Смотреть за облака. Глава 2. Продолжение
Автор: Рика.
нелогическое продолжение
.........Мы шли по абсолютно пустым дорогам. Окна домов были не менее бездушны, чем сам город-призрак. Мне было совсем не по себе, я шла, держась за руки Ямазаки и Наполеона. В этом городе было холодно, становилось холоднее, я подозревала, что позже похолодает до минусов. Я делала вид, что все в порядке, хотя на самом деле основательно замерзла.
- Эй, если вы останетесь снаружи, вы замерзнете насмерть! – голос заставил нас подпрыгнуть, я мигом оказалась за спиной Наполеона, где столкнулась с Ямазаки, который тут же вернулся на передние позиции, устыдился, наверное. За нашими спинами стоял человек. Не гуманоид, никакой иной вид инопланетян, на вид – самый натуральный человек. Мы подозрительно уставились на него
-Если не собираетесь заканчивать жизнь подобным образом, заходите – сказал человек.
Мы зашли.
Чуть позже.
Сей положительный персонаж, позволил мне занять его ванную и даже сказал, что предоставит сменную одежду. Я купалась, чем занимались остальные, даже не предполагала. Когда я вышла из ванной, положительный персонаж подал мне сверток. Кажется, они что-то обсуждали, однако, судя по лицам, я последний человек, которого это касалось. Я оделась и вернулась к остальным.
- Меня зовут Такуйя – представился положительный персонаж – ваши друзья рассказали мне, как вы оказались здесь, вам крепко досталось по пути, да? – какой заботливый то.
- Нет – ответила я, вскинув брови – мы всего лишь немного вымокли, однако я благодарна вам за приют и ванну.
- Приятно слышать – ответил Такуйя. Это был молодой человек, болезненной наружности, с короткими, синими, почему-то, волосами. И карими глазами.
Из глубины дома вышел еще один персонаж. Молодой человек с длинными, серебристыми волосами. Среднего роста, выглядел он лет на 16, может. У него были удивительные, янтарные глаза и он мне очень понравился, поэтому я постаралась скрыться от него за спиной Наполеона. Вообще то, как я заметила, спина Наполеона была мне даже ближе, чем он сам. Это странно.
- Это мой брат – сказал Такуйя – Айя, а это Ио, младший – на свет вышел еще один персонаж, точь в точь, как Айя, только у этого волосы были черные, а глаза бардовые даже. Он тоже мне понравился. Зато оба они не понравились Ямазаки и Наполеону.
Мы сидели кругом около очага, расположенного в центре комнаты. Ради тепла, я вылезла из-за спины Наполеона. Ио и Айя сидели напротив меня, и я пыталась понять, кто из них нравиться мне сильнее, Такуйя тем временем вещал что-то важное, скорей всего; однако, в данный момент мои мысли предпочитали сосредотачиваться на симпатиях. Я поняла, что Ио и Айя близнецы и старше, чем выглядят «интересно, кто симпатичнее, эти двое или Ямазаки?» - пришла в голову шальная мысль, я удивилась. Такие мысли были отнюдь не в моем духе «интересно, могу ли я им понравиться,… наверное, Ио нравиться мне больше, чем Айя, но я не уверена,… все же они так похожи…» - я удивлялась своим мыслям, я удивлялась тому, что эти двое мне так нравились, в этот вечер я удивлялась больше, чем в другие вечера и это тоже удивляло. Мне надоело всему удивляться, и я просто смотрела на трех братьев, старательно не замечая странного взгляда Ямазаки.
- По ночам у нас всегда холодно – обратился ко мне Айя
- Ночам? – насколько мне помнилось, за городом был день, когда мы пришли.
- За городом день, а у нас ночь. У нас и дня то почти нет – ответил Айя – мы не знаем, почему так, но теперь и вы в нашей лодке…
- Э? – не поняла я
- Думаете, мы живем здесь по своей воле?! – воскликнул Ио, сжав кулаки – думаете, нам нравиться возможность замерзнуть в любой момент?!
- Ио, они уже все поняли – сказал Айя
-А? – Ио удивленно посмотрел на меня, спрятавшуюся за Наполеона, и растеряно опустил руки.
- Страшный – сказала я, высовываясь из-за спины Наполеона. Ио хлопал глазами, пребывая в трансе от услышанного.
- Так вот – продолжал Айя, не обращая внимания на нас с Ио, таращивших круглые глаза друг на друга. – Наш город – это город-ловушка, зайти может любой, выйти только победитель особого турнира
- Турнира? – я перестала пялиться на Ио
- Да, ежедневно проводятся турниры, победитель получает право уйти – сказал Айя
- Но… кто так решил?! – мне эта идея совсем не понравилась
- Сам город… - Айя опустил голову – сегодня последний раунд на этой неделе, потом еще месяц турниров не будет, и уйти отсюда никто не сможет – мы молчали, несколько огорошенные сиим известием. Кажется, оно никому не понравилось.
Мы легли спать в растерянных мыслях. Турнир какой-то объявился… неужели, действительно, нет иного выхода? Провалявшись с полчаса в подобных муках, я встала и пошла к окну. За окном вполне натурально падал снег
- Снег… падает… - это состояние называется «почувствуй себя бесконечным тормозо-о-ом…»
- Он каждый вечер падает – за моей спиной материализовался Айя, я повернулась обратно к окну
- Вот как – я начала мерзнуть, но не подала виду
- Тебе лучше пойти отдохнуть – сказал Айя – многое предстоит решить
- Еще немного посмотрю… на снег… – я не могла оторвать взгляд от падающих снежинок, Айя ушел, я осталась в тишине. Снег это вечность, которая приходит и уходит. Я думаю, вечность состоит из снега, потому что снег навевает одиночество и равнодушие. Вечность такая же – одинокая и холодная, вот что значит вечность. Тишина это часть вечности. Я смотрела в окно и тут увидела человека, стоявшего перед домом. Я потрясла головой, человек не исчезал. Я ущипнула себя за щеку, человек не исчезал. Он смотрел прямо на меня.
- Человек…- я присматривалась, и все сильнее чувствовала, что я его знаю. Я приблизилась к стеклу и просто схватилась за стену, я узнала его. Когда-то, давно, я любила этого человека
- Алекс… - на миг стало нечем дышать, да что же это?! Я вскочила и бросилась к двери
- Миа?! – я проскочила мимо Наполеона и Ямазаки, мимо хозяев дома, распахнула дверь и прямо босиком бросилась за уходившим человеком
-Алекс!!! – я не чувствовала холода, я бежала за ним, я думала, он погиб тогда, когда катапультировал меня с аварийного крейсера - АЛЕКС!!! – голос сорвался, прочему он не слышит меня?? Снег бил в лицо - АЛЕКС!!! Кто-то обхватил меня за пояс, приподняв над землей, я вырывалась, что-то бессвязно выкрикивала, а человек все шел и шел, покуда не скрылся из виду. Я перестала биться, тряпкой повиснув в могучих объятиях Наполеона. Мы вернулись обратно, я сидела на коленях, уткнулась в ладони и безудержно рыдала, потому что теперь для меня во всем мире был только один человек,… и он ушел. Ушел куда-то туда, где неизвестно, смогу ли я догнать его. Наполеон и Ямазаки растеряно стояли рядом
- Зачем… Наполеон – хрипло спросила я, губы дрожали, голос прыгал – зачем? Мне так нужно было догнать его… Алекс – я снова ударилась в истерику – Алекс! – перед глазами встал космос, лицо Алекса в удаляющемся иллюминаторе, бликующее стекло спасательного мини – шаттла, взрыв… Наполеон положил руку мне на голову, я резко отшатнулась и уставилась на него, не совсем сознавая, что это за человек. Он выглядел потрясенным
- Не трогай меня – голос мне самой меня самой напомнил голоса гуманоидов, хриплый и гортанный. Наполеон выглядел жалко, совсем не понимая, что делать, он смотрел то на меня, то на Ямазаки. Неожиданно, я пришла в себя. Мне стало плохо. Плохо оттого, что я ему сказала, оттого, что оттолкнула. Я снова собралась впасть в истерику, но тут Ямазаки, присев на корточки, спросил меня
- Кто такой Алекс, почему тебе надо его догнать? – я посмотрела на самурая
- Алекс был капитаном нашего крейсера – ответила я, обняв колени – такой… смешной… в нашей системе произошел сбой, кто-то взорвал нижние отсеки, двигатель полетел, весь крейсер оказался заминирован. Пытаясь обезвредить бомбы, погибло четверо из нашей команды, а потом кончилось время,… Алекс хотел, что бы мы с Нарикой спаслись, но Нарика погибла, она меня собой закрыла, когда мы оказались рядом с местом взрыва. – Я вспоминала, от этого тоже было плохо. Я вспомнила, что у Нарики был приятный голос, мягкие локоны, фиолетовые глаза, но я никак не могла вспомнить её образ в целом…
-Какого крейсера, Миа? – спросил Ямазаки
- Звездолета, конечно. Мы… наша команда занималась перевозками грузов особой важности для Галактического совета – я вспоминала, и, чем дальше погружалась в воспоминания, тем больше вспоминала, только… темнело перед глазами, отчего то. Не знаю…голос слабел, я упала на бок, но продолжала вспоминать
-… Алексу непременно нужно было доставить этот груз, он… был человеком чести… Нарика, тоже любила его, а он…
- Что он? – спрашивал Ямазаки, я не отвечала, просто потому что вырубилась, наконец.
Мне снилось, что я сижу на берегу реки и в воде вижу Землю в вихре снега, а рядом стоит Алекс
-Теперь, ты видишь – это вечность, мы давно там, тебе не следует идти к нам
- Почему? – хочу встать и не могу, ноги не слушаются.
- Потому что еще есть кто-то, кто думает о тебе… – какой грустный голос у Алекса,
- Но я о вас всегда думаю!!!!
-… живой… - я почувствовала слезы на лице – иди, о тебе беспокоятся,
- Алекс, я не хочу – я сопротивлялась неведомой силе, пытавшейся затянуть в реку – я хочу остаться с вами! С Нарикой.… С тобой! Алекс, я хочу остаться с тобой!! Не гони меня…
- Я всегда буду рядом… но теперь только в твоих снах, малышка Мяу. Я открыла глаза. Надо мной был темный потолок, а на груди покоилась чья то лохматая голова. Я протянула руку и тронула её, Наполеон сел
- Очнулась,… извини… - он выглядел крайне несчастным, мне стало не по себе
- Нет, - я протянула к нему руку, он нерешительно взял её и прижал к груди – это ты извини… я … - мне жутко хотелось спать – потом…я скажу,… наверное, пойдет дождь…
Я погрузилась в глубокий сон, в котором мы с Алексом гуляли по берегу реки, в которой виднелась заснеженная Земля.
- Я хочу, что бы ты нашла того, кто сможет позаботиться о тебе – говорил Алекс, при этих словах его фиалковые глаза становились печальными
- Но мне никого не надо – отвечала я, - я хочу быть с Алексом, больше ни с кем! – он усмехался, трепал по голове и смотрел в воду.
- Не говори так, эти слова обижают тех, кто заботится о тебе сейчас, ты ведь обещала им…
- Но я тогда не помнила о прошлом – заметила я, однако совесть уже открыла глаза
- Неужели это отменяет все твои слова и чувства? – спросил Алекс, я призадумалась, в конце концов, мы дали обещание всегда быть вместе, но… теперь я не была уверенна в состоятельности этих слов. Но… неужели и я могу так легко отречься от этих слов? Люди так делают, потому что слова – это только слова, и они не всегда значат то, что значат. Но при этом мы должны их как-то понять, потому что иначе общение с окружающим миром станет невозможным, мы просто не сможем понять друг друга и, в конце концов, просто перестанем общаться. Это потеряет последний смысл. Если не верить в слова, в них нет нужды. Я задумалась, неужели эти слова и впрямь ничего для меня не значат? Тогда и люди, которым я говорила их, тоже, получается, не значимы для меня, потому что мы не говорим пустых слов людям, которые имеют для нас значение. Значит ли это, что Наполеон и Ямазаки потеряли ценность в моих глазах? Словно вещи… я потрясла головой, нет, люди – не вещи, они не могут потерять ценность. Но… что я чувствую к этим людям сейчас? Я могу сказать или сделать что-то, что причинит им боль,… что мне делать, что бы не допустить такого? Я могу уйти, как делают многие люди, полагая, что таким образом избавляют ближних от страданий и причиняя этим еще более сильную боль. Если я уйду, станет только хуже, если я скажу, они не смогут помочь мне, и будут страдать, что ничего не могут сделать, а от всего этого буду страдать и я. В итоге всем будет только хуже. Что же мне делать? Я расстроилась и невидящими глазами смотрела не в воду, в себя. Алекс положил руку на мое плечо
- Не трудись понять, почему так – сказал он – все, что ты сейчас можешь сделать, это принять все таким, какое оно есть. Ты должна принять факты, тогда ответ найдется сам. До тех пор. Пока ты отрицаешь очевидное, ты не сможешь увидеть картину полностью – я подняла голову
- Факт в том, что ты умер, и я никак не могу быть с тобой? – он кивнул – они понимают это, но…
- Просто прими все, как есть, люби их, потому что они рядом с тобой и не пытайся найти ответ сейчас, рано или поздно, время придет, и он покажется тебе. Просто живи, просто люби, потому что это уже никогда не повториться. Любовь, это то, что никак нельзя откладывать.
- Наверное, ты прав – я посмотрела на Землю в воде. Да, эти люди хотят быть рядом со мной, я хочу быть рядом с ними, тогда… не стоит забивать голову, потому что время покажет, что есть что.
Мы продолжили идти вдоль берега.
Когда я проснулась, было темно. Сколько я проспала – не знаю,… может много, может не очень. На груди снова покоилась голова Наполеона, справа я видела спину Ямазаки. Кажется, все спят. Я переложила голову Наполеона на подушку и встала. У окна стоял Ио.
- Ты не спишь? – удивилась я
- Как видишь – он смотрел, куда то далеко – скоро рассвет, сегодня я выступлю на арене.
- Не боишься? – я подошла к нему, Ио покачал головой
- Я выступал до этого, но только сейчас смог добраться до финала. Теперь или пан, или пропал – я смотрела на него и вспоминала слова Алекса
- А твои братья? – Ио опустил голову
- Хотят, что бы я выиграл - я посмотрела за окно, нет, так не бывает. Конечно же, есть еще один путь, но… как нам его найти?
« Иди за мной, я на улице» - раздался в голове голос Алекса.
- Ио, мне нужно уйти ненадолго – сказала я, Ио уставился на меня, как на полоумную
- Но…
- Когда они проснуться, скажи, что я скоро вернусь, со мной все в порядке – я пошла к двери – да… теперь все в порядке… - я вышла. Алекс ждал у входа.
- Идем – я пошла за ним. На улице было холодно, но гораздо важнее было то, что Алекс точно знал, куда идти. Значит, был шанс вывести Такуйю и его братьев из этого города. Ну и нас заодно, конечно же. Мы прошли по темным улицам, через какие то арки, переулки и переходы. Вскоре мы вышли на окраину города, за стеклом я увидела светлый день, голубую траву и… космопорт. На нем большими буквами было написано – «космопорт».
- Слушай внимательно, малышка Мяу, здесь самое тонкое стекло во всей защите города – сказал Алекс, постучав костяшками пальцев по стеклу. Правда звука я не услышала, все-таки призрак есть призрак. - Тебе нужно взорвать этот участок
- Э? – я непонимающе уставилась на Алекса – взорвать,… но чем? Я, знаешь ли, тротил в карманах не ношу… - Алекс беззвучно рассмеялся
-Было бы странно, если бы ты его носила – заметил он – но зато сейчас пригодилось бы…
- В следующий раз без тротила никуда – буркнула я, Алекс перестал смеяться и поманил за собой.
- Тротила нет, но это тоже сойдет – он дал мне несколько кусочков какого то сырья, по виду напоминавшего художественную клячку.
- Прилепи повыше – сказал он – и беги подальше, это мощная взрывчатка, ей шаттл можно изувечить…
- Э?! ... – я чуть не выронила это из рук.
- Прилепи прямо сейчас – сказал Алекс – она взорвется через два часа сорок три минуты. Город начнет падать, дальше действуйте по обстоятельствам – он посмотрел вверх, до первой перекладины было семь метров.
- Алекс,… а как я туда залезу? – спросила я
-Э… - кажется, даже призраки могут приходить в растерянность.
- не подумал – догадалась я – хм – я посмотрела на раму – но, кажется, можно зацепиться там и там – я указала рукой на возможные опоры – пойду, попробую – я полезла наверх, не слишком надеясь на успех.
«мишки очень любят мед…» - думалось мне – «отчего…» тут моя нога соскользнула, и я довольно сильно шлепнулась наземь
- Малышка Мяу? – Алекс даже не мог помочь мне встать, потому что был не плотнее воздуха. Некая мысль пыталась пробиться в мою голову, однако сейчас мне было несколько не до нее.
Я встала, разбитый локоть отозвался ОЧЕНЬ неприятными ощущениями, кроме того, я расшибла нос и лоб – упала лицом вниз – расцарапала колени и порвала платье. Я встала и посмотрела вверх
- Ты в порядке – кажется, он тоже страдал от своей беспомощности
- Да, я попробую снова, до тех пор, пока не получится (или пока не разобьюсь – сторонняя мысль) – я снова полезла наверх, в этот раз я была значительно аккуратней. Я залезла довольно высоко
- Достаточно! – крикнул снизу Алекс, я прилепила «клячку» к стеклу и стала двигаться вправо, я закрепила четыре кусочка, оставался один. Я полезла выше
- Малышка Мяу, не надо! – крикнул мне Алекс – ты же упадешь!! – я знала это, но… мне было важно сделать все как можно лучше, прокола быть не должно! Потому что в этом городе были те, чья судьба меня волновала, я не собиралась отступать. Я протянула руку, еще чуть-чуть…
- Миайя!! – вот так сюрприз, я посмотрела вниз, там, в жутком состоянии, стояли Ямазаки и Наполеон – Миа, слезай оттуда!!! – кричали мне, Ио и Айя только пожимали плечами.
- Еще немного, Наполеон!! – крикнула я в ответ – сейчас слезу! – я тянула руку, ну же, еще совсем немного!!! Я почувствовала, что ноги теряют опору. «Плохо… очень плохо…»- промелькнула мысль. «Скользь!» и я повисла на правой руке, ибо левая держала «клячку»
- Миайя!! – Наполеон, кажется, собрался за мной. Я, слегка раскачиваясь, понимала, что вот-вот свалюсь, пришлепнув «клячку», я поняла, что все, не могу. Пальцы разжались, и я полетела вниз с мыслью «блин, ну почему…» - честное слово, в подобных ситуациях последние мысли никогда не отличаются широтой мышления. Понятия не имею, как, но, очевидно, Небеса хранят балбесов вроде меня. Я упала прямо в руки Наполеона, мы оба грохнулись.
- Миа, черт побери, что ты творишь? – спросил Наполеон, садясь и сажая меня.
- Прокладываю путь на свободу – сказала я – Алекс показал, как…
- Опять Алекс – Наполеон сжал кулаки – ты могла разбиться…
- Он не велел мне лезть высоко, если бы я разбилась, это была бы моя глупость. – Я встала – но теперь у нас есть хотя бы шанс выбраться отсюда
- Черт побери – Наполеон встал, лицо его было отнюдь не согласным со мной – тебе что, совсем наплевать на всех? Ты уходишь, делаешь что-то, никому ничего не говоришь, ссылаешься на этого своего Алекса… ты совсем не думаешь о чувствах других – я смотрела на него, некая мысль снова попыталась пробиться на поверхность, и снова ей это не удалось.
- Ты прав – я утерла нос – я не могу думать ни о ком, кроме него… - я вскинула голову вверх, не отрицать очевидного. – Но… вы всегда рядом – я посмотрела на Наполеона – а значит, я непременно исправлюсь. Даже сам Алекс говорит, что я не должна думать только о нем, потому что он умер, а я нет. Потому что есть кто-то, кому я нужна. Кто-то, кто думает обо мне, живой – Наполеон встал, он изо всех сил старался понять меня, разве можно игнорировать того, кто так заботиться о тебе? Я почувствовала слезы на лице
- Прости меня!... Мне так жаль! Правда, жаль! – я прижала руки к груди, - но что я могу сделать?! Сейчас… ничего… прости… - я опустила голову, Наполеон подошел, положил руку на мою голову и улыбнулся, я удивленно смотрела на него
- Это ничего – тихо сказал он – мне важно, что бы ты была рядом, живая, счастливая,… если я буду мешать тебе, скажи, - я не верила тому, что он говорит, потому что не верила, что кто-то может пойти для меня на все. Кажется, этот человек мог.
- Правильно, если мы стоим на пути, мы готовы отойти – подошел Ямазаки – потому что это – тоже любовь.
- Нет, я хочу, что бы мы всегда следовали нашему обещанию – сказала я – потому что… это – то, что помогает нам жить, разве нет?!
- Да – просто сказал Ямазаки,
- Но все же, не следует так бурно реагировать на Алекса – заметила я, оглядываясь в поисках последнего. Алекса нигде не было « интересно, почему он видим только мне, а как только кто-то появляется, он исчезает…» - подумалось мне. Я встала
- Тем не менее, я, в самом деле, следовала его совету – сказала я, глядя вверх – через два с половиной часа здесь должен образоваться проход.
- Почему это? – поинтересовался Айя
- Алекс дал мне взрывчатку – я с самым естественным видом смотрела вверх – я прикрепляла их в указанных точках,… но здесь довольно скользко… и холодно – я поежилась, на некоторое время я забыла о холоде, но теперь он настойчиво напоминал о себе. Наполеон тоже встал, утер расцарапанную щеку и молча, сняв с себя куртку, надел её на меня. Я смотрела на него, и мне даже было стыдно за свое поведение. Что-то я испытывала к этому человеку, но что именно мне предстояло узнать не в самом ближайшем будущем. Ямазаки очень странно посмотрел на Наполеона.
- Арена ждет – неожиданно сказал Ио
- Ты все-таки пойдешь? – я повернулась к нему.
- Вы очень смелая, Миа – ответил Ио – но… я не верю в помощь таинственных призраков… и, кроме того, я бы хотел вернуть себе свободу сам, своими руками – он вскинул голову, я мигом забыла обо всех героико-патриотических мыслях.
- Тогда я пойду с вами – Наполеон уронил челюсть, Ямазаки поднял её и вернул владельцу. Ио удивленно посмотрел на меня – я буду болеть за вас, вы непременно выиграете! Я в вас верю, потому что вы очень, очень целеустремленный!
- Тогда я непременно выиграю! – он улыбнулся мне очень тепло, Ямазаки тоже улыбался, на минус 50 градусов по Цельсию. Наполеон пытался поставить челюсть на место. Айя смотрел на брата и выглядел крайне обеспокоенным.
- Тогда вперед! – сказал Ио. Помедлив крепко, от волнения что ли, сжал мою руку и довольно быстро пошел вперед. Остальные поспешили следом. Обернувшись, я увидела Алекса, стоявшего всего в нескольких метрах позади. Я не поняла, чему он улыбался. Но, почему я не вернулась? Почему?






Тёмные


Читать далее
Найти свою сказку. Часть 2

Читать далее
Работы японского иллюстратора Toshiaki Takayama (part II)


Читать далее

Автор поста
Mocoh {user-xf-profit}
Создан 30-05-2009, 23:53


213


2

Оцените пост
Нравится 0

Теги


Рандомный пост


  Нырнуть в портал!  

Популярное



ОММЕНТАРИИ





  1.       Чёртик с крылышками
    Путник
    #1 Ответить
    Написано 7 июня 2009 16:00

    Это конец?или есть еще продолжение?)


  2.       Rika
    Путник
    #2 Ответить
    Написано 9 июня 2009 20:16

    есть продолжение



Добавление комментария


Наверх