Белый мост. Часть 2
Опубликовано в разделе: Чтиво

 

Норакр встретил их штормом, что не позволило им приземлиться, заставив кружить вокруг. В конце концов, Деметра посадила корабль почти в сотне километров от нужного места.


Солнце светило слишком ярко. Даже для этой планеты. А ведь только утро. Остин сидел в тени корабля, ожидая, когда песчаная буря, виднеющаяся на горизонте, исчезнет, что позволит им добраться до места приема груза.  Деметра стояла у противоположного борта, облокотившись на корпус и закрыв глаза.


Услышав звук шагов поблизости, она насторожилась. К ней подошел Гринни. Он выглядел весьма расстроенным.


– Что случилось? – спросила она у него.


Метаморф посмотрел выше по корпусу - туда, где раньше было выведено имя корабля, а сейчас остались лишь контуры, да и те почти стерлись.


– Гринни, – окликнула его Деметра,– не надо.

– Ты никогда не думала вернуться?

– Меня считают погибшей. Пусть так и остается.

– А если мы расскажем Лорею о том, что произошло?

– Тогда нас в живых не оставят. – Произнесла Деметра. Гринни выдохнул, прогоняя с глаз слезы. – Иди внутрь. Присмотри за Рейгаром.

– Что он делает? – поинтересовался Гринни, вернув себе самообладание.

– Пытается научиться контролировать свои корни. – Рейгар весьма серьезно воспринял фразу Деметры, что в случае повреждения кухни, она может превратить его в кучку пепла, и решил, что, если хочет остаться на корабле - должен научиться контролировать себя. Или части себя.

– Прозвучало весьма странно.


 Через пару часов, когда солнце вошло в зенит, и жара стала почти нестерпимой, все перебрались внутрь корабля, где было значительно прохладнее. Рейгар находился на кухне и пытался создать нечто, хотя бы отдаленно напоминающее маленькую коробочку. Но получалось только что-то наподобие большого клубка перепутанных корней. Гринни, оставив Деметру самостоятельно следить за деревом, в личной лаборатории наблюдал за тем, как один из его ежиков - представителей класса млекопитающих, что Гринни разводил уже не первое десятилетие - плавает в небольшой ванне. Метаморф смотрел, как маленький комок черно-белых иголок медленно раскрывался, и становились видны крохотные глазки-бусинки и носик, опасливо принюхивающийся к окружающему пространству. Ежик быстро понял где ближайшее сухое место, и, потянувшись - метаморф слегка улыбнулся, заметив это - погреб лапками и, недовольно фыркая и кряхтя, взобрался на остров.

– Хэй, буря прекратилась.  – Сообщил с верхней палубы Остин.


 


Переместив корабль в нужное место, Деметра ожидала окончания погрузки в кресле пилота. С приборной панели донесся шум.


– Я знаю, что тебе не нравится. – Проговорила девушка.

– С кем разговариваешь? – поинтересовался внезапно Остин, поднявшись.

– Они закончили в грузовом? – без смены тона спросила Деметра.

– Да. Можем вылетать.

– Гринни? – позвала она метаморфа, ожидая отчета от него.

– Товар загружен, капитан, и надежно закреплен. Андроиды в лишнем количестве на корабле не присутствуют. Разрешаю взлет. – Ответил он веселым голосом.

– Он всегда такой радостный? – поинтересовался Остин.

– Да. – За все время после их встречи Деметра не раз убеждалась, что у этого метаморфа внутри просто неограниченный запас энергии и счастья. Он мог даже заставить андроида смеяться, что было весьма нелегко, ввиду узкого спектра эмоций последних. – Что внутри того ящика? – спросила она.

– Не могу сказать.

– Но мне придется его просканировать. Просто, чтобы быть уверенной, что в полете какое-нибудь ядовитое облако не превратит нас в монстров.


Остин согласился и покинул мостик, вернувшись в свою каюту.


 – Мы только  вылетели, а за нами увязались два перехватчика. – Недовольно сказал Гринни, смотря на сканеры в инженерном отсеке. – Деметра, ты их видишь? – спросил он по внутренней линии связи.

– Да. На мостик. Быстро. – Приказала она.


Остин, заметив перехватчиков, также поднялся к Деметре.


– Что им нужно? – спросил он.


– Они на связи, – произнес Гринни, сев в кресло чуть позади капитанского. Метаморф обменялся взглядом с Деметрой: словно договорились о плане дальнейших действий.


– Хорошо, что они в нас не стреляют, – сбивчивым голосом произнес Рейгар с четвертой палубы, где находился медицинский отсек.


Гринни изменил облик и вышел на связь с перехватчиками:


– Капитан корабля «Пандора» приветствует вас.

– На вашем судне находится преступник, укравший ценный и опасный груз. Вернитесь на Норакр.

– Эти сведения ошибочны, – ответил метаморф.

– Они глушат двигатели, – произнесла Деметра.

– Но мы все еще движемся, – сказал Остин, смотря на приборы.

– Гринни, заканчивай, – Деметра пристегнулась. «Впервые за весь полет», – заметил Остин.

– Вы должны проследовать за нами, – гнул свое пилот перехватчика.

– Остин, пристегнись. Рейгар, не волнуйся. Гринни… – Быстрый обмен взглядами с метаморфом. Тот кивнул.

– На простых кораблях нет такой маскировки. – Взволнованно произнес Остин, следя за показаниями. – Они в нас целятся! – воскликнул он.

– Гринни, переходим в гипер.


Они не просто перешли. Они перескочили. Остин летал далеко не первый год и мог сказать, что это явно не простой корабль. Слишком мощный. И способен слишком быстро проходить границы между состояниями.


– Где выходим? – с интересом спросил Гринни.

– Пояс астероидов. – Ответила Деметра.

– Тот самый? – Метаморф выглядел немного взволнованным.

– Да.

Гринни мгновенно успокоился, улыбнулся и от нетерпения поерзал на месте.


– Тебе весело? – шокировано спросил Остин.

– Это приключение! – воскликнул тот.

– Мне нехорошо, – донеслось от Рейгара.

– Дерево, держи себя в руках! – приказала Деметра.

– Или корнях. – Добавил метаморф.

– Гринни, хватит болтать! Убрали руки все…


И в эту секунду время словно замедлилось. Остин даже успел увидеть границу выхода из гиперпространства, что при обычных условиях человеческий глаз не замечает. Рука Деметры лежала на приборной панели и словно срослась с ней, являлась ее частью. Сигналы, бегущие через системы корабля, бежали по ее венам.


Границы воронки бесшумно захлопнулись за кораблем, и они оказались среди астероидов. Деметра, не моргая, вела судно на огромнейшей скорости после выхода, минуя все объекты.


– Они перешли за нами, – произнес Гринни, нарушая тишину. Деметра не отреагировала. – Они в нас целятся. Снова. Тепловыми ракетами… на биологических существ! – Метаморф начинал нервничать, хотя знал: Деметра, как и всегда, вытащит всех в целости и сохранности, но предыдущие полеты с ней показывали, что иногда полная целостность и сохранность не достигаются.

– Есть идеи? – спросил Остин.

– Идеи, как перестать быть теплокровным?! Нет! – воскликнул Гринни. Две ракеты засекли свою цель.

– Самое время достать козырь из рукава. – Произнес Остин взволнованным голосом.

– Деметра, у нас проблемы. – Раздался голос Рейгара. Корабль уходил от погони, лавируя между астроидами.

– Что случилось? – спросил Остин.


Корабль резко нырнул под космический камень и облетел его, чтобы сбить ракеты с курса. Не получилось. Расстояние между ними стало больше, но они все еще были на прицеле.


–В грузовом отсеке что-то есть! – Почти кричал Рейгар. - Тут что-то есть, Деметра!


Быстрая смена курса и слишком резкие маневры, которые корабль выполнял с легкостью, несмотря на то, что не относился к классу маленьких или высокоманевренных.


– Ни один человек не может так управлять, – произнес Остин.


Деметра отключила гравитационные поля, и корабль начало притягивать к огромному астероиду;  одна из ракет взорвалась в абсолютной тишине космоса от столкновения с мелким.


– Деметра! –  Кричал Рейгар.


Перехватчики выпустили еще две ракеты, и один из них, не справившись с управлением, врезался в «космический булыжник»,  как радостно заявил Гринни.


Через минуту Деметра сумела избавиться от снарядов, явно желавших устроить большой фейерверк в космосе с ее участием. Оставался только один перехватчик. Деметра на полной скорости развернула корабль и открыла огонь по нему. От лобового столкновения с градом огня он взорвался.


Все выдохнули с облегчением, и корабль покинул пояс астероидов.


– Гринни, замени меня. Остин - со мной. – Отдала приказы Деметра.


В грузовом отсеке все заросло: даже челнок Остина выглядел так, будто пролежал в диком лесу как минимум четыреста лет. Сам источник волнения стоял в углу и трясся от страха, смотря на все совершенно безумными глазами.


– Что ты тут делаешь? – тихо спросила Деметра, медленно подходя к дереву.

– Я не знаю.

– Хорошо. – Еще шаг вперед. – Рейгар, что произошло?


Он указал на контейнер с грузом, полностью покрытый корнями, через которые пробивалось свечение непонятного происхождения.


– Рейгар, успокойся. И собери корни в кучу. – Дерево отрицательно покачало головой. – Остин, что внутри? – Деметра определенно намеревалась выяснить из-за чего произошла такая суматоха.

– Я не могу сказать.

– Что внутри? – Спросила она еще раз. – Чего он так испугался? – Она указала на дерево, сумевшее наконец-таки взять себя под контроль и очистить помещение.

– Ты не следовало это видеть, – произнес он, отодвигая дверь.

– Что это? – Испуганный взгляд Деметры был направлен вглубь контейнера, где и находилось его содержимое.

– Объект номер 235-4270.

Она не простояла более и секунды, спешно отойдя.


– Рейгар, – произнесла она, – проследи, что бы он, – небрежное движение рукой в сторону Остина, – не появлялся на мостике. Мы прибудем через четыре часа.


– Все в порядке? – Спросил метаморф, едва девушка взяла пилотирование на себя.

– Да. Есть идеи, где Рейгар может остаться?

– Он всю свою жизнь провел в лаборатории…

– Дракмур? Там много деревьев. – Предположила Деметра.

– А если он захочет остаться с нами? – Неуверенно спросил Гринни.

– Вряд ли. По нему не скажешь, что он любит летать. – Деметра направила корабль к Вагнеру.

– Тебе не следовало этого делать. Остин мог заметить. – Назидательным тоном произнес Гринни.

– Не было выбора. – Лишь коротко ответила Деметра, дав понять, что не желает продолжать разговор.

 


Система Вагнер, состоящая из звезды и одноименной планеты, не была самым распространенным местом для доставки грузов. Но, тем не менее, корабль прибыл, как и планировалось.


Заснеженные пики гор, выглядящие так, будто какое-то гигантское существо растянулось, ощетинившись спинным хребтом, стали заметны почти с верхней границы атмосферы Вагнера. Увидеть, что находилось ниже, было невозможно: плотный слой облаков укрывал планету от любопытных глаз. Корабль продолжил снижаться, и завеса, расступившись, обнажила плоскогорье, изрытое кратерами после многих тысяч лет бомбардировки планеты астероидами. Большинство из них были заполнены водой, образовывая озера, в ровной глади которых отражалось зеленое небо.


– Остин, куда точно тебе надо? – Спросила Деметра.

– Утос, – ответил он. –  Нас там должны ждать.

– Всем пассажирам советую пристегнуться, – весело произнес Гринни. – За бортом наблюдается сильный боковой ветер. Возможна турбулентность. Деревьев просим не волноваться.

Утос – это небольшой клочок выжженной земли, чуть южнее плоскогорья.

– Скоро будет дождь, – произнес Гринни, смотря на сгущающиеся тучи. Завывания ветра снаружи были слышны внутри корабля.


Приземлившись на пустом поле, они начали разгрузку: контейнер, а затем - корабль Остина. Внутри отсека гулял ветер, загнанный туда снаружи, где к этому моменту лил дождь.


Рядом приземлился другой корабль, из которого выехали два робота и один человек.


– Гринни, иди на мостик и будь готов взлететь в любую минуту, – тихо сказала она метаморфу, пока получатель разговаривал с Остином.

– Ты же знаешь правила? – спросил он, вернувшись на палубу.

– Да. Я тебя не знаю, – сказала Деметра, отойдя от края погрузочной платформы.

– Я хотел спросить, – внезапно произнес Остин, –  этот корабль… он не простой. Он синхронизирован с тобой. – Деметра непроницаемым взглядом смотрела на него. – Только, на каком уровне? Он понимает твою речь, но не так, как это делают обычные системы искусственного интеллекта.

– Я… – Девушка чуть улыбнулась и выразила полнейшее удивление. – Понятия не имею, о чем ты говоришь.

– Ты же из тех, кто… – Остин пытался выудить информацию из нее, хотя практически знал. Он просто хотел получить подтверждение.  – Станция «Плутон»?

– Остин… Я...  – Тяжелый выдох. – Это всего лишь твои какие-то, весьма непонятные мне, догадки. – Девушка умело скрывала все свои эмоции. И правду.

– Каково его имя?

– Чье?

– Корабля. – Остин подошел ближе. Он был выше нее, так что, имея преимущество в росте, пытался давить на нее морально с целью выяснения истины.

– У него нет имени.

– Корабль не может быть безымянным. – Едва удивился Остин.

– Может. – Ответила Деметра.

Остин хитро улыбнулся и прикоснулся к корпусу.

– Как тебя зовут? – спросил он.

– Ты же понимаешь, что разговариваешь с кораблем? – Язвительно поинтересовалась Деметра.  – Он тебе не ответит.

Она была права. Корабль молчал. Ни единого звука, кроме завывания ветра снаружи и барабанной дроби дождя.


– Хорошо. Но в следующий раз...

– Его не будет. – Прервала Деметра. – Ты понятия не имеешь, что хочешь узнать.

–А! Значит, я прав. – Остин улыбнулся. Он считал, что выиграл.

– Ты прав в том, что ошибаешься.

– Неужели? – Остин вздернул бровь, желая все же добиться от нее ответа прямым текстом.

– Зачем тебе содержимое того контейнера? – спросила она внезапно. Уж, если и выдавать информацию, то в обмен… Хотя, это было скорее одностороннее соглашение.

– Не могу сказать. – Ответил он и сделал несколько шагов назад.

– У каждого свои секреты, Остин… И, следуя правилам, ты меня не знаешь.

– Хорошо, – заключил он, сходя с платформы.

Деметра закрыла шлюз и заметила движение на верхней лестнице: Гринни с Рейгаром стояли там.


– Подслушивать нехорошо. Вам такого не говорили?

– Мне - нет, – честно ответил Рей.

– А ты должен быть на мостике. – Деметра выглядела рассерженной, но на этого метаморфа она не могла долго злиться.

– Я там был! Увидев, что опасности нет, я спустился сюда.

– Рейгар, – произнесла Деметра, поднимаясь, – думаю, тебе стоит побывать на Дракмуре.

– Там деревьев много. – Добавил Гринни.

–  Да. Я там не был. – Дерево заметно повеселело.

– Ты нигде еще не был! – воскликнул метаморф. – Вот полетаешь с нами…

– Я вам тут не круизный лайнер, – перебила их Деметра.  – По космосу их возить…

– Ты весьма своеобразный круизный лайнер, – ответил Гринни широко улыбаясь. Рейгар засмеялся, отчего некоторые из его листьев упали на пол.

– Но мне и эта планета нравится.  – Произнес деревянный.

– Можешь остаться, – сказал Гринни, чуть подтолкнув дерево.

– На вашем корабле мне нравится больше, – заключил он.

 


«Никто не обещал, что секреты будут сохранены в тайне. Никто не обещал, что не расскажет их тем, кто захочет убить вас», – сказал однажды Вега. А теперь он мертв. Гринни захвачен приспешниками Лорея. Вертмид лишился одного бара, фальшивого предсказателя и надежды на восстановление. А также пары десятков тысяч живых существ…


Планета Фоксид, или Исанхельм, как прозвали ее те, кто хоть однажды побывал на ней. Под толщей снега и льда покоился корабль без названия.


– Когда я говорил, что нам нужно «залечь на дно» я не совсем это имел в виду, – произнес Рейгар, сидя в медотсеке. Деметра рядом перевязывала рану на ноге.

– Это единственное, что остается. Вега помогал всем нам скрываться от Лорея, хотя находился у него в подчинении. А сейчас… Надо спасти Гринни, пока не стало слишком поздно.

– Ты не можешь. – Возразило дерево. – Ты ранена, корабль поврежден, потому что в последнюю вылазку нам пришлось спасаться бегством не только от желающих засадить тебя в тюрьму или даже убить, но и от тех, кто готов был сдать нас первым. Как ты вообще умудрилась разозлить ту жирную гусеницу?

– Когда он был еще похожим на человека, он украл у Веги одну вещь. Меня отправили вернуть ее. Случился небольшой бой, в результате которого он оказался внутри чана с готовящимся ядом. С тех пор он меня недолюбливает. Очень сильно.

Рейгар закрыл глаза, и его ветки нервно зашевелились.


– Деметра, я хотел предложить… – тихим голосом произнес он. – Мы ищем Гринни почти полгода. Может… не стоит так рисковать…Может, он уже мертв.

– Не смей так говорить.

– Но…

– Не смей! – Она подошла к дереву. – Даже не думай!

– Хоть он и член твоего экипажа…

– Ты ступил на борт моего корабля достаточно давно, но еще не понял, что Гринни не просто в составе… Он почти что мой младший брат… – Голос Деметры сорвался; она опустила голову и зажмурилась, пытаясь совладать с собой. –  У меня была семья однажды, а потом я лишилась ее. И Гринни смог почти заменить мне ее. Но ты же не знаешь, что такое семья? Да, дерево? Ты из лаборатории - в тебе только базовый набор чувств и эмоций. Может, у тебя их вообще нет? У тебя никогда не было семьи, поэтому ты не знаешь, каково это - потерять ее! – Деметра почувствовала, что все, так тщательно скрываемое долгие годы не только от Гринни, но и от себя, грозило вырваться наружу. Все эмоции, спрятанные глубоко в сознании, в попытках избежать боли от произошедшего много лет назад, затапливали ее.

– Я могу представить… – Тихо произнес Рейгар.

– Нет! Ты не можешь! Ты вообще дерево! – Она кричала на него.

– Деметра…

– Даже если я увижу его тело, я найду способ вернуть Гринни к жизни. А ты - не смей думать, что он мертв. Если не хочешь мне помогать - высажу прямо на этой планете.

От дальнейших споров их отвлек голос - Деметра настроила корабль на прослушивание всех переговоров поблизости.


– Последний раз ее видели здесь, – сообщил один из пилотов судна где-то в атмосфере планеты.

– Вард, полное отключение! – произнесла она  и корабль подчинился. Все системы перестали работать. За пару секунд температура понизилась почти на сорок градусов. Ветки Рейгара покрылись инеем.

– Деметра, – прошептал Рейгар.

– Тихо! Не трать кислород.

– Сигналов нет, – сказал другой пилот. Судно все еще прослушивало эфир. – Уходим.

– Под снегом лежит корабль, – внезапно сообщил первый.

– На кой черт тебе сдалась какая-то железяка? Здесь пусто.

– Пора улетать отсюда. – Произнес Рейгар, стряхивая с веток лед, когда переговоры закончились. – На этой планете слишком холодно.

– Спрячься в Аду, если не хочешь, чтобы тебя нашли.


Удостоверившись, что за ними никто не следит, они взлетели и взяли курс на край Вселенной.


 Вард дрейфовал третьи сутки, перемещаясь вдоль космических нитей.


– Мы не можем так летать вечность, – произнес Рейгар.

– Не можем. Просто надо выждать. – Деметра искала любое упоминание о Гринни через все доступные ей каналы связи.

– Выждать, пока топливо закончится?

– Рей, мы не на топливе летаем, – чуть усмехнувшись, ответила она.

– Я не так это представлял. – Рейгар подпер собой стенку, и при наличии хорошего воображения, мог сойти за элемент декора.

– Что, быть беглецом не так захватывающе, как казалось?

Гиперпространство захлопнулось позади корабля, выкинув из себя небольшой частный звездолет.


– У нас гости. – Прокомментировал Рей.

– Мы не ждем их. – Вард мгновенно ускорился, но не успел пролететь и парсека, как на связь вышел пилот другого судна.

– Деметра, это Остин.

Она отдала приказ, и судно ощетинилось орудиями.


– Назови хоть одну причину, почему мне не стоит убивать тебя.

– Я помогу тебе спасти Гринни.

– Ты уже достаточно помог, сдав нас Лорею.

– Где он? – встрял в переговоры Рейгар.

– На Нибиру. Туда Лорей ссылает ненужных ему свидетелей. И, Деметра, я ничего не рассказывал президенту. Я знаю, что он может сделать с вами.

– Как ты нас нашел? – Спросила Деметра. Ведь она не сообщала о своих планах и, тем более, не высылала маяк.

– Этот корабль синхронизирован с тобой.–  Ответил Остин. – Я просто пытался убедить его, что могу помочь тебе. И, попав в гипер, я смог достучаться до него. Он вывел меня на эти координаты.

– С каких это пор ты сам принимаешь решения? – весьма громко спросила Деметра у корабля.

С приборной панели раздались шумы. Внезапно к Деметре пришла идея.


– Вард, огонь из всех орудий. Не попади в пилота.

Корабль подчинился. Перед тем, как связь прервалась, Остин успел лишь выкрикнуть имя Деметры. Захватив гравитационным полем поврежденный корабль, она изменила курс на Нибиру. Они были достаточно близко, чтобы добраться до планеты через гипер.


– Какого черта ты творишь? – кричал Остин с медицинского отсека.

– Рейгар, вколи ему B-1 и переведи в грузовое. И сам останься там.

– Что ты задумала?

– Единственное место, где можно найти Гринни на  Нибиру - это рынок рабов.

– Я на это не подписывался! – возразил деревянный.

– Ты сделал это, в тот день, когда решил не сходить на Вагнере.

– Ты же собираешься на самом деле продавать нас? – Весьма серьезно спросил Остин.

Деметра начала снижаться через смертоносную атмосферу планеты, наполненную красными всполохами огня: мощнейшие электрические заряды, способные вывести из строя любой корабль.


Она рассчитывала приземлиться на Белом Мосту, и заходила на посадку, но Рейгар все еще пытался отговорить ее от продажи их в рабство.


– Рей, хватит! Или я сброшу тебя на Плачущем поле.


Плачущее поле получило свое  название после масштабной битвы. Кто с кем и за что воевал, забыли, но погибших было так много, что их кости и некоторые детали покрывали равнину сплошным слоем до сих пор. Единственное, что уцелело -  каменное дерево в центре, давно мертвое на момент битвы, но все еще стоявшее. Вихрь от корабля заставил его немного покачнуться и осыпать частичками старой древесины глыбу камня под ним.


За Равниной Плача, как еще называли то место, находился Белый Мост. Плато, полностью покрытое известняком. И там стояли около двадцати других кораблей.


Деметра связала Остина и Рейгара, а, покопавшись в некоторых ящиках на корабле, извлекла огнестрельное оружие.


– Зачем это?

– Это планета, где все еще существует рабовладельческий строй. Ты думаешь, они используют современное оружие?

– Я не знаю! Я там не был!

– Не ругайтесь, – вмешался Рейгар. Все-таки иногда это дерево бывало самым спокойным и адекватным существом на корабле. Ну, кроме тех случаев, когда Деметра с Гринни решали устроить экстремальные поездки по хвосту кометы, или пролететь по горизонту событий черной дыры. В те моменты корнями мог зарасти почти весь медицинский отсек. – Я не настаиваю, но нам нужен идеальный план. – Нервно проговорил он.

– Сиди тихо и не высовывайся, – пробурчал Остин.


 Город, представлявший собой беспорядочное нагромождение зданий, выглядел необитаемым. Но, стоило подойти ближе, и шум от него оглушал. За ним почти в пустыне лежали обломки космической станции.


– Ваша задача - молчать и слушаться меня, – сказала им Деметра.


 На окраине города Деметра нашла один почти заброшенный склад, где и обитали работорговцы.


– Что ты тут делаешь? – спросил Деметру один из охранников, едва она переступила порог.

– Я хочу продать вот этих двоих, – девушка кивнула на Рейгара и Остина, – и купить одного хамелеона.

– Хамелеона? – охранник скептически осмотрел всех троих. Его руки лежали на оружии, я не преминули бы им воспользоваться. За названием маленького пресмыкающегося в этой среде скрывались все, кто, так или иначе, относился к метаморфам.

– Да.

– Хардарис недавно заимел одного.

При упоминании это имени Рейгар нервно затрясся от смеха. Один взгляд от Деметры, кратко пересказавший возможные последствия такого поведения, и дерево мгновенно успокоилось.


– Где я могу найти его? – спокойно спросила Деметра у охранника.

– Сотня метров от другой стороны города. Там бар стоит. Мимо не пройдешь. – Кивнув в знак благодарности, Деметра отступила назад и подтолкнула Остина и Рейгара к выходу. – Стой. – Произнес кто-то из глубины склада. – Как ты добралась до храма сына Энлиля? – Спросил он медленно.


Два «раба» посмотрели на нее. Все поняли - это проверка. Раздались звуки перещелкивания затворов.


Деметра медленно развернулась. Мужчина, который задал вопрос, стоял и смотрел прямо на нее. Его лицо, обезображенное шрамом на щеке, не вызывало ничего, кроме страха.


– Немного сложновато отвечать на вопрос, когда в тебя целятся двадцать человек. – Попытался спасти положение Остин.


Мужчина со шрамом достал оружие и выстрелил. Пуля попала в плечо. Остин заметно поморщился от боли.


– Тебя не спрашивали. – Размеренно произнес он.

– На крыльях его матери. – Ответила Деметра.

– Вы можете идти. – Сказал он, и все опустили оружие.

Трое поспешно ретировались наружу.


– Какую часть слова «молчать» ты не понял? – раздраженно  спросила Деметра. Остин лишь состроил гримасу боли.  


– Мимо такого не то, что не пройдешь, не пролетишь. – Произнес Рейгар, шокировано глядя на бар, построенный на остатках той станции, что они заметили еще при приземлении.

– Пошли, – Деметра подтолкнула их к входу.

Внутри по кругу, «словно на выставке», как заметил Остин, стояли те, кому выпала учесть быть проданными на этой распродаже судеб.


Не очень вежливо привязав «рабов», Деметра отправилась к  Хардарису, сидевшему за одним из столиков. Но нельзя просто так попасть к главе работорговцев, не пройдя слои его охранников.


– Что тебе нужно? – спросил один из них, остановив ее.

– Хамелеон. Я ищу его.

Хардарис услышал это и заинтересовался - он опер локти о стол, и ,сложив руки в замок, подпер ими подбородок.


– Я хочу обменять его на тех двух, – Деметра указала на Остина с Рейгаром.

 – А с чего ты, позволь узнать, решила, что я обменяю хамелеона на человека и непонятное дерево? – Он сузил глаза и посмотрел на Деметру. Так, как смотрят люди на тараканов - вроде бы и существование не можешь отрицать, но и знаешь, что большого вреда они причинить не смогут. Это место находилось под контролем Хардариса, и ему нечего было опасаться.


– Я предположила это, – ответила она.

Молчание. Слышны только говор покупателей и какая-то заунывная мелодия.


– Из дерева выйдет хорошее украшение интерьера. Я беру его. Приведи метаморфа – Хардарис махнул одному из своих охранников. Тот удалился.

– Не хочешь выпить? – спросил он.

– Нет.

– Зря.– Опровергнул он, выпив залпом содержимое бокала. –  Зачем тебе он?

– Нужен для одного дела. – Солгала Деметра.

– Для какого?

– Не могу сказать.

– Люблю тех, у кого  есть секреты. –  Самодовольно проговорил Хардарис. А тем временем несколько других подчиненных привели Рейгара. – Весьма милое деревцо. Где ты его раздобыла?

– На одной научной станции.


Гринни, закованного в цепи, вывели из катакомб.


– Можно снять их? – поинтересовалась Деметра, когда конвой приблизился. Метаморф не среагировал на ее появление. Небрежное движение рукой и цепи опали на пол.


В этот момент послышался первый выстрел. Это был Остин.  И целился он… в Гринни. Дырка в стене за ним, показала, что меткость у Остина весьма посредственна. Охранники Хардариса мгновенно скрыли своего босса.


– Какого черта? – только и успела спросить Деметра, перед вторым выстрелом.


Метаморф не успел бы уклониться от прицельного выстрела, но он должен был остаться в живых. Деметра резко дернулась в сторону, прикрывая собой Гринни. Вовремя. Пуля, метившая в метаморфа, попала в нее. Деметра почувствовала, как металл задевает сердце, заставляя его сбиться с ритма. Один вздох разделял ее и землю, но у самой поверхности ее подхватил Рейгар.


В эту секунду бар лишился крыши. То есть всего, что выше пары метров. Такого никто не ожидал.  Все люди принялись бежать - они могли подумать, что за этим последуют обстрелы солдат Лорея. И, хотя его тут не особо боялись, началась паника. Сверху падали обломки станции. Пару людей убило ими. А в образовавшей пустоте сверху  висел корабль.


– Вард? – удивился метаморф, наконец-таки придя в себя. Рейгар, недолго думая, заплел ветками Деметру и Гринни и прицепился к кораблю.


По ним открыли огонь, но пули летели медленнее корабля, уносившего своего капитана.


– Послать за ними? – спросили у Хардариса, когда поняли, что стрелять бесполезно.

– Нет.


 

В опустевшем и разрушенном баре Хардарис подошел к Остину, придавленному балкой, но все еще живого.


– Мы так не договаривались. – Произнес глава работорговцев медленно и с расстановкой, почти выплевывая каждое слово.


 

Гринни на одном работающем двигателе корабля дотянул до ближайшего относительно безопасного куска камня в космосе: система автопилотирования отказала еще в огненной атмосфере Нибиру, из-за того, что Деметра умирала.


– Здесь нас точно искать не будут. – Произнес метаморф. – По крайней мере, еще пару часов.

– Что с кораблем? – спросил Рейгар, заметя вошедшего в медотсек Гринни и наблюдая за тем, как шесть механических рук не останавливаясь кружили над Деметрой: Вард спасал жизнь своего капитана.

– Он умирает. Так же как и она. – Метаморф не смотрел на операционный стол: опасаясь увидеть то, чего он боялся с первой встречи. Вместо этого он смотрел через окно медицинского отсека  на спиральную галактику, рядом с которой они и остановились. Ослепительно белый центр был окружен несколькими рукавами, в которых виднелись вспышки от взрывов сверхновых - на них словно набросили тонкую красную паутину, почти невидимую по краям  и переходящую в непроглядную темноту космоса. С легкой руки какого-то путешественника она получила название «Возврат из забвения». И это натолкнуло Гринни на мысль.

 – Я спускаюсь в ядро. – Произнес он.

– Что ты задумал?

– Вард спасает ей жизнь. И, если его системы откажут раньше, чем он закончит…

– Но почему корабль тоже умирает?

– Рейгар, – метаморф закрыл лицо руками на несколько секунд, собираясь с мыслями, – они связаны. – Произнес он, тяжело выдохнув. – Деметра и Вард. Ты достаточно долго был на борту, чтобы догадаться самому. – Дерево нахмурилось и погрузилось в раздумья. – С этих пор у тебя только один способ покинуть этот корабль, – сказал Гринни, смотря на Рейгара.

 Метаморф знал этот корабль с самого детства. С того момента, как Деметра показала ему инженерный отсек, Гринни заявил, что это будет его местом. Но он никогда не был в ядре. Он лишь видел его однажды.


«Чья это технология?», – спросил Гринни, заворожено смотря за спину Деметры на ядро.


«Не наша. И часть этого - здесь», – она прикоснулась пальцем к виску.


Метаморф спустился ниже и попал в холодное помещение, построенное вокруг ядра.

«Она убьет меня за это», – подумал Гринни за мгновение до того, как войти внутрь. Много лет назад, она отдала ему приказ о запрете входа в ядро корабля.

Огромный синий шар, искрящийся разрядами, словно Солнце протуберанцами, начинал уменьшаться, сбрасывая один слой за другим.

В медицинском отсеке Вард извлек пулю. Сердце Деметры сделало удар, регенерируя под воздействием множества препаратов.

Гринни пытался стабилизировать ядро корабля, теряя чувствительности из-за холода.

Они оба почувствовали вторжение метаморфа в ядро. Жизни Деметры не угрожало ничего, кроме самого корабля: он тянул ее ко дну, потому что перешел границу, за которой Деметра не могла вытащить обоих. Тянул к той темноте, откуда нельзя выбраться. Туда, где нельзя определить даже свое положение. Туда, где все заканчивается и все начинается. Туда, куда однажды она уже падала.


Голубой шар стремительно сокращался, грозя превратиться в черную дыру, и уничтожить все, окружавшее его.


«Моя очередь спасти вас», – мысленно произнес метаморф, подключаясь к ядру. Отголосок этого долетел до Деметры. Ее сознание сжалось. Снаружи руки робота зашивали ее рану. Ветви Рейгара беспорядочно шевелились. Гринни попал внутрь ядра. Он мог видеть связь корабля и Деметры. Словно тысяча белых проводов расходилась от ядра по всему кораблю и сходилась в ней. И половина из них выглядели неактивными. Дотронувшись до них, Гринни лишился сил: сеть забрала почти все, пытаясь вернуться к нормальной работе.


Тихий, едва слышный приказ, пронесся через все пространство корабля. До Гринни дошли лишь обрывки, но он понял, что это от Деметры. А в следующее мгновение его выбросило из системы.


– Что произошло? – спросил Рейгар,  когда метаморф появился в медотсеке.

– Она, – Гринни указал на Деметру, постепенно оседая на пол: он лишком долго находился в холодном ядре. – Она убьет меня, когда очнется.

– Если ты раньше не умрешь от переохлаждения, – добавил Рейгар. – Ты весь белый. Тебе нужно в регенерационную камеру.

Корабль издал тихий скрежет и освещение померкло.

– Нет, ты не можешь! – Метаморф ударил по стене медотсека, – Не можешь!

– Тебе нужно в камеру, Гринни, – обеспокоенным тоном произнес Рейгар. – Пока еще не поздно. – Метаморф не слушал. Дерево выдохнуло и оплело его ветками, подняв над полом.

– Какого черта ты творишь? – возмутился Гринни, теряясь в реальности.

– Деметра справится сама. А тебе нужна помощь, пока у корабля еще осталась энергия.

Рейгар после минуты препирательств, все же поместил Гринни в камеру.


 Тишину нарушали только редкие звуки умирающего корабля. Рейгар ждал, обдумывая дальнейшие действия.  После первого полета он подумал, что он сможет остаться с ними. Но практической пользы от него не было. Деметра и Гринни понимали друг друга за доли секунды, а он никогда не сможет вписаться в их команду. Другим, волновавшим его, оказался тот факт, что они оставили Остина на Нибиру.

 Где-то в корпусе корабля раздалось шипение.

– Ничего хорошего это не предвещает.

Время Гринни в регенерационной камере подходило к концу. Приборы, контролирующие состояние Деметры, показывали стабильно тяжелое.


 


Она помнила это место. Западный рукав третей галактики чуть левее созвездия Персея. Всего пару лет прошло после их встречи. Она сидела на песке, отливающем красным в свете заходящей и двух восходящих звезд. Три солнца на небе и два человека на берегу.

– Зачем мы сюда прилетели? – спросил Гринни, очерчивая свою тень на песке.

– Подожди еще минуту, – ответила она и усадила метаморфа рядом с собой. Он все еще не вырос - чуть ниже ее плеча. И уже не любил всех, кто выше него.

Три звезды восходили в положение, необходимое для редкого на этой планете явления.


Одно солнце медленно спускалось к горизонту, и в какой-то момент, два других, отразив свет и исказив его, превратили темнеющие волны океана в плескавшееся расплавленным золотом чудо.

– Как это возможно? – воскликнул Гринни, забегая в воду.

– Некоторым вещам не требуется объяснений их красоте.


Через несколько секунд одно солнце пересекло горизонт и исчезло. Океан мгновенно возвратился в свое привычное обличие. Стало слишком темно и холодно. Деметра почувствовала, как ее неумолимо тянет к земле. Коснувшись которой, она закрыла глаза, чтобы через мгновение открыть. Только находясь уже в другом месте.


 


Деметра очнулась через два дня. За это время Гринни успел исходить весь медотсек, а Рейгар устоять в одном положении больше суток.


– Деметра? – Подошел Рейгар и испуганными глазами посмотрел на нее.

– Что? Настолько не рад меня видеть?

– Нет, я радуюсь. Очень. Но…

– Что?

– Остин остался там. Корабль не забрал его.

– И правильно сделал.

– Деметра… – лицо Рейгара выражало надежду.

– Даже не пытайся, Рей. Он сдал нас Лорею и пытался убить Гринни. – Рейгар опустил голову. – Ему лучше не пересекаться с нами более. Где Гринни?

– Я здесь! – воскликнул он, подбежав ближе. – Как ты?

– Ты нарушил мой приказ. – Проговорила Деметра, смотря на него.

Улыбка сошла с его лица.

– Я должен был. – Пытался оправдаться метаморф.

– Нет. Ты отстраняешься от своих обязанностей за неподчинение.


Рейгар заметил, что это не вызвало у метаморфа какого-либо раздражения и попыток продолжить оправдание. Он лишь чуть отошел, собрался с мыслями и произнес:


– Разрешите вернуться в мою каюту.

– Что теперь делать будем? – спросил Рейгар раньше, чем Деметра успела ответить Гринни.

– За нами все еще идет охота, поэтому нужно попытаться удалить нас из системы. И выяснить кое-что… Мы летим на «Плутон».

– Ты уверенна? – спросил метаморф.

– Да.  


Солнечная система. Гринни и забыл, когда был здесь в последний раз. А Деметра помнила. Помнила каждый момент того побега, и метаморф понимал, что она вряд ли сможет когда-нибудь забыть это. «Каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу ту лабораторию», – сказала она как-то годы спустя после побега. Но Деметра видела в кошмарах только то, как над ней проводили эксперимент. Гринни знал, что во время побега она убила около тридцати человек: медицинский персонал, охранников и всех, кто оказался у нее на пути. И это не считая расстрела кораблем еще нескольких.  Когда Деметра рассказала все, он понял, что она не сожалеет ни об одном из убитых, она лишь помнит, как ей причиняли боль. Это и пугало его. Потому что это могло однажды превратить ее в того, с кем никогда не стоит встречаться, если хочешь увидеть свою старость…

– Рейгар, тебе лучше остаться. – Произнесла Деметра, надевая на себя скафандр для выхода на Плутон.

– Почему?

– Охраняй корабль. – Приказала она. Рейгар даже не возразил. – К тому же, для тебя не найдется подходящего размера.

Что-то недовольно пробурчав, Рей покинул отсек.

– Ты в порядке? – Спросил Гринни. Деметра не ответила. Она, несмотря на отставку метаморфа, разрешила ему пойти с ней в качестве сопровождающего. 


Вард приземлился на посадочную площадку станции.


– Знаешь, – произнес Гринни, перешагивая какую-ту ползущую тварь, напоминавшую гусениц Земли, – я бы здесь жил. Если бы любил холод, смешанный с азотом и метаном.

– И был бы ты тогда коричневым. Весь. – Ответила Деметра.

Гринни улыбнулся - по крайней мере, Деметра шутит. Или пытается. Значит, она в относительном порядке.

Они остановились перед люком для кораблей.

– Сможешь открыть? – поинтересовался метаморф.

– Вард поможет. – Ответила Деметра.

Пока она в симбиозе с Вардом вскрывала дверь на станцию, Гринни оглядывался вокруг в поисках опасности. Но к его ногам лишь подползла коричневая гусеница. Коротко взглянув на метаморфа своими семью глазами голубовато-серого цвета, она издала писк и скрылась за ближайшим холмиком. Гринни смотрел дальше: до горизонта;  взгляд поднялся вверх: в небесах Плутона был виден спутник -  Харон, названный в честь перевозчика душ умерших в греческой мифологии.

«Гнетущая атмосфера», – подумал Гринни.

– Готово, – произнесла Деметра за секунду до того, как люк открылся и их почти смело потоком воздуха.

 


Они шли по многочисленным проходам станции, и от их шагов разносилось эхо, заставляя стены почти дрожать. Или это было просто игрой воображения.  Деметра продвигалась глубже, руководствуясь памятью,  в которой навсегда остались выжженными схемы коридоров.

Темнота одного из ходов превратилась в чуть более светлое помещение. Осветив круглый зал, заставленный оборудованием, «светлячками», Деметра остановилась около одного из голографических столов.

– Что это за место? – спросил Гринни.

– Одно из «сердец» научно-исследовательской станции «Плутон», – ответил кто-то тонким механическим голосом.  – Добро пожаловать!

– Ты кто? – спросил метаморф.

– Мое имя Намира.  – Произнес голос. –  Я система безопасности этой станции.

– Намира, – повторила Деметра, поджав губы. Гринни пожалел, что не умеет читать мысли: так бы он понял, что означало то выражение лица - страх или полную потерянность. – Что здесь произошло?

– Станцию закрыли после череды неудачных экспериментов, приведших к человеческим жертвам.

– Если она - система безопасности,  то почему она нас пропустила? – задал вопрос метаморф.

– Объект B127, – Гринни показалось, что Деметра как-то неестественно отреагировала, – зачем вы вернулись? – спросила система.

– Что выяснить кое-что.

– Как ты все еще работаешь? – удивился Гринни.

– Солнечные батареи. Но энергии очень мало. Боюсь, мне придется скоро отключиться.

– Ладно, – Деметра привела свои мысли в порядок, – Намира, главный компьютер поврежден?

– Нет. Но станция полностью лишена энергии.

– Это не проблема. – Деметра принялась запускать системы, вытащив из сумки прибор, один вид которого заставлял Гринни схватиться за оружие. – У нас полчаса.

– Вы же знаете, вам нельзя тут находиться. – Произнес голос.

– Намира, мне нужны данные по моему эксперименту.

– Данные засекречены.

– Кем? – спросила Деметра, смотря в пустоту.

– Данные засекречены.

– Так предоставь мне доступ! – выкрикнула Деметра, и в помещении раздался звук включения станции.

– Хэй, – ласково произнес Гринни –  успокойся.

– Намира, когда-то ты не остановила меня. Хотя могла. Что изменилось? – Деметра смотрела в потолок. – Я хочу узнать всю правду, а не то, что скармливали мне ученые, когда я очнулась. – Ответа не последовало. Деметра принялась искать информацию, используя один из дисплеев. Но к отчетам ее не подпускала система безопасности. – Намира?

– Открываю данные эксперимента над объектом B127. – Произнесла она.

– Машина обладает человечностью, – ничуть не удивился Гринни.

Система спроецировала  все файлы на огромный стол, стоящий в полукруге оборудования. Деметра подошла ближе. Она смотрел на материалы немного отрешенно: словно все еще колебалась над принятием решения. Она приложила ладонь к поверхности.


– Вард, забирай.

– Нервные клетки мозга пациента, имеющие повышенную врожденную активность, – начал зачитывать вслух Гринни, – были совмещены с системой искусственного интеллекта корабля. В результате между объектами образовалось устойчивое соединение, названное «Белый мост»...


Гринни попытался вглядеться в огромнейший поток информации.


– На изучение этого уйдут недели, – произнес он. – У корабля с данной системой мог быть только один капитан….Наблюдались случаи бесконтактного управления судном.… – Добавил Гринни. – Как на Нибиру… Полезное умение.

– После процедуры, система искусственного интеллекта корабля становилась более похожей на нервную систему человека…

– Эксперимент можно считать удачным. – Деметра смотрела на многочисленные файлы. – Были еще участники? – Спросила она.

– Да. Файл №10564.

– «После объекта B127 процедуре синтеза подверглись шестьдесят четыре человека. У всех последующих образцов наблюдались эффекты замещения сознания. Они не смогли адаптироваться к изменениям. У испытуемых наблюдалась смерть мозга, хотя они еще реагировали на окружающие раздражители. Только один из образцов - D348 - прожил более трех недель… Вынужден сообщить, что программу придется свернуть. Доктор Элтисгерн», – Гринни остановился.

– Значит, были и другие…

– Знаете, я никогда не была сторонником всего этого. Деметра, я решила, что ты должна жить. А здесь тебе бы не дали. Вот почему я не остановила тебя тогда.

– То есть… Один удачный образец… И это я. – Голос Деметры сорвался.

– Что произошло после закрытия станции? – спросил Гринни.

– Доктора Элтисгерна и других ученых должны были транспортировать на Землю для заключения. Но на орбите их корабль столкнулся с космическим мусором и, при входе в плотные слои атмосферы, взорвался. Нашли всех. Выживших не было.

– Моя энергия заканчивается. – Произнес голос.

– Намира, последняя просьба. Мне нужно, чтобы ты запустила один вирус по всей системе.

– По системе этой станции?

– Нет.

– Боюсь, моей энергии не хватит.

– Хватит. Мы с Вардом собрали этот вирус. Сейчас он у меня в голове. И тебе придется туда влезть.

– Это слишком даже для меня.

– Знаешь, давай без этого всего. Хуже уже не будет. – Деметра взяла в руки кабель с многочисленными проводами, шедший от главного компьютера. – Гринни, советую отвернуться. Тот отказался. – Деметра достала складной нож и лезвием провела по запястью. От вида крови никто в обморок не упал. Но, когда Деметра ввела кабель в открытую рану, Гринни поморщился.

– Намира, твоя очередь, – Деметра немного согнулась. Еще секунда и она рухнула на пол. Подбежав к ней, Гринни понял, что человеческий мозг Деметры находится на минимальном уровне активности: радужка покрылась рисунком системы, а зрачок превратился в мерцающий осколок.

– Я закончила. – Произнесла Намира, и, спустя пару секунд, Деметра вернулась к человеческому виду.

– Это было жутко, знаешь ли. – Сказал Гринни. – Ты как?

– В порядке. Нам нужно еще кое-что сделать.

 


Нижние уровни станции, ведущие к источнику питания и центру контроля всех систем.


– Деметра? – окликнул метаморф, указывая на небольшую дверь, затянутую паутиной, под которой виднелся рисунок, что Гринни уже видел на их корабле. – Что там?

Намира молчала. Взломав замок двери, Деметра с Гринни прошли через нее.

На другой стороне был огромный ангар, который спускался вниз, в недра планеты, и превращался…

– Верфь для постройки кораблей внутри целой планеты… – Шокировано проговорил Гринни. – почему бы и нет?

В это место Деметру приводили лишь однажды. Когда ей впервые показали Варда. Тогда у корабля еще не было имени, но она почувствовала, как он сам сказал ей его.

Добравшись до нижнего уровня, Деметра с помощью Намиры запустила систему самоуничтожения станции.

– Пятнадцать минут до взрыва. – Произнес голос.

– Думаю, сейчас самое время валить отсюда. Причем быстро. – Гринни схватил Деметру за руку и потянул к выходу.

– Намира, – Деметра остановилась около люка, через который они вошли, и посмотрела вглубь темного коридора, где мерцал слабый свет: таймер отсчитывал время. – Спасибо. 


Вард поднялся в воздух и отлетел в сторону, что бы их не задело взрывом.


– Все хорошо? – спросил Рейгар.

– Теперь да. – Ответила Деметра, наблюдая за тем, как станция сотряслась и осела на землю. Каскадные взрывы внутри планеты вполне могли сместить ее ось.

– Куда полетим? – спросил он.

– Дракмур.

 


Но, не судьба им добраться туда без помех. Они снова встретились через три недели. На небольшой планете H-5 их корабль остановился на ремонт системы охлаждения. На самом деле Рейгар просто хотел приземлиться где-нибудь. Потому что он не выдерживал долгих полетов с двумя сумасшедшими пилотами, готовыми даже нырнуть в солнце. Что они почти и сделали однажды. Но Рейгар вскоре убедился, что Деметра выполняет все эти трюки с необычайной ловкостью  и точно не собирается лишать жизни кого-либо на корабле. Если только расплавить обшивку… Но это можно подремонтировать.


Деметра заметила Остина до того, как он увидел ее.


– Стой! – Задержал ее Гринни, когда она всерьез вознамерилась убить того. – Ты же не станешь этого делать?

– Отпусти меня!

Их весьма громкие разногласия долетели до ушей Остина, потому что он обратил на них внимание.

– Я бы не советовал подходить ближе, - зло произнес метаморф. Остин, нагло улыбаясь, сделал шаг вперед.

– Какого черта ты тут делаешь? – оскалилась Деметра.

– Для начала, прими мои извинения за то, что случилось на Нибиру. Я не хотел убивать тебя.

– Зато мою тушку ты явно собирался продать какому-нибудь коллекционеру. Не так ли? – Сказал Гринни, понимая, что не сможет долго удерживать разгневанную Деметру.

– Никто бы тобой не заинтересовался. Даже крематорий. – Остин улыбнулся, довольный собой.

– Ты с «Плутона»? – Спросила Деметра.

– Нет. Что это вообще? – Остин весьма правдоподобно выразил удивление, хотя сам спрашивал ее о том же, несколько недель назад.

– Тогда зачем ты постоянно ищешь и весьма успешно находишь меня? По доброте душевной?

– Я просто…

– Я нашел! – Радостно перебил Рейгар, выбежав с маленькой железякой в руке.

– Отлично. Можем улетать.

– Можно к вам в команду? – Спросил Остин. – Я теперь тоже, своего рода, преступник.

– Нет. – Ответила Деметра.

– С капитаном не спорят, – произнес Гринни, подталкивая деревянного внутрь.

– Ладно. – Остин отошел от готового к взлету корабля, пожав плечами. – Спрошу через пару лет.

– Ни за что. – Прокричал метаморф откуда-то из грузового отсека, шлюз которого медленно поднимался.

Остин не знал, встретятся ли они еще, но точно знал, что будет этому всячески способствовать. Потому что его задание еще не выполнено. 


 


Солнечная система. Земля. Тюрьма Астер.


Шум, нарушающий гробовую тишину этого места. Четверо охранников, вооруженные до зубов сопровождали гостя до заключенного. Тяжелая дверь отворилась, представляя взору маленькую и холодную, несмотря на жару снаружи, камеру. Из полутьмы глаза выхватили один силуэт.


– Доктор Элтисгерн, поступил сигнал с Плутона. – Человек неопределенного возраста обратился к ученому, сидящему на полу.

– Надо же…

– Она была там. Система прислала записи, перед тем, как станция была взорвана.

Легкое движение рукой и в помещении появились проекция двух существ: зеленоволосого метаморфа и объекта B127. Он узнал бы ее даже спустя тысячи лет. Слишком высока ее ценность, чтобы забыть о ней.

– Как ее имя?

– Деметра. – Ответил посетитель.

Мужчина ухмыльнулся и попытался встать, опираясь о стенку.

– Думаю, – произнес он чуть осипшим голосом, распрямляя плечи, –  настало время встречи. – Он заглянул в глаза посетителя, заметив в них механический штрих. – Помоги мне выбраться отсюда.

 



  • 100

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: asyaelda | 12 октября 2014 | Просмотров: 1498 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх