"Ничья" автор Игнатьева Ольга. Глава 25
Опубликовано в разделе: Чтиво

Глава 25.

Нежная подлость.

 

Глеб и Таня ушли, оставив их вдвоем.

- Я тебя слушаю.

- Я знала, что ты согласишься – просияла она.

- Не порть мне настроения своей радостью – предупредил Андрей. – Рассказывай, что ты задумала и почему берешь с собой именно Глеба?

- Лопатой махать много ума не надо.

- Я нужен здесь?

- Да. Ты останешься здесь с Мишей. У него достаточно денег и нет выхода. Он сейчас уламывает Костю перенести завтрашнюю съемку. Если этот тюфяк заартачится, сам на него надавишь. Если не выйдет…

- Выйдет. Что еще?

- Мне нужно это место.

Она осторожно положила ладони ему на вески и закрыла глаза. Это была крыша высотки. Скорее всего, гостиничный номер с выходом на крышу. Это было где-то в Москве.

- Хорошо, я найду. Когда понадобится? Послезавтрашней ночью, после испытания?

- Да. Схема будет несложной – она протянула ему лист бумаги – ничего не нужно будет вытирать. Это не война, а тупая перекачка силы.

- Тебя опять будет выворачивать от боли?

- Нет. Но меня вырубит и я не знаю, сколько буду без сознания, придется меня потаскать, так что надеюсь на твою… как там она у вас называется…

- Порядочность – усмехнулся он. – Не волнуйся, мстить за сегодняшнее утро не стану, максимум нарисую усы зеленкой… Собираешься отдать много силы?

- Надеюсь, если найду могилу и договорюсь с цыганами.

- У тебя все получится, ты права, это нужно остановить. Что еще?

- Мы можем опоздать на испытание.

- Буду тянуть время, не волнуйся.

- Ты что-то смирный. Миша сильно впечатлил?

- Да, я наивный дурак. Ты прости меня, что нервы тебе мотал, ты… просто объясняй в следующий раз или ври как-нибудь убедительнее. Хорошо?

- Хорошо…

– У меня к тебе просьба.

- Слушаю.

- Ничего особенного, не делай круглые глаза и не бей. Лучше вообще заткнись и сделай вид, что тебя нет.

- Сам-то понимаешь насколько это нереально?

- Пожалуйста, и ничего не говори, вообще ничего.

- Хорошо – вздохнула она, закатив глаза.

Кира демонстративно закрыла глаза руками и снова вздохнула. Андрей подошел к ней и обнял, почувствовав, как она напряглась и насторожилась. Она казалась совершенно крошечной и безобидной.

- Я боюсь за тебя – прошептал он. - Извини, я понимаю, что это глупо. Я знаю о тебе достаточно… ты очень сильное и жизнестойкое чудовище, но ничего не могу с этим поделать. Не злись.

Он не хотел ее отпускать. Плохие предчувствия были не причем, он всего лишь не хотел оставлять ее без присмотра, хотел знать что с ней и как она.

- Ты теперь будешь колотиться почти двое суток? – спросила она, заглянув ему в лицо и поморщившись. – Неужели без меня настолько скучно? Плотно подсел на мою силу и боишься, что тянуть не из кого станет?

- Я же просил! Ну зачем все портить?!

- Знаешь в чем твоя проблема?

- Просвети меня – поворчал он, все еще сжимая ее в руках.

- Твоя жизнь слишком размеренна, как болото. Из любого события ты раздуваешь целую историю из любой тревоги целую трагедию. Меня лопатой не убьешь, топором, мечом, ружьем тоже, ПРОВЕРЕНО. Сегодня и завтра ночью ты просто обязан поспать и никаких отговорок. Обязан!

- Постараюсь.

- Нет, не постараешься, а сделаешь – прошипела она. - И даже не думай ныть, что это сложно и выдумывать очередные глупости о том, что я там умираю.  Тебе совсем нечем занять мозг? Хорошо, я обеспечу тебе неприятную тему для размышлений, сам напросился.

Она бережно взяла его за затылок и притянула к себе. Поцелуй был настоящим и невероятным. Никакой свойственной ей грубости с намеками на каннибализм. Она не собиралась этого делать и не думала об этом. Секундная прихоть, каприз, заставившие его мир остановиться, а мысли исчезнуть. Теперь он знал о ней еще одну очень важную вещь. Иногда она может быть настолько нежной, что к ней страшно прикоснуться.

- Ты будешь спать как убитый, и думать о том, как вести себя, когда я вернусь. Через двое суток ты начнешь бояться моего возвращения и стараться не думать о нем – ласково прошептала она ему в лицо – до встречи.

Она развернулась и преспокойно вышла из комнаты.

Это было подло. Мелкая гадина затеяла очередную игру и эта игра ему не по зубам. Она любит своего психопата и убийцу и все остальные ей безразличны. Она поступила верно, дав ему очень серьезный и неприятный повод для размышлений. Хочет он этого или нет, теперь он не сможет переживать о том, что с ней происходит в данный момент. Теперь, думая о ней, он постоянно будет думать об этом проклятом поцелуе, и бояться полюбить эту бездушную сволочь. Уже сейчас он очень сильно хотел злиться на  нее, ненавидеть, презирать, но не мог. Он стоял как полный идиот посреди женского туалета и улыбался, чувствуя себя счастливым.

 

                         *                *                *

- Что с тобой? – Таня ждала его у машины. – Ты странно выглядишь.

- Значит так – Андрей устал от ее подозрительности и домыслов – давай поговорим честно, но учти, поговорим один раз и закроем эту тему навсегда. Ты больше никогда не будешь смотреть на меня с этим скорбным выражением, как будто у меня топор в спине и я этого не замечаю. Это меня бесит, понимаешь? Если тебе скучно в твоей безупречной и полной взаимной любви личной жизни, смотри сериалы и не лезь ко мне!

- Андрей, ты не понимаешь… она… Андрей она не человек – шепнула Таня испуганно.

Андрей вышел из себя окончательно. Он подошел к Тане и схватил ее за локоть.

- НИГКОГДА. Слышишь меня, никогда и НИКОМУ не говори этого. Поняла? Я уважаю тебя, но если ты не будешь молчать… Ты не представляешь, что я с тобой сделаю.

- Ты знал?

- Я тебя предупредил – прошипел он сквозь зубы.

- Подожди – она взяла его за руку. – Я никому этого не собиралась говорить, я не такая дура, но ты… так  смотришь на нее.

- Это касается только меня. Не тебя, не ее, только меня. Ясно?

- Прости, я никогда больше ничего не спрошу, обещаю – шепнула она виновато. – Но если тебе захочется поговорить…

- Не захочется – отрезал Андрей. – Тебе домой пора, до встречи послезавтра.

Андрей вернулся в здание и нашел Мишу. Он все еще уламывал Костика, умоляя и предлагая ему деньги.

- Я чего-то не понял, Костя, или ты решил вытянуть деньги из человека, чей ребенок при смерти?! – разговор с Таней уже довел его до кипения, так что данная ситуация как нельзя лучше подходила для срыва. – Ты что, вообще ОХРЕНЕЛ?!

- Мне кажется, или это не твое дело – холодно ответил Костя.

В таких ситуациях можно испугать или шокировать, можно давить логикой или убеждать, но Кира была права, зачем тратить время и заморачиваться? Что толку объяснять этой самовлюбленной сволочи, что он не прав и что Глеб и Кира уже уехали и съемка уже сорвалась? Иногда причинить боль – самый честный и, как ни странно, самый безболезненный для всех выход. Андрей никогда этого не делал, но помнил, как это делала с ним Кира. Немного «зацепиться» за его сознание, немного надавить и самую малость возненавидеть. Первый блин всегда комом и Андрей «немного переборщил». Костик рухнул на пол и начал биться в конвульсиях.

- Ну, ну тише, дружок – весело сказал Андрей, прекратив причинять боль и помогая ему встать на ноги. – Понравилось? Еще хочешь? Если тебе мало, только скажи, я еще Киру позову, она такое любит.

- Ты! – выдохнул перепуганный Костик.

- Ну конечно я, кто же еще? Тебе объяснить, как надо поступить, или ты сам все понял?

Костик, казалось, потерял дар речи. Его можно было понять. Столько лет он ведет это шоу и до сих пор относится к экстрасенсам не очень серьезно и тут такое.

- Я рад, что смог перевернуть твой убогий мирок, дружище. Полагаю, твое молчание означает «до встречи послезавтра». Не напрягайся с ответом, просто кивни.

Костик судорожно кивнул. Его била мелкая дрожь и Андрею было противно на него смотреть.

- Идем, Миша, у нас мало времени.

Они вышли на стоянку и сели к Мише в машину.

- Не ожидал, что ты так его приложишь. – Миша смотрел на него с восхищением. – Когда смотрел на тебя по телевизору, думал что ты и мухи не обидишь.

- Внешность обманчива, Миша – усмехнулся Андрей, вспомнив, как Кира избила Макса и, разумеется, подумав о том, как здорово она целуется. Началось, здравствуйте глупые и навязчивые мысли, спасибо Кира. – Ты хорошо знаешь город?

- Средне.

- Нам нужно найти одно место. Это гостиница и она в центре.

- Будем кататься и искать. Та кроха так и сказала.

- Что еще сказала «та кроха».

- Что найдем мы завтра, но искать нужно уже сегодня. Еще она сказала, чтобы в десять я завез тебя в больницу и показал сына, а потом отвез домой и переночевал у тебя в спальне.

- Интересная перспектива. Где должен ночевать я?

- Она сказала, там же, где и сегодня. Еще она сказала, чтобы я проследил за тем, чтобы ты не забывал есть. – Миша скромно и нерешительно улыбнулся. – Заботится?

- ОНА? – рассмеялся Андрей. - Точно нет. Поехали.


<!-- [if gte mso 9]>

<!-- [if gte mso 9]> Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE <!-- [if gte mso 9]> <!-- [if gte mso 10]> /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-qformat:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin-top:0cm; mso-para-margin-right:0cm; mso-para-margin-bottom:10.0pt; mso-para-margin-left:0cm; line-height:115%; mso-pagination:widow-orphan; font-size:11.0pt; font-family:"Calibri","sans-serif"; mso-ascii-font-family:Calibri; mso-ascii-theme-font:minor-latin; mso-fareast-font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-theme-font:minor-fareast; mso-hansi-font-family:Calibri; mso-hansi-theme-font:minor-latin;}

Глава 26.

Арбреша.

Он ошибался насчет того, что будет постоянно думать о Кире и прочих глупостях. Миша сидел рядом, его боль и отчаянье быстро помогли Андрею настроиться и выбросить из головы все ненужное и неважное. Они объехали большую часть города и значительно сузили территорию поиска. Андрей понимал, что найти нужное место в первый же день не получится, но  к вечеру все равно начал немного паниковать. Он искал иголку в стогу сена, причем делал это первый раз в жизни, и советоваться было не с кем.

Вечером все стало еще хуже. Они с Мишей заехали в больницу, навестить его сына. Малышу оставалось всего несколько дней, и не нужно было смотреть его больничную карту или говорить с врачом, проклятье висело над ним черным облаком, изредка мелькая в пределах видимости. При взгляде на этот комочек, медленно но верно теряющий жизнь, у Андрея сжалось сердце и выступили слезы.

- Андрей, у нее получится? – Миша не мог оторвать взгляд от сына. – Есть хоть какой-нибудь шанс?

- Я не знаю, но она единственная, кто может хоть что-нибудь сделать. Ты главное, верь в нее, это важно, это поможет.

После больницы Миша был не в состоянии вести машину и Андрей сел за руль вместо него. Паника и отчаянье начинали душить. Они доехали до дома в полной тишине, ужинали тоже не проронив ни слова. Казалось, что мальчик уже умер. Андрей заварил Мише чайник успокоительного сбора и отправил его спать.

В доме было трудно дышать,  Андрей вышел на улицу и сел на первую ступеньку крыльца. Без Киры дом казался пустым. Неожиданно послышался топот маленьких лапок и протяжное «мяяу».

- Привет, Арбреша – Андрей погладил ее по пушистой и странно приплюснутой голове. – Я положил тебе еды и воду проверил, так что не ори.

Котяра начала урчать и лезть на руки, причем ее совершенно не волновало, хочет этого Андрей или нет.

- Похоже, мне в последнее время везет на наглых зверьков, совершенно не считающихся с моим мнением – проворчал он и сдался, взяв ее на руки.

У него никогда не было кошек, он их не любил. Слишком уж гордые и своенравные создания, эта их манера держать дистанцию и шипеть, прямо как… неважно. Кира наверно уже на месте, она тоже ищет и ей гораздо сложнее, чем ему. Ее небольшая подлость в конечном итоге почти не помогала, он по-прежнему волновался за нее. Арбреша никак не могла успокоиться, топталась и урчала как трактор. Через полчаса кототерапии Андрея начало клонить в сон, оказывается, не смотря на все свои вредности, кошки действительно могут быть полезны.

- Ладно, уговорила, пошли спать, котейка.

Это была больше не гостевая спальня, а спальня Киры. Ее запах впитался в стены, мебель, подушки и простыни. Как ни странно, запах отдельно от его источника очень расслаблял и успокаивал. Андрей заснул сразу же, как только голова коснулась подушки, и проснулся только утром. Всю ночь ему снилось место, которое ему еще предстоит найти. Проснувшись  Андрей заметил, что образ стал значительно четче, а паника исчезла. Кира знает, что он найдет эту площадку, значит так и будет. Арбреша спала у него на груди, сложив свои не совсем чистые передние лапы ему на лицо.

- Котяра, ты в курсе, что это отвратительно? – проворчал он – ты этими лапами по земле ходишь и в песке роешься. Они у тебя воняют, кстати.

Кошка потянулась и села, уставившись на него.

- А ты действительно особенная, Арбреша.

С кошкой что-то определенно не так и это сильно настораживало. Дело было не только в странно приплюснутой голове, длинных лапах и синих глазах. Кошки так не смотрят.

- Я сейчас глупость скажу, но ты не хотела бы с нами поехать?

Дожились, он разговаривает с кошкой. Кошка, однако, отнеслась к предложению серьезно, по крайней мере, она кивнула и начала урчать.

- Все, приехали. Я схожу с ума – проворчал Андрей и поплелся на кухню.

После успокоительного Миша спал как убитый, и Андрею пришлось будить и звать его завтракать.

- Так любишь кошек? – удивился он, рассматривая Арбрешу, решившую что завтракать ей надо со всеми, причем сидя на столе.

- Терпеть не могу – признался Андрей. – Ее Арбреша зовут.

Позавтракав, они быстро собрались и вышли к машине. Арбреша сидела на капоте и жала их. По крайней мере, как только Андрей подошел к машине, она запрыгнула ему на плечо.

- Не знал, что твоя фамилия Куклачев – попытался улыбнуться Миша – она едет с нами?

- По всей видимости, да – удивленно ответил Андрей.

Гостиницу нашли только вечером. Номер был свободен и они без проблем сняли его на несколько дней.

Арбреша весь день просидела у Андрея на плече. Самым удивительным было то, что как только он начинал хоть немного паниковать, кошка начинала громко и успокоительно изображать трактор. Она даже умудрилась сопровождать их в больнице. Заходить туда с животным было верхом наглости, но у Андрея было странное предчувствие, и он не стал прогонять ее с плеча. Казалось, что кроме Андрея и Миши, кошку никто не замечал. Крупная и наглая полосатая котяра вела себя очень тихо. В палате она перепрыгнула на плечо Мише и влезла к нему на руки.

- Твоя кошка лечебная что ли? – Удивленно спросил он уже в машине.

- Понятия не имею – ответил Андрей, почесывая вернувшуюся на его плечо котейку. – Она у меня всего несколько дней, может и лечебная.

Уже засыпая Андрей вспомнил, что завтра возвращается Кира. Он очень надеялся на то, что у нее все получилось, но боялся этого. Она никогда себя не жалеет и бросается в самое пекло. Если ей удастся  спасти Мишиного малыша, чем вся эта история закончится для нее? Чудовищная, злобная, справедливая, хрупкая и наивная. Неужели она серьезно думала сбить его с толку? Смешно.

Арбреша прокралась в спальню.

- Ну наконец-то – проворчал Андрей – всех мышей выловила?

Кошка запрыгнула на кровать и уставилась на него.

- Значит… ты не совсем кошка – сказал он серьезно, смирившись с тем, что ведет себя как ненормальный. – Не хочешь, не говори, но учти, я тебя раскусил.

Утро выдалось очень солнечным. Арбреша спала на подушке Киры, и Андрей около получаса рассматривал ее. Что-то было не так в ее расцветке и форме головы. Шерсть странно переливалась в утреннем солнце, образуя еле заметные глазу узоры и линии, похожие на те, что Кира умеет доставать из воздуха, когда читает чью-нибудь судьбу. Луч света падал на кошку, но и сама кошка излучала еле заметный и мерцающий свет, точнее на нее падал странный свет из непонятного источника. Как будто над ней висел невидимый прожектор, который светит почти незаметным, дрожащим и вибрирующим светом. Самым необычным было то, что Андрея это не удивляло. 

- Кто же ты такая? – шепнул он кошке, но она не проснулась, продолжая сопеть Кире в подушку.

Сегодня Миша проснулся первым. Он уже завтракал, когда Андрей зашел на кухню.

- Решил тебя не будить.

- Правильно. На стоянке нужно быть в одиннадцать, но лучше опоздать минут на пятнадцать.

- Она может опоздать?

- Она опоздает, и мы с Таней будем тянуть время.


                     *                   *              *

Андрей был прав, Кира и Глеб опоздали на целый час. Костик злился и не мог найти себе места, но молчал как рыба, прекрасно понимая, чем для него может закончиться скандал. Андрей был доволен собой. Он все успел и со всем справился. Номер в гостинице снят и Миша ждет их там, Костик запуган дальше не куда и готов на все, лишь бы не получить новую дозу боли. Таня усердно делала вид, что позавчерашнего разговора не было, и болтала с ним как ни в чем, ни бывало.

Наконец-то послышался визг тормозов и пошло-голубой мини въехал на стоянку. Кира вылезла из машины и помогла вылезти Глебу. Андрей подбежал к ним.

- Как он?

- Нормально. Перенервничал и мало спал. Заснул по дороге.

- Можно я никуда не поеду – простонал Глеб, борясь со сном.

- Нет, приятель, я очень хочу с тобой побороться, так что отставка не принимается – поддел его Андрей, подменяя Киру. – Вы грязные как свиньи!

- Нееет мы грязные как черти! – усмехнулся сонный поганец. – Странно, но я даже тебя рад видеть, Ангелок.

- Взаимно - усмехнулся Андрей, запихивая его в автобус.

Не нужно было обладать даром детектива или видеть вещие сны, чтобы понять, чем  занималась эта парочка. Они были с ног до головы в кладбищенской земле. Помыться и переодеться у них просто не было времени и они приехали как есть.  У Киры был большой опыт в осквернении могил своих родственников, да и Глеб любил гулять по ночным кладбищам, так что все было нормально, но только с точки зрения Андрея. Таня, как оказалось, не очень догадывалась, что затеяла Кира и была возмущена ее бесшабашностью и вероломством. Как только автобус тронулся с места, она набросилась на нее с обвинениями.

- Что ты вытворяешь? Я все правильно поняла, вы раскопали проклятую могилу, потревожили мертвого? Ты в своем уме?

- Не всегда – рассмеялась она, подмигнув смеющемуся Андрею. – Не кипятись, ничего страшного еще не случилось.

- Кира, это нельзя делать, ты понимаешь? Ты конечно молодец, что нашла эту могилу и достала от туда вещи, но что ты будешь делать с проклятьем?! На себя его повесишь? На Глеба?

- Успокойся Таня – прервал ее Андрей, продолжая улыбаться – она никогда не ищет легких путей.

- Что значит легких?! Это смертельное проклятье, его нельзя взять и отбросить в сторону.

- Вот именно – сказала Кира, оскалившись от предвкушения.

- Андрей, я одна не понимаю, что происходит? – растерянно спросила Таня.

- Похоже на то – согласился он – Это очевидно Таня. Ты не просчитала этот вариант только потому, что  у тебя нет такого количества силы, и тебе есть, что терять… Она хочет вернуть проклятье той, что заказала его.

- Той цыганке?

- Нееет, это слишком просто – усмехнулся он – она договорилась с цыганкой. Конечно, сначала она нашла ее и навесила проклятье, не оставив ей и ее семье выбора. Сегодня ночью мы все исправим, мы поможем этой старухе перебросить его на того, кто этого заслуживает.

- Кира? – у Тани были круглые глаза.

- Все верно – устало кивнула она – ты же отпросилась на эту ночь? Я бы лучше Глеба попросила, но он как видишь, не в форме. Что скажешь? Все еще команда?

- Да… я помогу тебе, если… это вообще реально.

- Проще простого. Так что успокойся – подмигнула она, усаживаясь на свое любимое заднее сиденье.

Таня в полном ступоре села впереди. Глеб спал на своём любимом боковом кресле, и Андрей решил занять свободное место рядом с Кирой.

- Проще простого?

- Хочешь поболтать? – спросила она, приоткрыв левый глаз.

- Если только нет ни малейшего шанса, что ты сможешь поспать.

- Ни малейшего – вздохнула она.

- Адреналин?

- Да. Ты хорошо справился.

- Ты ведь не о поиске места – хитро улыбнулся он.

- Нет. Я даже… разочарована.

- Признаюсь, ты меня немного отвлекла, но я знал, что для тебя это ничего не значит. Глупо воспринимать всерьез настолько неопытную женщину.

- Неопытную?

- Опыт измеряется не количеством, а качеством. Ты была замужем?

- Причем здесь это? – рассмеялась она.

- Не была. Ни в этой, ни в других твоих жизнях. Ты ни разу не пыталась создать семью. У тебя нет этого опыта. Не смейся, жить с тем, кого ты выбрал это большой труд. Жить, а не убегать среди ночи, чтобы утром не перегрызть горло. Общаться, находить компромиссы, хотя бы прислушиваться и не игнорировать. Для меня, например, эта задача оказалась невыполнимой.

- Все еще не понимаю, какое это имеет отношение ко мне… неужели опять твоя манера все усложнять?

- Я усложняю, а ты слишком упрощаешь – пожал плечами Андрей. – Люди… они для того и созданы разными, чтобы… Все не так примитивно, как ты считаешь. Мы любим эти сложности. Нам так интереснее, понимаешь?

- Хочешь сказать, что вы любите играть в игры и причинять друг другу боль?

- Да. Мы играем в игры, а ты из другой лиги зла и не очень понимаешь, зачем нам это нужно, но для нас это того стоит… мы живем ради этого.

- Ты прав, меня другие приоритеты.

- Вот и я о том же. Ты поцеловала меня, но с таким же успехом могла ударить, покалечить или даже убить, так зачем мне изводить себя?

- Боюсь, что убить тебя я не смогу, даже если очень понадобится – вздохнула она – это как-то странно, но я к тебе привыкла и даже… привязалась… немного.

- Если бы ты сказала мне это перед отъездом, то эффект от этой простой,  не очень теплой, но очень  важной для меня фразы был бы гораздо большим, чем от твоего фальшивого, хотя и безумно приятного поцелуя.

- Тогда я так не думала – призналась она. – Я подумала об этом на кладбище… Раньше я никогда не доверила бы часть своих обязанностей кому-либо, кроме Бени. Я не сомневалась в тебе ни минуты. Это странно и неприятно. Я боюсь, что за это мне придется дорого заплатить.

- Я не собираюсь подставлять тебя.

- Знаю, но мне все равно неуютно.

- Тебе непривычно, только и всего, так что успокойся и прекрати трепать себе нервы.

- Ты…

- Да. Я снял номер. Миша ждет нас там. И я начертил схему, чтобы она напиталась солнцем.

- Как ты догадался насчет солнца? – она была сильно удивлена.

- Звериное чутье.

- Я серьезно! – она слегка ударила его кулаком по плечу.

- Понятия не имею – рассмеялся Андрей, попав в плен теплых оранжево-карих глаз. – Сильно устала?

- Потерплю. Глеба надо как-то реанимировать.

- Я взял ему водки. Не делай глаза как у Тани! Я же помню, как он себя чувствовал в моем сне. Что будет, если подмешать туда немного твоей крови?

- Еще немного и я могу взять отпуск – проворчала она. – Ты меня пугаешь, я лучше сделаю вид, что сплю, а ты сделай вид, что поверил.

- Договорились.

Вскоре приехали на место. После всех пережитых Андреем событий, испытание казалось насмешкой. Костик и его команда не придумали ничего интереснее, как построить деревянный домик на дереве и посадить туда многострадального Тараса. Когда он рассказывал суть задания, слушала его только Таня. Андрей придерживал перепачканного землей Глеба, который плохо держался на ногах и открывал бутылку, а Кира набирала свою кровь в шприц. Костик старался смотреть только на Таню, и его можно было понять. Таня пошла первой. Съемочная группа вернулась через сорок минут, и к испытанию приступил бодрый и немного пьяный Глеб.

- Интересно, какой вкус у твоей крови.

- Будет сильно странно, если я опять спящей прикинусь?

- Только не ври, что испугал – отмахнулся Андрей – твоя кровь действует как очень сильное стимулирующее средство. Ты сама не прочь выпить пару капель, я же заметил.

- На вкус… почти как на запах. Пробовать не предлагаю.

- Да, спасибо, мне одного запаха вполне достаточно – усмехнулся Андрей – До сих пор не могу стол отмыть. Миша за завтраком так прибалдел, что чуть сознание не потерял. Какой план на эту ночь и что я должен буду делать, когда тебя вырубит?

- План ты примерно просчитал. Нужны только мертвые, ты с Таней больше на подстраховке. У меня в рюкзаке кровь семерых цыган. Я перегоню силу через кровь и помогу ведьме навесить проклятье на заказчицу.

- Если все получится…

- Эта стерва не доживет до утра, но тебя не это не волнует, как я вижу – она внимательно его рассматривала. -  Что случилось, и куда делся тот румяный и тупой идеалист, которого я когда-то подводила к зеркалу в коридоре гостиницы?

- Не перескакивай – Андрей не собирался давать ей возможность сменить тему -  что будет с тобой? Что если Беня опять придет только утром и всего на пару часов? Кто тебя восстановит?

- Не переживай, это мелочи – отмахнулась она. - Я буду очень ослаблена и без сознания, так что боли почти не будет. Если он не успеет сегодня, закончит завтра. Какая разница? Подержишь меня сутки в горячей воде, это не сложно.

- Мне это…

- Как обычно не нравится – отмахнулась она, как обычно скривившись и не дав договорить. – Хочешь сказать, что я напрасно это затеяла? Еще не поздно все отменить. У цыган большие семьи, если ты не в курсе. Хочешь знать, сколько человек погибнет, если я включу заднюю?

- Вариантов у нас нет – она завела его в очередной тупик, и Андрей очень старался не разозлиться и не наорать. – Спасибо, что во время сказала.

- Что бы изменилось, если бы я сказала раньше?

- Молчи. Просто закрой рот и молчи – Андрей увидел приближающуюся к ним съемочную группу. – Я следующий… не хочу тебя видеть, пока не успокоюсь.

Найти несчастного Тараса не составило большого труда, гораздо сложнее было не думать об этой ненормальной и успокоиться. Когда она вернулась со своего испытания и все стали собираться, он все еще был на взводе.

- Ты и с Беней такое вытворяла? – он взял ее за локоть и отвел в сторону.

- Ты о чем? – нахмурилась она. Ей явно не понравилось начало разговора. – Ты ведь еще не успокоился, зачем подошел?

- Мне всего лишь интересно, как он боролся с твоим самодурством.

- Ну, хорошо – она закатила глаза. – По поводу помощи людям, мы крепко поспорили только один раз, и я тогда действительно поступила по-своему. Один человек. Очень плохая судьба, из-за него могли погибнуть сотни, но он был не виноват. Чудовищное стечение обстоятельств, глупость, и был шанс предотвратить все, не убивая его. Беня не хотел рисковать. Я попыталась спасти этому парню жизнь, но Беня был очень… настойчив. Ты действительно хочешь знать, что он сделал, чтобы я начала с ним считаться?

- Убил его – прошептал Андрей, отпустив ее.

- На моих глазах… разрубил на куски… как свинью – Киру передернуло, на лице читались ужас и отрешенность. Она посмотрела на него с презрением. - Знаешь, меня это убедило. Так что… теплокровный, можешь взять на вооружение, если не слабо.

Андрей не мог с ней больше разговаривать. Он молча залез в автобус, сев рядом с водителем. Парочка, которую даже из ада выгнали бы, побоявшись за свою безопасность. Одну, дуру, постоянно бросает во все тяжкие, в то время как второй зверски убивает все, что шевелится. Самым нелепым во всей этой ситуации было то, что они, хоть и по-скотски, но служат добру. Жесть, бред сумасшедшего, не поддающийся нормальной логике.

 



  • 0

Добавить в закладки:

Метки новости: {news-archlists}


Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

|

Автор: Игнатьева | 14 декабря 2013 | Просмотров: 2438 | Комментариев: 0




Информация
Посетители, находящиеся в группе Путники, не могут оставлять комментарии к данной публикации.


Наверх