Возвращение в океан. Глава 3, 4
"Уф-ф-ф... Наконец-то нашла подходящую картинку, и надеюсь, что теперь-то мое произведение наконец пропустят! Извините за столь долгую задержку, многоуважаемые читатели - я и сама не знаю, в чем дело...
Глава III. Первые знаки.
Ðйлена мчалаÑÑŒ во веÑÑŒ дух. Едва дождавшиÑÑŒ, пока колдун и заколдованный им Ñтражник иÑчезли за поворотом, она тут же Ñо вÑех ног броÑилаÑÑŒ бежать. Она должна уÑпеть раньше! Конечно, ему еще предÑтоит отыÑкать Борова и вытрÑÑти из него нужную информацию, но тут девочке вÑпомнилиÑÑŒ пуÑтые глаза Ñтражника, его Ð±ÐµÐ·Ñ€Ð¾Ð¿Ð¾Ñ‚Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ¾Ñ€Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ приказам чародеÑ, и она понÑла, что времени у нее в обрез. Ð¡ÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ð½Ð° была в Верхнем городе, и до моÑта, переÑекающего Рейву, отÑюда было довольно далеко, так что девочка, мигом Ñообразив, что делать, кинулаÑÑŒ в какую-то подворотню, едва не затоптав Ñладко почивавшего там нищего, и, не уÑпев выÑлушать от него Ñвою подробнейшую характериÑтику, по приÑтавленной к Ñтене леÑтнице взобралаÑÑŒ на крышу. Конечно, ÑпоÑоб был не Ñамый удобный, и, в Ñлучае чего, грозил не только переломанными конечноÑÑ‚Ñми, но так было куда быÑтрее, чем по земле, и девочка, уж больше не раздумываÑ, побежала по черепице, раÑÐ¿ÑƒÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ð¸ÑŽÑ‚Ð¸Ð²ÑˆÐ¸Ñ…ÑÑ Ð½Ð° ней голубей. Узкие карнизы, ненадежные трубы, бельевые веревки – она знала их вÑе, и потому летела, точно птица, демонÑÑ‚Ñ€Ð¸Ñ€ÑƒÑ Ð²Ñе чудеÑа ловкоÑти, на которые ÑпоÑобна Ð´Ð¾Ð²ÐµÐ´ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð´Ð¾ отчаÑÐ½Ð¸Ñ Ð±ÐµÐ·Ð´Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ð´ÐµÐ²Ñ‡Ð¾Ð½ÐºÐ°. Как она, бывало, удирала по Ñтим Ñамым крышам, когда за ней, ÑвиÑÑ‚Ñ Ð¸ улюлюкаÑ, гналиÑÑŒ Ñтайки мальчишек! Как она прыгала Ñ Ð½Ð¸Ñ… прÑмиком в телеги Ñ Ñеном или на натÑнутые торговые навеÑÑ‹, ÑÐ¾Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð¶Ð´Ð°ÐµÐ¼Ð°Ñ ÐºÑ€Ð¸ÐºÐ°Ð¼Ð¸ и руганью горожан! Как Ñидела порой вечерами, глÑÐ´Ñ Ð½Ð° звезды, Ð¶ÑƒÑ Ñливы и, потехи ради, кидаÑÑÑŒ коÑточками в проходÑщих внизу людей! Так что, можно Ñказать, Ñ ÐºÑ€Ñ‹ÑˆÐ°Ð¼Ð¸ она была знакома даже очень хорошо, и теперь Ñкакала по ним, точно кошка, Ñтремительно продвигаÑÑÑŒ к моÑту, пока, едва ли не Ñлетев по кое-как прибитой к Ñтене ржавой и кривой водоÑточной трубе, она не выÑкочила на набережную, на едином дыхании переÑекла моÑÑ‚ и уже почти обрадовалаÑÑŒ – уÑпею, уÑпею! – но тут чьÑ-то Ð´Ð»Ð¸Ð½Ð½Ð°Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ°, выÑунувшиÑÑŒ из-за угла, зажала ей рот, а втораÑ, Ñхватив за горло, утащила в темноту. Ðйлена брыкалаÑÑŒ и била врага кулаками, но тот держал крепко, однако Ð´Ð¸ÐºÐ°Ñ ÑроÑÑ‚ÑŒ подÑтегнула волю пойманной девчонки, и она иÑхитрилаÑÑŒ поймать зажавшую ей рот грÑзную ладонь зубами. Противник взвыл от боли и отшвырнул ее прочь, но она перекувырнулаÑÑŒ в воздухе и упала не плашмÑ, а на колени и руки, ÑƒÐ±ÐµÑ€ÐµÐ³Ð°Ñ Ñпину – Ñтому фокуÑу она научилаÑÑŒ очень давно. Она уже подозревала, кто вÑтал на ее пути, вернее, она знала, кто Ñто, потому что Ñтого человека она бы узнала и Ñ Ð·Ð°ÐºÑ€Ñ‹Ñ‚Ñ‹Ð¼Ð¸ глазами, и, увидев неподалеку веÑнушчатую физиономию, ничуть не удивилаÑÑŒ, однако и привычного Ñтраха, как ни Ñтранно, не почувÑтвовала.
- Пошел Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸! – зарычала она на него, точно пантера, ничуть не уÑÑ‚ÑƒÐ¿Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ñледней в ÑроÑти, и было видно, что она в любой момент готова броÑитьÑÑ Ð½Ð° него и вцепитьÑÑ Ð² горло, - У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½ÐµÑ‚ на Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ñ€ÐµÐ¼ÐµÐ½Ð¸!
- Зато у Ð¼ÐµÐ½Ñ ÐµÑÑ‚ÑŒ, и предоÑтаточно! – Рыжий, еÑли и заметил перемены в ее тоне, то не подал виду, только Ñплюнул на моÑтовую, - Потому что Ñвой поÑледний разговор Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ Ñ ÐµÑ‰Ðµ не закончил!
- Да забирай! – во вÑе горло заорала она на него и, Ñдернув Ñ ÑˆÐµÐ¸ Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ð¼ трудом добытый вчера кошелек, швырнула его на землю, - Хоть подавиÑÑŒ им, только Ñгинь Ñ Ð¼Ð¾ÐµÐ¹ дороги! – и ногой швырнула его Рыжему. Тот поймал, и на его лице было напиÑано неподдельное изумление… впрочем, через неÑколько мгновений ÑменившееÑÑ ÐµÐ³Ð¾ вÑегдашней гаденькой ухмылкой.
- Вот так вÑегда бы, - промурлыкал он, и от его голоÑа девочку чуть не Ñтошнило, - ÐеÑложно ведь, правда? Конечно, ведь Ñ€Ñдом нет доброго дÑденьки, что раÑпуÑтит нюни при виде твоих краÑивых глазок…
- Уйди Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð¸, - Ðйлена уже почти физичеÑки ощущала, как закипает.
- Да ушел бы, - Рыжий неторопливо убрал кошелек за поÑÑ Ð¸ оÑкалил зубы, чтобы девочка могла увидеть – еще одного не хватает, - Вот только за проход Ñ‚Ñ‹ заплатила, а за то, что Ñтарый жирдÑй Тальвар чуть мне вÑе зубы не вышиб – нет. Ðичего, ничего, Ñ Ð·Ð½Ð°ÑŽ, что денег у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ оÑталоÑÑŒ. Ðе волнуйÑÑ. Или Ñ‚Ñ‹ не Ñлышала, какую плату Ñ Ð±ÐµÑ€Ñƒ Ñ Ñ…Ð¾Ñ€Ð¾ÑˆÐµÐ½ÑŒÐºÐ¸Ñ… девочек, еÑли того пожелаю?
- ОтÑтань! – огрызнулаÑÑŒ Ðйлена, резко прыгнув в Ñторону, чтобы обойти противника, но тот не менее проворно рванулÑÑ Ñледом, и его крепкие пальцы поймали ее за запÑÑтье.
- ОтпуÑти менÑ! – завизжала она во веÑÑŒ голоÑ, выворачиваÑÑÑŒ так и ÑÑк, но Рыжий держал крепко и Ñвно не ÑобиралÑÑ Ð¾Ñ‚Ð¿ÑƒÑкать. Она попыталаÑÑŒ пнуть его в колено, но он предугадал ее дейÑтвие, и она ударила только воздух.
- СтроптиваÑ, - ухмыльнулÑÑ Ð¾Ð½, Ð¿ÐµÑ€ÐµÑ…Ð²Ð°Ñ‚Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐµÐµ за вторую руку, - Что ж, так даже лучше. Ðе люблю Ñлишком покорных… Ðу так что, Ð¼Ð¾Ñ ÐºÑ€Ð°Ñавица? По-хорошему будем или по-плохому? Смотри, а то вдруг еще понравитÑÑ…
Его лицо было ÑовÑем близко, изо рта неÑло, как из Ñобачьей паÑти, а в раÑкоÑÑ‹Ñ… голубых глазах горел какой-то бешеный огонек. Ðйлена подумала, что ее ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ñ‡Ð½Ð¾ вырвет… а потом на ее Ñознание, точно Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð»Ð½Ð°, обрушилÑÑ Ð²Ð¾Ð¿Ð»ÑŒ боли и Ñтраха, от которого у нее потемнело в глазах, а Ñердце Ñловно пронзило огненное копье, и она закричала во веÑÑŒ голоÑ, чувÑтвуÑ, как в ней поднимаетÑÑ Ñ‡Ñ‚Ð¾-то, до Ñих пор ей не извеÑтное и… Ñтрашное. КакаÑ-то дикаÑ, Ð½ÐµÐ¾Ð±ÑƒÐ·Ð´Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ñила, точно плененный зверь, натÑнула иÑтончившуюÑÑ Ñо временем цепь, рыча от переполнÑющей ее ÑроÑти, и та не выдержала – лопнула, ÑеребриÑтой змеей ÑвалилаÑÑŒ Ñо вздыбленного загривка, а девочка, Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ ÑÐ»Ð°Ð±Ð°Ñ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° закричала еще громче, и пальцы Рыжего на ее запÑÑÑ‚ÑŒÑÑ… разжалиÑÑŒ Ñами Ñобой – Ñловно какой-то бешеный вихрь подброÑил его выÑоко в воздух, точно Ñ‚Ñ€Ñпичную куклу, и он Ð¿Ð¾Ð²Ð¸Ñ Ð½Ð°Ð´ землей, Ð²Ð¾Ð¿Ñ Ð¾Ñ‚ Ñтраха, но Ðйлена Ñтого уже не видела. Она знала только одно – путь Ñвободен и больше никто не загораживает ей дорогу, а потому, не Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‰Ð°Ñ Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð½Ð° верещание мокрого от ужаÑа мальчишки, рванулаÑÑŒ бежать дальше… Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñ‡ÑƒÐ²Ñтвовала, что поздно. Что она опоздала. Что Ñтрашный колдун ее опередил. И вÑе же, не приÑлушиваÑÑÑŒ к доводам разума, она мчалаÑÑŒ во веÑÑŒ дух, вÑе еще надеÑÑÑŒ что-то изменить. И, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что она готовила ÑÐµÐ±Ñ Ðº Ñамому худшему, вÑе внутренноÑти у нее Ñкрутило ледÑным узлом, когда ветер Ð´Ð¾Ð½ÐµÑ Ð´Ð¾ нее запах гари, а, выÑочив из-за угла, она увидела, что дверь «Бочки пива» разнеÑена в щепу, и из вÑех щелей и разбитых окон валит гуÑтой дым, и отчаÑнное «Ðе-е-ет!» вырвалоÑÑŒ из ее горла. У трактира ÑуетилиÑÑŒ какие-то люди, пробовавшие унÑÑ‚ÑŒ пламÑ, но, едва увидев их лица, девочка заÑтонала – ÐºÐ°ÐºÐ°Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ñ‰ÑŒ от вдребезги пьÑного! – и, прикрыв голову руками, броÑилаÑÑŒ прÑмо в дышащую огнем дверь, живо напомнившую ее паÑÑ‚ÑŒ дракона из полузабытых детÑких Ñказок. И Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñиние иÑкры тут же побежали по вÑему ее телу, Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ от жара, жеÑтокое Ð¿Ð»Ð°Ð¼Ñ Ð½Ðµ больно-то пощадило ее. Руки и ноги Ñловно облило кипÑтком, волоÑÑ‹ затрещали, ÑворачиваÑÑÑŒ Ñухими ниточками, а от рваной одежды запахло паленым, и глаза тут же наполнилиÑÑŒ Ñлезами, но девочка, не оÑтанавливаÑÑÑŒ, побежала дальше, Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ уворачиваÑÑÑŒ от падающих Ñ Ð¿Ð¾Ñ‚Ð¾Ð»ÐºÐ° наÑквозь прогоревших балок. Она уже понÑла, что Ñто не обычный пожар ÑлучилÑÑ, не факелом упавшим вызванный. ИÑÑинÑ-голубое, Ñвирепо воющее пламÑ, которому, по вÑему законам природы, полагалоÑÑŒ бы еле-еле ползти по Ñпециально на Ñтот Ñлучай обмазанным глиной толÑтым бревнам, пожирало дерево Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¾Ð¹ жадноÑтью, что казалоÑÑŒ, будто Ñти Ñтены Ñложены из хвороÑта, и уже объÑло вÑÑŽ комнату. Блики Ñтранного Ñиневатого Ñвета дрожали на Ñтенах, и в Ñтом жутковатом ÑиÑнии нееÑтеÑтвенно бледной казалаÑÑŒ Ð±ÐµÐ·Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ°, выÑунувшаÑÑÑ Ð¸Ð·-под груды доÑок, когда-то бывших барной Ñтойкой…
- Тальвар! – крикнула Ðйлена броÑаÑÑÑŒ к нему, но, даже прежде чем она Ñхватила его за руку, она понÑла: он ей уже не ответит. Он уже никогда не ответит ей, не улыбнетÑÑ Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð° трактира, не похлопает по плечу… Его бренного тела, надежно придавленного к полу, уже каÑалоÑÑŒ пламÑ, а ÑÐ²Ð¾Ð±Ð¾Ð´Ð½Ð°Ñ Ð´ÑƒÑˆÐ°, ÑброÑив вÑе оковы бытиÑ, по уÑыпанной звездами леÑтнице мчалаÑÑŒ навÑтречу радоÑтному Ñолнцу, навÑтречу жене и маленькой дочери, что махали ему издали, как машут одинокому Ñтраннику, наконец-то вернувшемуÑÑ Ð´Ð¾Ð¼Ð¾Ð¹. И он бежал, не чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ Ð½Ð¸ боли, ни уÑталоÑти, оÑтавив Ðйлену плакать над ним поÑреди рушащегоÑÑ Ð¸ готового вот-вот обвалитьÑÑ ÐµÐ¹ на голову трактира… Ðо тут, переÑилив рев пожара, до девочки донеÑÑÑ Ñ‡ÐµÐ¹-то ÑроÑтный крик, и огненный бич боли и отчаÑÐ½Ð¸Ñ Ñтегнул ее разум, поÑтому она, в поÑледний раз коÑнувшиÑÑŒ руки Тальвара, броÑилаÑÑŒ наверх. ЛеÑтница уже горела, но она, не поÑмотрев на Ñто, рванулаÑÑŒ наверх, и, прежде чем поÑледнÑÑ Ñтупенька, Ð³Ð¾Ñ€Ñ Ð½Ðµ хуже факела, Ñ Ð¶ÑƒÑ‚ÐºÐ¸Ð¼ грохотом полетела вниз, она оттолкнулаÑÑŒ от нее и птицей взлетела на верхнюю площадку. Дверь ее комнаты была закрыта, зато второй повезло меньше – ее проÑто разнеÑло в клочьÑ, и на ржавых петлÑÑ… Ñиротливо болталиÑÑŒ неÑколько обломков дерева, Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð·Ð°Ñ‚Ñнутую Ñизым дымом каморку… но Ðйлена вÑе равно Ñумела разглÑдеть и Харака, ÑкорчившегоÑÑ Ð² углу, и загадочную голубую жемчужину, блеÑтевшую в отблеÑках пламени… и колдуна, что Ð½Ð°Ð²Ð¸Ñ Ð½Ð°Ð´ ней, воздев руки к небеÑам. Капюшон ÑвалилÑÑ Ñ ÐµÐ³Ð¾ головы, и длинные Ñветлые волоÑÑ‹ развевалиÑÑŒ, точно подхваченные морÑким ветром, на точеном, Ñ Ñ€ÐµÐ·ÐºÐ¸Ð¼Ð¸ чертами лице полыхали дикие глаза, и в его ладонÑÑ… билоÑÑŒ, Ð½Ð°Ð±Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ñилу, ÑроÑтное пламÑ, что вот-вот готовилоÑÑŒ обрушитьÑÑ Ð½Ð° беззащитную жемчужину у его ног...
- Ðе Ñмей!
Поток Ñилы, ÑорвавшийÑÑ Ñ Ñ€ÑƒÐº Ðйлены, пронеÑÑÑ Ð¿Ð¾ комнате, точно ÑроÑтный Ñмерч, вÑей Ñвоей Ñилой обрушившиÑÑŒ на незнакомого волшебника и отброÑив его прочь. Ð’Ñкрикнув от неожиданноÑти, он отлетел прочь к дальней Ñтене, однако еще в воздухе гибкое тело извернулоÑÑŒ, и приземлилÑÑ Ð¾Ð½ на ноги, готовый к бою. При виде невеÑÑ‚ÑŒ откуда взÑвшейÑÑ Ñоперницы его глаза ÑузилиÑÑŒ от гнева, но через мгновение его взглÑд коÑнулÑÑ ÐµÐµ груди под разорванной рубашкой, и они раÑпахнулиÑÑŒ даже шире прежнего, а Ñ ÐµÐ³Ð¾ губ ÑорвалÑÑ ÑвиÑÑ‚Ñщий вздох, в котором ÑлышалиÑÑŒ Ñтрах и безмерное изумление. Ðо Ðйлене некогда было размышлÑÑ‚ÑŒ, что же он там разглÑдел – иÑпользовав замешательÑтво противника в Ñвоих целÑÑ…, она одним прыжком одолела полкомнаты, Ñхватила жемчужину и, памÑтуÑ, что леÑтница обрушилаÑÑŒ, а потому другого выхода нет, броÑилаÑÑŒ в окно. Стекло разлетелоÑÑŒ вдребезги, но она знала, что за ним находитÑÑ Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ñ‚Ð°Ñ ÐºÑ€Ñ‹ÑˆÐ°, до которой огонь еще врÑд ли добралÑÑ. Прижав к Ñебе жемчужину, она кубарем ÑкатилаÑÑŒ вниз, лишь на Ñамом краю на миг приоÑтановившиÑÑŒ и мÑгко Ñпрыгнув вниз, в захламленный проулок, прÑмо на кучу древнего, как мир, муÑора. Едва ее голова иÑчезла за карнизом, как по черепице, выбив иÑкры, чиркнула Ð¾Ð³Ð½ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ð¼Ð¾Ð»Ð½Ð¸Ñ, так что девочка, едва нащупав под ногами твердую землю, тут же броÑилаÑÑŒ бежать, Ð½ÐµÐ²Ð·Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð½Ð° дикую уÑталоÑÑ‚ÑŒ, что волнами окатывала ее тело. КажетÑÑ, Ñхватка Ñ Ð Ñ‹Ð¶Ð¸Ð¼ и отпор незнакомому колдуну изрÑдно подточили ее Ñилы, но она вÑе равно бежала во веÑÑŒ дух, ÑƒÐ´Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ñ‚Ð°Ðº, будто за ней вдогонку неÑлиÑÑŒ вÑе демоны преиÑподней. Двое пьÑниц так и шарахнулиÑÑŒ прочь, когда из переулка, вÑÑ Ð² ожогах и копоти, выÑкочила едва ли не Ð½Ð°Ð³Ð°Ñ Ð¾Ð±Ð¾Ñ€Ð²Ð°Ð½ÐºÐ°, Ð¿Ñ€Ð¸Ð¶Ð¸Ð¼Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ðº Ñебе огромную голубую жемчужину и, задыхаÑÑÑŒ, кинулаÑÑŒ бежать по улице, а вÑего мгновение ÑпуÑÑ‚Ñ Ñ ÐºÑ€Ñ‹ÑˆÐ¸ горÑщего трактира, точно огромный кот, Ñпрыгнул худощавый мужчина в ÑеребриÑтом плаще и броÑилÑÑ Ð·Ð° ней вдогонку.
- Эй, уважаемый, - тщетно пытаÑÑÑŒ ÑфокуÑировать на нем взглÑд, протÑнул один из них, от которого неÑло, как из винной бочки, но Ñтранный человек даже не оглÑнулÑÑ, а когда пьÑнчужка по глупоÑти попыталÑÑ Ñхватить его за полу плаща, то он будто рукой Ñ‚Ñ€Ñхнул, выпуÑтив еще одну молнию – и тот, полноÑтью парализованный, рухнул наземь, выпучив глаза и открыв рот в беззвучном крике. ПриÑтель его – или, точнее, Ñобутыльник – вмеÑто того, чтобы броÑитьÑÑ Ð½Ð° помощь, Ñ Ð²Ð¸Ð·Ð³Ð¾Ð¼ недорезанного пороÑенка отпрыгнул как можно дальше, враз протрезвев, но колдуну до него дела не было, и он тут же помчалÑÑ Ð¿Ð¾ улице, на ходу метнув парализующую Ñтрелу вÑлед убегающей Ðйлене. МеткоÑти ему было не занимать, но девочка, Ñловно почувÑтвовав направленный ей в Ñпину взглÑд, резко прÑнула в Ñторону, и Ñтрела, миновав ее тело, Ñ ÑˆÐ¸Ð¿ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ ушла в темноту, и Ðйлена почувÑтвовала, как она наÑквозь прошила край ее рубашки, оÑтавив в нем огромную тлеющую дыру. Она умела быÑтро бегать, но незнакомец был вдвое выше ее роÑтом и бегал ну никак не хуже, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¾Ð½Ð° и петлÑла по Ñамым глухим и запутанным переулкам, надеÑÑÑŒ Ñбить его Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÐºÑƒ. ТÑÐ¶ÐµÐ»Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ¼Ñ‡ÑƒÐ¶Ð¸Ð½Ð° давила ей на руки, Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¼ шагом вÑе Ñильнее и Ñильнее, но она и подумать не могла, чтобы броÑить ее – нет, она только Ñильнее прижимала ее к Ñебе, точно ребенка. Ðезнакомец вÑе ближе… она почти не Ñлышит его шагов, но знает, что он близко… врÑд ли он промахнетÑÑ Ð² Ñледующий раз… но в городе он, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, впервые, так что врÑд ли он Ñведущ в туннелÑÑ… под ним… а она Ñама в них отлично разбираетÑÑ! ПамÑÑ‚ÑŒ тут же подÑказала ей путь к ÑпаÑению – впереди, вÑего за парой поворотов, был водоÑток, что не раз ÑпаÑал ее от беды. И, Ð²Ð´Ð¾Ñ…Ð½Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñтим, девочка как на крыльÑÑ… промчалаÑÑŒ через переулок, едва не закричав от радоÑти при виде при виде темного провала в моÑтовой, но тут, как назло, раздалÑÑ Ñ†Ð¾ÐºÐ¾Ñ‚ копыт, по Ñтене метнулÑÑ Ñвет факела – и из-за угла показалÑÑ ÐºÑ€ÐµÐ¿ÐºÐ¸Ð¹ мужчина в алой парадной форме. Стражник! И Ñудьба вновь Ñыграла над ней злую шутку, потому что она тут же узнала Ñти жилиÑтые руки и рыжие уÑÑ‹, грозно топорщившиеÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ багровым ноÑом. Однако бежать было поздно – колдун едва ей не на пÑтки наÑтупал, да и Гарог, привлеченный блеÑнувшей в Ñвете Ð¾Ð³Ð½Ñ Ð³Ð¾Ð»ÑƒÐ±Ð¾Ð¹ жемчужиной, тоже ее заметил.
- Ты..! – загрохотал он, и его лицо начало наливатьÑÑ Ð³Ð½ÐµÐ²Ð½Ð¾Ð¹ краÑкой, - Воровка гребанаÑ! КрыÑа подзаборнаÑ, кого Ñ‚Ñ‹ на Ñей раз… Рну Ñтой, Ñтой, падла, кому говорю! Стой!
Ðо Ðйлене, второй раз за три днÑ, было не выбирать, только ÑейчаÑ, когда внизу не текла ÑпаÑÐ¸Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð°Ñ Ñ€ÐµÐºÐ°, да и платой за оплошноÑÑ‚ÑŒ могли Ñтать уже две жизни, а не одна, Гарог, как недавно и Рыжий, не вызвал в ней привычного ужаÑа. Стражник не уÑпел даже за оружие ÑхватитьÑÑ, как отчаÑвшаÑÑÑ Ð¼Ð°Ð»ÐµÐ½ÑŒÐºÐ°Ñ Ð½Ð¸Ñ‰ÐµÐ½ÐºÐ° пригнулаÑÑŒ и, змеей проÑкользнув под брюхом его гнедого конÑ, что так и прÑнул, едва не проломив ей голову копытом, но она ловко ушла от удара и броÑилаÑÑŒ в дыру водоÑтока. ТолÑтый Ñлой грÑзи и Ñлизи уберег ее тело от похожей на наждак поверхноÑти длинного ржавого желоба, и она почти безболезненно выпрыгнула в низкий туннель, тут же помчавшиÑÑŒ прочь. Тем временем Гарог, отчаÑнно ругаÑÑÑŒ, кое-как Ñумел уÑмирить Ñвоего плÑÑавшего конÑ, и тут на дорогу перед Ñтражником Ñловно Ñ Ð½ÐµÐ±Ð° ÑвалилÑÑ ÐºÐ°ÐºÐ¾Ð¹-то тип в длинном плаще. Ðе обратив на Гарога ни малейшего вниманиÑ, он уже хотел проÑкочить мимо, но тут о землю у Ñамых его Ñапог грÑнули Ñ‚Ñжелые конÑкие копыта, а Гарог Ñвирепо проревел:
- СтоÑÑ‚ÑŒ! Что здеÑÑŒ, во Ð¸Ð¼Ñ Ð²Ñе демонов ада, творитÑÑ?!
Ðезнакомец медленно поднÑл голову, и глаза его полыхнули огнем, поÑле чего он вытÑнул в Ñторону Ñтражника раÑкрытую ладонь – и Гарог вдруг почувÑтвовал, что его Ñловно зажали огромные ледÑные тиÑки. Он хотел Ñхватить меч, или, по крайней мере, закричать, но его держало крепко, и он мог лишь беззвучно разевать рот, точно Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ñ€Ñ‹Ð±Ð°, пока в его ушах не раздалÑÑ Ð¾Ñ‡ÐµÐ½ÑŒ Ñпокойный, но Ñтрашный голоÑ:
- Ðикогда больше не Ñмей вÑтавать у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ð° пути! – и одним небрежным движением киÑти, будто муху отгонÑÑ, колдун отшвырнул его прочь. Конь и вовÑе оказалÑÑ ÑƒÐ¼Ð½ÐµÐµ хозÑина – едва его пальцы разжалиÑÑŒ на поводьÑÑ…, как он галопом броÑилÑÑ Ð½Ð°ÑƒÑ‚ÐµÐº, Ð²Ñ‹Ð±Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð´ÐºÐ¾Ð²Ð°Ð½Ð½Ñ‹Ð¼Ð¸ копытами Ñнопы иÑкр, так что, когда крепко ударившийÑÑ Ð·Ð°Ñ‚Ñ‹Ð»ÐºÐ¾Ð¼ Гарог очнулÑÑ, то обнаружил, что оÑталÑÑ Ð² гордом одиночеÑтве. Только факел шипел и плевалÑÑ, лежа на камнÑÑ… моÑтовой, неподалеку от того меÑта, где, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, только что грÑнул нешуточный взрыв – камни были разворочены, кое-где даже оплавлены, а на влажной земле около ÑпуÑка в водоÑток отпечаталÑÑ Ñлед мÑгкого Ñапога, и когда Гарог, шатаÑÑÑŒ, подошел ближе, то вроде бы уÑлышал, как вдали затихает Ñхо быÑтрых шагов.
- ÐадеюÑÑŒ, он ее прикончит, - мÑтительно прорычал он, Ñ‚Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ Ð·Ð°Ñ‚Ñ‹Ð»Ð¾Ðº - кажетÑÑ, на нем взбухала Ð½ÐµÑˆÑƒÑ‚Ð¾Ñ‡Ð½Ð°Ñ ÑˆÐ¸ÑˆÐºÐ°, и, матерÑÑÑŒ Ñквозь зубы, он отправилÑÑ Ð¿Ð¾ улице, Ð»Ð¾Ð¼Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñƒ над тем, как будет ÑлучившееÑÑ Ð¾Ð±ÑŠÑÑнÑÑ‚ÑŒ начальÑтву. ЕдинÑтвенное, что хорошо, Ñвирепо думал он, так Ñто то, что девчонку, ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð°Ñ Ð½ÐµÑколько битых лет была у него громадной занозой пониже Ñпины, он, Ñкорее вÑего, больше никогда не увидит… Мог ли он знать, что, пока он коÑтерил проклÑтую нищенку на вÑе корки, Ñама Ðйлена петлÑла по запутанным трубам, задыхаÑÑÑŒ от уÑталоÑти, но не выпуÑÐºÐ°Ñ Ð¸Ð· рук Ñвою драгоценную ношу. Ð Ð°Ð·Ð±Ñ€Ñ‹Ð·Ð³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ вонючую жижу, она мчалаÑÑŒ по переплетению коридоров, мало что Ñ€Ð°Ð·Ð±Ð¸Ñ€Ð°Ñ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³, поÑтоÑнно Ð¿Ð°Ð´Ð°Ñ â€“ но тут же вÑÐºÐ°ÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð¸, поÑÑ‚Ð°Ð½Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ боли, броÑаÑÑÑŒ дальше. Ð’ глазах у нее плыло от уÑталоÑти, казалоÑÑŒ, что на черных Ñтенах Ñ‚ÑƒÐ½Ð½ÐµÐ»Ñ Ð¿Ð»Ñшут разноцветные круги, и она почти вÑлепую Ñвернула за одни угол, другой, коÑнулаÑÑŒ ладонью грубой решетки, на подломившихÑÑ ÐºÐ¾Ð»ÐµÐ½ÑÑ… Ñкользнула между прутьÑми, ободрав Ñебе локти, и уже хотела вмеÑте Ñо Ñтекающим вниз водопадом грÑзной воды нырнуть в небольшое, заваленное муÑором озеро, но тут раздалÑÑ Ð·Ð»Ð¾Ð²ÐµÑ‰Ð¸Ð¹ Ñкрежет, и Ðйлена беÑпомощно повиÑла над грохочущим потоком, намертво вцепившиÑÑŒ в заÑÑ‚Ñ€Ñвшую между прутьев жемчужину. Закричав от Ñтраха, девочка, переÑÐ¸Ð»Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð·Ñ‹Ð²Ñ‹ измученного тела броÑить ношу и ÑпаÑать ÑобÑтвенную жизнь, уперлаÑÑŒ ногами в Ñкользкую каменную Ñтену и принÑлаÑÑŒ дергать жемчужину, Ñ†Ð°Ñ€Ð°Ð¿Ð°Ñ Ð½Ð¾Ð³Ñ‚Ñми ее гладкую поверхноÑÑ‚ÑŒ и вÑей Ñ‚ÑжеÑтью тела наваливаÑÑÑŒ на нее в попытке протащить ее между прутьÑми. Та поддавалаÑÑŒ неохотно, еле-еле Ð¿Ñ€Ð¾Ð¿Ð¾Ð»Ð·Ð°Ñ Ð²Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ´ и пронзительно визжа по ржавому металлу, а Ðйлена, выгибаÑÑÑŒ и изворачиваÑÑÑŒ вÑем телом, тащила ее на ÑебÑ, чуть не Ð²Ð¾Ñ Ð¾Ñ‚ боли в излохмаченных мышцах и Ð¾Ñ‚Ð´Ð°Ð²Ð°Ñ Ð²Ñе Ñилы, чтобы удержатьÑÑ Ð½Ð° решетке и не выпуÑтить жемчужину из рук. Ð’ ее глазах ÑтоÑли Ñлезы, и она плакала от уÑталоÑти и беÑÑилиÑ, а когда она Ñ Ñ‚Ñ€ÑƒÐ´Ð¾Ð¼ поднÑла голову, заметив где-то впереди Ñтранную вÑпышку, то увидела ÑтоÑвшего в деÑÑти шагах от нее чародеÑ… и Ñиний огонь, плÑÑавший на его ладонÑÑ…, что отражалÑÑ Ð² темных глазах на очень бледном, почти воÑковом лице. Девочка не Ñмогла даже вÑкрикнуть и лишь рванулаÑÑŒ прочь… ОÑлепительный Ñвет… Руки колдуна дрожали от ÑлабоÑти, но могла ли она надеÑÑ‚ÑŒÑÑ… ÐžÐ³Ð½ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ Ñтрела, промазав лишь на волоÑок, Ñ Ð³ÑƒÐ»ÐºÐ¸Ð¼ звоном кузнечного молота врубилаÑÑŒ в решетку, разлетевшиÑÑŒ Ñнопом иÑкр, и Ð´Ð¸ÐºÐ°Ñ Ñудорога ÑотрÑÑла ржавый металл. Жемчужина в руках Ðйлены протеÑтующе Ñкрипнула и подалаÑÑŒ вперед, а девочка, вдруг потерÑв опору, Ñпиной вниз полетела Ñ Ð²Ñ‹Ñоты в деÑÑÑ‚ÑŒ локтей. Она едва уÑпела прижать жемчужину к груди, как плюхнулаÑÑŒ в воду, мгновенно ÑкрывшиÑÑŒ Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ð¾Ð¹. ПамÑтуÑ, что колдун ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ð°Ð´ ней, и решетка его заклинаниÑм не помешает, она не Ñтала Ñразу же вÑплывать на поверхноÑÑ‚ÑŒ, поÑтаравшиÑÑŒ как можно дальше отплыть под водой, надеÑÑÑŒ, что пена и муть не дадут противнику ее увидеть. Однако она недооценила его возможноÑти. ПоднÑв руки и Ñобрав вÑе Ñилы в кулак, он обрушил на озеро целый шквал магичеÑкой Ñнергии, отчего вода, мгновенно забурлив, Ñтолбом поднÑлаÑÑŒ в воздух… но в Ñамый поÑледний момент, когда заклинание еще не уÑпело подейÑтвовать, Ðйлена выÑкочила в противоположный туннель и кубарем откатилаÑÑŒ подальше от берега. Силы волшебника были на иÑходе, но вÑе же он умудрилÑÑ Ñоздать Ñлабенькую молнию и метнуть ее в Ñпину убегающей девочки. Ðа Ñтот раз он попал – ÑиÑющее оÑтрие вонзилоÑÑŒ ей прÑмо между лопаток, и Ðйлена, Ñудорожно охнув, упала наземь. Ð’Ñе ее тело ÑотрÑÑла ужаÑÐ½Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð¾Ð¶ÑŒ, мышцы подрагивали, непроизвольно ÑокращаÑÑÑŒ, и девочка билаÑÑŒ на полу, ÑтиÑÐºÐ¸Ð²Ð°Ñ Ð² руках голубую жемчужину. Ощущение ее, такой прохладной и гладкой у Ñвоей груди, а также памÑÑ‚ÑŒ о том, что враг не заÑтавит ÑÐµÐ±Ñ Ð¶Ð´Ð°Ñ‚ÑŒ, подÑтегнули ее волю, и девочка, поÑÑ‚Ð°Ð½Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ боли и хватаÑÑÑŒ за Ñтену, Ñумела поднÑÑ‚ÑŒÑÑ Ð½Ð° ноги, поÑле чего оглÑнулаÑÑŒ и поÑмотрела на колдуна. Ðо тот, вконец обеÑÑилевший, и не ÑобиралÑÑ ÐµÐµ преÑледовать. ТÑжело дыша, Ñловно ему не хватало воздуха, он Ñидел прÑмо в воде, за решеткой, прекраÑное лицо поÑерело от уÑталоÑти, и он Ñмотрел на нее мутными, измученными глазами, Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¼ вздохом Ð±Ð»ÐµÐ´Ð½ÐµÑ Ð²Ñе больше, а Ðйлена неожиданно понÑла: да какой же он молодой! Лет двадцать, может, двадцать пÑÑ‚ÑŒ, едва ли больше. И, кажетÑÑ, Ñта Ð¿Ð¾Ð³Ð¾Ð½Ñ Ð½ÐµÐ´ÐµÑˆÐµÐ²Ð¾ ему обошлаÑÑŒ – он дышал Ñ Ð½Ð°Ð´Ñ…Ñ€Ð¸Ð¿Ð¾Ð¼, грудь его едва колыхалаÑÑŒ под изодранной рубашкой. Вода в озере, поднÑÑ‚Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ заклинанием, поÑтепенно опуÑкалаÑÑŒ вниз, проÑачиваÑÑÑŒ дрожащими водопадами, и девочка понÑла: он не выдержал. Эти чары, поднÑвшие на такую выÑоту целое озеро воды, Ñвно оказалиÑÑŒ выше его Ñил, и теперь он врÑд ли Ñмог бы даже на ноги вÑтать. Рчто Ñамое Ñтрашное – заклинание продолжало дейÑтвовать, выÑаÑÑ‹Ð²Ð°Ñ Ð´Ð°Ð¶Ðµ то поÑледнее, что оÑталоÑÑŒ в его теле. И, как бы ни была велика неприÑзнь Ðйлены к Ñтому юноше, от Ñтой мыÑли ее пробрал ужаÑ. Ðо Ñам волшебник Ñловно и не замечал, что поÑтепенно умирает, и когда он наконец заговорил, Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ ÐµÐ³Ð¾ прозвучал удивительно ровно и Ñпокойно, как будто он уже Ñо вÑем ÑмирилÑÑ Ð¸ теперь готовилÑÑ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ дать волю Ñвоему внезапно проÑнувшемуÑÑ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ñтву:
- Зачем Ñ‚Ñ‹ Ñто Ñделала?
«Потому что вÑÑÐºÐ°Ñ Ð¶Ð¸Ð·Ð½ÑŒ беÑценна», - молча, одними глазами ответила Ðйлена, а во взглÑде волшебника проÑкользнуло недоверие.
- Ты Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ знаешь, кого ÑпаÑала? – проÑвиÑтел он.
«Ðет. Ðо Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñто не имеет значениÑ».
- Что ж… - он Ñ‚Ñжело уÑмехнулÑÑ, а его птичий ÑвиÑÑ‚, Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ñ‰ÑŒÑŽ которого он неким образом умудрÑлÑÑ Ñ Ð½ÐµÐ¹ объÑÑнÑÑ‚ÑŒÑÑ, превратилÑÑ Ð² еле Ñлышный неразборчивый шепот, - Ты победила чеÑтно. Можешь забирать… его – вÑе равно мне уже его не отнÑÑ‚ÑŒ. Ðо Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¿Ð¾ÐºÐ°Ð¶ÐµÑ‚â€¦ кто из Ð½Ð°Ñ Ð¾ÐºÐ°Ð·Ð°Ð»ÑÑ Ð¿Ñ€Ð°Ð²â€¦ принцеÑÑа, - Ñ Ñтими Ñловами он медленно поклонилÑÑ Ð½ÐµÐ´Ð¾ÑƒÐ¼ÐµÐ½Ð½Ð¾ оторопевшей девочке, и Ñтоль же медленно, не Ð½Ð°Ð¹Ð´Ñ Ð² Ñебе Ñилы даже поднÑÑ‚ÑŒ голову, повалилÑÑ Ð½Ð°Ð·ÐµÐ¼ÑŒ, лицом в грÑзь. Больше он не шевелилÑÑ, но чуть Ð¿Ð¾Ð³Ð¾Ð´Ñ Ðйлена взвизгнула от Ñтраха и шарахнулаÑÑŒ прочь – тело ее преÑÐ»ÐµÐ´Ð¾Ð²Ð°Ñ‚ÐµÐ»Ñ Ð±ÑƒÐ´Ñ‚Ð¾ вÑпухло, и без того едва ли не Ð¿Ñ€Ð¾Ð·Ñ€Ð°Ñ‡Ð½Ð°Ñ ÐºÐ¾Ð¶Ð° лопнула, точно мыльный пузырь, а ее Ñодержимое раÑтеклоÑÑŒ волной чиÑтой, Ñлабо ÑветÑщейÑÑ Ð² темноте воды, котораÑ, вмеÑте Ñ Ð±ÑƒÐ¹Ð½Ñ‹Ð¼ дождем грÑзи, отпуÑкаемой поÑтепенно раÑÑеивающимÑÑ Ð·Ð°ÐºÐ»Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸ÐµÐ¼, низринулаÑÑŒ в бушующее пенное озеро и иÑчезло в нем без Ñледа. Рдевочка, дрожа от Ñтраха, медленно опуÑтилаÑÑŒ на пол, чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ Ñовершенно разбитой. Как идти дальше? Как выбиратьÑÑ Ð¾Ñ‚Ñюда? Она не знала, и ÑейчаÑ, ÑÐ¸Ð´Ñ Ð³Ð»ÑƒÐ±Ð¾ÐºÐ¾ под землей и Ñлыша, как надрывно-ÑроÑтно Ñтучит в груди уÑталое Ñердце, ее Ñто не оÑобо волновало. Она подумает об Ñтом позже… позже.
«Ðе Ñпи!» - неожиданно громко прозвучало в ее голове, и она вздрогнула.
- Кто здеÑÑŒ? – тихо, хрипло ÑпроÑила она.
«Ðе Ñпи, - угрожающе прорычало в ответ, - ЕÑли заÑнешь – можешь уже не проÑнутьÑÑ! Ð Ñ Ð½Ðµ Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð¾Ð³Ð¾ деÑÑÑ‚ÑŒ Ñ‚Ñ‹ÑÑч лет прожил на Ñвете, чтобы в конце концов оказатьÑÑ Ð² Ñтой клоаке и пробыть в ней до ÑÐºÐ¾Ð½Ñ‡Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð²Ñ€ÐµÐ¼ÐµÐ½! Позови Ð¼ÐµÐ½Ñ â€“ и Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ тебе отÑюда выбратьÑÑ».
«Ðо как?»
«Ðе притворÑйÑÑ Ð´ÑƒÑ€Ð¾Ñ‡ÐºÐ¾Ð¹! Ты Ñлышала, как звал Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¼Ð¾Ð¹ хозÑин!»
«Га… Гамалион?»
«Ðу наконец-то», - удовлетворенно ответило ей, и в тот же миг на полу у ее ног полыхнул Ñркий Ñиний Ñвет, мгновенно очертивший ÑилуÑÑ‚ трезубого копьÑ, что тихо звÑкнуло о камень, вÑе еще Ñлабо ÑветÑÑÑŒ в темноте.
«Гамалион, - в беззвучном голоÑе ÑлышалоÑÑŒ удовлетворение, и, наверное, будь у него голова, он бы кивнул ей, - Что значит Клык Войны. И не копье, а трезубец. Очень хорошо, что Ñ‚Ñ‹ запомнила мое имÑ. Ты победила моего хозÑина, и отныне Ñ Ð±ÑƒÐ´Ñƒ Ñлужить тебе. БериÑÑŒ за менÑ, и пошли».
Девочка нерешительно протÑнула руку к зачарованному оружию. Оно терпеливо дожидалоÑÑŒ, пока ее пальцы ÑомкнутÑÑ Ð½Ð° древке, поÑле чего поÑлало в руку хозÑйки мощный Ñиловой удар, прокатившийÑÑ Ð¿Ð¾ ее жилам огненной волной. Ðйлена даже охнула от неожиданноÑти, но не выпуÑтила его, а потом Ñ ÑƒÐ´Ð¸Ð²Ð»ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ понÑла, что может не только вÑтать на ноги, но и, шатаÑÑÑŒ, идти по туннелю, одной рукой Ð¿Ñ€Ð¸Ð¶Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ðº груди жемчужину, а другой опираÑÑÑŒ на трезубец, как на поÑох. Тот вÑÑŽ дорогу молчал, приÑлушиваÑÑÑŒ к ее мыÑлÑм, но пока что в них не было определенного, только билоÑÑŒ глухое: «Самый короткий путь… за город… как можно дальше… прочь…» И когда впереди забрезжил Ñлабый лунный Ñвет, она издала какой-то неÑÑный звук – то ли вой, то ли Ñтон, поÑле чего рухнула на колени и поползла дальше. Вода текла здеÑÑŒ Ñлабеньким потоком, выливаÑÑÑŒ в небольшую заводь, а труба, хоть и была так узка, что двенадцатилетнÑÑ Ð´ÐµÐ²Ð¾Ñ‡ÐºÐ° еле-еле продвигалаÑÑŒ по ней, Ñперва ÑогнувшиÑÑŒ в три погибели, а теперь и вовÑе на четвереньках, на выходе была перегорожена решеткой, намертво впаÑнной в камень. Впрочем, Ð´Ð»Ñ Ñ…ÑƒÐ´ÐµÐ½ÑŒÐºÐ¾Ð¹ девочки меÑта оказалоÑÑŒ более, чем доÑтаточно, и даже жемчужина без труда проÑкользнула между прутьÑми, чтобы вмеÑте Ñ Ð½Ð¾Ð²Ð¾Ð¹ хозÑйкой шумно плюхнутьÑÑ Ð² воду, раÑпугав вÑех лÑгушек в округе. Ð’ поÑледний раз оглÑнувшиÑÑŒ на трубу и не иÑпытав ни малейшего ÑожалениÑ, Ðйлена в который раз подумала, что, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, легенды о том, что в прошлом водоÑточные трубы не раз иÑпользовалиÑÑŒ как потайные ходы из города, оказалиÑÑŒ правдивы, и, Ñлабо Ð·Ð°Ð³Ñ€ÐµÐ±Ð°Ñ Ð²Ð¾Ð´Ñƒ, поплыла к берегу. Ð”Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ Ð ÐµÐ¹Ð²Ð° прилаÑкала ее, омыла чиÑтой водой, избавив от вонючей грÑзи, а берег вÑтретил мелким пеÑком, залитым ÑеребриÑтым Ñветом луны. ПоÑÑ‚Ð°Ð½Ñ‹Ð²Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ боли, Ðйлена выползла на Ñухое меÑто и плаÑтом ÑвалилаÑÑŒ на землю, чувÑтвуÑ, как вÑе тело ноет от разламывающей его на куÑки боли. «И долго Ñ‚Ñ‹ так валÑÑ‚ÑŒÑÑ ÑобираешьÑÑ?» – Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð“Ð°Ð¼Ð°Ð»Ð¸Ð¾Ð½Ð° был далек от ÑочувÑтвующего, да и Ñам трезубец Ñвно был Ñвно не в ее разбитом ÑоÑтоÑнии. Древний чародей, наделивший его магичеÑкой Ñилой, дал ему не злобный, но довольно едкий характер, и ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¾Ð½ проÑвлÑлÑÑ Ð²Ð¾ вÑей Ñвоей краÑе. Впрочем, Ðйлена его уже не Ñлушала - измученнаÑ, она крепко Ñпала, прижав к Ñебе голубую жемчужину. И Ñон ее был тревожен. Девочка Ñтонала и Ñкрипела зубами, что-то неразборчиво бормоча, по ее щекам катилиÑÑŒ Ñлезы, и она клубочком ÑворачивалаÑÑŒ на пеÑке, Ñловно пытаÑÑÑŒ укрытьÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ жалкими обрывками рубашки. Ркогда над ее головой резко и пронзительно вÑкрикнул одинокий филин, метнувший по ее лицу Ñтремительную тень – мгновенно проÑнулаÑÑŒ и иÑпуганно шарахнулаÑÑŒ в Ñторону. Ðочь уже подходила к концу, далеко на воÑтоке забрезжили первые робкие лучи, и над рекой гуÑто клубилÑÑ Ð¼Ð¾Ð»Ð¾Ñ‡Ð½Ð¾-белый туман, раÑтворÑющийÑÑ Ð² камышовых зароÑлÑÑ…. Какой-то неÑÑный звук поÑлышалÑÑ Ñ Ð²ÐµÑ‚Ð²ÐµÐ¹ деревьев, и, поднÑв голову, Ðйлена увидела там так перепугавшего ее филина – Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð°Ð´Ð½Ð°Ñ Ð¿Ñ‚Ð¸Ñ†Ð°, Ð¿Ð¾Ñ…Ð¾Ð¶Ð°Ñ Ð½Ð° рыже-бурый пенек Ñ Ð¿Ð°Ñ€Ð¾Ð¹ ушек на круглой голове, как раз уÑтраивалаÑÑŒ на отдых и недовольно пучила на нее большие рыжие глаза. Вблизи ночной охотник выглÑдел не таким уж и Ñтрашным, Ñкорее забавным, и девочка даже улыбнулаÑÑŒ ему. Ð’ ответ тот глухо ухнул и повернулÑÑ Ðº ней хвоÑтом: деÑкать, вот что Ñ Ð¾ вÑех Ð²Ð°Ñ Ð´ÑƒÐ¼Ð°ÑŽ. И тут уж Ðйлена не выдержала – раÑхохоталаÑÑŒ во вÑе горло, плюхнувшиÑÑŒ на пеÑок и Ð·Ð°Ð³Ñ€ÐµÐ±Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ руками. Как же здорово! Ðикакой опаÑноÑти, никакого шума и гомона толпы… ничего! Ðаверное, она могла бы целую вечноÑÑ‚ÑŒ пролежать на Ñтом берегу, так что пришлоÑÑŒ Ñтрого Ñебе напомнить: не Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ñ€Ð°ÑÑлаблÑÑ‚ÑŒÑÑ. Ð’ животе голодно бурчало – она не ела почти Ñутки, но Ñто-то как раз было ей не в новинку. Гораздо Ñильнее ее воÑÐ¿Ð¾Ð¼Ð¸Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð·Ð°Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ð»Ð¸ ÑÐ¾Ð±Ñ‹Ñ‚Ð¸Ñ Ð¿Ñ€Ð¾ÑˆÐµÐ´ÑˆÐµÐ¹ ночи, и она тут же оглÑнулаÑÑŒ на голубую жемчужину, что лежала Ñ€Ñдом, полузарывшиÑÑŒ в пеÑок. Солнце краÑиво играло на ее поверхноÑти, ничуть не поÑтрадавшей поÑле вÑех приключений в городе, и по пеÑку плÑÑали лазурные отÑветы. Девочка оÑторожно взÑла ее в руки. Она мало что знала о драгоценных камнÑÑ…, но иногда видела их на прилавках ювелиров и худо-бедно умела в них разбиратьÑÑ. Ðо вот Ñтот приводил ее в недоумение. Ð¡ÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, Ñто была ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð½Ð°ÑтоÑÑ‰Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ¼Ñ‡ÑƒÐ¶Ð¸Ð½Ð°, но веÑÑŒ жемчуг, который она видела, даже Ñамый дорогой и крупный, был раз в двадцать меньше Ñтой жемчужины, а уж про цвет она и вовÑе молчала! Жемчуг мог быть розовым, золотиÑтым, даже черным, но… голубым? И почему Ñта жемчужина оказалаÑÑŒ на безлюдных Ñкалах, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ ÐµÐ¹ Ñамое меÑто в Ñокровищнице какого-нибудь ÐºÐ¾Ñ€Ð¾Ð»Ñ Ð¸Ð»Ð¸ императора?.. ВопроÑÑ‹, вопроÑÑ‹. И как на них прикажете давать ответы?
«Хм… Гамалион?» - неуверенно позвала она трезубец.
«ВÑпомнила, наконец», - Ñ Ñ€Ð°ÑÑветом у него наÑтроение не улучшилоÑÑŒ.
«Ты не знаешь, что Ñто за жемчужина? Почему твой бывший хозÑин хотел ее уничтожить? Что в ней такого?»
«ПонÑÑ‚Ð¸Ñ Ð½Ðµ имею, - ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ тону, трезубец мог бы ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð¶Ð°Ñ‚ÑŒ плечами, еÑли бы, конечно, кто-то придумал их ему приделать, - Я обычно не лезу в дела Ñвоих хозÑев. С тобой одной Ñ ÑƒÐ¶Ðµ болтаю больше, чем Ñ Ð´Ð²ÑƒÐ¼Ñ Ð¼Ð¾Ð¸Ð¼Ð¸ прошлыми владельцами разом!»
«ПроÑти…»
Ðа некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¿Ð¾Ð²Ð¸Ñла тишина.
«Чего?!»
«ПроÑти, пожалуйÑта. Я, наверное, тебе Ñтрашно надоела».
«Ты… нет, Ñерьезно! Ты что… попроÑила у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ?!»
«Ðу да. Рчто… нельзÑ?»
Ответом ей был короткий Ñмешок.
«ÐельзÑ? Да нет, проÑто ты… проÑто Ñ‚Ñ‹ перваÑ, кто Ñказал мне… нечто подобное! – Гамалион Ñвно задыхалÑÑ Ð¾Ñ‚ возбуждениÑ, - Ты, Ð¼Ð¾Ñ Ñ…Ð¾Ð·Ñйка, попроÑила у менÑ, Ñвоей вещи, прощениÑ!» – еще один Ñмешок.
«Ðе вижу в Ñтом ничего Ñмешного!»
«Я тоже, - невозмутимо откликнулÑÑ Ñ‚Ð¾Ñ‚, - поÑтому и удивлен. Впрочем, Ñ Ð¾Ñ‚Ð²Ð»ÐµÐºÑÑ. Ðо добавить мне нечего. Ðе знаю Ñ, что Ñто за жемчужина. Знаю только то, что Ðльтваран получил приказ ее уничтожить от Ñвоего учителÑ, а уж почему тому взбрело Ñто в голову – предÑтавить Ñебе не могу».
«ЯÑно, - задумчиво протÑнула Ðйлена, машинально Ð¿Ð¾Ð³Ð»Ð°Ð¶Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»ÑƒÐ±Ð¾Ð¹ камень, но потом ÑпохватилаÑÑŒ, - Слушай, Ñ Ð²Ñе Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑпроÑить хотела: а куда Ñ‚Ñ‹ иÑчезаешь, когда повторно Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ð¾ имени зовут?»
«Ðикуда. Вернее, Ñ Ð¸ Ñам не знаю, как так получаетÑÑ. Я проÑто раÑтворÑÑŽÑÑŒ и Ñледую за Ñвоим хозÑином, ориентируÑÑÑŒ на Ñвет его разума. Ркогда он зовет Ð¼ÐµÐ½Ñ â€“ поÑвлÑÑŽÑÑŒ. ПонÑтнее Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ не объÑÑню, так что даже не Ñпрашивай. И, еÑли Ñ Ñ‚ÐµÐ±Ðµ ÑÐµÐ¹Ñ‡Ð°Ñ Ð½Ðµ нужен, можешь Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¾Ñ‚Ð¿ÑƒÑтить».
«Хорошо, Гамалион», - и волшебный трезубец раÑтворилÑÑ Ð² воздухе, а девочка, потÑнувшиÑÑŒ, задумчиво поÑмотрела на реку, в которой играла Ð¼ÐµÐ»ÐºÐ°Ñ Ñ€Ñ‹Ð±ÐµÑˆÐºÐ°. И куда ей теперь идти? О возвращении в город лучше было бы забыть – ни ей, ни Ñтой голубой жемчужине там рады не будут, а поÑледнюю там у нее не украдут, так отнимут, и она никогда ее больше не увидит. РеÑли не в город… куда же? И на какие деньги? Ведь у нее нет ничего ценного, кроме Ñтой жемчужины и Гамалиона, но мыÑль о том, чтобы продать их, показалаÑÑŒ ей наÑтолько кощунÑтвенной, что она тут же ее отброÑила. Ðет уж! Ðа ее памÑти за Ñту жемчужину уже были отданы три жизни, и Ñама Ðйлена чуть не погибла, ÑпаÑÐ°Ñ ÐµÐ³Ð¾, так что больше Ñтого не повторитÑÑ. Страх подумать, Ñколько крови прольетÑÑ, попади он не в те руки!
«Да, камушек, - прошептала она, Ð³Ð»Ð°Ð´Ñ ÐµÐ³Ð¾, как котенка, - ОÑталиÑÑŒ мы Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ одни, и никто нам уже не поможет. Ðо тебе-то хорошо, лежишь Ñебе, а мне что прикажешь делать?»
Камень не ответ – Ñловами – но какаÑ-то Ñ€Ð¾Ð±ÐºÐ°Ñ Ð¼Ñ‹Ñль вÑе же коÑнулаÑÑŒ ее ÑознаниÑ, и ÑлышалоÑÑŒ в ней иÑкреннее Ñожаление.
«Да знаю Ñ, - она улыбнулаÑÑŒ, - Ðичего перебьемÑÑ. И не такое пере…» - но тут она умолкла, в полном недоумении уÑтавившиÑÑŒ на Ñвою руку. Эт-то еще что? Через пару мгновений из-за горизонта показалоÑÑŒ Ñолнце, чей Ñвет упал ей на плечо, и глаза Ðйлены медленно округлилиÑÑŒ.
«Г… Гамалион!» - позвала она.
«М-м?»
«Руки! Что у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ Ñ€ÑƒÐºÐ°Ð¼Ð¸? Это колдун, да? Он что, проклÑл менÑ?!»
«Ерунда, - в голоÑе трезубца поÑлышалоÑÑŒ раздражение, - Ðичего он на Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ накладывал, иначе Ñ Ð±Ñ‹ почувÑтвовал. Так что можешь не Ñ‚Ñ€ÑÑтиÑÑŒ. Что бы Ñто ни было, оно не опаÑно».
«Ðо… что Ñто? Откуда оно взÑлоÑÑŒ?»
Â«Ð Ñ Ð¿Ð¾Ñ‡ÐµÐ¼ знаю? Я тебе что, оракул?» - тут уж трезубец Ñвно раÑÑердилÑÑ, и Ðйлена, прикуÑив Ñзычок, оÑтавила его в покое. Подбежав к реке и опуÑтившиÑÑŒ на колени, она полной горÑтью зачерпнула пеÑок и принÑлаÑÑŒ Ñ Ñилой тереть Ñвои руки, на которых, от локтей до плеч, проÑтупил Ñтранный ÑеребриÑтый узор, ÑплетающийÑÑ Ð² замыÑловатую вÑзь. Тот волшебник… Что-то шевельнулоÑÑŒ в ее памÑти. Его лицо… Синий Ñвет… Боги, да у него же был такой же! Ðо почему?! Девочка в отчаÑнии уÑтавилаÑÑŒ на Ñвою руку. Кожа раÑкраÑнелаÑÑŒ и ощутимо горела, но на ней, Ñловно нариÑованный ÑеребрÑной краÑкой, вилиÑÑŒ тонкие линии, и, приподнÑв разодранную рубашку, она понÑла, что Ñта вÑзь покрыла ее от колен до Ñамых ладоней, а, взглÑнув в воду, обнаружила, что и на виÑках ее и Ñкулах тоже мÑгко блеÑÑ‚ÑÑ‚ загадочные узоры.
- Ðу и вид у менÑ, - прошептала она, Ð¿Ñ€Ð¾Ð²Ð¾Ð´Ñ Ð¿Ð°Ð»ÑŒÑ†ÐµÐ¼ по завитку у ÑÐµÐ±Ñ Ð½Ð° щеке, - Ðет уж, теперь в город мне точно не ÑунутьÑÑ! Рто еще иÑпугаютÑÑ… - она хмыкнула, предÑтавив Ñебе лицо какого-нибудь Ñтражника, узревшего ее раÑпиÑанное тело. Впрочем, ухмылка довольно быÑтро покинула ее лицо, и на него вернулоÑÑŒ озабоченное выражение.
- Что же вÑе Ñто значит? – негромко ÑпроÑила она у Ñамой ÑебÑ, задумчиво Ð½Ð°ÐºÑ€ÑƒÑ‡Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð½Ð° палец прÑдь волоÑ, но ответить ей было некому – только вечный гулÑка-ветер переливчато звенел в покрытых лиÑтвой кронах деревьев, да тихо рокотала Ð¼Ð¾Ð³ÑƒÑ‡Ð°Ñ Ñ€ÐµÐºÐ°, Ð½Ð°Ð¿ÐµÐ²Ð°ÑŽÑ‰Ð°Ñ Ñвои, одной ей понÑтные пеÑни…
Глава IV. Ð›ÑƒÐ½Ð½Ð°Ñ ÐŸÐµÑнÑ.
Ðйлене, можно Ñказать, в кои-то веки повезло. ÐеÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что она Ñбе-жала из города едва ли не нагой и без гроша за душой, Ð¶Ð°Ñ€ÐºÐ°Ñ Ð¿Ð¾Ñ€Ð° благодатного лета не дала ей замерзнуть, а роÑший неподалеку от заводи Ñгодник кое-как утешил изголодавшийÑÑ Ð¶ÐµÐ»ÑƒÐ´Ð¾Ðº. Еда была, конечно, так Ñебе, такой неÑкоро наешьÑÑ, но городÑкой нищенке привередничать не к лицу, и, перекуÑив, девочка Ñтала думать, что ей делать дальше. К морю она возвращатьÑÑ Ð½Ðµ хотела – как бы она его ни любила, кто знает, а не покажутÑÑ Ð»Ð¸ из воды разгневанные ÑÐ¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚ÑŒÑ Ð¿Ð¾Ð³Ð¸Ð±ÑˆÐµÐ³Ð¾ колдуна, решившие отомÑтить? РеÑли и нет – что ей там делать, на голом побережье? ПоÑтому она решила податьÑÑ Ð½Ð° запад, вглубь Ñуши… к Заоблачным горам. Ей вÑегда нравилоÑÑŒ Ñмотреть на их далекие хребты, на гордые отроги и заÑнеженные вершины, внушавшие мыÑли об орлиных крыльÑÑ… и безграничной Ñвободе вольного ветра, бушующего Ñреди облаков. К тому же, там, в горах, врÑд ли живет много народу, а им Ñ Ð¶ÐµÐ¼Ñ‡ÑƒÐ¶Ð¸Ð½Ð¾Ð¹, как Ñто ни Ñмешно звучало, там будет безопаÑнее, чем на равнинах. Ðо перво-наперво нужно будет раздобыть хоть какую-нибудь одежду (Ðйлена в Ñмущении поÑмотрела на жалкие оÑтатки Ñвоей рубашки). ПридетÑÑ Ñнова воровать, но не ходить же ей, в Ñамом-то деле, по миру, в чем мать родила! ÐŸÐ¾Ð´Ð¾Ð±Ð½Ð°Ñ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ Ñо Ñтороны маленькой девочки врÑд ли покажетÑÑ Ñ†ÐµÐ»ÐµÑообразной, да и Ñтыдно – камни заÑмеют: отправилаÑÑŒ голышом ÑтранÑтвовать по Ñвету! Ðичего, не в первый раз, и, видÑÑ‚ Боги, не в поÑледний. Вздохнув, она взÑла жемчужину и отправилаÑÑŒ вдоль берега – авоÑÑŒ, здеÑÑŒ у нее будет больше шанÑов наткнутьÑÑ Ð½Ð° деревню, или, на худой конец, обоз, оÑтановившийÑÑ Ð½ÐµÐ¿Ð¾Ð´Ð°Ð»ÐµÐºÑƒ от города. Она довольно редко покидала городÑкие Ñтены, а потому веÑьма Ñмутно предÑтавлÑла земли, лежащие за их пределами, но понаÑлышке знала, что где-то выше по течению Рейвы раÑположено Ñеление Белохолмье, где обычно оÑтанавливалиÑÑŒ торговцы, направлÑющиеÑÑ Ð² город. Жители его ÑлавилиÑÑŒ Ñвоим радушием, а еще – прекраÑной глинÑной поÑудой, которую они изготавливали из редкой белой глины, попадавшейÑÑ Ð² меÑтных оврагах и давшей Ñелению его название. Конечно, Ðйлене было неприÑтно начинать знакомÑтво Ñ Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ¶Ð°ÑŽÑ‰Ð¸Ð¼ миром Ñ Ð³Ñ€Ð°Ð±ÐµÐ¶Ð°, но, подумала она, из-за одной Ñворованной рубашки белохолмцы врÑд ли пойдут по миру, а она потом вернетÑÑ Ð¸ обÑзательно Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ раÑплатитÑÑ. Удовлетворенно кивнув Ñтим мыÑлÑм, девочка уверенно зашагала вперед, радуÑÑÑŒ Ñолнечному теплу и погожему деньку. Идти было довольно далеко, но она не унывала, что-то негромко Ð¼ÑƒÑ€Ð»Ñ‹ÐºÐ°Ñ Ñебе под ноÑ. Рейва плавно изгибалаÑÑŒ, пеÑÑ‡Ð°Ð½Ð°Ñ Ð¿Ð¾Ð»Ð¾Ñка берега то раÑширÑлаÑÑŒ, то ÑовÑем пропадала, однако Ðйлена упрÑмо пробиралаÑÑŒ дальше, и уже ближе к вечеру, когда от реки потÑнуло холодком, а леÑ, резко потемневший в лучах заходÑщего Ñолнца, начал обÑтупать ее Ñо вÑех Ñторон, она увидела вдалеке огоньки БелохолмьÑ. С три деÑÑтка Ñкромных деревÑнных Ñтроений раÑкинулиÑÑŒ в уютной, пороÑшей пышным разнотравьем низине, плавно Ñбегавшей к реке пологим берегом, резко отличающимÑÑ Ð¾Ñ‚ окружающих его почти отвеÑных обрывов, в чьих Ñклонах виднелиÑÑŒ широкие беловатые полоÑÑ‹ знаменитой глины. Было Ñлышно, как мычат коровы, возвращаÑÑÑŒ Ñ Ð¿Ð°Ñтбища, как заливиÑто лают Ñобаки и играет на рожке паÑтух, вернувшийÑÑ Ð²Ð¼ÐµÑте Ñо Ñтадом. Ðо Ñти мирные звуки не заÑтавили Ðйлену уÑпокоитьÑÑ Ð¸, раÑположившиÑÑŒ на вершине пороÑшего леÑом холма, она приÑтально наблюдала за деревней, в любой момент Ð³Ð¾Ñ‚Ð¾Ð²Ð°Ñ Ð²Ñкочить и убежать Ñо вÑех ног. ÐšÐ°Ð¶Ð´Ð°Ñ Ð¼Ñ‹ÑˆÑ†Ð° ее тонкого тела была натÑнута, точно Ñтруна, пальцы нервно барабанили по земле, но она терпеливо дожидалаÑÑŒ темноты, чтобы ÑпуÑтитьÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð·, в Ñеление. Так безопаÑнее. Ртемноты и Ñторожевых Ñобак она давно отучилаÑÑŒ боÑÑ‚ÑŒÑÑ. ПоÑтому, едва в небеÑах погаÑли поÑледние отблеÑки заката, как она проворно ÑпрÑтала жемчужину в куче Ñухих лиÑтьев под приметной кривой березой и, беÑшумно и мÑгко, зашагала вниз по Ñклону, держаÑÑŒ темных учаÑтков и чувÑÑ‚Ð²ÑƒÑ ÑÐµÐ±Ñ ÐºÑƒÐ´Ð° Ñпокойнее под плащом-невидимкой, Ð¸Ð¼Ñ ÐºÐ¾Ñ‚Ð¾Ñ€Ð¾Ð¼Ñƒ – ночь. Прошла немного, оÑтановилаÑÑŒ, оглÑделаÑь… еще два шага – и Ñнова замерла, приÑлушиваÑÑь… дальше… И первое, что ее поразило – тишина. Ð’ городе она привыкла к вечному гомону толпы, когда крики, разговоры, Ñмех, плач, Ñтоны, визг – вÑе Ñто ÑливаетÑÑ Ð² одну чудовищную какофонию, не Ñмолкающую почти до полуночи, когда городÑÐºÐ°Ñ Ñтража разгонÑет прочь поÑледних буÑнов, и на улицах на некоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð²Ð¾Ñ†Ð°Ñ€ÑетÑÑ Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ некое подобие тишины. ЗдеÑÑŒ же, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ñолнце только-только Ñело, было удивительно Ñпокойно, и единÑтвенным меÑтом, немного его нарушавшим, было двухÑтажное здание деревенÑкого трактира, Ñимпатично оÑвещенное роÑÑыпью разноцветных фонариков. Ðйлена, вÑÑŽ Ñвою жизнь Ð·Ð½Ð°Ð²ÑˆÐ°Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ «Бочку пива» и ей подобные заведениÑ, Ñперва даже глазами захлопала от удивлениÑ: как же так? Ðи грÑзи, ни ругани, ни пьÑниц, вышвырнутых крепкой хозÑйÑкой рукой – ничего! И Ñобаки бродÑчие у порога не толкутÑÑ, и похабщины не Ñлыхать – вÑе чиÑто, опрÑтно, Ñловно Ñто и не трактир вовÑе, а проÑто дом очень гоÑтеприимного человека, привыкшего вÑтречать у ÑÐµÐ±Ñ Ñ‚Ð°ÐºÐ¸Ñ… же добропо-Ñ€Ñдочных и вежливых гоÑтей. И нашу героиню Ñто наÑтолько удивило, что она не удержалаÑÑŒ и решила взглÑнуть на Ñто чудо поближе. Ðад входом в Ñтот Ñтранный трактир виÑела вывеÑка, но читать, Ðйлена, разумеетÑÑ, не умела, поÑтому куда больше букв ей понравилоÑÑŒ изображение толÑтой пеÑтрой курочки в переднике, протÑгивающей гоÑÑ‚Ñм блюдо, на котором возвышалÑÑ Ñ€Ð¾Ñкошный пирог, уÑыпанный Ñпелыми Ñгодами. Чуть Ñлышно вздохнув, девочка оÑторожно приподнÑлаÑÑŒ на цыпочки и заглÑнула в окно. ÐеÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° то, что внешний вид трактира ее очень удивил, в глубине души она вÑе же не ждала, что изнутри он будет Ñтоль же хорош… и еле Ñлышно заÑтонала, потому что такого замечательного меÑта она еще не видела! Ð’ большом камине трещал огонь, в воздухе витал запах жаркого, а поÑетители трактира – аккуратно, хоть и не богато одетые мужчины, женщины и дети – ÑобралиÑÑŒ в Ñамом центре зала, ÑÐ»ÑƒÑˆÐ°Ñ Ð´Ð¸Ð²Ð½ÑƒÑŽ пеÑню. Ðйлена тут же нашла глазами Ñаму певицу – выÑокую, облаченную в темную одежду женщину, чей удивительно краÑивый Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ñ‚ÑƒÑ‚ же заворожил девочку. Лица ее она, правда, не разглÑдела, но готова была поклÑÑÑ‚ÑŒÑÑ, что оно прекраÑно, так же, как длинные тонкие пальцы, нежно каÑающиеÑÑ Ñтрун арфы, отчего та звенела, переливаÑÑÑŒ тихой мелодией, идеально Ñозвучной немного печальной пеÑне Ñказительницы. Ðйлена редко Ñлышала пеÑни – еÑли, конечно, не Ñчитать неприÑтойных Ñтишков, что, бывало, не утихали на улицах до Ñамого раÑÑвета, но Ñто Ñкорее было жалкое оÑкорбление, нежели иÑÑ‚Ð¸Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¿ÐµÑнÑ, так что не Ñтоит удивлÑÑ‚ÑŒÑÑ, что иÑкуÑÑтво незнакомки произвело на нее такое впечатление. Рона вÑе пела и пела… наверное, она могла бы пропеть до Ñамого утра, и ни один человек не ÑдвинулÑÑ Ð±Ñ‹ Ñ Ð¼ÐµÑта, но пеÑÐ½Ñ Ð¿Ñ€ÐµÑ€Ð²Ð°Ð»Ð°ÑÑŒ внезапно, Ñлово оборвалаÑÑŒ Ð²Ð¾Ð»ÑˆÐµÐ±Ð½Ð°Ñ Ñтруна, и певица Ñ Ð»ÐµÐ³ÐºÐ¸Ð¼ поклоном вÑтала. Ðа неÑколько мгновений воцарилаÑÑŒ тишина, и было непонÑтно, куда же делиÑÑŒ вÑе звуки, но потом вÑе Ñловно очнулиÑÑŒ и дружно зааплодировали. Ðйлена тоже хлопнула пару раз, но потом, вÑпомнив, где находитÑÑ, иÑпуганно втÑнула голову в плечи. Ð ÑƒÐ³Ð°Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð·Ð° беÑпечноÑÑ‚ÑŒ – нашла Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¿ÐµÑни Ñлушать! – она как можно тише побежала прочь, но в ее ушах еще долго звучала Ð²Ð¾Ð»ÑˆÐµÐ±Ð½Ð°Ñ Ð¼ÑƒÐ·Ñ‹ÐºÐ°â€¦ К тому же, неÑÐ¼Ð¾Ñ‚Ñ€Ñ Ð½Ð° задержку, дальше вÑе прошло на диво гладко. Без оÑобого труда отыÑкав двор, где, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, Ñобаки не было – вÑе-таки ей не очень хотелоÑÑŒ оказатьÑÑ Ð² пеÑьих зубах! – она ловко пролезла внутрь. При большом желании она могла бы и в дом пробратьÑÑ, да так, что никто бы Ñтого не заметил, но Ñто, пожалуй, было бы череÑчур нагло, поÑтому она направилаÑÑŒ к покоÑившемуÑÑ Ð´ÐµÑ€ÐµÐ²Ñнному Ñараю, где навернÑка хранилиÑÑŒ вÑÑкие Ñтарые вещи. Правда, внутри было темно, как в погребе, но девочка уверенно шагнула вперед… едва не ÑпоткнувшиÑÑŒ о громадного кобелÑ, раÑÑ‚ÑнувшегоÑÑ Ð½Ð° Ñоломе. Тот не залилÑÑ Ð»Ð°ÐµÐ¼, Ð¿Ñ€ÐµÐ´ÑƒÐ¿Ñ€ÐµÐ¶Ð´Ð°Ñ Ð²Ñех в округе о ее поÑвлении, но в Ñлабом Ñвете звезд, льющемÑÑ Ð¸Ð· двери, Ðйлена прекраÑно разглÑдела, какие длинные белые кинжалы торчат из его ощеренной паÑти. От Ñтраха у нее отнÑлиÑÑŒ ноги, и она неуклюже отползла в Ñторону, задыхаÑÑÑŒ от ужаÑа и не ÑÐ²Ð¾Ð´Ñ Ð³Ð»Ð°Ð· Ñ Ð¶ÑƒÑ‚ÐºÐ¾Ð³Ð¾ зверÑ. Ртот, не прÑча зубов, подошел поближе и принÑлÑÑ Ð²Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ‚ÐµÐ»ÑŒÐ½Ð¾ обнюхивать нежданную гоÑтью, так некÑтати нарушившую его Ñладкий Ñон. Его глаза Ñмотрели на ее лицо, и девочка вдруг понÑла, что полноÑтью ÑочувÑтвует раздраженному и уÑталому пÑу, поднÑтому поÑреди ночи. Конечно, она не могла Ñказать Ñто ему Ñловами, но вÑе же попыталаÑÑŒ Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ мыÑленно объÑÑнить кобелю, что ей очень и очень жаль. ПолучилоÑÑŒ у нее или нет – она так и не понÑла, но поÑтепенно жутковатое рычание Ñтихло, а клыки ÑпрÑталиÑÑŒ под раÑÑлабленной губой. «Я не враг, - мыÑленно втолковывала мохнатому Ñторожу Ðйлена, - ПроÑто у Ð¼ÐµÐ½Ñ ÑовÑем нет денег, а Ñкоро придет оÑень, и Ñ Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ€Ð·Ð½Ñƒ без одежды. Мне очень не хочетÑÑ Ð²Ð¾Ñ€Ð¾Ð²Ð°Ñ‚ÑŒ, но у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ñ€Ð¾Ñто нет другого выхода». Темные Ñобачьи глаза Ñмотрели на нее внимательно и ÑÑно, без малейшего намека на ÑонливоÑÑ‚ÑŒ, и казалоÑÑŒ, что Ñтарый Ð¿ÐµÑ Ð·Ð°Ð³Ð»Ñдывает ей в Ñамую душу… а потом пушиÑтый, веÑÑŒ в грÑзи и репьÑÑ… бок отодвинулÑÑ, по деревÑнному полу проÑтучали тупые когти, и Ðйлена перевела дух. СтараÑÑÑŒ не шуметь и не делать резких движений, она начала оÑторожно отходить к двери, Ð´ÑƒÐ¼Ð°Ñ Ð»Ð¸ÑˆÑŒ о том, как бы ноги унеÑти, так что холодный ноÑ, ткнувшийÑÑ ÐµÐ¹ в коленку, заÑтавил девочку подпрыгнуть от иÑпуга. Ðо Ñтарый кобель не рычал, только чуть Ñлышно урчал, протÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ ÐµÐ¹ что-то в паÑти. Ðйлена оÑторожно опуÑтила руку, коÑнувшиÑÑŒ Ñедой влажной морды, дотронулаÑÑŒ до какого-то Ñвертка, потÑнула… КлыкаÑтые челюÑти разжалиÑÑŒ, и на руки девочке мÑгко упала не ÑÐ°Ð¼Ð°Ñ Ð½Ð¾Ð²Ð°Ñ, но вÑе еще ÐºÑ€ÐµÐ¿ÐºÐ°Ñ Ð¼Ð°Ð»ÑŒÑ‡Ð¸ÑˆÐµÑÐºÐ°Ñ Ñ€ÑƒÐ±Ð°Ñ…Ð°, что на ней вполне могла Ñойти за короткое платьице.
- СпаÑибо, пеÑик, - прошептала она, робко почеÑÑ‹Ð²Ð°Ñ ÐµÐ³Ð¾ за ухом. Кобель в ответ только зевнул, на миг показав широкий розовый Ñзык, и отправилÑÑ Ð¾Ð±Ñ€Ð°Ñ‚Ð½Ð¾ на Ñолому – доÑыпать. ДеÑкать, пожалуйÑта, только в Ñледующий раз, будь добра, заходи днем и проÑи чеÑÑ‚ÑŒ по чеÑти, а по ночам не рыÑкай, добрых Ñобак не буди, им-то, небоÑÑŒ, не каждую ночь Ñпать доводитÑÑ… Ðйлена же только резко, Ñ Ð¾Ð±Ð»ÐµÐ³Ñ‡ÐµÐ½Ð¸ÐµÐ¼ выдохнула – и броÑилаÑÑŒ удирать, птицей перемахнула через забор и была такова. ОÑтановилаÑÑŒ она только в леÑу за деревней, и, ÑброÑив Ñ ÑÐµÐ±Ñ Ð¾Ñтатки рубашки, примерила обновку. ПришлоÑÑŒ почти впору – до Ñамых колен, как Ñорочка, но без поÑÑа болталоÑÑŒ мешок мешком. Что ж, покамеÑÑ‚ обойдетÑÑ. Старую веревку, в Ñвое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ ÑпаÑшую ее от Разбойника, девочка решила иÑпользовать иначе, и, тщательно Ñобрав вÑе обрывки ткани, она направилаÑÑŒ к кривой березе. Ð“Ð¾Ð»ÑƒÐ±Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ¼Ñ‡ÑƒÐ¶Ð¸Ð½Ð° лежала на меÑте – поÑреди ночного леÑа врÑд ли кто-то позарилÑÑ Ð±Ñ‹ на нее, но так Ðйлене было куда Ñпокойнее.
- Привет, - тихо прошептала она, вытащив ее из гнездышка в лиÑÑ‚ÑŒÑÑ….
Ответа не поÑледовала, но еле уловимое ощущение проÑкользнуло: деÑкать, и тебе привет, коли не Ñпишь. УлыбнувшиÑÑŒ, девочка принÑлаÑÑŒ думать, как бы из куцых обрывков ткани ÑмаÑтерить что-то вроде Ñумки. Ðу не ноÑить же Ñту жемчужину поÑтоÑнно в руках! Руки и Ð´Ð»Ñ Ð´Ñ€ÑƒÐ³Ð¾Ð³Ð¾ понадобитьÑÑ Ð¼Ð¾Ð³ÑƒÑ‚â€¦ Однако, как она ни билаÑÑŒ, ничего толкового не получалоÑÑŒ. И когда она уже в пÑтый раз принÑлаÑÑŒ раÑкладывать на коленÑÑ… Ñамые большие куÑочки ткани…
- Тебе помочь, малышка?
Тихий певучий голоÑ, раздавшийÑÑ Ð¾Ñ‚ÐºÑƒÐ´Ð°-то из-за ее Ñпины, заÑтавил Ðйлену вздрогнуть и Ñтремительно обернутьÑÑ, машинально воÑкликнув: «Гамалион!» - и волшебный трезубец тут же поÑвилÑÑ Ñƒ нее в руках, а его Ñлабо ÑветÑщийÑÑ Ð½Ð°ÐºÐ¾Ð½ÐµÑ‡Ð½Ð¸Ðº направилÑÑ Ð¿Ñ€Ñмо в грудь темной фигуры, ÑтоÑвшей в тени большого развеÑиÑтого дерева.
- Тише, тише, - незнакомец… вернее, незнакомка поднÑла руки, показываÑ, что безоружна, - Я не хочу ничего плохого!
- Кто вы? – ÑпроÑила Ðйлена, и не была уверена, что ее Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ñ Ð½Ðµ дрожал, - Что вам здеÑÑŒ нужно?
- Я хочу помочь, - Ñказала она и Ñделала шаг вперед, Ñтупив в полоÑу Ñвета, а Ðйлена мигом узнала приметный плащ, и, пуще того – арфу, виÑевшую на боку.
- Ð’Ñ‹ – певица из деревни! – выпалила она, и Ñердце ее бешено заколотилоÑÑŒ, но она тут же Ñтрого напомнила Ñебе, что пеÑни пеÑнÑми, а вÑе же Ñта ÑÑ‚Ñ€Ð°Ð½Ð½Ð°Ñ Ð¶ÐµÐ½Ñ‰Ð¸Ð½Ð° шла за ней через вÑе Белохолмье, и так, что она Ñтого даже не заметила, поÑтому Гамалион она не опуÑтила и добавила веÑьма резко, - Ðо вы ошиблиÑÑŒ, мне помощь не нужна!
- Правда? – Ñлабо ÑветÑщиеÑÑ Ð¼Ð¸Ð½Ð´Ð°Ð»ÐµÐ²Ð¸Ð´Ð½Ñ‹Ðµ глаза наÑмешливо прищурилиÑÑŒ, - И даже тогда не понадобитÑÑ, когда из твоего Ñйца вылупитÑÑ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½?
- Кто? – глаза Ðйлены округлилиÑÑŒ, - ПроÑтите, кто вылупитÑÑ?
- Ðу вот, Ñ‚Ñ‹ уже задаешь вопроÑÑ‹, - Ñ Ð½ÐµÐºÐ¸Ð¼ удовлетворением Ñказала певица, - Выходит, тебе вÑе же нужна Ð¼Ð¾Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ñ‰ÑŒ?
- Да, да, только Ñкажите, что вы имели в виду? Ð’Ñ‹ хотите Ñказать, что Ñта жемчужина… Ñйцо?
- Ðи больше и ни меньше, - кивнула та, протÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ñ€ÑƒÐºÑƒ, - Можно?
- Ркак вы узнали, что Ñто именно Ñйцо? – тут же подозрительно ощетини-лаÑÑŒ Ðйлена. Ð’Ñе-таки она выроÑла на улице, и там из нее быÑтро выбили излишнюю доверчивоÑÑ‚ÑŒ, научив, что доверÑÑ‚ÑŒ можно только Ñамому Ñебе, да и то не вÑегда, а оÑтальным людÑм – лучше не Ñтоит.
- ПроÑто Ñ Ð¼Ð½Ð¾Ð³Ð¾Ðµ повидала на Ñвоем веку, - улыбнулаÑÑŒ ей ÑобеÑедница, - И многое знаю. Реще Ñ ÑƒÐ¼ÐµÑŽ видеть то, что другие порой не замечают. И, быть может, мои Ð·Ð½Ð°Ð½Ð¸Ñ Ð¿Ð¾Ð¼Ð¾Ð³ÑƒÑ‚ тебе.
Ðемного помÑвшиÑÑŒ, Ðйлена вÑе же протÑнула ей голубую жемчужину.
- Только оÑторожно, - попроÑила она и тут же покраÑнела, оÑознав, наÑколько нелепо прозвучали ее Ñлова, однако незнакомка воÑпринÑла их Ñовершенно Ñерьезно и бережно взÑла в руки ее драгоценноÑÑ‚ÑŒ. Ðекоторое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ð½Ð° приÑтально Ñмотрела на него, Ñловно пытаÑÑÑŒ что-то прочеÑÑ‚ÑŒ Ñреди извивающихÑÑ Ð³Ð¾Ð»ÑƒÐ±Ñ‹Ñ… линий, и девочка, завороженнаÑ, Ñмотрела, как ее руки медленно загораютÑÑ Ñлабым золотиÑтым Ñветом. МагиÑ! Ð¡Ð°Ð¼Ð°Ñ Ð½Ð°ÑтоÑÑ‰Ð°Ñ Ð¼Ð°Ð³Ð¸Ñ! Даже невозмутимое ÑущеÑтво внутри Ñтой жемчужины, кажетÑÑ, заинтереÑовалоÑÑŒ и прервало Ñвой Ñон – во вÑÑком Ñлучае, Ðйлена ощущала его любопытÑтво почти так же Ñильно, как и Ñвое.
- Я не ошиблаÑÑŒ, - кивнула певица, протÑнув камень… Ñйцо Ðйлене, - Это дейÑтвительно Ñйцо. Драконье. И, что Ñамое удивительное, Ñто Ñйцо морÑкого дракона. Откуда оно у тебÑ?
- Это Ð´Ð¾Ð»Ð³Ð°Ñ Ð¸ÑториÑ…
- Ðу что ж, а Ñ Ð½Ð¸ÐºÑƒÐ´Ð° не тороплюÑÑŒ. И Ñ‚Ñ‹, кажетÑÑ, тоже, так что, еÑли хо-чешь, можем поÑидеть где-нибудь и поÑлушать друг друга. Кушать будешь?
- Ðо у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½ÐµÑ‚ денег…
- Ðу вот, Ñразу видно, что Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ð¾Ñпитывали люди! – она заÑмеÑлаÑÑŒ, - ÐšÐ°ÐºÐ°Ñ Ð¿Ñ€Ð°ÐºÑ‚Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾ÑÑ‚ÑŒ! Я же тебе предлагаю – так какие могут быть разговоры об оплате? – и, озорно ей подмигнув, она зашагал в леÑ. Сперва Ðйлена иÑпугалаÑÑŒ – к деревне! – но потом понÑла, что нет, а в небольшую ложбинку, где они никому бы не помешали и им бы никто не мешал. Вытащив из ножен длинный кинжал, певица ловко вычертила на земле прÑмоугольник, покрывальцем ÑнÑв зеленый дерн и обнажив учаÑток голой земли, на котором вÑкоре затрещал коÑтер.
- Рвы ведь волшебница, да? – ÑпроÑила Ðйлена, уÑаживаÑÑÑŒ напротив и положив Ñйцо у Ñвоего колена, так, чтобы каÑатьÑÑ ÐºÐ¾Ð¶ÐµÐ¹ его поверхноÑти. Гамалион девочка отпуÑтила – кажетÑÑ, ÑÐµÐ³Ð¾Ð´Ð½Ñ Ð¾Ð½ ей не понадобитÑÑ.
- С чего Ñ‚Ñ‹ решила? – удивленно ÑпроÑила та.
- Когда вы Ñмотрели же… Ñйцо, то ваши руки ÑветилиÑÑŒ. Это ведь магиÑ?
- ÐÑ…, Ñто… Ðу что Ñ‚Ñ‹! Это так, заурÑдный фокуÑ. Мой народ Ñчитает, что на такое «волшебÑтво» ÑпоÑобен даже младенец. Это и не Ð¼Ð°Ð³Ð¸Ñ Ð²Ð¾Ð²Ñе, Ñто проÑто умение чувÑтвовать ее. Драконы – ÑущеÑтва волшебные, и даже их детеныши обладают магичеÑкой Ñилой, так что, еÑли уметь ее чувÑтвовать, то Ñразу можно отличить Ñйцо дракона от проÑтого камнÑ… Его Ð¼Ð°Ð³Ð¸Ñ Ð² чем-то похожа на твою ÑобÑтвенную, малышка, - она внимательно поÑмотрела на нее, и в ее золотиÑто-карих глазах отразилÑÑ Ñвет коÑтра, - Да, кÑтати, как Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð·Ð¾Ð²ÑƒÑ‚?
- Ðйлена.
- Ðйлена, Волна... Хорошее имÑ. Ты живешь на побережье?
- Жила. Там, - она мотнула головой, - В Марогхе. Там было плохо.
- Я бы удивилаÑÑŒ, еÑли бы кто-то мне Ñказал, что в Марогхе может быть хорошо, - уÑмехнулаÑÑŒ ÑобеÑедница, - Одно Ñлово – ÐºÐ°Ð¼ÐµÐ½Ð½Ð°Ñ ÐºÑ€ÐµÐ¿Ð¾ÑÑ‚ÑŒ! Как там вообще можно жить? Впрочем, - она улыбнулаÑÑŒ, - одно верно: Ñколько ни живи Ñреди людей, понÑÑ‚ÑŒ их Ñ‚Ñ‹ никогда не Ñможешь! – и, прежде чем Ðйлена удивленно вÑкинула брови, она небрежно Ñкинула Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹ капюшон. ПоÑÐ»ÑƒÑˆÐ½Ð°Ñ Ñ€ÑƒÐºÐµ ткань Ñ ÑˆÐ¾Ñ€Ð¾Ñ…Ð¾Ð¼ оÑела на изÑщный плечи, и по Ñпине незнакомки роÑкошным каштановым водопадом заÑтруилиÑÑŒ длинные волниÑтые волоÑÑ‹ Ñ Ð·Ð¾Ð»Ð¾Ñ‚Ð¸Ñтыми концами, обрамлÑющие Ñамое прекраÑное женÑкое лицо, какое Ðйлене только доводилоÑÑŒ видеть, но даже они не могли Ñрыть… оÑтроконечные уши, выглÑдывающие из-под Ñ‚Ñжелых локонов!
- Так вы – Ñльф? – Ðйлена во вÑе глаза Ñмотрела на нее, и на ее лице Ñовершенно ÑÑно читалоÑÑŒ воÑхищение. Она Ñлышала про Ñльфов – наверное, не было ни одного человека, что не знал бы об Ñтом удивительном и таинÑтвенном народе, и Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¼Ð°Ð»Ð¾ кто в жизни видел Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð±Ñ‹ одного наÑтоÑщего живого Ñльфа – общительноÑтью Ñта раÑа не ÑлавилаÑÑŒ – легендам и пеÑнÑм Ñто ничуть не мешало, и звучали они так, что невольно хотелоÑÑŒ Ñлушать еще и еще.
- Да, - улыбнулаÑÑŒ та, - ÐœÐµÐ½Ñ Ð·Ð¾Ð²ÑƒÑ‚ Ильфира Ð›ÑƒÐ½Ð½Ð°Ñ ÐŸÐµÑнÑ, Ñ Ñ€Ð¾Ð´Ð¾Ð¼ Ñ Ð—Ð°Ð¾Ð±Ð»Ð°Ñ‡Ð½Ñ‹Ñ… гор. Рада нашему знакомÑтву, Ðйлена.
- Я… тоже. Это… Ñто Ñ‚Ð°ÐºÐ°Ñ Ñ‡ÐµÑÑ‚ÑŒ Ð´Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ!
- Ð”Ð»Ñ Ð¼ÐµÐ½Ñ â€“ тоже, - кивнула Ñльфийка, - Ðе каждый день вÑтречаешь девочку, обладающую магичеÑкой Ñилой и путешеÑтвующую по миру в компании зачарованного трезубца и драконьего Ñйца! – она тихо заÑмеÑлаÑÑŒ, - СовÑем не каждый день!
- Ðаверное, - Ðйлена тоже улыбнулаÑÑŒ, погладив лежавшее Ñ€Ñдом Ñ Ð½ÐµÐ¹ Ñйцо, - Я и Ñама не верю, что так получилоÑÑŒ.
- Значит, Ñама пора узнать, как же Ñто ÑлучилоÑÑŒ, - Ильфира поджала под ÑÐµÐ±Ñ Ñкрещенные ноги и положила подбородок на подÑтавленные ладони, Ñ Ð»ÑŽÐ±Ð¾Ð¿Ñ‹Ñ‚Ñтвом глÑÐ´Ñ Ð½Ð° нашу героиню. Ðйлена же немного помолчала, Ñвно ÑобираÑÑÑŒ Ñ Ð¼Ñ‹ÑлÑми, вздохнула и начала Ñвой раÑÑказ. Она довольно чаÑто запиналаÑÑŒ и ÑбивалаÑÑŒ, поÑÑнÑÑ Ñ‚Ð¾ или иное Ñобытие, но в целом иÑÑ‚Ð¾Ñ€Ð¸Ñ Ð²Ñ‹ÑˆÐ»Ð° Ñкладной, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ долгой. Когда же она закончила, то во рту ее было Ñухо, как на морÑком берегу летним полднем, и она Ñ Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ð½Ð¾Ñтью принÑла протÑнутую Ильфирой флÑжку. Ðапиток в ней оказалÑÑ Ñ…Ð¾Ð»Ð¾Ð´Ð½Ñ‹Ð¼ и бодрÑщим, и от него жажда тут же утихла, а кровь веÑелее побежала по жилам.
- Это «Ñлезы гор», - Ñказала Ильфира Ñ Ð³Ð¾Ñ€Ð´Ð¾Ñтью, - Ðикто на Ñвете не ÑравнитÑÑ Ñ Ñ€Ð¾Ð´Ð¾Ð¼ Элемантар в умении готовить Ñтот напиток!
- До коÑтей пробирает, - кивнула Ðйлена, - Ðо Ñкажите, Ильфира… еÑли Ñта жемчужина и вправду Ñйцо… когда из него вылупитÑÑ Ð¼Ð°Ð»Ñ‹Ñˆ?
- Ðе знаю, - покачала головой Ñльфийка, - О морÑких драконах вообще мало что извеÑтно, наÑтолько Ñто оÑторожные и Ñкрытные ÑущеÑтва. Даже их Ð³Ð½ÐµÐ·Ð´Ð¾Ð²ÑŒÑ â€“ единÑтвенные клочки Ñуши, на которые они Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ð¾Ñ‚ времени выходÑÑ‚ - раÑположены в таких меÑтах, куда нет дороги ни конному, ни пешему. ЕÑли уж кто и мог тебе кое-что о них поведать, так Ñто тот волшебник, что охотилÑÑ Ð·Ð° Ñйцом. ЕÑли Ñ Ð½Ðµ ошибаюÑÑŒ и Ñ‚Ñ‹ опиÑала его верно, то Ñто и не человек был вовÑе, а дальгар, житель морÑ. Слышала что-нибудь о них?
- Вроде бы… Правда, у Ð½Ð°Ñ Ñ€Ð°ÑÑказывали, что у них тело покрыто чешуей, а вмеÑто ног – рыбий хвоÑÑ‚!
- Что ж, Ñто верно, - кивнула та, - Дальгары дейÑтвительно в ÑовершенÑтве породнилиÑÑŒ Ñ Ð¼Ð¾Ñ€ÐµÐ¼, и умы Ñвои, и тела приÑпоÑобив к водной Ñтихии. Ðо вÑе же корни Ñвои Ñто Ð¿Ð»ÐµÐ¼Ñ Ð¸Ð¼ÐµÐµÑ‚ на Ñуше, поÑтому у них до Ñих пор ÑохранилиÑÑŒ еще и легкие кроме жабр, а дети их, - тут она внимательно поÑмотрела на Ðйлену, - и вовÑе живут на берегу. ДогадываешьÑÑ, к чему Ñ ÐºÐ»Ð¾Ð½ÑŽ?
Девочка помотала головой.
- Ðу, Ñто же очевидно! – заÑмеÑлаÑÑŒ Ильфира и, точно Ð°Ñ‚Ð°ÐºÑƒÑŽÑ‰Ð°Ñ Ñ†Ð°Ð¿Ð»Ñ, мгновенно Ñхватила ее одной рукой за предплечье, а указательным пальцем другой провела по ÑеребриÑтой линии, завивающейÑÑ Ð²Ð¾ÐºÑ€ÑƒÐ³ ее запÑÑÑ‚ÑŒÑ, - Только у одного народа в мире еÑÑ‚ÑŒ такие узоры, и Ñтот народ – дальгары.
- Так Ñ… Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾â€¦ дальга…
- ДальгариÑ, - кивнула Ñльфийка, - Ð¡ÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему.
- Ðо Ñто… Ñто же… Ñто… - не Ð½Ð°Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ñлов, Ðйлена проÑто развела руками, - Это же абÑурд! Я Ñирота! Я вÑÑŽ жизнь провела в одиночеÑтве! Так что же, получаетÑÑ, что дальгары броÑают Ñвоих детей на произвол Ñудьбы?!
- Ðет, конечно. ЕÑли не лгут легенды, где-то в открытом море еÑÑ‚ÑŒ одно потайное меÑто, которое они называют Керон Датх – ОÑтров Жизни. Там юные дальгары живут под приÑмотром могущеÑтвенных чародеев Ñвоего народа, в чьих Ñилах подолгу оÑтаватьÑÑ Ð½Ð° Ñуше… подобно тому, как Ñто Ñделал твой знакомый чародей. Говоришь, он был очень молод? Ðо доÑтаточно Ñилен, коли уж Ñумел перевоплотитьÑÑ Ð¸ Ñтупить на твердую землю. Правда, до конца Ñта метаморфоза ему Ñвно не удалаÑÑŒ – «кольчуга», которую Ñ‚Ñ‹ видела, на Ñамом деле, вероÑтнее вÑего, была его чешуей.
- Ðо почему он погиб? Ðеужели неÑколько заклинаний так его..?
- И Ñто тоже, но Ñамое большее дейÑтвие на него оказал Ñам воздух земли. Дети дальгаров переноÑÑÑ‚ его безболезненно, но взроÑлые уже не принадлежат миру Ñуши, и долгое пребывание на ней Ð´Ð»Ñ Ð½Ð¸Ñ… губительно. Ð’Ñе, чем они живут, вÑÑ Ð¸Ñ… Ð¼Ð°Ð³Ð¸Ñ Ð¾Ñнована именно на глубокой ÑвÑзи Ñ Ñилами океана, без которой Ñамо их ÑущеÑтвование ÑтавитÑÑ Ð¿Ð¾Ð´ угрозу. Твой знакомец, ÑÑƒÐ´Ñ Ð¿Ð¾ вÑему, раÑÑчитывал на легкую победу, вот и не оÑтерегÑÑ, как Ñледует, а, броÑившиÑÑŒ за тобой в погоню, допуÑтил грубейшую ошибку, Ñамому Ñебе подпиÑав Ñмертный приговор: он перенапрÑг Ñвои Ñилы и вызвал чары, Ñебе не подвлаÑтные. Они подейÑтвовали – и выÑоÑали из него жизнь, - Ильфира Ñлегка нахмурилаÑÑŒ, тонкие брови ÑдвинулиÑÑŒ, - Ð’ мире волшебников нужно очень хорошо предÑтавлÑÑ‚ÑŒ Ñвои возможноÑти, знаÑ, на что Ñ‚Ñ‹ ÑпоÑобен, а на что – нет. Иначе Ð¼Ð°Ð³Ð¸Ñ Ð²Ñ‹Ñ€Ð²ÐµÑ‚ÑÑ Ð½Ð° волю и без вÑÑкой жалоÑти Ñ‚ÐµÐ±Ñ ÑƒÐ½Ð¸Ñ‡Ñ‚Ð¾Ð¶Ð¸Ñ‚. Запомнила, Ðйлена?
- Да, но… Ñ Ð¶Ðµ ÑовÑем не умею колдовать. Ð’ тот раз Ñ Ð²Ð¾Ð¾Ð±Ñ‰Ðµ не понÑла, как Ñто вÑе у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð²Ñ‹ÑˆÐ»Ð¾!
- Ðичего, научишьÑÑ, - уÑмехнулаÑÑŒ Ильфира, - ÐœÐ°Ð³Ð¸Ñ Ñама в тебе проÑну-лаÑÑŒ, когда Ñ‚Ñ‹ в ней больше вÑего нуждалаÑÑŒ, теперь уж он Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ðµ оÑтавит. Ð Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ помочь тебе Ñ Ð½ÐµÐ¹ ÑправитьÑÑ. Хочешь отправитÑÑ Ñо мной?
- Вы… вы хотите Ñказать, что Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ путешеÑтвовать… Ñ Ð²Ð°Ð¼Ð¸?
- Ðу да. Я была бы рада, еÑли бы Ñ‚Ñ‹ ÑоглаÑилаÑÑŒ.
- Я… ну конечно же Ñ ÑоглаÑна! Я и мечтать о таком не могла! – Ðйлена Ñмотрела на нее в полном воÑторге, - Ркуда мы пойдем?
- Ркуда глаза глÑдÑÑ‚, - беÑшабашно махнула рукой Ñльфийка, - Ðо, еÑли Ñ‚Ñ‹ не против, мы могли бы отправитьÑÑ Ð² Заоблачные горы. Где-то через меÑÑц мои Ñородичи уÑтраивают праздник Летнего СолнцеÑтоÑниÑ, а Ñ Ð½Ð¸ за что не ÑобираюÑÑŒ его пропуÑкать. Ð Ñ‚Ñ‹?
- Я… Ñ ÐµÑ‰Ðµ никогда не была на празднике, - Ðйлена почувÑтвовала, что краÑнеет, - Ðет, вернее, была… но Ñто, наверное, Ñложно назвать праздником.
- Значит, тебе обÑзательно понравитÑÑ, - улыбнулаÑÑŒ Ильфира, - Да и Ñами горы ÑтоÑÑ‚ того, чтобы на них взглÑнуть. Это наÑтоÑщее чудо! УщельÑ, Ñкалы, водопады! Ркакой там воздух! Ð Ñолнце какое! ÐÑ…, Ðйлена… Сколько Ñ Ð½Ð¸ путешеÑтвую, только вÑе больше и больше убеждаюÑÑŒ – краше тех меÑÑ‚ не найти больше нигде, хоть обойди веÑÑŒ Ñвет от ÐºÑ€Ð°Ñ Ð´Ð¾ краÑ!
- Рдолго вы не были на родине?
- Да порÑдочно… лет пÑтнадцать уже, кажетÑÑ. Конечно, Ð´Ð»Ñ Ñльфа Ñтот Ñрок попроÑту Ñмехотворен, но Ñ Ð²Ñе равно ÑоÑкучилаÑÑŒ по родным.
- Рчто, Ñльфы и вправду долго живут? Я Ñлышала, вы почти беÑÑмертны!
- Ðу, как тебе Ñказать… Мы дейÑтвительно живем долго, куда дольше лю-дей, и Ñ Ð¸Ñ… точки Ð·Ñ€ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð½Ð°Ñ, пожалуй, можно назвать беÑÑмертными, но вÑе же наши жизни не вечны. Лет девÑÑ‚ÑŒÑот, ну, Ñ‚Ñ‹ÑÑчу – редко больше. И Ð´Ð»Ñ Ð½Ð°Ñ Ñти годы – как череда отдельных, куда более коротких жизней. И знаешь, малышка, - она поÑмотрела на звездное небо, - жить вечно – Ñто не так уж и веÑело.
- Почему?
- Ð Ñ‚Ñ‹ предÑтавь Ñебе, - Ильфира опуÑтила не нее взглÑд, - Ты живешь, как и любое другое живое ÑущеÑтво, дружишь, влюблÑешьÑÑ, и думаешь, что так будет вечно… не замечаÑ, что проходÑщие годы, не оÑтавлÑющие на тебе ни единого отпечатка, поÑтепенно забирают у Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð²Ñех, кто тебе дорог – еÑли, конечно, они тоже не Ñльфы. Рпотом, оглÑдываÑÑÑŒ назад, Ñ‚Ñ‹ начинаешь замечать, что забываешь Ñвое прошлое, и оба конца твоей длинной тропы терÑÑŽÑ‚ÑÑ Ð² тумане… - она вздохнула, - И вот Ñто-то Ñтрашно, Ðйлена. Ðо Ñ ÑƒÐ²ÐµÑ€ÐµÐ½Ð°, что ÑправлюÑÑŒ. И Ñ‚Ñ‹ тоже, - она улыбнулаÑÑŒ ей, - ЕÑли, конечно, не вÑе легенды лживы, то вы, дальгары, не уÑтупаете нам долголетием. Ðаверное, Ñто одна из причин, почему в Ñтом племени так мало детей.
- Вы… Ñ… Ñ Ñ‡Ñ‚Ð¾, проживу… Ñотни лет?
- Вполне возможно, - кивнула Ильфира и тут же шутливо добавила, - Ðо Ñтот Ñрок может оказатьÑÑ ÐºÑƒÐ´Ð° меньше, еÑли Ñ‚Ñ‹ и дальше будешь так же безобразно питатьÑÑ! – и она потÑнулаÑÑŒ к Ñвоему вещевому мешку, - У Ð¼ÐµÐ½Ñ Ñ‚ÑƒÑ‚ еÑÑ‚ÑŒ пирог, хлеб, фрукты… что Ñ‚Ñ‹ будешь?
- Что дадите, - девочка покраÑнела, - Я жуть как голодна!
- Тогда держи, - она протÑнула ей огромный куÑок пирога и Ñблоко, - Только не торопиÑÑŒ, а то живот заболит.
- Я знаю, - мучительно улыбнулаÑÑŒ девочка – ей бы не знать! – и Ñ Ð±Ð»Ð°Ð³Ð¾Ð´Ð°Ñ€Ð½Ð¾Ñтью принÑла предложенное, едва ÑдерживаÑÑÑŒ, чтобы не вцепитьÑÑ Ð² него зубами, как дикий зверь. Ела она очень медленно, тщательно Ð¿ÐµÑ€ÐµÐ¶ÐµÐ²Ñ‹Ð²Ð°Ñ ÐºÐ°Ð¶Ð´Ñ‹Ð¹ куÑочек, чтобы желудок принÑл вÑе Ñто и не возроптал – иногда такое безобразие ÑлучалоÑÑŒ. Ðа Ñтот раз Боги миловали, и ужин оÑталÑÑ Ñƒ нее в животе, так что, наевшиÑÑŒ, они начали укладыватьÑÑ Ñпать.
- Держи, - Ильфира протÑнула ей запаÑное одеÑло, - Рто еще замерзнешь… Спокойной ночи, Ðйлена.
- Спокойной ночи, - пробормотала та, укутываÑÑÑŒ в него, точно в кокон и притÑÐ³Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð´Ñ€Ð°ÐºÐ¾Ð½ÑŒÐµ Ñйцо поближе. Впервые за поÑледние дни она заÑыпала Ñпокойно, в тепле, знаÑ, что ей ничто не грозит, что вÑе обÑзательно будет хорошо… И потому Ñту ночь она провела мирно, ни разу не проÑнувшиÑÑŒ, а утром вÑтала удивительно поздно, уже поÑле того, как взошло Ñолнце, так что Ильфира, ÑпавшаÑ, как птица, Ñ ÑƒÑпехом ее опередила. Поджав ноги под ÑебÑ, Ñльфийка Ñидела у жарко потреÑкивающего коÑтра и из гладких молодых побегов ловко и быÑтро плела что-то вроде круглой корзинки.
- Привет, - поздоровалаÑÑŒ она, не Ð¿Ð¾Ð´Ð½Ð¸Ð¼Ð°Ñ Ð³Ð¾Ð»Ð¾Ð²Ñ‹ и пытаÑÑÑŒ втиÑнуть кончик одного оÑобенно упрÑмого прутика на меÑто, - Ð Ñ Ð²Ð¾Ñ‚ решила Ð´Ð»Ñ Ñ‚Ð²Ð¾ÐµÐ³Ð¾ еще не вылупившегоÑÑ Ð¿Ñ€Ð¸ÑÑ‚ÐµÐ»Ñ Ñ…Ð¾Ñ‚ÑŒ какой-нибудь туеÑок, что ли, ÑмаÑтерить. Ðеудобно же, наверное, его поÑтоÑнно в руках ноÑить, да и небезопаÑно – Ñ ÐµÐ³Ð¾ ÑиÑющей Ñкорлупой Ñто будет привлекать маÑÑу ненужного вниманиÑ. Рнам Ñто ÑовÑем ни к чему, правда же?
- Я и Ñама хотела что-то вроде Ñтого Ñделать, - Ðйлена кивнула на кучу Ñ‚Ñ€Ñпок, - вот только ничегошеньки у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð½Ðµ вышло.
- Ðичего, пригодÑÑ‚ÑÑ, - улыбнулаÑÑŒ Ñльфийка, - Корзинка у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾Ð»ÑƒÑ‡Ð¸Ñ‚ÑÑ Ð½Ðµ Ñлишком плотнаÑ, Ñкорее уж она будет похожа на клетку, так что лишнÑÑ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‚Ð° не помешает.
- Отлично. Значит, Ñто Ñ Ð¼Ð¾Ð³Ñƒ забрать, - и она поднÑла Ñ Ð·ÐµÐ¼Ð»Ð¸ веревку, - Рто без поÑÑа Ð¼Ð¾Ñ Ð¾Ð´ÐµÐ¶ÐºÐ° не больно хорошо на мне Ñидит.
- Было бы, чему Ñидеть, - Ильфира покоÑилаÑÑŒ на ее грубую некрашеную рубаху, - Твое племÑ, конечно, вообще не Ñлишком-то жалует одежду – им, Ñ Ð¸Ñ… чешуйчатой броней, и доÑпехи-то не оÑобо нужны, но вÑе же… Ðу да ладно. Сначала доберемÑÑ Ð´Ð¾ какого-нибудь ÑелениÑ, а там поÑмотрим.
- Ильфира, - Ðйлена Ñела Ñ€Ñдом, глÑдÑ, как тонкие веточки быÑтро ÑплетаютÑÑ Ð² замыÑловатый узор, - Ðо еÑли Ñ Ð´ÐµÐ¹Ñтвительно дальгар… дальгариÑ, то когда же у Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¿Ð¾ÑвÑÑ‚ÑÑ Ð¶Ð°Ð±Ñ€Ñ‹ и хвоÑÑ‚?
- Привычка у тебÑ, что ли, - заÑмеÑлаÑÑŒ Ñльфийка, - задавать вопроÑÑ‹, на которые только Ñ‚Ñ‹ Ñама в Ñвое Ð²Ñ€ÐµÐ¼Ñ Ñумеешь дать ответы! Откуда ж мне знать? Дальгары не поÑвлÑлиÑÑŒ на Ñуше Ñо времен Войны Трех Миров, когда объединившиеÑÑ Ñилы Ñуши и Ð¼Ð¾Ñ€Ñ Ð´Ð°Ð»Ð¸ отпор вторгшимÑÑ Ñ Ñевера Ñилам тьмы. Это Ð¿Ð»ÐµÐ¼Ñ Ñ€ÐµÐ´ÐºÐ¾ интереÑуетÑÑ Ð¶Ð¸Ð²ÑƒÑ‰Ð¸Ð¼Ð¸ на земле – кажетÑÑ, у них и под водой Ñвоих проблем хватает, чтобы еще и на наши рты разевать… Вот, держи, - она загнула, куда надо, поÑледний прутик, и броÑила Ðйлене готовую плетенку. Плетенка была размером чуть побольше Ñамого Ñйца, и, когда девочка оÑторожно опуÑтила поÑледнее внутрь, то убедилаÑÑŒ – как раз впору. Пока она обворачивала корзинку изнутри Ñ‚Ñ€Ñпками, Ильфира ÑоÑредоточенно рылаÑÑŒ в Ñвоем мешке, пока наконец не выудила черный кожаный ремешок Ñ ÑеребриÑтой прÑжкой.
- Лови, - она броÑила его Ðйлене, - пока что пуÑÑ‚ÑŒ поÑлужит тебе лÑмкой, чтобы плечо не натереть, а когда доберемÑÑ Ð´Ð¾ гор – оденем Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¿Ñ€Ð¸Ð»Ð¸Ñ‡Ð½Ð¾ и выброÑим Ñту веревку в какое-нибудь ущелье. Береги его, Ñто не проÑтой ремень.
- Что же в нем оÑобенного? – удивленно ÑпроÑила Ðйлена, раÑÑÐ¼Ð°Ñ‚Ñ€Ð¸Ð²Ð°Ñ Ð½Ð¸Ñ‡ÐµÐ¼ не примечательную кожаную ленту Ñ Ñ‚Ð¾Ð½ÐºÐ¸Ð¼ тиÑнением.
- Рвот что, - и Ильфира, неожиданно быÑтро выхватив из-за поÑÑа кинжал, замахнулаÑÑŒ на нее. Ðйлена тут же взвизгнула – ремешок в ее руках неожиданно налилÑÑ Ñ‚ÑƒÐ³Ð¾Ð¹ Ñилой Ñплетенного из одних муÑкулов тела, ÑеребрÑÐ½Ð°Ñ Ð¿Ñ€Ñжка превратилÑÑ Ð² граненую голову, вооруженную уÑтрашающими клыками, и Ð¾Ð³Ñ€Ð¾Ð¼Ð½Ð°Ñ Ð·Ð¼ÐµÑ, толщиной Ñ Ñ€ÑƒÐºÑƒ Ðйлены, грозно зашипела на приближающуюÑÑ Ñльфийку – вот-вот броÑитÑÑ! Ðо, разглÑдев, кто перед ней, Ð·Ð¼ÐµÑ Ð¾Ð³Ð»ÑнулаÑÑŒ на Ðйлену, и девочке показалоÑÑŒ, что на блеÑÑ‚Ñщей металличеÑкой морде зачарованной рептилии было напиÑано иÑкреннее недоумение.
- Это Ñ‚Ð²Ð¾Ñ Ð½Ð¾Ð²Ð°Ñ Ñ…Ð¾Ð·Ñйка, - подтвердила ее догадку Ильфира, прÑча кинжал в ножны, - Будешь ее защищать, как Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð·Ð°Ñ‰Ð¸Ñ‰Ð°Ð»Ð°, - и повернулаÑÑŒ к Ðйлене, что, мÑгко говорÑ, иÑпуганно Ñмотрела на змею, - Эту замечательную змейку, Ðйлена, зовут ЭраÑÑа, прошу любить и жаловать. Пока она Ñ€Ñдом, Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð½Ð¸ÐºÑ‚Ð¾ не поÑмеет и пальцем тронуть. ЭраÑÑа безошибочно чувÑтвует опаÑноÑÑ‚ÑŒ, и она умеет втолковывать, что Ñ Ð½ÐµÐ¹ лучше не ÑвÑзыватьÑÑ.
Тем временем, видÑ, что ее помощь нигде не требуетÑÑ, Ð·Ð¼ÐµÑ Ð¾Ñ‚ÐºÑ€Ð¾Ð²ÐµÐ½Ð½Ð¾ зевнула, и через мгновение уже повиÑла в руках Ðйлены прежним безобидным ремнем. Девочка Ñ Ð¾Ð¿Ð°Ñкой Ñмотрела на него, но ничего не проиÑходило.
- Ты ее не бойÑÑ, - подмигнула ей Ильфира, - ПуÑÑ‚ÑŒ боÑÑ‚ÑÑ Ñ‚Ð²Ð¾Ð¸ враги.
- С… ÑпаÑибо. Это… очень дорогой подарок.
- Зато теперь Ñ Ð±ÑƒÐ´Ñƒ знать, что Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ вÑе будет в порÑдке, даже еÑли Ð¼ÐµÐ½Ñ Ð¸ не будет Ñ€Ñдом, - Ñказала Ñльфийка, а Ðйлена, неуверенно улыбнувшиÑÑŒ, Ñтала прилаживать ремешок к плетенке. Ильфира Ñпециально оÑтавила в ее Ñтенке довольно большие щели, и, протиÑнув ремень, Ðйлена без труда повеÑила прутÑную корзинку на Ñпину. ÐеÑпешно позавтракав, путешеÑтвенницы Ñобрали вÑе вещи, ÑнÑтой накануне дерниной прикрыли ÑƒÐ³Ð¾Ð»ÑŒÑ ÐºÐ¾Ñтра и отправилиÑÑŒ дальше. Ильфира шагала первой, и Ðйлена едва за ней поÑпевала, про ÑÐµÐ±Ñ Ð´Ð¸Ð²ÑÑÑŒ ее удивительной походке – она Ñловно не шла, а плыла по леÑу, не Ð·Ð°Ð¼ÐµÑ‡Ð°Ñ Ð½Ð¸ корÑг, ни Ñучков, ни коварных Ñм, и без видимого уÑÐ¸Ð»Ð¸Ñ Ð½Ð°Ñ…Ð¾Ð´Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ñƒ там, где по вÑем меркам Ñто было бы, как минимум, затруднительно. Она была на две головы выше Ðйлены и веÑила Ñвно побольше, но вот девочке казалоÑÑŒ – ÑовÑем наоборот. ПоÑтому она была безмерно рада, когда они вÑе же вышли из леÑа на проторенную дорогу. Она была не так широка, как ВоÑточный торговый тракт, или, Ñкажем, Западный путь, выходÑщие к Марогхе, но вÑе же была куда пошире обычной леÑной тропинки, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð²Ñ€Ñд ли ей пользовалиÑÑŒ чаÑто. БоÑые ноги приÑтно щекотал низкий и пушиÑтый, Ñловно бархат, мох, а над их головами, впервые за день, ÑиÑло безоблачное Ñинее небо.
- Эта дорога доведет Ð½Ð°Ñ Ð´Ð¾ Ñамых предгорий, - Ñказала Ильфира, - Рдальше уж не будет ни тропинки, ни дороги, ни тракта, и мы Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹, точно козы, поÑкачем по камнÑм! – она заÑмеÑлаÑÑŒ.
- Звучит захватывающе, - Ñлегка улыбнулаÑÑŒ Ðйлена.
- Да, но до гор еще идти и идти, так что – в путь, - и Ñльфийка решительно зашагала вперед, - Что толку ÑтоÑÑ‚ÑŒ на меÑте, еÑли Ñ‚ÐµÐ±Ñ Ð¶Ð´ÐµÑ‚ дорога, и каждый твой шаг делает ее хоть ненамного, но короче? Ð’ÑÑ Ð½Ð°ÑˆÐ° жизнь – Ð²ÐµÑ‡Ð½Ð°Ñ Ð”Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°. Ðадо только Ñуметь ее пройти. Ðе боÑÑÑŒ, не оÑтанавливаÑÑÑŒ, ÑˆÐ°Ð³Ð°Ñ Ñ‚Ð¾Ð»ÑŒÐºÐ¾ вперед!
- Рмы вÑтретим по пути какие-нибудь поÑелениÑ? – ÑпроÑила Ðйлена, едва поÑÐ¿ÐµÐ²Ð°Ñ Ð·Ð° Ñвоей Ñпутницей, что размашиÑто шагала впереди.
- Ты имеешь в виду, поÑÐµÐ»ÐµÐ½Ð¸Ñ Ð»ÑŽÐ´ÐµÐ¹? Да, будет одно. Ð¡Ñ‚Ð°Ñ€Ð°Ñ Ð”ÑƒÐ±Ñ€Ð°Ð²Ð°. Там мы Ñможем передохнуть и пополнить припаÑÑ‹, - тут она поÑмотрела на Ðйлену и заметила, что девочка хмуритÑÑ, - Вижу, Ñ‚Ñ‹ не очень Ñтому рада.
- Я не люблю города. И деревни тоже.
- Понимаю. Твой опыт Ð¾Ð±Ñ‰ÐµÐ½Ð¸Ñ Ñ Ð½Ð¸Ð¼Ð¸ не оÑтавил тебе приÑтных воÑпоминаний. Ðо поверь мне, в мире еÑÑ‚ÑŒ не только зло, но и верноÑÑ‚ÑŒ, дружба, отвага и любовь… Ðе Ñтоит замечать в нем только темные краÑки. К тому же, - она уÑмехнулаÑÑŒ, - Ð¡Ñ‚Ð°Ñ€Ð°Ñ Ð”ÑƒÐ±Ñ€Ð°Ð²Ð° – Ñто еще цветочки по Ñравнению Ñ Ñ‚ÐµÐ¼, что Ð½Ð°Ñ Ð¶Ð´ÐµÑ‚ дальше!
- Ð’Ñ‹ же Ñказали, что Ñто единÑтвенное поÑеление!
- Ðо Ñ Ð¶Ðµ уточнила – поÑеление людей, - тут уж Ильфира и вовÑе заÑмеÑлаÑÑŒ, - Ркроме людей, Ð¼Ð¾Ñ Ð´Ð¾Ñ€Ð¾Ð³Ð°Ñ, в Ñтом мире живет еще множеÑтво других народов, и мы Ñ Ñ‚Ð¾Ð±Ð¾Ð¹ – тому живое подтверждение!
- Кого же еще мы вÑтретим? Эльфов?
- Возможно, Ñ…Ð¾Ñ‚Ñ Ð¸ не обещаю. Ð’ леÑу Меор живут мои Ñородичи, леÑные Ñльфы, но, как извеÑтно, увидеть Ñльфа в леÑу не проще, чем тень от облака ночью, да и еÑли Ñ‚Ñ‹ его вÑе же заметишь, будь уверен – он Ñам вышел к тебе навÑтречу… Ðо, кроме МеорÑкого леÑа, Ð½Ð°Ñ ÐµÑ‰Ðµ ждут Ð¢ÐµÐ¼Ð½Ð°Ñ Ñ‡Ð°Ñ‰Ð° и переход через Полуночное ущелье, так что будь уверена – Ñкучать по пути не придетÑÑ!






Арт к произведениям А. Пехова

Читать далее
Смычок и скрипка...

Читать далее
На Марсовом поле...

Читать далее

Автор поста
Аннаэйра  
Создан 3-11-2009, 22:46


407


0

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх