Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)
Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

 

 
Holly Sierra 
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Я плоть твоя и кровь, глубинный вздох,
 наречье диких трав в гортани ветра,
 орхонского письма виток заветный
 и терпкий первобытный вкус плодов терновых...

 Кочевая страсть в груди,
 ей сотни лет, как тьме в глазах раскосых...

 Мой дом — твоих ночей разноголосье,
 судьба — костёр на шёлковом пути...
 В моём молчанье — шелест ковыля,
 дыханье тенгри, невесомость снега,
 сокрытая в пространстве оберега
 седым шаманом...

 Солнцу опалять
 на медной коже тайнопись времён,
 как трав пергамент в охре заклинаний,
 а мне — шептать волшбу воспоминаний,
 в тебя врастая множеством имён...
 любя налитый мёдом лунный плод,
 камлание цикад азийских, ветра...

 Мистерия священных километров,
 я кровь твоя и плоть...
 
Катриника 
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Через много лет я скажу себе: "Вымирай",
И уйду на дно, на ходу обрастая шерстью.
Меня примут мамонты в свой ледниковый рай,
И я буду гордиться этой безумной честью.

А пока я живу, проповедую каждый вдох.
Не считаю дни и упрямо не верю смерти.
Не владеют моей судьбою ни чёрт, ни бог -
Не ищу опоры в земной и небесной тверди.

Верю только ветру, влюблённому в паруса,
И, когда он мечтою мои наполняет крылья,
Я своими руками делаю чудеса -
Не по силам мне человеческое бессилье.

А когда ветер стихнет - нет-нет, не уйдет за край,
Не свернётся в штиль, а исчезнет в иные двери,
Я уйду под лёд, я скажу себе: "Вымирай".
А пока я живу и упрямо в бессмертье верю.
 
Брауни Кузина Светлана
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Прости за то, что я не смею
любить и веровать сильнее,
и быть собою не умею,
и не имею ничего, –
немного света, но и то
судьбой отмерено на горе;
я – пыль, незримая в просторе, 
и вот империя моя:
седое высохшее море
меж двух закраин бытия.
Там только солнце, только комья
земли и ветер по холмам,
и я пою, но я не помню
своих отцов по именам – 
и кто-то, сетуя и споря
над белой пылью, надо мной
клянётся пересохшим морем
и воем флейты кочевой. 
 
Катерина Канаки
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

 

Борис Балахонцев 
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

В самой тайной из складок речи,
отведённых моей рукой,
будет пахнуть тоской овечьей,
кровью охристой и сухой.
Слишком вольно под облаками,
бог мой слишком строг.
Вот вхожу я в нагретый камень,
как кинжал в песок,
и, забывшись от самой жизни
ради отзвука одного,
припадаю к шершавой ризе
всебессилия моего. 
 
Катерина Канаки
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

Спокойной рукой зажимая
привычную рану,
как просто молиться о рае,
как просто и странно
у тысяч богов незнакомых,
бродящих по снам и приметам,
просить силуэтов в проёмах,
неслышных ответов
...и самого лёгкого ветра,
такого, как этот,
за розовым дымом вечерним
в пустых палисадниках лета,
под небом тревожным и верным,
над пропастью страшной и сладкой,
над нами измеренной твердью:
недвижной – и шаткой. 
 
Катерина Канаки 
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

бог покидает небо, уходит в невидаль,
там, где любовь не выдаст и не умрёт.
не говори, что чего-то на свете не было -
всякое было на тысячи лет вперёд.

люди себя не помнят, а, вспомнив, крестятся.
тени попались в невод - хорош улов.
вроде как жизнь не то чтобы и безделица,
но про неё хватает и пары слов.

в этом вся соль, и она - облизни - горячая,
в этом и счастье: попробуешь - полыхнёт.
что за дорога такая - назад ворачивай.
что за телега такая - не развернёшь.

пялится в подоконник звезда кургузая,
бог замедляет речи, пинает снег.
нет ничего в этом мире /кроме иллюзии,
что ничего абсолютно на свете нет/.

и продолжения, видимо, не последует.
что ни скажи - забудется, дайте срок.
смерть, из того, что ты выдумал, не последнее.
текст неразборчив. сценарий всегда сырой.
 
Егор Мирный
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)

 

REDITUS

Камни собраны, реки вернулись назад,
ветер спит нерождённым в груди маслины,
и в просторах, синоним которым «ад» -
по количеству зноя и жжёной глины –
тот единственный Сад.

Путь сюда занимает две тысячи лет,
путь обратно ломает сердца и ноги;
только здесь понимаешь: тебя в самом деле нет,
человек – просто след на своей дороге,
что проходит сквозь свет.

Суть любого пути – не движенье, но тень и ручей,
грозди яблок, забытых стихов страницы;
человек в крайнем виде - поток лучей,
уходящий сквозь сомкнутые ресницы -
не сыскать к ним ключей.

Суть любого пути – возвращенье назад,
в силу свойства прямой становиться кругом;
человек в крайнем виде – последний взгляд,
что увидит, навечно простясь с испугом,
тот единственный Сад.

******************
Reditus (лат.) - возвращение
 
Майкл Ефимов
 

 

Alexi-Torres 
 

Светлое (Holly Sierra, Борис Балахонцев)








Гроза

Читать далее
Фэнтези рисунки художницы Anchi Ana-ki


Читать далее
Простые и необычные животные


Читать далее

Автор поста
Архив Дрима  
Создан 22-04-2020, 18:44


194


0

Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх