Магистериум. Главы 14 и 15 + карта Арбениона


Перекрёсток

Корвеллон, Туагри
на стыке Большой Дороги
и Старого Ордынского Тракта

14.
Цивилизация встретила Радомира и Яну проливным дождём, хлынувшим в тот самый миг, когда они уже почти добрались до городских ворот. Собственно говоря, городом Туагри не был – скорее посёлок, нечто вроде форпоста, установленного здесь корвеллонской правящей династией ради получения дополнительной прибыли. Дело в том, что городишко расположился прямо на пересечении двух крупнейших торговых артерий: Старого Ордынского Тракта и Большой Дороги, поэтому с купцов, перегоняющих свой товар с юга на север (и наоборот) здесь взималась нехилая пошлина, исправно пополняющая баронскую казну. Впрочем, и сами-то торговцы, по здравому разумению, были не прочь отвалить полсотни золотых за кратковременный привал со всеми удобствами – городишко хоть и плёвый, зато обнесённый частоколом и имеет постоянный гарнизон (не ахти какой, ясное дело, но хотя бы насчёт придорожных разбойников, коими испокон веков кишели эти места, можно не беспокоиться). Да и отдохнуть-поразвлечься человеку с дороги тут было где – благо постоялых дворов в Туагри насчитывалось едва ли не больше, чем жилых.
Таверна «Раненый Олень» ничем особым среди других не выделялась, разве что расположена была ближе всего к городским воротам. А поскольку дождь, как уже было сказано, лил как из ведра, Раду не стал долго раздумывать о том, какому трактиру отдать предпочтение, а просто юркнул вместе с Яной в первый попавшийся. Заведением таверна оказалась вполне приличным: купцы – содержатели торговых караванов – каждый со своей «свитой», пирующие за длинными столами, которые ломились от выпивки и закусок; компании местных обывателей − судя по всему, постоянных клиентов подобных заведений – эти оживлённо обсуждали различные городские сплетни и слухи; солдаты из гарнизона, которым сегодня выдался выходной, а также снующие туда-сюда между всеми ними шуты, музыканты и проститутки, предлагающие каждый свои услуги. Разбойников (а тем более, отпетых «стервятников» с Большой Дороги), в городе, по вполне понятным причинам не жаловали, так что в принципе, нарваться на неприятности в Туагри можно было, лишь самому этого захотев.
По этой причине Раду позволил себе слегка ослабить свою завсегдашнюю бдительность и на следующее утро, оставив Яну досыпать в номере гостиницы, отправился к зданию ратуши на поиски каравана, который смог бы доставить их в Аренсу. Городской холл был как раз тем местом, где купцы вносили пошлину (выбора у них не было: без квитанции об уплате ни один караван не выпускался из города), поэтому если где и стоило искать попутчика, то именно там. Само здание было трёхэтажным, причём терраса располагалась на втором этаже и достичь её можно было, преодолев с десяток каменных ступеней; на первом этаже размещались, надо полагать, различные архивы и оружейные склады для ополчения – стены были практически лишены окон; зато на третьем, похоже, расположились городские власти – верхушка здания была украшена резными барельефами и облицована белой глиной.
Раду, с молотом на плече, уверенной походкой направился было прямиком на террасу, но у подножия лестницы заметил одинокую фигуру, облачённую в запылённую монашескую рясу с капюшоном, и решил подойти познакомиться.
- Доброго дня тебе, брат! – поклонился паладин, согласно традиции, приложив при этом руку к сердцу.
Незнакомец в ответ поднял капюшон и сделал точно такой же жест. Это оказался приятного вида молодой человек с тонкими, почти аристократическими чертами лица, серыми глазами и короткой причёской. Кожа была смуглой, как у Яны (сразу видно - южанин), а лицо – вполне располагающим: мужественное и при этом немного печальное.
- Да осветит Всевышний твой путь! – ответствовал молодой монах, - я – брат Алмерт из Анджурской Капеллы, странствующий целитель и проповедник.
- Рад нашей встрече, - улыбнулся Раду, - я – Радомир Камплан из Аренсы, рыцарь Лилового Ордена, ветеран. Могу я узнать, куда держит путь достопочтенный Алмерт?
- Отчего же, секрета здесь нет. Я возвращаюсь домой, в Анджур, после трёхлетней миссии в восточном Приграничье. А вы, благородный сэр, куда направляетесь?
- В Аренсу, ко двору короля Руты. Я тоже странствовал немало, но пришла пора где-нибудь осесть и обжиться...
- Хм... может, тогда вы согласитесь составить мне компанию, достойнейший? Путь в Аренсу не близок, а я мог бы довезти вас хотя бы до Анджура. Многого вам предложить не смогу, но по крайней мере, моя бычья упряжка и смиренная компания будут в вашем распоряжении...
- С радостью, преподобный! Что может быть лучше вечера, проведённого за приятной богословской беседой... Кстати, я не поинтересовался вашим саном...
- Я клер, - поклонился брат Алмерт, - что ж, в таком случае, если у вас не осталось дел в этом городе, можем двинуться сегодня пополудни.
- Согласен. Но только... я не один. Со мной путешествует молодая девушка, моя... ученица. Не найдётся ли в вашей бычьей упряжке места и для неё?
- Думаю, найдётся, - в голосе молодого священника не чувствовалось ни тени удивления или смущения, он просто принял это как факт, - приходите сегодня к пяти часам к Северным воротам – к этому времени все купеческие караваны уже отправятся, и мы сможем беспрепятственно выехать из города.
- Решено, - Раду протянул Алмерту свою огромную, словно лопату, руку, и тому ничего не оставалось делать, как её пожать, - ровно в пять у Северных ворот. До встречи и да благословит вас Всевышний!...
...Воробей здраво рассудил, что в городе эту парочку взять не удастся, – нет, не потому, что он сколько-нибудь сомневался в себе или трёх выделенных ему для этой операции подручных (хотя «проповедник», чего греха таить, производил впечатление) - просто брать их требовалось, во-первых, живыми, а во-вторых, по-тихому, иначе вмешаются ребята из местного гарнизона, а вступать с ними в разборки Воробью было категорически запрещено. Поэтому он и решил использовать Йенса в качестве подставного, − риск был, конечно, велик, но мошенник обладал выдающимися актёрскими способностями, − по крайней мере, по мнению Воробья вполне достаточными, чтобы сбить с толку эту гору застывшего мяса. Так что Йенсу был вкратце обрисован план действий («улыбнуться – расположить к себе – предложить помощь») и что самое главное, было велено ни при каких обстоятельствах не давать волю эмоциям («Но этот перец – как-никак убийца моего брата» - «Этого мы ещё наверняка не знаем, и не узнаем, если проколешься!»).
Впрочем, с поставленной задачей Йенс справился с блеском. Монашеские лохмотья ему ничего не стоило незаметно стащить из лавки местного портного (затем он выволок совсем новую рясу в пыли, придав ей, таким образом «товарный вид»); ну, а всё остальное сделали холодный расчёт и умение действовать по ситуации, − имя «Алмерт», к примеру, он вообще придумал на ходу. Только вот... после общения с этим человеком Йенсу отчего-то показалось, что убить Яреда тот никак не мог. Какое-то навязчивое внутренне чувство, которое он всеми силами пытался в себе подавить, твердило ему, что «проповедник» − именно тот, за кого себя выдаёт, и искать следы настоящего убийцы следует совсем не здесь... Усилием воли Йенс заставил себя выкинуть это из головы. Лилового Ордена уже давно не существует, это известно каждому. Плюс эта его «ученица» − чему же он, интересно, её «учит»?... В любом случае, решил Йенс, допрос покажет, виноват он или нет. А пока – его ещё надо взять, а это уже не моя работа...



15.
Солнце клонилось к закату, и его последние рассеянные лучи пробивались сквозь густые кроны деревьев, заливая оттенками розового и ярко-красного каменистую дорогу с неспешно следующей по ней бычьей упряжкой. Человек, что правил поводьями, был одет в запылённую коричневую рясу с накинутым на голову капюшоном, а тот, что сидел рядом с ним – огромный и мускулистый, словно каменная статуя – носил полотняные штаны и лёгкую льняную рубаху (портной на городском рынке сразу предложил самый большой размер, но и тот оказался немного маловат). И наконец, последним пассажиром этой упряжки была девушка на вид лет семнадцати, занявшая место внутри тележки. Подобно Раду, Яна тоже решила, пока есть такая возможность, сменить наряд, и теперь была одета в длинное сиреневое платье, великолепно подчёркивающее её стройную фигуру.
Поскольку они покинули Туагри через Северные ворота, «брат Алмерт» решил немного срезать путь и поехал не прямо по Большой Дороге, а свернул на лесную тропу, проходящую через окрестные деревушки. При свете дня лес выглядел вполне миролюбиво, и Яна сначала не придала значения такому странному выбору пути, но чем больше сгущались сумерки, тем сильнее становилось ощущение, что разбойники затаились где-то рядом… Да и вообще, с этим священником явно было что-то не так. Нет, с виду он был приветлив и доброжелателен (даже симпатичен, отметила она про себя), но всё же в его жестах, поведении и манере речи чувствовалась некая наигранность, противоестественность. Словно это был не монах, а кто-то, кто всеми силами старался на него походить… Однако, всецело доверяя Раду, девушка решила держать свои подозрения при себе. Старый паладин, между тем, устроившись рядом с извозчиком, принялся расспрашивать того об Анджуре и его достопримечательностях («А как далеко оттуда до Аренсы, преподобный?» - «Да не более ста миль по дороге – это ж, практически, на границе королевских владений.» - «А где в городе можно будет остановиться на денёк-другой?» - «О, не волнуйтесь, мои братья из Капеллы обязательно предоставят вам ужин и ночлег.»).
Йенс изо всех сил старался изобразить интерес к вышеупомянутой дискуссии, но в голове у него вертелись совсем другие мысли… Кто же он, этот седой исполин с молотом? Может, и вправду паладин? Всё, абсолютно всё в этом человеке говорило само за себя – открытая книга, которая в принципе не способна ничего утаить… Да и девчонка хороша, чего уж там… Ученица, говоришь? Миленькое личико, большие глаза, растрёпанные волосы, да и фигурка ничего… И каким, чёрт побери, боком она может быть во всём этом замешана? Нет, внутренний голос, к которому Йенс, в силу своей профессии, уже давно привык прислушиваться, упрямо твердил, что Воробей и его люди просто вышли не на тех…
Должно быть, именно эта мысль заставила Йенса в последний момент закричать «берегись!» и, таким образом, сорвать тщательно спланированную операцию. Шестое чувство безошибочно подсказало: «всё, началось!», и лжесвященник, резко бросив поводья, спрыгнул в тележку. Падая, он накрыл собой девчонку, и тут же почувствовал, как спину обожгло внезапной дикой болью – миниатюрный метательный дротик, предназначавшийся Яне, вонзился Йенсу чуть ниже правой лопатки. Прочный кожаный доспех под рясой самортизировал удар, но сок камышовой агавы – сильного и быстродействующего снотворного, которым был обильно смазан дротик, всё же своё дело сделал. Вор ещё успел увидеть перед собой испуганное лицо девушки, но в следующий же миг в глазах потемнело, и мир для него провалился в пустоту.
Раду слово «берегись!» дважды повторять было ни к чему. Не успел отчаянный крик лжесвященника умолкнуть, как паладин рванул на себя поводья и упряжка остановилась. Тотчас же три невесомые тени плавно отделились от окружающих повозку сумерек и устремились к нему. Первый убийца получил молотом по голове, так и не сумев толком понять, как могло оружие так быстро оказаться в руках у противника. Второй оказался более рассудительным и не стал лезть напролом – вместо этого он метнул в Раду один из своих кинжалов. Лезвие с глухим треском врезалось в рукоять, и металлическое молотило, описав в воздухе вертикальную дугу, обратило лицо второго атакующего в кровавое месиво. В это время из тележки донёсся пронзительный девичий визг – оцепеневшая от ужаса Яна, наконец, обрела дар речи и возвестила об этом всю округу. Паладин обернулся на крик и увидел, как ещё одна укутанная в плащ фигура запрыгнула в повозку. Выпустив из рук молот, он неожиданно быстро для человека его габаритов метнулся вперёд, − и последним, что увидел перед собой в тот день третий убийца, был огромный увесистый кулак.
Однако за четвёртым Раду всё же не уследил. Это, впрочем, было неудивительно, поскольку означенный четвёртый бесшумно упал сверху – не спрыгнул, а именно упал – с ветки ближайшего дерева, и его длинный тонкий стилет, блеснув в лучах заходящего солнца, вонзился по самую рукоять в левое предплечье паладина. Приступ острой жгучей боли заставил гиганта опуститься на колени, но он всё же сумел, ухватившись за край повозки, повернуть голову и увидеть искривлённую усмешку на хищном и вытянутом, как у барракуды, лице убийцы. Воробей (а это был именно он) занёс своё оружие для завершающего удара, и вдруг, внезапно переменившись в лице, пошатнулся и медленно, будто нехотя, упал лицом вниз. В спине у него, в аккурат у основания шеи, торчала длинная, украшенная дивным серебристым оперением, стрела.
Раненный паладин, кряхтя, сумел-таки подняться на ноги, и, пытаясь понять, откуда пришла неожиданная помощь, осмотрелся. Краем глаза он уловил справа в подлеске какое-то движение, и секундой позже, сделав в воздухе эффектный кувырок, на землю спрыгнула эльфа…
Это слово было первым, что пришло ему в голову, и хотя Раду никогда прежде не видел эльфов, он готов был поклясться, что эта могла быть только из Высокорожденных. Ярко-красный диск увядающего дневного светила чётко очертил её силуэт – стройный и неестественно изящный, с просто-таки сказочной утончённостью черт. Золотистые волосы двумя водопадами растекались по плечам незнакомки, и из этой роскошной гривы, словно два пронзивших её копья, торчали длинные, плавно сужающиеся у кончиков, эльфийские уши. Одета она была в переливающееся серебристым светом платье, которое оканчивалось чуть ниже бёдер, и было будто бы соткано из мелкого бисера; обувью ей служили закрытые сапоги с мягкой подошвой, а дополнял картину длинный, чуть ли не во весь её рост, мастерски изогнутый лук, который она держала в правой руке.
Раду повернул голову и увидел, что Яна, освободившаяся, наконец, от тяжести бесчувственного монаха, тоже сидела в изумлении, будучи не в силах оторвать взгляд от сумеречной гостьи. Силуэт плавно, словно в танце, двинулся в сторону паладина, и через мгновение эльфа опустилась на одно колено прямо перед ним.
- Позволь мне осмотреть твою рану, - мелодичным голосом пропела она.
Раду послушно снял с себя рубаху и повернулся к ней спиной. Затем он почувствовал лёгкое покалывание в области предплечья и боль начала постепенно угасать.
- Теперь она затянется быстрее, - снова услышал Раду этот дивный голос, - и почти не будет болеть.
- Спасибо, госпожа… э-э…
- Зовите меня Карина, - поклонилась эльфа.
- Я обязан вам жизнью, - подхватив с земли свой молот, произнёс паладин, - так что теперь я у вас в долгу – просите, о чём хотите…
- Что ж, - она еле заметно улыбнулась, - это даже к лучшему. Но для начала мне нужно кое в чём удостовериться. Твоё имя – Радомир Камплан из Аренсы, рыцарь Лилового Ордена, а твою спутницу, - она кивком подбородка указала на сидящую в повозке девушку, - зовут Ярина Хольтен из Милвила. Так ли это?
- Да, - в один голос ответили изумлённые Яна и Раду, - но откуда…
- Хм-м… всё сходится. Стало быть, третий – не кто иной как Хенсус Телль из Анджура, адепт Братства Маска?
- Он назвал себя братом Алмертом, клериком Анджурской Капеллы, - ответил паладин.
- Вряд ли… - прыжок, и Карина оказалась рядом со спящей фигурой в повозке, - насколько я знаю, клерики не носят под рясой доспехов, - она быстро обыскала лжесвященника, - да и отравленный кинжал – не самое подходящее для святого отца оружие… Так что, по-видимому, все в сборе.
- Но объясните, что происходит? – не выдержала Яна, - и кто были эти люди, которые на нас напали? И почему…
- Не всё сразу, дитя, - оборвала её на полуслове эльфа, - прежде всего, разрешите представиться. Моё имя Эрлиндер Кариэль Аш-Вендаар… хотя вам гораздо проще будет называть меня Кариной. Я – селлебрэн Фелланора − то есть из тех, кого вы, люди, называете эльфийскими рейнджерами. Я выполняю одно особое поручение, в котором вы, - она повернулась к Раду, - коль уж вы числите себя моим должником, сможете оказать мне содействие.
- Мой молот к вашим услугам, миледи, - поклонился паладин, - но причём здесь мисс Яна и зачем этот мошенник нарядился монахом?
- Судьбе было угодно, чтобы все мы встретились, - ответила Карина, - насчёт того, к чему этот маскарад, и кто все эти люди, - она указала на распростёртые на дороге тела, - думаю, спящий человек сам нам всё расскажет, когда проснётся… Что же касается юной мисс, то она примет в нашем с вами общем деле самое непосредственное участие – повторяю, наша встреча не случайна.
- Ну хорошо, - устало вздохнул Раду, - раз так, рассказывайте, что за дело.
- Здесь, на дороге, небезопасно… Неподалёку есть небольшая деревушка, где мы сможем переночевать. И я обо всём вам расскажу, не волнуйтесь, - она бросила ему поводья, - поехали, рыцарь, время дорого!
Не задавая больше друг другу вопросов, они двинулись дальше по лесной тропе. А в это время на верхушке одной далёкой каменной башни старый чародей проводил взглядом скрывшееся за горизонтом солнце и облегчённо вздохнул – похоже, всё шло как было задумано.






Стихи из детства


Читать далее
Парни...За что мы их любим

Читать далее
Художник Джонатан Эрл Боузер (Jonathon Earl Bowser)


Читать далее

Автор поста
Coorio {user-xf-profit}
Создан 28-01-2009, 15:08


187


9

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Nikolay
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 28 января 2009 23:55

    Как-то неожиданно все обрывается. Я думал, что произведение целостное. Ну, да неважно. Когда ждать продолжение: оно уже готово или пока на стадии разработки и написания?


  2.       Reystlin
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 30 января 2009 10:44

    Интересно все закрутилось


  3.       Таурэнтари
    Путник
    #3 Ответить
    Написано 31 января 2009 00:11

    ay


  4.       Blizzard
    Путник
    #4 Ответить
    Написано 14 ноября 2009 18:50

    Наконец они встретились) Карта прикольная, улучшает восприятие


  5.       Rhea
    Путник
    #5 Ответить
    Написано 20 декабря 2009 09:40

    затем он выволок совсем новую рясу в пыли Хм... наверное, вывалял? В любом случае, решил Йенс, допрос покажет, виноват он или нет. А пока – его ещё надо взять, а это уже не моя работа... Здесь мысли лучше либо взять в кавычки, либо заменить на "не его работа", слишком резкий переход получается.


  6.       Coorio
    Путник
    #6 Ответить
    Написано 20 декабря 2009 12:45

    sunset, огромное вам спасибо за корректировки! Очень многое исправил, благодаря вам!


  7.       Rhea
    Путник
    #7 Ответить
    Написано 20 декабря 2009 20:26

    Coorio, не за что! Вам спасибо: книгу очень приятно читать. Настоящая профессиональная работа. )


  8.       Korund
    Путник
    #8 Ответить
    Написано 29 января 2010 23:26

    А у меня вопрос. Этом мире, Арбениуме, что инфляция процветает? Всем и везде, даже в зачуханной таверне, расплачиваются золотом? Или кроме золота в мире нет других драгоценностей. Ну это так риторически....


  9.       дарин
    Путник
    #9 Ответить
    Написано 24 февраля 2010 15:27

    Ага, вот и встреча! Интересно, что будет дальше...



Добавление комментария


Наверх