Бесконечное путешествие. Пролог и Глава 1
Помещение бара пребывало в приÑтном, бархатном Ñвете ламп, которые горели вполÑилы, Ð¿Ñ€Ð¸Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð¼ÐµÑту уютную, комфортную атмоÑферу. Этому ÑпоÑобÑтвовала и ÑÐ¿Ð¾ÐºÐ¾Ð¹Ð½Ð°Ñ Ð¼ÑƒÐ·Ñ‹ÐºÐ°, иÑходÑÑ‰Ð°Ñ Ð¸Ð· колонок, что виÑели в углах. Она играла фоном, и Ñвоим звучанием позволÑла гораздо больше раÑÑлабитьÑÑ Ð¿Ð¾ÑетителÑм, пришедшим Ñюда Ñтой глубокой ночью, чтобы уединитьÑÑ Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¼ и бокальчиком пива. Ð’ дальней чаÑти помещениÑ, где был бильÑрдный Ñтол, то и дело раздавалиÑÑŒ поÑÑ‚ÑƒÐºÐ¸Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³ о друга бильÑрдных шаров. Кто-то же предпочитал развлекать ÑÐµÐ±Ñ Ð¸Ð½Ð°Ñ‡Ðµ, Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ñ Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð·Ð° игровыми автоматами, ÑтоÑщими в Ñ€Ñд ближе к входу.

Бармен, находÑщийÑÑ Ð·Ð° Ñтойкой, Ñо Ñкуки переминаÑÑÑŒ Ñ Ð½Ð¾Ð³Ð¸ на ногу, протирал бокалы, поÑтоÑнно поглÑдывал на чаÑÑ‹, ожидаÑ, видимо, конца Ñвоей Ñмены, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ ÐµÑ‰Ñ‘ ÑовÑем недавно началаÑÑŒ. Ð’Ñе гоÑти находилиÑÑŒ в зале, а за барной Ñтойкой Ñидел лишь один поÑетитель — угрюмый Ñтарик, бородатый и коренаÑтый, одетый в потёртые джинÑÑ‹ и кожаную куртку бежевого цвета. Хоть и выглÑдел он лет на ÑемьдеÑÑÑ‚, но его телоÑложение, бойкий взглÑд и аура мощной физичеÑкой Ñилы казалиÑÑŒ Ñлишком нетипичными Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð³Ð¾ возраÑта. Был ли он муÑкулиÑтый или проÑто толÑтый — непонÑтно из-за плотной одежды. Иногда он, подноÑÑ ÐºÐ¾ рту бокал, который Ñжимал здоровенными пальцами, покрытыми грубыми мозолÑми, большим глотком жадно отпивал чаÑÑ‚ÑŒ пива, а затем, замерев, злобно пÑлилÑÑ Ð² Ñтену, Ñвно Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ñ Ð¾ чём-то Ñвоём.

Он изредка оглÑдывалÑÑ, коÑÑÑÑŒ на поÑетителей взглÑдом оÑуждающим и одновременно заинтереÑованным, будто выиÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ñреди них какого-то неприÑтелÑ. Ðо, Ð½Ð°Ð±Ð»ÑŽÐ´Ð°Ñ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ взроÑлых мужчин, которые не обращали на него никакого вниманиÑ, недовольно фыркал, а затем возвращалÑÑ Ðº Ñвоим раздумьÑм.

Уже около двух чаÑов не поÑвлÑлоÑÑŒ новых поÑетителей, и каждый, кто находилÑÑ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ, привык к неизменной фоновой музыке и к общему ÑпокойÑтвию вокруг. Ðо вот Ð²Ñ…Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ð´Ð²ÐµÑ€ÑŒ вдруг отворилаÑÑŒ, ÑкрипÑ, нарушив Ñтим противным звуком уÑтоÑвшуюÑÑ Ð°Ñ‚Ð¼Ð¾Ñферу. Каждый поÑетитель, и даже бармен, разом уÑтремили Ñвои взглÑды на заходÑщего в бар парнÑ. Он, Ñ Ð½Ð°ÐºÐ¸Ð½ÑƒÑ‚Ñ‹Ð¼ на голову капюшоном, был одет проÑто, не выделÑÑÑÑŒ Ñреди других, которые, оÑмотрев вошедшего, не увидели в нём ничего интереÑного, а поÑему быÑтро вернулиÑÑŒ к Ñвоим делам. Разве что на лице бармена проÑкочило тщательно Ñкрываемое недовольÑтво, когда он заметил, как новый гоÑÑ‚ÑŒ, направлÑÑÑÑŒ к нему, оÑтавлÑл позади ÑÐµÐ±Ñ Ð³Ñ€Ñзные Ñледы.

ПоÑетитель, не вытерев ноги, будто не заметив или же проигнорировав коврик, Ñразу же направилÑÑ Ðº Ñтойке, и, Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ðº ней, уÑтало влез на табурет и Ñложил перед Ñобой руки.

— Слушаю ваÑ, — в полтона нейтрально Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½Ñ‘Ñ Ð±Ð°Ñ€Ð¼ÐµÐ½, бегло оÑмотрев Ñвоего клиента.

— Стакан виÑки, — поÑледовал короткий ответ.

РÑдом ÑидÑщий Ñтарик, вÑÑ‘ Ñто Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¿Ð¾Ð³Ñ€ÑƒÐ¶Ñ‘Ð½Ð½Ñ‹Ð¹ в раздумьÑ, вдруг оживилÑÑ Ð¸ глÑнул на парнÑ, ÑидÑщего на противоположном конце Ñтойки. Бородач быÑтро заморгал, будто только что проÑнулÑÑ. Потом неуклюже, цеплÑÑÑÑŒ пузатым животом о Ñтойку, Ñлез Ñ Ñ‚Ð°Ð±ÑƒÑ€ÐµÑ‚Ð° и, коÑолапÑ, направилÑÑ Ðº новому поÑетителю.

— ПожалуйÑта, — Ñказал бармен, ÑÑ‚Ð°Ð²Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ парнем гранёный Ñтакан, наполненный наполовину алкоголем.

— Благодарю, — ответил он, одним залпом оÑушив Ñодержимое. — Повтори, — он Ñлегка брÑкнул Ñтаканом о Ñтойку.

Бармен, уÑтало поÑмотрев на него, хмыкнул и поÑлушно плеÑнул добавки.

— Эй, Ñ‚Ñ‹, — обратилÑÑ Ðº новому поÑетителю Ñтарик, положив Ñвою Ñ‚Ñжёлую руку ему на плечо. — Я Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ‚ÑƒÑ‚ раньше не видел.

Сначала тот промолчал, но вÑÑ‘ же потом броÑил короткую фразу:

— Я впервые тут, — Ñ Ð½ÐµÐ¶ÐµÐ»Ð°Ð½Ð¸ÐµÐ¼ ответил он.

— Это Ñ Ð²Ð¸Ð¶Ñƒ, дружок. Чего забыл здеÑÑŒ? Молод, вроде, а уже по барам шаÑтаешь. Ух. Ðу, колиÑÑŒ, чего ÑлучилоÑÑŒ? Да не бойÑÑ, не укушу! — лицо его вÑе чаÑÑ‹ ÑÐ¸Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð° табурете было угрюмым и злобным, а ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ‚Ð°Ðº заÑиÑло, и видно, что он пребывал в предвкушении разговора.

Парень абÑолютно Ñпокойно реагировал на Ñту, как он Ñчитал, ненужную и беÑÑмыÑленную речь, Ñловно пропуÑкал её мимо ушей, либо же ему было не до того, чтобы Ñ ÐºÐµÐ¼-то ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð·Ð°Ð²Ð¾Ð´Ð¸Ñ‚ÑŒ разговор.

— Ðу, Ñ‚Ñ‹ чего такой молчаливый? — не унималÑÑ Ð±Ð¾Ñ€Ð¾Ð´Ð°Ñ‚Ñ‹Ð¹, Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ…Ð¾Ð´Ñ Ð½Ð° повышенный тон, — Я Ñ ÐºÐµÐ¼ говорю, а? — злобно буркнул он, резко ÑÑ‚Ñнув Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹ Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ ÐºÐ°Ð¿ÑŽÑˆÐ¾Ð½.

Бармен, Ð²Ð¸Ð´Ñ Ð½Ð°Ð·Ñ€ÐµÐ²Ð°ÑŽÑ‰ÑƒÑŽ драку, наÑторожилÑÑ, прекратив протирать бокалы. Другие поÑетители, уÑлышав речь недовольного, отвлеклиÑÑŒ от Ñвоих дел и принÑлиÑÑŒ наблюдать за началом разгорающейÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¿Ð°Ð»ÐºÐ¸, Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ñ Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑного продолжениÑ.

Парень, не обратив Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ð° такой грубый жеÑÑ‚, уÑтало вздохнул, но потом ответил:

— Ðеужели тебе больше не к кому приÑтать, а? — в голоÑе его проÑлеживалаÑÑŒ раздражённоÑÑ‚ÑŒ.

— Ха, чего? Ты вообще ÑÐµÐ±Ñ Ñлышал? Как разговариваешь Ñо мной, щенок?

ÐепонÑтно было, зачем Ñтарик разогревал конфликт на пуÑтом меÑте. Либо его наÑтроение крайне потрёпанно, и ему хотелоÑÑŒ на ком-то вымеÑтить Ñвою злобу, а Ñто желание ещё и подпитано выпитым алкоголем, который уже давно ударил ему в голову, либо же он по натуре Ñвоей любитель найти на ÑобÑтвенную голову проблем — потешить Ñвоё Ñамолюбие, что было видно по его откровенно наглому, выÑокомерному поведению и надменной манерой речи. И, похоже, новый гоÑÑ‚ÑŒ, будучи молодым, Ñтал тем Ñамым, на кого можно наброÑитьÑÑ. Это объÑÑнÑло, почему бородатый так злобно пÑлилÑÑ Ð½Ð° поÑетителей, Ñреди которых были одни мужики, выглÑдÑщие так, что готовы дать отпор в Ñлучае чего.

Парень, понимаÑ, что Ñта ÑÐ¸Ñ‚ÑƒÐ°Ñ†Ð¸Ñ Ð±Ð»Ð¸Ð·Ð¸Ñ‚ÑÑ Ðº драке, уже, видимо, пожалел, что пришёл Ñюда именно Ñтой ночью. Ðет, он не боÑлÑÑ Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑ‡Ð¸Ñ‚ÑŒ по лицу, проÑто ему в данный момент хотелоÑÑŒ покоÑ, а никак не мордобоÑ. Ðо видÑ, что дело к Ñтому близитÑÑ, решил быÑтрее Ñ Ñтим разобратьÑÑ.

— Ладно, давай начиÑтоту, — он отÑтавил Ñтакан в Ñторону. — Что тебе от Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð°Ð´Ð¾? Ðеужели Ñ Ð½Ðµ могу побыть наедине Ñ Ñамим Ñобой, а вынужден Ñлушать какого-то… — он Ñделал паузу, пытаÑÑÑŒ подобрать Ñлово помÑгче, — идиота, — на поÑледних Ñловах он раздражённо заÑкрипел зубами. — Я пришёл Ñюда отдохнуть, поÑтому отвали, — твёрдо ответил парень, а затем резким движением руки Ñкинул Ñо Ñвоего плеча Ñ‚Ñжёлую руку неприÑтелÑ.

Он надеÑлÑÑ, что еÑли оÑкалитÑÑ, то отобьёт у бородатого желание идти на конфликт. Ðо тот, оÑкорблённый, только раззадорилÑÑ Ð½Ð° нараÑтающую дерзоÑÑ‚ÑŒ.

— Это ещё что за дела? — его повышенный тон намеренно привлекал внимание окружающих. — Да Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ в отцы гожуÑÑŒ, а Ñ‚Ñ‹ на Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ€Ñвкаешь, как на Ñобаку какую-то!

Он точно не ожидал отпора, из-за чего на мгновение замешкалÑÑ, ÑбилÑÑ, пытаÑÑÑŒ что-то Ñказать. И, оÑознав Ñекундную беÑпомощноÑÑ‚ÑŒ в невозможноÑти ответить, Ñхватил наглеца за плечо и попыталÑÑ Ñ Ñилой развернуть к Ñебе. Ðо его рука опÑÑ‚ÑŒ была отброшена, на Ñтот раз крайне жёÑтким ударом парнÑ.

— Э-Ñ-Ñ! — ÑпохватилÑÑ Ð±Ð°Ñ€Ð¼ÐµÐ½, Ñтукнув кулаками по Ñтойке, чтоб на него обратили внимание. — УгомонилиÑÑŒ! Хотите дратьÑÑ â€” валите на улицу. Ðечего мне тут уÑтраивать. Ðе хватало ещё, чтоб вÑÑ‘ разнеÑли.

Ð’Ñе поÑетители Ñ Ð¸Ð½Ñ‚ÐµÑ€ÐµÑом Ñледили за развитием Ñобытий, будто впервые видÑÑ‚ подобное, либо проÑто заÑкучали от однообразноÑти времÑпровождениÑ.

— Да Ñ‚Ñ‹-то не лезь, ÑоплÑк, — Ñ€Ñвкнул Ñтарик на бармена, но вдруг опомнилÑÑ, что тот может вызвать полицию. — ÐÑ…, чёрт Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹. Ладно, не обеÑÑудь, мужик, нормально же вÑÑ‘, — он пыталÑÑ Ñгладить напрÑжение, но вÑÑ‘ ещё желал отомÑтить нагрубившему за такую дерзоÑÑ‚ÑŒ. — Эй, Ñ‚Ñ‹, ну-ка… пойдём на улицу!

Бармен Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð½ÐµÐ¼ переглÑнулиÑÑŒ. Первый хотел вызвать полицию, но передумал, заметив во взглÑде второго Ñловно бы знак: «не волнуйÑÑ, Ñ Ñам разберуÑь». И тогда парень, знаÑ, что нужно закончить разноглаÑие, чтобы потом как можно Ñкорее дейÑтвительно отдохнуть, Ñлез Ñ Ñ‚Ð°Ð±ÑƒÑ€ÐµÑ‚Ð°, и без вÑÑких Ñлов направилÑÑ Ðº выходу, а затем вышел через дверь на улицу.

Родитель конфликта, недоумеваÑ, быÑтро зашагал за ним вÑлед, и уже вÑкоре покинул помещение. Странно, но поÑетители не поÑледовали за ними, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñекунды назад Ñидели Ñо Ñверкающими глазами, Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¸. Скорее вÑего, им хотелоÑÑŒ узреть мордобой именно в баре Ñо вÑеми вытекающими поÑледÑтвиÑми, как Ñто бывает в фильмах: когда два драчуна разноÑÑÑ‚ вÑÑ‘ вокруг в пылу ÑроÑти. Ртак, поÑкольку те удалилиÑÑŒ наружу, то идти за ними, чтобы поÑмотреть на обычную драку, никому не интереÑно.

***

За пределами бара царила ночь, чей мрак кишел в каждом Ñантиметре проÑтранÑтва. И хоть фонарÑм удавалоÑÑŒ оÑвещать территорию перед зданием, окружающее вÑÑ‘ равно выглÑдело жутковато. Сам бар раÑполагалÑÑ Ð±Ð»Ð¸Ð· заброшенных пÑтиÑтажек, которых здеÑÑŒ наÑчитывалоÑÑŒ около воÑьми. Ðекогда их прежние жители были переÑелены в другие дома, чтобы Ñти зданиÑ, имеющие Ñлишком большой возраÑÑ‚ и плачевное ÑоÑтоÑние, были вÑкоре ÑнеÑены, а на их меÑте поÑтроены новые. Только вот по неизвеÑтной причине ко второму Ñтапу не приÑтупали, и поÑему пÑтиÑтажки, покорно ожидающие Ñвоей учаÑти, а именно ÑноÑа, ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¶Ðµ Ñвоим заброшенным ÑоÑтоÑнием лишь нагонÑли жути.

Людей вокруг не было. Магазины, когда-то давно раÑположенные на первых Ñтажах зданий, переехали в более прибыльные районы. И только бар, одиноко ÑтоÑщий у дороги, оÑталÑÑ Ð½ÐµÑ‚Ñ€Ð¾Ð½ÑƒÑ‚Ñ‹Ð¼.

И вот они, парень и злобный мужчина, будучи на улице, отошли за здание бара, оказавшиÑÑŒ Ñ€Ñдом Ñ Ð·Ð°Ð¿Ð°Ñным входом.

— Смотри, Ñ Ð½Ðµ броÑаюÑÑŒ на тебÑ, — первое, что Ñказал бородатый, Ñтоило обоим оÑтановитьÑÑ. — Я же человек культурный. Ðи то, что Ñ‚Ñ‹! Пойми, Ñ Ð¶Ðµ не хочу драки, проÑто поговорить, а, — он активно жеÑтикулировал руками. — Вот Ð¸Ð¼Ñ Ñ‚Ð²Ð¾Ñ‘, да? Я вот Ñпрошу его, потому что человек Ñ Ð²Ð¾Ñпитанный. Вот как Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð·Ð¾Ð²ÑƒÑ‚, ну? — ему едва удавалоÑÑŒ выговаривать Ñлова в таком бешеном темпе.

— Ðу, допуÑтим, Эрик, — ответил парень, напрÑжённо коÑÑÑÑŒ на Ñтарика.

— Вот видишь, уже нормально отвечаешь, на контакт идёшь. Чего же Ñразу-то там уÑтроил, а? — он, горделиво задрав голову, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ‘Ð¼ Ñитуации, издал надменный Ñмешок, хлопнул Эрика по плечу.

Парень то уводил взглÑд в Ñторону, на мгновение задумываÑÑÑŒ о чём-то, то вновь Ñмотрел на неприÑтелÑ, при Ñтом нервно ÑÐ¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ ÐºÑƒÐ»Ð°ÐºÐ¸, ÑпрÑтанные в карманы. Когда он шёл отдохнуть в Ñтот бар, то абÑолютно не ожидал наÑтолько наглого и беÑпричинного наезда. Он раÑÑчитывал Ñпокойно выпить, а потом уйти куда-нибудь в угол, ÑеÑÑ‚ÑŒ за Ñамый дальний Ñтол и там уединитьÑÑ Ñо Ñвоими мыÑлÑми, оторвавшиÑÑŒ от надоевшей реальноÑти. Только вот поÑвилаÑÑŒ Ñта помеха в виде Ñтарика, который вÑем здоровым видом чуть ли не кричал, какой он Ñильный Ð´Ð»Ñ Ñвоего возраÑта. ÐепонÑтно толком, что двигало им, но Ñто ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ðµ имело значениÑ.

— Ðу, молоднÑк, а Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð¾Ð²ÑƒÑ‚â€¦ — начал было он, вот только Эрик предпочёл пропуÑтить его очередную пламенную речь мимо ушей.

— С Ñтим надо что-то решать, — парень резко вÑтавил Ñвои Ñлова в неумолкающую речь здоровÑка, который, навÑкидку, был выше Ñантиметров на двадцать и Ñ‚Ñжелее килограмм на шеÑтьдеÑÑÑ‚.

— Чего? Да Ñ‚Ñ‹ вообще Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñлушаешь?! — ошарашенный таким «нахальÑтвом» он толкнул Эрика в пол Ñилы, но Ñтого оказалоÑÑŒ доÑтаточно, чтобы тот, будучи не готовый к такому, попÑтилÑÑ Ð½Ð°Ð·Ð°Ð´, оÑтупилÑÑ Ð¸ плюхнулÑÑ Ð½Ð° мокрый аÑфальт.

И уÑмехнувшийÑÑ Ñтарик, который больше походил на Ñедого и здоровенного мужичищу, вновь продолжил Ñвою тираду, и был наÑтолько погружён в краÑивоÑÑ‚ÑŒ ÑобÑтвенной речи, Ñвно Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑ‡Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ Ñтого удовольÑтвие, что прекратил замечать вÑÑ‘ вокруг.

Эрик тем временем поднÑлÑÑ Ð½Ð° ноги и решил закончить Ñту беÑÑмыÑлицу, от которой уже измоталÑÑ. Он внезапно изо вÑей Ñилы ударил того. Кулак Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ð²Ð¾ÑˆÑ‘Ð» в бороду Ñтарика, затем ÑоприкоÑнувшиÑÑŒ Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð±Ð¾Ñ€Ð¾Ð´ÐºÐ¾Ð¼, что у здоровÑка аж голова чуть не выкрутилаÑÑŒ в обратную Ñторону. И Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð¾Ð·Ð´ÐºÐ°Ñ Ñ‚ÑƒÑˆÐ°, будучи не готова к удару, рухнула без ÑознаниÑ, плюхнувшиÑÑŒ в лужу.

Ð’ любом Ñлучае, еÑли бы Эрик не Ñделал Ñтого, то Ñто Ñделали бы Ñ Ð½Ð¸Ð¼. Ведь вÑÑ‘ к Ñтому и шло. Ему не было жалко ворчуна, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° его Ñедину. Вроде и Ñтарик, но Ñлишком живучий и здоровый, Ñмахивающий на Ñедеющего Ñорокалетнего в Ñамом раÑÑвете Ñил. Таких ещё поиÑкать нужно. Да и он Ñам виноват: уÑтроил конфликт на ровном меÑте, неÑÑно зачем, вот и наговорил на ÑÐµÐ±Ñ Ñ‡ÑƒÐ¶Ð¾Ð¹ кулак.

По идеи, он должен прийти в ÑÐµÐ±Ñ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· пару минут. Ðо, ÑƒÑ‡Ð¸Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð»Ð¸Ñ‡ÐµÑтво выпитого им Ð°Ð»ÐºÐ¾Ð³Ð¾Ð»Ñ Ð² баре, ÑтановилоÑÑŒ понÑтно, что в ближайшие чаÑÑ‹ ему придётÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ð»ÐµÐ¶Ð°Ñ‚ÑŒ без ÑÐ¾Ð·Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ðµ из-за полученного нокаута, а из-за литров поглощённого пива.

— И Ñтоило уÑтраивать Ñтот детÑкий Ñад? — пробубнил Ñебе под Ð½Ð¾Ñ Ð¿Ð°Ñ€ÐµÐ½ÑŒ, уÑтало вздохнув, и не менÑÑÑÑŒ в лице, которое у него вÑÑ‘ Ñто Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²Ñ‹Ñ€Ð°Ð¶Ð°Ð»Ð¾ угрюмоÑÑ‚ÑŒ.

Он потÑнулÑÑ Ðº Ñвоему лбу, запуÑтил пальцы в тёмно-руÑые волоÑÑ‹ и провёл рукой по голове до Ñамого затылка. ПоÑтоÑл ещё минуту, глубоко Ð²Ð´Ñ‹Ñ…Ð°Ñ Ñ‡ÑƒÑ‚ÑŒ прохладный воздух, а потом Ñунул руки в карманы и пошёл обратно к входу.

ВернувшиÑÑŒ в бар, Эрик Ñразу обнаружил на Ñебе взглÑды вÑех поÑетителей. Сначала они Ñ Ð½ÐµÐ´Ð¾ÑƒÐ¼ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ Ñмотрели, но вÑкоре один из них начал глупо хихикать, а потом и вовÑе тихо ÑмеÑÑ‚ÑŒÑÑ, что-то шепча улыбающимÑÑ Ð´Ñ€ÑƒÐ·ÑŒÑм, ÑидÑщим Ñ€Ñдом.

Эрик глÑнул на них, не понимаÑ, почему те ÑмеютÑÑ, но уже через дюжину Ñекунд, Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ðº барной Ñтойке, прекратил придавать Ñтому значениÑ.

— Мда, не повезло тебе, — поÑочувÑтвовал бармен.

— Это ещё почему? Ðе Ñ Ñто начал.

— Да знаю. Ты не первый, к кому он приÑтаёт. Раньше, пока дома в округе не были раÑÑелены, Ñюда много молодых приходило по ночам. Любил он до них докапыватьÑÑ. Чёрт знает, зачем. Лез Ñо Ñвоими Ñоветами ко вÑем подрÑд. Ðо Ñто он Ñчитал, что Ñоветы раздавал и мудроÑти учил, а на Ñамом деле проÑто мешал людÑм отдыхать. Пару раз огребал, отчего ещё злее ÑтановилÑÑ. Молодёжь, видишь ли, плохаÑ, не Ñлушала его. Ðу а на что он раÑÑчитывал, еÑли Ñходу вÑех дерьмом поливал? Ðа то, что они его Ñлушать Ñтанут?

— И поÑле вÑего Ñтого вы ещё пуÑкаете его Ñюда? — Ñтранно улыбнулÑÑ Ð­Ñ€Ð¸Ðº, уÑаживаÑÑÑŒ на табурет.

— Рпочему нет? Пьёт много, чаевые от него щедрые, хоть и идут в комплекте Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð³Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð¾Ð¼ о жизни. Погромы он не уÑтраивает. Ðу, по крайней мере, в помещении. Рто, что на улицу Ñ ÐºÐµÐ¼-то выходить поговорить… так Ñто уже не мои проблемы. У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñвоих дел хватает, знаешь ли. Ðе подумай ничего такого, но Ñерьёзно, не могу же Ñ Ð¿Ð¾ÑтоÑнно нÑнчитьÑÑ Ñ ÐµÐ³Ð¾ жертвами. Они Ñами вполне могут за ÑÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ÑтоÑÑ‚ÑŒ. КÑтати, налить тебе?

— Ðе откажуÑÑŒ. ПоÑле Ñтого мне нужно ещё больше, чтобы раÑÑлабитьÑÑ Ð¸ поÑкорее забыть Ñту ночь.

— Рчего пришёл Ñюда? Ещё в такую темень. Ладно, Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°ÑŽ мужиков. Они Ñюда ходили ещё до того, как район опуÑтел. Ðо Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ¶Ð´Ðµ здеÑÑŒ не видел.

— Ðе знаю, так получилоÑÑŒ, — он пожал плечами. — Специально притащилÑÑ Ñюда Ñ ÐºÐ¾Ð½Ñ†Ð° города. Район опуÑтелый. Думал, что тут Ñпокойно будет. РоказалоÑь… — Эрик, дёрнув бровÑми, развёл руки, — …а оказалоÑÑŒ не так.

— Ðу почему же не так? — улыбнулÑÑ Ð±Ð°Ñ€Ð¼ÐµÐ½. — ПоÑле того, как Ñ‚Ñ‹ отправил его Ñпать, тебе покой обеÑпечен как минимум до утра.

— Эм. Роткуда Ñ‚Ñ‹ знаешь, что Ñ ÐµÐ³Ð¾... Ñто?

— Говорю же. Ты не первый. До драки дело вÑегда доходит. Ðо либо он кого-то, либо они его. Мне его не жалко, Ñам нарываетÑÑ Ð²ÐµÑ‡Ð½Ð¾. Почему-то возомнил, что из-за Ñвоего возраÑта ему теперь вÑе обÑзаны, вÑе должны его Ñлушать. Только вот Ñтого не проиÑходит. Вот и броÑаетÑÑ Ð½Ð° вÑех молодых… и огребает, — он цокнул Ñзыком. — Ðе так, понимаешь ли, мир уÑтроен, как ему хотелоÑÑŒ. Ð Ð´Ð»Ñ ÐºÐ¾Ð³Ð¾ Ñтот мир вообще уÑтроен так, как он хочет? Придумал он Ñебе того, чего нет, и других под Ñто подбивает. Ðо да ладно, не будем об Ñтом. Так… что тебе налить? ОпÑÑ‚ÑŒ виÑки?

— Знаешь. Рдавай бутылку. Я, вон, за Ñтолик дальний ÑÑду, — Эрик дёрнул головой, Ñовершив тем Ñамым жеÑÑ‚ Ð½Ð°Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð² Ñторону Ñамой дальней чаÑти помещениÑ, как бы Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ð·Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñ‚ÑƒÐ´Ð°.

— Целую бутылку? Ð Ñ‚Ñ‹ оÑилишь? — Ñкептично ÑпроÑил бармен.

— За Ñто не переживай. Вон ту давай.

— Хах, ну, как хочешь, — он развернулÑÑ Ðº Ñтеллажу, откуда взÑл нужную бутыль, а затем протÑнул её Ñвоему клиенту и назвал цену.

Эрик не Ñпеша полез в карман, доÑтал неÑколько крупных купюр, отдал их бармену. Кивнул в знак благодарноÑти, взÑл виÑки и бокал, Ñлез Ñ Ñ‚Ð°Ð±ÑƒÑ€ÐµÑ‚Ð°, а потом направилÑÑ Ð² дальний угол помещениÑ, где примоÑтилÑÑ Ð·Ð° Ñтолик.

Он первым делом наполнил бокал, Ñразу оÑушил его, затем налив вторую порцию. Ð¡Ð¸Ð´Ñ Ð² гордом и Ñпокойном одиночеÑтве, он, казалоÑÑŒ, раздумывал об очень многом неприÑтном, потому как чем дальше шли декады минут, тем Ñильнее его лицо иÑкажалоÑÑŒ в выражении вÑÑ‘ большей подавленноÑти. Ð’Ñкоре он задремал, но быÑтро вышел из Ñтого ÑоÑтоÑниÑ, вздрогнув, будто увидел кошмар. ОглÑделÑÑ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³, Ð²Ð¸Ð´Ñ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ неизменную обÑтановку бара и редко менÑющихÑÑ Ð¿Ð¾Ñетителей. Потом опÑÑ‚ÑŒ ударÑлÑÑ Ð² короткий Ñон, вновь пробуждалÑÑ, Ñнова заÑыпал. И каждый раз его лицо выражало такую Ñкорбь, будто Эрик выходил из комы Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то необъÑÑнимой в глазах надеждой, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð±Ñ‹Ñтро гаÑла. И только он решил окончательно отдатьÑÑ Ð¾Ð±ÑŠÑтию Ñна, как вдруг уÑлышал голоÑ:

— Добрый день.

Эрик открыл глаза, увидев ÑидÑщего Ñ€Ñдом. Это оказалÑÑ Ñ‡ÐµÐ»Ð¾Ð²ÐµÐº, одетый в Ñтрогий клаÑÑичеÑкий коÑтюм Ñ ÐºÑ€Ð°Ñным галÑтуком, а на плечи было накинуто драповое пальто, наÑтолько огромное, будто шито на великана. Своим внешним видом он абÑолютно не впиÑывалÑÑ Ð² окружающую обÑтановку. Его тёмные волоÑÑ‹ прилизаны, лицо идеально выбрито. И глаза, чёрные, как коÑмоÑ, казалиÑÑŒ загадочными, Ñловно Ñкрывают в Ñвоих недрах некую тайну.

— Это Ñ‚Ñ‹ мне? — ÑпроÑил Эрик.

— Да, — коротко ответил незнакомец, ÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° парнÑ, не Ð¼Ð¾Ñ€Ð³Ð°Ñ Ð¸ не Ð¿Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð°Ñ‡Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹.

— СейчаÑ, вообще-то, ночь, — поправил его Эрик, и, чтобы убедитьÑÑ Ð² Ñвоей правоте, покоÑилÑÑ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñдом в Ñторону окна, за которым кромешный мрак.

— Угу, — промычал человек в чёрном, ÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð¸ зачем-то поÑÑ‚ÑƒÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð·ÑƒÐ±Ð°Ð¼Ð¸.

— И… что дальше? Кто Ñ‚Ñ‹ такой? — Ñ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð·Ñ€ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ ÑпроÑил парень.

Он уÑелÑÑ ÑƒÐ´Ð¾Ð±Ð½ÐµÐµ, и, не дожидаÑÑÑŒ ответа, будто Ð¸Ð³Ð½Ð¾Ñ€Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ð¿Ñ€Ð¸ÑутÑтвие ÑобеÑедника, налил Ñебе порцию алкоголÑ, который затем выпил. Ðезнакомец наблюдал за Ñтим Ñо Ñтранным выражением лица: в нём проÑлеживалаÑÑŒ Ð½ÐµÐºÐ°Ñ Ð¾Ð´ÐµÑ€Ð¶Ð¸Ð¼Ð¾ÑÑ‚ÑŒ, только едва видимаÑ, почти незаметнаÑ.

— Я видел их, — тихо Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ð·Ð½Ñ‘Ñ Ð¾Ð½.

— Что именно?

— Твои Ñны.

— Че… чего? — ухмыльнулÑÑ Ð­Ñ€Ð¸Ðº, издав Ñмешок, подумав, что над ним решили глупо пошутить.

— Тебе в них неприÑтно. Как и вокруг, как и в твоей голове.

Человек в чёрном начал гнуть Ñвои пальцы, противно хруÑÑ‚Ñ Ð¸Ð¼Ð¸.

— Слушай, розыгрыш не удалÑÑ. Уходи, — Эрик махнул в его Ñторону, Ñнова налил очередную порцию, выпил, а поÑле погрузилÑÑ Ð² раздумьÑ.

— Эрик.

— Ð? Откуда Ñ‚Ñ‹ знаешь моё имÑ? — опешил тот, замерев.

Ðезнакомец, не менÑÑÑÑŒ в лице, взÑл бутыль виÑки, налил немного в бокал, который был в руках парнÑ.

— Ты разбит. Уже давно. Ð’ÑÑ‘ потерÑло ÑмыÑл? — продолжал он. — Так Ñ‚Ñжело, когда нет того, ради чего жить.

— Эм. Знаешь, так можно Ñказать про любого человека…

— Ðе веришь мне? РеÑли Ñ Ñкажу, что Ñ‚Ñ‹ тратишь ночи напролёт, ÑкитаÑÑÑŒ по барам и заброшенным меÑтам, пытаÑÑÑŒ найти покой, забытьÑÑ, позволить Ñвоим Ñнам Ñожрать тебÑ…

И чем дальше тот говорил, тем Ñильнее Эрика пробивала дрожь и озноб, ведь он Ñлышал о Ñебе абÑолютно вÑÑ‘, что Ñ Ð½Ð¸Ð¼ проиÑходило, и даже переÑказанные Ñны. Это не могло быть Ñовпадением или фокуÑом, поÑкольку незнакомец удивительно точно, без единой ошибки, опиÑывал Эрику его жизнь, переÑказывал его Ñны от начала и до конца, Ñловно читал мыÑли.

Эрик впал в Ñтупор, не понимаÑ, что проиÑходит. Думал, что перебрал, Ñпит, а вÑÑ‘ вокруг ему чудитÑÑ. И долго не решалÑÑ Ð¾Ñ‚Ð²ÐµÑ‚Ð¸Ñ‚ÑŒ, не знаÑ, что говорить. Ðлкоголь уже давно ударил в голову.

— Ð, Ñ Ð¿Ð¾Ð½Ñл… Ñ Ñплю. ÐапилÑÑ. УÑнул. Да, однозначно, — Ñделал он вывод.

— Знаешь, а ведь Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ помочь тебе.

— Ты? Мне? Какой же неприÑтный Ñон…

— Рчего Ñ‚Ñ‹ терÑешь, м? — незнакомец не отводил взглÑда. — ПризнайÑÑ, что Ñ‚Ñ‹ давно хотел начать жить. Ðо не мог. Ты вÑÑ‘ потерÑл, не видел ÑмыÑла ни в чём. Рвот и Ñ, пришёл к тебе, дабы дать шанÑ.

УÑлышанное зацепило Эрика, ведь он, Ð¿Ñ€Ð¾Ð¶Ð¸Ð³Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñледние годы, жалко и беÑÑмыÑленно ÑущеÑтвуÑ, каждую ночь мечтал о том, чтоб вÑÑ‘ изменить. Только ÑовÑем не знал, как именно Ñто Ñделать, ведь Ñилы его давно оÑтавили, Ð¼Ð¾Ñ‚Ð¸Ð²Ð°Ñ†Ð¸Ñ Ð¸Ñтлела, ÑмыÑл потерÑлÑÑ, а Ñам он был разбит.

Ему не верилоÑÑŒ в проиÑходÑщее. И, уже окончательно обезумевший от жалкого ÑущеÑÑ‚Ð²Ð¾Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ (и одурманенный алкоголем), он выдал:

— Ðу… и как Ñ‚Ñ‹ хочешь мне помочь? — он не верил в проиÑходÑщее, да и ему уже было наплевать, Ñон Ñто или реальноÑÑ‚ÑŒ.

— Рвот Ñто уже другой разговор, — человек в чёрном говорил Ñпокойно, но Ñ Ñрко выраженным удовольÑтвием в голоÑе. — Я проÑто дам тебе то, чего Ñ‚Ñ‹ Ñтоль долго жаждешь, — он Ñунул руку под пальто, вытащил оттуда чиÑтый лиÑÑ‚ бумаги, который затем положил на Ñтол. — ПроÑто приложи палец, еÑли ÑоглаÑен.

— ПрÑмо как в каких-то ужаÑах, — Ñ Ð½ÐµÐ±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ¸Ð¼ подозрением Эрик поглÑдывал то на человека, то на лиÑÑ‚, покрытый желтизной.

— Жизнь Ñама по Ñебе ужаÑ. Ðо её Ñ‚Ñ‹ не боишьÑÑ, а вот Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ð¿Ð¾Ð»Ð½Ðµ.

— ДопуÑтим, Ñ ÑоглаÑилÑÑ, — предположил он. — Рчто Ñ‚Ñ‹ хочешь взамен?

— УÑлуга за уÑлугу, — человек доÑтал из кармана небольшой продолговатый футлÑÑ€, выглÑдÑщий веÑьма мрачно, даже каким-то инопланетным, Ñловно из фантаÑтичеÑких фильмов. — ПроÑто принеÑи его туда, куда нужно. Это не Ñложно, даю тебе гарантию.

— Хочешь Ñказать, что Ñ Ð´Ð¾Ð»Ð¶ÐµÐ½ буду побыть твоим курьером, а взамен получу ÑмыÑл жизни? Мда, более Ñтранного Ñна мне ещё не ÑнилоÑÑŒ.

— Ð’ÑÑ‘ верно, — кивнул человек, ÐºÐ»Ð°Ð´Ñ Ñ„ÑƒÑ‚Ð»ÑÑ€ на Ñтол.

— Ð, к чёрту, давай поÑмотрим, что будет дальше, — Эрик махнул рукой, затем положив её на бумагу и Ñразу отдёрнув. — Чёрт, что за? — он глÑнул на пальцы, которые вÑе были измазаны чем-то краÑным. — Эй, что Ñ‚Ñ‹ Ñделал?

— Береги его, — незнакомец пододвинул футлÑÑ€ ближе к парню. — Береги, — и внезапно хлопнул в ладоши, да так Ñильно, что Эрик проÑнулÑÑ, вздрогнул, коленÑми ударившиÑÑŒ об Ñтол, из-за чего бутылка Ñ Ð²Ð¸Ñки упала, выплеÑнув оÑтатки Ñодержимого. — Твою ж… нет, хватит Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° ÑегоднÑ, — он поднÑл бутылку и отодвинул подальше пуÑтой бокал.

По неведомой причине в голове чувÑтвовалиÑÑŒ неприÑтные ощущениÑ, будто кошки Ñкребли когтÑми по черепу изнутри. И резко вÑÑ‘ прошло. Эрик опÑÑ‚ÑŒ вздрогнул, не Ð¿Ð¾Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸ÑходÑщего. Решил не двигатьÑÑ, Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ñ Ñ‡ÐµÐ³Ð¾-то Ñтрашного, но поÑле пÑтнадцати минут, во Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ñ… ничего не проиÑходило, вÑÑ‘ же уÑпокоилÑÑ. Разве только перед взглÑдом оÑтавалоÑÑŒ помутнение, не проходÑщее даже поÑле морганиÑ. ПоÑтому парень, неуклюже поднÑвшиÑÑŒ из-за Ñтола, направилÑÑ Ð² туалет, чтобы промыть глаза.

И вот, когда он уже был там и ÑтоÑл у раковины, за его Ñпиной Ñо Ñкрипом отворилаÑÑŒ дверь.

— Ðу, щенок, Ñ‚Ñ‹ у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð¿Ð»Ð°Ñ‚Ð¸ÑˆÑŒÑÑ, — раздалÑÑ Ñзади Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñтарика.

И только Эрик развернулÑÑ, не уÑпев понÑÑ‚ÑŒ, что произошло, как мигом в его лицо врезалÑÑ Ð·Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð²Ñ‹Ð¹ кулак.

***

Эрик медленно открыл глаза, перед которыми вÑÑ‘ заплыло; и неÑÑные, размытые Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ Ñ‚Ñ‘Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ фона из разноцветных огней, точно картина ночного неба, наводили на Ñамые разнообразные мыÑли о том, что проиÑходит вокруг. Вот и разум уже начал проÑыпатьÑÑ, позволив Ñебе Ñтроить Ð¿Ñ€ÐµÐ´Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ð¶ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾ проиÑходÑщем. Ркогда парень, Ñ‚Ñжело поморгав неÑколько раз, Ñумел избавитьÑÑ Ð¾Ñ‚ размытоÑти в глазах, то обнаружил, что лежит на мокрой от прошедшего Ð´Ð¾Ð¶Ð´Ñ Ñ‚Ð¾ ли моÑтовой, то ли ещё где-то. Контуры Ñерой плитки, похожей на камни, водные капли, Ñркие огни — вÑÑ‘, что броÑалоÑÑŒ во взглÑд.

Эрик принÑлÑÑ Ð¼ÐµÐ´Ð»ÐµÐ½Ð½Ð¾ подниматьÑÑ, одной рукой держаÑÑŒ за голову, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ñначала Ñильно болела, но прекратила беÑпокоить недугом, Ñтоило парню принÑÑ‚ÑŒ положение ÑтоÑ. Прохладный ветерок обдувал его волоÑÑ‹, чёлка которых даже налезала на глаза.

— Что за... где Ñ? — ÑпроÑил он Ñам ÑебÑ, обнаружив, что находитÑÑ Ð½Ð° пуÑтом перроне.

Ðи единого намёка на живую душу вокруг, лишь фонари и железнодорожные Ñветофоры одиноко горели в ночи, оÑÐ²ÐµÑ‰Ð°Ñ Ð¿Ð»Ð°Ñ‚Ñ„Ð¾Ñ€Ð¼Ñ‹ и здание пуÑтующего вокзала. ÐебеÑа затÑнулиÑÑŒ Ñтоль плотной завеÑой, что пожрали даже Ñвет луны, Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·ÑƒÑ Ð¼Ñ€Ð°Ñ‡Ð½ÑƒÑŽ и беÑпроÑветную мглу там, где обычно в ночи краÑуютÑÑ Ð·Ð²Ñ‘Ð·Ð´Ñ‹.

Эрик быÑтро вÑпомнил поÑледнее, что довелоÑÑŒ ему увидеть до внезапной потери ÑознаниÑ. Рука Ñама метнулаÑÑŒ в карман куртки, доÑтав оттуда жёÑткую на ощупь Ñложенную бумагу. Парень развернул её, как конверт, и Ñразу увидел тот Ñамый белый лиÑÑ‚, на котором внезапно теперь был текÑÑ‚. Рещё его отпечатки пальцев. Эрик, прочитав половину, Ñтранно уÑмехнулÑÑ. Ðо в мгновение ÑкептичноÑÑ‚ÑŒ на его лице преобразилаÑÑŒ в жалкий Ñтрах, как у иÑпуганного младенца. Он Ñкомкал контракт и, замахнувшиÑÑŒ, что еÑÑ‚ÑŒ Ñил, метнул его вперёд. Ðо Ñделал Ñто неумело, и бумажка приземлилаÑÑŒ в лужицу между шпалами, где начала размокать.

Эрик, иÑпуганно оглÑдевшиÑÑŒ, Ñначала быÑтрыми шагами направилÑÑ Ð² Ñторону леÑтницы путепровода, раÑÑ‚ÑнувшегоÑÑ Ð½Ð°Ð´ шеÑтью Ñ€Ñдами железных путей. Рзатем и вовÑе перешёл Ñ Ñ…Ð¾Ð´ÑŒÐ±Ñ‹ на бег. Ðо как бы быÑтро он не бежал, вÑкоре нехватка воздуха, возникший жар и проÑтупивший пот заÑтавили его оÑтановитьÑÑ. Эрик Ñ ÑƒÐ¶Ð°Ñом обнаружил, что не отдалилÑÑ Ð¾Ñ‚ меÑта Ñвоего Ð¿Ñ€Ð¾Ð±ÑƒÐ¶Ð´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð¸ на шаг. РÑдом, на плитке, до Ñих пор виднелоÑÑŒ Ñухое, не тронутое дождём меÑто, где он очнулÑÑ. Рвнизу от перрона на рельÑах, а точнее между шпал, до Ñих пор лежал уже пропитавшийÑÑ Ð²Ð¾Ð´Ð¾Ð¹ Ñкомканный контракт.

— Да что здеÑÑŒ проиÑходит, — ÑорвалиÑÑŒ шёпотом Ñлова Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð¶Ð°Ñ‰Ð¸Ñ… губ.

Он заÑтыл в изумлении, даже не замечал Ñвоего Ñ‚Ñжёлого дыханиÑ. ВзглÑд намертво вонзилÑÑ ÐºÑƒÐ´Ð°-то вдаль, а веки не опуÑтилиÑÑŒ ни разу, чтобы моргнуть. Губы дрожали, пальцы рук тоже. Ðекоторые чаÑти лица, в оÑновном оÑтаваÑÑÑŒ как каменные, изредка подёргивалиÑÑŒ. Эрик, не шевелÑÑÑŒ, резко переметнул Ñвой взглÑд на здание вокзала, потом на гудÑщий Ñ€Ñдом фонарь, а поÑле на рельÑÑ‹, поблёÑкивающие от покрытой влаги.

Он неожиданно Ð´Ð»Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ñ€Ð²Ð°Ð½ÑƒÐ» вниз, Ñпрыгнув Ñ Ð¿Ð»Ð°Ñ‚Ñ„Ð¾Ñ€Ð¼Ñ‹, перепрыгнул железнодорожные пути, вÑкарабкалÑÑ Ð½Ð° другой перрон. И так ещё неÑколько раз. Он надеÑлÑÑ Ñтим образом Ñбежать отÑюда, но в определённый момент запыхалÑÑ, оÑтановилÑÑ, оÑмотрелÑÑ, и вновь понÑл, что ничего не поменÑлоÑÑŒ. Он вÑÑ‘ также находилÑÑ Ñ‚Ð°Ð¼, где очнулÑÑ.

Безобидный хрип вокзального рупора, возвышающегоÑÑ Ð½Ð° одном из Ñтолбов, внезапным и кошмарным рёвом вонзилÑÑ Ð² уши парнÑ, что у того аж Ñердце ушло в пÑтки, а режущий холод Ñтраха иÑкуÑал вÑÑ‘ внутри.

Ðа деÑÑтки метров вокруг разнёÑÑÑ Ð¶ÐµÐ½Ñкий Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¸Ð· рупора:

— К платформе номер... — внезапно речь оборвалаÑÑŒ, ÑменившиÑÑŒ шипением, но потом опÑÑ‚ÑŒ голоÑом, на Ñтот раз Ñтранным и пугающим, — номер поÑледний... номер начальный... номер вечный... — перед фразами, Ñказанными ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ голоÑами, выÑокими и низкими, проходила ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ñ‚ÐºÐ°Ñ Ð¿Ð°ÑƒÐ·Ð°.

Эрик лишь мог Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð½ÐµÐ¹ÑˆÐ¸Ð¼ непониманием наблюдать за проиÑходÑщей Ñитуацией. Ð ÑменÑющие друг друга голоÑа продолжали:

— ...пребывает вечн-Ñ‹-Ñ‹-Ñ‹, — Ñлова в поÑледнем Ñлоге будто заело, — поезд номер...

И поÑле Ñлова «номер» из рупора начали доноÑитьÑÑ Ñ‚Ð¾ короткие Ñмешки, крики и плачи, то Ñтранные голоÑа и непонÑтные речи.

Парень, уже ÑчитаÑ, что он попал в какой-то Ñтрашный Ñон, был на пике Ñвоего кошмара. Он закрыл руками уши, надеÑÑÑŒ, что прекратит Ñлышать вÑÑ‘ Ñто. Ðо тщетно, ведь заглушить голоÑа таким образом удалоÑÑŒ лишь наполовину, и они будто начинали вопить в Ñамой голове.

Эрик наÑтолько пропиталÑÑ Ñтрахом, что ему казалоÑÑŒ, Ñловно он Ñходит Ñ ÑƒÐ¼Ð°. И когда вÑÑ‘ затихло, он даже не Ñразу понÑл Ñтого. Он убрал от ушей руки, медленно начал оÑматриватьÑÑ, и вдруг на горизонте увидел краÑный огонёк. Поначалу тот Ñлабо мерцал, как не Ñ€Ð¾Ð¶Ð´Ñ‘Ð½Ð½Ð°Ñ Ð³Ð°Ð»Ð»ÑŽÑ†Ð¸Ð½Ð°Ñ†Ð¸Ñ. Ðо шли Ñекунды, и ничтожно блеклый Ñвет Ñтремительно приближалÑÑ, перерождаÑÑÑŒ в алое зарево Ñ Ð¿ÑƒÐ³Ð°ÑŽÑ‰ÐµÐ¹ ÑкороÑтью. Фонари в радиуÑе Ñотни метров загудели, и Ñразу же разом полопалиÑÑŒ, иÑторгнув иÑкры и клубы дыма.

Слабый ветерок Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ€Ð¾Ñ Ð² более Ñильный. Будто подгонÑемый неведомыми Ñилами, он начал неÑти на Ñвоих волнах дюжины, а затем и Ñотни шепчущих голоÑов, которые затем заглушилиÑÑŒ первым гудком приближающегоÑÑ Ð½ÐµÑ‡Ñ‚Ð¾. ПоÑледующие гудки разразилиÑÑŒ мрачным Ñхом, а Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ ÐºÑ€Ð°Ñного огонька, озарÑющего вÑÑ‘ вокруг цветом кровавого заката, разделилиÑÑŒ на два.

Ð’ голове Эрика царил кавардак мыÑлей. Ðо в чём точно был уверен парень, так Ñто в том, что там, вдалеке — поезд, приближающийÑÑ Ðº вокзалу. Сигнал неÑущегоÑÑ ÑоÑтава продолжал кошмарно звучать, добавив ко вÑему прочему ещё и звуки органа, выÑтраивающего гармоничную и мрачную композицию. Ðа фоне тьмы, окровавленной алым Ñветом, удавалоÑÑŒ разглÑдеть пышный Ñтолб извивающегоÑÑ Ð´Ñ‹Ð¼Ð°.

ЭкÑпреÑÑ Ð² бешеном темпе, как ненаÑытный вÑадник апокалипÑиÑа, мчалÑÑ Ð¿Ð¾ путÑм. Он приближалÑÑ Ð²ÑÑ‘ неумолимее и зверÑки быÑтро. И когда краÑÐ½Ð°Ñ Ð²Ñпышка оÑлепительно поглотила вÑÑ‘ вокруг, то буквально на мгновение тишина пожрала проÑтранÑтво, и перед глазами Эрика Ñловно пронеÑлаÑÑŒ вÑÑ ÐµÐ³Ð¾ жизнь.

Ðо Ð±Ð°Ð³Ñ€Ð¾Ð²Ð°Ñ Ñтена Ñвета моментально иÑчезла, а окружающее разразилоÑÑŒ нотами органа и визгом армады вопÑщих голоÑов. Голова локомотива едва лишь на долю Ñекунд пронеÑлаÑÑŒ мимо Эрика. И он уÑпел раÑÑмотреть её, прежде чем ÑоÑтав ÑƒÐ½Ñ‘Ñ Ñвоё лицо дальше.

Это были два огнÑ, ÑиÑющих наÑыщенным и Ñрким Ñветом в алых тонах. Они оказалиÑÑŒ оÑлепительными прожекторами, наÑтоÑщими звёздами в глазницах черепообразной передней чаÑти локомотива, имеющего протÑжённоÑÑ‚ÑŒ Ñвыше деÑÑти длин Ñтандартных паровозов — примерно метров двеÑти.

ОÑÑ‚Ð°Ð»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ñ‡Ð°ÑÑ‚ÑŒ локомотива мелькнула едва видимым образом. Ðо Ñтого Ñ Ð»Ð¸Ñ…Ð²Ð¾Ð¹ хватило, чтобы разглÑдеть мешанину из ожившего кладбища и золотиÑÑ‚Ñ‹Ñ… труб органа: мириады переглÑдывающихÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ¿Ð¾Ð², подобно кирпичикам, ÑтоÑли в Ñ€Ñды, наложенные друг на друга. Из паÑтей некоторых торчали трубы органа, загнутые и взмывавшие вверх; они иÑторгали Ñвой мелодичный вопль, преиÑполненный какой-то неопиÑуемой агонией.

Махина, чуть не Ñбив Эрика потоками образуемого урагана, Ñ Ð½ÐµÐ²ÐµÑ€Ð¾Ñтным трудом замедлÑлаÑÑŒ. И обличье ÑоÑтава уже не Ñкрывало Ñвоей кошмарноÑти от взора парнÑ. Вагоны колоÑÑально огромные, шире обычных в три раз, шли Ñразу по двум колеÑм, Ð²Ð´Ð°Ð²Ð»Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñвоим титаничеÑким веÑом рельÑÑ‹ в землю, а шпалы заÑтавлÑÑ Ñ‚Ñ€ÐµÑ‰Ð°Ñ‚ÑŒ, Ñ€Ð°Ð·Ñ€ÐµÐ·Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð´ÑƒÑ… раздражающим Ñкрипом.

Каждый вагон имел иÑполинÑкие размеры и был подобием гротеÑкного готичеÑкого Ñобора. ПовÑюду трубы, ужаÑающие Ñтатуи, заÑтывшие в танце. ОÑтрые башни и Ñверкающие шпили, Ñо ÑвиÑтом разрезающие воздух. Ð’Ñ‹Ñота каждого видимого вагона доÑтигала метров тридцати или даже больше; а множеÑтво башен, вырывающихÑÑ Ð¸Ð· крыш, и вовÑе взмывали вверх ещё на деÑÑтки метров. РÑды гигантÑких арочных окон, обтÑнутых узорчатыми решётками, выплёÑкивали Ñвой Ñдовито-алый Ñвет на перрон. Будто чудище, Ñотканное из Ñмерти и выдающейÑÑ Ð°Ñ€Ñ…Ð¸Ñ‚ÐµÐºÑ‚ÑƒÑ€Ñ‹, Ñошло Ñ Ñ€ÐµÐ°Ð»Ð¸Ð¹ ночных кошмаров прÑмиком на рельÑÑ‹.

Паровоз, таща за Ñобой беÑчиÑленное количеÑтво вагонов, больше похожих на готичеÑкие ÑтроениÑ, на ÑкороÑти не менее, чем пÑÑ‚ÑŒÑот километров в чаÑ, зверÑки умчалÑÑ Ð·Ð° пределы Ñтанции. И только вагоны, конца которым не было видно на горизонте, Ñо ÑвиÑÑ‚Ñщим визгом проноÑилиÑÑŒ мимо платформы, поÑтепенно замедлÑÑÑÑŒ.

Поток ветра, образуемый жуткой громадиной, безумной мощью грозилÑÑ ÑƒÑ€Ð¾Ð½Ð¸Ñ‚ÑŒ Эрика, но тот крепко вцепилÑÑ Ð·Ð° ближайший Ñтолб, и держалÑÑ Ð¸Ð·Ð¾ вÑех Ñил, чтобы его не ÑнеÑло ревущим вокруг ураганом.

И вот момент, когда на циферблате чаÑов, виÑÑщих на одном из Ñтолбов Ñтанции, обе Ñтрелки метнулиÑÑŒ на двенадцать, то ÑоÑтав, оглушающе крича тормозными колодками, начал замедлÑÑ‚ÑŒÑÑ, Ð¾ÐºÐ°Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ€Ñ€Ð¾Ð½ оÑлеплÑющей волной иÑкр и визжа оглушающим Ñкрипом металла. И через какое-то Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾ÑтановилÑÑ, взревел дюжинами труб, выплёвывал гуÑтой пар из-под колёÑ.

Ð’ÑÑ‘, что оÑтавалоÑÑŒ Эрику, Ñто, заÑтыв в шоке, таращитьÑÑ Ð½Ð° прибывшее нечто. Парень, не Ð¿Ð¾Ð²Ð¾Ñ€Ð°Ñ‡Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñƒ, медленно перевёл взглÑд Ñначала влево, потом вправо, и обнаружил, что длина ÑоÑтава невообразимаÑ. Точка оÑтановки локомотива уходила далеко за горизонт, как и беÑчиÑленное количеÑтво вагонов, конца которым не видно. Будто бы Ñама китайÑÐºÐ°Ñ Ñтена Ñвоей протÑжённоÑтью Ñошла на рельÑÑ‹.

Вагон, перед которым ÑтоÑл Эрик, чем-то напоминал башни КёльнÑкого Ñобора, только более иные, Ñильно раÑÑ‚Ñнутые в Ñтороны и аккуратно Ñкреплённые переплетением из Ñотни каменных рук Ñ Ð¾Ñтальной чаÑтью вагона, преиÑполненного в Ñтиле мрачной архитектуры — готики на Ñтыке Ñ Ñ‡ÐµÐ¼-то фантаÑтичеÑким, в каком-то ÑмыÑле инопланетным. Через оÑтрые контуры арок, Ñмпор и горельефов проÑлеживалоÑÑŒ множеÑтво трубок, будто трахеи, но полноÑтью чёрные. РзаÑтывшие Ñтатуи, по поÑÑ ÑƒÐ²Ñзшие в Ñтенах, имели Ð¾Ñ‡ÐµÑ€Ñ‚Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ð¸ человечеÑкого, ни демоничеÑкого, а более жуткого, ÑмеÑи гуманоида и какой-то кошмарной твари.

Перед Ñамым лицом Эрика находилаÑÑŒ Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð¾Ð·Ð´ÐºÐ°Ñ Ð´Ð²ÐµÑ€ÑŒ, ÑƒÐºÑ€Ð°ÑˆÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½ÐµÐ²ÑˆÐ¸Ð¼Ð¸ лозами и жуткими риÑунками, а вмеÑто дверных петель виднелиÑÑŒ человечеÑкие ладони огромных размеров. Внутри вÑего Ñтого раздалÑÑ Ð¼ÐµÑ…Ð°Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÑкий звук, и в Ñледующие Ñекунды дверь Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ открылаÑÑŒ. Из прохода повалил гуÑтой дым, в глубине которого проÑлеживалиÑÑŒ человечеÑкие очертаниÑ.

Ðккуратные шаги, но затем вальÑÐ¶Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð´ÐºÐ°, и ÑкрывающийÑÑ Ð² гуÑтой завеÑе поÑвилÑÑ Ð²Ð¾ вÑей краÑе. Первое, что броÑилоÑÑŒ в глаза Эрику — изувеченный почерневшими царапинами череп, закреплённый на позвоночнике, что уходил в глубь роÑкошного фрака. И только верхние рёбра Ñлегка торчали в районе трёх раÑÑтёгнутых пуговиц рубашки. Это был Ñамый наÑтоÑщий Ñкелет, одетый в Ñтаринные роÑкошные одеÑниÑ, имеющие вкрапление ÑÑ‚Ð¸Ð»Ñ Ñ„Ð°Ð½Ñ‚Ð°ÑтичеÑкого и неизвеÑтного.

— Ð, новый паÑÑажир! Das ist gut! — воÑторженное заÑвление Ñкелета неÑло в Ñебе крайне Ñильный немецкий акцент и заметную картавоÑÑ‚ÑŒ.

Ðа его рукаве, ближе к плечу, краÑовалоÑÑŒ девÑÑ‚ÑŒ краÑных роз, будто вшитых или даже вплетённых в чёрную ткань.

Первым делом Эрик, Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ð¾Ñ‚ шока, броÑилÑÑ Ð±ÐµÐ¶Ð°Ñ‚ÑŒ, но его тело разом пронзилоÑÑŒ невероÑтной, взÑвшейÑÑ Ð¸Ð· ниоткуда, агонией, и он Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ñ…Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¼ рухнул. Тем временем Ñкелет доÑтал из кармана трубку и закурил её, а поÑле повернул голову в Ñторону Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ð¸ заÑтучал зубами.

— ÐеÑлыханно! Утопленник бежит, хоть Ñам Ñебе он подпиÑал ÑпаÑение, и вдруг иÑторгнул нарушение. Ð¥Ð¾Ñ‚Ñ Ð´Ð°Ð²Ð½Ð¾ уже разбит...

— Что Ñ‚Ñ‹ такое? — дрожащим голоÑом попыталÑÑ Ð²Ñ‹ÐºÑ€Ð¸ÐºÐ½ÑƒÑ‚ÑŒ парень, но Ñмог лишь Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ выдавить из ÑÐµÐ±Ñ Ñти Ñлова.

— Что Ñ? Сей Ð³Ð»Ð°Ñ Ð¿ÑƒÑÑ‚ÑŒ обратитÑÑ Ð² ваши уши. И вы не бойтеÑÑŒ, Ñ Ð½Ðµ рождён Ð´Ð»Ñ Ð²Ð¾Ð·Ð²ÐµÐ´ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñмертей. Мной не был даже агнец ÑроÑтный задушен. Ðо что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ лучше и важней? Извольте, Ñ Ð½Ðµ хотел Ð²Ð°Ñ Ð½Ð°Ð¿ÑƒÐ³Ð°Ñ‚ÑŒ. И вÑÑ Ð°Ñ€Ð¼Ð°Ð´Ð° каменных Ñплетений, неÑущихÑÑ Ð½Ð° грани измерений, привноÑит, как ни Ñтранно, благодать!

Эрик Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ поднÑлÑÑ Ð½Ð° ноги. Хотел опÑÑ‚ÑŒ побежать, но понимал, что здеÑÑŒ творитÑÑ Ñ‡Ñ‚Ð¾-то не ладное, и его опÑÑ‚ÑŒ опрокинет на землю невеÑÑ‚ÑŒ откуда взÑвшаÑÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÑŒ. Он пыталÑÑ ÑобратьÑÑ Ñ Ð¼Ñ‹ÑлÑми, ÑтаралÑÑ ÑƒÑпокоитьÑÑ, и Ñто, на удивление, поÑтепенно получилоÑÑŒ, будто ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð²Ñе не он контролировал Ñвой Ñтрах.

— Так. Сон, да? Или Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð°ÐºÐ°Ñ‡Ð°Ð»Ð¸ какой-то дрÑнью, и теперь Ñ Ð²Ð¸Ð¶Ñƒ вÑÑŽ Ñту бредÑтину! — выкрикнул он.

— Ð’Ñ‹ нарекли Ñвоё желание клоакой глупого ÑознаниÑ? — Ñкелет уÑмехнулÑÑ. — ДеÑница ваша подпиÑÑŒ выгрызла в бумаге. Ð’Ñ‹, как и многие бродÑги, ÑкиталиÑÑŒ Ñ Ð¼Ñ‘Ñ€Ñ‚Ð²Ñ‹Ð¼ размышлением, поддавшиÑÑŒ мыÑлÑм-разрушениÑм. Года молили о ÑпаÑении, а ныне задрожали в опаÑении?

— Что? Я не ÑовÑем понимаю, — Эрик ÑтаралÑÑ ÐºÐ¾Ð½Ñ‚Ñ€Ð¾Ð»Ð¸Ñ€Ð¾Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ ÑÐµÐ±Ñ Ð¸ одновременно Ñ Ñтим Ñлушать витиеватую речь. — ПодпиÑÑŒ? Что? Да быть того не может... — разом вÑÑ‘ воÑпоминание о том баре захлеÑтнуло голову. — Ðе-е-ет, не может быть такого.

—Возможно! Ðо, даже еÑли Ñто Ñон, что вам мешает пережить его величие, тирады, вкуÑить Ñладчайших приключений униÑон, и, наконец-то, выйти за ограды привычной жизни, мерзкой и порочной. Ведь вы ÑтремилиÑÑŒ от Ñтраданий убежать в непрочном бытие, раÑÑудок где так Ñложно удержать... от ÑумаÑшеÑтвий.

— То еÑÑ‚ÑŒ... вÑе мои мольбы вдруг были уÑлышаны... вот Ñтим? — глаза Эрика округлилиÑÑŒ.

— Чему здеÑÑŒ удивлÑÑ‚ÑŒÑÑ? СпаÑению, порой, приходитÑÑ Ð² таком обличье поÑвлÑÑ‚ÑŒÑÑ!

Скелет доÑтал из кармана золотые чаÑÑ‹ на цепочке, глÑнул на времÑ, и покачал головой.

— Вам ÑˆÐ°Ð½Ñ Ð±Ñ‹Ð» дан. Судьбу его Ñебе вы подпиÑали. Ð’ÑÑ‘ Ñто, как ни Ñтранно, не обман... и Ð²Ð°Ñ Ð²Ð´Ñ€ÑƒÐ³ руки помощи так Ñильно напугали? Решать лишь вам. Ð’Ñ‹ можете уйти ÑпуÑÑ‚Ñ Ð¼Ð¸Ð½ÑƒÑ‚Ñ‹ три, Ñ Ð½Ðµ держу...

— Ðет, Ñтойте, — перебил Эрик Ñкелета. — Я... Это так неожиданно, Ñ Ð²Ð¾Ð²Ñе не такого ждал... Каким образом Ñто вÑÑ‘ может помочь мне?

Скелет издал Ñмешок и заÑтучал зубами.

— Передумали, утопленником будучи без назначениÑ, плеватьÑÑ Ð½Ð° руку ÑпаÑениÑ?

Из уÑлышанных Ñлов Эрик понÑл, что поÑвившийÑÑ Ð¿Ð¾ÐµÐ·Ð´ ÑвÑзан Ñ ÐµÐ³Ð¾ желанием вернуть былой Ð²ÐºÑƒÑ Ð¶Ð¸Ð·Ð½Ð¸. ИзбавитьÑÑ Ð¾Ñ‚ терзающих мыÑлей и беÑÑмыÑленноÑти ÑобÑтвенного ÑущеÑтвованиÑ. Ðо он не мог понÑÑ‚ÑŒ, каким образом кошмарный ÑоÑтав может на Ñто повлиÑÑ‚ÑŒ. Ð’ любом Ñлучае, терÑÑ‚ÑŒ ему было нечего. Даже еÑли Ñто Ñон или Ð¸Ð½Ð°Ñ Ñ€ÐµÐ°Ð»ÑŒÐ½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ.

— Хорошо. Я ÑоглаÑен, — Ñказал он, поддавшиÑÑŒ одной единÑтвенной мыÑли, и отброÑив вÑе оÑтальные. — И что дальше? Я не предÑтавлÑÑŽ, как Ñто избавит Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñ‚ вÑех бед.

— Оно лишь поÑпоÑобÑтвует, Ñудьбы направит руку в нужный водоём... но Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ‡Ð°Ð»Ð° Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸ мы в вагон пройдём, — довольно Ñказал Ñкелет, направив две ладони в Ñторону открытой двери.

Эрик поÑмотрел в проход, где клубилÑÑ Ð´Ñ‹Ð¼. Он до поÑледнего верил, что Ñто лишь Ñон, или же его чем-то накачали. Ведь подобное не может быть реальноÑтью. Парень, ещё раз оÑмотревшиÑÑŒ, будто Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð²ÑÑ‘ вокруг взглÑдом, неуверенно подошёл к ÑтупенÑм и, взÑв вÑÑŽ волю в кулак, Ñтупил на одну из них. Его Ñразу охватила волна Ñмоций перед неизведанным, но он Ñперва Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ Ñдерживал её, задержавшиÑÑŒ на Ñтупеньке, а потом Ñловно отключил, и окончательно поднÑлÑÑ Ð² вагон. Он опÑÑ‚ÑŒ обнаружил в Ñебе Ñтранное чувÑтво, будто кто-то отключает его Ñтрах.

Он обернулÑÑ, но не увидел на перроне Ñкелета, который, как оказалоÑÑŒ, необъÑÑнимым образом уже ÑтоÑл позади Эрика. Дверь медленно закрылаÑÑŒ поÑле ловкого Ð¼Ð°Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð¸Ñ ÐºÐ¾ÑÑ‚Ñной руки. Вокруг вÑÑ‘ так же царила мгла. Ðо Ñкелет, видимо, что-то нажал, и дым начал улетучиватьÑÑ Ð² решётки под поÑвлÑющимÑÑ Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¾Ð»ÐºÐ¾Ð¼.

МеÑто, где ÑтоÑли оба, оказалоÑÑŒ проÑторным тамбуром, чьи Ñтены ÑпрÑтаны под толщей наклеенных друг на друга Ñтраниц из каких-то книг. Ð’ некоторых меÑтах пожелтевшие лиÑÑ‚Ñ‹ были рваными, и здеÑÑŒ торчали Ñлегка ржавые шеÑтерни и поршни разных размеров. Колонны, ÑлившиеÑÑ Ñо Ñтенами, предÑтавлÑли из ÑÐµÐ±Ñ ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½Ð½Ñ‹Ðµ Ñтатуи жутких Ñозданий, на теле которых роÑли железные трубки, обвитые заÑохшими лозами, как и вÑÑ‘ помещение. Ð’ÑÑ‘ Ñто не внушало никакого довериÑ.

И Эрик думал, что мог бы оÑтатьÑÑ Ð¸ не заходить в поезд. Ðо еÑли то, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ñходит, дейÑтвительно ÑвлÑетÑÑ ÐµÐ³Ð¾ шанÑом вÑÑ‘ изменить в Ñвоей жизни? Тогда бы он проÑто упуÑтил руку Ñудьбы из Ñвоих пальцев. К тому же, Эрик не верил, что вÑÑ‘ проиÑходÑщее реально, и Ñто, Ñкорее вÑего, Ñон, что только уÑпокаивало мыÑли и убаюкивало Ñтрах. Потому что жизнь Ñлишком Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð·Ð½Ð°Ñ Ð½Ð° отÑутÑтвие подобных чудеÑ.

— ПриÑкорбный вывод ваш пуÑÑ‚ÑŒ не поÑеет в Ñердце Ñтрашные вкраплениÑ. Ð’Ñе Ñти Ñтатуи и мрачные фигуры в Ñвоей природе проÑто украшениÑ, — Ñказал Ñкелет, понимаÑ, что Эрика пугает интерьер. — Ðу-Ñ, поÑкольку Ð½Ð¾Ð²Ð°Ñ Ð¿ÐµÑ€Ñона предо мной, то Ñ Ð¿Ñ€ÐµÐ´ ней поÑмею наклонитьÑÑ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹, — он Ñклонил череп, прижавшиÑÑŒ челюÑтью к рёбрам. — Я — маÑтер КрауÑ. Ð˜Ð¼Ñ â€” Лин. Ðо можно проÑто гоÑподин! Я еÑмь здеÑÑŒ и Ðльфа, и Омега. Я — крик ÑÐ¸Ñ Ð±ÐµÐ·ÑƒÐ¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾ ковчега! Король легенд мертвецки пьÑных, миниÑÑ‚Ñ€ Ñнов, кошмаров Ñрых! Хранитель, чей иÑтлел покой. Я мёртв, но в то же Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¸ живой. Я — коÑÐ¼Ð¾Ñ Ð»ÐµÐ³Ð¸Ð¾Ð½Ð° душ неÑчаÑтных, купель отвергнутых, ужаÑных. Ðрмады Ñудеб режиÑÑÑ‘Ñ€... или обычный контролёр! Рвы, мÑье, зовётеÑÑŒ как? — он протÑнул Ñвою руку.

— Эрик СаммерÑ...

— Буду рад! — и Ñхватил руку парнÑ, крепко пожав её. — ПоÑмею, Эрик, Ñтать Ð´Ð»Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ¶Ð±Ñ‹ нашей ÑтимулÑтором и буду временно Ð´Ð»Ñ Ð²Ð°Ñ ÐºÑƒÑ€Ð°Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ð¼! — ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ñовершил очередной поклон, а поÑле подошёл к двери, ведущей в оÑновное помещение вагона.

Эта дверь была такой, какие обычно уÑтанавливаютÑÑ Ð½Ð° подводных лодках, только здеÑÑŒ обтÑнута бардовой, как цвет вина, замшей. Контролёр крепко вцепилÑÑ ÐºÐ¾ÑтлÑвыми руками в затвор, уÑтановленный на двери, и повернул его, а потом без оÑобых уÑилий толкнул дверь, веÑом около тонны, от ÑебÑ.

Эрик готовилÑÑ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ вÑÑ‘, что Ñ„Ð°Ð½Ñ‚Ð°Ð·Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ñмела преподнеÑти ему. Ðо открывшаÑÑÑ ÐºÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½Ð° оказалаÑÑŒ безобидной по Ñравнению Ñ Ð¶ÑƒÑ‚ÐºÐ¸Ð¼Ð¸ предположениÑми. Взору предÑтало помещение, больше похожее на кабинет Ð¿Ð¾Ñ‡Ð¸Ñ‚Ð°Ñ‚ÐµÐ»Ñ Ð¶Ð¸Ð²Ð¾Ð¿Ð¸Ñи. Картины фантаÑтичеÑких ÑущеÑтв, изображённых на холÑте, удивительно гармонировали Ñ Ð³Ð¾Ñ‚Ð¸Ñ‡ÐµÑким интерьером. ПоÑреди комнаты ÑтоÑла кушетка, Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ креÑло и Ñтолик. Ðа кушетке лежала Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ñобака, вÑÑ Ñ‡Ñ‘Ñ€Ð½Ð°Ñ, морщиниÑтаÑ, в омерзительных ÑтрупьÑÑ… — кошмарный шарпей размером Ñ Ð±ÐµÐ³ÐµÐ¼Ð¾Ñ‚Ð°.

Рв креÑле, Ñ‡ÑŒÑ Ð²Ñ‹ÑÐ¾Ñ‡ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñпинка, преходÑÑ‰Ð°Ñ Ð² челюÑти, зубами вцепилаÑÑŒ в потолок, Ñидел карлик, одетый в деÑÑÑ‚ÑŒ Ñлоёв рубашек и узорчатых пиджаков. Ðа его горбатом и длинном ноÑу в Ñ€Ñд выÑтроилиÑÑŒ четыре пары очков. Он держал в руках запиÑную книжку, поглÑдывал на пÑа, что-то запиÑывал.

— Так, да, продолжайте, — обратилÑÑ ÐºÐ°Ñ€Ð»Ð¸Ðº к Ñобаке, а та, вÑÑ‚Ñ€Ñхнув головой, Ñперва заÑкулила, а позже завыла. — Да что вы, Ñерьёзно? Хорошо, так и запишем, — карлик черкнул пером в открытой книжке. Рпотом повернул голову, вмеÑте Ñ Ð¿Ñом обратив внимание на Эрика и КрауÑа.

Куратор в Ñвоей Ñтихотворной манере извинилÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ обоими за потревоженный ÑеанÑ, а потом закрыл дверь, Ñ‚Ñжело вздохнул и покачал головой.

— Извольте принÑÑ‚ÑŒ мои извинениÑ. Ðе в тот Ñегмент мы Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸ уÑтроили вторжение, — обратилÑÑ Ð¾Ð½ к Эрику, захлопнув дверь.

Пальцы Лина коÑнулиÑÑŒ неÑкольких Ñлов на одной из Ñтраниц, повешенных на Ñтене, и поÑле Ñтого за дверью раздалÑÑ Ñкрежет, а шеÑтерёнки и поршни, торчащие из дыр в Ñтенах вокруг, начали движение.

Эрик предполагал, что вÑе лиÑÑ‚Ñ‹, развешанные тут, ÑвлÑÑŽÑ‚ÑÑ Ñ‡ÐµÐ¼-то вроде переключателей, менÑющих комнату за дверью. ÐадпиÑи, на удивление, были на родном Ð´Ð»Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ñзыке, поÑтому прочитать их не предÑтавлÑлоÑÑŒ Ñложным. Очень Ñтранно, что Эрик прекраÑно понимал как речь Ñкелета, так и то, что читал на Ñтене. ОбъÑÑÐ½ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñтому он не нашёл, ÑпроÑить не решилÑÑ, но предположил, что в будущем оÑмелитÑÑ Ð·Ð°Ð´Ð°Ñ‚ÑŒ Ð²Ð¾Ð¿Ñ€Ð¾Ñ ÐºÐ°Ñательно Ñтого.

Он в Ñпешке бегал взглÑдом по Ñловам, понимаÑ, что они лишь никак не ÑвÑÐ·Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³ Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð¼ мешанина. Ðо ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð²Ð¼ÐµÑˆÐ°Ð»ÑÑ Ð² его занÑтие.

— Майн друг, теперь, любезны будьте, проходите. И за бедлам напутанных Ñегментов уж Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñтите.

Скелет опÑÑ‚ÑŒ открыл дверь. Ðа Ñтот раз помещение разительно отличалоÑÑŒ от предыдущего. И Ñто мÑгко Ñказано. Почти ÑÐ¿Ð»Ð¾ÑˆÐ½Ð°Ñ Ñ‚ÑŒÐ¼Ð° наполнена ползающими повÑюду люминеÑцентными наÑекомыми, которые едва проедали Ñвоим Ñветом объÑÑ‚Ð¸Ñ Ð¼Ñ€Ð°ÐºÐ°. Длинный зал, Ñ‡ÑŒÑ ÑˆÐ¸Ñ€Ð¸Ð½Ð° доÑтигала двадцати метров. Стены, ÑоÑтоÑщие из подвижных кирпичиков, Ñловно раздувалиÑÑŒ, а проÑтранÑтво наполнÑлоÑÑŒ Ñ‚Ñжёлым и громким дыханием. Медленные вздохи невеÑÑ‚ÑŒ чего заÑтавлÑли кирпичики поочерёдно выдвигатьÑÑ, менÑÑ Ð½Ðµ только общее положение Ñтен, но и позволÑÑ Ñ‡ÐµÑ€ÐµÐ· большие щели выдвинутьÑÑ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ±Ð°Ð¼. Кирпичи напоминали мозаику, и, шевелÑÑÑŒ, уÑпевали Ñвоим многотыÑÑчным чиÑлом выÑтраивать узоры. Рпотом раздувшиеÑÑ Ð¸ Ñмещённые Ñтены, на мгновение заÑтыв, не Ñпеша возвращалиÑÑŒ в иÑходное положение.

Ð’ Ð½Ð¾Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ð·Ð°Ð±Ð¸Ð²Ð°Ð»ÑÑ Ñмрад, пуÑÑ‚ÑŒ и едкий даже Ð´Ð»Ñ Ð³Ð»Ð°Ð·, но терпимый Ð´Ð»Ñ Ñ€Ð²Ð¾Ñ‚Ð½Ð¾Ð³Ð¾ рефлекÑа. Эрика вÑÑ‘ больше удивлÑло пребывание в Ñтом непонÑтном поезде, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¿Ñ€Ð¾ÑˆÐ»Ð¾ лишь неÑколько минут Ñ Ð¼Ð¾Ð¼ÐµÐ½Ñ‚Ð°, когда он взошёл в вагон.

— Что Ñто за вонь? — поинтереÑовалÑÑ Ð¾Ð½, Ð·Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½Ð¾Ñ.

ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ поÑтучал зубами. Это, должно быть, означало улыбку или что-то вроде того. Ведь как иначе безликому черепу изображать Ñмоции на неÑущеÑтвующем лице. Лин ничего не ответил, лишь щёлкнул пальцами, Ñоздав иÑкру, от которой начали выраÑтать извивающиеÑÑ, Ñловно змеи, то ли молнии, то ли ÑветÑщиеÑÑ Ð½Ð¸Ñ‚Ð¸. Они Ñтремительно заполнÑли помещение, вÑкоре оÑÐ²ÐµÑ‰Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ Ñвоим голубоватым мерцанием. Ðо не полноÑтью. Слабый Ñвет находилÑÑ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ в районе волниÑÑ‚Ñ‹Ñ… молний, которые хаотично, переплетаÑÑÑŒ Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¸Ð¼Ð¸, перемещалиÑÑŒ по залу под Ñопровождение дышащих Ñтен.

— Это меÑто...

— ...Ð´Ð»Ñ Ð²Ð°ÑˆÐµÐ¹ души неумеÑтно? — Лин на Ñвой лад договорил за Эрика. — Я знаю, Ñложно поначалу Ñто принимать. Ðеобходимо времÑ, чтобы признавать душой и разумом кошмарные величиÑ, иных миров безумное наличие. Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ‚ÐµÑ€Ð·Ð°ÐµÑ‚ Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ†ÐµÐ¿ÐµÐ½ÐµÐ½Ð¸Ðµ, но тщетно оное в попытках быть извечной. Когда ваш разум ощутит перерождение, то жуть вдруг Ñтанет милой и Ñердечной.

Куратор зашагал вперёд, а Эрик за ним. Они оба шли вдоль дышащих Ñтен, ÑопровождалиÑÑŒ извивающимиÑÑ Ð¼Ð¾Ð»Ð½Ð¸Ñми, которые поÑтоÑнно каÑалиÑÑŒ кожи Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ð¸ коÑтей Лина. Эрик заметил наверху какое-то движение, и Ñразу поднÑл голову, увидев кромешную тьмы, а в ней ползали неведомые ÑозданиÑ. И только неÑколько пар ÑветÑщихÑÑ Ð¶Ñ‘Ð»Ñ‚Ñ‹Ñ… глаз выдавали их приÑутÑтвие.

Сердце Эрика уже уÑтало колотитьÑÑ Ð² бешеном ритме из-за поÑтоÑнной напрÑжённоÑти от чужеродноÑти вокруг. Парень хоть ещё не отошёл от шока, но потихоньку привыкал, и даже более-менее начинал Ñоображать здраво, чем в момент поÑадки в поезд, когда разум был движем глубинными и болезненными мыÑлÑми — именно Ñто подвигло Эрика на Ñомнительную авантюру зайти в поезд. И ещё внутри ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ð½ ощущал чьё-то приÑутÑтвие, в каком-то ÑмыÑле даже влиÑние, но пока не мог дать Ñтому объÑÑнение.

Когда оба дошли до конца вагона, то наткнулиÑÑŒ на врата, которые ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð», Ð½Ð°Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ ÐºÐ°Ð±Ð»ÑƒÐºÐ°Ð¼Ð¸ обуви на плитки. Створки врат изогнулиÑÑŒ наружу, как ÐºÑ€Ñ‹Ð»ÑŒÑ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ†Ñ‹, и начали отворÑÑ‚ÑŒÑÑ, Ð·Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð²ÑÑ‘ проÑтранÑтво позади идущих, а перед их глазами Ð²Ð¾Ð·Ð²Ð¾Ð´Ñ ÐºÐ°Ñ€Ñ‚Ð¸Ð½Ñƒ — краÑивейший зал.

С Ñерых колонн ÑвиÑали краÑные одеÑÐ½Ð¸Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð¾Ð¹ в шеÑÑ‚ÑŒ метров, будто Ñшитые Ð´Ð»Ñ Ð²ÐµÐ»Ð¸ÐºÐ°Ð½Ð¾Ð². Мантии пуÑтовали, но развеивалиÑÑŒ в отÑутÑтвии ветра. За колоннами шли, упирающиеÑÑ Ð² потолок, книжные шкафы, Ñозданные точно из живого материала. Потому что вÑюду, оÑобенно на полках, виднелиÑÑŒ либо нераÑпуÑтившиеÑÑ Ð¿Ð¾Ñ‡ÐºÐ¸, либо зрелые фрукты Ñерого цвета, иногда падающие на пол, где их подхватывали коÑтлÑвые зверьки, Ñразу же прÑчущиеÑÑ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾ в прогрызенные в паркете дыры. Меж шкафов изредка находилиÑÑŒ узкие, но выÑокие арочные окна, украшенные железными прутьÑми, изогнутыми оÑтрыми концами наружу.

Ðо вÑÑ‘ Ñто казалоÑÑŒ безобидным по Ñравнению Ñ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ иÑÑохшими Ñерыми руками, что были покрыты трещинами и отваливающимÑÑ Ñлоем, видимо, краÑки. Пары заÑтывших рук находилиÑÑŒ повÑюду, Ñловно Ñпециально понаÑтавленные в помещении. Одни Ñвоими пальцами прочно держалиÑÑŒ за какие-то книги. Другие, упираÑÑÑŒ ладонÑми в пол, проÑто ÑтоÑли, Ñловно ходули. Третьи и вовÑе ÑвÑзанными валÑлиÑÑŒ в углу.

Ð’ центре зала возвышалÑÑ Ñочно-коричневого цвета Ñ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½ÐµÐ¹ Ñтенкой трёхметровый Ñтол, а за ним Ñидел, укутанный в балахон, непонÑтно кто. МакÑимум, что Эрику удалоÑÑŒ раÑÑмотреть — ÑпрÑтанный под капюшоном чёрный шар, в котором плавали мерцающие огоньки. Ðапоминало картину коÑмоÑа. Ðа Ñтоле покоилиÑÑŒ Ñтопки пыльных фолиантов, пузырьки Ñ Ñ‡ÐµÑ€Ð½Ð¸Ð»Ð°Ð¼Ð¸, ÑклÑнки Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‡Ð¸Ð¼Ð¸ жидкоÑÑ‚Ñми.

СущеÑтво, завидев поÑетителей, отвлеклоÑÑŒ от Ñвоих дел. Ðе произошло даже приветÑÑ‚Ð²Ð¸Ñ Ð¼ÐµÐ¶Ð´Ñƒ Ñкелетом и Ñозданием, которое томно ÑпроÑило:

— ПоÑтоÑлец?

ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ñл руку, вÑло помахал ладонью. Эрик начинал подозревать, что его попутчик не проÑто предпочитает Ñтихотворную речь, а ÑтараетÑÑ Ð²Ñеми Ñилами иÑпользовать жеÑÑ‚Ñ‹ в том Ñлучае, когда можно обойтиÑÑŒ одним или Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ Ñловами. Ðеудивительно, ведь рифму в таких коротких фразах, оÑобенно ÑоÑтоÑщих из двух или даже одного Ñлова, не поÑтроить. Значит, как предположил Эрик, ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð½Ðµ может говорить обычным Ñзыком.

— Хм, — хрипло протÑнуло Ñоздание. — ПаÑÑажир?

Скелет кивнул.

— Я Ñхожу за бумагами, — Ñоздание убрало когтиÑтые лапки под рваный балахон.

Оно, будто Ð¿Ð»Ñ‹Ð²Ñ Ð¿Ð¾ воздуху, двинулоÑÑŒ в Ñторону ÑтоÑщей у Ñтола пары рук. И когда добралоÑÑŒ до них, то их концы оказалиÑÑŒ под одеждой ÑущеÑтва. Теперь оно направилоÑÑŒ к шкафу на Ñтих многометровых руках, как на ходулÑÑ…, медленно переÑтавлÑÑ Ð¸Ñ…. Стоило Ñозданию подойти к одной из полок, то оно проделало знакомую процедуру — наклонилоÑÑŒ к концам других рук, держащихÑÑ Ð·Ð° книги. Теперь и Ñти руки будто ÑлилиÑÑŒ Ñ ÑущеÑтвом, Ñтав подчинÑÑ‚ÑŒÑÑ ÐµÐ¼Ñƒ. Оно прикрепило к Ñебе Ñти конечноÑти подобно протезам.

Оно начало перебирать книги, вытаÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð¸Ñ… и Ð·Ð°Ð´ÐµÐ²Ð°Ñ Ñ€Ð°Ñтущие из полок фрукты, Ñразу падающие на пол.

— Одну минуточку.

Видимо, нужных запиÑей не нашлоÑÑŒ. Тогда Ñоздание, не отходÑ, потÑнулоÑÑŒ и взÑло находÑщиеÑÑ Ð½ÐµÐ¿Ð¾Ð´Ð°Ð»Ñ‘ÐºÑƒ ещё две руки, а затем прикрепило их к Ñвоему телу под балахоном, и теперь выглÑдело ещё более жутким, будто Ñтранный паук. ÐžÑ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ñ†Ð¸Ñ Ð½Ð¾Ð²Ñ‹Ñ… конечноÑтей без Ð¿Ñ€Ð¾Ð¼ÐµÐ´Ð»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾ÑˆÐ»Ð° в ход, начав пальцами перебирать книги на нижних Ñтеллажах.

— Ð... вот же.

СущеÑтво вырвало нужную Ñтраницу, неуклюже развернулоÑÑŒ и направилоÑÑŒ обратно к Ñтолу, по пути откреплÑÑ Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ñ‹ руки и оÑтавлÑÑ Ð¸Ñ… на первоначальных меÑтах.

— Хм, — задумалоÑÑŒ оно, читаÑ. — Его одежда не подобает меÑтной.

— О, позвольте, не Ñтоит так ÑтрашитьÑÑ. Его ведь не увидит ÐºÐ¾ÑˆÐ¼Ð°Ñ€Ð½Ð°Ñ ÑеÑтрица! — ответил Лин.

— Да будет так. Ðо Ñ Ð²ÑÑ‘ же рекомендую вам переодетьÑÑ, еÑли не хотите ненужных… Ñмертей… — ÑущеÑтво ещё раз взглÑнуло на Ñтраницу.

— Что ещё за ÑеÑтрица? — поинтереÑовалÑÑ Ð­Ñ€Ð¸Ðº, повернувшиÑÑŒ к КрауÑу.

— ... а вот багаж у ваÑ, — продолжило Ñоздание, — куда-то затерÑлÑÑ. ÐепорÑдок.

— Какой багаж? Я ничего Ñ Ñобой не брал.

Ðо ÑущеÑтво не обратило Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ð° Ñлова парнÑ, и, прикрепившиÑÑŒ к паре длинных рук-ходулей, ÑтоÑщих Ñ€Ñдом, зашагало к горе Ñундуков. Оно начало их переÑтавлÑÑ‚ÑŒ, Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð½ÐµÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ñ‹Ðµ, но не довольÑтвовалоÑÑŒ результатом. Один из Ñундуков Ñ Ð³Ñ€Ð¾Ñ…Ð¾Ñ‚Ð¾Ð¼ рухнул на пол, вывалив вÑÑ‘ Ñодержимое, а именно мÑукающие разным тоном головы котов, которые покатилиÑÑŒ в Ñтороны, а затем Ñразу, Ñловно вода, проÑочилиÑÑŒ в щели пола.

— Ð, вот же оно! — обрадовалоÑÑŒ Ñоздание, Ð½Ð°Ð¹Ð´Ñ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то большой Ñвёрток. — Прошу, — и протÑнуло его Эрику.

Тот, понимаÑ, что на его Ñлова никак не реагируют, проÑто взÑл из рук ÑущеÑтва вещь, замотанную в ткань.

— Теперь вы можете Ñтупать дальше, — закончило оно, возвращаÑÑÑŒ к делам.

Парень развернул Ñвёрток, обнаружив в нём длинную и изогнутую, покрытую Ñимволами рукоÑÑ‚ÑŒ без лезвиÑ, либо же Ñто была коробочка, либо футлÑÑ€. Парень был уверен, что Ñто не может принадлежать ему, но Ñпорить ÑмыÑла нет. Да и, кто знает, откуда Ñта вещица и как она может помочь в дальнейшем. Ð’ его голове крайне Ñлабо мерцали воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¾ баре, о том незнакомце, который, кажетÑÑ, вручил парню нечто похожее. Ðо памÑÑ‚ÑŒ каÑательно Ñтого момента Ñловно улетучивалаÑÑŒ, заÑтавлÑÑ Ð­Ñ€Ð¸ÐºÐ° воÑпринимать Ñту вещь как нечто неизвеÑтное, чего он никогда не видел.

— Теперь, майн друг, нам нужно дальше продвигатьÑÑ. ПодброÑим пару дров в горнило адаптаций!

Лин обошёл Ñтол, Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð¹Ð´Ñ Ðº Ñледующей двери. Эрик поÑледовал за КрауÑом.

— КажетÑÑ, мне уже лучше. Ðачинаю привыкать ко вÑему Ñтому. Ðо вÑÑ‘ равно не могу поверить. Очень Ñтранный Ñон.

Ð’ ответ Ñкелет лишь поÑтучал зубами, повернул вентиль, отворил дверь и зашёл внутрь вмеÑте Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð½ÐµÐ¼. Очередной тамбур, Ñразу переходÑщий без каких-то прочих перегородок в оÑновное помещение нового вагона.

Длинный коридор, примерно три Ñтажа выÑоты, а шириной метра в четыре. Стены из тёмного дерева, хаотично покрытые металличеÑкими коÑÑ‚Ñми, на которых цвели необыкновенные цветы, Ñвоими бутонами пережёвывающие чутью-то плоть РÑды Ñветильников Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ñщими Ñвечами парили под Ñамым потолком, до которого около воÑьми метров. Ðа полу поÑтелены гобелены Ñ Ð¸Ð·Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ð¶ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ маÑштабной битвы рыцарей. Ðрочные окна прикрыты тёмно-бардовыми занавеÑами, иÑпиÑанными фантаÑтичеÑкими узорами из золотой нити. Ðо они были занавешены не до конца, и в небольшую щель между ними вÑÑ‘ же виднелоÑÑŒ проиÑходÑщее за окном: беÑкрайние ночные леÑа, чьи Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²ÑŒÑ Ð²Ð·Ð¼Ñ‹Ð²Ð°Ð»Ð¸ до небеÑ, на которых Ñрко Ñветило неÑколько лун, и ÐºÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð½Ð¾Ð³Ð¾ размера.

И Ñамое удивительное, так Ñто едва Ñлышимое пение на манеру оперному. Чей-то тонкий, будто детÑкий голоÑок мÑгко пел, Ñильно раÑÑ‚ÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñлова, воздейÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑƒÑпокаивающе. Эрик глÑнул наверх, выиÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð¸Ñточник голоÑа, и увидел только двухголовую Ñтатую, раÑпÑтую в форме звезды на потолке.

Парень чувÑтвовал ÑÐµÐ±Ñ Ñтранно и некомфортно Ñреди Ñтой архитектуры и интерьера, ÑочетающегоÑÑ Ð² Ñебе мрак и романтичноÑÑ‚ÑŒ, жуть и фантаÑтичноÑÑ‚ÑŒ. Ведь именно так можно опиÑать данный вагон Ñ ÐµÐ³Ð¾ ÑтилиÑтикой: прекраÑные цветы и манÑщий Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð±Ð¸Ð²Ð°Ð»Ð¸ÑÑŒ Ñквозь Ñмерть и разложение.

Ð’ течение вÑего времени, пока оба Ñледовали по коридору, Эрик заглÑдывал в открытые комнатки, оказавшиеÑÑ Ð¿ÑƒÑтыми, но Ñвно подготовленными Ð´Ð»Ñ Ð±ÑƒÐ´ÑƒÑ‰Ð¸Ñ… гоÑтей.

— Что же Ñто за поезд такой?

— О! Я поглÑжу на ваши веки — они отныне Ñтраху не подвлаÑтны. Ответ на ваш вопроÑ? Ð’Ñ‹ будете неÑчаÑтны.

— Это не то, что Ñ Ð¾Ð¶Ð¸Ð´Ð°Ð» уÑлышать… — неуверенно ответил он. — Ð’Ñ‹ будто уходите от ответа, — Ñлегка возмутилÑÑ Ð­Ñ€Ð¸Ðº, одновременно замечаÑ, как мрачные пейзажи за окном уже не проноÑÑÑ‚ÑÑ Ñ‚Ð°Ðº быÑтро.

Лин вдруг ÑпохватилÑÑ:

— О, ÑÐ»ÐµÐ´ÑƒÑŽÑ‰Ð°Ñ ÑÑ‚Ð°Ð½Ñ†Ð¸Ñ Ñ€ÐµÐ²Ñ‘Ñ‚ Ñвоим приÑутÑтвием ближайшим! ПоÑмею извинитьÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ вами поклоном Ñ Ð½Ð¸Ð¶Ð°Ð¹ÑˆÐ¸Ð¼. Извольте проÑтить, но паÑÑажиров майн работа требует впуÑтить! РпоÑле мы продолжим наш путь. Я вам обещаю! Ðо вÑтречу Ñперва Ñту лютую Ñтаю...

— СтанциÑ? СледующаÑ? Ðеужели поезд движетÑÑ? Я даже не чувÑтвую Ñ‚Ñ€ÑÑки. Значит, виды за окном — Ñто не проÑто какие-то картины? — удивилÑÑ Ð­Ñ€Ð¸Ðº.

Он вÑпомнил, как поезд прибывал на Ñтанцию. Как разрывал Ñвоим воплем тишину, как разламывал Ñ‚ÑжеÑтью вагонов рельÑÑ‹. Ðо чтоб ÑоÑтав, когда Эрик оказалÑÑ Ð½Ð° нём, так незаметно двинулÑÑ Ð¸ поехал — Ñтого парень никак не мог ожидать. Он не Ñлышал даже намёка на Ñтук рельÑ, когда махина набирала ход. 

Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¿Ð¾ÐµÐ·Ð´ мчалÑÑ Ð¿Ð¾Ð´Ð¾Ð·Ñ€Ð¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾ тихо, еÑли наблюдать изнутри, но очень быÑтро. Ðе было никакого намёка на звуки езды, да и вообще даже пылинка в вагоне не ÑдвинулаÑÑŒ Ñ Ð¼ÐµÑта.

ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ð¶Ð¸Ð» руку на канат, ÑвиÑающий Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¾Ð»ÐºÐ°.

— Позвольте, Эрик, находитьÑÑ Ñ‡ÑƒÑ‚Ð¾Ñ‡ÐºÑƒ левее от менÑ. Мне так не хочетÑÑ Ð¿Ð¾Ð» Ð´Ð½Ñ Ð²Ð°Ñ ÑоÑкребать от чудного ковра, — он, ÑÑ‚Ð¾Ñ Ñмирно, повернулÑÑ Ð² Ñторону двери, видимо, готовÑÑÑŒ её открыть.

Поезд оÑтановилÑÑ. Удивительно, Эрик даже не ощутил Ñтого. ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ñ‚ÐµÐ¼ временем дёрнул за канат. ТÑжёлые занавеÑÑ‹ разом раÑпахнулиÑÑŒ в Ñтороны, оÑтавив окна неприкрытыми. ОÑвещение интерьера метнулоÑÑŒ на громоздкие, Ñделанные мозаикой, Ñтёкла, оÑветив Ñквозь них перрон Ñтанции, где оÑтановилÑÑ ÑоÑтав.

Краем глаза парень выглÑнул из-за угла, Ð¶ÐµÐ»Ð°Ñ ÑƒÐ²Ð¸Ð´ÐµÑ‚ÑŒ тех, о ком говорил Лин. Зрелище оказалоÑÑŒ мрачное. Ðа платформе, ÑÑ‚Ð¾Ñ Ð² Ñ€Ñд, выÑтроилиÑÑŒ дюжины ÑущеÑтв: тощие, буквально диÑтрофичеÑкие тела, покрытые чёрными волоÑами; ноги тонкие, длинные, а вмеÑто Ñтупней копыта в форме зубов; шеи вытÑнутые, мохнатые, как грива; а головы — голые черепа, блеÑÑ‚Ñщие, отполированные; и оленьи рога, раÑтущие из виÑков, торчащие в Ñтороны так широко, что можно уÑомнитьÑÑ, Ñмогут ли Ñти нечто протиÑнутьÑÑ Ð² узкий проход.

ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð´Ñ‘Ñ€Ð½ÑƒÐ» за ручку дверь, потÑнув её на ÑебÑ, и она буквально прижала Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ð²Ð¿Ð»Ð¾Ñ‚Ð½ÑƒÑŽ к Ñтене, ÑпрÑтав тем Ñамым от глаз ÑущеÑтв, друг за другом начавших заходить в вагон. Контролёр ничего им не говорил, а только, Ñклонив голову, Ñмирно ÑтоÑл, повернувшиÑÑŒ Ñпиной к двери, облокачиваÑÑÑŒ, ÑƒÐ´ÐµÑ€Ð¶Ð¸Ð²Ð°Ñ ÐµÑ‘ от попытки закрытьÑÑ. Ðо через небольшое дверное отверÑтие, где, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, раньше был винтик, Эрик наблюдал, как они, жуткие твари, Ñтупали на гобелен, глухо Ñтуча Ñквозь него по деревÑнному полу.

Их огромные рога, Ð·Ð°Ð´ÐµÐ²Ð°Ñ Ñтены и Ñветильники, моментально обращалиÑÑŒ в гуÑтой дым, поÑтепенно иÑчезающий в проÑтранÑтве. Ðо Ñтоило ÑозданиÑм повернуть голову так, чтобы ничего не задеть, то из неоткуда поÑвлÑлÑÑ, ÑгущаÑÑÑŒ, туман, Ð¾Ð±Ñ€ÐµÑ‚Ð°Ñ Ñ„Ð¾Ñ€Ð¼Ñƒ рогов, а затем полноÑтью превращаÑÑÑŒ в них.

По четыре таких ÑущеÑтва, Ð¸Ð·Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ ÐµÐ´Ð²Ð° Ñлышимое мычание при дыхании, будто у них завÑзаны рты, заходили в Ñвободную комнату, Ñразу Ð·Ð°Ñ…Ð»Ð¾Ð¿Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð´Ð²ÐµÑ€ÑŒ. Так продолжалоÑÑŒ до тех пор, пока каждое помещение не оказалоÑÑŒ заполненным. И тогда ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð¾Ñ‚Ð¾ÑˆÑ‘Ð» от двери, что прижимала Ð¿Ð°Ñ€Ð½Ñ Ðº Ñтене. И теперь Эрик мог выйти из-за Ñвоеобразного укрытиÑ.

— Извините, майн друг, но Ñто ÑредÑтво еÑÑ‚ÑŒ необходимоÑÑ‚ÑŒ вашей безопаÑноÑти Ð´Ð»Ñ Ð½Ðµ утраты жизненной контраÑтноÑти. Ðо в голову брать не Ñтоит их личноÑÑ‚ÑŒ, иначе утратитÑÑ Ð²ÑÑ Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð½Ñ‚Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ жизни, фантазий, мечтаний, желаний. Вам лучше не Ñтанет от жутких тех знаний!

Эрик на пару Ñекунд замÑлÑÑ Ð² попытке придумать, что ему Ñказать.

— Ð Ñ ÑƒÐ¶Ðµ ÑобиралÑÑ Ð±Ñ‹Ð»Ð¾ ÑпроÑить... что-то. Ладно, не Ñуть. Так куда же мы направлÑемÑÑ?

ÐŸÐ»Ð°Ð¼Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ñщих Ñвечей иÑчезло. Ð’ÑÑ‘ погрузилоÑÑŒ во тьму. Где-то глубоко под полом поÑлышалÑÑ Ñкрежет.

— Это ещё что? — вздрогнул Эрик.

Мрак Ñразу чуть раÑÑеÑлÑÑ Ð¾Ñ‚ краÑноватого ÑÐ²ÐµÑ‡ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ€Ð¾Ð· на рукаве Ñкелета.

— ÐžÑ‡ÐµÑ€ÐµÐ´Ð½Ð°Ñ Ð·Ð° Ñутки Ð²Ð½ÐµÐ·Ð°Ð¿Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð¼ÐµÑ…Ð°. Вновь неиÑправноÑти трубного цеха? — Ñам ÑÐµÐ±Ñ ÑпроÑил Лин, повернувшиÑÑŒ к картине, где изображено ухо. Скелет коÑнулÑÑ Ð¿Ð°Ð»ÑŒÑ†Ð°Ð¼Ð¸ холÑта, а потом заÑтыл и замолчал.

Сначала Эрик ждал Ñекунд деÑÑÑ‚ÑŒ, но потом, видÑ, что ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ð´Ð¾Ð»Ð¶Ð°ÐµÑ‚ неподвижно ÑтоÑÑ‚ÑŒ, как ÑтатуÑ, занервничал.

— МаÑтер... Лин?

— Ðе нужно погружатьÑÑ Ð² волнениÑ, друг мой. Продолжим лучше путь Ñтирать Ñвоей Ñтопой! — ответил Ñкелет, как ни в чём не бывало, и провёл рукой по виÑÑщей на Ñтене Ñтранице, поÑле чего оÑвещение в вагоне вернулоÑÑŒ.

ÐŸÐ¾Ñ…Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð½Ð° закрытую паÑÑ‚ÑŒ ÑÐ»ÐµÐ´ÑƒÑŽÑ‰Ð°Ñ Ð´Ð²ÐµÑ€ÑŒ, находÑщаÑÑÑ Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ Ñамым ноÑом Ñкелета, заÑкрипела зубами. Глаза, вылезшие из Ñтены, бегло оÑмотрели приблизившихÑÑ, а потом закрылиÑÑŒ, поÑле чего паÑÑ‚ÑŒ, Ð¸Ð³Ñ€Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ñ€Ð¾Ð»ÑŒ двери, медленно отворилаÑÑŒ, ронÑÑ Ð½Ð° пол вÑзкую Ñлюну.

Эрик от неожиданноÑти отÑкочил в Ñторону, но ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ ÑƒÐ²ÐµÑ€Ð¸Ð», что боÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð½ÐµÑ‡ÐµÐ³Ð¾, и, не дожидаÑÑÑŒ парнÑ, Ñмело Ñтупил в открывшийÑÑ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ…Ð¾Ð´. ПерÑпектива оÑтатьÑÑ Ð¾Ð´Ð½Ð¾Ð¼Ñƒ, нежели зайти в жуткую дверь и поÑледовать за Ñкелетом, показалаÑÑŒ Эрику не Ñамой лучшей. ПоÑтому он, хоть и поглÑÐ´Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ñ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ¾Ð¹ опаÑкой на торчащие из порога зубы, поÑпешил зайти внутрь.

Вагон оказалÑÑ Ð±Ð¾Ð»ÑŒÑˆÐ¸Ð¼ помещением выÑотой в четыре Ñтажа. Окон не было, только фонарные Ñтолбы повÑюду, как на полу, так и на потолке, ÑвиÑÐ°Ñ Ñ Ð½ÐµÐ³Ð¾. Ð’Ñе они были Ñловно Ñталактиты и Ñталагмиты, подключённые к проводкам, которые переплеталиÑÑŒ и объединÑлиÑÑŒ в огромные кабели, медленно извивающиеÑÑ Ð² воздухе, Ñловно в невеÑомоÑти. Ð’ центре зала находилоÑÑŒ Ñтранное уÑтройÑтво, похожее на печь: множеÑтво труб, переплетённых между Ñобой, уходили то в пол, то в Ñтены, то Ñ‚ÑнулиÑÑŒ к потолку. Ðо больше вÑего труб оканчивалиÑÑŒ у Ñтупенек небольших возвышенноÑтей, к одной из которых подошли Эрик Ñ Ð›Ð¸Ð½Ð¾Ð¼.

— Рвот и кончилÑÑ Ð½Ð°Ñˆ краткий марафон. Теперь телепортирую Ñ Ð²Ð°Ñ Ð² ваш Ñкромненький вагон.

Скелет резво поднÑлÑÑ Ð¿Ð¾ Ñтупенькам, а Эрик пошёл за ним, в итоге оказавшиÑÑŒ на круглой платформе. ПоверхноÑÑ‚ÑŒ была ÑтеклÑннаÑ, и под ней можно было раÑÑмотреть кучу проводов, лампочек, труб. РÑдом ÑтоÑла панель, по которой ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð²Ð¾Ð´Ð¸Ð» пальцами, Ð½Ð°Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ñ€Ð°Ð·Ð»Ð¸Ñ‡Ð½Ñ‹Ðµ кнопки. Он делал Ñто доÑтаточно долго, и за Ñто Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð­Ñ€Ð¸Ðº, терзаемый интереÑом, уÑпел более детально оÑмотреть помещение, заметив на потолке Ñтранные движениÑ. ПриÑмотревшиÑÑŒ лучше, парень разглÑдел пухлого младенца, Ñ‡ÑŒÑ ÐºÐ¾Ð¶Ð° Ñвоим цветом напоминала чёрный пепел. И только глаза были Ñплошь белыми, Ñлегка мерцаÑ, подобно люминеÑцентной лампе.

Сначала ребёнок, зловеще ÑидÑщий на потолке, не шевелилÑÑ, приÑтально ÑÐ²ÐµÑ€Ð»Ñ Ð²Ð·Ð³Ð»Ñдом Эрика, отчего у того по коже пробежалиÑÑŒ мурашки, и он Ñразу отвёл взглÑд, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ Ð½Ð°Ñ€Ð°Ñтающую внутри тревогу. Ðо затем уÑлышал Ñ‚Ñжёлое дыхание младенца, который неведомым образом теперь Ñидел неподалёку от КрауÑа. Лицо жуткого ребёнка, не проÑвлÑющее никаких Ñмоций, вдруг иÑкривилоÑÑŒ в безумной улыбке. И он доÑтал из-за Ñпины точную копию головы Эрика, а потом начал шептать ей что-то над ухом.

Сам Эрик от увиденного ощутил, как внутри него прокатила волна леденÑщего холода. Ð’Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ будто заÑтыло, а вÑÑ‘ проиÑходÑщее отошло на второй план, Ñтав каким-то неÑущеÑтвующим, Ñловно иллюзией. И только Ñтот ребёнок был в центре мыÑлей Эрика, который заÑтыл от нахлынувшего ужаÑа, вдруг уÑлышав над Ñвоим ухом голоÑ, прошептавший что-то невнÑтное. Парень уже Ñто раз уÑпел пожалеть, что Ñел на Ñтот поезд, потому что вÑего за деÑÑÑ‚ÑŒ минут Ð¿Ñ€ÐµÐ±Ñ‹Ð²Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð·Ð´ÐµÑÑŒ его уже чуть ли не Ñ‚Ñ€ÑÑло. Ðо вÑÑ‘ же что-то Ñтранным образом влиÑло на него, уÑÐ¿Ð¾ÐºÐ°Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¸ не Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ ÑƒÐ±ÐµÐ¶Ð°Ñ‚ÑŒ. Хоть Эрик пока и не мог понÑÑ‚ÑŒ, что Ñто было, но коÑилÑÑ Ð½Ð° удерживаемую в руке рукоÑÑ‚ÑŒ, которую ему вручили, Ñказав, что Ñто его багаж.

Свет вокруг неожиданно потух, а конÑÑ‚Ñ€ÑƒÐºÑ†Ð¸Ñ Ð² центре Ð¿Ð¾Ð¼ÐµÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð¾ÑтановилаÑÑŒ, и зал наполнилÑÑ Ñ‚Ð¸ÑˆÐ¸Ð½Ð¾Ð¹. Ðо через Ñекунды из Ñтен вылезли лампы, принÑвшиÑÑŒ ÑиÑÑ‚ÑŒ краÑным Ñветом, а так же издавать тревожный Ñигнал.

КрауÑ, переключив Ñвоё внимание на проиÑходÑщее, заÑтыл, Ñловно пыталÑÑ Ð¿Ð¾Ð½ÑÑ‚ÑŒ, что проиÑходит. Стены вагона начали Ñкрипеть Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ð¼ звуком, будто нечто Ñ‚Ñжёлое давит на них Ñнаружи, Ð½Ð¾Ñ€Ð¾Ð²Ñ Ñплющить.

— Что проиÑходит? — ÑпроÑил Эрик куратора, но тот, будто не Ñлыша, задумчиво Ñмотрел на Ñтены.

Лин резко побежал к уÑтройÑтву, что-то в нём ковырÑÑ, потом в Ñпешке принÑлÑÑ Ð¶Ð°Ñ‚ÑŒ какие-то кнопки на огромном котле. Ð Ñкрежет тем временем лишь уÑиливалÑÑ. 

Контролёр обратилÑÑ Ðº парню:

— ПоÑлушайте, майн друг, нет времени мне объÑÑнÑÑ‚ÑŒ. Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð´Ñ‘Ñ‚ÑÑ Ð²Ð°Ð¼ ÑÐµÐ±Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¸Ð¼ путём занÑÑ‚ÑŒ. Хоть мало Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸ мы знакомы, но больше никому Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñьбу не уÑпею поручить. Ðайдите МанфиÑталÑ. Передайте, что хватит Ñны в Ñознанье воротить! Я Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð»ÑŽ к Готинейре в точку невозврата. Она вам Ñкажет, где МанфиÑÑ‚Ð°Ð»Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ координаты!

ПоÑле Ñти Ñлов ÐšÑ€Ð°ÑƒÑ Ð½Ð°Ð¿Ñ€Ð°Ð²Ð¸Ð» на Эрика руку. Парень, ошеломлённый непониманием проиÑходÑщего, ощутил, как по телу принÑлоÑÑŒ разливатьÑÑ Ñ‚ÐµÐ¿Ð»Ð¾, и внутри Ñловно закопошилиÑÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑчи муравьёв. Он поÑмотрел на Ñвои руки, наблюдаÑ, как они, подобно дыму, развеиваютÑÑ. Он даже не уÑпевал подумать о том, что может проиÑходить, поÑкольку куча Ñобытий за поÑледние минуты и то, что ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ð¸Ñходило — вÑÑ‘ Ñто лишь Ñильнее замораживало его ÑпоÑобноÑÑ‚ÑŒ думать.

Лин ÑтоÑл и улыбалÑÑ, а Ñтены Ð¿Ð¾Ð¼ÐµÑ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñо Ñкрежетом вдавливалиÑÑŒ вовнутрь. Ðа них поÑвлÑлиÑÑŒ трещины, из которых бил Ñркий, обжигающий, ÑлепÑщий фиолетовый Ñвет.

ПоÑледнее, что Эрик видел, прежде чем вÑÑ‘ погрузилоÑÑŒ во мрак, Ñто то, как КрауÑа коÑнулиÑÑŒ фиолетовые лучи, Ð¿Ð¾Ð´Ð¶Ð¸Ð³Ð°Ñ Ñ‡Ñ‘Ñ€Ð½Ñ‹Ð¹ фрак, а розы на рукаве начали активно шевелитьÑÑ, заливаÑÑÑŒ алым Ñветом. И вÑÑ‘ погрузило






Рисунки

Читать далее
Арт от ~ Maria-Anatolievna

Читать далее
Ад следовал за ним (Садист) Продолжение

Читать далее

Автор поста
Maruku  
Создан 24-09-2019, 23:40


2 460


0

Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх