Автостопом по гаремам - 12
Мы пересекли два района и один очень оживленный рынок и наконец-то достигли элитного района с богатыми белокаменными поместьями, высокими стенами и чистыми мощеными улицами. По здешним порядкам, на воротах должно быть изображение флага (черно-серебристое полотнище) и герба (черная оскаленная морда не то кошки, не то волка на серебряном фоне) державы. Помимо государственных регалий, на дворянских воротах был и собственный герб, фамильный. Нарисованные, выточенные из дерева или отлитые из чугуна, гербы часто занимали полворот. Интересно, какими должны быть здешние привратники? Ведь общий вес створок с чугуном окрашенным я даже представить боюсь…
Мы заехали в один из переулков и уперлись в ворота, на которых красовался герб с изображением снежно-белого откормленного барана и угольно-черного ворона с килограммовым шнобелем. Овца на черном фоне, белый фон – у птицы. Самое интересное заключалось в том, что и хозяйский герб, и королевский были… вытканы. Забегая вперед, скажу, что это должно было нас насторожить и обеспокоить…
Тут нам скомандовали выгружаться вместе с вещами, а наш извозчик поехал обратно к себе. Тем временем ворота скрипнула, одна из створок открылась и спешившийся слуга, а за ним и мы, зашли внутрь.
Справа располагался двор со всеми хозпостройками, центр и левое крыло занимали тополевые аллеи и сады, а также хозяйские огороды, сейчас перекопанные, а потому черные. Вдали по центру виднелся скромный двухэтажный особнячок, к которому вела еловая аллея, а слева от него – какая-то отдельная постройка неопределенного пока назначения – разобраться помешали частые ветви и подошедшая женщина, выше немаленькой меня на голову и толще как минимум втрое. Весьма колоритная дама, особенно в ярко-розовом обтягивающем платье до земли и с неестественным румянцем. На оторопевших нас и тем более на приведшего нас слугу (который был на полголовы ниже Виэллы) она смотрела свысока и покровительственно:
- Так, девочки, сейчас идем за мной. Я Марьяла Дариевна, гарем и его работа - по моей части. Сейчас я вас познакомлю с вашим новым домом. А ты, - звучным гулким басом отчеканила она, - бегом лошадь на конюшню поставил, и марш в дом, хозяевам отчитаешься!
Бедняга все понял моментом: через секунду им тут и не пахло. Мы оторопело потащились вслед за Марьялой вглубь и влево. Значит, она по гарему главная?.. Стоп, а почему слово «гарем» было рядом со словом «работа»?! Что-то тут определенно не так!
Местом нашего назначения оказалось простое одноэтажное здание под голубенькой черепицей и с просторными окнами. Правда, каждый оконный проем был забран не слишком частыми коваными прутьями. С торца дома обнаружилась дверь, прочная и, насколько я могу судить, зачарованная. От чего ее зачаровали – это уже по Виэллиной части. Внутри же был узкий коридор с очень скудным освещением, а также типовые двери, за каждой из которых кто-то жил. Совсем скоро за одной из них будем жить мы… Наша дверь, пятая от входа, приближалась. За ней оказалась довольно-таки просторная комната на два окна, три кровати, стол два на два метра, занимавший большую часть комнаты, и без стульев, один платяной шкаф и небольшой шкафчик. Через приоткрытые дверцы было видно, что он уже заполнен всякой рухлядью.
- Это ваша комната, - пробасила Марьяла Дариевна. – До обеда у вас свободное время: разложить вещи, ознакомиться с обстановкой… да и себя в порядок привести вам не помешало бы, - сморщила она длинный мясистый нос, заходя в комнату. – Вот это, - она указала на собрание деревянных запчастей неизвестного назначения в углу, - ваши ткацкие станки, в шкафчике все для рукоделия, после обеда получите материал, как раз у хозяйки заказ новый, шелковое платье, бежевое, с драпировками, - глаза начальницы гарема мечтательно прикрылись. – На работу вам два с половиной дня, включая этот. Послезавтра к вечеру приду, посмотрю, как работа идет, - с этими словами дамочка вышла, гулко хлопнув дверью. Ее звучные шаги эхом отдавались в коридоре.
Мы молчали. Никто из нас не произнес название одного зверя из семейства собачьих, обитающего на крайнем севере, хотя это легко читалось в глазах у всех троих: «ПОЛНЫЙ ПИСЕЦ!!!»
- Елы-палы, да это не гарем, а ткацкий комбинат какой-то! – воскликнула Виэлла, выходя из ступора и закидывая на стол свою сумку. – Как много я, оказывается, не знала о здешних гаремах!..
- И не говори! – отозвалась я, распахивая дверцы шкафа. За ними оказалось три полки и перекладина для вешалок. – Чур, моя полка верхняя! Да, и кто-нибудь знает, что делать с этой грудой дереволома?
- Я приблизительно представляю, как выглядит ткацкий станок в собранном виде, - осторожно произнесла Лараэль, плюхаясь на правую кровать, - но абсолютно не представляю, как его собрать! Ненавижу ткачество!
- А вообще смутно представляю, как это делается… - отозвалась я, раскладывая свои немногочисленные вещи. – Вил, по-моему, тоже…
- Да, поскольку в нашей семье деньги всегда водились, одежду покупали готовую или шили на заказ, - призналась Виэлла, оттесняя меня от шкафа и примериваясь к средней полке. – Что-нибудь починить я еще смогу, но не более.
- На меня можете даже не смотреть, - замахала я руками, - я и нитку-то с иголкой в руках два раза за всю жизнь держала, больше саблю предпочитала. Выходит, что ты, Лара, из нас троих самая лучшая рукодельница.
- Покроить и сшить я еще могу, но ткать и вышивать – эти два слова при мне лучше не произносить.
- Извини, но произноситься они будут частенько… - улеглась я на левую кровать и закинула ноги в сапогах на спинку. – Сдается мне, с такими талантами нас через день сбагрят нафиг за полцены.
- Но мы-то красивые, значит, спрос будет, - уверенно заявила Лара.
- Ага, и подмоченная репутация тоже…
- О! – подпрыгнула Вил. – Не боитесь, все пучком! У меня одна идея появилась!
- Какая?! – тут же подскочили и мы.
- Зашибенная! Надо только дождаться вечера и "сеанс спиритизма" провести!
- То есть? – не поняла Лара, как-то сразу потеряв большую часть воодушевления.
- Потом расскажет, к нам кто-то идет, - предупредила я, и почти тут же в дверь постучали. На наше нестройное пожелание проходить в комнату вошла молодая женщина лет так тридцати.
- Позвольте вас тут поприветствовать, - поздоровалась она, осматривая нас, настороженно приподнявшихся на кровати. – Я Анна.
- А мы сестры, Виэлла, Лараэль и Эсал, - представила я остальных, принимая попутно более достойное положение. Анна мило улыбнулась нам:
- Вы ведь новенькие тут? Если хотите, я могу рассказать вам о нашем гареме…
- О, мы будем вам очень благодарны! Поведайте, пожалуйста, здешние порядки!
- Как вы, наверное, поняли, специальность тут ткацкая и швейная. Мы обшиваем большую часть слуг, Марьялу, ну и хозяев, само собой!
- Значит, это вы Марьяле Дариевне такое платье пошили? – не удержалась от этого вопроса Лараэль, которой наряд тетеньки явно не давал покоя. Анна только посмеялась:
- Наше дело маленькое – пошить. Если заказчику платье не идет, это его проблемы. У хозяев вкус лучше, но и заказы побольше.
- То есть вы тут сидите, шьете…
- Да-да, так и есть. За каждую хорошую работу, сделанную в срок, полагается премия, раз в две недели выходной, можно в город сходить. Весьма неплохо живем, как видите.
- И еще два вопросика: где тут можно помыться и, не поймите неправильно, как собрать станок? Мы-то дома исправно снабжали тканью всех своих родственников, но таких конструкций еще не видели…
- Не вопрос, - засмеялась эта добрая женщина, - сейчас я вам покажу.
С ее помощью мы все-таки собрали эти жуткие приспособления, именуемые ткацкими станками. Лично для меня являлось загадкой, почему они есть у каждой девушки. Почти у каждой.
Остался вопрос с нашей помывкой. Тут все было проще. Наша комната была последней жилой. За нами была столовая, куда в положенное время каждый день приносили еду, а торец занимали две комнаты: ванная и сортирная. Огромная бадья в ванной регулярно наполнялась теплой водой дважды в день, и сейчас была почти полная.
- Ну что же, разберетесь, что тут делать. Грязную воду никуда не выливайте, она сама очистится, вон там – мыло, там – полотенца и пара халатов, до комнаты дойти, - указала Анна, прежде чем нас оставить. – Все хорошо будет, вы сестры хорошие, дружные.
- Угу, мы такие сестры, как смесь бульдога с носорогом, - проворчала я, когда дверь за ней закрылась. – Ну а что, нет? Мы ж кроме как характерами друг на друга и не похожи!
- Неважно, - махнула рукой Виэлла. – Яблочко от вишенки, как говорится…
- А также сама вишенка, - дополнила Лараэль, обнажась и оглядывая бадью под потолок. - Вот это да, в ней же нырять можно!
- А сбоку краник есть, - заметила я. – Для чего бы это?
Виэлла тем временем осмотрелась и подогнала две бочки поменьше, для индивидуального пользования. Они были где-то по грудь, широкие и на колесиках. Как раз под краник подошли.
Когда бочки наполнились водой, встал вопрос о том, как мыться, поскольку бочек было две, а нас трое.
- Так, мне ждать неохота, - подпрыгнула я, уцепившись за край большой бадьи, не закрытой сверху. Правда, не рассчитала и саданулась о потолок головой. Внизу мерзко захихикали. – Вы мне только мыла киньте! – эти слова я произнесла, спрыгивая в воду, которая доходила мне до макушки. По этой самой макушке мне и навесили бруском мыла. Похоже, тут все-таки надо было мыться по очереди. Во-первых, неудобно мылиться, во-вторых, вылезать. Да и с водой что-то делать надо… Ладно, где наша не пропадала!
Намыливать волосы и верхнюю и часть тела было даже удобно. Находясь по пояс в воде и упираясь ногами в стенки, я могла спокойно мыться. Споласкиваться было еще проще, надо только дыхания побольше захватить. А вот мыть ноги в воде – это номер! Чудеса акробатики и незабываемые позы для камасутры!..
Наконец я вынырнула, отдышалась, отплевалась и, вышвырнув сначала мыло (похоже, тоже в кого-то попала), стала выбираться, упираясь в стенки руками и ногами. Добравшись таким макаром до верха, я спрыгнула на пол, высокомерно и самоуверенно не посмотрев, куда. Оказалось, на мыло, поэтому в итоге я, не теряя равновесия окончательно, поехала вперед. В весьма обозримом будущем из воды выпрыгнула Лара, оказавшись на траектории моего движения. Несложно догадаться, что мы, сопровождаемые матом-перематом, закончили свой путь у услужливой, но чертовски твердой стенки. Вил тем временем каталась от смеха на кафельном полу.
- Вот и помылись, - мрачно заключила Лараэль, со стоном вставая на ноги и потирая копчик. Поскольку приземлилась она на меня, я ушибла себе руки, ноги, зад, спину и приложилась головой. Ладно, на мне все заживает как на вампире… хотя почему "как"?
Виэлла, чуть не надорвавшая себе пупок от смеха, тоже поднялась и успела завернуться в большое махровое полотенце, великодушно кинув такие же нам. Обтеревшись, мы устроили маленький военный совет.
- Вил, а что с водой грязной делать?
- Анна ж сказала оставлять как есть. Тут на бочках руны видны, через некоторое время вода… э-э-э… так, руна очищения, чего тут у нас еще… испарения… возврата. Ага, значит, через N-ное время очищенная вода испаряется и конденсируется обратно в ту большую бадью! - торжественно закончила магичка осмотр и расшифровку.
- А как большая? После меня вода там не совсем чистая, а лучше сказать, совсем не чистая…
- Вот на ней я руны очищения и не вижу, - разочарованно причмокнула она, - только нагрева и приема… Могу попытаться сама…
- Давай-давай, - я тем временем подпрыгнула и, уцепившись за край здоровенной дуры, в которой мылась, стала наблюдать за процессом. Подруга не подкачала, водичка действительно очистилась.
- Ура! – сообщила я, спрыгивая на пол (предварительно убедившись, что мыла внизу нет). - Вил, ты молодчина!
-А я в себе не сомневалась! – неимоверно важно ответила она, раздувшись от гордости. – Ну что, пошли в комнату?
Вот так, впервые за немалое время чистые и довольные, мы вернулись к себе в комнату одеться. Выбор, правда, был не ах, но на первое время и так сойдет. Посидеть, полежать и помечтать нам, к сожалению, не дали: по коридору разнеслась тяжелая поступь Марьялы Дариевны:
- Так, новенькие, вымылись – оделись? Отлично, а то хозяева хотят с вами познакомиться. За мной! – мы молча, как арестанты, последовали за ней.
В хозяйском доме было тепло, чисто и царил изнеженный уют. В большой гостиной за чашечкой кофе сидели наши новые типа владельцы. Мне тут же стало ясно, что их фамильный герб был портретным. Хозяин был маленький, скрюченный и кособокий. Выдающимся в нем был только нос – такого шнобеля мне видеть еще не доводилось. Своим огромным горбатым носом он ну очень напоминал ворона с герба. Его жена, занимавшая все неузенькое кресло полностью, была невысока, с круглым овечьим личиком и копной высветленных кудряшек. Герб висел тут же, над камином, и знаете, найти десять отличий было непросто. Сходство поражало.
- Как вы и просили – сегодня купленные работницы, - сделала подобострастное лицо МарьДарь, указывая на нас. Хозяйка равнодушно кивнула, а ее мужу, похоже, все было по барабану.
- И как же вас зовут? – наконец протянула она тоненьким капризным голоском. Мы представились. – Для вас я – госпожа Бебетта. Искренне надеюсь, что вы стоите тех денег, которые мы за вас отдали. Марьяла, отведи их обратно и объясни, что им надо делать, - на этом аудиенция закончилась. Мы нижайше заверив ее в своем рукодельном "профессионализме", удалились вслед за Марьялой.
- Девочки, - спросила я, когда мы остались одни в своей комнате, - вы герб видели? А десять отличий между ним и барчуками нашли? Лично я – нет.
Виэлла со мной согласилась:
- Я тоже. Хозяйка – овца овцой, да и имя подходящее. А чем сейчас займемся?
- Обеда будем ждать, - предложила Лараэль, сидя в позе лотоса на кровати. – Сколько время?
- Да часов двенадцать.
- Вот и ладно, - вытянулась во весь рост Вил, - я тогда вздремну чуток до обеда.
- Сон должен быть послеобеденным, - съязвила Лара.
- Ты что, забыла? После обеда нам занесут материал и мы будем усиленно ткать! – напомнила я.
- Эсал, я же просила не произносить при мне это слово! – взвилась она.
- Извини, изготавливать ткани, - поправилась я, не проявляя, впрочем, ни грамма раскаяния.
***
- Ура, обед! – обрадовалась Виэлла, услышав звук колокольчика за стенкой и поглаживая бурчащий живот. – В два дня, значит…
- Подожди, Лару надо растолкать! – одернула я подругу, уже решительно направившуюся на выход. – Дрыхнет и не чует!
- Да это – один момент!
На деле, однако, будить пришлось минут пять – Лара отличалась крепким сном. Как раз в момент, когда мы упрашивали ее слезать, зашла Анна:
- Девочки, у нас сейчас обед, пойдемте.
В столовой стояло шесть столов: пять со стульями, рассчитанные на одну комнату, и один поменьше, за которым молодой повар с хитрой рожей накладывал каждой порцию первого и второго из здоровых ведер. Мы подошли последними: во-первых, Лара проспала, а во-вторых, пятая комната.
- Все, приятного аппетита, - повар собрался уходить.
- Э, а нам что, обед не положен? – неприятно удивились мы. Какого черта мы тогда в этот гарем приехали?
- А вы кто такие? – смерил он нас удивленным взглядом.
- Новенькие!
- Не знаю, мне никто ничего не говорил про новеньких, - ну очень наигранно сделал он большие глаза. И, придав попутно роже самоуверенный вид, собирался пойти на выход. – Все равно еды на вас не наготовили!
- Да ты что! – тормознули мы его. Пока мы с Виэллой держали повара, Лараэль подняла крышку и заглянула в ведро: - Странно, а в ведре как раз три порции лишние и остались! Чудеса да и только!
- Ничего не знаю, не я готовил! – он пожал плечами и попытался прорваться. Не получилось.
- Вил, возьми, пожалуйста, тарелочки, - попросила Лара, отбирая у повара ведра. После того, как Вил выполнила просьбу, она самолично наполнила их едой: - Вот так, всем все хватило. Ну а теперь можешь идти, - мы перекочевали за свободный стол. Повар подобрал окончательно опустевшие ведра и ушел с весьма угрюмой рожей.
- Мы все в первый раз оставались без обеда… - тихо, для самой себя, сказала кто-то.
- Понимаете, завтрак сегодня у нас был не ахти какой, а кушать-то хочется, - улыбнулась я, погружая ложку в суп. "Традиция" у них тут, без обеда по первости оставаться, ха! На столовую опустилась тишина, изредка нарушаемая стуком ложек о фаянс. Мы тоже с аппетитом съедали с боем вырванный обед.
После еды надо было собрать грязную посуду и отнести ее на кухню. В день дежурила одна комната. Слава богу, наша очередь наступала послезавтра. А нас самих за дверью столовой отловила Марьяла Дариевна:
- Идемте, материал для работы получите!
Возле входа в гарем мы обнаружили мини-телегу, запряженную маленьким лохматым пони. На телеге лежали здоровенные бобины, а рядом стоял добродушного вида дядя с бумагами:
- Пятая комната, значит… Так, вам выделили пять бобин нити, цвет – беж, материал – шелк, - он что-то отметил в своих бумагах, потом спохватился и достал из телеги какой-то сверток: - Да, еще – выкройки, на г-жу Бебетту рассчитанные. Их не мять и не выкидывать, мне потом отдадите. Теперь вот тут распишитесь, - он указал место на бумаге. Там значилось, что мы будем использовать данный материал по назначению и обязуемся в срок выполнить работу. Бред какой-то, но мы послушно расписались. – Все, теперь можете забирать.
Мы прихватили выкройки, одну бобину на двоих, а остальные поднес нам в комнату дядя Ваззь. После доставки он с нами попрощался и ушел по своим делам. Мы могли приниматься за работу. Могли, но не стали, завалившись на кровати и поплевывая в потолок.






Трактир на углу Рыбной и Скотного переулка. Барынька

Читать далее
Отчет за месяц. Август

Читать далее
Художник Константин Арчибасов (Matariil)

Читать далее

Автор поста
ashitaka ashihoro  
Создан 12-08-2009, 23:54


202


6

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ






Добавление комментария


Наверх