Блог администрации: свежие новости о жизни сайта
Новые звания на Дриме
Восстановление старого архива
Свод правил

Полукровка (глава 8)

Опубликовано в разделе: Творчество / Проза  
Читают: 1
Оглавление:
Глава 1-2 
Глава 3-4
Глава 5-6
Глава 7
Глава 8.

 
Цена


Может шестое чувство, а может недовольная брань Ривена, заставили меня проснуться. Первое, что я увидела, была стрела, торчащая из деревянного щита на правой руке моего спутника, стоящего на одном колене и прикрывшего меня.
-Вот чёрт! Чуть не в руку попал!,- сказал парень, озадаченно рассматривая стрелу, насквозь пробившую молодое, поэтому ещё не затвердевшее, дерево,- Да что же сегодня за день такой?! Уже два раза на мою бесценную жизнь покушались.
Жизнь?! Эй! Я конечно хотела какого-то разнообразия в жизни, но вот умирать ещё не готова!
Я взяла, лежащий неподалёку, лук, вынула стрелу (эх, мало взяла), наложила на тетиву и отпустила. Стрела пошла параллельно лёгкому метательному кинжалу... Этот удар я пропустила. Два вскрика разом нарушили ночную тишину. Похоже, я снова попала, хотя не только я...

Маленькая хорошенькая черноволосая эльфиечка через лес бежит к маме. Мать сидит на крыльце и с улыбкой смотрит на свою дочку.
-Мама! Мама! Смотри!- девочка с гордостью демонстрирует быстро краснеющие царапины на руках,- я у рыси совёнка отняла! Смотри, мама, я даже не плачу!- девочка просто вне себя от радости,- правда, я очень смелая?
Мать вначале внимательно осматривает "боевые" ранки на руках и, только убедившись в том, что они ничуть не опасны, треплет довольную девочку по чёрной головке и усаживает рядом.
-Ты такая же смелая, как папа, звёздочка моя!
-А разве папа смелый?- девочка вспоминает смущённое лицо отца, молча уводившего её подальше от драчливых мальчишек. А ведь они называли её Человеком! Он даже не заступился! Просто молча увёл.
-Папа очень смелый,- взрослая эльфийка смотрит вдаль и видит не лес, не море - видит те далёкие и недоступные человеческие леса. Она незаметно смахивает слезу,- он очень смелый. Всегда помни это и гордись им.
Девочка с гордостью смотрит на ранки, оставленные когтями рысёнка. Она самодовольно глядит на проходящих мимо людей: "А вот я смелая! А вот они бы заплакали! А я не боюсь боли, потому что я смелая..." - думает эльфиечка.
Что же эта малютка могла знать о боли...

Оказывается, я ничего не знала о боли... Я видела как Рунна с рыком, а Ривен с мечом в руках бросились в кусты. После недолгой борьбы парень вышел из зарослей, ведя под уздцы свою Воронку. Лошадь весело трусила рядом с хозяином изредка тыкаясь ему счастливой мордой в плечо. Рунна же тащила ко мне отвоёванное там же мясо.
-Вот ведь гады! Вначале обобрали меня, а потом ещё за своим медальоном вернулись!- из кустов послышался стон,- вот до чего жадность доводит!- громче сказал Ривен, что бы и в кустах его тоже услышали,- а ты Силанка, молодец, хорошо одного подстрелила. Правое лёгкое пробила,- кровожадно сообщил он,- я б так не смог! Силана? Эй, ты меня слышишь?!
Я уже лежала на спине около дерева, почти ничего не слыша и не видя. Острая боль пульсировала где-то под левой ключицей. Ривен бросился ко мне. Он был напуган, видимо тоже в первый раз сталкиваясь с такими ранами.
-Только бы не в сердце... Только бы легкое не пробило...-шептал он,- потерпи Силана, потерпи. Сейчас я выну кинжал...
Он резко дёрнул рукоять. Я закричала от внезапно усилившейся боли и потеряла сознание. Я уже не видела, как кинжал в руках спутника рассыпался древесной пылью. Я уже не слышала, как взвизгнула волчица от неизвестно откуда появившейся боли. Я уже не почувствовала, как Ривен озадаченно ощупывал вмиг затянувшуюся страшную рану, о которой напоминала лишь разорванная одежда и свежая кровь на ней...

Богиня - луна нехотя сходила со своего небесного трона, уступая место другой великой богине - солнечной деве. Та, посмеиваясь над своей тёмной сестрой, гордо вышагивала по быстро светлеющему небу. Ну вот, придётся вставать. А так не хочется. Спала сегодня как убитая. Сто-о-оп! Почему это как?! Я же вроде ранена? Или я что-то путаю...
Я недоуменно присела на лежанке и ощупала рану. Точнее попыталась это сделать, потому что раны как будто и не было! Но о том что это был не сон свидетельствовала разорванная одежда. Я встала. Ривен лежал недалеко от Рунны. Волчица была перевязана лоскутами, сделанными из моей рубашки... Но зачем? С ней ведь всё нормально...
-Рив, проснись! И объясни мне, наконец, что тут происходит!
Я еле растолкала парня. Похоже, заснул он совсем недавно.
-Ммм... Сгинь, туча...- но у меня всё-таки получилось его поднять,- Силана?! Нет, это ты мне объясни, что тут произошло! Я вынул кинжал, и рана сразу же затянулась, а кинжал вообще исчез! Но точно такая же рана появилась у твоей волчицы...
Я тут же оттолкнула парня и бросилась к Рунне. Волчица лежала на боку и тихо поскуливала. Красный ореол на тряпице расползался из-под правой лапы. На серой шерсти уже успели засохнуть капельки алой крови.
-Сердце?..- прохрипела я.
-Нет, но почти. Сама по себе рана не так уж опасна. Ни легкое, ни сердце не затронуты, но дело в другом. Хоть она и была, как я понял, магическим рикошетом, но всё же пошло заражение. Нож был, мягко говоря, не стерилен...
-Но как? Почему она?- волчица потянулась ко мне и лизнула руку, а я готова была плакать,- лучше бы я...
-Нет, её мы спасём! С тобой бы сложнее было. Надо ехать к лекарю.
-Лекарь не станет лечить волка...
-Станет, уговорим!
Парень начал собирать вещи. А мне уже было всё равно. Я сидела на земле рядом с раненой сестрой и ничего не могла поделать. Хуже всего было это бездействие - неспособность что-либо изменить. Рунна посмотрела мне в глаза. Они не выражали ни отчаяния, ни боли. В них была разве что досада да немой укор. И тут я поняла!..

-Готова ли ты...- произнёс главный друид.
-Да готова,- перебила его молодая дерзкая эльфийка.
Но тут случилось не запланированное - вместо избранного животного на алтаре оказалась странная нездешняя зверюга - волчица...


Так вот что делал тотем! Любая смертельная рана, полученную человеком, передавалась его тотемному зверю. Так вот что происходило! Видимо поэтому эльфов-друидов считали почти бессмертными и чтили их как богов. Но как это подло, как низко ради спасения собственной шкуры жертвовать жизнью живого существа! Пусть не человека, но разве друидов не учат уважать и защищать окружающую природу и всех её обитателей?! Если бы я знала... Если бы я знала, то никогда не согласилась бы на этот обряд! Хотя, я думаю, что мало кто знает об истинном назначении тотема, иначе бы желающих его приобрести стало бы намного меньше. Эльфы редко выходят за просторы своих долин или островов. А те, кто бывал в военных походах, не часто задумываются об охране природы. И правда. Когда на тебя наступает враг, совсем не до эльфийских традиций или убеждений. Желание одно - выжить. Ну или в крайнем случае унести с собой на тот свет побольше недругов. Но это матёрые войны. Меня же цена такой жизни никак не устраивает...
Я всё сидела около волчицы, неуклюще гладя её по головке. Я была настолько погружена в свои мысли, что не замечала ничего вокруг. А оказывается, Ривен сделал для спасения Рунны намного больше, чем я. Пока я грустила, более практичный человек вырастил деревянные носилки, закрепил их между Воронкой и Конём и собирался действовать дальше.
-Силана, вставай и бери Рунну. Её нужно отвести в город.
-Зачем... Слишком поздно... Это я виновата...
-Слишком поздно?! Конечно, если ты ещё несколько часов собираешься ныть и жалеть себя, то действительно будет поздно!- парень не на шутку разозлился,- думала, ушла из дома и всё! Жизнь наладилась - жизнь прекрасна?! Ну что ж, ты ошиблась! Что? Думала легко будет? Самостоятельно жить будешь, подвиги совершать... Глупая маленькая девчонка! И даже сейчас вместо того, что бы действовать, ты сидишь и ноешь! А ей ведь намного хуже, чем тебе. И смотри, даже виду не подаёт. Твоя волчица намного больше знает о жизни, чем её хозяйка,- его голубые глаза стали темнее от гнева, и теперь он меньше всего походил на того парня, что сидел на земле в капкане. Это был рассерженный медведь, средь зимы вынутый из берлоги. Или грифон, защищавший свою сокровищницу.
А ведь он прав... Никудышный из меня человек, никудышный из меня воин. И действительно, что я о себе надумала.
Я сидела и старалась, чтобы он не увидел, как я плачу. Я не хочу, чтоб
Рив это видел. Почему-то я с детства не люблю показывать, что расстроена. Просто мне обидно. Но он всё таки увидел.
-Ну прости, я погорячился...- он присел рядом и приобнял за вздрагивающие плечи,- просто ты меня немного разозлили. А на будущее, если кто-то попытается тебя обидеть, сразу дай ему в морду! Даже если это буду я, я не обижусь. Сам виноват, что накричал на наёмницу,- он нагнулся и заглянул мне в глаза. Я уже не видела в нём ни грифона, ни разъярённого медведя. Это был обычный маг с растрёпанными волосами цвета его любимого красного дерева и глазами цвета грозового неба, где голубизна мирного небосклона сочеталась с серым предчувствием бури. Я ещё раз хмыкнула, смахнула слёзы с лица и встала. Молча собрала вещи и начала думать, как перетащить волчицу к лошадям. И тут меня осенило! Я же не просто так просидела десять лет в многострадальных лесах Дрионора - моего родного острова. И, чёрт возьми, я всё-таки лекарь (не буду уточнять какой из меня лекарь, но всё же)! Так, лентяйка, давай вспоминай.
Я осторожно перевернула Рунну на спину, так, чтобы на рану падал солнечный свет, нарвала влажной от утренней росы травы и начала плести венок. Конечно, не уверена, что правильно повторила узор плетения, но буду надеяться, что получится. Венок положила сверху раны так, чтобы сам порез располагался точно в центре плетения, а оставшиесь невплетёнными травинки расходились от круга словно лучи от солнца и начала обряд. Вообще, как бы эльфы не любили свою великую лунную богиню, но за жизнь всегда молились солнечной деве. Ну и правильно, смотря на луну, больше задумываешься о загробном мире, нежели о земном.
Ривен смотрел на меня как-то по-новому. В этом взгляде явно читалось удивление тому, что я не просто эльфийка, отправившаяся путешествовать, не просто отменная лучница, а какой-никакой маг! Было там и уважение к колеге по ремеслу и восхищение друидской силе, и ещё какое-то непонятное мне чувство.
Как оказалось, я не такой уж плохой лекарь, каким привыкла себя считать, и всё делала правильно. Я вытянула руки над раной и тихо запела. Песня была на языке рун. Никто, даже эльфы, не знали значения слов этой молитвы, никто вообще не знал, как произносятся руны. Рунный язык был настолько древен, что до нас дошли только символы. Конечно, все расы давали этим знакам свои названия, но никакой силы они уже не имели. Только молитвы и остались. Но соединить знаки и звуки никак не удавалось. Это так же, как дать маленькому ребёнку алфавит, сказать полсотни слов и попросить соединить. Но несмотря ни на что эльфы из поколения в поколения передавали священную песню, хотя истинный смысл её давно был утерян. Просто знали то, какое действие она оказывает.
Травяные "лучи" затрепетали и потянулись к центру раны, образуя над ней купол с маленьким отверстием в центре. Через это отверстие пробивался тоненький лучик света и обволакивал рану изнутри... Только бы подействовало. Только бы не опоздать. Держись, сестра, держись...

Иллюстрации:

Ривен:

Полукровка (глава 8)


И наконец-то нашла картинку подходящую Рунне:

Полукровка (глава 8)


Спасибо всем, кто читает и комментирует! Надеюсь эта глава вам понравится! dy



Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}

Автор: Nereline | 7-05-2009, 21:40 | Просмотров: 78 | Комментариев: 0






Добавление комментария
Наверх