Власть огня. Глава 14, 15
Глава 14.
Легенда о Шрамоносцах.

Горные вершины едва ли были покрыты первой растительностью. На самом верхнем уступе стояла девушка, облаченная в охотничью одежду. На поясе ее висел клинок. Лицо ее было загорелым, глаза карими, темные волосы были коротко подстрижены. Ее мышцы были натянуты, как тетива. Она смотрела только вдаль, туда, где встает солнце. Рядом с ней, на коленях стоял паренек. Одет он был на тот же манер, что и девушка, волосы его были светлые, а так, они очень были похожи с девушкой. Охотница посмотрела на него свысока
-- С чего ты взял, что это то, о чем ты думаешь?
-- Я слышал этот зов, он подобен крику молодого ягненка в моих зубах. Он встретился с достойной нашего племени. Начался новый круг, кузина. И этот круг захватит и нас.
Девушка склонила голову, слушая шепот ветра
-- Говорили о войне, значит это и нас затронет, мы больше не можем быть в стороне. Эллан и наша страна. Иди, Хоран, сын рода Лин Дао. Я верю в тебя, ищи свою сестру.
Парень встал, и облик его начал меняться, внезапно, он превратился в темно-каштанового матерого волка. Он завыл и бросился вперед. Охотница поцеловала амулет и помахала ему рукой
-- Удачной охоты…


Алиана открыла глаза и с ужасом вспомнила вчерашнюю ночь. Она боялась повернуться и посмотреть в глаза Эдду.
-- Доброе утро – промычал он с боку.
-- Доброе…-- дрожащим голосом прошептала она, взглянув на царапины на его спине.
-- Не знаю, что на меня нашло – пыталась оправдываться она – Раньше со мной такого не было…
-- Ты просто озверела – засмеялся Эд, повернувшись к ней. – У тебя острые когти. Готов поклясться, что глаза у тебя вчера были звериные.
-- Да, брось, мне итак стыдно.
Маг засмеялся
-- Ну-ну, я ничего и не говорю. Ох, и влетит же нам…
-- Брось, кто узнает?
-- Твой поклонник – прошептал Эд ей на ухо.
Алиана резко побледнела. Она ведь забыла о Грехе. Он ей устроит, если узнает, но сейчас ей стало все равно. Она точно для себя решила, что хочет остаться с Эдвардом. Лучшего него для нее нет никого. Вчера она это поняла.
-- О чему думаешь? – спросил он ее
-- Просто о том, что я дура. Зачем я столько времени страдала ерундой, когда ты был рядом. Просто был рядом.
-- Али, я должен тебе рассказать кое-что…
Девушка отмахнулась
-- Брось, потом.
-- Нет, это о Шрамоносцах. Ты должна меня выслушать!
Алиана встала и потянулась. Натянув через голову рубашку, она повернулась к нему
-- Что может быть такого важного?
Эдвард сел. Взгляд его долго был устремлен в сторону
-- У Шрамоносцев есть легенда о том, что в мире есть девушка, которая является наследницей Несущей Огонь, та, которая вернет Шрамоносцам их былое величие. И эту девушку будут искать братья и сестры, дети волков. Будут искать ее с того момента, как она сольется с огнем…
Алиана улыбнулась
-- И что? Подумаешь, найдем им их дочь…
-- Ты не понимаешь! – Он поморщился – Я и есть огонь! Восходящий Огонь во мне!
Алиана побледнела. Опустившись на пол, она протянула ему руку.
-- Что? Значит я…слилась с огнем?
Он сжал в ответ ее руку
-- Он пока остался у меня, но…я знаю, я должен был сказать раньше. Ты ведь не просто поцарапала меня, в тебе просыпается шрамонска. Ты понимаешь, что кто-то из твоих родителей был из Рода Волков. Это значит, что в независимости от того, дочь ты ее или нет, тебя будут искать. Я должен был сказать сразу…
-- Так ты знал? Знал, что во мне течет ИХ кровь?
Эдвард отвернулся. Алиана облизнула губы
-- Я имею роль для гомункулов?
-- Да. Для них ты ключ к их поискам. К поискам Звезды Алхимии. Им нужен Огонь, но его у тебя нет
-- Козел…
-- Я заслужил…
-- Да я не про тебя. Извини, мне нужно с кое-кем разобраться.
Она поцеловала его в губы на прощание, выскользнув за дверь. «Ну, Грех, ты мне за все поплатишься. Значит, прядь волос на память. Значит любовь. Ну, я с тобой расквитаюсь» -- загорелась Алиана. И в глазах ее горел истинный огонь зверя.

Алиана злобно улыбалась, когда стучала в дубовую дверь номера, где жил Грех. Дверь почти сразу же открылась и злобная ухмылка просочила свой свет.
-- Я знал, что ты придешь – прошипел гомункул
-- Не затем, зачем думаешь ты!
Алиана грубо отпихнула его и зашла, быстро оглядывая комнату
-- Скажи, ты хоть собирался меня потом убить, или нет?
-- О чем ты? – невинно спросил он
Алиана схватила его за ворот рубашки
-- Не строй из себя невинность. Ты знал, что я имею отношение к Шрамоносцам!
-- Ну, так и Олорен знал об этом…
Алиана отшатнулась прочь
-- Пусть. Он по крайней мере набрался смелости сказать мне об этом.
Грех скривился
-- Ах, значит так. От тебя пахнет его духами. – как бы невзначай бросил он, прикрыв глаза – Я уже устал от этих твоих концертов. Ты меня утомляешь. Да, ты мне нужна была для дела, но это не значит, что я к тебе холоден…
Алиана быстро оборвала его
-- Мой локон.
-- Что?
-- Прядь моих волос, что ты отрезал. Как быстро ты проделал заклятие над ним?
Гомункул засмеялся
-- Умная девочка. Я не был уверен, что твоя непоколебимая вера мне не помещает. Я знал, что просто так ты не будешь действовать со мной за одно, я выбрал наиболее простой способ
-- Я тебя ненавижу. Прощай – бросила она, направляясь к выходу.
Гомункул схватил ее за руку
-- Глупая, пока на тебе кольцо…ты никуда не денешься.
-- Посмотрим.
Она вырвала руку и вышла, хлопнув дверью. Грех зашипел.
-- Ничего, не с этой стороны, так с другой…

Эдвард, зевая, вышел из Храма и направился на площадь. Там он нашел небольшое каменное здание. Над дверью висел герб Эллана – белый грифон. Эдвард улыбнулся и вошел. Комната была пуста. Стоял стол, закиданный кипой бумаг. Эдвард тихонько постучал. Из-за угла появился высокий человек, лет пятидесяти, с темными короткими волосами, со шрамом, пересекающим все его лицо. Слева направо.
-- Главнокомандующий – произнес тихо маг, склонившись.
Военный сощурился
-- Что нужно жрецу Атаниэль в военном штабе?
Эдвард выпрямился
-- Я знаю, что…начались военные действия. Начались они с Севера…-- Он изучающее рассматривал непроницаемое лицо генерала. – Его ведь разжег Алан? Вы не найдете человека, который знал бы его лучше, чем я, и который ненавидел бы его больше меня. Мой отец был боевым магом. И он пошел против Алана.
-- Что вы хотите лично от меня?
-- Я хочу чтобы меня взяли в армию. Я – алхимик, маг, жрец. Меня в моем клане учили интригам и стратегии с детства.
-- Вы, молодой человек, из Клана Тьмы?
-- Да.
-- Что ж, я не думаю, что вам так уж будут рады в армии, но думаю, что наши алхимики сочтут вашу помощь неоценимой. Я, к сожалению, не могу вас оформить, как солдата. Но могу, как военного алхимика, если вам будет угодно. Добровольцы поощряются.
-- Да, сэр.
-- Что ж, ваше имя?
-- Эдвард Олорен
-- Черт побери, кажется я знаю эту фамилию!
На лице генерала отразилась вся умственная деятельность. Он весь напрягся
-- Что ж, не думаю, что это важно… Майор! – завопил он.
Сбоку вылетел поджарый парень, лет так двадцати пяти, с очень сосредоточенным лицом и умными темными глазами. Он сразу же взглядом оценил Эдварда и кивнул ему, в знак одобрения
-- Майор Тейлор, поручаю этого парнишку вам. Надеюсь, вы найдете ему применение?
-- Есть, сэр, в лучшем виде.
Он жестом показал следовать ему за собой. Эдвард нырнул за майором. Тейлор вышел на улицу и обвел рукой ряд строений и шатров.
-- Вот значит, и весь штаб пожалуй. Я – алхимик. Мое имя Томас Тейлор.
-- Эдвард Олорен, алхимик, маг, жрец.
Майор снова искоса посмотрел на него.
-- Должен предупредить, что здесь алхимиков не любят.
Эдвард улыбнулся
-- Бывает.
-- Здесь не принято говорить об алхимии. Запомни, если хочешь жить. Я тебя представлю моей команде. У нас особая группа, нас не много, но мы незаменимы.
Эдвард кивнул и прошел за Томасом. Тот откинул полог шатра. В шатре сидело четыре человека. Они сразу же обернулись к вошедшим.
-- Знакомьтесь, это Эдвард Олорен…алхимик, он будет с нами.
Эдвард окинул взглядом присутствующих. Это были два лейтенанта, один внештатный и маг. Среди них была одна женщина. Светловолосый лейтенант.
-- Значит так, наш маг Саймон Ти-Лиа, внештатный разведчик Морис Кэрн. Лейтенант Мириам Хоуэк, и лейтенант Астиус Лизгэм.
Саймон был стандартным магом – молоденьким, худеньким с маленькими беглыми глазками. Морис был явно старшим из всех, с сединой в волосах. Астиус был рыжим и немного взбалмошным молодым человеком. Единственная девушка в группе была на вид лет двадцати, явно рано повзрослевшая, воспитанная в старых условиях и правилах. Майор сел и предложил сесть Эдварду. Мириам посмотрела на новенького и прищурилась
-- Зачем генерал прислал к нам алхимика? Ты что забыл, что…
Майор поднял руку, заставив ее замолчать
-- Приказы не обсуждаются, лейтенант. – Он сделал ударение на последнем слоге, но она пропустила это мимо ушей
-- По-моему, мы имеем право знать, чем вызваны столь поспешные решения.
Эдвард кашлянул, переведя внимание на себя
-- Я…хорошо знаю Север, и главного мятежника.
-- Да? Ты случаем не сам ли с Севера? – спросил Морис.
Эд кивнул.
-- Лучше, я был в подчинении у Алана.
Маг фыркнул. Морис закатил глаза, а лейтенант посмотрела на Томаса с явным выражением своего превосходства
-- И я о том же, мы уже обожглись один раз, стоит ли делать это еще раз?
-- В тот раз были не мы
-- Все может повториться!
Эдвард улыбнулся. Сразу было заметно, что у этой женщины странная власть над майором, вместо того, чтобы поставить ее на место, он оправдывается.
-- Хватит – тихо сказал Морис.
Майор и Мириам замолкли.
-- Лучше поговорим, о нашем теперешнем положении, тем более, что новенького надо ввести в курс дела.
Все согласно кивнули.
-- Значит так, по последним сообщениям, очаги восстания двигаются по трем фронтам. Все идут с одной точки, с Севера. Первый идет на клан Равновесия, второй на Земли Потерянных Душ, в земли когуэров, третий в Ситуэль, столицу гномов. Третий разветвляется и дает направление в столицу – разъяснил Астиус – нашей задачей была и остается столица.
-- Нет – перебил Морис – мы получили распоряжение определить специальные силы в Потерянные земли.
-- Что там вообще можно искать, кроме остатков Когуэров? – спросила Мириам, поставив флажок на карте.
-- Есть объяснение…-начал Эдвард.
Она вскинула бровь, чтобы он продолжил
-- Ну, это не совсем достоверно, но скорей всего, что они надеются найти кого-то из Шрамоносцев.
Настала тишина. По их лицам, он видел, что они ему не верят, но вмешался маг
-- Кстати, если бы они смогли найти их и переманить на свою сторону, им легко было бы одолеть столицу.
Майор нахмурился
-- Мне кажется, что дело совсем не в этом, со стороны гор к нам примыкают пустынные земли соседей страны Викон. Быть может, что эти «новые» пришли именно оттуда…
-- Нет официальных подтверждений, что Викон вообще интересует хоть что-либо, это мертвая держава, они в упадке, вряд ли их вообще что-то интересует. Их погубила собственная вера. – сказала лейтенант передвигая один из флажков на столицу – Вот что должно нас волновать больше.
-- А мне нравится идея со Шрамоносцами – возразил Саймон.
Мириам остудила его взглядом
-- Может съездишь, проверишь?
-- кстати, мне все больше нравится эта версия…-- задумчиво сказал Морис.
Майор взглянул на старшего товарища и кивнул
-- Что ж, я не могу позволить себе не проверить эту версию. Эдвард, займись этим. Лейтенант Хоуэк, вы с ним.
-- Какого черта?!
-- Это приказ.
Она отвернулась. Эдвард посмотрел с улыбкой на майора
-- Я могу взять своих рябят?
-- Кого?
-- Жрицу, двух магов и гнома?
Майор усмехнулся
-- Ну не пойдете же вы туда такой толпой?
-- Мы должны…
Майор кивнул
-- Добро, маг. Лейтенант оповестит тебя, когда мы организуем все это. А…вы ребятки, не забыли, какой сегодня день?
Все замолкли. Мириам подняла глаза на майора
-- Томас, ради всего святого.
Эдвард вопросительно посмотрел на майора, но ответил Саймон
-- Это праздник в честь нашего старого врага темного алхимика Греха…Курта Синнера.
Эдвард невольно усмехнулся
-- Что вы поминаете его?
-- Мы сжигаем змею на кресте, в знак того, что такое не повторится – сказала Мириам. – Идем, надо готовиться.

Приготовления не заняли очень много времени. К вечеру все были облачены в темное. И знак змеи горел на фоне ночного неба, Эдварду показалось, что он видел странную тень вдали. Эта тень хищно ему улыбнулась. Эд следовал за тенью, в рощу. Тень обрела очертания.
-- Ха, они все еще помнят…- сказала тень, с усмешкой.
-- Кто ты? – спросил Эд резко
-- Тот, в честь кого этот праздник.
-- Из-за тебя они ненавидят алхимиков!
-- К черту их. Алхимия превыше всего.
Грех улыбнулся, глядя в глаза Эдду
-- Ну, что она в тебе нашла?
Тут стрела прошла сквозь разум мага. На губах его зазмеилась улыбка
-- Так это ты…
Грех еще шире и наглее улыбнулся.
-- А…она говорила тебе обо мне? Чудо…запах ее волос, глубина ее глаз…обожаю…шелковая кожа.
Эд чувствовал, что кровь закипает в жилах. Он сжал кулаки. Грех покачал головой
-- Не стоит, парень. Я могу лишь подумать и что-то случиться, а ты не успеешь начертить круг.
-- Я маг, мне не обязателен круг.
Вспыхнула синяя молния и ударила туда, где только что стоял гомункул. Но он отскочил в своей манере, сделав сальто назад. Тут же последовала зеленая вспышка, круг оказался под ногами мага и раздался взрыв. Эдвард успел призвать огонь, который впитал в себя силу взрыва. Огромный фаербол полетел в Греха. Тот лишь поднял руку и огонь рассеялся
-- Я говорил, ты слабак – фыркнул гомункул.
Эдвард зарычал.
-- Итель, черт побери!
Бог будто сразу же услышал. Сначала завалил гомункула, а потом врезал подзатыльника магу. Но тем не менее не ушел. Грех отряхнулся и поднялся
-- Да, я забыл, что ты жрец, ну, это неважно!
Он сложил руки, раздался хлопок, земля стала зыбкой, как болото. Эдвард отпрыгнул в сторону, к дереву, ухватившись за корни. Грех с удовольствием наблюдал, как маг пытается взобраться выше
-- Мне подвластна высшая алхимия…
-- Это темная алхимия! – закричал женский голос.
Эд обернулся и увидел лейтенанта.
-- О…Мириам – пропел гомункул
Она достала меч.
-- Иди сюда, и сразись.
-- Брось детка, мечом против алхимии?
Она улыбнулась
-- Ты меня плохо знаешь!
Она вскинула меч и вокруг нее заискрилось синее свечение, оно разом ее охватило. На лбу ее появился странный знак, а за спиной появились широкие крылья.
Гомункул явно сдрейфил
-- Черт побери, серафима!
Меч, как молния обрушился на гомункула. Грех мгновенно схватил ветку, сделав ее как сталь. Они сцепились с Серафимой. Грех отступал, божественная сила наследницы Шакрель, выживал из него все силы. Грех отбросил ветку и растворился в воздухе. Серафима опустилась наземь. Взгляд ее упал на мага, а потом сияние исчезло, ровно, как и крылья
-- Это будет наша тайна – сказала она – Об этом не знает никто.
-- Ты дочь Шакрель? – спросил Эд, подходя ближе.
Она кивнула
-- Да, маг, и…ты прав, Шрамоносцы остались, ровно как и драконы. Я могу рассказать тебе об этом…

Вечер совсем потеплел, сады начинали цвести, распускались почки на деревьях. Серафима сидела на краю фонтана, Эдвард немного поодаль. Она молчала, а он не заставлял говорить.
-- Они прячутся – сказала она, наконец – Просто, сейчас многие хотят получить то, что есть у них. Они лишились королевы, защиты, драконов, величия, все забыли о них, и им стало легче…
Эдвард вздохнул.
-- И…они не хотят даже попытаться вернуть огонь?
-- Нет, пытаются, но ничего не в их силах, без хранителя огня.
-- Так есть ли смысл идти к ним?
-- Все же есть, я думаю – Она взглянула на него с улыбкой – Мама сказала мне, что ты знаешь шрамоноску.
-- Да, знаю.
-- Веди ее к ее народу.
-- Хорошо, я обещаю…


Глава 15.
Изгнанники.

Эдвард пришел в Храм уже очень поздно, он устало поднимался по мраморной лестнице, как вдруг на него вылетела Рене
-- Эд! Караул! Караул!
-- В чем дело? – устало осведомился он
-- Жрец…он объявил тебя и Алиану вне храма, за заговор против короля-жреца
Эдварду понадобилось время, чтобы осознать, что ему сообщили
-- О уши Ителя!
Он быстро влетел на этаж и в свою комнату, собирать вещи.
-- Найди Али,
-- Я уже сказала ей. Она ждет тебя в том трактире, в долине. Быстрее!
Эдвард покидал все вещи в сумку, затянув ее, перебросив через плечо. Рене повела его через черный ход подвалом, во двор.
-- Иди, бегите, бегите, как можно дальше!
Эдвард остановился и посмотрел на нее
-- Персихо…
-- Алиана его забрала, беги же! Я предупрежу ребят, Сармана, Сота, Мориона, беги ради Бога!
Он обнял жрицу
-- Спасибо тебе, Рене, ты настоящий друг. Ты ведь рискуешь…
-- Я здесь много лет. Паладин меня любит, ничего мне не сделают. Иди
Эдвард побежал переулками прочь. Рене еще некоторое время мялась у порога, а потом зашла во внутрь. Неожиданно, чья-то рука резко легла на ее плечо.
-- Что ты тут делаешь?
Рене вздрогнула. Это был начальник стражи.
-- Что…я…
-- Пройдем-ка со мной, праведная дочь.
-- Но…
Рене не смогла ничего возразить, только на руках ее щелкнули кандалы.

Алиана выскочила навстречу магу, повиснув у него на шее.
-- Эд, что это, для чего все это?
-- Сейчас это неважно, мы должны убираться. Причем быстро! Мы едем в Потерянные Земли.
-- Что? Зачем?!
Он вздохнул, прижав ее к себе
-- Тише-тише, я записался в войско. Мне рассказали о Шрамоносцах. Мы едем к ним.
-- Мне обязательно ехать?
-- Я не могу теперь тебя оставить…Вдруг они найдут тебя?
Тут заржал Персихо
«Эд, тревога!
Маг быстро повернулся, оказалось, что они окружены стражей храма.
-- Сдавайтесь, именем Паладина!!!
Эдвард выстрелил огнем, схватил Алиану за плечи. Они вскочили на коня, и помчались прочь. Стражники тоже оказались не пешими и бросились вдогонку. Неожиданно, сбоку выскочил огромный волк. Раздались крики и вой. И лужи крови потекли по мостовой…

Этот волк был бурого цвета, и шерсть его отливала бронзой. Он был очень крупных размеров. Эдвард хотел вновь погнать коня, но Алиана схватилась за уздечку и спрыгнула с коня. Волк разогнал стражу, но девушка знала, что это временно. Волк взглянул на нее большими умными глазами. Алиана опустилась на колени, обхватив его морду, вытирая с шерсти кровь
-- Спасибо, тебе, защитник.
Она потрепала волка по холке
-- Иди-ка, наверно. Нам далеко ехать…
-- Мы все равно никуда без лейтенанта не поедем. – Сказал Эд, задумчиво – Нужно ее оповестить, что мы в бегах. Думаю, она найдет способ с нами связаться.
Алиана пропустила эту реплику мимо ушей, продолжая гладить волка, а тот смотрел на нее глубокими глазами. Эд переминался с ноги на ногу
-- Мы таким и будем здесь сидеть? Али, очнись, за нами погоня!
Алиана будто очнулась ото сна. Она встала и подошла к Эдду. Волк заворчал с укором, глядя на Эда. Маг не удостоил зверя и взглядом, помогая Алиане забраться на Персихо. Вскочив в седло сам, он развернул его переулками, скача во весь опор. Персихо был необычным конем, он мог скакать во весь опор достаточно долго, но спустя ночи скачки он выдохся. Эд пытался дать ему возможность отдохнуть, выбирая отдаленные тропы в чаще лесного массива, ступая рысью или удлиненным шагом. Когда они скрылись в лесу, что окружал город, Эдвард расседлал коня. У Персихо тряслись от усталости ноги, но он не подавал виду. Эд напоил его и растер усталые ноги коня, свернутой тканью. Персихо ответил ему дружелюбным кивков и улегся в тени. Алиана сидела на пеньке, облокотив голову на ладони.
-- И что? Как ты собираешься ее оповещать?
-- Я уже позаботился об этом – сказал маг – Куда этот волк делся?
-- Не знаю, наверно, ушел в лес охотиться.
Стоило ей это произнести, как из чащи робко вышел волк. Он прошел к ней, лег у кромки моха, на холмике. Девушка улыбнулась
-- А ты волновался…
-- Я хотел, чтобы он убрался. – Фыркнул маг, волк зарычал.
-- Как там Рене? – бросила Алиана.
Эдвард пожал плечами. Его терзали предчувствия, но он не подавал виду.
-- Ночевать придется здесь – сказал маг.
Алиана лишь развела руками
-- Пусть так.
В чаще леса раздался шорох. Из тени появился всадник. В тени капюшона раздался тихий голос
-- Совсем не следишь за периметром, алхимик.
Эдвард выдохнул. Серафима!
-- Ты выбрал не самый лучший способ оповестить меня
Она спешилась и повернулась к Алиане
-- Позвольте представиться, я лейтенант Хоуэк. Мириам Хоуэк.
Алиана протянула ей руку, которую Мириам крепко пожала. Глаза военной упали на зверя
-- «Этот», что здесь делает?
Эдвард кашлянул, указывая на Алиану.
-- Он помог нам – оправдывалась девушка.
Серафима посмотрела на волка, который тут же встал.
«Преклоняюсь, дочь Шакрель» -- передал он ей мысленно.
Мириам вздрогнула
«Черт побери, знакомый голос…»
«Угадала»
«Что ты здесь делаешь, Хоран?»
«Ищу»
Серафима отвела глаза от волка.
-- Пусть идет с нами.
Персихо быстро посмотрел на Эдварда.
«Они говорили»
«Я понял» -- передал маг коню, а вслух сказал
-- Я считаю, что нам нужно уйти дальше.
Мириам кивнула. Алиана вздохнула, погладила волка и встала. Персихо седлать не стали, а повели под уздцы вместе с кобылой лейтенанта, чему он был чрезвычайно рад. Волк шел чуть позади, но так, чтобы видеть всех в группе. Алиана шла за лейтенантом, которая вела их сквозь чащу
-- Чем вы вообще так насолили королю-жрецу?
-- Суем нос не в свои дела – фыркнул маг
-- Ты о гомункуле…
Алиана почувствовала, что ее пробила дрожь, пальцы сомкнулись на кольце.
-- Эд, ты, что говорил с гомункулом?
Маг посмотрел на нее с полным отсутствием какого-либо выражения.
-- Да.
Алиана поняла, что Грех явно наговорил лишнего. Она благоразумно решила молчать. Но по лицу серафимы пролегла тень
-- Ты что-то знаешь? – спросила она у жрицы
Алиана отвернулась
-- Все что знаю я, лишь в моей компетенции.
Воцарилась тишина. Алиана опустила голову, так, чтобы волосы закрыли ее лицо. Эд злиться, она видела это. Хоть теперь он и знал, что для нее существует только он. Мириам остановилась и вгляделась в небо.
-- Тучи сгущаются, дождь пойдет. Нужно найти сухое и неприметное место…
Алиана обернулась назад, на город и вдруг замерла
-- Мне нужно обратно.
Эдвард и Мириам разом повернулись на нее. Даже в глазах волка застыл вопрос.
-- У меня есть одно дело – сказала она
-- Это самоубийство – сказала лейтенант.
Эдвард кивнул
-- Не глупи, Али, нам нужно убираться и как можно быстрее.
Алиана повернулась снова
-- Вы не понимаете…да, в прочем неважно.
Она развернулась уходить, как дорогу ей перегородил волк. Алиана вопросительно посмотрела на зверя. Волк знал, они сейчас напряглись. Они все ждут от него как раз того, что он собирался сейчас сделать. Он видел, как смотрел на него маг, а так же понял, что серафима догадалась, ЧТО он собрался делать. Она отошла по ближе к магу и вся вытянулась и напряглась, как тетива лука. Волк оскалился. Он посмотрел на Алиану и завыл. Потом одним прыжком завалил девушку и впился зубами в ее горло. Алиана не ожидала нападения, она рухнула наземь, больно ударившись о землю. Клыки клацнули на артерии. Кровь быстрым ручьем побежала по шее. Эдвард вскрикнул, бросаясь к ней, но Мириам крепко обхватила его за плечи, что есть мочи прижав к себе. Волк посмотрел на девушку
«Прозрей» - сказал он. Алиана посмотрела вокруг, на миг она увидела, что Эдвард охвачен пламенем, что у лейтенанта за спиной два крыла, что изображение волка идет рябью и вместо него появляется юноша. А также, что кольцо на ее пальце начинает плавиться. Оно медленно сползало и, обжигая руку, исчезло. Алиана не могла вздохнуть, но почувствовала себя свободной, пусть и на миг. Волк вновь наклонился к ней, вновь сжав ее горло своими мощными челюстями. Раздался щелчок. Дыхание вновь вернулось к Алиане. Она быстро встала, прижав руки к горлу, но рана куда-то исчезла. Она смотрела на волка, не в силах вымолвить ни слова.
-- Что со мной?
«Ты прозрела» - повторил волк, и голос его замолк.
Алиана огляделась, и ей показалось, что в мире что-то все же изменилось. Она взглянула на Эдварда, который уже стоял на коленях, был бледен, и не сводил с нее глаз. Медленно он поднялся, прошел к Алиане, сел рядом и обнял ее. Девушка прильнула к его плечу, все еще ничего не говоря, для нее мир стал кричать. Разом она слышала отдаленный плеск воды, шелест листвы, разговор птиц в кронах деревьев, мышиную возню, под корнями деревьев, и стук лошадиных копыт, пасущихся в подлеске. И запахов тоже были сотни. От волка пахло жухлой листвой, теплом шерсти, и талой водой. От серафимы шел тонкий запах цветочных духов. От Эдварда пахло мятой, дымом и ванилью.
-- Ты что на завтрак ел пряники? – спросила девушка
Эдвард обеспокоено взглянул на нее
-- Ты чего это?
-- От тебя ванилью пахнет…
-- Это от тех цветов – сказала серафима, указывая на место, где до этого стоял на коленях маг.
Эдвард перевел глаза на волка, и на лице его появилась ненависть. Он потянулся за мечом. Алиана резко ударила его по руке
-- Не смей!
-- Эта чертова зверюга тебя чуть не прикончила!
-- Нет! Он помог мне!
Алиана показала на руку.
-- Кольцо исчезло – сказала она спокойно – Я свободна.
-- Это не освобождает тебя от обета, что ты дала
-- Я ничего не говорила, всю речь он произносил сам.
Мириам коснулась ее плеча
-- Идемте, у нас совсем нет времени.
-- И все же, нужно вернуться в город. У меня дурное предчувствие.
Волк что-то проворчал сзади. Эдвард посмотрел на Мириам, та покачала головой
-- У нас нет времени. Ты понимаешь, что за вами погоня? А мы сидим тут и разговариваем, как на обычной прогулке! Нам надо уносить ноги. Подъем, вперед, вперед!
Алиана закусила губу, но благоразумно промолчала. И они двинулись дальше.

Грех видел еще пару недель назад какое-то странное волнение в городе. Он отправил своих ребят подальше отсюда, а сам стал ждать, во что же это выльется. Наконец, дороги в городе были перекрыты и Алиана и Олорен были объявлены в розыск. Гомункул понимал, что целью этой охоты являлся не он, но его могли найти под шум волны, потому что, проверяли буквально все дома. Но на выезд требовалась виза. Этой визы у него не было и быть не могло. Поэтому он решил, что единственным живым лицом, кто мог бы достать эту визу был Мастер Джи. Не было гарантии, что он все еще в городе, но это был шанс. Поэтом сразу же он отправился в лавку. По дороге он шел не спеша, купив себе горячего кофе, пристроился у шатра временного кафе. Он любил созерцать прохожих, всегда можно было узнать о людях что-то новое. Но в это утро, по улицам шныряли или жрецы, или военные. Особый интерес у гомункула вызывали военные. Особенно один, который за утро успел нарезать по главной дороге четыре круга. Ошибки быть не могло – это был майор Томас Тейлор, но было загадкой, что же он здесь вынюхивал. Грех понимал, что может упустить шанс с визой, но … это было так интересно! Он не мог себе позволить просто остановить майора, но и молча стоять тоже не мог.
-- Кого-то ищете, майор? – спросил он тихо, когда Томас остановился у кафе, чтобы глотнуть воды.
Томас быстро обернулся на звук
-- Собственно, почему это вас волнует?
-- Может, я могу помочь?
-- Мы…ищем беглых жрецов.
-- Что вы…хм, насколько помниться мне, Олорен в вашей команде…, разве вы его выдадите?
-- Кто вы такой, черт побери?
-- Это не важно, я друг той девушки, из-за которой Олорен в беде.
-- Что вы хотите от меня?
-- Вы, наверное, знаете об их местонахождении, верно?
Майор замялся.
-- Ну…а почему собственно я должен перед вами отчитываться?
-- Не должны…-- протянул гомункул, но тут же продолжил – Но ведь лейтенант Хоуэк тоже с ними?
-- Что? Так она с ними? Слава Паладину!
-- О…так она вам не сказала.
-- Вы что и Мириам знаете?
Грех улыбнулся
-- Собственно, нет. Мне нужна виза, чтобы убраться из города, вы мне можете помочь?
-- С какой это стати я буду вам помогать?
-- Ну, Олорен же ваш друг?
-- Олорен мой подчиненный. Не больше, не меньше.
Грех развел руками
-- Ну, воля ваша. А так…я ведь знаю много разных вещей…
-- Например?
-- Ну, вам же не интересно…
-- Отнюдь
Грех вновь повернулся к майору
-- Что ж, знаете ли вы об истинной цели всех жрецов? Не только тех, что ищут наших «друзей», но и тех, которые разожгли бунт?
-- Вам об этом известно?
-- Все проходит…все повторяется, мой друг. Я уже видел однажды такое. Вижу это еще раз.
Майор вопросительно изогнул бровь. Грех продолжил
-- Викон, наши драгоценные соседи, раньше были вполне процветающей страной, которая даже торговала с Элланом. Знаете ли вы, почему по большому счету она стала пустыней? Нет. А я знаю, я даже помню это…Войска, сотни народу, невинных жертв. Дети, старики, женщины, все подряд…, и из-за чего все? Три реликвии. Огонь Шрамоносцев, Звезда Алхимии, Философский камень. Огонь Шрамоносцев, как известно, находится на границе с Виконом. Звезда Алхимии, до своего первого использования находилась у короля Викона, Камень же принадлежал первому советнику короля, теневому алхимику. Надо подметить, что Эллан в то время был…не только меньше, но и не представлял ни угрозы, ни интереса, а тут бац, и регулярная армия, и оружие, и артефакты, и Шрамоносцы на стороне армии. Бедная страна взяла и растерялась. А потом опять бац, и решил король вдруг использовать Звезду Алхимии. Он знал, что за этим последует, но, как говорят, бес попутал. Страна хоп, и стала пустыней. Вы спросите меня, к чему я это рассказал? Я отвечу. Все дело в людях, они-то никуда не делись. А еще есть некие Виконские жрецы, которые представляют еще большую угрозу, чем наши. Думаете, что, они будут так и дальше сидеть и молчать? Нет, все дело в том, что они жаждут мести. А наши жрецы отчего-то решили, что Олорен и Алиана заняты поиском Звезды Алхимии. Наивные…
Грех допил кофе и посмотрел на Тейлора. Майор молчал, раскручивая в руках кружку.
-- И что же?
-- А ничего, тупой король-жрец, просто тупой. Он не видит, что у него перед носом твориться. А Звезда Алхимии это так, цветочки по сравнению с тем, что хотят на САМОМ ДЕЛЕ сделать наши «друзья». Шрамоносцы будут похлеще любой пустыни
Томас поставил кружку, задумчиво разглядывая гомункула
-- Мне кажется, что мы знакомы…
-- Нет. Так что насчет визы?
Майор что-то проворчал и вытащил из кармана визу
-- На. Я скажу, что у меня ее украли. Визу не выдают жителям города.
-- Почему? – спросил Грех, пряча драгоценную визу
-- Угроза.
Гомункул пожал плечами и попрощался с майором. Стоило ему отойти от кафе, как он почувствовал, что кольцо нагрелось. Он коснулся руки, перед глазами стали мелькать образы, кровь, пелена скрыла его глаза. Он рухнул на колени, схватившись за голову. Боль пронзила с ног до головы, а потом все исчезло. Наступила пустота и темнота. Камень в кольце потух и треснул. Грех поднялся и снял кольцо. Это могло значить лишь одно, что Алиана мертва. Но он не мог сказать, что она мертва. Он чувствовал кое-что иное, если бы она умерла, ощущение этого иного пропало бы тоже. Гомункул задумался, и решился все же навестить мастера Джи. Он хотел, чтобы они поговорили с колесом времени. Это был способ удостовериться в том, что Алиана просто в очередной раз его надула.

Был такой солнечный день, какие не выдавались уже долго. Она крутилась перед зеркалом, в который раз понимая, что отец готов сделать для нее все. Алый бархат платья волной ниспадал на пол, светлые волосы были завиты упругими локонами и доходили до пояса. Карие глаза были ясные и смотрели сразу и в глубь, и одновременно везде вокруг. На ее свежем белом мраморе лица не было ни грамма косметики. На шее красовался новый медальон, подаренный отцом. Мириам всегда осознавала, что мать ее Богиня, что ее долг – это быть Серафимой, дарить свет и помогать людям, с детства она была готова исполнить свой долг. Но пока этого не требовалось. Ее отцом, настоящим отцом, был не богатый граф с небольшим наделом плодородной земли и конефермой. Он был всегда весел и добр, светился задором, у него было отменное чувство юмора, он души не чаял в своей дочери. Он любил роскошные балы и празднества, часто устраивал их сам, он никогда не жалел денег, но и не был расточителен. Он мог в чем-то отказать себе, но не близким людям. Самими близкими людьми для него были дочь и жена. Жена его умерла десять лет назад, но он больше не женился. У них никогда не могло, было быть детей, поэтому единственной радостью в его жизни была дочь. Его дочь и Шакрель. Сегодня он обещал, что представит свою дочь одному достопочтенному военному и алхимику, весьма уважаемому человеку в обществе, и в армии. Мириам понимала, чем это могло закончиться, но обещала себе, что последует воле отца, чтобы он не выбрал для нее. В дверь постучали. Няня прошла в комнату и поправила ленту в ее волосах
-- Идем, дитя мое. Нас ждут.
Мириам, которой тогда было всего лишь шестнадцать лет, безумно волновалась и не чувствовала ног. Она спустилась вниз, вместе с няней. Отец сидел в своем любимом кресле, разглаживая, пушистые усы. Напротив, сидел человек в военной форме. Он был весьма молод, но старше юной графини. Он был одет с иголочки, на поясе висела дорогая шпага. У него были длинные темные блестящие волосы, и открытые глаза, темные и манящие, как омут. Он встал и поприветствовал молодую графиню. Надо сказать, что сама того не ожидая, она увлеклась рассказами майора о далеких походах, неведомых народах. Она понимала, боялась признаться, что в сердце ее затрепетала нежная любовь и преклонение перед этим человеком. Но также она и понимала, что этот человек дурил голову местной красавице, дочери купца, кроткой и ранимой Шиаль. Иначе, Светлой Шиаль. Мириам знала ее, она почитала ее как старшую сестру, и боготворила в ней все. Ровную четкую осанку, чуть надменный взгляд, кокетливые речи, как бы невзначай брошенные взгляды и жесты, кроткую улыбку, дурманящие ароматы, которыми она щедро себя поливала. Она была подобна бутону розы, распахнувшемуся навстречу солнцу. Она не была стройна, напротив, ее можно было назвать пышечкой, у нее была округлая, мягкая фигура, большая грудь. Мириам чувствовала себя рядом с ней неповоротливой и некрасивой, слишком худой, даже костлявой, ей казалось, что в ней нет того шарма. Шиаль учила ее, учила всему, что могла только знать. И вот, самый красивый, самый прекрасный молодой человек был в числе ее ухажеров, но … похоже единственный, кому она отвечала столь же нежно. Мириам боялась, боялась предать ее, но ей хотелось, чтобы он полюбил ее, такую хрупкую и худенькую, может слишком наивную, но наделенную таким светом и глубиной глаз, какой нет ни у одной барышни. И похоже, что майор увидел эту глубину. Он смотрел весь вечер только на нее, говорил и говорил. А Мириам была готова слушать его медовые речи, день и ночь, как соловья. Но время стало неумолимо переходить за полночь. Майор стал негодовать, что это неуважение с его стороны засиживать в гостях так долго. Старый граф не хотел отпускать юношу, который вдохнул жизнь в их скромный быт. Но майор просил простить его. Мириам выбежала в сад, чтобы хоть издали вновь поглядеть на статного майора. Он заметил ее и ласково улыбнулся. Мириам чувствовала, как щеки ее пылали.
Ночью ей снились такие радужные и сладкие сны, каких она давно не видела. Утром, она отправилась к Шиаль, чтобы попросить совета, что же ей делать, и что за чувство это такое? Разумеется, не называя имени майора. Она мчалась с охапкой хризантем в милый домик на окраине, но тут… Она увидела ее драгоценную милую пышечку Шиаль в объятьях темноглазого майора. Мириам замерла у сада, цветы выпали из рук наземь, прямо в дорожную пыль. Она смотрела, как страстно он ее целует и ей казалось, что не будет в своей жизни она никогда счастлива. Она чувствовала, что слезы бегут и бегут по ее щекам, упрямо не хотя остановиться, она не могла и шевельнуться. Мир! О, Паладин, весь мир рухнул с этой минуты. Она хотела броситься прочь, но заметила, что они исчезли. Шиаль уже сидела у окна, а майор, отошел к карете. И тут он заметил ее. В глазах его появился ужас. Он бросился вдогонку за юной графиней. Поймал он ее на повороте.
-- Стойте, леди, полно слезы лить. Вы что же не знаете?
Она не могла смотреть ему в глаза, но он упрямо держал ее в железной хватке
-- Вы что же, не знаете, зачем господа общаются с такими продажными дамами?
-- Шиаль не продажная дева! Она чистая, нежная и отважная!
Майор рассмеялся
-- Она дочь купца, и ровно как продает свои товары, ее отец продает и ее. Эта вся барская напыщенность лишь способ привлечь других!
-- Не верю!
-- Юная, милая леди. Вы вашим отцом обещаны мне. И я все равно женюсь на вас, будьте покойны.
-- Отпустите, невежа! У меня есть гордость. Вы обнимаете мою подругу и говорите, что я буду вашей женой, нет! НЕ быть этому, будь вы последним мужчиной на свете!
-- Бросьте, Мириам, вы прекрасная девушка, красивая, умная, таинственная, опасная…-- Он прижал ее к себе, гладя по голове – Любой мужчина, будь он военный или даже король преклонится перед вашей красотой. Я буду молиться богам за то, чтобы вы стали моей женой. Я буду молиться за вас, мой светлый ангел…
Мириам шла домой счастливая и разбитая. Вы вашим отцом обещаны мне….король преклонится перед вашей красотой… Бог мой, как резали и как льстили эти слова. Она поднялась наверх и рухнула на кровать не в силах думать.
Венчание было назначено, платье куплено и Мириам крутилась в белых кружевах пышного платья, оберегаемая няней. Шиаль тоже была здесь, присмиревшая. Своим отцом она была отругана и обещана местному старейшине в жены. Он был немолодым, но готов был закрыть глаза на ее не невинность. Шиаль грустно пела песню о возлюбленной эльфа, и голос ее чистый и звонкий, как ручей поднимался к сводам комнаты. Мириам сияла.
Под венец она шла, алая, как сотни маков в долине Мелиан. Ее возлюбленный, ее нежная и первая влюбленность, самый красивый из мужчин. Он стоял и ждал ее. Их руки уже коснулись. Жрец начал читать слова обряда, как двери храма распахнулись и ворвались вооруженные военные. Они измяли все цветы разбросанные вокруг, они порвали шелковую штору, они скрутили ее возлюбленного, и вели его прочь. Генерал встал на место жреца и громогласно объявил
-- Майор Курт Синнер, граф Штефордский, вы обвиняетесь в незаконных опытах над людьми, в использовании темной алхимии и заговору против армии. Приговором за содеянное является смертная казнь, увести.
Мириам упала на колени, слезы ее все катились по бледным щекам. Она посмотрела на генерала. Тот прикрыл глаза и произнес
-- Прошу простить, графиня, но…вы чуть не вышли замуж за преступника.
Она видела, как шел за генералом отец и кричал, что здесь какая-то ошибка, как Шиаль обхватила ее за плечи и уволокла прочь.
Мириам не вставала с постели. Она все время плакала. Она была на его казни, видела его мучения. Она была в черном, пусть и не имела права носить траур. Шиаль сидела в ее комнате и глаза ее тоже были красны от слез. Она гладила юную подругу по волосам
-- Ничего, дитя мое, я … нашла его записи. Все не так плохо, ты еще увидишься с ним, я клянусь тебе, я верну его…
-- Он наверно в раю…он погиб, как святой, разве из рая возвращаются? – дрожащим голосом спросила Мириам, подняв глаза на Шиаль.
Та кивнула
-- Я вытащу его оттуда ради тебя, и…ради себя. Я ведь тоже люблю его, мой ангел, люблю как никого никогда не любила.
-- Зачем же ты уступаешь его мне?
-- Потому что я и тебя люблю, ангелок. Больше жизни, как любила бы свою сестру. Я желала вам лишь счастья, ведь ты так нравилась ему, со всей своей девчачьей наивностью и гордостью. Он называл тебя - моя маленькая королева…как никогда не звал меня…
Мириам не вняла тогда словам Шиаль. Но спустя пару лет Шиаль исчезла и пошли слухи, что Курт Синнер вернулся, как самый идеальный из некогда созданных гомункулов. Мириам ушла из дома. Она много лет скиталась и спустя почти четыреста лет нашла себе оплот в армии рядом с Томасом Тейлором. Пусть прошло столько лет в ее сердце трепетало то первое чувство, встретив тогда его, когда он дрался с Олореном, она его не узнала, уже спустя время, она поняла, что таким идеальным мог быть лишь он, но он ее тоже не узнал, свою милую и кроткую невесту. Мириам посмотрела на Эдварда и Алиану, идущих впереди, ей вдруг стало так холодно, как не было холодно никогда. Ей так хотелось вернуться в тот самый день, когда он успокаивал ее там, у дома Шиаль.

Грех все не мог понять, почему же он сбежал тогда. И жалел, что не прикончил Олорена. Та девушка изрядно его напугала. Это была серафима, но она так отдаленно напоминала ему его маленькую королеву. Но он знал, что это не могла быть она, та девушка скорей всего давно умерла, ведь прошли сотни лет. Он с грустью вспоминал года своей свободы, которыми не мог насытиться, пока было время. Он остановился у лавки травника, постучал. Дверь была открыта, впрочем, как всегда. Он зашел и громко крикнул
-- Мастер Джи, старый оборванец ану тащи сюда свой толстый зад!!
Из-за двери выглянуло разгневанное лицо
-- Это у кого тут еще толстый зад?
-- А значит, тебя не волнует, что ты старый оборванец?
-- Синнер, черт тебя побери, как я сразу не понял. Какого ты опять сюда притащился?
Гомункул сел на стул, вальяжно развалившись
-- Я хочу поговорить с Колесом Времени
-- С Уроборосом? С чего это?
Грех закусил губу
-- Мне кое-что нужно проверить.
Мастер задумался, а потом махнул рукой
-- Идем.
Гомункул нырнул за ним. Мастер подошел к огромному зеркалу, сдернул с него старую пыльную штору, и постучал. На стекле появились алые символы. Грех отодвинул его, порезал руку и на символы закапала кровь
-- Откликнись, на мой зов, ибо я ищу истину.
На той стороне что-то зашевелилось и посмотрело вперед. Два желтых глаза, и алая переливающаяся чешуя зашевелилась. Уроборос – огромная алая змеюка с шипами, посмотрел на гомункула
-- Што нушно тебе смертный? – прошипел он, сверкая глазами
-- Ты верно помнишь того, кто вырвался из лап твоих?
-- Гомункул…как же не помнить – Змей прищурился – Светлая Шиаль платила дорого, и жизнь ее отныне в моих …ээ…лапах
-- Мне нужен ответ, не попадала ли к тебе недавно девушка, новичок в алхимии
-- Имя…
-- Алиана…
Уроборос оглянулся назад, глаза его сверкнули
-- Она дразнила меня, лакомый кусочек, маячила у врат, а потом взяла и вернулась обратно…обманщица…
Грех выдохнул
-- Слава Паладину…Еще…много лет назад, жила одна особа… Мириам Тейр, графиня Хоуэк. Она в твоем царстве?
Уроборос засмеялся
-- Глупец, Хоуэк никогда не откроет эти врата…
-- Что ты имеешь ввиду?
-- Глупец…она дочь Богини, я не властен над ними, само время боится крови богов
Грех задумался и сердце его забилось чаще
-- Какую плату возьмешь с меня?
Змей хитро оскалился
-- Ты заплатишь, но позже, мне ведомо все я вижу одновременно будущее, настоящее, прошлое…В этот самый момент ты уже отдаешь свою цену…Кто знает, быть может, ее заплатят за тебя?
Изображение исчезло и зеркало снова потемнело. Грех накинул занавес на него. Не прощаясь, не говоря ни слова, он вышел. Глаза его обратились к небу.
«Бог, мой, моя Мириам. Моя драгоценная невеста дочь Богини? Неужели та самая серафима,…черт возьми, Мириам Хоуэк. Я глупец, я слеп!» - гомункул вздохнул.
Он понял, что ему дан второй шанс. Он уже потерял Алиану, но еще может вернуть свою невесту, спустя столько лет…

Мириам взглянула на развалины замка. Да, остатки замка в графстве Хоуэк, замок ее отца, ее дом. Она погладила старинные дубы, могучие, что помнили каждую секунду ее жизни, ее старой жизни…
-- Не думал, что вы романтик – усмехнулся Эд, видя, как Хоуэк гладит дерево
-- Нет, ты много не знаешь обо мне.
-- Так расскажите – сказала Алиана, кидая волку кусок мяса, которое Эд уже зажаривал на костре.
-- Не стоит, все так сложно. Жизнь, разочарования, отец, жених, армия… Все так быстро пролетело и вот уже стою я на рубеже таких веков и все равно! Все равно я осталась неизменна все тот же ребенок. Все те же мечты, все те же желания, все та же надежда встретить былую любовь…
Она посмотрела на Эдварда и на Алиану.
-- Никогда не теряйте друг друга. Держитесь друг за друга, как за последний оплот. Любите и …живите…
Она покачала головой и исчезла в листве. Алиана обернулась на Эдварда
-- Слышал?
-- Я-то слышал, я не оставлю тебя, а вот ты…
-- Не говори глупости…
Мириам ушла вдаль, к самому центру руин. Она встала в остатках большого зала. Остановившись в центре, она представила, что на ней вновь ее свадебное платье, что вновь она уносима вешней утренней песней в неведомую даль, что снова любовь пылает в ее сердце. Она даже слышала шаги. Но когда открыла глаза поняла, что ей не показалось. В тени листвы действительно стоял человек.
-- Все так же прекрасна, теперь не только короли, но и Боги падут к твоим ногам, моя королева.
Мириам почувствовала, что от этого голоса по телу ее пробежали мурашки
-- Ты…
Курт поднял на нее немного грустные глаза
-- Сколько сотен лет, Мириам, мой ангел…
-- Я хотела…искала, но в рай нет пути…
-- Мой ангел, я был в аду…
-- Уроборос мучил тебя?
Он подошел к ней еще ближе
-- Да…
-- Поделом тебе. Ты предал меня, предал Шиаль, предал законы алхимии.
-- Я не предавал тебя
-- Ты бросил меня под венцом!
-- В том не моя была вина!
Мириам замолчала, на глазах ее появились слезы, она прижалась к нему, и Грех с былой нежностью заключил ее в объятья
-- Мне так жаль…
-- Сколько ошибок – прошептала она – Сколько ненужных вещей и людей, чтобы встретиться вновь? Я ведь …
-- Знаю, Томас Тейлор, твоя новая любовь. Я все это знаю, что ты сейчас другая. Так и я другой, я был венчан по древнему обычаю с той девчонкой, но она так жестоко обошлась со мной…Лишь ты, мой ангел навеки останешься моей…
-- Может и останусь, но…не в этой жизни, я найду покой на твоей груди лишь на смертном одре. Я люблю и любила тебя Курт, но нет, я не желаю сейчас предавать все то, что имею. Уйди…
Она отстранилась. Грех опустил голову
-- Я ожидал нечто подобное. Я пришел сказать лишь, что…прости в общем, что сразу тебя не узнал. Ты повзрослела. Я отрицаю любовь, как таковую, но ты всегда будешь в моей памяти. Мы с тобой никогда уже не умрем, но если вдруг такое случиться, я буду ждать тебя, мой ангел…

Некоторое время, Грех еще раздумывал, что же ему делать. Странное предчувствие закралось в его душу, поэтому он решил чащей следовать за ними. Грех не знал из-за кого он идет туда: дело ли в Мириам, или в Алиане, но он знал, что без него они обойтись не смогут, он не сомневался в способностях Олорена, но не хотел уповать лишь на удачу и всем известное «авось».

Сот задумчиво собирал вещи. С утра он уже прочел длинную лекцию юнцу магу по поводу его больной спины, но все же отправил его за провизией. Отчего-то Мориона потянуло на родину предков, туда, где высятся скалы Земли Потерянных душ. Гном долго ворчал, но не имел ничего против. Они ведь всегда путешествовали вместе, не задерживаясь долго на одном месте, но в этот раз что-то изменилось и в глазах чершира светилась какая-то странная надежда. Гном просто не мог быть против. Рано по утру, отправив чершира на базар, он принялся собирать свои пожитки. Мрачные думы посещали его по поводу войны, но он запрещал себе об этом думать. Раздался робкий, но громкий стук в дверь. Гном принял самое что ни на есть рассерженное выражение, думая, что это Чершир. Но на пороге стоял Сарман и едва ли мог отдышаться.
-- Во имя Паладина, что такое, мой мальчик? – спросил гном, заводя его в комнату.
Неофит отряхнулся и глубоко вздохнул
-- Рене, в беде. На Алиану и Эда объявили охоту, ее посадили в Сторожевую Башню, обвиняя в пособничестве.
Гном облегченно вздохнул
-- Она сама говорила, она жрица высокого полета, ее просто не посмеют судить!
-- Уже посмели засадить, посмеют и засудить.
Гном не хотел принимать решение сейчас, оно вообще не хотел его принимать, эта жрица ему всегда казалась вертихвосткой, и никакой симпатии он к ней не испытывал, чего нельзя было сказать о Сармане. Гном видел, что ему нравиться эта странная, наглая и упрямая девчонка, с поверхностным взглядом, который тем не менее режет сердце, как нож. Гном хотел подождать, когда вернется Морион, он примет решение, и найдет выход. Как по велению, дверь распахнулась и ввалился белый маг, загруженный сумками. Неловко выставив их вдоль стены, он обратил вопросительный взгляд к гному. Тот на вздохе рассказал ему все вкратце. Маг не долго думая сказал то, чего от него услышать гном никак не ожидал
-- Это не наша проблема. У нас есть дела, который значат гораздо больше, чем жизнь какой-то девчонки.
Сарман не верил своим ушам, он выпрямился во весь свой рост, он был чуть ли не на голову ниже чершира, но вид у него был грозный
-- Начнем с того, что из-за НАШИХ друзей она попала в беду, она могла просто сидеть молча, как другие, и сейчас была бы в порядке.
-- Будь она умней, сделала бы так.
Сарман сдвинул брови чуть ли не на переносице.
-- Значит, вы мне помогать не хотите?
-- Она сама избрала свою судьбу, мы избираем свою.
-- Что ж, а я помогу ей.
-- Иди, мы тебя с собой не звали. У нас свой путь. Прощай.
Всем своим видом Чершир показал, что больше не желает его терпеть в доме. Неофит был готов ринуться в драку, но зная, что его магический талант и белого мага несоизмерим, молча проглотил обиду и вышел. Гному стало жалко юнца, но увидев подавленный, но все же непреклонный вид мага, молчал.
== Я знаю, Сот – сказал маг, как бы в ответ на его немой вопрос – Мы должны помочь, но сейчас это совсем не наша забота. Я слышу голос, этот голос жаждет свободы. Меня зовет хрусталь…
Гном покачал головой, не в силах вспомнить, что это может значить, но для мага это значило очень много. Глаза его обратились к окну
-- Прости, Рене…






Fantasy autumn

Читать далее
Ваше Темнейшество


Читать далее
Горгульи

Читать далее

Автор поста
Satura {user-xf-profit}
Создан 23-05-2009, 16:16


387


2

Оцените пост

Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное

Автор поста
Satura {user-xf-profit}
Создан 23-05-2009, 16:16


387


2

Оцените пост
Нравится 0

Теги

ОММЕНТАРИИ







  1.       MakCho_OtoSha
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 23 мая 2009 19:14

    Отличный рассказ...Жду ещё.


  2.       NastyaLight
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 29 мая 2009 05:41

    Интересно...



Добавление комментария


Наверх