И улыбнулась.
--Добро пожаловать в семью Ли, Асану. Путь звезду сияют на твоем пути, разгоняя мрак и пугая неприятеля.
***
--Я и не предполагала, что встречу тебя здесь, Эдэйл. Знаешь, а с нами дракон, Синий Эльдоранзабар из Огненного Кольца, - Лиэнтай ехала рядом с эльфом, подгоняя Венью.
--Просто пути лаурелин и моего отряда случайно пересеклись, вот мы и решили преследовать орков вместе. А с вами, правда, дракон?
--Самый настоящий! - засмеялась Айвин и словно в подтверждении ее слов, из-под облаков вынырнул дракон, раскрывая крылья.
По рядам лаэфов пронесся возглас страха и ужаса. Дракон, развернувшись на кончике крыла, устремился к ним; приземлился, подняв тучу пыли и складывая голубоватые крылья. Вздох восхищения и ужаса вновь пролетел по рядам лаэфов. Дракон склонил голову и, заметив талара, подмигнул ему сапфировым глазом.
--Приветствую, эльфийский князь! Драконы навсегда запомнят: плетенье ветра, руны вязь, и братья темные уж спят. А Эктеон – рука в руке – ведет с владычицей войска. Стоял он насмерть, до конца: Огонь и тьма его судьба.
--Здравствуй, Эльдоранзабар. Я тоже рад тебе, мой друг.
Удовлетворенный ответом, дракон некоторое время шел рядом, рифмованно и туманно докладывая, что он видел, пока его подопечных не схватили лаэфы и что было после того. Ли-Саж вела коня, на котором сидел Асану, и весело болтала с Шиаром. Шианн все еще недоверчиво посматривала на Аданаи (как и Эдэйл впрочем: талары не любили своих темных северных родичей), но согласилась проводить друзей до Лаурелиндофала, благо было им по пути.
Лес появился внезапно, вынырнув из пелены тумана, окутывающего равнину, зловеще и недружелюбно застилая горизонт темными соснами. Под ногами пружинил мох, под соснами, в сырости и темноте, росший в изобилии, желтая листва и иголки прикрывали осеннюю грязь. Лиэнтай чувствовала все нарастающий ужас, как ни старалась представать себя в Эланор Нуэ, сосны не давали забыть. Айвин незаметно стиснула в кармане Глаз Дракона, который стал намного теплее и тяжелее, будто бы ему передавалось волнение девушки. Лаэфы вели их вперед, но перед драконом извинились: ему просто не было места в лесу. Эльдоранзабар проговорил нечто вроде: «Я буду ждать, дитя Дракона. Узнаешь ты свою судьбу, пусть будет это незнакомо – ты не останешься в долгу» и взвился в небо, пообещав прислать Белую, чтобы та сопроводила Айвин в Кольцо.
В лесу их не остановил ни один патруль, хотя Эдэйл шепнул спутникам, что за ними очень внимательно следят. Но присутствие Шианн и ее брата делало им большую честь быть допущенными в закрытое королевство лаэфов лаурелин.
Кэриан выглядел еще более мрачным, за время похода, превратившись, в нелюдимого странника, в грязной одежде, утратившей свой богатый лоск. Но Лиэнтай видела заметные улучшения, особенно когда принц смотрел на Ли-Саж.
Когда начало смеркаться, Шианн присмотрела отличную полянку и, приказав разбить лагерь для ночлега, отошла в сторону поговорить с Эдэйлом. Лиэнтай не понимала, о чем они говорили, но видела недовольство Шианн и мягкое выражение на лице эльфа, появляющиеся, когда он кого-то убеждал. Костер никак не желал разводиться с помощью отсыревших дров, и даже попытки Ронина, опытного путешественника, не увенчались успехом. Ли-Саж мрачно заметила, что ужинать придется всухомятку, одновременно пытаясь заново наложить повязки на Асану. Темный эльф мягко отстранил ее и, прихрамывая, сел на корточки у сложенного хвороста, поводил рукой над ним, прошептав: «Наур. Наур!». Айвин вздрогнула, заметив вспыхнувший огонь, который стал весело пожирать дрова, будто бы уже горел час, не меньше. Шианн поджала губы, но ужин, приготовленный на колдовском огне, приняла.
Сытая Лиэнтай сонно попросила Эдэйла рассказать какую-нибудь историю, чтобы как-то развеселись мрачных спутников. Асану внимательно посмотрел на талара, когда тот поднял глаза к небу.
--Для человека это случилось давно. Для меня совсем недавно, хотя и я был тогда совсем еще маленьким ребенком. Эту историю мне рассказали приезжие Морские эльфы из Рассветной гавани, которые по делам оказались у нас.
Может быть, вы когда-нибудь слышали о Западном Страже? Это далекая западная крепость на берегу Океана, стерегущая проход к Эарнолу, эльфийской столице, пути к которой неизвестны. Западный Страж был на самом деле первым эльфийским поселением в Дрейнинон.
Те эльфы рассказали мне, что в Западном Страже еще хранятся забытые нами знания, утерянные в контакте с людьми.
--То есть это мы виноваты в вашей нарастающей невежественности? – насмешливо спросил Кэриан.
--Я не говорил об этом, - ничуть не смутился эльф, внимательно оглядев принца, - просто в Дрейнинон наши руки стали чаще брать меч, а не лютню, поэтому талары Западного Стража могли спокойно заниматься наукой и искусством. Но не в этом дело.
Когда-то там жила девушка, которая начиталась героических баллад и возомнила себя воином. Ее звали Фиролон и она, действительно совершила немало подвигов, но прославила себя она тем, когда ее победили в поединке.
--И что же с ней сделал победитель? – заинтересовался Ронин.
--Он попросил ее руки. Так Фиролон стала женой Анниара.
--Постой, постой, Эдэйл, - Лиэнтай потерла виски, - это случайно, не мать Аниатара?
--Совсем не случайно.
--Интересная история,- задумалась Фейрин.
--Про Фиролон сочинено много песен и баллад, каждый эльф знает их: «Та дева воином была…», «Красавица и тьма», «Рок Фиролон» и так далее.
--А ты можешь что-нибудь спеть, Эдэйл?
Внезапно лицо талара помрачнело, на лбу выступили морщинки, а ясный взгляд потяжелел. Эдэйл отвернулся и тихо произнес:
--В другой раз, сейчас не подходящее место.
Только теперь Лиэнтай поняла: она ни разу не слышала, как Эдэйл поет. В Эланор Нуэ ей пела даже владычица, да и Эстан тоже… это наверняка связано с той замкнутостью и туманностью периода жизни эльфа, связанного с его поисками убийцы отца. Айвин толком так и никогда не спрашивала Эдэйла о его прошлом, а ведь тот постоянно был в разъездах, выполняя получения Лэралин или же по собственному желанию. «Наверное, из-за женщины» - решила девушка, устаиваясь поудобнее и почувствовала укол ревности, которой от себя не ожидала. Ночью ей приснился странный сон, сопровождавшийся редкостными моментами пробуждения. Она видела себя, Ли-Саж, Эдэйла в гигантском зале, около статуи дракона. Напротив стоял Аданаи, прижимая острие клинка к горлу Асану и одновременно произносившим пламенную речь. Лицо Асану, искаженное страшными муками, казалось белее мела на фоне черной туники и плаща. Несмотря на меч у горла Асану не согласился на уговоры противника и был пронзен клинком в самое сердце…
Лиэнтай очнулась, вытерла пот со лба и мелко дрожа, схватилась руками за голову. Что это было? Пророчество? Варианты ее жизни? Или просто ночной кошмар, приснившийся в незнакомом лесу, этого она не могла сказать, чувствуя себя страшно усталой и разбитой, как после тяжелой работы. Ей захотелось спать, но Айвин боялась, что ей опять приснится нечто подобное. Завернувшись в одеяло, она легла в корнях дерева, чтобы не уснуть и стала смотреть на безмятежное лицо талара, который прибывал на грани сна и яви, видя свои грезы. Что ему снилось? Может Вечные берега у серебряного трона Элентари? Как-то Лиэнтай пыталась выспросить Эдэйла об этом, но в ответ получала нечто невнятное и шутливое.
Так она проворочалась всю ночь, заснув лишь под утро от усталости. Лиэнтай разбудила Ли-Саж, встряхнув ее за плечо. Завтрак прошел в полном молчании: видно, что не одна Хранительница не спала этой ночью; лицо Ли-Саж как-то осунулось и посерело, у Кэриана виднелись круги под глазами, а ясное лицо Фейрин было мрачно и сурово.
Путь был продолжен около десяти, когда безмолвный отряд по незаметным тропинкам, ведомый Шианн, углубился в сердце царства лаурелин, огибая заросли кустов ежевики и внезапные овраги, выскользающие из тьмы. Разлапистые сосны создавали зловещий полумрак, закрывая лучи неяркого солнца. Через час такого пути им, наконец, попался признак обитаемости этих мест: статуя-фонтан, чьи некогда прекрасные черты стерло время. В бассейне, в дождевой воде, плавали желтые листья, облепляя подножие статуи.
--Кто это?
--Это изображение Йериндил. По-вашему, Ианэ, кажется.
--Так вы тоже чтите Ианэ? – удивилась Ли-Саж.
--Ее должны чтить все, - холодно отозвался Шиар, взглянув на нее, - только ныне мало кто об этом задумывается. Морская Странница навсегда в сердцах тех, кто носит хоть каплю эльфийской крови.
Лиэнтай непроизвольно взглянула на Асану: это было скрытое оскорбление в его адрес, но на лице Аданаи не отражались его чувства. Он молча шел рядом с сестрой, иногда хватаясь за раненое бедро. Солнце успело перевалить за полдень, когда внезапно открылся вид на четырехметровую стену из каменного дерева, которая закруглялась, образуя вокруг города кольцо.
Шианн махнула рукой на маленькие ворота и, тихо вздохнув, произнесла, повернувшись к брату.
--Добро пожаловать в Таэнро – город Солнечного камня, закрытого для посторонних.






Антропоморфные звери. Часть 3

Читать далее
Парочки художницы Shel Yang


Читать далее
Для тех, кому взгрустнулось

Читать далее

Автор поста
Ithil` {user-xf-profit}
Создан 29-06-2009, 22:17


211


2

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Дикая кошка
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 30 июня 2009 08:30

    Мне очень нравится))) Спасибо, автору girl_witch


  2.       Джулиана
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 30 июня 2009 21:46

    что-то я немного запуталась. hmmm пожалуй, следует ещё раз перечитать "Глаз дракона" с самого начала. )))
    да, и выкладывай продолжение. =)



Добавление комментария


Наверх