Зеленый мост
Опубликовано в разделе: Чтиво

Гринни.

Пыльный костюм, украшенный перьями, был обычным предметом одежды населения планеты. Он не предназначался для особенных событий, как то: свадьбы, рождение ребенка, или же похороны. Он преследовал простую цель: спасать жителей от света солнца. Но в тот год это облачение обратилось в символ проклятия.

– Он родился! – Воскликнул вестник, падая на колени перед вождем, восседавшим на троне, сделанном из костей животных, когда-то обитавших на планете, до тех пор, пока она не начала сгорать.

– Я хочу его видеть! – Голосом, от которого содрогались стены и воины падали насмерть, прокричал вождь. – Принеси его!

– Слушаюсь, мой вождь. – Низкий поклон и вбежавший снова убегает за только что родившимся ребенком, которого даже родная мать была готова сбросить в лаву за его облик.

В другой хижине, женщина кричала от страха, переполнявшего ее. Повитуха, стоявшая рядом с матерью, пыталась убедить ее в безопасности новорожденного. Но она не принимала его. Вся семья была в ужасе и хотела поскорее избавиться от него.

Он родился, когда солнце накрыла тьма, в те времена, когда его народ был на грани вымирания. Последний остров, сокращавшийся каждый день, из-за того, что лава сжигала его, вместил в себя пятнадцать враждующих между собой племен. Война за твердую почву под ногами шла два столетия, с тех пор, как планета, названная «Сияющей», превратилась в Огненную.

Он был лишь ребенком, способным обращаться в кого угодно, чей облик постоянно мерцал и напугал его мать. Маленький сверток, лежавший на руках вождя, когда тот собирался принести его в жертву богу Альту, что дал название их племени. Существо, чьи волосы позеленели, едва оно почувствовало пропасть под собой. И в этом вождь увидел знак: что однажды их планета перестанет гореть и покроется зеленью.

– Он будет жить! – Прокричал вождь своему народу, стоявшему позади него и ожидавшему, что со смертью ребенка падет проклятие, насланное на их планету. – Он подарит нашему миру зелень так, как боги подарили ему!

Это спасло жизнь маленькому существу. Но только до тех пор, пока все не убедились, что оно не принесет в их мир благодать богов, как ему предназначалось.

 

 

Деметра.

Космос молчит. Всегда. Он никогда не отвечает на крики помощи, он никогда не слышит стоны умирающих и слезы их оплакивающих, он глушит взрывы и звук столкновений. Космос молчит, закапывая все в своей темноте и тишине.

Пассажирский корабль разлетелся на обломки.

– Кто-то всегда выживает. – Медленно произнес Элтисгерн, смотря на Землю, через огромное окно в своем кабинете. – Кто-нибудь обязательно.

– Доктор, мы нашли одну. Она в медотсеке, – сообщили ему через минуту.

Выжившая лежала на операционном столе, едва дыша. Ее кожа была покрыта многочисленными ожогами, а внутренние органы отказывали один за другим.

– Вылечите ее! – Прокричал Элтисгерн. – Она нужна мне здоровой! – Врачи окружили ее. – Есть еще уцелевшие? – Спросил он у пилота судна.

– Нет.

Доктор чуть нахмурился, а затем улыбнулся.

«Сильнейший выживает», – подумал он.

Корабль набирал скорость и удалялся от обломков другого судна, уничтоженного всего одной ракетой с целью выявления идеального объекта для исследований. Невероятный и сумасшедший эксперимент доктора Элтисгерна начался.

 

Рейгар.

Семя неизвестного растения, лежало на влажной почве и могло бы пустить корни через некоторое время, если бы его не подобрал один человек. Он прибыл на планету, чтобы принять участие в одной научной конференции, а в оставшееся перед вылетом время решил устроить небольшую прогулку по местному лесу. Ученый покрутил в руке пластину размером с ноготь и положил ее в карман, вскоре забыв об этом.

По возвращению домой, он обнаружил семя и разглядывал его в течение нескольких часов, а затем поместил в один из своих боксов. Там, окруженное всем необходимым, оно взошло спустя три недели. А через пару месяцев росток удивил ученого: на молодой коре, покрытой едва различимыми бороздами, начали формироваться человеческие черты лица.

 

Деметра.

Глубоко внутри планеты с верфи сошел готовый корабль. Длина порядка пятисот метров, двенадцать палуб и четыре двигателя; грузовой отсек, будучи весьма крупным помещением, мог вместить в себя несколько кораблей различных типов. Он нуждался в экипаже почти в двести человек, но предназначался только для одного. И был полностью неактивен и ему еще не дали имя, потому что нужно было сначала познакомить его с будущим капитаном. Выше на несколько уровней доктору Элтисгерну сообщили, что испытуемая полностью готова для второго этапа эксперимента.

– Начинайте. – Ответил он, зайдя в лабораторию.

Из наполовину отсутствующей черепной коробки был виден мозг пациента, подсоединенный к огромному количеству оборудования. Около двадцати врачей суетились вокруг.

– Система корабля готова? – Спросил доктор, взирая на все происходящее весьма сосредоточенно и чуть отстраненно. Но, несмотря на внешнее спокойствие, он волновался и почти предвкушал восторг после удачного окончания.

– Да. – Техник ввел программу в первую фазу активации. – Можно начинать совмещение.

– Начинайте, – снова сказал Элтисгерн.

Пациент и корабль почувствовали вторжение раньше, чем кто-либо из ученых заметил это. Система искусственного интеллекта корабля, скомбинированная с частью его же ядра, пыталась занять главенствующее место в их совмещенном разуме. На первую попытку оба отреагировали весьма болезненно: у пациента начался припадок, а система почти отказала.

«Хорошо, что она ничего не чувствует», – подумал биоинженер, которого пригласил для контроля и наблюдения технической стороны эксперимента. Он ошибался.

Ее сознание находилось в агонии, как и ее тело, как и система корабля, как и он сам.

В темноте и холоде, она пыталась найти хоть что-то, за что можно удержаться и попытаться выбраться, но не воспринимала ничего, кроме кодов, что неслись огненным потоком через ее сознание.

– Доктор, – взволнованно произнес один из ассистентов, – объект проник в систему станции.

Элтисгерн лишь довольно улыбнулся и проговорил:

– Не останавливайтесь.

В сознании поток превратился в ураган, что наводил полнейший хаос, но и, в то же время, готовил основу для чего-то нового. Поутихший огонь разделился на бесчисленные маленькие ручейки, выжигавшие схему корабля. Все его строение, до последней детали и функции, что она выполняла, выжигалось в сознании пациента, оставляя после себя пылающее поле разума, пытавшегося уже не справиться - уже сбежать от всего. Вслед за этим пришла новая волна боли, огня и ужаса, приведшая с собой еще больший поток информации. Система безопасности научно-исследовательской станции «Плутон» не реагировала на брешь в защите, через которую тянулась тонкая ниточка, выносившая все и вливавшаяся в сознание пациента. Очередь схемы строения станции проявляться в мозгу, чтобы остаться там на всю жизнь.

Внезапно боль закончилась. Огненный шторм стих, оставив после себя тлеющий разум, словно костер, оставляющий после себя угольки.

– Совмещение завершено. – Произнес кто-то ровным тоном. Доктор Элтисгерн поджал губы и сложил руки в замок: он ожидал, что произойдет дальше.

 

Гринни.

Он бежал. Так быстро, как только мог.

Милость вождя племени, что увидел добрый знак богов в рождении меняющего обличия, сменилась на гнев, когда он понял, что никакой благодати от богов ждать уже не стоит. Последний остров уменьшался с каждым днем все быстрее.

Гринни чувствовал, как земля уже начинала сгорать под его ногами и становилась обжигающей, но он бежал, не останавливаясь. На холме около горизонта стоял корабль, прилетавший раз в несколько дней и забиравший тех, кто мог до него добраться. Гринни понимал, что это – его единственный способ избежать смерти. Или хотя бы попытаться.

Последний препятствием оказался расширяющийся ручей лавы, пожирающий землю, словно монстр, вышедший из тысячелетней спячки и желающий поскорее восстановить силы.

Один прыжок, что почти убил Гринни, спас его. Сквозь шум умирающей земли, он услышал рев двигателей взлетающего корабля. Кто-то с борта заметил маленького ребенка, бежавшего вслед за набирающим скорость судном, и, сжалившись, скинул веревку.

Но спасение обитателей планеты не было актом милосердия, это был расчет. План, в конце которого стояли сотни существ, проданных на рынке рабов.

 

 

Деметра.

– Объект B127 удачно пережил совмещение. По крайней мере, он не умер во время проведения. - Доктор Элтисгерн проговаривал все вслух, чтобы программа могла записывать данные. Он ходил кругами по кабинету уже несколько дней из-за мыслей и сомнений, переполнявших его. – Нервные клетки мозга, имеющие повышенную активность от рождения, возможно, способствовали этому. – Он еще раз взглянул на свои расчеты. – Тогда почему она в коме? – Спрашивал он сам себя. – Почему? Почти три месяца… Надо будет познакомить ее с кораблем, – задумчиво проговорил ученый, очерчивая в голове возможные развития последствий. – Она не реагирует на внешние раздражители… Как и… Ни один инженер не может сказать, почему корабль неактивен. Если в ближайшие две недели их показатели не улучшаться, – ученый закрыл глаза, – боюсь, придется начать заново. – Он устало сел за свой стол.

 

Когда она очнулась, то поняла, что огненный шторм не был кошмаром. Он был настоящим.

Медленно остывающий разум пронзали только короткие воспоминания о боли, а непонятные схемы роились словно несметное количество растревоженных пчел.

– Проснулась? – спросил чей-то расплывающийся силуэт. – Хорошо.

«Что «хорошо»?», – подумала Деметра, не в силах произнести это.

– Что произошло? – Силы все же нашлись. – Где я?

– Катастрофа. Только ты выжила. – Ответила другая тень, мелькнувшая в поле зрения.

«Катастрофа?» – переспросил мозг сам у себя, понимая, что он ни черта не понимает.

Легкое жжение растеклось по венам и приказало всем успокоиться, утягивая в темноту, где на этот раз было безопасно.

– Зачем? – Спросила тень.

– Так надо.

Силуэты появлялись еще три раза, чтобы задать вопросы, на которые они не получали ответов, и отправить по дороге, покрытой огнем по обочинам, в пустоту. На четвертый раз лекарство не сработало.

«Хватит», – прозвучал чей-то голос в голове, и сознание прояснилось, насколько это было возможно. С каждым днем силуэты становились все четче, а из глубин разума доносился металлический звук. С пепелища постепенно исчезали остатки, обнажая то, что было под ними.

«Слишком много белого», – подумала Деметра, сумев, наконец, оглядеть помещение, в котором она находилась: огромное количество оборудования, следящее за всем, чем можно; белые стены, запомнившиеся своим молчанием и отсутствием окон; и кровать, к которой она была привязана.

Через несколько дней, ее разрешили встать, но следя за каждым ее движением. А еще через пару дней, даже потрудились объяснить ей, что произошло.

– Твой корабль потерпел крушение около Земли, – произнес доктор, сидящий напротив нее. Обычно, он задавал различные вопросы, а сейчас – был готов отвечать на них. Так, по крайней мере, ей казалось.

– Почему я ничего не помню? Даже своего имени?

– Травмы были очень тяжелыми, – отвечал он, – возможно, так твой мозг пытается избежать шока от них. Тем не менее, – доктор встал и поправил свою одежду, – я хочу тебя кое с кем познакомить.

– С кем? – Спросила она.

– С тем, у кого возникла связь с тобой после крушения. Пойдем.

Доктор направился куда-то по коридорам станции, ведя пациентку в сопровождении нескольких охранников. Ниже и ниже, в место, которое на карте в ее голове значилось верфью. Деметра не рассказала Элтисгерну о том, что появилось в ее памяти: она просто ему не доверяла.

Небольшая дверь с непонятным рисунком являлась последней преградой между Деметрой и скрежетом в голове, усиливающемся при приближении.

– Что там? – Спросила она.

Дверь отворилась, открыв взору прямоугольное помещение.

– Входи. Не бойся. – Произнес доктор. – Это сенсорная комната. Просто проверка.

Деметра сделала шаг вперед, пытаясь игнорировать шум в голове.

Огромные металлические ворота медленно поднимались, когда Элтисгерн подошел к ним.

– Что там? – Спросила Деметра еще раз, и снова не получила ответа.

Освещенный тоннель, уходивший далеко вниз, поражал своими размерами. Деметра не могла сказать, насколько глубоким он был – ее взору мешал корабль, закрепленный в нем.

Шум в голове прекратился, и Деметра почувствовала, что не может контролировать свое тело: она ощущала себя кораблем. Она отклонилась назад, и корабль сошел с опоры, сломав ее.

Одно слово пронзило разум, заставив содрогнуться от боли и рухнуть на пол, а мозг запомнить лишь сигналы корабля перед тем, как снова провалиться в темноту.

 

Гринни.

Сколько времени нужно ребенку, чтобы понять, что веревки, связывающие его руки – это не ради его безопасности? Сколько времени нужно, чтобы понять, что это – не корабль, спасающий людей? Сколько времени нужно, чтобы понять, что он попал в рабство?

Гринни сидел на полу, облокотившись о стену, рядом с многочисленными бывшими жителями Огненной планеты.

– Из-за тебя мы здесь оказались! – Выкрикнул кто-то перед тем, как наброситься на него, с желанием, если не убить, то покалечить.

– А ну прекратили! – Приказал голос откуда-то сверху, заставив всех пригнуться от страха. Через минуту в отсек вошли несколько людей и вывели ребенка.

– Убейте его! – Прокричал кто-то напоследок.

 

Гринни не знал, куда летит этот корабль, но отчаянно желал, чтобы по прибытии его не пытались убить.

Его подтолкнули через порог комнаты и закрыли дверь.

– Как тебя зовут? – Спросил толстый мужчина, стоявший к нему спиной.

– Гринни, – тихим голосом ответил он и огляделся. То ли в поисках чего-нибудь для защиты, то ли в поисках путей отступления.

– А кто дал тебе это имя?

– Я.

Мужчина ухмыльнулся и спросил:

– За что они тебя так не любят? – Гринни в ответ сменил облик на одного охранника, что привел его. – Ясно. – Заключил он, сев на стул. – Ты знаешь, кто ты? – Отрицательное качание головой. – Полиморф. – Мужчина широко улыбнулся и, как показалось Гринни, потер руки. – Меняющий облик. Хамелеон. Ты весьма ценен.

– Куда мы летим? – Спросил Гринни, возвращаясь в свой нормальный вид.

– На одну планету, чтобы избавиться от тех злых родственников, а потом – в твой новый дом.

 

 

Рейгар.

В маленьком боксе оставалось не так уж много места для растущего деревца, поэтому ученый призадумался, что ему делать дальше. Когда же дерево открыло глаза, пришлось переселять его на задний двор, где оно и продолжало расти в течение нескольких последующих лет.

Ученый, заметив особую любовь растения к изучению языков, позволил ему пользоваться компьютером. В результате, к неполным пятнадцати годам, дерево могло свободно разговаривать на семидесяти трех языках. Рейгар, такое имя выбрал ученый для своего приемыша, также начал изучать медицину и биологию, потому что хотел понимать те диаграммы и формулы, что мелькали среди документов приемного отца.

 

Деметра.

Она не помнила, сколько времени прошло, и как она оказалась пристегнутая к кровати. Открывать глаза не хотелось: белые стены сдавливали окружающее пространство, превращая палату в тюрьму.

«Вард?» – Повторила она слово, что заставило ее разум содрогнуться. Спросила еще раз, не надеясь получить ответ.

Но ответ поступил. По белой нити, связывающей их двоих, пронесся импульс.

«Разговариваю с кораблем…, – заключила Деметра. – Дожили».

Изображения, старательно извлеченные из восстанавливающейся памяти с посторонней помощью, промелькнули перед глазами, дав неполную картину событий последнего месяца: она высчитала это по датам на показаниях приборов.

 

– Как ты себя чувствуешь? – Спросил Элтисгерн, войдя в палату несколько дней спустя.

– Хорошо.

– Ничего необычного не заметила?

– Нет. – Деметра из взломанного компьютера Элтисгерна знала, что доктор хочет узнать: успешно ли прошел эксперимент. Но, если она подтвердит это, то последует очередь других испытаний. Этого она всячески старалась избежать. Деметра довольно быстро оценила преимущества связи с кораблем и планировала побег со станции.

– Мыслей, звуков, ощущений? – Перечислял доктор.

– Нет.

Он достал из кармана шприц.

– Не бойся, – прокомментировал Элтисгерн недоуменный взгляд Деметры, – это снотворное. Тебе нужно поспать.

 

В сознание она вернулась уже в лаборатории, на жестком холодное столе.

– Ты знаешь, как тебя зовут? – Спросил доктор Элтисгерн, обходя ее.

– Деметра, – ответила она. Одна мысль пронеслась через ее сознание. Обе стороны согласились.

– Придется снова залезть к тебе в голову, – сказал он, отходя к дальнему столу. – Мне жаль, но ты неудачный образец. – Она взглянула на свои руки – свободны. Но шевельнуться не давали медикаменты в организме. – Ты не смогла освоиться с новыми способностями, – продолжал Элтисгерн.

– Конечно. – Произнесла она почти нечеловеческим голосом.

На много уровней ниже, корабль открыл огонь из всех орудий.

Мгновение – и что-то острое и металлическое оказалось в ее руке, и, не успев даже нагреться от теплого тела, обагрилось кровью из шеи рядом стоящего человека. Две секунды – и оружие подбежавшего охранника убило троих. Кровь на полу заставила психику Деметры разогнаться, превратив ее в монстра, желающего убить источник всех его проблем. Элтисгерн выбежал из лаборатории и пытался заблокировать дверь, но не смог.

Внизу корабль начал взлет, круша перекрытия.

Шум достиг верхних уровней, где Деметра оставила позади себя уже около десятка мертвых людей.

 

Коридор чист. Не считая трупа охранника, который лишился своей одежды: в операционной ткани Деметре было сложнее затеряться на станции

– Деметра, – она сжалась от звука своего имени и оперлась о стенку. – Тебе нужно выбраться отсюда.

– Кто ты, черт возьми? – Спросила она.

– Намира. Твой корабль на уровне C. Оттуда есть выход наружу через склад.

– Я знаю. – Прохрипела она, пытаясь выровнять дыхание. Она чувствовала, как корабль сметает все препятствия при подъеме.

Из бокового хода выбежали еще пятеро охранников и приказали ей сложить оружие.

Через шестьдесят четыре метра была шахта вентиляции, через которую можно было попасть на уровень C быстрее, чем охранники смогли бы добежать туда.

Деметра начала медленно опускать оружие. Но, перед тем как оно коснулось металлического пола, раздалась очередь выстрелов. Трое убиты сразу, оставшиеся преследовали ее чуть более пары секунд, но успели попасть в нее.

Она не очень мягко выпала из вентиляционной шахты в помещении где-то около склада.

Тело чувствовало все, но сознание, соединенное с кораблем, отказывалось воспринимать человеческую боль, поэтому ранения она заметила слишком поздно.

Один ярус разделял ее и корабль.

Пол затрясся и разошелся трещинами. Деметре пришлось падать через дыру в полу прямо на корабль. Он завис на несколько секунд, дав ей возможность попасть внутрь, чтобы затем, разрушив последние преграды, выбраться в атмосферу, и, выпустив во внутреннюю вентиляцию огромную дозу обезболивающего, перейти в гипер.

Но она не успела даже подняться, как корабль сотрясся от столкновения. На выходе из гиперпространства было другое судно. Два сцепленных корабля перескочили к границе черной дыры.

Затянув остатки чужого корабля, Вард заглушил двигатели, и по просьбе Деметры усилил контроль над ее телом, что помогло ей добраться до обломков.

Там, среди груды искореженного металла, стояли двое: мужчина и ребенок.

– Какого черта ты нас сбила? – Прокричал мужчина.

– Я тебя не сбивала.

– Я заплатил ему уже! Пусть отстанет от меня или будет иметь дело с Линсаном!

– Ради всего святого… Заткнись! – Шепотом произнесла Деметра, пытаясь выровнять дыхание. – Кто ты?

– Так ты не от… – Мужчина выразил недоумение, а потом засмеялся. – Слава всем богам!

– Кто ты? – Спросила она снова.

– Торговец. – Он посмотрел на капли крови на полу. – А тебе нужна помощь. – Он сделал шаг вперед.

– Не подходи! – Деметра направила на него оружие.

– Ладно, ладно, – он отошел, подняв руки, – хорошо. Только не стреляй.

– Чем ты торгуешь?

– Мной. – Мальчик, все время стоявший позади мужчины, перебежал к Деметре.

– Эй! – Только и успел возмутиться тот.

– Работорговец?

– Да. – Ответил мальчик, вцепившись в нее. – Забери меня.

– Эй, ты не можешь его забрать! Он принадлежит мне.

Из-за потери крови, Деметра едва стояла на ногах, а в глазах темнело, но Вард держал ее. Но это не могло длиться бесконечно

Корабль со скрежетом резко дернулся в сторону.

– Что это? – Взволнованно спросил мальчик, держась за штанину Деметры.

– Мы у черной дыры. И, если не выберемся отсюда через несколько минут – не выберемся никогда.

– Тогда предлагаю убираться как можно быстрее. – Сказал мужчина.

– Мне не нужны лишние на борту, – проговорила Деметра. Хотя, это, скорее, было от имени корабля.

Торговец понял, что Деметра что-то задумала. Она отошла несколько шагов назад и ремнем привязала себя за крепежную ручку к кораблю. Ребенок только сильнее вцепился в Деметру.

– Ты что творишь? – С ужасом прокричал торговец, когда шлюз сброса начал открываться. Через секунду обломки и мужчину вытянуло в космос.

Освободившись, корабль восстановил герметичность и покинул горизонт черной дыры.

Едва коснувшись ногами пола, Гринни отбежал от Деметры.

– Зачем ты это сделала? – Спросил он, едва не плача.

Деметра прислонилась к стене: ей было трудно стоять. Если она не доберется до медотсека в ближайшее время, то все может плохо кончится.

– Ты не убьешь меня? – Снова задал вопрос ребенок.

– Почему я должна сделать это?

– Поэтому, – ответил он, изменяя облик на высокого мужчину.

– Нет. – Деметра начала оседать на пол. – Мне нужно на четвертую палубу, – произнесла она, перед тем, как потерять сознание.

 

 

Рейгар.

Годы шли, и Рейгар стал все чаще замечать, что его приемный отец все меньше обращает на него внимание. Они почти уже не разговаривали. И с каждым днем квартира становилась все более пустой. Первыми покинули ее компьютеры, оптическое оборудование, и экспериментальные образцы чего-то, чего Рей никогда не видел из-за черного стекла, накрывавшего их, далее настала очередь архивов, затем – предметы обихода и декора. Рейгар не понимал, что происходит. А на все его расспросы он получал лишь расплывчатый ответ: «Время пришло». Последним квартиру покинул ее владелец, но этот факт остался позади Рейгара, как и он сам остался позади благополучия, когда понял, что находится в трущобах неизвестного ему города.

Тесно построенные высокие многоквартирные дома, с металлическими перекрытиями для передвижения между ними, выглядели весьма устрашающе для того, кто видел их впервые. Особенно ночью при проливном дожде, когда каменная плитка, проложенная еще столетия назад и почти полностью разрушенная, смешиваясь со всеми отходами, превращалась в грязное месиво.

Когда кто-то тронул его за ветку, Рей отпрянул в сторону с совершенно испуганным взором.

– Эй, тихо, тихо! Ты не местный? – Спросила девица в экстремально коротком платье, поверх которого был накинут дождевик.

– Нет.

– Иди к Джонни. Он поможет.

– Кто? Где он? – Упорядочить свои мысли у Рейгара не получалось, потому что одна затмевала все остальные: «Почему?»

– Бар за тем поворотом. – Она растворилась в ночи так же быстро, как и появилась.

Минуты, проведенные под дождем, чуть прояснили сознание Рейгара, сформулировав его цель: он должен найти отца и выяснить, почему он его бросил. И начал он поиски с того, что принял совет девушки.

Прошлепав до поворота, Рей увидел рухнувший вертолет, переделанный под какой-то магазинчик. Мимо прошел человек, несший коробку на плече, и грубо крикнул Рейгару:

– Прочь с дороги!

Деревянный отшатнулся к ближайшей стене, на которой висела вывеска:

«Не входить с наркотиками и ядерным оружием».

Решив, что это – место, куда его направила девушка в переулке, он зашел внутрь. Где тут же столкнулся с каким-то гуманоидом, выпадавшим из бара.

– Что бы тебя тут больше не было! – Прокричал разносчик, выравнивая столы.

Но взгляд Рейгара зацепился не на пестрой компании посетителей бара, а лишь на одном ее представителе: курящем человеке, чья голова была наполовину заменена металлом, и чей механический глаз заставил дерево съежиться от страха.

– Наемник всегда знает, сколько стоит твоя жизнь. – Произнес проезжавший мимо робот.

– Дерево! – Окликнули Рейгара из-за стойки. – Иди сюда. Ты не местный, я тебя здесь впервые вижу.

– Да. – Произнес Рей, пытаясь перекричать шум. – Я ищу Джонни. Мне сказали, он может помочь.

Бармен с секунду посмотрел на дерево, а потом засмеялся.

– Эй, народ! – Привлек он всеобщее внимание, забравшись на стойку. – Он ищет Джонни! – Прокричал бармен, указывая на Рейгара. Большинство присутствующих повернулось к ним, и, посмотрев на дерево, тоже засмеялись. – Он ищет… – бармен согнулся от смеха, – Джонни! – Волна хохота прокатилась по бару. Рейгар стоял в недоумении. – Как думаете, кем он его возьмет? – Толпа ответила шумом. – Элементом декора? – Бармен произнес это слишком вычурно и снова залился смехом.

Наемник встал из-за своего столика и, шаркая подошвами ботинок, направился к выходу, одним своим видом расчищая дорогу среди смеющейся толпы. Проходя мимо дерева, он схватил его за ветки и выволок из бара.

– Почему они смеялись? – Все еще не понимая, спросил Рейгар.

– Убирайся к чертям с этой планеты, если не хочешь закончить свою жизнь в качестве удобрения. – Хмуро произнес убийца и вышел под дождь, накинув кожаный капюшон на голову. – В 7:30 с квартала Огней отходят торговые корабли. – Слова наемника, перебиваемые шумом, донеслись до Рейгара. Он посмотрел на темно-серые тучи, застилавшие небо и отправился в квартал Огней, не имея ни малейшего представления, где тот находится.

 

Деметра.

Гринни не знал, как помочь Деметре, но, единственным, что включилось при входе в медотсек, была регенерационная камера.

 

«Мы же все еще летим», – подумал Гринни, прежде чем резко вскочить со стула.

Он помнил, как торговец разговаривал с кораблем, вырисовывая какие-то знаки на столе. Гринни на память попытался повторить их, но ничего не произошло.

– Мне нужно на капитанский мостик, – произнес он. Снова полная тишина. Только работающая камера тихо шипела. – Хорошо. Я не знаю твоего имени, – Гринни пробежал глазами по стенам и потолку, – но мы должны приземлиться. Так будет безопаснее для всех нас. – Корабль не реагировал. Гринни разочарованно выдохнул и снова сел на стул.

За часы, что Деметра провела в регенерационной камере, Гринни успел изучить весь медотсек. Он запомнил каждую деталь и каждый инструмент. За этим занятием он не просто ожидал исцеления Деметры, но и пытался организовать себе причину остаться на этом корабле. Гринни думал, что раз она его не убила, то, возможно, примет его. Чего он хотел больше всего на свете: перестать бояться быть тем, кем он есть на самом деле.

Некоторое время единственным занятием Гринни было кручение на стуле и рассматривание сквозь окно отсека планеты, желтая атмосфера которой превращала ее в солнце.

Раздался сигнал, оповестивший, что время в регенерационной камере подошло к концу. Гринни мгновенно подбежал к Деметре и помог ей выбраться.

– Ты все еще здесь? – Спросила она без капли раздражения.

– А где мне быть? – Ответил он. Деметра пожала плечами, осознав, что ему некуда идти. Только, кому «ему»?

– Как твое имя? – Поинтересовалась она.

– Гринни. Я бы сказал, какого я вида, но я не знаю.

– Тот вид, что ты принял, ты встречал кого-то похожего раньше?

– Нет.

– Ты метаморф. В отличие от полиморфов, тебе не нужен человек или кто-нибудь другой как образец. Ты изменяешь облик, делая его полностью оригинальным.

Гринни кивнул в знак согласия и скопировал внешность Деметры.

– Это я так выгляжу? – Спросила она, рассматривая свою копию. Порванная и окровавленная одежда, совмещенная с чрезвычайно здоровым видом.

– И как меня зовут? – Улыбаясь, спросил Гринни.

– Деметра.

Метаморф вернулся к своему настоящему виду и спросил:

– Можно мне остаться на корабле?

Улыбка быстро исчезла с лица Деметры.

– Ты еще ребенок. – Коротко ответила она.

– Я могу быть полезным. И, – взгляд Гринни устремился за спину Деметры, – наверное, стоит сказать, что к нам летит чужой корабль.

– Что? – Спросила она и проследила за взглядом метаморфа. Из атмосферы планеты к ним приближался перехватчик.

– Нечего хорошего это не предвещает. Надо улетать.

Только оказавшись на капитанском мостике, Деметра поняла, что у нее нет технических знаний, необходимых для управления таким судном.

Тем не менее, разрешив ситуацию проверенным способом, она ушла в гипер.

– Как ты это делаешь? – Встревожено спросил Гринни, заметив, что Деметра даже не прикасается к панели управления.

– Я с ним связана.

– Как?

Выйдя из гиперпространства, они приземлились на неизвестной для них планете.

– Надо мной провели эксперимент, результатом которого стала моя связь с кораблем. – Выпалила Деметра на одном дыхании.

– У тебя была семья? – Спросил Гринни после минутного молчания.

– Да. Но я к ним не вернусь. Они считают меня мертвой. Пусть так и остается.

– Ты сбежала?

– Да. Просто потому, что не хотела больше быть лабораторной крысой. Я просто хотела, чтобы все закончилось.

Гринни лишь задумался на мгновение, а затем подошел к Деметре и обнял ее.

– Первые пять лет моей жизни меня пытались убить, а потом - продать в рабство. Мы похожи. – Он отошел от нее и улыбнулся. – И, если ты не собираешься выгонять меня с корабля, то я хочу его осмотреть. Тебе бы это тоже не помешало.

– Да, – согласилась Деметра, хотя в ее голове была полная схема строения.

 

Первым делом они отправились в жилой отсек за чистой одеждой, а затем обошли корабль с верхней палубы до самого низа. По достижении которого, они рассказали все о своем прошлом. Два существа, прошедших через огонь, встретились, чтобы держаться друг за друга.

И, пока на корабле были свободные места, Гринни сообщил, что хочет закрепиться в инженерном отсеке. А, получив отказ из-за возраста, изменил облик на взрослого человека. Деметра дала разрешение метаморфу, но только после того, как Гринни достигнет совершеннолетия.

Выполнять это условие метаморф не собирался. Меньше чем за год, он выучил системы корабля, и частично его строение. Гринни даже смог подружиться с Вардом, что позволило ему сесть в кресло пилота. Но первый полет привел их на планету с желтыми водопадами и существами в красном, которые поклонялись огромным светящимся грибам и задумали построить храм вокруг корабля.

Их побег, после срочного ремонта судна, пострадавшего при падении, способствовал занесению в список преступников: их обвиняли в нарушении ценностей и религий обитателей планеты, находившейся на третьей стадии развития.

И это было только началом их путешествия по космосу и спискам правонарушителей.

 

Рейгар.

Он спросил у четверых, как добраться до квартала Огней. И все указывали разное направление.

Бесконечные, как ему казались, часы блуждания по городу под проливным дождем, случайным образом вывели его к небольшой реке. Выше по течению которой, Рейгар увидел посадочные площадки для кораблей, освещенные огнями.

 

– Вы можете мне помочь? – Спросил деревянный у первого пилота, или человека, похожего на него, которого он увидел.

– Я не устраиваю благотворительные акции, – буркнул человек в ответ, сидя на открытых грузовых воротах корабля, как понял Рейгар.

– А вы не знаете того, кто этим занимается?

Пилот посмотрел снизу вверх на почти двухметровое дерево и засмеялся.

– Серьезно? – Спросил он, пытаясь отдышаться. – Ты вообще не знаешь это место?

– Я не… не отсюда родом.– Рейгар искренне недоумевал, почему над ним все смеются.

– Тогда понятно. Но, – мужчина не договорил, снова засмеявшись.

Рейгар отошел на несколько метров, когда пилот наконец-таки успокоился.

– На тридцать шестой площадке стоит корабль одного землянина. Он любит деревья. Так что тебе туда.

– Спасибо, – коротко ответил Рейгар, чувствуя себя самым ничтожным существом во Вселенной.

 

На указанном пилотом месте никого не было, и Рейгар начал думать, что ситуация, сложившаяся в баре, грозит повториться. Он осмотрел площадку и заметил на ее краю светящийся циферблат часов, отсчитывающий время до прибытия, возле которого он и сел.

Три часа сорок восемь минут.

Корабль при приземлении поднял в воздух тучу пыли и явился причиной незначительной потери листьев у Рейгара.

Рейгар ожидал, что кто-нибудь выйдет наружу, но этого не происходило. Словно внутри корабля никого не было.

Разгрузочный робот выехал на площадку и недовольно просигналил, заметив, что у него все еще нет доступа на платформу. Однако шлюз корабля открылся, и робот смог приступить к выполнению своих обязанностей.

Два человека сошли с корабля, и, проходя мимо Рейгара, приветливо улыбнулись, что навело его на мысль не ждать капитана снаружи, а искать внутри.

Но углубиться в поиски он не смог: его посчитали нарушителем и не очень вежливо хотели выдворить с корабля, когда приказ капитана остановил всех.

– Кто это? – Спросил он, подходя к Рейгару, и разглядывая его.

– Проник на корабль.

– Мы не в полете, – начал капитан, – поэтому, это называется «появление на корабле с целью заключения разговора». Вам следует прочитать Устав. – Конвоиры Рейгара согласно кивнули. – Отпустите его. – Рей лишь оглянулся на уходящих внутрь людей и поблагодарил капитана. – Чем я могу тебе помочь?

– Мне нужно найти свою семью. - Произнес деревянный.

– Как твое имя и откуда ты родом?

– Рейгар. И… – он замялся, – я не знаю. – Ответил он, опустив голову.

– Определенно не с Земли. Там деревья не разговаривают. И незнание тобой твоей родины усложняет поиски. – Капитан на секунду задумался. – Ты можешь полететь с нами до планеты Адона. Она будет третьим пунктом назначения моих перевозок. И там находится огромнейший архив. Может быть, ты найдешь что-нибудь.

– Спасибо, капитан. – Рейгар улыбнулся.

– Наверху каюты экипажа. В 13F есть одно свободное место.

Дерево, радостно улыбаясь и шелестя листьями, взошло на борт.

 

Деметра. Гринни.

За несколько десятилетий они исколесили космос и успели попасть в сотню злостных правонарушителей. Но поймать их не могли: корабль, под управлением Деметры, был слишком хорош, по сравнению с перехватчиками. Но «всегда найдется тот, кто сможет поймать самого неуловимого преступника».

Он следил за ними несколько месяцев, и, выяснив, что они остановились в пустыне, смог встретиться с ними.

– Я хочу поговорить с капитаном, – произнес он, когда подошел к их кораблю. Свой он оставил на много километров позади, чтобы они не посчитали его угрозой, ведь одинокий странник не сможет принести большого вреда.

– Кто ты? – Спросил Гринни, нацелив оружие на гостя. Тот знал, что его заметят, поэтому не ожидал теплого приема. Путник стянул с лица ткань, защищавшую от песка, обнажив тем самым серую кожу, и поднял руки вверх.

– Мое имя Вега. Я не причиню вам вреда. Я просто хочу переговорить с капитаном.

– Зачем? – Недружелюбным тоном спросила Деметра, сходя с корабля.

– Как долго ты так скитаешься, Деметра? – Спросил Вега.

Теперь в Вегу целились двое.

А он стоял абсолютно спокойно с поднятыми руками, не давая им не малейшего повода усомниться в их безопасности.

Пески покрывали все на много километров вокруг, не оставляя глазу ничего, за что можно было зацепиться, поэтому Вега подлежал тщательному критическому осмотру.

– Достаточно. – Ответила Деметра.

– Достаточно, чтобы попасть в несколько сотен рапортов о правонарушениях, и в графу «Происшествия» бортового журнала? – Голос Веги подтолкнул Гринни на мысль о гибридном происхождении гостя.

– Как ты все узнал? Ты из правительства? – Спросил метаморф.

– Услышал, заинтересовался, нашел. – Ответил Вега. – Я хочу предложить тебе работу.

– На тебя? – Поинтересовалась Деметра.

– Да. Перевозки грузов.

– Я не собираюсь работать на правительство.

– Специфика нашей работы – перевозка грузов, о которых наше дорогое правительство не знает. Я предоставляю защиту всем, кто на меня работает. Таким образом, я превращаю преступников в людей.

– Перевозящих нелегальные грузы, – язвительно добавил Гринни.

– Твой корабль весьма необычен. – Вега напрочь игнорировал присутствие метаморфа, обращаясь только к Деметре. – И, как я выяснил, ты достаточно хороший пилот.

Деметра переглянулась с Гринни, словно спрашивая совета.

– Что это за место? – Спросила она.

– Вертмид. Если согласишься – я тебя жду.

 


 

 

***

У себя дома Остин обнаружил конверт, что его весьма сильно удивило: последнее бумажное письмо было отправлено, когда Остину было меньше двух лет. Скинув с себя верхнюю одежду, он вскрыл конверт и обнаружил последовательность чисел и ниже написанное рукой время выхода на связь.

Остину, понявшему, что до назначенного времени оставалось чуть меньше двух минут, пришлось гораздо быстрее настраивать защищенное соединение.

В указанное время над столом появилась проекция Беллами.

– Остин, рад тебя видеть, – проговорил он.

– Капитан.

– Думаю, ты знаешь, кто такой доктор Элтисгерн.

– Да. – Коротко ответил Остин.

– Но все эти годы я спрашивал себя, что заставило сына пойти против собственного отца?

– При всем уважении, капитан, я не хочу разговаривать о моей жизни.

– А мы и не разговариваем о твоей жизни. – Проекция чуть померкла и пошла помехами. – Я задал этот вопрос, чтобы узнать расстановку твоих приоритетов. Твое задание связано с Элтисгерном.

– Что я должен сделать?

– Найти его детище.

– Простите, но я не понял.

– Объект B127 из программы «Совмещение». Тот, что сбежал, когда ты был на мониторинге. Ее зовут Деметра. И она находится под покровительством Веги. Первая часть – это найти ее, и убедиться, что это действительно она. Заставь ее показать связь с кораблем.

– Но мой профиль – это убийства. – Остин не имел желания искать жертву эксперимента своего отца, потому что это могло привести его к встрече с ним, однако понимал, что сам подчиняется давнему конкуренту Элтисгерна, Беллами Орхельму, а последнему выживший образец скрытой программы может принести большую пользу.

– К этому мы тоже придем, не беспокойся. Вторая часть – это заставить ее, подчиняться нам. – Остин мыслил в правильном направлении.

– Как я смогу это сделать? – Все же спросил он.

– Не знаю. Это твое задание, не мое. Выполняй. – Проекция исчезла, оставив Остина в полнейшей тишине.

***

 


 

Гринни заглянул в один населенный пункт в надежде найти место, где он сможет расслабиться. Деметра работала на Изантрисе, чтобы купить детали для корабля, а ему уже надоело кататься по окрестностям в виде синего шара.

– Все этот Вега, – пробурчал он, наконец, дойдя до маленького бара. Полукровка направил к ним клиента, которому нужно было перевезти какое-то существо. Первые часы полет проходил нормально, а потом оно проснулось – не рассчитали снотворного – и устроило погром на корабле. В итоге, они сбросили их где-то в океане, а сами рухнули в лесу. – А ведь не прошло даже столетия.

В заведении он получил желаемый напиток из местных растений и снова выбрался наружу.

«Ремонтировать корабль здесь» – скверно подумал Гринни, оглядывая окрестности, когда заметил дерево, стоящее около дороги. Растение вполне соответствовало своему названию, не считая глаз, носа и рта. И того, что оно разговаривало на местном наречии с аборигеном из леса.

– Эй! – Выкрикнул Гринни, мгновенно сменив облик и подойдя к ним. – Ты что творишь? – Возмутился он. Абориген растворился в лесу.

– Я не понимаю вас. – Ответило дерево, недоуменно взирая на Гринни.

– Понимаешь. С аборигенами говорил на местном.

– Я знаю 73 языка.

– Но это не помогло тебе. Проговори ты чуть дольше, и превратился в древесный уголь. – Дерево ужаснулось и отступило. – Они не любят деревья – их главный злой дух выглядит так. Что ты вообще тут делаешь?

– Я Рейгар II. И я ищу свою семью.

Эта фраза пробудила в голове Гринни целый ворох воспоминаний, и эмоций, связанных с ними. Гринни вспомнил, как ребенком отчаянно мечтал, что покупатель примет его и не изгонит, узнав о его особенностях. А потом он встретился с Деметрой. Она предложила ему и свободу, и дом, и семью. Метаморф понял, что жалеет Рейгара.

– Я могу помочь тебе. Пойдем. Я тебя кое с кем познакомлю.

– С кем? – Спросил Рей, опасливо оглядываясь по сторонам.

Гринни вел Рейгара сквозь лес к месту, где стоял корабль Деметры.

 

---

Автор: Анна Равк
Жанр: фантастика
Полный текст: http://www.proza.ru/2014/07/29/980

 

 

 

 



  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: asyaelda | 6 февраля 2015 | Просмотров: 1582 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх